Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

www.garant.ru

Об упущенной выгоде


Об упущенной выгоде

Если сделка прошла неудачно и принесла убытки по вине контрагента, пострадавшая сторона может требовать их возмещения. Действительный убыток почти всегда сопровождается упущенной выгодой — неполученными доходами, которые организация получила бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы ее право не было нарушено [ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ)].

Пострадавший может требовать возмещения упущенной выгоды в случаях, предусмотренных законом или договором. Доказывание факта недополучения прибыли и размера упущенной выгоды всегда лежит на истце.

При этом необходимо иметь в виду, что упущенная выгода однозначно не возмещается в случаях нанесения материального вреда работником работодателю (ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

Возмещение упущенной выгоды предусматривают, в частности, следующие законодательные и подзаконные акты Российской Федерации:

— Водный кодекс Российской Федерации от 16.11.1995 N 167-ФЗ;

— Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»;

— Федеральный закон от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике»;

— Федеральный закон от 18.07.1995 N 108-ФЗ «О рекламе»;

— постановление Правительства РФ от 07.05.2003 N 262 «Об утверждении Правил возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц»;

— письмо Госналогслужбы России от 22.02.1996 N НП-6-11/128 «О возмещении убытков, причиненных незаконными действиями налоговых органов» (вместе с постановлением Президиума ВАС РФ от 21.11.1995 N 5234/95);

— письмо Госналогслужбы России от 25.06.1997 N ВК-6-11/474 «О Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, касающегося возмещения убытков, причиненных налогоплательщику незаконным решением государственной налоговой инспекции»;

— приказ Госкомэкологии России от 11.02.1998 N 81 «Об утверждении Методики исчисления размера ущерба от загрязнения подземных вод» и т.д.

К сожалению, на настоящий момент отсутствует полностью приемлемая и сколько-нибудь универсальная официальная методика определения упущенной выгоды.

Рассмотрим возможные варианты исчисления упущенной выгоды (недополученной прибыли), которые могут быть как прописаны в договоре, так и использованы при судебном разбирательстве.

Согласно ст. 15 ГК РФ если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, пострадавший вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Доказывание в этом случае сводится к установлению причинно-следственной связи между нанесенным ущербом и выручкой, полученной лицом, его причинившим. Причем доказательства должен представить истец.

При исчислении упущенной выгоды можно ссылаться и на действующую Временную методику определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушением хозяйственных договоров, утвержденную письмом Госарбитража СССР от 28.12.1990 N С-12/НА-225. Эта методика рекомендует определять упущенную выгоду следующим образом:

При уменьшении объема производства или реализации продукции (работ, услуг)

Разница между ценой и полной плановой себестоимостью единицы продукции (работ, услуг), умноженная на количество не произведенной или не реализованной по вине контрагента продукции (работ, услуг).

Количество не произведенной по вине контрагента продукции (работ, услуг) рассчитывается в зависимости от конкретной ситуации, в частности, путем:

а) деления объема недопоставленной (ненадлежащего качества или некомплектной) продукции на норму ее расхода на одно изделие (работу, услугу), если имела место недопоставка (поставка продукции ненадлежащего качества или некомплектной);

б) умножения часовой (дневной) производительности простоявшего цеха (участка, агрегата, станка) на длительность простоя в часах (днях), если имел место простой

При изменении ассортимента изготовленной продукции (работ, услуг)

Разница между величиной предполагаемой прибыли от реализации запланированной, но не произведенной продукции (работ, услуг) и величиной прибыли, полученной от реализации продукции (работ, услуг), произведенной взамен запланированной

При снижении качества произведенной продукции (работ, услуг)

Исходя из суммы уменьшения стоимости продукции в результате снижения цены, прекращения выплаты надбавки к цене или применения скидок за ненадлежащее качество продукции (снижение сортности, технико-экономического уровня и т. д.)

