Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2013 г. N 6572/12 Суд отменил принятые по делу судебные решения и направил дело на новое рассмотрение, поскольку последствия признания сделки недействительной заключаются в возложении на кредитную организацию, которая получила отступное, обязанности по возврату его в конкурсную массу, а при невозможности возврата имущества в натуре суд взыскивает с кредитной организации денежные средства в размере обязательств, погашенных с предпочтением, и восстанавливает задолженность заемщика в том же размере

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Горячевой Ю.Ю., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Разумова И.В., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л. —

рассмотрел заявление открытого акционерного общества Банк «ОТКРЫТИЕ» о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда Свердловской области от 24.07.2012 по делу № А60-5918/2010, постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.02.2013 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя — открытого акционерного общества Банк «ОТКРЫТИЕ» — Кулаков Л.О., Черняев Д.Ю.;

от конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Западно-Уральская лизинговая корпорация» Кочкарева И.А. — Кошелева Т.Б.;

от общества с ограниченной ответственностью «Управляющая Компания СГБ» и общества с ограниченной ответственностью «СПРЭД» — Орлов Д.В.

Заслушав и обсудив доклад судьи Разумова И.В., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

В рамках дела о банкротстве общества с ограниченной ответственностью «Западно-Уральская лизинговая корпорация» (далее — лизинговая корпорация, должник) его конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительной сделки по передаче отступного, совершенной лизинговой корпорацией и правопредшественником открытого акционерного общества Банк «ОТКРЫТИЕ» (далее — банк «ОТКРЫТИЕ», банк), оформленной договором об отступном от 27.08.2009 и актом приема-передачи от 14.10.2009, а также о применении последствий недействительности этой сделки.

К участию в рассмотрении обособленного спора в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общества с ограниченной ответственностью «Управляющая Компания СГБ», «СПРЭД» и гражданка Гареева Р.М.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 24.07.2012 заявление арбитражного управляющего удовлетворено: спорная сделка признана недействительной, применены последствия ее недействительности в виде взыскания с банка «ОТКРЫТИЕ» в пользу лизинговой корпорации 40 180 000 рублей и восстановления задолженности лизинговой корпорации перед банком «ОТКРЫТИЕ» в размере 29 943 987 рублей 57 копеек.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 определение суда первой инстанции изменено в части, касающейся последствий недействительности сделки: с банка «ОТКРЫТИЕ» в пользу лизинговой корпорации взыскано 33 122 700 рублей и восстановлена задолженность лизинговой корпорации перед банком «ОТКРЫТИЕ» в размере 29 943 987 рублей 57 копеек.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 07.02.2013 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов банк «ОТКРЫТИЕ» просит их отменить, ссылаясь на неправильное толкование и применение арбитражными судами норм права, и передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В отзыве на заявление конкурсный управляющий лизинговой корпорацией просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, между лизинговой корпорацией (заемщиком) и правопредшественником банка «ОТКРЫТИЕ» (кредитором) заключены три кредитных договора (от 26.05.2006 № 8216-001, от 01.02.2007 № 8216-002 и от 29.08.2007 № 8216-004; далее — кредитные договоры).

Менее чем за шесть месяцев до возбуждения дела о банкротстве лизинговой корпорации ею и правопредшественником банка «ОТКРЫТИЕ» подписан договор об отступном от 27.08.2009 (с дополнительным соглашением от 30.09.2009), по условиям которого денежное обязательство лизинговой корпорации по кредитным договорам в размере 29 943 987 рублей 57 копеек подлежало прекращению путем предоставления банку отступного (здания административно-бытового корпуса и земельного участка).

Договор об отступном фактически исполнен его сторонами. По акту приема-передачи от 14.10.2009 должник передал кредитору недвижимое имущество. Переход права собственности на недвижимое имущество к правопредшественнику банка «ОТКРЫТИЕ» зарегистрирован 13.11.2009.

Впоследствии банк произвел отчуждение недвижимости, полученной в качестве отступного, третьему лицу.

