Преступление и наказание по русской правде

Преступление и наказание по Русской Правде представляли собой регулирование уголовного и исполнительного производства. Русская Правда не знала понятия преступления. На ее языке преступление — это обида, т.е. причинение морального, материального или физического вреда определенному лицу. Существовало только два рода преступлений: против личности и имущественные. Не было ни государственных, ни должностных, ни иных преступлений.

Субъектами преступления являлись все, кроме холопов, за которых отвечали их хозяева. Однако в некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. Русская Правда не знала ни возрастного ограничения уголовной ответственность, ни понятия невменяемости.

В Русской Правде было предусмотрено понятие соучастия: все соучастники преступления отвечали поровну, распределение функций пока не отмечалось. Форма вины по Русской Правде еще не была определена. Различались лишь умысел и неосторожность. Умысел разделялся на прямой и косвенный.

Преступные деяния определялись не системно, а казуально, примерами.

Виды преступлений по Русской Правде: 1) преступления против личности:

2) убийство. Правда Ярослава признавала возможность кровной мести либо денежное взыскание. Правда Ярославичей отменила кровную месть и ввела штрафы в зависимости от социального положения убитого: за убийство привилегированных людей — княжьих мужей (дружинников, княжеских слуг — огнищан, подъездных) устанавливался двойной уголовный штраф — 80 гривен; за горожан, купцов, мечников — 40 фивен; за холопа — 5 гривен. Виды убийств: убийство в ссоре или на пиру; убийство в разбое (в этом случае устанавливалось самое тяжкое наказание — поток и разграбление, что означало превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией всего имущества);

1) причинение телесных повреждений: нанесение ран, отсечение руки, ноги, лишение глаза (назначался штраф в размере 12,20 гривен, который уплачивался князю в качестве урока в пользу пострадавшего);

2) преступления против чести, оскорбление действием — вырывание бороды, усов, толкание (штраф — 12 гривен);

3) преступления против собственности. Прежде всего, устанавливалась жестко дифференцированная ответственность за покушение на имущество феодалов и иных лиц (за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей, за поджог двора и гумна). За конокрадство устанавливалась высшая мера наказания — поток и разграбление.

Виды наказаний по Русской Правде: — кровная месть; — поток и разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы; — штрафы: вира; продажа; урок; половничество.

histerl.ru

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ К ПРАКТИЧЕСКИМ ЗАНЯТИЯМ РУССКАЯ ПРАВДА И ЕЕ ВРЕМЯ. Автор: А.А. ТИМОФЕЕВА , редактор: Л.И. Александрова

С возникновением и упрочением частной собственности появляется понятие наследства. Правовые памятники содержат постановление о наследовании по закону и по завещанию, причем в этих постановлениях ярко выражены принципы феодального права: устанавливаются два различных порядка наследования: один – для бояр, другой – для смердов (ст. 90-91). Смысл этих статей не в том, что дочери смерда не могут продолжить трудовой эксплуатации участка земли, а в том, что князь стремится к обогащению и за счет выморочного хозяйства смерда. Наследственное право восточных славян носило на себе многие черты патриархальных отношений. Община была заинтересована в том, чтобы ее имущество не уходило на сторону, поэтому правом наследия пользовались только сыновья, дочери же наследовать не могли, так как, выходя замуж, уносили бы имущество за пределы данной общины (ст. 92). Эта норма, которая долго сохранялась в русском праве, выразилась в поговорке “сестра при братьях – не наследница”.

Феодальным правом в Западной Европе часто давались преимущества в наследстве старшему сыну. По Русской Правде, наоборот, младший сын находился в более благоприятном положении, так как наследовал дом, двор и все оставленное отцом хозяйство.

По Русской Правде могли наследовать только законные дети. Под незаконными подразумевались дети рабыни-наложницы, которые имущество отца наследовать не могли, но получали с матерью свободу.

Вдова имела право на часть имущества (ст. 93), но если глава семьи умирал, не оставив завещания (“без ряду”), то имущество делилось поровну между детьми с выделением части вдове, как уже отмечалось выше, и монастырю “на помин души” (ст. 92).

Ранее уже подчеркивалось, что главной чертой права, выраженного в Русской Правде, является то, что это право было правом феодальным, правом неравным, правом привилегий.

