4. 4. 029 Основной закон естествознания

4.4.029 Основной закон естествознания

Великий русский ученый-естествоиспытатель, «первый наш университет» (А.С. Пушкин), поборник развития отечественной науки и просвещения — Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765), впервые определив, что общий вес веществ до химической реакции и после нее не изменяется, установил тем самым закон сохранения веса при химических реакциях, как частный случай общего закона сохранения материи.

При жизни Ломоносова в Западной Европе сложился миф, что в России два Ломоносовых: один химик, а второй — поэт.

В головах его современников не укладывалось, как один человек может с таким успехом заниматься химией и стихами, физикой и мозаикой, геологией и историей, горным делом и правом, минералогией и языкознанием, астрономией и народным просвещением, а еще навигацией, мореплаванием, металлургией, созданием приборов, географией…

Опять таки — владеть одиннадцатью языками! Ничего странного, однако же, в том не было. По словам самого Михаила Васильевича: «Может собственных Платонов / И быстрых разумом Невтонов / Российская земля рождать».

Собственно, таким «двуликим» — Платоном и Ньютоном в одном лице — и был сам Ломоносов.

Ломоносов принес русской науке всемирную славу и обессмертил свое имя.

Он построил первую в России химическую научно-исследовательскую лабораторию; выдвинул теорию образования града и смерчей; исследовал атмосферное электричество и объяснил северное сияние; установил современную классификацию землетрясений; наметил кинетическую теорию газов; открыл атмосферу на Венере; доказал органическое происхождение почвы, торфа, каменного угля, нефти, янтаря; разработал приборы для физических исследований химических объектов и для определения географической долготы и широты; изобрел «ночезрительную трубу»; разработал технологию получения цветного стекла; доказал существование Антарктиды; выдвинул теорию об эволюции природы; разработал концепцию развития России, основанную на православии, самодержавии и духовно-нравственных ценностях русского народа и теорию славяно-чудского происхождения Древней Руси, принятую последующими историками; сработал мозаичные портреты Петра I и гигантскую мозаику «Полтавская баталия»; разработал концепцию «трех штилей» русского языка, применил к нему силлабо-тоническое стихосложение и, сочинив превосходные ямбические стихи; начал новую эру русского языка…

При множестве заслуг Ломоносова в самых разных областях человеческого знания главным достижением Михаила Васильевича считают его открытия в химии, которую ученый определил как «науку изменений» — учение о процессах, происходящих в телах.

В самой же химии Ломоносов открыл ее суть. Сегодня она формулируется так: масса веществ, вступающих в химическую реакцию, равна массе веществ, образующихся в результате реакции.

Атомистическая гипотеза строения материи, выдвинутая в античности Демокритом, нашла поддержку у многих философов и ученых. Догадка о том, что общее число атомов при всех изменениях, происходящих в природе, остается неизменным, стала, в конце концов, трактоваться естествоиспытателями как закон сохранения материи.

После того, как Ньютон (1643—1727) ввел понятие массы как количества материи, пропорциональной ее весу, стали говорить о законе сохранения массы (веса) при всех процессах, происходящих с материальными телами, в т.ч. и при химических процессах.

Не хватало количественной характеристики, подтверждавшей этот тезис. Мешала убежденность ученых в существовании «огненной субстанции» (теплорода, флогистона и т.п.), якобы принадлежащей самому огню либо выделяющейся при горении.

Английский физик и химик Р. Бойль (1627—1691) в опытах по обжигу свинца обнаружил увеличение веса, Теперь-то мы знаем, что это происходит за счет присоединения кислорода из воздуха, но ученый тогда предположил, что виновата в этом «материя огня».

Экспериментальная база в XVIII в. уже позволяла получить эти количественные соотношения. В 1756 г. М.В. Ломоносов повторил опыт Бойля. При этом, чтобы избежать притока или, напротив, утечки этой таинственной «субстанции», ученый взвешивал свинец в запаянной реторте, а не в открытой, как его предшественник. Опыт показал, что общий вес реторты с металлом при прокаливании не изменился.

Это позволило Ломоносову в годовом отчете о своей деятельности написать: «славного Роберта Боила мнение ложно, ибо без пропущения внешнего воздуха вес сожженного металла остается в одной мере».

