Закон и справедливость термины

Веды — литературные памятники религиозного содержания, священные книги индусов.

Дхармасутра и дхармашастра— религиозно-ритуальные и правовые брахманские компиляции.

Каста —обособленная группа лиц с наследственным характером их деятельности, складывающаяся по профессиональному, родовому, религиозному и другим признакам.

Дхарма(для брахманизма) — свод обязанностей, которые должны были исполнять каждая из варн.

Дхарма(для буддизма) — управляющая миром природная закономерность, естественный закон.

Варна —особая сословная группа.

Брахманы— варна, в которую входили священнослужители, жрецы.

Кшатрии— варна, в которую входили воины, правители.

Вайшья— варна, в которую входили земледельцы, ремесленники.

Шудра— варна, в которую входили слуги.

Даосизм —одно из наиболее влиятельных течений древнекитайской философской и общественно-политической мысли. Основатель Лао-цзы.

> Дао —независимый от небесного владыки естественный ход вещей, естественная закономерность.

Фа— позитивные законы включали в себя Ли — правила ритуала; Жэнь — правила человеколюбия; Шу — правила заботы о людях; Сяо — правила почтительного отношения в родителям; Чжун — правила преданности правителю и т.д.

Чжэ мин— принцип «исправления имен».

Тимократия— вырождение идеальной аристократии, которая приводит к появлению частной собственности и делению людей на свободных и рабов.

Олигархия— порча тимократического государства в результате скопления значительного богатства у частных лиц.

Демократия— приятный и разнообразный строй, но не имеющий должного управления.

Аристократия— идеальное государственное устройство.

Тирания— противоположность демократии, когда чрезмерная свобода обращается в чрезмерное рабство. Наихудший вид правления.

Политика— царское искусство, требующее знаний и умения управлять людьми.

Аристотель

Политика— как наука тесно связана с этикой.

Автаркия— самоудовлетвореность, цель, главный итог политики.

Государство— высшая форма общения, обнимающая собою все остальные общения.

Полития— самая правильная форма государства, смешение олигархии (власть немногих богатых) и демократии (власть неимущих). В ней доминирует средний элемент.

Политическое право— часть естественного права

Волеустановленное право— установления закона и всеобщих соглашений.

Неписаный закон— правовые обычаи.

Политическое правление— правление закона, а не людей.

Охлократия— власть толпы.

Обычаи и законы— два начала присущие любому государству.

Государство— дело, достояние народа, «соединения многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов».

Естественное право— идеальная норма человеческих отношений и одновременно всеобщий закон, вытекающий из неизменного порядка природы и всей вселенной.

Вечный закон— выражение божественного разума и воли, которое определяет естественный порядок и естественное право.

Фома Аквинский

Государство— политическая общность.

Сущность власти— порядок отношений господства и подчинения, при которых воля лиц, находящихся наверху человеческой иерархии, движет низшими слоями населения.

Происхождение власти— конкретные способы завладения властью.

Вечный закон— универсальный нормы, общие принципы божественного разума, управляющего вселенной.

Естественный закон— отражение вечного закона в человеческом разуме.

Позитивный закон— конкретизация естественного закона, это императив с меняющимся содержанием.

Божественный закон— дан в Библии.

Право— сфера правды, справедливости.

Марсилий Падуанский

Народ— источник любой власти, как светской, так и духовной. Он один верховный законодатель и носитель суверенитета.

Законы— веления, подкрепленные угрозой реального наказания или обещанием реальной награды.

Законодательная власть— призвана строго придерживаться рамок закона и действует благодаря тому авторитету, которым наделил ее законодатель.

Закон— определяет внешние поступки людей на той степени их развития, когда они не достигли еще совершенства.

Даниил Заточник

Царская гроза— признак дееспособности и надежности верховной власти для подданных.

Н. Макиавелли

Государство— аппарат, управляющий подданными, народом, обществом, ему принадлежит публичная власть в лице государя. Государь вне юрисдикции суда.

Государство— управления множеством семейств и тем, что «является общим у них всех, осуществляемое суверенной властью сообразно праву».

Государственность— возникает из договора, цель ее — заботиться об истинном счастье индивидов.

Суверенитет— абсолютная, постоянная власть, означающая высшую власть повелевать.

Королевская монархия— лучшее государство, в котором суверенитет принадлежит монарху, а управление имеет аристократический и демократический характер.

Право— цель бытия государства.

Гуго Гроций

Предмет юриспруденции— вопросы права и справедливости.

Предмет политической науки— целесообразность и польза.

Естественное право— предписание здравого разума, источником которого является сама разумная природа человека как социального существа, которому присуще стремление к общению.

Естественное состояние— догосударственная стадия жизни людей.

Государство— соглашение большинства против меньшинства, как союз слабых и угнетенных против сильных и могущественных.

Верховная власть— суверенная власть, ее носителем выступает государство.

Война— состояние борьбы силою как таковое

Гражданское состояние— наличие верховной власти, совокупное тело которой и естьгосударство.

Естественное право— договорно установленное высшее естественное право государства.

