Устав о сибирских киргизах, 1822 год.

Устав об сибирских киргизах, 1822 год.
План:
1) Авторство устава, распространение устава.
2) Власть и ее распределение согласно уставу о сибирских киргизах.
3) Судебные дела, их принадлежность и исполнение. Налог.
4) Выводы.

1) Данный устав разработал М. Сперанский. Это произошло в 1822 году, когда Сибирь была разделена на две части. Территория Казахстана была причислена к Западной Сибири, центром который стал Тобольск (до 1839 года). После 1839 года центр находился в Омске.
Согласно уставу о сибирских киргизах 1822 года, область разделялась на внешние и внутренние округа. Начиная с 1828 года, было образованно семь округов – Каркаралинский, Аягузский, Кокчетавский, Акмолинский, Кушмурунский, Баянаульский, Кокпектинский.
Внешние округа составили казахи, кочевавшие за пределами реки Иртыш. Округами руководили «дуан», состоящие из администрации, полиции, судов. Приказы выдавали, или возглавляли ага-султаны. Ага-султаны имели помощь в лице четырех заседателей, два из которых были русскими и назначались губернатором, оставшиеся два выдвигались биями, старейшинами.
2) Старший султан, в согласии с уставом об сибирских киргизах 1822 года, выбирался на три года на собрании султанов. В течение службы ему давалось знание майора. После трех лет старший султан мог рассчитывать на дворянское звание.
В каждом округе было около 15-20 волостей. Руководителем волости были волостные султаны. Однако не всегда они были, и руководителем выбирали представителей черной кости. Представители черной кости были равны чиновникам 12 класса, имеющим исполнительную власть: выполнение «дуанов», или заданий, данных ага-султанами. В каждой волости было 10-12 аулов, в которых располагалось до 50-70 юрт, или шаныраков. При организации аулов и волостей учитывались родовое положение, деление.
3) Устав об сибирских киргизах 1822 года делил судебные дела на следующие виды:
1) Уголовные;
2) Гражданские.
Серьезные дела, которые касались политических лидеров и других сложных дел, изымались из бийского суда и решались на более высоком уровне. Однако даже при решении мелких судов, каждый имел право подать апелляцию, оспорим тем самым решение биев. Таким образом, оспоренные приказы и наиболее сложные дела переходили в окружные приказы.
Согласно уставу о сибирских киргизах, был установлен налог, или ясак в размере одной головы со 100, что приблизительно равно одному проценту. В ясак не входили верблюды, так как они считались основой развития торговли.
Также согласно закону, первые пять лет казахи, принявшие устав, не должны были платить налоги.
Помимо этого, устав оговаривал и многие другие моменты, такие как охрана караванов, почта, гужевые повинности, слежка за путями сообщения.
4) Выводы:
Из описанного выше можно выделить главную цель устава о Сибирских киргизах: колонизация Северо-Центрального Казахстана, удержание аулов на местах и получение налогового прихода с казахского населения.

megamozg.kz

Закон о сибирских киргизах

Раздел II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАХСТАНА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

Предпосылки ликвидации ханской власти. В первой половине XIX в. в экономической, политической и обще­ственной жизни казахского общества произошли глубо­кие изменения. При наличии различных типов хозяй­ства и общественных отношений имелись определенные трудности в формировании своеобразной хозяйственной системы в крае. Основным занятием казахского населения оставалось кочевое скотоводство. Вместе с тем в первой половине XIX в. начинает развиваться местная промышленность и широкое распространение получают промыслы. Так, казахи из Прииртышья и Урала, Прикаспия, Арала и Зайсана превратили ловлю рыбы в постоянный промы­сел. Из соленых озер, расположенных в Западном и Северо-Восточном Казахстане, стали добывать соль на продажу и для внутреннего потребления.

К этому времени в восточных и центральных районах Казахстана начали осваиваться первые месторождения руд цветных металлов и каменного угля. В середине XIX в. в Казахстане было открыто еще несколько мес­торождений, построены водяные и ветряные мельницы, кузницы, рудоплавильные, салотопенные и кожевенные заводы. Стоимость производимой в них продукции пре­вышала 70 000 руб. Казахи стали работать на предприя­тиях горнодобывающей промышленности. На работу в рудники и первые промышленные предприятия нанима­лись наряду с русскими тружениками обедневшие ка­захские шаруа из аулов. Среди них были даже жители соседних с Казахстаном Тобольской и Томской губерний. На Уральской линии число отходников (сезонных работ­ников) увеличилось с более чем б тыс. человек в 1820 г. до свыше 8 тыс. в 1824 г. Число жатаков в других районах Казахстана определить трудно, так как они не включались в списки жителей окружных поселений. Немного сведений сохранилось и о жителях казахских аулов и составе городского населения.

