Легенда о ликвидации?

Маршал Жуков против криминала в Одессе: быль и небыль

…Почти сразу после назначения Жукова обвинили в присвоении трофеев и преувеличении своих заслуг в деле разгрома Гитлера, с личной формулировкой Иосифа Сталина «присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения».

«Трофейное дело».
Летом 1946 года состоялось заседание Главного Военного Совета, на котором разбиралось дело маршала Жукова по материалам допроса Главного маршала авиации Александра Новикова, арестованного органами госбезопасности. В июне 1946-го было начато расследование по так называемому «трофейному делу».

Материалы расследования свидетельствовали о том, что Жуковым из Германии было вывезено значительное количеств мебели, произведений искусства и другого трофейного имущества в свое личное пользование. Так, у Жукова было изъято 17 золотых часов и 3 – украшенных драгоценными камнями, 15 золотых кулонов, свыше 4000 метров ткани, 323 меховых шкурки, 44 ковра и гобелена, 55 картин, 55 ящиков посуды, 20 охотничьих ружей и т. д. Имущество было вывезено из дворцов Германии.


Он принимал Парад Победы. Этого ему и не простили…

Жуков писал по этому поводу в объяснительной записке на имя секретаря ЦК ВКП (б) Андрея Жданова: «…Я признаю себя очень виновным в том, что не сдал все это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно. Я даю крепкую клятву большевика – не допускать подобных ошибок и глупостей. Я уверен, что я еще нужен буду Родине, великому вождю т. Сталину и партии».

Жуков был снят должности Главкома сухопутных войск и, согласно решению Военного Совета, назначен Командующим войсками Одесского округа.

Расследование.
То есть Жуков действительно командовал Одесским военным округом. Но какова была доля его, как руководителя, в разгроме криминала, и как все это происходило на самом деле, не знает никто. Проблема преступности 30-х – 40-х годов до сих пор остается тайной – одной из тщательно охраняемых государственных тайн.

Никакой информации о сводках и действиях маршала Жукова в «одесский» период нет даже в архивах КГБ. Одним словом, «борьба Жукова с одесскими ворами» не имеет ни единого документального подтверждения. Скорее всего, эта история – всего лишь один из послевоенных мифов, который разносили по стране, разъезжавшиеся по домам фронтовики.

Киногруппа под руководством Максима Файтельберга занялась исследованием этой темы, чтобы снять документальный фильм об операции, которой руководил Жуков. Они изучали вопросы одесской послевоенной преступности, как отдельного явления, и фиксировали все этапы своего исследования на кинопленку.

Документалисты столкнулись с проблемой засекреченности: все официальные обращения и в государственные архивы, и в ФСБ не дали никаких результатов. Тогда авторы фильма решили самостоятельно выяснить, что же происходило в городе в то время. Из документов, содержащихся в рассекреченной «Особой» папке Сталина, видно, что в 1946 году по всей стране было зафиксировано более 500 тысяч преступлений. Одесса в этих сводках никак не выделялась.

Однако легенда о ликвидации возникла не на пустом месте. Когда в 1946 году в Одессу прибыл маршал Жуков, молва тут же разнесла вполне логичный слух: если в город прислали самого маршала Победы, значит, дела здесь из рук вон плохи.


Вот это иконостас!

Действительно, война и послевоенная разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности. По словам одесского старожила, фронтовика, полковника в отставке Исая Бондарева, «это был период своего рода НЭПа, когда вся жизнь сосредоточилась на «Привозе», в коммерческих магазинах. Но эти магазины были доступны далеко не каждому одесситу. Для обычных рабочих булка хлеба стоила на рынке 100 рублей – это месячная заработная плата». Поэтому ночью город принадлежал вооруженным бандитам и грабителям…

По словам Михаила Ильченко, участника Парада Победы, персонального водителя Сталина, «как только сгущались сумерки, начинались грабежи. Люди уже не выходили на улицы. Одесса вымирала». Запуганные одесситы мечтали о герое, который взял бы на себя ответственность, переступил закон и разом, как в послереволюционные 20-е годы, перестрелял всех бандитов. Этим героем мог стать только маршал Жуков, который прибыл из Москвы по приказу Сталина…

Многие знают, что в послевоенной Одессе проводилась операция по ликвидации преступности. Операция носила кодовое название «Маскарад». Но подлинные ее масштабы, участие Жукова, а главное – эффективность и результаты сегодня вызывают у историков сомнения. Многие авторитетные исследователи делают вывод, что, скорее всего, она проходила больше на бумаге в виде мифических отчетов, чем в действительности. «Думаю, Жуков сначала даже не знал, куда он попал. В Одессе все друг друга знают, всегда был определенный слой людей, которые держали руку на пульсе, контролировали все городские структуры сверху донизу. Можно было позвонить и сказать: «Моня, в чем дело? Давайте выпустим этого товарища». И его мгновенно выпускали», – рассказывает одесский историк и писатель Виктор Савченко, автор книги «Одесса масонская».