Частное гражданское право— разрешенные в условиях гражданского состояния естественные права индивида, т.е. дозволенная верховной властью часть естественных прав.

Естественное состояние— «война всех против всех».

Государство— возникает в результате заключения общественного договора, гражданское состояние общества. Государственная власть — абсолютна.

Государство— социальный институт, который воплощает и отправляет функцию публичной (политической) власти.

Свобода— «состоит в том, чтобы зависеть только от законов».

Наилучший политический строй — когда на троне просвещенный монарх.

Ш. Мотескье

Закономерное— разумное и необходимое, которое противопоставляется фатальному.

Государство— политическое состояние, при котором происходит соединение всех отдельных сил.

Закон— человеческий разум, управляющий всеми людьми

Государство— политический организм.

Суверенитет— общая воля народа, он неотчуждаем и неделим.

Законодательная власть— должна осуществлять народом-сувереном непосредственно.

Исполнительная власть— создается не на основе общественного договора, а по решению суверена в качестве посредующего организма для сношения между подданными и сувереном.

Законы— необходимые условия гражданской ассоциации и общежития.

С. Пуфендорф

Государство— возникает по инициативе бога, но оно не может возникнуть без предварительного согласия людей. Основания государства — два договора.

Душа государства— отчуждаемая народом правителю единая верховная власть, которая имеет неограниченные полномочия и в принципе не подлежит ответственности за свои действия.

Ю. Крижанич

Самовладство— все управление государством должно быть сосредоточено в руках верховного правителя, которым должен быть король-философ.

Закон— тождественен справедливости.

Феофан Прокопович

Самодержавие— неограниченная власть императора.

Права человека— некие свойства социального бытия человека и одновременно «принцип правительственной власти»

Категорический императив— поступай так, чтобы максима твоего поведения могла быть вместе с тем и принципом всеобщего законодательства.

Право— совокупность условий, ограничивающих произвол одного по отношению к другим посредством объективного общего закона свободы.

Естественное право— имеет своим источником очевидные априорные принципы.

Положительное право— источником которого является воля законодателя.

Справедливость— притязание, не предусмотренное законом и поэтому не обеспеченное принуждением.

Частное право— регулирует отношения индивидов как собственников.

Публичное право— определяет взаимоотношения между людьми, объединенными в союз граждан (государство), как членами политического целого.

Государство— организация совокупного множества лиц, связанных правовыми законами.

Право— состоит в том, чтобы наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли, диалектика которой совпадает с философским конструированием системы права как царства реализованной свободы.

Абстрактное право— право абстрактно свободной личности.

Преступление— сознательное нарушение права как права.

Наказание— не только средство восстановления нарушенного права, но и право самого преступника, заложенное уже в его деянии — поступке свободной личности.

Государство— идея разума, свободы и права, поскольку идея и есть осуществленность понятия в формах внешнего, наличного бытия. Это действительность конкретной свободы.

Всеобщий мировой дух— выступает в столкновении различных суверенных воль, через диалектику их соотношения. Носителем мирового духа является господствующий на данной ступени истории народ, который получает однократную и единственную возможность составить эпоху всемирной истории.

П.И. Пестель

Духовные законы— известны из Священного Писания.

Естественные законы— вытекают из требований природы и нужд естественных.

Государственные законы— постановления государства, которые ставят целью достижение общественного Благоденствия, и потому должны издаваться в полном соответствии с законами духовными и естественными.

Государство— средство возникновения и продолжения того насильственного социального процесса, в ходе которого происходит рождение привилегированного культурного человека, господствующего над остальной массой

Право— нечто вторичное, производное от воли власти, ее рефлекс.

Естественное право— результат войны и победы.

Чистая теория права— структурный анализ позитивного права, ее базис — в гипотезе о базисной норме, установленной логическим анализом реального юридического мышления.

Государство— выступает как господство, и как право.

Концепция солидаризма— факт взаимной зависимости, соединяющий между собой, в силу общности потребностей и разделения труда, членов рода человеческого, в частности членов одной социальной группы.

web-local.rudn.ru

Понятие и соотношение юридической и социальной справедливости

Понимание содержания требований справедливости и ее сущность не остаются неизменными: они изменяются и развиваются в соответствии с историческим развитием и совершенствованием общественных отношений. Смена исторических этапов развития общества, государства и права не приводило к полной замене понятия справедливости, выработанного в процессе исторического развития, современной трактовкой этого понятия. Современное понятие справедливости сохранило предшествующие представления о справедливости и дополнилось новыми.

В настоящее время, в условиях становления правового государства о справедливости говорят как об общечеловеческой ценности. Такое ценностное понимание справедливости получило всемирное признание в качестве условия современного развития и мирного сосуществования всего человеческого сообщества. Всеобщая декларация прав человека ООН (1948 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) и другие международные акты, ратифицированные государствами с различными политическими системами, провозглашают свободы и права человека — на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, достоинство, свободу убеждений, равенство перед законом, и признают всеобщее понимание характера этих ценностей, присущих всем членам человеческого общества, как основы всеобщего мира и справедливости.