Открытие сие не было случайно. Ломоносов давно уже был убежден, что воздух обладает весом, о чем сообщил Л. Эйлеру еще в 1748 г.

«Нет никакого сомнения, что частички воздуха, непрерывно текущего над обжигаемым телом, соединяются с ним и увеличивают вес его».

И далее: «Все перемены в натуре случающиеся такого суть состояния, что сколько чего от одного тела отнимается, столько присовокупится к другому. Так, ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте. Сей всеобщий естественной закон простирается и в самые правила движения: ибо тело, движущее своей силой другое, столько же оные у себя теряет, сколько сообщает другому, которое от него движение получает».

Как видим, связав закон сохранения массы вещества с законом сохранения энергии (количества движения), Ломоносов дал первую формулировку основного закона природы.

Ученый во всем хотел «дойти до сути» — доказать свои гипотезы опытным путем.

«Истинный химик должен быть теоретиком и практиком… Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рожденных только воображением» — утверждал он. Не только теоретическими разработками, но и многими своими опытами, ставшими классическими, Ломоносов опередил европейских ученых на десятилетия, а порой и на целое столетие.

При этом надо отметить, что почти все теоретические концепции Ломоносова — учение о теплоте, о состоянии вещества и т.д. — до малейших деталей совпали с путем развития этих наук в дальнейшем.

Открытый Ломоносовым закон получил более полное обоснование в его работах: «Об отношении количества материи и веса» (1758) и в «Рассуждении о твердости и жидкости тел» (1760), опубликованных на латинском языке в Европе.

Однако осознать значение этих трудов большинство естествоиспытателей тех лет не смогло. Они попросту не обратили на них должного внимания.

Об открытии русского ученого научный мир узнал много позже, тогда же Ломоносову был отдан и приоритет в установлении закона сохранения вещества, поскольку долгое время его автором считался французский химик А.Л. Лавуазье (1743—1794), опубликовавший результаты своих опытов (аналогичных опытам Ломоносова) в 1789 г.

Ломоносов — не только автор множества открытий, он и сам — открытие для России. Благодаря нему и Россия во многом открылась для Запада.

Судьба ученого уникальна. Гений — он всегда из будущего и для будущего. Но Ломоносов, хотя намного опередил уровень тогдашней русской науки, оказался в ней очень вовремя, т.к., собственно, и создал ее и придал ей ускорение, которое позволило нашему естествознанию не только не отстать от мирового, но и часто быть впереди него.

Перечисляя все открытия Михаила Васильевича, можно, пожалуй, и утомить читателя.

Биография его также хорошо известна. Стоит разве что лишний раз напомнить, что он был сыном помора, простым «мужиком», за заслуги ставшим дворянином, обладавшим потрясающим интеллектом и огромной пробивной силой. Что в науку Ломоносов пришел поздно — на четвертом десятке лет, но и систематически начал учиться только за двадцать.

Он не был вундеркиндом, во всяком случае, свидетельств тому нет. Но им с малых лет владела такая жажда знаний и желание отдать себя науке и быть полезным Отечеству, что этого с лихвой хватило бы всем российским академикам той поры, вознамерься они повторить все его исследования.

Ведь труды ученого, почетного члена Стокгольмской и Болонской академий наук, четверть века были гордостью и славой Петербургской академии. Напомнить о «крепком орешке», который не смогли расколоть никакие невзгоды, о феномене, которого больше не было и вряд ли уже когда будет.

Из его биографии можно разве что упомянуть один эпизод.

У Ломоносова враги не переводились — гениев, как правило, не жалуют. Он постоянно вынужден был пробивать свои идеи сквозь чиновничьи препоны и отметать клевету завистников и «неприятелей наук российских».

Академик не позволял не то что приструнивать, а даже подтрунивать над собой никому, в т.ч. и своим высокопоставленным покровителям.

Так, графу И.И. Шувалову, например, Михаил Васильевич заявил: «Я, ваше высокопревосходительство, не только у вельмож, но ниже у господа моего бога дураком быть не хочу».

Несколько раз ученый попадал в опалу. Дошло до того, что в 1763 г. в Сенат был направлен указ об отставке Ломоносова, в очередной раз оклеветанного врагами.