«Хотя статистика, которая представлялась в обком партии со стороны милиции, была явно занижена, все равно уголовному розыску приходилось нелегко. Подчас за ночь совершалось до 70 ограблений. А всего в уголовном розыске работало 80 человек. Поэтому, когда приехал маршал Жуков, партийные органы обратились к нему с просьбой помочь в ликвидации преступности», – говорит режиссер Максим Файтельберг.

И тут, по мнению сторонников операции «Маскарад», начались характерные для маршала Жукова «перегибы». Возможно, им руководило желание выслужиться перед Сталиным, который отправил его в ссылку. «Как только переодетые в гражданское офицеры Жукова замечали подозрительного, даже который просто подходил, чтобы попросить прикурить, они тут же открывали стрельбу на поражение. Им не нужны были аресты, они просто стреляли в людей, пока не отстреляли несколько сотен человек за пару месяцев», – вспоминает Виктор Савченко. Вот таков результат «блестящей» жуковской операции. К осени 1947 года Одесса была очищена от преступников.

Напоминаем, такова всего лишь одна из точек зрения и легенда, одним из авторов которой, похоже, был сам маршал Жуков. На самом деле, правда до сих пор неизвестна. Бывший начальник политуправления МВД СССР генерал Алексей Зазулин утверждает, что уже на склоне дней Георгий Константинович не раз с гордостью рассказывал, как, будучи в Одессе, за одну ночь убрал всех главарей преступных групп, расхитителей и воров. Но о «маскараде» с расстрелами на месте маршал ни разу не упоминал нигде. Так же, как и в своих знаменитых мемуарах.


И в Одессе он руководил, как на фронтах…

С другой стороны, считается, что именно благодаря этим событиям в начале 70-х годов министр внутренних дел СССР Николай Щелоков наградил Жукова знаком «Заслуженный работник МВД СССР».

Заслуги Жукова не оправдали доверия Сталина. 21 февраля 1947 года в Москве открылся пленум ЦК ВКП (б). На первом же заседании Жукова вывели из состава Центрального комитета партии. В тот же день он пишет письмо Сталину с просьбой принять и выслушать. Сталин не отвечает. Жуков пишет еще одно письмо. Кается в ошибках, главная из которых, по словам самого маршала, – переоценка своей роли в боевых операциях и потеря чувства большевистской скромности.

Из письма Жукова Сталину: «На заседании высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю». В такой ситуации Георгий Жуков вряд ли решился бы отдавать приказы о расстрелах на улицах мирной Одессы, как это делали большевики в двадцатых годах.

А вот что говорит отставной полковник милиции Исай Бондарев, который в 1946 году был направлен в военную комендатуру Одессы: «В комендантской роте никаких указаний маршала Жукова, чтобы расстреливать бандитов на месте, не было и не могло быть. Мы действительно сотрудничали с работниками милиции, проводили повальные обыски, много обследовали чердаков, подвалов, где оккупанты оставили оружие. Были на выездах в Одессе, проверяли входящий и выходящий транспорт и, конечно, вместе патрулировали».

Через несколько месяцев Исая Григорьевича перевели на работу в местную милицию. Его участок располагался в районе вокзала и был насыщен воровскими малинами. Информация о том, что в городе кто-то уничтожает преступников, сюда непременно бы докатилась. Многочисленные бандитские трупы ведь не скроешь. «По-моему, это выдумка, – говорит Бондарев. – Я ничего такого не слышал, не видел и не знал, и разговоров тогда таких не было, потому что как бы там ни было, а какие-то отрывки разговоров и таких действий доходили бы до нас, работников милиции. С другой стороны, маршал Жуков все-таки мог участвовать в наведении порядка в Одессе. Вот по какой причине. Почти половина всех вооруженных грабежей, убийств и пьяных выходок со стрельбой в первые послевоенные годы приходилась на долю молодых фронтовиков и военнослужащих. Вчерашние фронтовики чувствовали себя героями-победителями, проливавшими за страну кровь. Они вправе были рассчитывать на благодарность. Но разрушенная, нищая страна не в состоянии была дать им то, что они заслужили. Особенно тяжело приходилось тем, кто ушел на войну со школьной скамьи. У них не было ни семьи, ни образования, ни профессии. Зато было привезенное с фронта оружие и умение убивать. Нежелание подчиняться гражданским законам и плохое снабжение делали людей в погонах чуть ли не самой криминализированной средой в те годы. И Одесский военный округ не был исключением. Из докладной записки начальнику милиции Одессы и первому секретарю Ленинского райкома партии Одессы: «29 декабря 1946 года по улице Красная около моста шла рота военнослужащих артиллерийского полка. Один из военнослужащих вышел из строя и вырвал у проходящей гражданки буханку хлеба. Когда мой помощник, который лично все это видел, обратился к командиру роты с требованием наказать мародера и вернуть женщине хлеб, старший лейтенант погнал сотрудника милиции и даже отказался назвать воинскую часть, к которой принадлежит указанная рота.