В период существования социалистического государства в нашей стране преобладало гипертрофированное представление о справедливости как сугубо классовой категории, что привело к попранию важнейших элементарных общечеловеческих ценностей и интересов. Основным критерием справедливости при этом называлось отношение человека к средствам производства. Конечно, нельзя недооценивать данные отношения, но переоценка их неминуемо приводит к вопросам о классовости характера отношений. Так, учение о классовой борьбе, которое составляло одну из основ идеологии, политики, культуры, нравственности в СССР, повлекло отрицание так называемой «буржуазной философии, культуры, морали, нравственности, справедливости» и как следствие, — античеловеческое пренебрежение к элементарным и глобальным интересам и ценностям человека — его свободе, благополучию и самой жизни. С другой стороны нельзя отрицать то обстоятельство, что за время социалистического развития путем воздействия на нормы нравственности и морали социальная справедливость, именно конкретного данного общества, наиболее адекватно оценивалась большинством населения страны.

Социальная справедливость, является ценностной категорией, поскольку вырабатывается в обществе в соответствие со сложившимися представлениями о нравственности и нормами поведения. При этом, поскольку категория общей справедливости зачастую и в большей своей части лежит за пределами правового регулирования, в области нравственности и морали, постольку это обстоятельство позволяет называть ее социальной.

Предметом рассмотрения в данной статье являются вопросы современного понимания юридической справедливости и ее соотношения со справедливостью социальной.

Социальная справедливость проявляется там, где оцениваются поступки и поведение людей, распределяются общественные блага и обязанности. Значительное место занимает она в сфере правосознания, однако, не отождествляется с ним, так как оценивает не только правовые, но и другие общественные явления. С одной стороны, все отношения, регулируемые правом, охватываются и нравственными нормами, но с другой стороны, сфера действия морали шире сферы действия права, нравственные представления о справедливости по своему содержанию являются более богатыми и разносторонними, чем правовые. В итоге нравственное понятие категории справедливости более емкое, чем понятие юридической справедливости. Этим определяется необходимость руководствоваться в правоприменительной деятельности не только правосознанием, требованиями юридической справедливости, но и нормами нравственности, справедливостью социальной, нашедшей отражение в праве, чтобы принятое решение имело двустороннюю поддержку — правовую и моральную. Однако, здесь необходимо, также сделать оговорку. Нравственные нормы социальной справедливости могут использоваться в той лишь части, когда они не противоречат справедливости юридической. Любое другое использование нравственных норм в правоприменительной деятельности неминуемо приведет к преобладанию рациональности над законом. Основная сила норм социальной справедливости в демократическом обществе, должна быть направлена на приведение действующего законодательства, регулирующего поведение людей, в соответствие с нормами нравственности.

Право и мораль, их соотношение, взаимосвязь всегда представляли для ученых интерес, поэтому эта тема стала предметом обсуждения на научном симпозиуме, проведенном в сентябре 1997 г. Центром истории и теории права и государства Института государства и права РАН. Указывая на принципиальное различие таких понятий как мораль и нравственность многие ученые указывали на необходимость выработки единой концепции в понимании данных социальных явлений, опираясь на философское наследие.

В рамках такой концепции представляется необходимым разработать единое понятие социальной справедливости, четко определить сущность и содержание общеправового принципа справедливости, дать понятие юридической справедливости.

Социальная справедливость является ценностной категорией, на основе которой устанавливаются юридические критерии оценки деятельности людей. Представления о справедливости как оценочной категории пользуются в обществе тогда, когда с ее позиций оценивают поступки, действия, явления. Но справедливость — категория, «работающая» не только тогда, когда уже произошло какое-то реальное действие и его необходимо оценить. Она сама есть начало любого поведения, любой деятельности. Всякие сколько-нибудь значимые социальные действия перед их совершением соизмеряются с ней, чтобы их результаты отвечали элементарным представлениям о справедливости. Поэтому справедливостью руководствуются как нормой должного поведения, имеющей обязательное значение в жизни людей, государственных органов, общественных организаций, государства в целом.

В философской и юридической литературе неоднократно подчеркивался оценочный характер справедливости. Так, «справедливость определяется как понятие морального сознания, характеризующее меру воздействия и требований прав и благ личности или социальной общности, меру требовательности к личности, правомерность оценки экономических, политических, правовых желаний действительности и поступков людей, а также их самооценки». Социальная справедливость — это нравственный критерий для соизмерения действий субъектов, в соответствие с которым осуществляется воздаяние каждому за его поступки в виде наступления тех или иных последствий. «Справедливость означает принятый обществом в качестве нравственно оправданного и правильного масштаба для соизмерения действий субъекта в пользу (или во вред) общества и других лиц с ответными действиями последних». Справедливость предполагает соизмерение поведения и его оценки, деяния и воздаяния индивида, то есть соотношение между трудом и вознаграждением, заслугами и их признанием, правами и обязанностями, правонарушением и ответственностью.