Конкурсный управляющий лизинговой корпорацией, ссылаясь на то, что по соглашению об отступном должник получил неравноценное встречное исполнение ввиду занижения стоимости переданной недвижимости, и указывая на то, что ее передача привела к предпочтительному удовлетворению требований правопредшественника банка «ОТКРЫТИЕ», обратился в арбитражный суд с заявлением о признании сделки по предоставлению отступного недействительной как подозрительной сделки на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, Закон) и как сделки с предпочтением на основании абзаца пятого пункта 1, пункта 3 статьи 61.3 Закона.

Исследовав и оценив представленные доказательства, суд апелляционной инстанции установил, что действительная рыночная стоимость недвижимости, полученной банком в качестве отступного, составила 33 122 700 рублей. Поскольку эта сумма близка к оценке, произведенной сторонами в договоре об отступном от 27.08.2009, существенно не отличается от размера долга по прекращенным предоставлением отступного кредитным обязательствам, суд пришел к выводу о том, что спорная сделка не является сделкой, совершенной при неравноценном встречном исполнении, и, следовательно, она не может быть признана недействительной по правилам пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции в этой части.

Рассматривая вопрос о возможности признания упомянутой сделки недействительной как сделки с предпочтением, суды первой и апелляционной инстанций установили следующее. Названная сделка совершена в течение определенного Законом шестимесячного срока. Исходя из характера отношений, возникших между ее сторонами, при должной степени осмотрительности банк в момент получения отступного мог прийти к заключению о неплатежеспособности лизинговой корпорации. В отсутствие соглашения об отступном требования банка «ОТКРЫТИЕ», вытекающие из кредитных договоров, подлежали бы включению в реестр требований кредиторов несостоятельной лизинговой корпорации наряду с требованиями иных кредиторов, которые не были погашены должником в преддверии банкротства посредством передачи имущества.

В этой связи суды трех инстанций признали спорную сделку недействительной по правилам абзаца пятого пункта 1, пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, сославшись на то, что банку было оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения его требований, основанных на кредитных договорах, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с ним в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности.

Банк «ОТКРЫТИЕ», возражая против предъявленных конкурсным управляющим требований, полагал, что передача ему недвижимости в качестве отступного не привела к предпочтительному удовлетворению требований по кредитным договорам, так как полученное в качестве отступного имущество уже находилось у банка в залоге, поэтому банк как залоговый кредитор в любом случае обладал преимуществом перед другими кредиторами.

Суды отклонили эти возражения банка «ОТКРЫТИЕ», указав на то, что в случае включения банка в реестр требований кредиторов как залогового кредитора он не мог рассчитывать на полное удовлетворение его требований из средств, вырученных от реализации предметов залога.

Последствия недействительности сделки применены судом апелляционной инстанции в виде взыскания с банка «ОТКРЫТИЕ» установленной этим судом рыночной стоимости полученной в качестве отступного недвижимости и восстановления задолженности лизинговой корпорации по кредитным договорам, прекращенной предоставлением отступного.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу пункта 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации требования залогового кредитора в части, обеспеченной залогом, погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами, за изъятиями, установленными законом.

Такие изъятия предусмотрены законодательством о банкротстве.

Согласно статье 131 Закона о банкротстве после открытия конкурсного производства заложенное имущество включается в конкурсную массу.

При этом в соответствии с положениями пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве 80 процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, гарантированно направляется на погашение требований кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника (в пределах непогашенных сумм кредита и процентов за пользование кредитом). Оставшиеся 20 процентов резервируются на специальном банковском счете должника для погашения: требований кредиторов первой и второй очереди (независимо от момента возникновения указанных требований) на случай недостаточности иного имущества должника для проведения расчетов по этим требованиям (15 процентов средств), а также названных в Законе видов текущих платежей (5 процентов средств).