Памятник Гоцману в Одессе. Его настоящая фамилия – Курлянд

В ноябре нами раскрыта группа грабителей, которые выезжали на автомашине в близлежащие города и села и совершали вооруженные грабежи. Кроме того, этой группой было совершено 5 квартирных краж. Возглавлял группу старший сержант Тюрин.

31 декабря арестована воровская группа из 3 человек, двое из которых военнослужащие воинской части 3372. Установлено, что во время дежурства они бросали пост и с винтовками шли совершать кражи. Задержаны в момент переноски козы, которую они украли у гражданки. Излагая вышеуказанное, прошу воздействовать на командиров частей, допускающих безобразие и уголовные преступления со стороны военнослужащих, так как это приняло уже массовый характер. Начальник 5 отдела милиции г. Одессы».

Подобные донесения с требованием воздействовать на военных поступают из всех одесских райотделов. Так что у руководства города были все основания обратиться к командующему округом маршалу Жукову…

В 1946 году от измученного преступниками населения во все инстанции идут гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди пишут: «Требуем навести порядок. Доколе мы будем жить в страхе перед уголовниками». И снова, как в 30-е годы, издаются указы, ужесточающие наказание. Органам МВД дано право решать судьбу задержанных, минуя суд. Улицы городов патрулируют вооруженные отряды. «В правоохранительные структуры пришли фронтовики. Если речь шла о задержании какой-нибудь криминальной группы, то сначала стреляли, а потом говорили: «Стой, кто идет». Для этого не надо было никакого Жукова. Да и не его это, не маршальское дело гонятся за преступниками. Он и так велик сам по себе», – рассказывает военный историк Николай Барбашин.

Осенью 1947 года в стране собрали новый урожай зерновых, и люди перестали умирать от голода. К 1948 году отменили карточки. Вскоре снизились и цены на продукты. Вчерашние фронтовики адаптировались к мирной жизни. Сыграли тут свою роль и жесткие милицейские меры. Как бы там ни было, ситуация в стране стабилизировалась. Одесса не была исключением. Но город упорно продолжал связывать улучшение обстановки с одним именем: с Жуковым.


Они соревновались и в фильме «Ликвидация», и на Мавзолее…

telegrafua.com

Никакой «ликвидации» в Одессе не было

Семь месяцев в ночной Одессе шла стрельба. Люди, одетые по послевоенной моде, кого-то «убивали» в подворотнях. Прохожие вздрагивали от выстрелов, но тут же успокаивались. Весь город знал — это снимают кино про то, как маршал Жуков боролся с преступностью.

Маршал Жуков пострадал за то, что любил приписывать себе больше побед, чем одержал на самом деле.

Такая операция на самом деле имела место в послевоенной Одессе. Известно даже ее кодовое название — «Маскарад». Но подлинные ее масштабы, а главное — эффективность и результат сегодня вызывают у историков большие сомнения.

Многие авторитетные исследователи делают вывод, что скорее всего она проходила больше на бумаге в виде мифических отчетов, чем в действительности.

Да, Жуков тогда действительно командовал Одесским военным округом. Но какова была доля его руководства в разгроме криминала, и как все это происходило, тоже не знает никто, в том числе и создатели художественного сериала «Ликвидация». И это не их вина.

Остается тайной проблема преступности 30-х — 40-х годов до сих пор одна из тщательно охраняемых государственных тайн. Никакой информации о сводках и действиях маршала Жукова в «одесский» период нет даже в архивах КГБ. Одним словом, «борьба Жукова с одесскими ворами» не имеет ни единого документального подтверждения. Скорее всего эта история — всего лишь один из послевоенных мифов, который разносили по стране разъезжавшиеся по домам фронтовики.

Авторы «Ликвидации» талантливо воспользовались этими легендами, сняв вполне приличный приключенческий детектив. Но если бы они немного подождали с запуском фильма, то картина получилась бы более правдивой.

Дело в том, что задолго до них другая киногруппа под руководством Максима Файтельберга занялась исследованием той же самой темы, чтобы снять документальный фильм. Авторы будущего кино не собирались делать коммерческий продукт. Они изучали проблему одесской послевоенной преступности как отдельного явления и фиксировали все этапы своего исследования на пленке. Они проделали фундаментальную научную работу. И если «Ликвидацию» отсняли за семь месяцев, то на свою ленту Файтельберг затратил около двух лет. По материалам, собранным им и его коллегами, можно написать многотомную монографию.