Справедливость употребляется при оценке поступков людей в двух аспектах: 1) как принцип определяющий направление деятельности и критерий оценки конкретного поведенческого акта; 2) как теоретическое условие будущего действия. Социальная справедливость в качестве морального принципа определяет деятельность всех государственных органов и общественных организаций, применяющих правовые нормы в процессе распределения между членами общества материальных и духовных благ, а также при определении меры юридической ответственности или общественного воздействия за совершаемые правонарушения и другие не желаемые для общества действия. Представления о социальной справедливости, с точки зрения ее моральной значимости очень важны для дальнейшей оценки конкретных повиденчиских актов, в том числе, связанных с принятием правоприменительного акта. А оценка конкретной, в том числе правоприменительной деятельности, должна даваться на основе общего требования принципа справедливости. Оценка, проведенная таким образом, будет отражать характер юридической справедливости. В связи с этим, оценка любого правоприменительного акта, проведенная сначала с точки зрения справедливости как морального принципа, а потом справедливости как юридического принципа позволит принять справедливый правоприменительный акт. Такая постановка вопроса определяется многими факторами, в том числе несовпадением социальной и юридической справедливости.

Основными элементами содержания социальной справедливости являются общечеловеческие принципы свободы и равенства, являющиеся основой оценки деятельности как конкретных людей, социальных и иных групп и организаций, которые они образуют, так и государства в целом.

Данные элементы социальной справедливости могут быть адекватно оценены лишь при наличии устоявшихся общественных отношений в более-менее однородном обществе. И тогда понятие социальной справедливости может быть выражено следующим образом.

Социальная справедливость — это общественно-политическая категория, формирующаяся на базе требований политики, морали и нравственности, воплощающая принципы свободы и равенства и являющаяся нормой поведения людей и их коллективов, а также основой государственной и общественной оценки различных действий, поступков и иных социальных явлений.

Определив понятие социальной справедливости, нельзя не оговориться о тех факторах, которые непосредственно влияют на эволюцию понятия социальной справедливости в обществе. Все общественные отношения в обществе формируются с учетом социальной справедливости, однако, не все они находят свое непосредственное закрепление в нормах права. Но именно законодательно закрепленная часть создает основные критерии оценки поведения индивидов в обществе, поскольку за этой оценкой стоит сила принуждения государства. Государство требует от своих граждан безусловного подчинения данным требованиям, в противном случае наступают предусмотренные законом санкции.

Указанное обстоятельство не означает, что понятие справедливости, отличающееся от общепризнанной позиции будет менее социально значимо и менее социально справедливо.

Социальная справедливость зарождается в сфере общественных отношений, содержится в нормах морали, на их основе закрепляется в нормах права, трансформируется в правоприменительных актах и поэтому приобретает правовой характер.

Социальная справедливость не совпадает по объему с понятием юридической справедливости, что не позволяет оценивать тождественно одни и те же деяния. Отсюда возникает необходимость закрепления термина юридической справедливости и критериев ее оценки в нормативных актах.

Характерно, что зарубежное право также страдает от отсутствия четких, законодательно закрепленных критериев справедливости в правоприменении: «Отмечается отсутствие четкой правовой основы либо конституционных рамок, которые бы определили действия суда по обеспечению справедливости».

Использование термина социальная справедливость при вынесении правоприменительного акта вряд ли возможно и целесообразно в силу:

1. его абстрактности;

2. отсутствия конкретных юридических критериев, которыми должны руководствоваться субъекты правоприменения;

3. различного толкования понятий социальной и юридической справедливости в юридической литературе.

Именно поэтому использование данного термина в законодательстве не влечет за собой никаких последствий, кроме идеологических. Уже сейчас действующее законодательство все чаще и чаще начинает использовать термин «социальная справедливость». Например, в статье 43 УК РФ, статье 9 закона «О политических партиях».

Отсутствие в законодательстве легального понятия справедливости приводит к введению в нормативные акты неопределенных терминов, таких как «историческая справедливость», закрепленного, например, в законодательных актах посвященных реабилитации репрессированных граждан. В некоторые законодательные акты, автоматически переносится скорее идеологический, чем правовой термин « идеи социальной справедливости», что имеет место в законах РФ: статья 16 «Об общественных объединениях», статья 56 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ».

Определенная теоретическая база имеется для определения термина «принцип социальной справедливости». Так, в учебной литературе он определяется как принцип, имеющий морально-правовое содержание, обеспечивающий соответствие между практической ролью индивидов в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами человека и их общественным признанием. Или более четкое понятие -строгая соразмерность юридической ответственности допущенному правонарушению. Этот термин встречается в таких нормативных актах, как Уголовный кодекс РФ статья 6.

Налоговый кодекс РФ статья 3, закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», Указ Президента РФ «О новом этапе реализации государственной целевой программы «жилище».

Закрепление в законодательном порядке всех указанных выше терминов, на наш взгляд, есть не что иное, как болезнь перестроечных процессов и профессиональная слабость законотворчества.

Таким образом, при переходе от одного этапа развития общества к новому, более прогрессивному, отказ от ранее существовавших взглядов на общественные отношения — правовые и экономические — влечет изменение норм морали. При этом отсутствие единого, закрепленного в нормах права понятия справедливости, влечет его различное толкование. В связи с этим, общетеоретическое определение данного понятия на конкретном историческом отрезке переходного периода может быть выражено следующим образом. Социальная справедливость — это исторически сложившаяся, морально-правовая категория оценки различных действий, поступков и иных социальных явлений со стороны государства и социально активной части общества, формирующаяся на базе требований экономики, политики, права и нравственности, воплощающих принципы свободы и равенства, определяющих нормы поведения людей в обществе.