Первая половина XIX в. — время оживления взаи­мовыгодных торговых связей Казахстана со среднеазиат­скими ханствами, Сибирью и Китаем. Караванная тор­говля связывала торговые центры Казахстана и сопре­дельных стран. В целях обеспечения безопасности про­хождения караванов через Казахскую Степь правитель­ство России в мае 1803 г. разрешило купцам содер­жать вооруженные отряды. Казахи также охраняли транзитные караваны, проходившие через Степь. В первой половине XIX в. разрастались центры, ко­торые имели особое значение для развития казахско- русской торговли: Петропавловск (Кызылжар), Акмо­линск, Уральск (Теке), Семипалатинск, Бухтарма, Орен­бург, Омск. В Западном Казахстане крупным торговым центром стала Ханская ставка. В 1855 г. в Семипала­тинске были учреждены две городские ярмарки.

В торговле со Средней Азией из всех городов, конт­ролируемых Россией, не было равного Петропавловску. Только в 1849 г. сюда доставляли товары из Ташкента, груженные более чем на 5 тыс. верблюдах и около 150 арбах. Сырдарьинские города и другие поселения юга Казахстана были также тесно связаны со среднеазиат­скими центрами торговли.

Все более расширяющаяся казахско-русская торгов­ля, наряду с процессами возрастания политической за­висимости казахских жузов от России, открывала путь для постепенного приспособления хозяйства Казахстана к нуждам экономического развития России. Хозяйственная обособленность казахского аула стала исчезать. В углублении этих новых явлений было заинтересовано и царское правительство, а принимаемые административ­но-политические меры России расширяли их.

«Устав о сибирских киргизах”. Крупным шагом цар­ского правительства в сторону дальнейшего изменения политического статуса казахских земель явилось приня­тие в 1822 г. «Устава о сибирских киргизах”. Пред­посылки этой реформы обусловлены социально-полити­ческими изменениями, произошедшими в конце XVIII — начале XIX в. Участие казахов в Крестьянской войне под предводительством Е.И.Пугачева и в восстании под предводительством батыра Сырыма Датулы выявили сла­бость ханской власти. Особенно это чувствовалось в Младшем жузе, где российская администрация делала ставку на зависимых ханов. В то же время ханы не обеспечивали претворения в жизнь политики царизма, а их политика порою компрометировала ханскую власть.

Несколько иное положение складывалось в Среднем жузе. Некоторые обстоятельства позволили царскому правительству начать реформу по ликвидации ханства именно с него. Влияние вступившего во владение в 1781 г. хана Вали ( Уали ) было намного меньше, чем его знаменитого отца, хана Абылая. Кроме того, жесткость позиции хана Уали вызывала недовольство его поддан­ных. Усиливая политическое дробление Среднего жуза, царское правительство назначило в 1815 г. второго хана Букея (Бокея ). После смерти хана Букея в 1817 г. и хана Вали (Уали) в 1819 г. новые ханы в Среднем жузе не были утверждены. Сложившееся положение было использовано для ликвидации института ханской власти и введения новой системы управления Средним жузом.

«Устав о сибирских киргизах” 1822 г. был разработан под руководством Сибирского генерал-губернатора М.М.Сперанского. В нем активное участие принимал бу­дущий декабрист Г.С.Батенъков. Ряд позитивных положе­ний «Устава” (отмена рабства, мероприятия по здравоох­ранению и образованию) не меняли сущности закреплен­ной в нем колониальной системы в Казахстане.

Главной целью «Устава” была ликвидация традицион­ной казахской политической системы, изменение административного, судебного, территориального управления на северо-востоке Казахстана. Средний жуз был разделен на административные единицы: аулы, волости, округа. По административному делению аул состоял из 50-70-и кибиток, волость — 10-12-и аулов, округ — 15-20-и волостей. Округа казахов Среднего жуза составляла «Об­ласть сибирских киргизов”, которая подчинялась Омс­кой области. Омская, Томская и Тобольская области вошли в состав Западно-Сибирского генерал-губернатор­ства с центром в Тобольске, а с 1839 г. — в Омске.