При браке в результате использования полученных от поставщика изделий (сырья, материалов, заготовок и т.д.) со скрытым, неустранимым дефектом (браком), выявленным в процессе производства продукции (работ, услуг) или при эксплуатации (использовании) этой продукции (работ, услуг) у потребителя

Неполученная прибыль определяется исходя из количества забракованной потребителем продукции

Упущенная выгода может быть получена и при нерациональном использовании имущества в рамках реализации инвестиционного проекта (капитальных вложений). Имущество, вкладываемое в проект с целью постоянного использования, но созданное до начала его реализации, могло быть использовано по-иному, и это, возможно, принесло бы предприятию больше выгод. Так, например, имущество могло быть продано, сдано в аренду или вложено в более эффективный альтернативный инвестиционный проект. В расчете упущенной выгоды может использоваться дисконт, который призван отразить степень неопределенности результата от вложения имущества.

Под упущенной выгодой от продажи имущества подразумевается цена, по которой имущество может быть продано, за вычетом затрат, связанных с продажей (предпродажная подготовка, демонтаж, расходы на сбыт и т.п.). При необходимости эта цена дисконтируется к моменту начала использования имущества в рассматриваемом проекте. Если цена продажи зависит от момента продажи имущества, этот момент принимается в расчете таким, чтобы дисконтированная упущенная выгода была максимальной.

Упущенная выгода от сдачи имущества в аренду оценивается суммой неполученных арендных платежей от арендатора имущества за вычетом затрат на его капитальный ремонт и иных затрат, которые по условиям аренды должны осуществляться арендодателем. Вышеуказанные доходы и расходы учитываются за период использования имущества в рассматриваемом проекте.

Упущенная выгода от использования имущества в эффективном альтернативном инвестиционном проекте определяется как разница чистого дисконтированного дохода альтернативного проекта, исчисленного при условии реализации этого проекта без вложений данного имущества (эта величина должна быть неотрицательной) и чистого дисконтированного дохода альтернативного проекта, исчисленного при условии безвозмездного вложения имущества в этот проект.

Под чистым дисконтированным доходом в данном случае понимается накопленный за расчетный период доход, исчисленный с учетом факторов риска и неопределенности (риск неисполнении обязательств, инфляционные риски и т.п.).

Именно дисконт (дисконтирующий множитель) — множитель, понижающий доходность вложения, предназначен для учета в расчете всех факторов риска неполучения дохода. Это условная величина, определяемая по формуле:

где d — дисконтирующий множитель;

Nd — норма дисконта в долях единицы.

Например, если норма дисконта (Nd) на один год равна 0,1 (или 10 %), то дисконтирующий множитель составит за год 0,91 [1/(1+0,1)].

Если проект рассчитан более чем на год (на m лет), дисконтирующий множитель ежегодно определяется по формуле:

где — дисконтирующий множитель, t = 0 . m;

Nd — норма дисконта в долях единицы;

t — число лет, истекших с начала расчетного перио да, t = 0 … m.

Применение дисконтирующего множителя в расчете повышает достоверность расчета упущенной выгоды, что является дополнительным аргументом в пользу истца.

Выбранная нами для примера норма дисконта 0,1 считается достаточно высокой и соответствует существенной доле риска при осуществлении проекта. Нет необходимости в расчете превышать эту норму дисконта. Сослаться при этом можно на Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов, утвержденные Минэкономики России, Минфином России, Госстроем России 21.06.1999 N ВК 477.

С учетом вышесказанного формула для расчета чистого дисконтированного дохода за период действия проекта выглядит следующим образом:

где — чистый дисконтированный доход за период, у.е.;

S — сумма планируемого к получению дохода без уче та дисконта, у.е.;

— дисконтирующий множитель, t = 0 … m.

Сумма упущенной выгоды составит разницу между чистым дисконтированным доходом и величиной затрат на реализацию проекта.

Для оценки альтернативной стоимости оборудования, вкладываемого предприятием в реализацию инвестиционного проекта А, рассматриваются три возможных альтернативных направления его использования: продажа, сдача в долгосрочную аренду и вложение в другой альтернативный инвестиционный проект Б.