Второй характерной чертой права является отсутствие четкого различия между гражданскими правонарушениями и уголовными преступлениями. В Древнерусском государстве преступление именовалось обидой, то есть причинением кому-либо материального, физического или морального вреда (например, моление у воды, ввод в церковь животных и пр.). Но при отсутствии разграничения между уголовными преступлениями и гражданскими правонарушениями все же нормы Русской Правды различаются по своему характеру. Они могут быть условно разделены на три основные группы.

1. Нормы гражданского права, то есть, главным образом, нормы, определяющие чисто имущественные и семейные отношения (мы их рассмотрели выше).

2. Нормы процессуального права, то есть нормы, которые определяли порядок расследования и рассмотрения судебных дел.

3. Нормы уголовного права (то есть те нормы, за нарушение которых прямо предусматривались наказания).

Большинство норм Русской Правды по существу относится к уголовному и уголовно-процессуальному праву, поэтому Русская Правда позволяет составить достаточное представление о системе основных преступлений и наказаний Древнерусского государства. Основными принципами, повлиявшими на становление уголовного права, было дальнейшее развитие феодальных отношений, наличие антагонистических классов и обострение борьбы между ними.

Субъектом права могли быть только свободные люди – феодалы, городские люди, феодально-зависимые крестьяне. Ст. 46 Пространной Правды говорит, что “если холопы окажутся ворами, то князь штрафом их не наказывает, поскольку они не свободны”; хозяин такого холопа обязан был платить двойное вознаграждение потерпевшему, холопов же, совершивших кражу, “князь продажей не казнит, зане суть не свободны”, но мог его бить, убить и т.д.

Обычно субъектом преступления являлось одно лицо. Свободный человек за кражу платил штраф в пользу князя и урок в пользу пострадавших (ст. 75, 79, 82). Если преступление совершалось несколькими лицами, то все виновные отвечали одинаково, независимо от степени участия каждого из них в совершении преступления (ст. 42, 43, 44).

Имеющиеся в научном обороте документы Киевской Руси позволяют установить виды преступлений и меры наказаний, которые применялись в то время.

Отметим прежде всего деяния, которые можно квалифицировать как государственные преступления, хотя самого понятия “государственное преступление” не существовало: восстание против князя, переход на сторону врага – перевет, нарушение вассальной верности. Эти преступления в Русской Правде не отражены, но судить о них можно на основании летописей. В качестве меры наказания за эти преступления применялась смертная казнь в виде повешения.

В другую группу деяний входили преступления против личности: убийство, телесные повреждения, насилия, оскобление. Основным видом наказания здесь были штрафы, находящиеся в прямой зависимости от личности потерпевшего: жизнь, честь, имущество бояр защищались повышенными штрафами. Вместе с тем, убийство, совершенное в порядке кровной мести, не являлось преступлением и не подлежало наказанию. В Правде Ярославичей месть была заменена денежной вирой и головничеством, а убийство в порядке кровной мести стало преступлением и подлежало наказанию на общих основаниях (ст. 1).

Русская Правда различает деяния по степени проявленной преступником злой воли. Так, например, различается убийство на пиру, в ссоре, убийство в разбое. Во всяком случае Русская Правда устанавливает разное наказание за эти убийства. Не являлось преступлением убийство ночного вора (ст. 40), застигнутого на месте преступления, но при условии, что в момент убийства вор не был связан и это преступление произошло до наступления рассвета. Не являлось преступлением убийство холопа или рабыни (ст. 89).

Наиболее опасным считалось убийство в разбое без всякой ссоры, за которое была установлена высшая мера наказания – поток и разграбление, то есть конфискация имущества и продажа в рабство виновного и членов его семьи (ст. 7). Почти таким же опасным считалось убийство “княжа мужа”, вира в 40 гривен взималась за убийство свободных людей, приближенных ко двору и слуг. Менее опасным представлялось убийство других категорий граждан: за ремесленника в пользу князя взималось 12 гривен (ст. 15), смерда и холопа – 5 (ст. 16), раба – 6 гривен. (Позже в ст. 89 предусматривается 12 гривен и за убийство холопа, и за убийство раба).

Довольно много уделено внимания в Русской Правде преступлениям против личных прав: по Краткой Правде за отсечение руки назначался штраф в 40 гривен (ст. 5), за преступления против чести предусматривалось 12 гривен штрафа. К числу оскорблений действием относилось вырывание волос из бороды или усов, таскания кого-нибудь к себе или от себя. Оскорбление словом и развратное поведение – юрисдикция церкви.