Документалисты тоже столкнулись с проблемой засекреченности. Автор сценария фильма Ирина Чернова рассказывает, что все официальные обращения и в государственные архивы, и в ФСБ не дали никаких результатов. Тогда авторы фильма решили самостоятельно выяснить, что же происходило в городе в то время. Первым делом им надо было уточнить, действительно ли в Одессе зашкаливала преступность. Из документов, содержащихся в рассекреченной «Особой» папке Сталина, видно, что в 1946 году по всей стране было зафиксировано более 500 тысяч преступлений. Одесса в этих сводках никак не выделялась.

Однако легенда о «Ликвидации» возникла не на пустом месте. Началось все в 1946 году. В Одессу прибыл маршал Жуков, и молва тут же разнесла вполне логичный вывод: если в город прислали самого маршала Победы, значит дела тут плохи.

Действительно, война и последовавшая за ней разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности. По словам одесского старожила, фронтовика, полковника в отставке Исая Бондарева, «это был период своего рода НЭПа, когда вся жизнь сосредоточилась на «Привозе», в коммерческих магазинах. Но для обычных рабочих булка хлеба стоила на рынке100 рублей — это месячная заработная плата».

Поэтому ночью город принадлежал вооруженным бандитам и грабителям. По свидетельству Михаила Ильченко, участника Парада Победы, персонального водителя Василия Сталина, «как только сгущались сумерки, начинались грабежи. Люди уже не выходили на улицы. Одесса вымирала».

Запуганные одесситы мечтали о герое, который взял бы на себя ответственность, переступил закон и разом, как в послереволюционные 20-е годы, перестрелял всех бандитов.

— Думаю, Жуков сначала даже не знал, куда он попал. В Одессе все друг друга знают, всегда был определенный слой людей, которые держали руку на пульсе, контролировали все городские структуры сверху донизу. Можно было позвонить и сказать: «Моня, в чем дело? Давайте выпустим этого товарища». И его мгновенно выпускали, — рассказывает одесский историк и писатель Виктор Савченко, автор книги «Одесса масонская».

И все же криминальная ситуация в Одессе не слишком отличалась от той, что тогда была в любом послевоенном городе. Вот одна из рассекреченных сводок, взятая в одесском архиве.

«26-27 октября 1946 года зарегистрировано:

Уличное ограбление. В 00 часов 30 минут находящийся в нетрезвом состоянии военнослужащий подвергся нападению со стороны нескольких неизвестных лиц, которые нанесли ему ранение в область головы тупым твердым предметом, сняли с него одежду, забрали документы и скрылись.

В ночь на 27 октября обнаружен убитым сторож 11-го магазина Горпищеторга. Предварительным расследованием установлено: сторож застрелен, из магазина похищены продукты и 1500 рублей денег.

Подпись: начальник одесского уголовного розыска капитан Соколовский».

Однако сами одесситы и сегодня слухам верят гораздо больше, чем официальным данным.

— Хотя статистика, которая представлялась в обком партии со стороны милиции, была явно занижена, все равно уголовному розыску приходилось нелегко. Подчас за ночь совершалось до 70 ограблений. А всего в уголовном розыске работало 80 человек. Поэтому, когда приехал маршал Жуков, партийные органы обратились к нему с просьбой помочь в ликвидации преступности, — говорит режиссер Максим Файтельберг.

И тут, по мнению сторонников операции «Маскарад», начались характерные для маршала Победы «перегибы». Возможно, им руководило желание выслужиться перед Сталиным, который отправил его в ссылку.

— Как только переодетые в гражданское офицеры Жукова замечали подозрительного, даже который просто подходил, чтобы попросить прикурить, они тут же открывали стрельбу на поражение. Им не нужны были аресты, они просто стреляли в людей, пока не отстреляли несколько сот человек за пару месяцев, — вспоминает Виктор Савченко.

Вот так в результате «блестящей» жуковской операции к осени 1947 года Одесса была очищена от преступников.

Повторяем, такова всего лишь одна из точек зрения и легенда, одним из авторов которой, похоже, был сам маршал и его кинематографический клон в постановке Сергея Урсуляка.

На самом деле правда до сих пор неизвестна. Бывший начальник политуправления МВД СССР генерал Зазулин утверждает, что уже на склоне дней Георгий Константинович не раз с гордостью рассказывал, как, будучи в Одессе, за одну ночь убрал всех главарей преступных групп, расхитителей и воров. Но о маскараде с расстрелами на месте маршал ни разу не упоминал. Так же, как и в своих знаменитых мемуарах.

С другой стороны, считается, что именно благодаря этой истории в начале 70-х министр внутренних дел СССР Щелоков наградил Жукова знаком «Заслуженный работник МВД СССР».