Ниже оценивается упущенная выгода по каждому из этих направлений (цифры условные). Норма дисконта принимается равной 0,1.

1. Оборудование может быть продано по цене 1000 у.е. При этом на демонтаж и предпродажную подготовку придется израсходовать 40 у.е. Таким образом, упущенная выгода от продажи составляет 960 у.е. (1000 у.е. — 40 у.е.).

2. Оборудование может быть сдано в долгосрочную аренду на 6 лет (t). Перед сдачей оборудования в аренду необходимо израсходовать 30 у.е. на проведение его текущего ремонта. Арендные платежи будут вноситься авансом один раз в год в размере 100 у.е. Прочие расходы, связанные с эксплуатацией оборудования, несет арендатор.

Упущенная выгода от аренды оборудования рассчитывается с применением формулы чистого дисконтированного дохода и представляет собой эту величину (чистый дисконтированный доход от сдачи имущества в аренду), уменьшенную на сумму расходов, понесенных арендодателем:

где 100 у.е. — ежегодная арендная плата;

— дисконтирующий множитель, t = 0 . 5 (так как арендная плата вносится авансом);

30 у.е. — сумма, вложенная в ремонт объекта аренды.

3. Оборудование может быть также использовано в альтернативном инвестиционном проекте Б, причем в течение того же срока, то есть до полного износа. Проект Б имеет следующие основные показатели, исчисленные при условии, что оборудование предоставляется безвозмездно:

— дисконтированный объем первоначальных инвестиций (сумма первоначальных капиталовложений в проект с учетом дисконта) — 5000 у.е.;

— интегральный дисконтированный денежный приток (сумма совокупного дохода от проекта за весь период его реализации с учетом дисконта) — 38 000 у.е.;

— интегральный дисконтированный денежный отток (общая сумма расходов по проекту с учетом дисконта) — 35 000 у.е.;

— интегральный дисконтированный эффект (положительное сальдо доходов/расходов с учетом дисконта) — 3000 у.е.

Рассмотрим также вариант реализации проекта Б без применения данного оборудования. В этом случае вместо него используется имеющееся на рынке иное оборудование, обладающее несколько иными (лучшими) техническими характеристиками. Однако при этом увеличивается срок доставки и монтажа и весь график реализации проекта изменяется, хотя объемы производства в период эксплуатации вводимого предприятия увеличиваются. В результате обобщающие характеристики данного варианта оказываются следующими:

— дисконтированный объем первоначальных инвестиций — 6400 у.е.;

— интегральный дисконтированный денежный приток — 39 200 у.е.;

— интегральный дисконтированный денежный отток — 37 100 у.е.;

— интегральный дисконтированный эффект — 2100 у.е.

Таким образом, упущенная выгода от использования оборудования в альтернативном проекте составляет 900 у.е. (3000 у.е. — 2100 у.е.).

4. В качестве альтернативной стоимости имущества в данном случае следует принять 960 единиц — эта величина является наибольшей из трех рассчитанных упущенных выгод (960 у.е., 862 у.е. и 900 у.е.).

Если отрицательный результат по сделке повлиял в целом на финансовый результат деятельности организации, можно обратиться к показателю снижения рентабельности капитала. Это соотношение полученной прибыли (балансовой) и валюты баланса до и после неудачной сделки. Однако истцу придется доказать, в какой именно степени данная сделка повлияла на снижение рентабельности капитала.

Практически невозможно добиться обоснования размера упущенной выгоды, мотивируя его тем, что сумма, равная величине действительного ущерба, принесла бы организации доход, если была бы положена в банк под проценты. Необходимо будет представить доказательства, что у организации были намерения поступить именно так. Очевидно, что именно такое требование делает фактически невозможным доказывание размера упущенной выгоды.

Другие способы доказывания упущенной выгоды, как показывает практика, не являются вескими аргументами для суда.