Область сибирских киргизов граничила на западе с Оренбургской степью. На юге граница проходила по р. Чу. Область делилась на внешние и внутренние округа. Основные казахские кочевья отошли к внешним округам, создаваемым на правобережье Иртыша. Это Каркаралинский, Кокчетавский (1824 г.), Баянаульский (1826 г.), Аягузский (1831 г.), Акмолинский (1832 г.), Уш-Булакский (1833 г.), Аман-Карагайский (1834 г.), а также открытые в 40—50-х гг. Кокпектин- ский, Кушмурунский, Алатауский округа. Численность населения в них не была постоянной. В 40-х гг. XIX в. в Каркаралинском округе насчитывалось до 60 000, а в Аягузском (позже Сергиопольском) — свыше 40 000 кочевников.

Округа подчинялись Омскому областному правлению, а руководство ими возлагалось на окружные приказы. Формальное руководство округом передавалось старше­му султану. На деле введение царизмом коллегиального порядка рассмотрения дел ограничивало роль старшего султана и создавало условия для контроля за его дей­ствиями. Старший султан избирался только султанами, его приравнивали к чину майора российской службы, а через 9 лет службы (3 срока) он мог рассчитывать на дворянское звание. При выборе старшего султана со­блюдался старый обычай: его, как некогда хана, подни­мали на белом войлоке. Постепенно старший султан становился лишь орудием в руках омского областного правления. Среди аристократии, стремившейся провести в старшие султаны своих представителей, взаимные рас­при, обман и подкупы стали обычным явлением.

Старшие султаны избирались на 3-годичный срок с правом дальнейшего переизбрания. Срок пребывания в должности волостного султана не ограничивался. Власть волостного султана переходила по наследству. Если он не имел наследника, волостным султаном становился его брат или родственник, но обязательно утвержден­ный в должности областным правлением. Волостные султаны имели звание чиновников 12-го класса. Все султаны, не избранные на должности, сохраняли свое наследственное звание, но не имели права вмешиваться в управление.

Аульные старшины избирались из числа казахов каж­дые 3 года, но один и тот же старшина не мог переиз­бираться на последующие сроки. Аульный старшина утверждался в должности окружным приказом. Волост­ные старшины подчинялись волостным султанам, а в правах, так же, как и бии, приравнивались к сельским «головам” (старостам) России.

Судебные дела по «Уставу” делились на 3 категории: уголовные, исковые и жалобы на управление. Уголов­ные дела рассматривались в окружных приказах на основании законов Российской империи. Предваритель­ное следствие проводилось казахским бием с участием российского чиновника. По требованию казахов рассмат­риваемые дела решались на основании местных старых законов. Но окружной приказ оставлял за собой право пересмотра решений биев.

Позже управление сибирскими казахами было возло­жено на Пограничное управление. Пограничный началь­ник и председатель Пограничного управления назнача­лись специальными указами. Практически неограничен­ные полномочия приобретал пограничный начальник, имевший чин генерал-майора. Генерал-губернатор ут­верждал старшего султана с его одобрения. Погранич­ный начальник единолично утверждал казахских заседа­телей окружного приказа и волостных управителей, вел переговоры по пограничным делам с соседними владете­лями через Пограничное управление, куда входили (по­мимо председателя) советники, один казахский асессор и другие чиновники; он же управлял казахами.

«Устав” 1822 г. создавал условия для расширения торговли между Россией и Казахстаном. В (параграфах 46, 49) были зафиксированы широкие права казахов, которые могли сбывать свои изделия и пригонять на российский рынок свои стада. Большие права предо­ставлялись и российским торговцам. Продажа вина в Казахской Степи запрещалась. Поощрялась караванная торговля: она не облагалась пошлиной, а султан мог отправлять караваны за границу.

В целом «Устав” 1822 г. оставил определенный след в социально-экономическом развитии Казахстана. С од­ной стороны, реформа изменила политический облик казахских земель, ввела систему централизованного (и бюрократического в верхних эшелонах) управления Ка­захстаном; все более приспосабливала его к российской системе. Реформа в определенной степени положила конец межродовым распрям и открыла путь к освоению бо­гатств казахского края. С другой, ликвидировав полити­ческую самостоятельность казахского народа на боль­шей части Казахстана, «Устав” открыл путь к расшире­нию колониальной политики царской России.

Реформа в Младшем жузе. Начало осуществления в Казахской Степи административно-политических реформ натолкнулось на сопротивление казахского общества. Ведь реформы ограничивали привилегии аристократической прослойки, куда входили султаны, стремившиеся сохра­нить прежние порядки. Некоторая часть трудящихся боялась нового угнетения. В Младшем жузе волнения, направленные против политики российского правитель­ства, происходили еще в XVIII в. В начале XIX в. многие также были недовольны действиями ханов или походами военных в Казахскую Степь. Длительное вре­мя оппозицию в Степи возглавлял султан Каратай Ну- ралиев. Большинство казахов, живших в нижнем тече­нии Сырдарьи (Младший жуз) признавали ханом Арын- газы Абылгазыулы.