Определение понятия социальной справедливости позволяет сформулировать критерии социальной справедливости: во-первых, свободу выбора и равенства в экономических отношениях как индивидов между собой, так и в их отношениях с организациями и с государством. Во-вторых, политическая и правовая часть общественных отношений должны обеспечивать равенство прав и свобод участников общественных отношений, при соразмерном возложении обязанностей. В-третьих, увеличение активности населения, путем вовлечения их в экономические, политические, и правовые процессы. И четвертое, и не менее важное, создание новой идеологии соответствующей изменению в общественных явлениях, происходящим в России.

Нам представляется, что установление справедливости правоприменительных актов, законодательных актов, в целом права, необходимо для выяснения сущности и понятия социальной справедливости.

Более того, на наш взгляд использование в нормативных актах различных терминов, таких как «историческая справедливость», «экономическая справедливость» и т.п. в корне неверно, поскольку позволяет говорить о преимуществе, допустим, «исторической справедливости» над экономической и иных разновидностей социальной справедливости. В связи с этим возникает необходимость нормативного закрепления понятия юридической справедливости для его единообразного понимания. Такое понимание будет способствовать совершенствованию процедуры законотворчества и соответственно положительно повлияет на процедуру правоприменительной деятельности при вынесении правоприменительного акта.

Термин «юридическая справедливость» употребляется в правовой литературе наряду с термином правовая справедливость. Однако термин юридическая справедливость менее разработан, чем понятие правовой справедливости. Чаще же всего в работах отечественных юристов юридическая и правовая справедливость понимаются как части социальной справедливости и поэтому отождествляются, что не соответствует действительности. В то же время, некоторые авторы более разнообразно подходят в проблеме справедливости в праве. Так, З.А. Бербешкина выделяет нравственный и социально-правовой аспекты справедливости как самостоятельные оценочные категории. Вопросу о справедливости в правотворческой и правоприменительной деятельности посвящены многие научные работы российских юристов. Поэтому существуют различные точки зрения о том, является ли справедливость правовой категорией и что понимать под справедливым судебным решением. Существует мнение, что справедливость является нормативным положением морали. В.Н. Кудрявцев полагает, что справедливость являясь нравственной категорией, и в то же время имеет значение для правового поведения и здесь смыкается с правом. П.Н. Сергейко, рассматривая специфику проявления справедливости в праве, выделяет специальное понятие «юридическая справедливость». А.Т. Боннер, критикует позицию П.Н. Сергейко в плане понимания данного понятия, тем ни менее соглашается с необходимостью такого понятия. И как бы примиряет все противоположные позиции В.М. Баранов, утверждая, что справедливость как социальное понятие имеет различные стороны, поэтому справедливость может получить воплощение не только в правилах морали, но и нормах права.

Автор, разделяя позицию П.Н. Сергейко, полагает правильным применение специального термина для определения справедливости правоприменительного акта — «юридическая справедливость» для отличия ее от справедливости социальной. Поскольку судебные акты обладают своей спецификой и не всегда даже законные и обоснованные акты будут справедливыми с точки зрения справедливости социальной.

А.Т. Боннер, не соглашаясь с выводами П.Н. Сергейко о том, что правоприменительные акты всегда должны соответствовать нормам морали, указывает, что это возможно только в том случае, если сам закон требует при разрешении дела учитывать нормы морали. В других случаях, если судья выносит законное, но явно несправедливое решение, по мнению А.Т. Боннера, он должен принимать иные меры организационного характера с тем, чтобы как-либо нейтрализовать эту несправедливость. Данное предложение никак нельзя назвать выходом из положения, поскольку судебные органы призваны осуществлять правосудие в строго определенной процессуальной форме и тем самым вершить справедливость. Поэтому искать справедливость где-то в другом месте, нежели в суде, и другими методами не входит в их функции.

Так же подверг критике теорию правовой (юридической) справедливости Е.Г. Мартынчик. При этом он исходил из того, что юридическая справедливость тождественна законности и обоснованности судебного акта, а поскольку «законодательству, регламентирующему осуществление правосудия, присуща социальная, а не правовая (юридическая) справедливость, находящая выражение как в нормах, регулирующих принятие решений, их форму и содержание, так и в правоотношениях, правосознании», то, следовательно, и процессуальное решение, вынесенное на основе этого права является социально справедливым. Безусловно, данное суждение логично, но только для тех случаев, когда закон сам по себе социально справедлив, но бывают ситуации, когда сам закон морально устарел и требуется его отмена или изменение. Это связано с тем, что право менее гибкая и подвижная категория, чем мораль и не всегда идет в ногу со временем, однако, это не освобождает суд от необходимости принятия не только законного и обоснованного решения, но и справедливого. Вот именно в таких случаях и необходимо говорить о юридической справедливости судебного постановления — когда суд выполнил все предписания закона — и материального и процессуального и одновременно постарался согласовать это решение с нормами морали.