Большую группу преступлений составляли преступления против собственности. Защищая собственность феодала на землю, Русская Правда в ряде статей устанавливала строгую ответственность за порчу межевых знаков в бортных лесах и за перепахивание пашенной межи (ст. 71, 72, 73). За эти действия было установлено наказание в виде штрафа размером в 12 гривен.

Очень много статей посвящено охране другого имущества феодалов. В Русской Правде говорится об ответственности за поджог жилого и нежилого помещения (двора и гумна, ст. 83), за что устанавливалась суровая мера – поток и разграбление. За злонамеренное истребление скота взыскивался штраф в пользу князя (продажа) 12 гривен и возмещение вреда хозяину (урок).

Наибольшее внимание, как отмечалось ранее, уделено краже (татьбе). Причем кража из закрытого помещения и конокрадство (ст. 35) наказывалась сурово. В Русской Правде не содержится никаких статей о церковных преступлениях, мало статей имеется и в церковных уставах, но отсутствие упоминаний о такого рода преступлениях объясняется не тем, что эти деяния вообще не предусматривались в Киевском государстве, а тем, что они рассматривались по византийским законам. Виновные в этих преступлениях подвергались жестоким наказаниям (смертной казни, членовредительным наказаниям и пр.).

Таким образом, система преступлений и система наказаний в Русской Правде свидетельствует о строгой охране законом феодальных отношений. Наказание в Киевском государстве являлось средством осуществления карательной деятельности в отношении классовых врагов и уголовных преступников. Кровная месть не соответствовала интересам феодала и во второй половине ХI в. месть как наказание была заменена денежным взысканием.

В конце ХI в. установились следующие виды наказаний:

1. Смертная казнь. Русская Правда не говорит о смертной казни, но летописи сообщают о ее применении. Смертная казнь применялась к восставшим против княжеской феодальной власти, к изменникам. Согласно феодальному праву князь за измену великому князю отвечал своим уделом, а боярин – своей головой (“князь в удел, а боярин в голову”).

Византийское духовенство добивалось у князей применения смертной казни и к церковным преступникам – богохульникам, “волхвам” и т.д.

2. Поток и разграбление. Сущность этого вида наказания заключалась в обращении преступника и членов его семьи в рабство и в конфискации его имущества. Этому наказанию подвергались разбойники, поджигатели и конокрады.

3. Вира – денежное взыскание за убийство в размере 40 гривен. За убийство княжих людей взималась двойная вира. Одновременно со взиманием виры родственники убитого получали от убийцы так называемое головничество (размер которого Русская Правда не устанавливает). Русская Правда знает так называемую дикую виру, которая взыскивалась не с одного преступника, но и с верви, к которой он принадлежал, в следующих двух случаях: а) если совершено простое убийство и преступник состоит с членами верви в круговой поруке; б) если совершено убийство в разбое, но вервь не разыскивает убийцы, то есть прикрывает его и не выдает. В первом случае вервь платит с участием самого преступника (в соответствующей доле), во втором случае уплата виры рассрочивается на несколько лет.

4. Вознаграждение за убийство княжеских холопов и смердов, взимавшееся в разном размере от 12 до 5 гривен.

5. Продажа (штраф), которая взималась в размере 12 или 3 гривен и поступала князю.

Кроме того, пострадавшие от обид получали от обидчика особое вознаграждение, так называемый урок.

Церковь, обладавшая широкой юрисдикцией, применяла в некоторых случаях византийскую систему наказаний с широко распространенным членовредительством: ослеплением, урезанием носа, ушей и пр. Применяла церковь и денежные штрафы.

abc.vvsu.ru

2.3 Система наказаний по Русской Правде

Система наказаний по Русской Правде достаточно проста.

Смертная казнь не упоминается в кодексе, хотя на практике она, несомненно, имела место. Здесь прослеживается влияние христианской церкви, выступавшей против смертной казни в принципе.

«Поток и разграбление», что означает конфискацию имущества и выдачу преступника «головой», то есть в холопы, являлось, по Русской Правде, высшей мерой наказания и назначалось лишь в трех случаях: за убийство в разбое (ст.7), поджог (ст.83) и конокрадство (ст.35).

«Вира», то есть штраф в пользу князя, назначавшийся только за убийство, была следующим по тяжести видом наказания. Одинарная вира (40 гривен кун) полагалась за убийство простого свободного человека, двойная (80 гривен кун) – за убийство привилегированного человека (ст.22 Краткой Правды, ст.3 Пространной Правды). Родственникам потерпевшего уплачивалось «головничество», равное вире.