По «Уставу” об оренбургских казахах, разработанно­му П.К. Эссеном в 1822 г., планировалось назначение в Младший жуз трех ханов, но такое предложение было отвергнуто. По этой причине Устав в том году не был утвержден. Он рассматривался вновь и был принят в Азиатском комитете лишь в 1824 г. В связи с этим хан Шергазы был вызван в Оренбург и принят на службу, а ханская власть на основной территории Младшего жуза была упразднена.

Ханская власть сохранялась до 1845 г. лишь во Внутренней орде (Букеевское ханство), образованной в 1801 г. в междуречье Волги и Яика.

Вопросы и задания

1. При каких обстоятельствах ханская власть в Казахстане была упразднена? Какие причины ускорили этот процесс?

2. Охарактеризуйте изменения, которые произошли согласно «Уставу о сибирских киргизах” в 1822 г.

3. Как проходила отмена ханской власти в Младшем жузе?

Документы и материалы

О подготовке Устава 1822 г.

Наряду с новыми законами о сибирских инородцах, Спе­ранский на особом месте выделил закон об управлении сибир­скими киргизами. А для обследования и съемки неизвестных сибирских земель он внес особое предложение: о приведении в известность земель в Сибири. В этой записке оказал ему значительную помощь Батеньков, обладавший специальными сведениями, как принадлежавший к корпусу инженерных войск (подсобному перу Батенькова, кроме того, принадлежит несколько объяснительных записок и законопроектов о Сиби­ри: сухопутные сообщения, учреждения этапов, ссыльные, ино­родцы, сибирские казахи, распространение русской власти на киргизскую степь Средней Орды.

Фатеев А. А. Сперанский М.М. (генерал-губернатор Сибири)// Записки русского научно-исследовательского объединения в Праге. Прага, 1942. Т. 12. С. 24.

Устав 1822 г. о правах казахов

§ 268. Каждый киргиз, будучи российским подданным, имеет полную свободу по дозволению общества и местного своего начальства отлучаться для собственных нужд, промыс­лов и работы, куда пожелает.

§ 273. В волостях, образованных по сему уставу, сила и действие указа 1808 г. о приобретении киргизов в частное владение прекращается.

§ 274. Султаны над подведомственными им киргизами не имеют права ни владетеля, ни помещика, но суть только волостные правители, от высшего начальства с согласия наро­да поставленные.

§ 275. Посему всякий киргиз от притеснений султана имеет право просить у ближайшего начальства защиты.

§ 276. Всякий киргиз может иметь недвижимую собствен­ность.

§ 277. Невольники, ныне находящиеся у киргизов, остают­ся при их владетелях с правом продажи, передачи и наслед­ственного владения, но строго запрещается вновь приобретение в неволю природных киргизов.

§ 279. Султаны составляют высшее и почетнейшее между киргизами сословие и освобождаются от телесных наказаний.

Материалы по истории политического строя Казахстана.

tak-to-ent.net

Закон о сибирских киргизах

«Устав о сибирских киргизах” 1822 г. и ликвидация ханской власти. Крестьянские восстания в конце

XVIII в. показали царской власти слабость ханского правления. Маловлиятельные ханы не только но обеспечивали проведение политики царизма, но и сами просили защиты у царя. Поэтому царское правительство стало искать для себя поддержку и опору среди многочисленной родовой знати.

Ханство и в Среднем жузе показало свою несостоятельность. После смерти в 1781 г. Абылай хана власть перешла к его старшему сыну султану Вали. Жестокость хана вызывала недовольство подданных, и казахи обратились к императрице Екатерине II с жалобой на хана и с ходатайством о его низложении. Царская власть сменила жестокого Вали хана на мягкого, безвольного, во всем соглашавшегося с русски­ми султана Бокея. После его смерти в 1817 г. русское правительство решает вообще ликвидировать институт ханской власти.

Упразднить ханское правление в Среднем жузе было предложено сибирскому генерал-губернатору М.М. Сперанскому. Он разработал «Устав о сибирских киргизах”, принятый в 1822 г. По этому Уставу в Среднем жузе вводились новая структура правления и избиратель- I иш система. Устав делил Сибирь на две части: Восточную и Западную. В Западную Сибирь вошли Тобольская, Томская и Омская области. Омская область включала территории кочевий Среднего жуза и неко­торые части Старшего жуза. Эта часть стала называться «Областью сибирских киргизов (казахов)”, для нее и был разработан «Устав о сибирских киргизах”.