По существу к выводу о наличии юридической справедливости приходит В.М. Чхиквадзе. «Такие категории, как справедливость, свобода, равенство, человечность, представляют важные социальные ценности не только в сфере политических и моральных, но и правовых отношений. Однако в право они входят как бы в преобразованном виде, принимая форму конкретных правовых требований и институтов». Правильно отмечено, что социальная справедливость воплощается в праве в преобразованном виде, поскольку там она предъявляет к членам общества конкретные правовые требования.

Еще более категоричен в своих суждениях B.C. Нерсесянц, утверждая, что право по определению справедливо, а справедливость — внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Необходимо согласиться с его мнением о том, что требования моральной, нравственной, политической и иной «справедливости» лишены определенности принципа правового равенства и права в целом, поэтому они неизбежно оказываются во власти субъективизма, релятивизма, произвольного усмотрения и частного выбора. Отсюда и множественность борющихся между собой и несогласуемых друг с другом внеправовых представлений о справедливости. Это положение имеет важное практическое значение поскольку при осуществлении правоприменительной деятельности правоприменительным органам важно иметь четкое представление о понятии и критериях юридической справедливости, и следовать им при вынесении правоприменительных актов, в случае их законодательного закрепления.

Соглашаясь с вышеуказанной позицией профессора B.C. Нерсесянца мы полагаем, что он недооценивает значение так называемой внеправовой справедливости — социальной, экономической, политической и т.п., поскольку именно она является основой для формирования справедливости правовой. Об этом свидетельствует исторический процесс формирования общественных отношений и развития социальной справедливости и юридической справедливости, связанный с постепенным переходом от индивидуальных требований, носивших личный характер, к общим, безличным требованиям, обращенным к различным людям, попадающим в типичные ситуации. И поэтому закон, будучи составной частью правовой системы, выступает как рациональная мера социальной справедливости. Юридическая справедливость реально не тождественна справедливости социальной и поэтому имеет специфический предмет оценки и критерий этой оценки. Социальная справедливость, пользующаяся такими критериями, как добро и зло, как правило, не остается безразличной ни к каким общественным явлениям. Сфера ее действия чрезмерно широка, как широка и сфера применения норм морали, лежащей в основе социальной справедливости. Юридическая справедливость как критерий поведения людей и иных общественных явлений применима для оценки только юридически значимых фактов. Факты, не имеющие юридического значения, ее не интересуют и ею не оцениваются. Юридическая справедливость распространяет свое действие на те общественные отношения, которые установлены или санкционированы государством.

Социальная справедливость лежит в основе человеческой деятельности. Ее требования, и в первую очередь нравственные, составляют содержание норм поведения людей, а также служат критерием оценки любых действий отдельной личности, определенного коллектива, государственных или общественных организаций. Юридическая справедливость всецело вытекает из требований действующих правовых норм. С точки зрения государства, специальных правоприменительных органов справедливым является то, что основано на законе.

Сфера применения юридической справедливости значительно уже сферы действия социальной справедливости. Юридическая справедливость имеет отношение только к тем общественным явлениям, которые охвачены правом, оценка и разрешение которых происходит на основе права и соответствующими компетентными органами.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что на эти же общественные отношения распространяет свое действие и социальная справедливость в целом. Поэтому в основе юридической справедливости, так же как и справедливости социальной, лежит и нравственность, требования которой взаимно переплетаются с требованиями права. Создается положение, аналогичное с возникающим в процессе воздействия права и нравственности на общественную жизнь: мораль распространяет свое действие на все общественные отношения, в том числе и на урегулированные правом, а право — только на эту последнюю часть. Таким образом, определенный ряд фактов, явлений, действий одновременно оценивается и с точки зрения социальной и с точки зрения юридической справедливости. В правовом государстве эти оценки по большому счету должны совпадать между собой, но могут в силу различных причин не совпадать, в связи с чем смешение справедливости социальной и юридической может привести к неправильным выводам, в частности к оправданию подмены права нормами морали при разрешении судебных и иных дел. В тех случаях, когда обнаруживается расхождение или несоответствие между правовыми и нравственными установлениями, первенство принадлежит праву. В этом специфика юридической справедливости. При оценке фактов с позиций социальной справедливости указанные противоречия разрешаются в пользу нравственности как более подвижного и всесторонне отражающего интересы общества регулятора поведения людей.

В юридической литературе правильно отмечалось, что право является категорией менее подвижной, чем политика, и что правовые нормы иногда отстают от соответствующих политических требований. Это особенно хорошо заметно в настоящее время. Начало 90-х годов характеризуется ломкой старого государственного строя и переходом к новому, демократическому государству. В тоже время, невозможно сразу и полностью отказаться от законодательства, формировавшегося на протяжении десятилетий и создать совершенно новую нормативную базу. Поэтому продолжают действовать многие законы, принятые в бытность существования советского государства, которые при помощи дополнений и изменений законодатель пытается адаптировать к реалиям нашей жизни.