Существовало понятие «дикой виры». Если преступник не мог быть найден, а след подозрения приводил к конкретной общине, она налагалась на эту общину. Таким образом дикая вира связывала всех членов общины круговой порукой.

«Полувиры» назначались за нанесение увечий, тяжких телесных повреждений (ст.27 и ст.88 Пространной Правды).

«Продажей», то есть штрафом в 1, 3 или 12 гривен кун наказывались, в зависимости от тяжести, все остальные преступления. В свою очередь требовалось выплатить «урок» (возмещение) потерпевшему.

Главная особенность системы наказаний по Русской Правде состоит в том, что основной целью наказания является возмещение ущерба (материального и морального). Правда не заботится ни о предупреждении преступлений, ни об исправлении преступной воли. Она имеет в виду лишь непосредственные материальные последствия преступления и карает за них преступника материальным же, имущественным убытком. Закон как будто говорит преступнику: бей, воруй, сколько хочешь, только за всё плати исправно по таксе. Далее этого не простирался взгляд первобытного права, лежащего в основе Русской Правды.

2.4 Судебный процесс по Русской Правде

Судебный процесс носил ярко выраженный состязательный характер, и в связи с этим обладал следующими признаками: 1) начинался только по инициативе истца; 2)стороны, то есть истец и ответчик, обладали равными правами; 3) судопроизводство было гласным и устным. Значительную роль в системе доказательств играли «ордалии» («суд божий»), присяга и жребий.

Процесс делился на три стадии:

1. «Заклич» – объявление о совершившемся преступлении. Производился он в людном месте, «на торгу». Объявлялось, например, о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно было опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечении 3-х дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком (ст.32 и ст. 34 Пространной Правды).

2. «Свод» – своеобразная очная ставка (ст. 35-39 Пространной Правды). Осуществлялся он либо до заклича, либо в трехдневный срок после заклича. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснения, где он приобрел эту вещь. Таковой и признавался татем. Если свод выходил за пределы населенного пункта, где пропала вещь, он продолжался до третьего лица. На того возлагалась обязанность уплатить собственнику стоимость вещи и право далее самому продолжать свод.

3. «Гонение следа» – поиск доказательств и преступника (ст. 77 Пространной Правды). Специальных розыскных органов и лиц не было, поэтому гонение следа осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и все добровольцы.

Система доказательств по Русской Правде состояла из: свидетельских показаний («видоков», то есть очевидцев преступления, и «послухов» – свидетелей доброй славы, поручителей); вещественных доказательств («поличное»); «ордалий» (испытания огнем, водой, железом); присяги. В древней Руси существовал также судебный поединок, «поле», но Русская Правда, как и было сказано выше, об этом умалчивает. В ней также ничего не говорится о собственном признании и письменных доказательствах.

studfiles.net

Преступления и наказания в Русской Правде

Уголовно-правовые нормы содержатся в Русской Правде и княжеских уставах. На языке Русской Правды преступления назывались «обидой».

Существовал ряд особенностей в понятии преступления:

  • Любое нанесение кому-либо материального, физического и морального вреда считалось преступлением (например, «ввод в церковь животных», «моление у воды» и т.д.). То есть преступным считалось только то, что причиняло непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу.
  • Субъектами преступления были: феодалы, городские люди, крестьяне. Холопы за совершенные преступления подлежали другой ответственности. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам. До середины XI в. холопа, ударившего свободного человека, можно было убить. После князя Ярослава это было запрещено, раба можно было только связать и бить, либо взять выкуп с его хозяина.
  • Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной ответственности, не знает также понятия вменяемости, но ей уже известно понятие соучастия. Правда, проблема соучастия решалась просто: все соучастники преступления отвечали поровну, независимо от участия каждого в преступлении.
  • Русская правда различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла – прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей мерой наказания – потоком и разграблением, убийство же «в сваде» (ссоре, драке) – только вирой. Впрочем, некоторые исследователи полагают, что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера самого преступления: убийство в разбое -это низменное убийство, а убийство в драке может быть оправдано с моральной точки зрения. Если человек убил вора в своем дворе, он освобождался от наказания. Если преступление было совершено в пьяном виде, оно считалось более легким и, следовательно, наказывалось меньше. Кроме того, Русская Правда отличает покушение от окончательного преступления. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Что касается объективной стороны состава преступления, то Русская Правда еще не знает преступлений, совершаемых путем бездействия.
  • Наиболее ярко сословная природа древнерусского права проявляется при анализе объекта преступного посягательства. Ответственность резко различалась в зависимости от положения потерпевшего. Так, за убийство свободного человека платилась вира в 40 гривен. Жизнь «княжеского мужа» оценивалась двойной вирой в 80 гривен. Жизнь зависимых людей оценивалась в 12 и 5 гривен, которые даже не назывались вирой. Жизнь, честь, имущество холопов не охранялись совсем, так как они не были субъектами права.