Законодательное регулирование вопросов недействительности сделок с предпочтением, предусмотренных абзацем пятым пункта 1, пунктом 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, имело целью создание правового механизма, обеспечивающего реализацию прав кредиторов на получение того, что им справедливо причиталось при должном распределении конкурсной массы. Так, совершенная в пределах шестимесячного срока сделка с предпочтением подлежит признанию недействительной лишь в том случае, если один из кредиторов, располагающий информацией о неудовлетворительном экономическом состоянии должника, в преддверии банкротства получает удовлетворение, превышающее причитающееся ему по правилам законодательства о несостоятельности, вследствие чего уменьшается конкурсная масса и нарушаются права и законные интересы добросовестных кредиторов, которые получают меньше причитающегося им.

Таким образом, сделка по передаче заемщиком взамен исполнения обязательства по кредитному договору в качестве отступного вещи, ранее переданной им в залог в обеспечение исполнения того же обязательства, в ситуации равноценного встречного предоставления может быть признана недействительной на основании абзаца пятого пункта 1, пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, лишь если кредитной организации было либо должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика и при наличии хотя бы одного из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности:

имеются непогашенные требования кредиторов первой и второй очереди и при этом средств, вырученных от реализации незаложенного имущества, недостаточно для их удовлетворения;

за счет конкурсной массы невозможно осуществить финансирование расходов по текущим платежам, указанным в пункте 2 статьи 138 Закона о банкротстве;

предоставлением отступного прекращено в том числе обеспеченное залогом обязательство заемщика по уплате неустоек (штрафов, пеней), иных финансовых санкций и одновременно установлена невозможность полного погашения требований иных кредиторов третьей очереди по основному долгу и причитающимся им процентам.

Последствия признания такой сделки недействительной согласно пункту 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве заключаются в возложении на кредитную организацию, которая получила отступное, обязанности по возврату его в конкурсную массу и восстановлении задолженности по кредитному договору.

При этом восстановленное требование к заемщику в той части, в которой оно было погашено с предпочтением, может быть заявлено после возврата в конкурсную массу имущества, полученного по соглашению об отступном, и подлежит удовлетворению по правилам пункта 2 статьи 61.6 Закона — после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов.

В той же части, в которой обязательства по кредитному договору были прекращены без признаков предпочтительности, судебное решение о признании сделки недействительной не может повлечь за собой ухудшение положения кредитора в процедуре конкурсного производства. Поэтому в указанной части после возврата имущества в конкурсную массу требование кредитной организации при его предъявлении в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу судебного акта о недействительности сделки считается заявленным в установленный абзацем третьим пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве срок. Залог в части, обеспечивающей восстановленную задолженность, погашенную без признаков предпочтительности, также восстанавливается по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации. Данное требование предоставляет кредитной организации права залогового кредитора в упомянутой части со дня его включения в реестр требований кредиторов.

При невозможности возврата имущества в натуре суд при применении последствий недействительности сделки, совершенной в ситуации равноценного встречного предоставления, взыскивает с кредитной организации денежные средства в размере обязательств, погашенных с предпочтением, и восстанавливает задолженность заемщика в том же размере, которая на основании пункта 2 статьи 61.6 Закона о банкротстве удовлетворяется после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов.

Вместе с тем при разрешении настоящего обособленного спора судами не исследовались и не оценивались фактические обстоятельства, относящиеся к залоговым правоотношениям.

При названных обстоятельствах обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении спора суду надлежит исследовать доказательства, касающиеся приведенных обстоятельств, определить судьбу полученного правопредшественником банка «ОТКРЫТИЕ» сверх причитающегося ему по кредитным договорам (исходя из установленной судом действительной рыночной стоимости имущества, переданного лизинговой корпорацией в качестве отступного), исследовать вопрос о возможности применения к этим отношениям положений главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также определить размер требований, которые были прекращены с предпочтением.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

определение Арбитражного суда Свердловской области от 24.07.2012 по делу № А60-5918/2010, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 и постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.02.2013 по тому же делу отменить.

Передать дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Свердловской области.

Обзор документа

Президиум ВАС РФ дал разъяснения по применению норм об оспаривании предбанкротной сделки с предпочтением в определенной ситуации.