Таким образом, мы приходим к необходимости дать понятие юридической справедливости. Понятие юридической справедливости необходимо рассматривать в двух уровнях: 1) в качестве общего юридического принципа, основания, условия и общего критерия правоприменительного акта; 2) в качестве упорядочивающей и конкретизирующей до персональной определенности меры справедливости правоприменительного акта.

Справедливость социальная и юридическая отличаются не только указанными выше обстоятельствами. Мы их разграничиваем не потому, что в остальных случаях их требования могут не совпадать, а в связи с тем, что социальная и юридическая справедливость — различные самостоятельные оценочные категории и нормы поведения. Принципом социальной справедливости пользуется общество в целом при оценке любого поведения людей и других общественных явлений, в то время как с позиций юридической справедливости рассматриваются отдельные общественные явления, в существовании которых особо заинтересовано государство, либо, напротив, которые категорически запрещаются им. Субъектами такой юридической оценки выступают в основном специальные государственные органы, применяющие правовые нормы в процессе осуществления административной деятельности, следственно-прокурорской, судебной, финансовой и т.д. Если социальная справедливость обеспечивается и восстанавливается обществом и его воздействием, то за обеспечением юридической справедливости стоит аппарат государственного принуждения, обращение к которому становится необходимым тогда, когда отдельные члены общества не подчиняются добровольно правовым установлениям, а сила убеждений не дает должных результатов или оказывается недостаточной. Поэтому, в конечном счете, юридическая справедливость — формально определенная категория, вытекающая в первую очередь из непосредственных требований правовых норм.

Можно выделить специальные критерии юридической справедливости, руководство которыми помогает избежать ошибок в правоприменении, принимать юридически обоснованные и справедливые акты. Среди таких критериев отметим следующие.

1. При вынесении справедливого правоприменительного акта важно применение справедливого закона, который должен создаваться в соответствии с социальной справедливостью и содержать четкие юридические требования, которые и должны выступать в качестве критериев юридической справедливости. Следовательно, главным критерием юридической справедливости правоприменительного акта является справедливость права, содержащегося в законе (критерием справедливости которого является социальная справедливость).

2. Важнейшим критерием юридической справедливости правоприменительного акта является субординация законодательства — федерального и субъектов федерации — означающая что за Конституцией РФ сохраняется высшая юридическая сила и согласно которой законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ (ст. 15 Конституции РФ).

3. Следующий критерий юридической справедливости заключается в том, что санкции правовых норм должны применяться только в отношении лиц, совершивших правонарушения. Несправедливо возлагать ответственность на лиц, не виновных и не допустивших никаких противоправных действий. Исключение может составлять лишь гражданско-правовая ответственность государственных и общественных организаций за вред, причиненный их работникам при исполнении служебных обязанностей, а также материальная ответственность родителей за действия несовершеннолетних детей. Справедливость такого исключения в том, что таким образом обеспечивается полное возмещение вреда потерпевшим гражданам в первом случае и, как правило, полное возмещение вреда, нанесенного организациям или гражданам, во втором случае. Однако нельзя возлагать ответственность за действия одних граждан на других. Здесь проявляется уже определенная несправедливость, так как в подобных случаях ответственность несут лица, не виновные и не обязанные отвечать за действия других. Однако при рассмотрении и разрешении конкретных гражданских дел встречаются ошибки именно такого характера.

Так, Арбитражным судом Ставропольского края было возбуждено гражданское дело по иску Ставропольского лесхоза к ФГУП СКжд о взыскании 1 547 558 рублей в возмещение ущерба за незаконную порубку лесных насаждений. В судебном заседании было установлено, что в марте 2002 г. в полосе отвода железной дороги на перегоне Палагиада — Элиста, находящейся на балансе Георгиевской дистанции лесных насаждений ФГУП СКжд неустановленными лицами была совершена самовольная вырубка 70 деревьев. О данном лесонарушении Ставропольским лесхозом был составлен протокол №2 от 1.04.02 г.

Арбитражный суд Ставропольского края, основываясь на ст. 1064 ГК РФ об общих основаниях ответственности за причинение вреда, ст. 111 ЛК РФ об обязанности граждан и юридических лиц возместить вред, причиненный лесному хозяйству, ст. 83 Ж РФ определяющей размер возмещения убытков, своим решением от 4 июля 2002 г. удовлетворил иск Ставропольского лесхоза, взыскав с ФГУП СКжд ущерб в размере 1 547 558 рублей.

Однако суд не учел, что возмещение убытков, предусмотренное ЛК РФ, связано с необходимостью восстановления потерь лесного хозяйства. В тоже время, функции по контролю, охране и воспроизводству лесов возложены и на Георгиевскую дистанцию лесонасаждений, поэтому удовлетворение иска лесхоза приводит в данном случае не только к двойной ответственности (уплаты возмещения вреда и реальному возмещению самого вреда), но и к ответственности при отсутствии вины, поскольку реальный причинитель вреда не был установлен.