По Уставу, «Область сибирских киргизов (казахов)” делилась на внешние и внутренние округа. Во внешние округа были отнесены казахи, кочевавшие в Заиртышье. По параграфу 5 Устава, округ делился на волости и аулы. В каждом округе должно было быть 15— 20 волостей. По параграфу 9, переезжать из одного округа в другой без разрешения местного начальства казахам запрещалось. Параграф 15 гласил: «Аулом руководит аульный старшина, волостью — султан, а округом — старший султан”. Однако при создании волостей возник ли трудности, ибо при делении на различные структуры было сложно соблюсти равноправие различных родов и племен, разделение хозяйств. Округа подчинялись Омскому областному правлению. Округами руководили окружные приказы, а председателем становился старший султан. В приказ входили два назначенных российских заседателя и два избранных почетных казаха. По приказу, при рассмотрении основных вопросов командир казачьего отряда, расквартированный при ставке старшего султана, наделялся особыми правами. Поэтому старший султан управлял округом формально. Старший султан дол­жен был содействовать развитию хозяйства, решать вопросы образования и просвещения, искоренять барымту, в случаях нару­шения вести судебные дела, во время волнений использовать поли­цейские силы. Старший султан избирался только султанами. Ему присваивался чин майора, и он считался чиновником, поставленным руководить местными властями. За десятилетнюю работу старший султан получал дворянское звание. В случае отставки или перемены должности за ним сохранялось звание почетного султана.

Волостями руководили волостные султаны. Должность волостного султана передавалась по наследству от старшего к младшему по праву старшинства. Казахское общество имело право переизбирать их. Но при этом требовалось разрешение Омского областного правления. По этим фактам можно было предположить, что и областного руково­дителя назначали по указанию сверху. Если у султана не было наслед­ника, то это место он передавал брату или близкому родственнику, по выбору власти и с утверждением областным управлением. Султаны, не управлявшие волостями, сохраняли за собой звания султанов, но в дела управления вмешиваться не могли.

Аульные старшины избирались сроком на три года. Их утверж­дали окружным приказом. В этих выборах султаны не принимали участия. Права аульных старшин были приравнены к сельским головам в России. Они подчинялись волостным султанам и отчиты­вались перед ними о положении в ауле.

Параграф 220 Устава ограничивал права судов биев. Это говорит о том, что царская Россия усилила контроль за казахским населением. Суд не отделялся от местной администрации. Местная власть наделя­лась и полицейскими функциями.

По Уставу, все судебные дела в соответствии с параграфом 205 делились на три вида: 1) уголовные; 2) спорные; 3) жалобы на злоупотребление властью.

К уголовным делам относились: государственная измена, убийства, грабежи, барымта и неподчинение государственной власти. Другие нарушения прав, в том числе кража скота, считались исковыми. Уго­ловные дела рассматривались на основании общих законов империи в окружных приказах. Дела по барымте рассматривались в официальном порядке под контролем чиновников, прибывших из окружного приказа.

С 40-х годов XIX в. усиливается роль военных судов и областного руководства. Людей, подозревавшихся в неблагонадежности и участии в бунтах, приговаривали к смертной казни, отправляли на принуди­тельные работы, ссылали в Сибирь. Начиная с 1842 г. все уголовные дела казахов, подозреваемых в убийстве, грабеже или барымте, рассма­тривались только военным судом. «Устав о сибирских киргизах” упо­рядочил систему управления Казахской степью.

«Устав об оренбургских киргизах”. В 1822 г. был разработан проект «Устава об оренбургских киргизах”. По проекту, с 1824 г. упразднялась ханская власть в Младшем жузе. Жуз был разделен на Восточную, Центральную и Западную части, которыми руководили султаны. Султаны-правители являлись фактически чиновниками Оренбургской Пограничной комиссии. В состав Пограничной комиссии входили: председатель, четыре советника, из зажиточных казахов назначались четыре заседателя. Комиссия должна была следить за соблюдением порядка в степи, наблюдать за действиями местных чиновников и попечителей, за сбором налогов, судебным делом, : <дравоохранением.

В местную администрацию входили султаны-правители местных отделений жуза, начальники дистанций и местные руководители. Султанов-правителей назначал оренбургский военный губернатор, а остальных чиновников — Пограничная комиссия. При каждом султане- иравителе находилось от 100 до 200 человек военных.