Жизнь женщин и мужчин защищалась неодинаково. Так, в Русской Правде есть статья, в которой говорится, что за убийство женщины положено такое же наказание, как за убийство мужчины, в том случае, если она не была виновата (если не давала повод к гневу и убийству). Если бы в судебной практике не было колебаний по этому поводу, не было бы смысла вводить эту статью.

Виды преступлений. Русская Правда знает лишь два рода преступлений – против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. Однако это не означало, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Так, князь Изяслав, вернувшись с польским войском в Киев, немедленно казнил всех, принимавших участие в восстании 1068 года. Таким образом, организация восстаний против князя и участие в них карались смертной казнью, Также наказывалась измена, нарушение вассальной верности.

Каждый из родов включал в себя довольно разнообразные виды преступлений. Назовем следующие преступления против личности:

Убийства. За убийство в ссоре (на пиру, под влиянием внезапного возбуждения) полагался штраф; за убийство в разбое (определялось чисто внешними признаками) – рабство и конфискация имущества. Хотя Русская Правда не предусматривала наказания за убийство князя, княгини, представителей церковных властей, другие источники свидетельствуют, что такие преступления наказы вались смертной казнью.

Телесные повреждения (им посвящено очень много статей в кодексах):

  • раны, наносимые оружием;
  • удары, наносимые рукой, палкой или другими предметами;
  • отнятие руки, ноги, глаза (подробно оговаривалось повреждение каждой части тела).

За повреждение пальцев с виновного брали штраф 3 гривны (из них пострадавшему – одна), за выбитый зуб – 12 гривен (из них пострадавшему – одна). Если раньше действовал принцип талиона: «око за – око, зуб за зуб», то теперь за око и зуб платили деньги. Побои считались более тяжким преступлением, чем нанесение ран оружием.

Преступления против чести (оскорбление действием или словом). Русская Правда отличает только оскорбление действием:

  • вырывание волос, бороды и усов;
  • толкание к себе и от себя.

Княжеские уставы знают и состав оскорбления словам, где объектом преступления нанялась преимущественно честь женщины. Этот вид преступления относился к церковной юрисдикции (хотя церковь наказывала и за оскорбление действием). За оскорбление словом замужней женщины – жены боярина – налагался штраф 5 гривен золота в пользу пострадавшей и 5 – в пользу епископа; за оскорбление жены крестьянина – 5 гривен серебра церкви.

Среди имущественных преступлении наибольшее внимание уделено краже. Кража в Киевской Руси называлась татьба, а вор – тать. Разные редакции Русской Правды предусматривают разные виды наказаний за кражи. Наиболее тяжкими видами татьбы считались:

  • конокрадство;
  • кража из закрытых помещений;
  • поджог жилых и нежилых помещений.

Эти виды преступлений влекли за собой поток и разграбление (рабство и конфискацию имущества). Такая строгая мера наказания определялась тем, что конь был важнейшим средством производства, а поджег – самым быстрым и опасным способом уничтожения чужого имущества. Нередко он применялся как средство социальной борьбы, когда закабаляемые крестьяне хотели отомстить своему господину, И наконец, поджег считался чрезвычайно опасным, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город. Зимой это могло привести к гибели большого количества людей» оставшихся без крова и предметов первой необходимости.

К имущественным преступлениям также относились:

  • порча межевых знаков;
  • порча бортных деревьев;
  • злонамеренное повреждение скота оружием;
  • повреждение оружия и платья;
  • злостное нежелание признать долг.

Русская Правда выделяет недозволенное пользование чужим имуществом. Так за пользование чужой лошадью налагался штраф 3 гривны (в те времена это звучало так же, как сейчас угон машины).

В княжеских уставах говорится о преступлениях против церкви и против семьи. К преступлениям против церкви относились:

  • церковная кража;
  • разграбление могил;
  • посечение крестов;
  • ввод в церковь птиц и животных;
  • моление под овином, в рощах, у воды (имеются в виду старые языческие обряды);
  • колдовство;
  • урекание (оскорбление словом);
  • зелейничество (употребление ядовитых трав во вред другим).