21 февраля 1947 года в Москве открылся пленум ЦК ВКП (б). На первом же заседании Жукова вывели из состава Центрального комитета партии. В тот же день он пишет письмо Сталину с просьбой принять и выслушать. Сталин не отвечает. Жуков пишет еще одно письмо. Кается в ошибках, главная из которых, по словам самого маршала, — переоценка своей роли в боевых операциях и потеря чувства большевистской скромности.

Из письма Жукова Сталину: «На заседании высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю».

В такой ситуации Георгий Константинович вряд ли решился бы отдавать приказы о расстрелах на улицах мирной Одессы, как это делали большевики в двадцатых годах.

А вот что говорит отставной полковник милиции Исай Бондарев, который в 1946 году был направлен в военную комендатуру Одессы:

— В комендантской роте никаких указаний маршала Жукова, чтобы расстреливать бандитов на месте, не было и не могло быть. Мы действительно сотрудничали с работниками милиции, проводили повальные обыски, много обследовали чердаков, подвалов, где оккупанты оставили оружие. Были на выездах в Одессе, проверяли входящий и выходящий транспорт и, конечно, вместе патрулировали».

Через несколько месяцев Исая Григорьевича перевели на работу в местную милицию. Его участок располагался в районе вокзала и был насыщен воровскими малинами.

Информация о том, что в городе кто-то уничтожает преступников, сюда непременно бы докатилась. Многочисленные бандитские трупы ведь не скроешь.

— По-моему, это выдумка, — говорит Бондарев. — Я ничего такого не слышал, не видел и не знал, и разговоров тогда таких не было, потому что как бы там ни было, а какие-то отрывки разговоров и таких действий доходили бы до нас, работников милиции.

С другой стороны, маршал все-таки мог участвовать в наведении порядка в Одессе. Вот по какой причине. Почти половина всех вооруженных грабежей, убийств и пьяных выходок со стрельбой в первые послевоенные годы приходилась на долю молодых фронтовиков и военнослужащих. Вчерашние фронтовики чувствовали себя героями-победителями, проливавшими за страну кровь. Они вправе были рассчитывать на благодарность. Но разрушенная нищая страна не в состоянии была дать им что-то особенное. Особенно тяжело приходилось тем, кто ушел на войну со школьной скамьи. У них не было ни семьи, ни образования, ни профессии. Зато было привезенное с фронта оружие и умение убивать.

Нежелание подчиняться гражданским законам и плохое снабжение делали людей в погонах чуть ли не самой криминализированной средой в те годы. И Одесский военный округ не был исключением.

Из докладной записки начальнику милиции Одессы и первому секретарю Ленинского райкома партии Одессы:

«29 декабря 1946 года по улице Красная около моста шла рота военнослужащих артиллерийского полка. Один из военнослужащих вышел из строя и вырвал у проходящей гражданки буханку хлеба. Когда мой помощник, который лично все это видел, обратился к командиру роты с требованием наказать мародера и вернуть женщине хлеб, старший лейтенант погнал сотрудника милиции и даже отказался назвать воинскую часть, к которой принадлежит указанная рота.

В ноябре нами раскрыта группа грабителей, которые выезжали на автомашине в близлежащие города и села и совершали вооруженные грабежи. Кроме того, этой группой было совершено 5 квартирных краж. Возглавлял группу старший сержант Тюрин.

31 декабря арестована воровская группа из 3 человек, двое из которых военнослужащие воинской части 3372. Установлено, что во время дежурства они бросали пост и с винтовками шли совершать кражи. Задержаны в момент переноски козы, которую они украли у гражданки.

Излагая вышеуказанное, прошу воздействовать на командиров частей, допускающих безобразие и уголовные преступления со стороны военнослужащих, так как это приняло уже массовый характер. Начальник 5 отдела милиции г. Одессы».

Подобные донесения с требованием воздействовать на военных поступают из всех одесских райотделов. Так что у руководства города были все основания обратиться к командующему округом маршалу Жукову.

В 1946 году от измученного преступниками населения во все инстанции идут гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди пишут: «Требуем навести порядок. Доколе мы будем жить в страхе перед уголовниками».

И снова, как в 30-е годы, издаются Указы, ужесточающие наказание. Органам МВД дано право решать судьбу задержанных, минуя суд. Улицы городов патрулируют вооруженные отряды.

— В правоохранительные структуры пришли фронтовики. Если речь шла о задержании какой-нибудь криминальной группы, то сначала стреляли, а потом говорили: «Стой, кто идет». Для этого не надо было никакого Жукова. Да и не его это, не маршальское дело гонятся за преступниками. Он и так велик сам по себе, — рассказывает военный историк Николай Барбашин.