С 1831 г. казахи трех чаетей разделились на дистанционные отделения. Это были участки между двумя крепостями — военными укреплениями, расположенными недалеко от границы с Россией. Такое административное устройство постепенно распространилось и в степные глубинные районы. Дистанционная система в Младшем жузе просуществовала с 1831 по 1868 г. Дистанционное руководство ограничивало власть руководителей родов в аулах.

Одной из особенностей организации власти в Младшем жузе было нведение должности попечителя прилинейных казахов. На эту должность назначались только царские чиновники. Официально они (•читались попечителями казахов на линии. Однако они проводили политику царизма, управляли казахами.

Административно-политические реформы царского правитель­ства 1867—1868 гг. по управлению казахскими землями. К середине 60-х годов XIX в. с присоединением земель Южного Казахстана и (Семиречья через кровопролитные бои завершилось слияние всех земель казахов с Россией. В это время в России развивались капиталисти­ческие отношения и принимались буржуазные реформы.

Относительно быстрое развитие в России капиталистической промышленности усилило роль Казахстана как богатого рынка для сбыта продукции и добычи дешевого сырья. Поэтому, чтобы освоить богатства Казахстана, надо было его подчинить царской власти. Для этих целей царское правительство создало проект единой системы руководства страной. В июле 1867 г. было утверждено «Временное положение об управлении Семиреченской и Сырдарьинской областя­ми”, а 21 октября 1868 г. — «Временное положение об управлении Оренбургским и Западно-Сибирским генерал-губернаторствами”.

В соответствии с реформой территория Казахстана делилась на три части: Туркестанское, Оренбургское и Западно-Сибирское генерал- губернаторства. Каждое генерал-губернаторство состояло из областей. В Оренбургское генерал-губернаторство входили: Уральская и Тургайская области; в Западно-Сибирское генерал-губернаторство — Акмолинская и Семипалатинская области; в Туркестанское генерал- губернаторство—Семиреченская и Сырдарьинская области. Областями руководили военные губернаторы, наделенные гражданскими и военными правами. Они же назначались и атаманами войск, находив шихся на территории области. В военном губернаторстве было три отдела: информационный, хозяйственный и судебный. Каждым отделом руководил старший советник. Обязанности председателя областного управления исполнял вице-губернатор.

Области делились на уезды. В Семиреченскую область входили: Казалинский, Капальский, Верненский, Иссык-Кульский, Токмакский и Жаркентский уезды; в Сырдарьинскую область — Казалинский, Перовский, Туркестанский, Чимкентский, Аулие-атинский, Ташкентский, Ходжентский и Эмбинский (Темирский) уезды; в Тургайскую область — Елекский (Актобинский), Николаевский (Кустанайский), Иргизский и Тургайский уезды; в Акмолинскую — Акмолинский, Кокчетавский, Омский и Петропавловский уезды.

Уездные руководители назначались из офицеров по представлению военных губернаторов и утверждались генерал-губернатором области. У каждого уездного начальника было по два помощника: старший и младший. Полицейская власть тоже принадлежала ему. Учреждения и крепости на территории уезда тоже были во владении уездного начальника. Уезды состояли из территориальных волостей, волости — из административных аулов, которые объединяли несколько сельско­хозяйственных аулов.

Переезд из одного аула в другой разрешался только с ведома стар­шин этих аулов и волостных начальников. Волостными правителями и аульными старшинами назначались люди, выдвигавшиеся баями. Выборы проходили в волостных съездах и аульных собраниях. Кандидаты в волостные правители и аульные старшины избирались один раз в три года. Получившие большинство голосов кандидаты в волостные правители приступали к работе только после утверждения военным губернатором области, а старшины — после утверждения волостными правителями. Волостные и областные руководители имели право утверждать итоги голосования, а также объявлять их недействительными.

По реформам 1867—1868 гг., были созданы военно-судебные комиссии и уездные суды. Они в основном действовали на основании общеимперской системы законов и приспосабливались к целям колони­зации края. В аулах сохранились суды биев, которые руководили нормами обычного права и шариата, в Сырдарьинской области на зимовках — суды казиев. При разрешении споров они руководство­вались только правилами шариата. В каждой волости выбирались от четырех до восьми биев. Их утверждали военные губернаторы. Жало­ванье им не платили. Они получали штраф с обвиняемых по решению судей. Гражданские и уголовные дела, не подлежавшие рассмотрению военными и уездными судьями, рассматривались в областном правле­нии. Решение уездного судьи считалось окончательным по граждан­скому иску на сумму до 100 руб. и до 2 тыс. руб. — по решению общего присутствия областного правления.