Насаждая новую форму брака, церковь усиленно боролась против остатков языческих традиций, поэтому к преступлениям против семьи относились:

  • брак между родственниками в недозволенных степенях родства и свойства;
  • двоеженство (штраф 40 гривен);
  • роспусты;
  • самовольный развод (12 гривен).

Источник – глава из учебного пособия:

Атоян О.И. История государства и права Украины (с древнейших времен до середины XVII века): Курс лекций /МВД Украины, Луган. ин-т внутр. дел; [Отв. ред. А.Н. Литвинов] – Луганск: РИО ЛИВД, 2001. – 472 с.

pravo-znanie.ru

Преступление и наказание по Русской Правде (1)

Главная > Закон >История

Частный характер древнего права проявился в сфере уголовного права. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения «скопом»), но еще не разделял ролей соучастников (подстрекатель, исполнитель, укрыватель и т. д.). В Русской Правде уже существует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность в его действиях уже отпала). К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника, к отягчающим корыстный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства).
Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. О возрастном цензе для субъектов преступления закон ничего не говорил. Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность. Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст. 6 ПП упоминает случай убийства «на пиру явлено», а ст. 7 ПП убийство «на разбое без всякой свады». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство (а «на пиру» значит еще и в состоянии опьянения). Во втором случае разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно в разбое). Тяжелым преступление против личности было нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных повреждений. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось еще строже, чем легкие телесные повреждения, побои.
Имущественные преступления по Русской Правде включали: разбой (не отличаемый еще от грабежа), кражу («татьбу»), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злостную неуплату долга и пр. Наиболее подробно регламентировалось понятие «татьба». Известны такие ее виды, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, сельскохозяйственных продуктов и пр. Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона.
Система наказаний по Русской Правде достаточно проста. Смертная казнь не упоминается в кодексе, хотя на практике она, несомненно, имела место. Умолчание может объясняться двумя обстоятельствами. Законодатель понимает смертную казнь как продолжение кровной мести, которую он стремиться устранить. Другим обстоятельством является влияние христианской церкви, выступавшей против смертной казни в принципе.
Высшей мерой наказания по Русской Правде остается «поток и разграбление», назначаемое только в трех случаях: за убийство в разбое (ст. 7 ПП), поджог (ст. 83 ПП) и конокрадство (ст. 35 ПП). Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) «головой», т. е. в рабство.
Следующим по тяжести видом наказания была «вира» штраф, который назначался только за убийство. Вира поступала в княжескую казну. Родственникам потерпевшего уплачивалось «головничество», равное вире. Вира могла быть одинарная (за убийство простого свободного человека) или двойная (80 гривен за убийство привилегированного человека ст. 19, 22 КП, ст. З ПП). Существовал особый вид виры «дикая» или «повальная», которая налагалась на всю общину. Для применения

В Русской Правде еще сохраняются древнейшие элементы обычая, связанные с принципом «око за око, зуб за зуб» в случаях с кровной местью. Но главной целью наказания становится возмещение ущерба (материального и морального).
Судебный процесс носил ярко выраженный состязательный характер: он начинался только по инициативе истца, стороны в нем (истец и ответчик) обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным, значительную роль в системе доказательств играли «ордалии» («суд божий»), присяга и жребий. Процесс делился на три этапа (стадии).
«Заклич» означал объявление о совершившемся преступлении (например, о пропаже имущества), производился в людном месте, «на торгу», объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно было опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечении трех дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком (ст. 32, 34 ПП).
Вторая стадия процесса «свод» (ст. 3539 ПП) напоминал очную ставку. Свод осуществлялся либо до заклича, либо в срок до истечения трех дней после заклича. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснение, где он приобрел эту вещь. Таковой и признавался татем. Если свод выходил за пределы населенного пункта, где пропала вещь, он продолжался до третьего лица. На того возлагалась обязанность уплатить собственнику стоимость вещи и право далее самому продолжать свод.
«Гонение следа» третья стадия судебного процесса, заключавшаяся в поиске доказательств и преступника (ст. 77 ПП). При отсутствии в Древней Руси специальных розыскных органов и лиц гонение следа осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и все добровольцы.
Система доказательств по Русской Правде состояла из свидетельских показаний («видоков» очевидцев преступления и «послухов» свидетелей доброй славы, поручителей); вещественных доказательств («поличное»); «ордалий» (испытания огнем, водой, железом); присяги. На практике существовал также судебный поединок, не упоминавшийся в Русской Правде. В законе ничего не говорится также о собственном признании и письменных доказательствах.