Хорошо, академик был «вхож» во двор. Екатерина II несколько раз изволила его приглашать к себе в комнаты и довольно с ним «разговаривать о науках с оказанием своего всемилостивейшего удовольствия».

Приходила императрица на обед и к Михаилу Васильевичу, «в знак благоволения к наукам приказывала хозяину ходить и сидеть по правую руку около себя». Посетила она его, больного, и на этот раз, после чего отозвала из Сената указ об его отставке и пожаловала Михаилу Васильевичу генеральский чин статского советника, подняв ему жалованье с трехсот рублей в год в семь раз.

После же кончины Ломоносова Екатерина распорядилась «спасением души» усопшего и его архивом, а также назначила вдове, Е.А. Ломоносовой пенсию, а дочь Елену выдала замуж за сына брянского священника.

Что же касается основного закона, который открыл Ломоносов, его полностью подтвердила современная наука. Так, в частности, взаимосвязь массы и энергии, на которую впервые обратил внимание русский ученый, выражается уравнением Эйнштейна: Е=mc2, где Е — энергия; m — масса; c — скорость света в вакууме.

Опираясь на закон сохранения массы веществ, сегодня производят различные расчеты — начиная со школьной парты, за которой над составлением уравнений химических реакций упражняются будущие инженеры и ученые.

Здравствуйте, уважаемый Виорэль!
Спасибо за интересный очерк!
Думаю, Вам знакомо имя «ниспровергателя кумиров» Гелия Салахутдинова. Он проходится и по «неучу Ломоносову», и по «фашисту Циолковскому», и по «плагиаторам Черепановым» и т.д.
http://www.nashdom.us/home/public/publikatsii/mify.-mify-sovetskoj-i-russkoj-nauki

Что Вы об этом думаете? Можно узнать?

Спасибо, Сергей!
«Ниспровергателям кумиров» надо же завоевать себе место под солнцем. И флаг им в руки! Это место окажется голым, как тот самый король.
Всего доброго!
С уважением,

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2018 Разработка и поддержка: Литературный клуб Под эгидой Российского союза писателей 18+

www.proza.ru

Закон ломоносова естествознание

2. Закон Ломоносова

Лаборатория Ломоносова была не только местом, где можно было получить консультацию почти по всем практическим вопросам тогдашней химии. В ней велась огромная и напряженная теоретическая работа 1 .

1 (При описание научной деятельности Ломоносова мы не придерживаемся строго хронологического порядка, так как это привело бы к чрезвычайной пестроте изложения, а по возможности посвящаем каждой отрасли знания, в которой работал Ломоносов, одну основную главу.)

Ломоносов был одним из замечательных новаторов в истории химии. Ломоносов по-новому осознал роль и значение химии, ее место среди наук, изучающих природу. Он называл химию наукой, в то время как многие химики еще определяли ее, как «искусство разложения тел смешанных на их составные части, или искусство соединения составных частей в тела», как писал в своих «Основаниях химии» Георг Шталь (1723) и другие до самого конца XVIII века. А для Ломоносова химия — «наука изменений» — учение о процессах, происходящих в телах.

Ломоносов не только предложил новое понимание химии, он смело выводил её на новую дорогу. В 1840 году знаменитый химик Юстус Либих говорил, что он отчетливо помнит, как во времена его молодости химия была только «служанкой лекарей, для которых она приготовляла рвотные и проносные снадобья; затискнутая в стенах медицинских факультетов, она ни как не могла достичь самостоятельности.» Только по нужде занимались ею медики; кроме как для них да ещё и фармацевтов, она и не существовала.»


‘Слово о пользе Химии’ Ломоносова

В «Слове о пользе Химии» (1751) Ломоносов с необычайной проницательностью говорил о причинах беспомощного состояния современной ему химии.

«Химик, — указывал Ломоносов, — видя при всяком опыте разные и часто нечаянные явления и произведения, и приманиваясь тем к снисканию скорой пользы, Математику как бы только в некоторых тщетных размышлениях о точках и линиях упражняющемуся смеется. Математик напротив того уверен в своих положениях ясными доказательствами, и чрез неоспоримые и беспрерывные следствия выводя неизвестные количества свойств, Химика как бы одною только практикою отягощенного и между многими беспорядочными опытами заблуждающаго презирает; и приобыкнув к чистой бумаге и к светлым Геометрическим инструментам, Химическим дымом и пепелом гнушается».