В «Положениях” особое внимание было уделено сбору налогов и исполнению обязательств. Каждые три года проверялось число юрт. Мели обнаруживалось утаивание, то с волостных управителей и пр. брали штраф, в два раза превышавший число юрт. Туркестанское генерал-губернаторство устанавливало налог в размере 2 руб. 75 коп. с юрты, а Оренбургское и Западно-Сибирское — по 3 руб.

С оседлых, зерновых хозяйств Сырдарьинской области брали налоги: харадж и танап. Харадж составлял 1/10 часть полученного урожая натурой или деньгами. Танап — 1/8 десятины, и его размер определял генерал-губернатор.

Казахские земледельцы несли тяжелейшую земскую повинность. Они кормили районные и областные администрации, выделяли средства на строительство и ремонт мостов, почтовых трактов, дорог, чиновников должны были обеспечивать дровами, воинские части — транспортом. Народ платил налоги ушур, питир казне и мечетям. Налог на непредвиденные расходы, называвшийся кара ишгын, вконец разорял простых людей.

По «Положениям”, в каждом уездном городе предусматривалось открыть одну общую школу для всех без учета национальностей. Казахским детям разрешалось учиться бесплатно или за незначитель­ную плату в школах казачьих станиц или селах переселенцев. Для оказания медицинской помощи предусматривалось в каждом уездном городе открыть врачебный пункт с одним врачом и одной медсестрой. Таким образом, по «Положениям”, усиливалась власть центральных государственных органов, укреплялись права высших слоев общества и баев. Образовался мощный бюрократический аппарат для того, чтобы держать народ в подчинении.

Изменения, внесенные в административную и судебную струк­туры по реформам 1886—1891 гг. Царское правительство «Поло­жения” 1867—1868 гг. вводило «временно”. Однако, опасаясь недо­вольства народа, правительство сохраняло силу этих «Положений” до конца 80-х годов. В «Положения” постоянно вносились поправки. Изменения собирались, учитывались, и в 80—90-х годах сбор закончил­ся, а царское правительство начало вводить новые реформы, которые позволяли ему проводить политику безраздельного господства. 2 июня 1886 г. было принято «Положение об управлении Туркестанским краем”, 25 марта 1891 г. — «Положение об управлении Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской областями”.

Теперь в Туркестанский край стали входить Ферганская, Самар­кандская и Сырдарьинская области. По «Положению”, вместо Орен­бургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторств образовалось Степное генерал-губернаторство с центром в городе Омске. В его состав вошли Акмолинская, Семипалатинская, Уральская, Тургайская и Семиреченская области. Однако в 1897 г. последняя область вновь была передана Туркестанскому генерал-губернаторству.

Все областные правления, все аппараты управления безоговорочно подчинялись генерал-губернаторам. Областные правления были приравнены к губернским правлениям центральных районов империи.

Все руководство уездами сосредоточилось в руках уездных начальников. В таких крупных городах, как Верный, Уральск, Петропавловск и Семипалатинск, были учреждены городские полицейские управления, а в маленьких городах ограничивались назначением городских приставов.

Выборные начала для управления коренным населением носили формальный характер. Вышестоящие органы царской администрации были вправе назначать волостных правителей и аульных старшин без выборов. Военные губернаторы имели право назначать новые выборы.

В органы местной власти избирались представители крупной феодальной знати и баи. Во время выборов широко практиковались подкупы и взятки. Баи, желавшие стать волостными правителями, выкладывали на подкуп и угощение приверженцев до 15 тыс. руб.

По новым правилам, сельское оседлое и кочевое население прирав­нивалось в отношении административного устройства к сельским и городским обывателям. Представители местного народа удостаивались привилегий на общих основаниях. В оседлых районах внутри уездов Степного края образовались сельские общины, которыми руководили сельские старшины. В Туркестанском крае их называли аксакалами, а общества — аксакальскими.

Вопросы о земле в казахском обществе были сложными. И хотя царская власть объявила казахские земли собственностью Российского государства, но уничтожить собственность казахских феодалов на землю не смогла. При наделе пастбищ в казахских аулах в общем был сохранен порядок распределения земельных угодий, но кое-какие конкретные ограничения были установлены. Казахи платили налоги деньгами. Если, по «Положению” 1844 г., с кибитки брали 1,5 руб., то в «Положении” 1891 г. налог увеличился до 4 руб.

В судебное устройство, по «Положениям” 1886—1891 гг., были внесены новые нормы по управлению Туркестанским и Степным генерал-губернаторствами. Однако опыт прежнего судебного руковод­ства сохранился, и последние нормативные документы их окончательно закрепили. Особенно ценным в новых «Положениях” было то, что они учитывали цели и интересы царского правительства в проведении колониальной политики.