Осенью 1947 года в стране собрали новый урожай, и люди перестали умирать с голода.

К 1948 году отменили карточки. Вскоре снизились и цены на продукты. Вчерашние фронтовики адаптировались к мирной жизни. Сыграли тут свою роль и жесткие полицейские меры. Как бы там ни было, ситуация в стране стабилизировалась. Одесса не была исключением. Но город упорно продолжал связывать улучшение обстановки с одним именем.

Тем временем Сталин решил нанести окончательный удар именно по авторитету прославленного маршала. К тому же два года ссылки в Одессе с точки зрения вождя было недостаточным наказанием за гордыню.

20 января 1948 года Политбюро обвиняет Жукова в присвоении трофейных ценностей. В постановлении сказано: «Жуков заслуживает исключения из партии и придания суду. В качестве наказания направить командовать более мелким военным округом». Так маршал Победы оказался в уральском изгнании.

Впрочем, обо всем этом подробно рассказывается в документальном фильме «Маршал Жуков против бандитов Одессы.

novosti-n.org

«У одесских воров никогда не поднялась бы рука что-то украсть у вас!» — такую записку получил маршал Георгий Жуков, будучи командующим Одесским военным округом

Исполнилось 115 лет со дня рождения прославленного военачальника

Седьмого мая 1945 года в предместье Берлина Карлсхорсте маршал Георгий Жуков поставил свою подпись под Актом о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. За время войны Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин в своих приказах 41 раз(!) объявлял ему благодарность. Именно Георгию Жукову «отец народов» поручил принимать Парад Победы. Но не прошло и года, как маршала сняли с должности Главкома сухопутных войск и сослали на юг — командовать войсками Одесского военного округа.

«В Одессу Жуков прибыл на бронированном «Мерседесе» Геббельса»

Вскоре после победы Жукова обвинили в присвоении трофеев и преувеличении своих заслуг в деле разгрома Гитлера, с личной формулировкой Сталина: «Присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения». Летом 1946 года состоялось заседание Главного Военного Совета, на котором разбиралось дело маршала Жукова по материалам допроса Главного маршала авиации Александра Новикова (друга и боевого соратника Жукова), арестованного органами госбезопасности «за организацию заговора с целью захвата власти». Следом — еще одно дело, более известное под названием «трофейное». Материалы расследования свидетельствовали о том, что Жуковым из дворцов Германии было вывезено значительное количество мебели, произведений искусства и другого трофейного имущества в свое личное пользование. С таким вот «политически-криминальным» багажом он отправился в Одессу.

— Слух о приезде Жукова в Одессу моментально разнесся по городу, — рассказывал автору этих строк Анатолий Иванов, подполковник в отставке, служивший в 40-х годах прошлого века в Краснознаменном Одесском военном округе. — Не было публикаций в газетах, ничего не сообщило радио, но знакомые и незнакомые при встрече спрашивали друг друга: «Слыхали, к нам едет Жуков?»

Где он поедет? Ну, конечно же, по Пушкинской, которая начинается от Привокзальной площади, а потом повернет на Дерибасовскую — все великие проезжали этим маршрутом. На тротуарах улиц встречающие не помещались, людской поток выплеснулся на обочины, а проезжая часть уже вся была усыпана цветами.

*Четырежды Герой Советского Союза маршал Георгий Константинович Жуков

Простые люди не знали истинной причины приезда Жукова в Одессу. Но местное начальство понимало что к чему. Первый секретарь обкома Алексей Кириченко присутствовал на Пленуме ЦК и все слышал. Узнав позднее о новом назначении маршала, он предвидел для себя многие неприятности. И не ошибся: прямо со дня приезда начинается канитель. Там, наверху, могут неправильно понять, подумают, что это он, Кириченко, или обком организовали такую торжественную встречу. Чтобы подобное не случилось, позвонил в Москву, куратору, попросил проинформировать в случае, если возникнут вопросы. В Москве тут же отреагировали на сигнал и сообщили «куда надо». У органов — прямая связь с эшелоном, в котором следует Жуков: не могли же они его отпустить без своих глаз и ушей. Тем более после разборок в ЦК! Получив команду из Москвы (с Лубянки), начальник охраны доложил маршалу, что в Одессе готовятся какие-то мероприятия, не санкционированные сверху, поэтому, дескать, Жукову не рекомендуется появляться принародно. «Как же быть?» — поинтересовался Георгий Константинович. «Вы не беспокойтесь, все сделаем в лучшем виде», — ответили ему. Вскоре поезд, не доезжая до Одессы, остановился на станции Раздельная. С платформ выгрузили две личные машины маршала, привезенные им из Германии. Одна из них — «Мерседес-Бенц» болотного цвета. Говорили, раньше он принадлежал самому Геббельсу и потому был бронированный.