«Бесполезны тому очи, — восклицал Ломоносов, — кто желает видеть внутренность вещи, лишаясь рук к отверстию оной. Бесполезны тому руки, кто к рассмотрению открытых вещей очей не имеет. Химия руками, Математика очами Физическими по справедливости назваться может». Разобщение наук, изучающих природу, приводило к тому, что эти, по словам Ломоносова, неразрывно связанные между собою «сестры» до сих пор «толь разномысленных сынов по большей части рождали», то-есть приходили к противоречивым и недостоверным выводам.

Химия, чтобы стать настоящей наукой, должна, по образному выражению Ломоносова, «выспрашивать у осторожной и догадливой Геометрии», когда она «разделенные и рассеянные частицы из растворов в твердые части соединяет и показывает разные в них фигуры». Она должна «советовать с точною и замысловатою Механикою», когда «твердые тела на жидкие, жидкие на твердые переменяет, и разных родов материи разделяет и соединяет». Она должна «выведывать чрез проницательную Оптику», когда «чрез слитие жидких материи разные цветы производит». Только тогда, когда «неусыпный Натуры рачитель» — то-есть исследователь природы — научится в химии «чрез Геометрию вымеривать, через Механику развешивать, и через Оптику высматривать», тогда он и «желаемых тайностей достигнет».

Химикам, работавшим наугад, ремесленникам, пробирерам и аптекарским подмастерьям он противопоставляет научно подготовленного химика, который опирался бы на всю совокупность физико-математических наук. Ломоносов возвещает приход нового химика. Это «химик и глубокий математик в одном человеке». Однако от химика и математика, которые должны слиться в одном человеке, Ломоносов требует новых качеств. «Химик требуется не такой, который только из одного чтения книг понял сию науку, но который собственным искусством в ней прилежно упражнялся». Химик, который ничего не видит за своими ретортами, который нагромождает беспорядочные опыты, следуя только своей узкой цели и не замечая «случившейся в трудах своих явления и перемены, служащие к истолкованию естественных тайн», не способен вывести свою науку на настоящую дорогу. Но и математик требуется не такой, «который только в трудных выкладках искусен, но который в изобретениях и доказательствах, привыкнув к математической строгости, в Натуре сокровенную правду точным и непоползновенным порядком вывесть умеет».

Только немногие ученые в первой половине XVIII века осознавали принципиальную важность неуклонной проверки своих опытов мерой и весом. Ученик Ломоносова, талантливый русский химик Василий Клементьев (1731 -1759), прямо указывал на несовершенство тогдашней химической науки: «Я думаю, нет такого ученого, который бы не знал, какое почти бесконечное множество имеется химических опытов, но при всем том он не сможет отрицать, что авторы почти всех их прошли молчанием такие весьма важные и крайне нужные указания, как мера и вес». Клементьев совершенно справедливо указывал, что «в отсутствии меры и веса мы не можем наверняка, не опасаясь неудачи, обещать желательное нам явление, хотя оно и было уже ранее достигнуто другими. Это обстоятельство вполне поясняет, почему из химических опытов, уже опубликованных, многие редко или даже никогда не удаются другим производящим их впоследствии». При таком поистине плачевном состоянии химии в середине XVIII века Ломоносов постоянно подчеркивал необходимость измерять, взвешивать, следить за пропорцией, проверять вычислением произведенные химические анализы.

Ломоносов имел отчетливое представление о химически чистом веществе и реактиве, о чем почти не помышляли химики и отчего происходила постоянная путаница в опытах. А Ломоносов еще в 1745 году, составляя план химической лаборатории, выдвигал непременным условием для успешного исследования наличие химически чистых веществ и реактивов. «Нужные и в химических трудах употребительные материи сперва со всяким старанием вычистить, чтобы в них никакого постороннего примесу не было, от которого в других действиях обман быть может».


‘Точило’, или прибор для исследования твердости тел (чертеж М. В. Ломоносова)

Лаборатория Ломоносова располагала целым набором различных весов. Здесь были большие «пробные весы в стеклянном футляре», пробирные весы серебряные, несколько ручных аптекарских весов с медными чашками, обычные торговые весы для больших тяжестей, однако отличавшиеся большой точностью.