По «Положению об управлении Туркестанским краем”, были соз­даны суды имперского типа; кроме того, работали и местные, так называемые народные суды. Однако интерес колониальных властей ставился выше, поэтому с их стороны постоянно оказывалось давление на «народные суды”. А имперские суды были законодательно усилены и их решения утверждались своевременно. Многие преступления, ранее рассматривавшиеся народными судами, теперь передавались имперским судам. Такая очевидная несправедливость была замечена во время претворения в жизнь новых правил.

Согласно «Положениям” об управлении Туркестанским и Степным краями, имперские суды были созданы из таких звеньев, как мировые судьи, областные суды и сенат. Созданные по «Положению” 1867 г.

военные суды были упразднены и заменены областными судами и мировыми судьями. По новым «Положениям”, областные суды учреж­дались в пределах областей, а в уездах и крупных городах назначались мировые судьи. Следствие вели специальные судебные следователи и помощники мировых судей. Прокурорский надзор осуществлялся областным прокурором, а также его заместителями, состоявшими при областных судах.

Имперские суды имели право рассматривать как гражданские, так и уголовные дела. Если местные жители совершали особо опасные преступления, то их дела рассматривали имперские суды.

В регионах с мусульманским оседлым и кочевым населением учреждались особые народные суды, рассматривавшие дела на осно­вании существовавших местных традиций и обычаев казахов. Предста­вители других народов, имевшие споры с местным населением, также могли обращаться в народный суд. В подобных случаях истцы лиша­лись права обращаться с этим иском к мировому судье.

Таким образом, если мировые судьи и областные суды были такого же типа, что и имперские суды, то народные суды, т. е. суды биев, по своей сути являлись феодальными. Судебное устройство, закрепленное в «Положениях” 1886—1891 гг. с внесением некоторых поправок, сохранялось вплоть до 1917 г.

В общем реформы царского правительства были направлены на усиление колониальной политики. Время от времени они изменялись и способствовали усилению эксплуатации коренного населения. Последствия реформ, проведенных на земле Казахстана, были очень тяжелыми.

? Вопросы и задания

1. В чем цель принятия «Устава о сибирских киргизах (казахах)» 1822 г.? Кто участвовал в подготовке его проекта?

2. На какие части были поделены земли Казахстана царским правительством? Какие при этом возникали трудности?

3. Каковы положительные и отрицательные стороны упразднения ханской власти в Младшем жузе?

4. С какой целью царское правительство проводило на казахской земле новые реформы?

5. Какие существуют различия между областью и уездом?

6. Какие произошли изменения в военных судах по реформам 1867—1868 гг.?

7. Какие изменения внесли реформы в вопросы о налогах и земле?

8. Какие новшества внесли реформы 1886—1891 гг.?

9. В чем разница между имперскими судами и народными судами?

tak-to-ent.net

Это интересно:

  • Как оформить ипотеку на двоих если не в браке Как оформить ипотеку на двоих если не в браке Сегодня всё больше людей разного возраста, найдя свою вторую половину, совершенно не спешат узаконивать отношения - очень многие пары живут в так называемом гражданском браке. За время […]
  • Поступить на юриста заочно Как поступить на юридический факультет? Юридический факультет подготовки специалистов для судебной системы заочной формы обучения (заочный юридический факультет) Уважаемые абитуриенты, предлагаем вам поступить на юридический […]
  • Заявление на обучение на дому Обучение детей на дому – отличительные особенности В соответствии Федеральным законом от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Закон) для детей, нуждающихся в длительном лечении, а также […]
  • Красиво оформленные здания Как украсить вход в здание Проблема привлечения внимания потенциальных клиентов и перехвата потока посетителей всегда актуальна. Мы предлагаем несколько вариантов того, как можно украсить вход в здание, дом или магазин. Еще несколько […]
  • Правила общего вагона Глава IV. Правила применения тарифов, сборов и платы на работы (услуги), связанные с перевозкой багажа и грузобагажа железнодорожным транспортом общего пользования во внутригосударственном сообщении, пробегом багажных вагонов (в […]
  • Кбк налог на усн доходы минус расходы КБК для уплаты УСН КБК для уплаты УСН доходы (6 процентов) КБК для уплаты пени по УСН доходы (6 процентов) УСН доходы минус расходы (15%) КБК для уплаты УСН доходы минус расходы (15 процентов) КБК для уплаты пени по УСН доходы минус […]