Вот на этих машинах въехали в город совсем не с той стороны, где ожидали встречающие. Промчались, не останавливаясь даже на красных светофорах, и — сразу в штаб округа. Маршал заслушал короткие доклады командного состава округа и объявил перерыв. Сам же не ушел в комнату отдыха, а отправился в коридор, где курили офицеры. Прошелся по коридору и остановился около самой большой группы. Все затихли, а он улыбнулся и спросил: «Вы, наверное, хотите знать, почему я, заместитель Верховного Главнокомандующего, прибыл командовать Одесским округом?» И рассказал байку: «Зимой был сильный мороз. Воробей летел, летел и на лету замерз. Упал. А тут шла корова. Задрала хвост и кое-что сделала. Это кое-что упало на воробья. Воробышек согрелся. Ожил. Высунулся и зачирикал. Откуда ни возьмись подбежала кошка, схватила воробья и сожрала. Вот как хотите, так и понимайте». Окружающие оторопели, не зная, как себя вести, смеяться-то вроде бы неудобно. А Жуков вполне серьезно резюмировал: «Видимо, не надо было чирикать…»

«По-пластунски к столу марш! Чтобы знал, как нужно стучать в дверь командующего»

Маршал поселился в военном санатории «Волна» на берегу моря. Режим установил четкий. Вставал рано. После умывания выходил на крыльцо, где ожидал коновод с оседланной лошадью. Прогулка верхом длилась около получаса. Затем маршал спускался к морю и купался. Он был отличный пловец. Однажды подшутил над охранником (они его сопровождали и на суше, и в море). Поплыл все дальше и дальше от берега. Охранник стал уставать и взмолился: «Товарищ маршал, у меня сил назад доплыть не хватит». Ответ был короток: «А я тебя сюда не тащил».

В Военно-историческом музее бывшего Одесского округа (ныне Южное оперативное командование) сохранился стол, за которым в 1946-1948 годах работал маршал.

*Дом по улице Дворянской в Одессе, в котором маршал жил в 1946-1948 годах. Сейчас на здании установлена мемориальная доска

— В один из вечеров Жуков обратил внимание, что кто-то постоянно находится у приоткрытой двери его кабинета, — рассказали «ФАКТАМ» в музее. — Маршал тихо подошел к двери и, рванув ее, открыл нараспашку: «Ты кто такой?» — обратился он к человеку в полковничьей форме. «Прокурор Краснознаменного Одесского округа, — испуганно ответил тот. — Пришел представиться по случаю вхождения в должность». Жуков не унимался: «Почему не постучался?» Полковник растерялся: как пояснить маршалу, что он стучался, просто туговатый на ухо после контузии Жуков не расслышал! «По-пластунски к столу марш! — скомандовал Жуков. — Будешь знать в следующий раз, как надо стучать в дверь командующего». Прокурору ничего не оставалось, как выполнить приказ маршала.

Наведался командующий и в дивизию, дислоцировавшуюся в Болграде (Одесская область), где попросил показать, как живут офицеры. Сопровождавшие его вынуждены были продемонстрировать «хоромы» в сборно-щитовых казармах, которые от служебных помещений отделяла… простыня. Там — супруга офицера и спящий ребенок. Маршал поинтересовался: «Почему не на работе?» Она ответила, что работы нет, а от голодной смерти их спасает паек мужа. Жуков спросил, почему ребенок не в школе. Женщина пояснила, что из-за постоянной сырости сын болеет, у него малокровие. Маршал присел на кровать и минут пятнадцать сидел так, положа руку на голову мальчика, затем, не попрощавшись, вышел. На следующий день прибыл ординарец Жукова с тремя путевками в санаторий и денежной суммой из фонда командующего.

Не лучше обстояло с жильем военнослужащих и в самой Одессе. Маршал создал комиссию по выявлению излишков жилой площади в городе, в которую включил и представителей горсовета. За короткое время выявили большое количество пустовавших квартир. Командование округа обратилось к одесситам с просьбой потесниться, помочь приютить военных. Без прописки — на время, пока новые дома строятся. Кто-то понимал, кто-то упирался, приходилось нажимать. Жуков не останавливался — решил отобрать начальнические дачи и передать их под детские дома. Обком делал вид, что поддерживает, но первый секретарь Кириченко названивал в Москву — сигнализировал, что опальный маршал и на новом месте рвется к власти, попирает советские законы…

Маршал велел выдать пистолеты полусотне разведчиков и направить их патрулировать по самым темным одесским закоулкам

После войны в Одессе развелось множество воров и жуликов. С наступлением темноты стало смертельно опасно выходить на улицу. Более того, карманники обнаглели настолько, что порой спокойно «обчищали» потерпевшего, а тот не мог и пикнуть, чтобы не получить удар финкой в бок. От измученного преступниками населения во все инстанции шли гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди писали: «До каких пор мы будем жить в страхе перед уголовниками?»