Выполненная в 1754 году под руководством Ломоносова диссертация Василия Клементьева носила характерное название: «Об увеличении веса, которое некоторые металлы приобретают при осаждении» и была целиком построена на точных измерениях.

Новый подход к задачам химии, пристальное внимание к весовым отношениям привели Ломоносова к замечательным опытам над окислением металлов.

Долгое время люди не понимали природы огня и процессов горения, и представления их на этот счет носили самый фантастический характер. Огонь считали особым первичным элементом природы. Не только’изобретатель камеры-обскуры и автор «Натуральной магии» знаменитый в свое время физик- любитель неаполитанец Джамбатиста Порта (1538- 1615) утверждал, что лампа может в течение столетий гореть в герметически закрытом помещении (пещерах и гробницах), но этого же мнения придерживался и Декарт, полагавший, что «тело пламени» состоит из «мельчайших частиц, очень быстро и стремительно движущихся одна от другой». Декарт не видел в явлениях горения процесса соединения веществ и потому не считал необходимым их приток. Даже после того, как Отто Герике (1602-1686) при опытах с воздушным насосом установил, что свеча гаснет в пустоте и для горения нужен воздух, дело не двинулось вперед.

С начала XVIII века в науке почти безраздельно господствовала теория флогистона, таинственной невесомой материи, вызывающей своим появлением все процессы горения, то внезапно охватывающей вещество и бурно соединяющейся с ним, то улетучивающейся в пространство.

Сторонники этой теории полагали, что флогистон может принимать форму огня лишь в известной материальной среде, а потому объявили воздух универсальным растворителем невесомого флогистона, постоянно в нем присутствующего. Поэтому горение без воздуха и затруднительно. По воззрениям сторонников флогистона, металлы представляли собой сложное тело, состоящее из «окалины» и присоединившегося к ним флогистона, а «окалина» (соединение металла с кислородом) оказывалась простым телом.

Ломоносов, отрицательно относившийся к невесомым материям, давно размышлял о физических причинах теплоты, не упуская из виду и химической стороны этого явления — процессов горения и обжигания металлов. В своем исследовании «Физические размышления о причинах теплоты и холода», напечатанном в первом томе «Новых комментариев» Петербургской Академии наук в 1750 году, но составленном Ломоносовым значительно раньше, он рассматривает вопрос и о том, что происходит при обжигании металлов.

«Если не ошибаюсь, — писал Ломоносов, — весьма известный Роберт Бойль первый доказал на опыте, что тела увеличиваются в весе при обжигании. Если это действительно может быть доказано для элементарного огня, то мнение о теплотворной материи нашло бы себе в подтверждение твердый оплот».

Роберт Бойль во время своих опытов (в 1673 году) брал кусок свинца, помещал его в запаянную стеклянную реторту, взвешивал и подвергал действию огня. Свинец превращался в порошок — «окалину». Бойль взламывал реторту, причем не преминул заметить, что воздух со свистом врывается в нее. После того Бойль взвешивал сосуд и устанавливал увеличение веса! Отсюда он делал вывод, что при прокаливании металла особо тонкая, но все же обладающая весом огненная материя проникла через стенки сосуда и, присоединившись к металлу, утяжелила его. Применив к химическому исследованию весы, Бойль встретился с новым явлением, но дал ему неверное толкование, удовольствовавшись представлением об «огненной материи».

Размышляя над описанными Бойлем фактами, Ломоносов приходит к выводу, что эти опыты «показывают лишь, что либо части пламени, сжигающего тела, либо части воздуха, во время обжигания, проходящего над прокаливаемым телом, обладают весом». В письме к Л. Эйлеру, написанном в 1748 году, Ломоносов утверждал: «Нет никакого сомнения, что частички воздуха, непрерывно текущего над обжигаемым телом, соединяются с ним и увеличивают вес его» 1 . Ломоносов, несомненно, считал вопрос решенным, но он не забывал о нем и в 1756 году повторил опыты Роберта Бойля с соблюдением тех же самых условий. Но Ломоносов взвесил запаянный сосуд с образовавшейся окалиной до того, как он был вскрыт и в него впущен воздух. Увеличения веса не последовало!