Все же наиболее убедительным для контр-агента и суда при исчислении упущенной выгоды будет ее размер, определенный непосредственно договором. Это может быть фиксированная сумма, доля понесенного действительного ущерба, процентный доход с суммы действительного ущерба за время просрочки уплаты долга (например, соответствующий доходу по депозитным счетам) и т.д.

www.nalvest.ru

ФАС объяснила, как нужно считать убытки от нарушений антимонопольных законов

Федеральная антимонопольная служба опубликовала методику, по которой следует считать убытки, нанесенные нарушениями.

В документе ФАС объясняет, что под убытками понимаются расходы, которые произвел или произведет тот, чьи права нарушены. Это может быть реальный ущерб, когда повреждено имущество или упущенная выгода, когда недополучен доход. По закону о защите конкуренции пострадавший и понесший убытки может взыскать как реальный ущерб, так и упущенную выгоду (эта норма прописана в ст. 15 ГК и ч. 3 ст. 37 Закона о защите конкуренции).

Реальный ущерб составляется из уже произведенных расходов пострадавшего и тех расходов, которые ему только предстоят.

Например, если закупщик в результате действия картеля на торгах заплатил завышенную цену, он понес реальный ущерб. Такую ситуацию рассматривал Арбитражный суд Москвы в июле 2010 года (дело №А40-46424/10-59-378). Компания «Воскресенские минеральные удобрения» через суд добилась взыскания с двух поставщиков больше 1 млрд руб. за то, что они завысили цену контракта. Этот спор ФАС приводит в качестве примера взыскания реального ущерба. Здесь важно именно получение размера суммы: она должна быть результатом математического расчета, который тоже нужно приложить к делу. В деле должны фигурировать фактически уплаченная сумма, цена, рекомендуемая ФАС, и разница между ними. Эта разница и будет реальным ущербом.

Упущенная выгода – это сумма, которую лицо получило бы, если бы его права не нарушили.

Расчет этой суммы, как правило, приблизительный. Он, согласно постановлению Пленума Верховного суда должен определяться «с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести для извлечения дохода».

Этот вид убытков сложнее всего доказать, поэтому в удовлетворении таких исков суды часто отказывают. Но имеется и положительная практика. Например, дело №А40-118546/2010. В нем поставщик бетона при помощи экспертизы доказал, что ответчик воспрепятствовал производству бетона тем, что отказался от поставки сырья для него. В результате истцу удалось получить 111 млн руб. компенсации упущенной выгоды.

Еще в делах об упущенной выгоде играет роль фактор времени. ФАС приводит такой пример: компания недополучила 100 000 руб. прибыли несколько лет назад. В этом случае возместить ей эти 100 000 руб. будет недостаточно, ведь если бы она их получила, то могла бы вложить в развитие бизнеса и получить дополнительный доход. В таком случае нужно считать, сколько компания могла бы заработать на этих 100 000 руб. Если она имеет отдачу в 10% от вложенного капитала, то за два года компания недополучит 21 000 руб., значит сумма упущенной выгоды будет уже 121 000 руб.

Фактически, чтобы получить компенсацию, истцу нужно доказать наличие убытков, посчитать их размер и доказать, что они имели место из-за действий ответчика.

В 2015 году Пленум Верховного суда постановил, во-первых, что размер убытков должен быть установлен «с разумной степенью достоверности». При этом в возмещении убытков не может быть отказано только потому, что их размер нельзя определить.

Во-вторых, расчет упущенной выгоды может быть приблизительным и носить вероятностный характер. Это тоже не может быть причиной для отклонения иска.

pravo.ru

Что такое упущенная выгода по статье ГК РФ?

Упущенная выгода — вид убытка, взыскание которого всегда связано с огромным количеством сложностей, вызванных, в первую очередь, отсутствием универсальной формулы расчета. Что можно считать упущенной выгодой, как определить размер недополученных доходов и какие условия выдвигает закон к процедуре их возмещения, читайте в настоящей статье.

Упущенная выгода и недополученные доходы: что это такое?