На эти обстоятельства обратил внимание Федеральный арбитражный суд по Северо-Кавказскому округу и отменил решение Арбитражного суда Ставропольского края, направив дело на новое рассмотрение. Новым решением Арбитражного суда Ставропольского края от 6 июня 2003 г. в иске Ставропольскому лесхозу к ФГУП СКжд было отказано. Таким образом, только после указания вышестоящего суда на допущенные в ходе рассмотрения дела ошибки было принято законное и справедливое решение.

4. Из сущности юридической справедливости вытекает, что закон, устанавливающий юридическую ответственность за действия, ранее не запрещавшиеся, а также усиливающий ее, не может иметь обратной силы. В ином случае к ответственности привлекались бы лица, по сути, за свое правомерное поведение, так как их действия во время их совершения не запрещались законодателем, или несли бы ответственность в большей мере, чем было предусмотрено законом, когда совершалось противоправное действие. Таким образом, критерием юридической справедливости является отсутствие обратной силы закона в отношении деяний, ранее не запрещавшихся.

5. Сущность следующего критерия юридической справедливости в том, что если в результате противоправных виновных действий нарушаются права граждан, учреждений или организаций, закон должен обеспечивать восстановление нарушенных прав в полном объеме. В виде исключения может допускаться неполное возмещение имущественного ущерба, нанесенного работником своему предприятию, учреждению, организации при исполнении им трудовых обязанностей. Следовательно, критерием юридической справедливости является способность правоприменителя обеспечить восстановление нарушенных прав в полном объеме путем вынесения правоприменительного акта.

6. Последний критерий юридической справедливости заключается в том, что карательная санкция должна соответствовать степени общественной опасности и вредности правонарушения, а также предусматривать возможность учета всех обстоятельств дела с целью индивидуализации ответственности в каждом отдельном случае. Здесь проявляется принцип соразмерности как важнейший элемент юридической справедливости. Применительно, например, к области уголовного права, он означает требование правильного соотношения наказания степени тяжести и характеру совершенного преступления. Этот критерий можно сформулировать следующим образом: соответствие правоприменительного акта как упорядочивающей меры поведения индивидуального субъекта степени общественной опасности.

Не следует думать, что критерии юридической справедливости правоприменительного акта — это какие-то особые критерии, абсолютно отличные от принципов законности. Многие критерии юридической справедливости, и в частности справедливой юридической ответственности, закреплены соответствующими нормами права и таким образом одновременно являются и критериями юридической справедливости, и принципами законности. Однако от того, что многие из них предусмотрены законом, они ни в коем случае не перестают быть критериями юридической справедливости, так как они родились и сформировались в обществе, прежде всего как нравственные категории, как требования справедливости.

Основное значение юридической справедливости и ее социальная ценность состоит в том, что она благодаря четкой регламентации прав и обязанностей, установления конкретной ответственности за правонарушения вносит стабильность в государственно-правовую жизнь и обеспечивает торжество законности, ибо там, где утверждается юридическая справедливость, торжествует и законность.

Постановка и рассмотрение проблемы понимания и соотношения справедливости социальной и юридической в жизни общества, их проявление в правотворческой деятельности и правоприменительной деятельности при вынесении правоприменительных актов необходима в целях укрепления начал законности, повышения эффективности законодательства и его применения, воспитательной роли права. Разграничение справедливости социальной и юридической, предупреждает против произвольного обращения с законом, его подмены общественным мнением отдельных коллективов или моралью. Важно обратить серьезное внимание на необходимость учета критериев юридической справедливости и в процессе правотворчества, и в процессе вынесения правоприменительного акта, что будет способствовать и совершенствованию права в целом.

superinf.ru

Это интересно:

  • Ооо юрист центр Организация ООО "ЮРИСТ-ЦЕНТР" Юридический адрес: 394030, Г ВОРОНЕЖ, УЛ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА Д 66 ОКФС: 16 - Частная собственность ОКОГУ: 4210014 - Организации, учрежденные юридическими лицами или гражданами, или юридическими лицами […]
  • Гражданство нидерландов Гражданство нидерландов Как стать голландцем, или Вся правда о натурализации На основе источников Immigration and Naturalization Service Итак, вы прожили какое-то время в Нидерландах, успешно повернулись […]
  • Институты защиты интеллектуальной собственности Электронная библиотека Система правовой охраны интеллектуальной собственности – четыре самостоятельных института, представляющих российское законодательство об интеллектуальной собственности: Законодательство о средствах […]
  • Разрешение 10 дюймового планшета Разрешение 10 дюймового планшета Планшеты и смартфоны оснащаются экранами с разными соотношениями сторон и разной плотностью пикселей, однако эти параметры редко указываются в технических характеристиках. Попробуем разобраться со […]
  • Чтение реестра c# Чтение реестра c# В интернете приведено очень много способов хранения настроек программы, но все они как-то разбросаны, поэтому я решил их собрать вместе и расписать, как этим пользоваться. C# и app.config На хабре уже была посвящена […]
  • Правила плавания маломерные суда Правила плавания маломерные суда Обучение судоводителей на права ГИМС скидка на НОВОМ САЙТЕ Обучение от 5000 руб. Судоводителям Санкт- Петербурга и Ленинградской области И нформация об обучении, запись на […]