— Война и послевоенная разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности, — рассказывает «ФАКТАМ» фронтовик, отставной полковник милиции Исай Бондарев. — Вся жизнь сосредоточилась на рынке Привоз, в коммерческих магазинах. Но эти магазины были доступны далеко не каждому одесситу. Для обычных рабочих буханка хлеба стоила на рынке 100 рублей — это месячная зарплата! А по ночам город принадлежал вооруженным бандитам и грабителям.

С бандитизмом Жуков боролся беспощадно. По его приказанию всем военным было выдано табельное оружие, в городе ввели патрули. Начальнику разведки Жуков велел переодеть с полсотни разведчиков в добротные трофейные макинтоши и шляпы, выдать им удобные пистолеты системы «вальтер» и направить патрулировать по самым темным одесским закоулкам. В случае нападения — стрелять без раздумий.

На совещании в штабе город был разделен на сектора, их закрепили за командирами частей. Все парки, скверы, вокзалы, рестораны, окраины также были закреплены за конкретными людьми. Помимо патрулирования, осуществлялись проверки в подозрительных квартирах, на чердаках и в подвалах. Всех задержанных везли в комендатуру, а утром передавали милиции и в следственные органы. Бывало, в течение суток вылавливали несколько сот человек. Эта операция длилась около двух месяцев. В итоге с организованным бандитизмом в городе покончили.

О том, как бандитский мир признал авторитет Жукова, повествует такая легенда. У маршала во время заседания в Оперном театре пропали именные часы. Он попросил начальника милиции разобраться. Каково же было его удивление, когда в своем тщательно охраняемом доме он нашел часы и записку следующего содержания: «Дорогой, любимый наш маршал Жуков! Это сделали не мы, а ростовская шпана. У нас, одесских воров, что-то украсть у вас никогда не поднялась бы рука. Счастья, здоровья, наш боевой маршал».

Секретарь обкома Кириченко умолял вышестоящие инстанции, чтобы убрали из города новоявленного диктатора с фактически неограниченной властью. Из Москвы в Одессу направили комиссию во главе с кандидатом в члены Политбюро Николаем Булганиным, который к тому времени уже был министром обороны. Проверку решили осуществить внезапно, не предупреждая о приезде. Жуков в тот день был на учениях в поле. Комиссия никаких особых недостатков не нашла, однако сигналы из обкома подтвердились. Да еще маршал не приехал на вокзал встречать самого министра. При докладе Сталину Булганин намекнул: граница с Турцией рядом, Жуков может махнуть за границу…

Второго февраля 1948 года был подписан приказ о назначении маршала Жукова командующим Уральским военным округом. Лично ему никаких разъяснений относительно такого перевода никто не дал.

В Одессу Георгий Константинович все же вернулся — приезжал в 1956 году, будучи уже министром обороны СССР. Город помнит боевого маршала, в его честь назван один из проспектов, на зданиях, где работал и проживал Жуков, установлены мемориальные доски.

fakty.ua

Это интересно:

  • Вакансии юрист великий новгород Работа юристом, помощником юриста, юрисконсультом: вакансии в Великом Новгороде 0 свежих вакансий www.job-nov.ruВсе вакансииЮриспруденция чтобы посмотреть контакты работодателя и другие подробности">Юрист от 20'000 до 26'000 […]
  • Выезд нотариуса самара Нотариус Шестакова Людмила Викторовна г.Красноярск, ул.Копылова, д. 17 тел.: (391) 298-16-16, 8-967-608-53-17 Browsing: » Home » Физическим лицам » Выезд нотариуса Выезд нотариуса Нотариус совершает нотариальные действия […]
  • Справка для страховки машины Справка о ДТП для страховой: что это такое, как получить? Внимание! С 20 октября 2017 года справка о ДТП больше не выдается сотрудниками ГИБДД. Вместо нее вам необходимо будет предоставить в страховую: Извещение о ДТП (скачать). […]
  • Сайт пенсии в россии ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Государственная Дума Российской Федерации одобрила в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам […]
  • Как оформить загранпаспорт срочно Срочное оформление и получение загранпаспорта Никто не застрахован от ситуации, когда резко возникает необходимость быстро оформить загранпаспорт в Москве или любом другом российском городе. Что делать? Куда обращаться? И во […]
  • Мифнс 17 реквизиты для уплаты налогов Налоговая инспекция № 17 - Северо-Восточный АО Контакт-центр: +7 (495) 276-22-22 Приемная: +7 (495) 400-00-17 Для справок: +7 (495) 400-18-06 - физические и юридические лица Для справок: +7 (495) 400-17-94 - новый порядок применения […]