Действующее гражданское законодательство весьма качественно охраняет интересы собственности независимо от того, кому она принадлежит — гражданину, организации или государству. Одним из инструментов такой защиты является обязанность лица, нарушившего чьи-либо права, возместить пострадавшему все причиненные убытки.

Убытки, в свою очередь, могут присутствовать в виде реального ущерба и упущенной выгоды. В первом случае речь идет о физических потерях в имуществе или деньгах, во втором — о неполучении или недополучении ожидаемой прибыли.

Таким образом, упущенная выгода — это доходы, которые пострадавший мог бы получить в обычных условиях, но не получил в результате неправомерных действий своего контрагента или другого лица, нарушившего его права.

Иными словами, если ущерб означает ухудшение финансового или имущественного положения, то упущенная выгода связана с тем, что оно должно было улучшиться, но не улучшилось.

Пример: исполнитель по договору об оказании услуг по ремонту автомобиля не вовремя выполнил свои обязательства и передал машину владельцу позднее оговоренного срока. В результате собственник в течение определенного времени был лишен возможности оказывать услуги пассажирских автоперевозок и, как следствие, не получил ожидаемого дохода. Это и есть упущенная выгода.

Что включает в себя упущенная выгода, и как доказать ее наличие?

Согласно статье 15 ГК РФ упущенная выгода включает в себя недополученные доходы — это единственный элемент указанной категории. Всё остальное законодатель относит к ущербу, то есть к реальным потерям. Однако на этапе возмещения убытков, в том числе упущенной выгоды, пострадавшему придется доказывать не только само неполучение прибыли, но и ряд других обстоятельств:

  • факт нарушения права;
  • наличие причинно-следственной связи между нарушением права и упущенной выгодой.

Факт нарушения права

Чаще всего речь здесь идет о неисполнении определенных обязательств, однако наличие между сторонами договорных отношений вовсе не является непременным условием — обязанность по возмещению упущенной выгоды может возникать, в частности, из причинения вреда имуществу или даже здоровью.

Пример: невозможность получения дохода по причине нанесения человеку телесных повреждений будет являться для него упущенной выгодой.

В любом случае истцу нужно будет доказать, что извлечение прибыли являлось реальным, то есть в других обстоятельствах она действительно была бы получена. Для этого придется аргументировать возможность осуществления коммерческой или, например, производственной деятельности в заявленных объемах, то есть отчитываться о мерах, предпринятых для получения дохода, и обо всех соответствующих приготовлениях.

ВАЖНО: в силу части 4 статьи 393 ГК РФ принятые меры и выполненные приготовления учитываются при определении размера упущенной выгоды.

Наличие причинно-следственной связи

Установление того факта, что упущенная выгода имела место вследствие нарушения права, осуществляется по 2 критериям:

  • нарушение права произошло до образования убытков в виде упущенной выгоды;
  • именно нарушение права явилось причиной наступления неблагоприятных последствий, то есть стало их достаточным и необходимым основанием.

Кроме того, в конечном счете истцу придется доказать суду, что он принял меры для снижения размера убытков, в том числе и упущенной выгоды, либо обосновать невозможность принятия таких мер или экономическую нецелесообразность. Меры должны быть разумными и реальными, однако закон эти понятия не конкретизирует.

По сути, единственный вариант, который предлагает ГК РФ, — это исполнение обязательств за счет должника, когда кредитор, то есть пострадавшая сторона, самостоятельно или силами третьих лиц выполняет действия, которые должен был произвести должник, возлагая на последнего все расходы.

Пример: самостоятельное производство кредитором ремонта автомобиля, который должен был выполнить должник, но не сделал этого. Оплата расходных материалов и прочие сопутствующие траты ложатся на должника.

Расчет упущенной выгоды (формула)

Универсальной формулы для определения упущенной выгоды не существует — всё зависит от конкретных причин возникновения убытков и характера предшествующих этому отношений между сторонами.

Исходя из определения упущенной выгоды, ее размер есть величина, на которую могло бы и должно было бы увеличиться, но не увеличилось по причине нарушения права имущество пострадавшего.