3. “Гонение следа” — поиск док-в и преступника. Потерпевшие, члены рода и добровольцы.

Виндикационый процесс. Судоговорение. Речь, док-ва.

Вынесение решения (приговора):

1. если уголовное дело — приговор немедленно приводился в исполнение.

2. если гражданское дело — необходимость заключения договора об исполнении суда (3-6 месяцев). Если нет — право истца терялось.

Поводами к возбуждению процесса служили жалобы истцов, захват преступника на месте преступления, факт совершения преступления. Одной из форм начала процесса был так называемый “заклич”: публичное объявление о пропаже имущества и начале поиска похитителя (обычно на торгу). На ком лежала обязанность приводить судебные приговор в исполнение, т.е. подвергать виновного наказанию, собирать пени и т.д. — на все это нет достаточных указаний в Русской Правде. Но из других свидетельств мы узнаем о важном значении при суде тиуна князя, от которого зависело решить дело право или неправо. Кроме того, при судопроизводстве упоминаются еще слуги княжеские. Чиновники, которым подлежало решить уголовные дела, назывались вирниками, и каждый судья имел помощника, или отрока, метельника, или писца. Они брали запас от граждан и пошлину от каждого дела. Вирнику и писцу его, для объезда волости давали лошадей. Давался трехдневный срок для возвращения похищенного, по истечении которого лицо, у которого обнаруживались искомые вещи, считалось виновным, должно было вернуть имущество и доказывать законность его приобретения. Можно предполагать, что использовались различные виды доказательств: устные, письменные, свидетельские, улики. Очевидцы происшествия назывались видаками. Существовали “послухи”, которых одни исследователи считают очевидцами “по слуху”, другие — свидетелями “доброй славы обвиняемого”. Ими могли быть только свободные люди: “на холопа послушества не складывают, поскольку он несвободен”, гласит Русская Правда. Равенство сторон в процессе диктовало привлечение к свидетельству только свободных. Лишь в малой тяжбе и “по нужде” можно было ссылаться на закупа. Если не было “свободных”, то ссылались на тиуна боярского, а на иных не складывать (ст.66 ПП). В судебном процессе смерд выступал равноправным участником.

«Когда на двор княжеский» – где обыкновенно судились дела – «придет истец, окровавленный или в синих пятнах, то ему не нужно представлять иного свидетельства; а ежели нет знаков, то представляет очевидцев драки, и виновник ее платит 60 кун». «Ежели истец будет окровавлен, а свидетели покажут, что он сам начал драку, то ему нет удовлетворения».

Оградив личную безопасность, законодатель старался утвердить целость собственности в гражданской жизни.

В Киевской Руси судебными доказательствами были: собственные признания, послухи, видаки, ордалии (т.е. “Суды Божьи”) и присяга. В литературе нет единогласия, что представляют собой послухи и чем они отличаются от видоков. Одни исследователи не находят различия между ними, другие считают послухов соприсяжниками, третьи — свидетелями по слуху, а видоков — очевидцами. В самой Русской Правде заметно, что послухи приближаются к обычным свидетелям. Если одна сторона не могла добиться признания другой стороны, и если послухи и видоки давали одинаково благоприятные показания, тогда прибегали к ордалиям. Русская Правда ничего не говорит о собственном признании, но оно имело решающее значение. Судебный поединок пользовался широким распространением. Победитель выигрывал судебный процесс.

К числу судебных доказательств относился жребий: кому надо приносить присягу. Присяга у славян называлась ротой. По принятии христианства она выражалась в словесной клятве и сопровождалась целованием креста. Принося присягу, обычно клялись именем божеств и высших сил. Имелись два вида судебных клятв: для истца и ответчика. Истец мог приносить перед судом присягу в случае обоснования небольших исков (ст.48 ПП). Ответчик приносил так называемую очистительную присягу (ст.49 и 115 ПП). Смысл клятвы сводился к тому, что приносящий ее клялся именем Бога в подтверждение того, что говорит правду. Считалось, что если присягнувший солгал, то он непременно так или иначе будет наказан Богом.

В Русской Правде не содержится постановлений, которые определили бы ближайшим образом процессуальную деятельность сторон и судей. Процесс начинается и кончается самими сторонами. Решение суда было, вероятно, словесным. Русская Правда не содержит никаких постановлений о вторичном рассмотрении дела по жалобе недовольной стороны. Можно думать, что жалобы на неправильность действий судебных органов подавались князю. Разбирая жалобы, князь пересматривал дело заново по существу.