1 (Еще в 1674 году английский химик Джон Майов (1643-1679) высказал предположение, что увеличение веса сурьмы при кальцинировании (обжиге) происходит за счет «селитряных частиц», содержащихся в воздухе. Труды Майова были вскоре забыты, и о них вспомнили только в конце XVIII века. Несомненно, что Ломоносов пришел к своим выводам об увеличении веса металлов при обжиге совершенно самостоятельно.)

В своем отчете Ломоносов писал:

«Делал опыт в заплавленных накрепко стеклянных сосудах, чтобы исследовать, прибывает ли вес металлов от чистого жару. Оными опытами нашлось, что славного Роберта Бойля мнение ложно, ибо без пропущения внешнего воздуха вес сожженного металла остается в одной мере».

Этот опыт являлся подтверждением и одновременно следствием того закона сохранения вещества при химических превращениях, которым Ломоносов неизменно руководствовался в своей экспериментальной работе. Еще в письме к Леонарду Эйлеру от 5 июля 1748 года Ломоносов отчетливо во всеобъемлющей форме высказал великий и основной закон природы:

«Все перемены в натуре случающиеся такого суть состояния, что сколько чего от одного тела отнимается, столько присовокупится к другому. Так, ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте. Сей всеобщий естественной закон простирается и в самые правила движения: ибо тело, движущее своей силой другое, столько же оныя у себя теряет, сколько сообщает другому, которое от него движение получает».

В этих словах Ломоносова заключено гениальное обобщение великих философских принципов материализма-неуничтожимости материи и неуничтожимости движения, примененных им во всей своей широте к новому естествознанию. О том, что материя и связанное с нею движение не исчезают и не рождаются из ничего, говорили еще великие материалисты древности — Демокрит и Эпикур. Излагая их учение, древнеримский поэт Лукреций Кар (I век до нашей эры) в своей поэме «О природе вещей» писал, что «из ничего не творится ничто», а значит: «гибели полной вещей никогда не допустит природа».

1 (Лукреций. О природе вещей. Перевод Ф. А. Петровского. 1946. Кн. I, строки 246-249 и 262-264. Ломоносов высоко ценил поэму Лукреция и переводил из нее отрывки, один из которых он поместил в своем руководстве «Первые основания металлургии, или рудных дел».)

Материалистическая философия никогда не забывала об этих великих принципах, оказывавших свое действие на развитие науки. О неуничтожимости движения писал Декарт. Наука XVII века, как указывает С. И. Вавилов, анализировала законы сохранения в «узкой, математической форме, отвечающей механическим движениям». Но никто до Ломоносова не объявлял этих принципов всеобщим законом естествознания, которым надо неизменно руководствоваться во всех конкретных исследованиях и который «оставался незыблемым для Ломоносова во всей его работе по естествознанию, технике и философии до конца дней» 1 .

1 (С. И. Вавилов. Закон Ломоносова. «Правда», 5 января 1949 года.)

Великий закон природы, установленный Ломоносовым, находится в неразрывной связи со всем его философским мировоззрением и определяет характер сделанных им многочисленных частных открытий и самого метода экспериментальной работы.

Одним из конкретных проявлений всеобщего закона Ломоносова был и экспериментально подтвержденный им закон сохранения вещества при химических превращениях, установление которого долгое время приписывалось французскому химику Антуану Лорану Лавуазье 1 (1743-1794).

1 (При этом следует заметить, что Лавуазье никогда не претендовал на открытие этого закона, и вплоть до середины XIX века «закон постоянства веса» не связывался с именем Лавуазье и отсутствовал в перечнях его заслуг в самых авторитетных книгах по истории химии.)

За последнее время получено много данных свидетельствующих, что ломоносовское «Рассуждение о твердости и жидкости тел», где впервые печатно был приведен этот закон, было хорошо известно за границей и вряд ли могло остаться неизвестным Лавуазье, который, как доказано, пользовался изданиями Петербургской Академии наук и ссылался на них.

«Рассуждение о твердости и жидкости тел» было напечатано в октябре 1760 года на русском и латинском языках и рассылалось за границу в большом числе экземпляров. Недавно также стало известно, что в авторитетном французском критикобиблиографическом журнале «Типографские анналы», редактором которого был профессор Парижского университета химик Огюстен Ру, в ноябрьском номере за 1761 год было не только отмечено латинское издание «Рассуждения о твердости и жидкости тел» Ломоносова, но и рекомендовано вниманию ученых в следующей аннотации: «Вескостью своих доказательств автор показывает, каких успехов достигла России в области физики со времен славного правления Петра Великого» 1 .