При этом объем неполученной прибыли определяется с учетом разумных затрат, которые потерпевший должен был понести в том случае, если бы право не было нарушено, а обязательства, соответственно, были исполнены.

Пример: если речь идет об упущенной выгоде, причиненной непоставкой расходных материалов, размер неполученного дохода рассчитывается, исходя из цены конечного изделия, то есть готового товара, за вычетом затрат на оплату расходников, их доставку, производство или ремонт, уплату налогов и пр.

Таким образом, усредненная формула расчета упущенной выгоды может выглядеть следующим образом:

УВ = ДРНП – ИР – НИ,

УВ — упущенная выгода;

ДРНП — доход от реализации непроизведенной продукции;

ИР — издержки реализации;

НИ — налоговые издержки.

Упущенная выгода: судебная практика

Именно по причине отсутствия универсальной или хотя бы частично унифицированной формулы расчета неполученного дохода судебная практика по делам о взыскании упущенной выгоды крайне противоречива.

Единой позиции у судов по этому поводу нет — понятия «разумные затраты» или «разумные меры к снижению убытков» трактуются по-разному, и в результате принимаются кардинально отличающиеся друг от друга решения по, казалось бы, идентичным или очень схожим случаям.

При этом общая тенденция всё же прослеживается: иски о взыскании неполученных доходов в полном объеме в России удовлетворяются крайне редко, чаще всего имеет место значительное уменьшение заявленных требований по упущенной выгоде.

Однако столь неоднозначный подход далеко не всегда обусловлен расплывчатостью условий, предъявляемых к доказыванию неизвлеченной прибыли, или недостаточностью признаков понятия «упущенная выгода» — статья ГК РФ как раз дает весьма точное определение этому термину. Зачастую дело в пассивности самих пострадавших, которые в силу правовой неосведомленности или иных причин не принимают должных мер к доказыванию своей правоты.

В частности, анализ судебной практики показывает, что истцы редко когда готовы представить суду четкое экономическое обоснование ожидаемого дохода и упущенной выгоды.

Таким образом, при возмещении убытка (в том числе выраженного в форме упущенной выгоды) ГК РФ должен стать первым документом, который необходимо изучить, прежде чем приступать к составлению искового заявления. Неисполнение хотя бы одного указанного в законе условия неизбежно повлечет отказ в удовлетворении требований, какими бы справедливыми они ни были.

nsovetnik.ru

Это интересно:

  • Обжалование на решение суда образец Апелляционная жалоба на решение суда При несогласии с судебным постановлением участниками гражданского дела подается апелляционная жалоба на решение суда. Апелляционному обжалованию подлежат все судебные постановления, вынесенные по […]
  • Материнский капитал за 3 ребёнка в 2018 году изменения свежие новости Правила получения материнского капитала за третьего ребенка С рождением третьего малыша материальный аспект – настоящее испытание для семейного бюджета. Так что финансовая поддержка от государства всегда кстати. Программа […]
  • Военная пенсия в 2011 г Индексация военных пенсий заморожена еще на год Соответствующий закон вступит в силу 1 января 2017 года (Федеральный закон от 19 декабря 2016 г. № 430-ФЗ). Продлен мораторий на индексацию пенсий для граждан (в том числе для членов их […]
  • Налог на имущество организаций код периода Разъяснено, какие коды периодов указывать в декларации по налогу на имущество организаций Отчетными периодами по налогу на имущество организаций для налогоплательщиков, исчисляющих налог исходя из кадастровой стоимости, признаются […]
  • Закон о выслуги лет учителей Закон о пенсиях учителей по выслуге лет в 2018 году Пенсия по выслуге лет еще называется льготной, или досрочной. Это трудовая пенсия, которая назначается людям ранее, чем они достигли пенсионного возраста, определяемого 60 годами […]
  • Опека коломенский район Усыновление в Московской области Одинцовский район, пос. Новоивановское, ул. Калинина, д.1. 8(498)602-02-18 Органы опеки и попечительства Московской области С 1 июля 2015 года на территории Московской области […]