При неразвитости ход жизни судебного доказательства были ограниченны, поэтому в безысходных ситуациях применялись (роты) и ордалии (испытания железом и водой). Прямых свидетельств об ордалиях на Руси не осталось. Испытание железом заключалось в том, что подозреваемый должен был коснуться раскаленного металла, и по характеру ожога судили о его виновности. При испытании водой, подозреваемого связывали особым образом, чтобы он не захлебнулся и погружали в воду. Если он не начинал тонуть, то считали виновным (вода не приняла его). В Русской Правде предусмотрена особая форма обнаружения утраченного имущества — свод.

Утратив одежду, оружие, хозяин должен заявить на торгу; опознав вещь у гражданина, идет с ним на свод, т.е. спрашивает, где он взял ее? И переходя таким образом от человека к человеку, отыскивает действительного вора, который платит за вину 3 гривны, а вещь остается в руках хозяина… Кто скажет, что украденное куплено им у человека неизвестного, или жителя иной области, тому надобно представить двух свиделелей, граждан свободных, или мытника (сборщика налогов), чтобы они клятвою подтвердили истину слов его. В таком случае хозяин берет свое лицом, а купец лишается вещи, но может отыскивать продавца”. “О беглом холопе господин объявляет на торгу, и ежели через три дня опознает его в чьем доме, то хозяин сего дома, возвратив укрытого беглеца, платит в еще в казну 3 гривны”.

Если после “заклича” пропавшая вещь обнаруживалась у лица, заявившего себя добросовестным приобретателем, начинался свод. Указывался человек, у которого приобреталась вещь, тот в свою очередь указывал на другого, и т.д. Кто немого указать источник приобретения, считался вором, должен был вернуть вещь (стоимость) и заплатить штраф. В пределах одной территориальной единицы свод шел до последнего лица, но если в нем участвовали жители другой территории (города) он шел до третьего лица, которое выплачивало повышенное возмещение, и начинался свод по своему месту проживания (ст.35-39 ПП).

Другое процессуальное действие — гонение следа — представляло собой розыск преступника по его следам. В случае убийства наличие следов в какой-либо общине обязывало ее членов выплатить “дикую виру” или розыск виновного лица. При терявшихся следах на пустошах и дорогах поиски прекращались (ст.77 ПП).

С.В. Юшков называл обе стороны судебного процесса истцами. Они пользовались почти одинаковыми судебными правами и на суде обыкновенно окружались толпой родственников и соседей, которые являлись, таким образом, пособниками. 1 [51] В Русской Правде содержатся статьи, которые говорят о немалой роли судебной власти и при установлении процессуальных отношений сторон. Обвиняемый, не явившийся в суд, мог быть подвергнут аресту.

works.doklad.ru

Это интересно:

  • Водительские удостоверения иностранных граждан в рф Водительское удостоверение иностранного гражданина в России: действие, использование, обмен Главный документ любого водителя — это права. В России водительское удостоверение (ВУ) — это документ установленного образца в виде […]
  • Уменьшаем налог усн 6 Уменьшение налога на взносы при УСН Актуально на: 29 июня 2016 г. Выбранный объект налогообложения на УСН влияет на право упрощенца учитывать свои расходы при определении налоговой базы. Но даже при объекте «доходы 6%» упрощенец […]
  • Как зарегистрировать заявление в прокуратуру Как зарегистрировать заявление в прокуратуру ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 27 декабря 2007 г. N 212 О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И РАССМОТРЕНИЯ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СООБЩЕНИЙ О […]
  • Сопротивление проводника из закона ома Сопротивление проводника из закона ома Ом экспериментально установил закон, согласно которому сила тока, текущего по однородному (в смысле отсутствия сторонних сил) металлическому проводнику, пропорциональна падению напряжения V на […]
  • Закон о защите от рекламы Статья 6. Защита несовершеннолетних в рекламе В целях защиты несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и недостатком опыта в рекламе не допускаются: 1) дискредитация родителей и воспитателей, подрыв доверия к ним у […]
  • Как оформлять заявление об увольнении Заявление на увольнение по соглашению сторон Составление соглашения о расторжении трудового договора Если прекращение контракта происходит по основанию, указанному в п. 1 статьи 77 ТК РФ, одна из сторон должна выступить с […]