1 (См. книгу: Я. Г. Дорфма н. Лавуазье. М,-Л., 1948, стр. 299-300. Некоторые дополнительные материалы и соображения приведены в рецензии на эту книгу О. Старосельской (журнал «Вопросы истории», 1949, № 4).)

Неоспоримы заслуги Лавуазье в установлении научных основ современной химии, в частности в деле внедрения принципа сохранения вещества в практику работы химиков. Но следует отметить, что через сорок один год после Ломоносова, в 1789 году, в курсе «Начальный учебник химии» Лавуазье те же вопросы ставил значительно уже.

При описании процесса брожения виноградного сахара Лавуазье, отметив, что вес взятого сахара равен весу образовавшегося спирта и углекислоты, писал, что это происходит «потому, что ничто не творится ни в искусственных процессах, ни в природных., и можно выставить положение, что во всякой операции имеется одинаковое количество материи до и после операции, что качество и количество начал осталось теми же самыми, произошли лишь перемещения, перегруппировки. На этом положении основано все искусство делать опыты в химии: необходимо предполагать во всех настоящее равенство между началом исследуемого тела и получаемого из него анализом» 1 .

1 (Цитировано по книге: М. В. Ломоносов. Физикохимические работы. 1923, стр. 108. (Примечания Б. Н. Меншуткина.))

Устанавливая, что закон сохранения вещества простирается на правила движения, Ломоносов, несомненно, стремился осознать отношение вещества и движения.

Принцип вечности материи был, как мы уже видели, сформулирован еще в древности, причем античные философы-материалисты понимали материю как массу или вещество. Принцип сохранения движения был высказан Декартом. Заслуга Ломоносова заключалась в том, что он связал воедино принцип сохранения вещества и принцип сохранения движения и систематически применял его при изучении природы.

«Глубочайшее содержание великого начала природы, усмотренного Ломоносовым, — писал академик С. И. Вавилов, — раскрывалось постепенно и продолжает раскрываться в прогрессивном историческом процессе развития науки о природе» 1 .

1 (С. И. Вавилов. Закон Ломоносова. «Правда», 5 января 1949 года. )

nplit.ru

Великие физики

Главное меню

Главные научные открытия Михаила Васильевича Ломоносова, великого русского учёного, относятся к химии, физике и астрономии.

Ломоносов считал, что в природе не существует ничего такого, что невозможно было бы изучить и понять.

В области физики и химии все объяснения Ломоносова базировались на основе представлений о строении материи.

Корпускулярно-кинетическая теория

В 1741 г. в своей работе «Элементы математической химии» Ломоносов изложил свою корпускулярную теорию строения вещества. Согласно этой теории, все вещества состоят из мельчайших «нечувствительных» частичек. Эти частички неделимы и способны сцепляться друг с другом. А все свойства веществ зависят от свойств этих частичек. Мелкие частицы Ломоносов назвал элементами, а крупные – корпускулами. Вещества различны, потому что корпускулы различаются по своему составу и соединению. Не правда ли, очень похоже на современную атомную теорию строения вещества? Только в теории Ломоносова атомы – это элементы, а молекулы – корпускулы.

Ломоносов считал, что все корпускулы движутся по законам механики. А так как движение корпускул влечёт за собой изменения веществ, то и химические превращения следует изучать физическими и математическими методами.

С помощью своей корпускулярной теории Ломоносов опроверг существовавшую до середины XVIII в. теорию, согласно которой тепло распространялось и передавалось с помощью некой огненной материи, называемой «теплородом». В своей научной работе «О причине теплоты и стужи» Ломоносов писал, что тело может быть горячим или тёплым, потому что в нём происходит внутреннее движение частиц, из которых это тело состоит. И если движение этих частиц полностью прекращается, то наступает наибольшая и последняя степень холода, то есть абсолютный нуль.

Закон сохранения материи

До Ломоносова считалось, что постоянным в природе остаётся лишь количество механического движения. Ломоносов же был убеждён, что если материя убывает где-то в одном месте, то она непременно прибавится в другом.

Закон сохранения материи и движения, сформулированный Ломоносовым, является всеобщим законом естествознания.

Ломоносов считал, что в природе всё происходит так, что если что-то к чему-то прибавилось, то в другом месте это отнимается у чего-то другого. Так, если мы увеличиваем время сна, то мы уменьшаем время бодрствования и т.д.

Так как этот закон был всеобщим, то он был справедлив и для движения. И тело, которое движет своей силой другое тело, столько теряет в своём движении, сколько движения передаёт другому телу.

Под движением Ломоносов понимал не только механическое движение, но и тепловое. Своим законом он объяснял все процессы, происходящие при теплопередаче, и других переходах энергии.

Исследование световых и цветовых явлений

Ломоносов считал, что всё мировое пространство заполнено эфиром. А частицы эфира, как и все корпускулы материального мира, находятся в движении. И это движение бывает трёх видов: поступательное, вращательное и колебательное. И разные виды движений возбуждают разные виды явлений. Вращательное движение частиц является источником тепла, а колебательное – источником света.

Кроме того, он был автором гипотезы о существовании в эфире трёх разных по своим размерам частиц. Каждая из этих групп частиц определяла какой-нибудь основной цвет: красный, жёлтый или голубой. А все остальные цвета по его теории получались при смешении основных.

Электричество

В те времена существовало убеждение, что электричество – это «невесомый флюид», какая-то мифическая жидкость, которая переливается в электризуемое тело. Ломоносов же считал, что электричество — это движение мельчайших частичек материальной субстанции — эфира. Он предполагал, что все природные явления: химические, тепловые, световые и электрические — имеют одинаковую природу. И все они вызываются движением различных частиц материи в эфире.

Большой вклад Ломоносов внёс в изучение происхождения грозовых разрядов. Он доказал с помощью экспериментов, что они имеют электрическую природу.

Ломоносов утверждал, что атмосферное электричество возникает в результате трения капелек воды с пылинками и другими воздушными частичками при перемещении вертикальных восходящих и нисходящих потоков воздуха.

Опыты по физике и химии М.В. Ломоносов проводил в своей лаборатории, которая была открыта в 1748 г. при Академии наук.

Михаила Васильевича Ломоносова можно назвать русским Леонардо да Винчи. Он был создателем русской школы прикладной оптики. Занимался разработками «ночезрительного прибора». Изучая физические свойства водной среды, создал «батоскоп», чтобы можно было видеть дно в реках. Он даже придумал прототип вертолёта.

Его открытия на десятки лет опередили работы других учёных.

www.phisiki.com

Это интересно:

  • Правила по пожарной безопасности на рабочем месте Инструкция по пожарной безопасности 1. Общие требования пожарной безопасности 2. Требования безопасности перед началом работы 3. Требования безопасности во время работы 4. Требования безопасности по окончании работы 5. Действие […]
  • Жалоба на следователя за затягивание Затягивание сроков предварительного следствия Доброго времени суток! Скажите что делать мне, как потерпевшей стороне, если срок предварительного следствия (2 месяца) истек и дело до сих пор не направлено в суд-? Что мне нужно […]
  • Отзыв на заявление частного обвинения Заявление по факту побоев Пришел ответ из суда, что заявление не соответствует требованиям 318 УПК Составили новое с помощью интернета, помогите проверить правильность искового заявления частного обвинения по 116 УК, заранее […]
  • Коллекторы радиаторного отопления rehau Коллектор для системы отопления Друзья! в доме от застройщика проложены полиэтиленовые трубы на отопление, далее тройник и к батареям. Получается троийник заливается в стяжку. Для себя решил ставить коллектор в сантехшкафу и от него […]
  • 69 налог ру 69 налог ру Почтовый адрес Управления: 610002, г. Киров, ул. Воровского, 37 Телефон справочной службы: (8332) 37-80-08 Телефон общественной приемной: (8332) 37-84-00 Телефакс: (8332) 37-82-79 Телефон: (8332) 37-82-30, факс для […]
  • Правила сервера cs go jail Правила игры Режим "JailBreak" В режиме JailBreak все игроки делятся на заключенных и охранников. Один из охранников становится начальником тюрьмы. Начальник проводит среди заключенных игры. Заключенные проигравшие в игре будут […]