Подразумевается случай, когда должник-заемщик взамен исполнения обязательства по кредиту предоставляет банку в качестве отступного вещь, ранее переданную последнему в залог (в обеспечение исполнения того же обязательства).

Если речь идет о равноценном встречном предоставлении, то такой договор может быть оспорен как сделка с предпочтением.

Условие — кредитной организации было (либо должно было) известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика.

При этом имеется хотя бы одно из определенных обстоятельств, указывающих на наличие признаков предпочтительности.

Первое. Имеются непогашенные требования кредиторов первой и второй очереди и при этом средств, вырученных от реализации незаложенного имущества, недостаточно для их удовлетворения.

Второе. За счет конкурсной массы невозможно профинансировать расходы по текущим платежам.

Третье. Предоставлением отступного прекращено в т. ч. обеспеченное залогом обязательство заемщика по уплате неустоек (штрафов, пеней), иных финансовых санкций и одновременно установлена невозможность полностью погасить требования иных кредиторов третьей очереди по основному долгу и процентам.

При признании такой сделки недействительной кредитная организация, которая получила отступное, обязана вернуть его в конкурсную массу и восстановить долг по кредиту.

Если имущество нельзя вернуть в натуре, с кредитной организации взыскиваются деньги (в размере обязательств, погашенных с предпочтением).

При этом восстановленное требование к заемщику в той части, в которой оно было погашено с предпочтением, может быть заявлено после такого возврата. Оно удовлетворяется после реестровых требований кредиторов третьей очереди.

Также даны разъяснения относительно той части, в которой обязательства по кредиту были прекращены без признаков предпочтительности.

www.garant.ru

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 марта 2013 г. N Ф09-221/13 по делу N А76-1909/2011 (ключевые темы: банкротство — имущественные права — реорганизация — передача имущества — сделки)

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 марта 2013 г. N Ф09-221/13 по делу N А76-1909/2011

07 марта 2013 г.

Дело N А76-1909/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 28 февраля 2013 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 07 марта 2013 года.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Матанцева И.В.,

судей Артемьевой Н.А., Крюкова А.Н.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Гарант С» (далее — общество «Гарант С») на определение Арбитражного суда Челябинской области от 06.09.2012 по делу N А76-1909/2011 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2012 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью «Монолитстрой» (далее — общество «Монолитстрой», должник) Можайцева Мария Юрьевна (далее — конкурсный управляющий, Можайцева М.Ю.) обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительной сделки по передаче в собственность в порядке универсального правопреемства обществу «Гарант С», созданному путем выделения из общества «Монолитстрой», имущества на сумму 36 441 000 руб. и применении последствий недействительности сделки в виде возврата данного имущества (с учетом уточнения с порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 13.03.2012 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Симанович Игорь Борисович.

В процессе рассмотрения заявления конкурсный управляющий должника уточнил заявленные требования в части применения последствий недействительности сделки, просил взыскать с общества «Гарант С» стоимость полученного имущества в размере 36 441 000 руб. Уточнение принято судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 06.09.2012 (судья Коровина О.С.) заявление удовлетворено. Суд признал недействительной сделку по передаче имущества в собственность общества «Гарант С» в порядке универсального правопреемства в результате реорганизации общества «Монолитстрой» в форме выделения общества «Гарант С» на основании разделительного баланса, утвержденного протоколом общего собрания участников общества «Монолитстрой» от 18.01.2010 N 01/2010, и, применив последствия недействительности сделки, взыскал с общества «Гарант С» в пользу общества «Монолитстрой» 36 441 000 руб.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2012 (судьи Матвеева С.В., Забутырина Л.В., Серкова З.Н.) определение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество «Гарант С» просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов материалам дела.

По мнению заявителя жалобы, судами на основании неверного толкования п.4 ст.58 Гражданского кодекса Российской Федерации применено понятие универсального правопреемства, что привело к ошибочному выводу о том, что общество «Гарант С» является универсальным правопреемником общества «Монолитстрой». Правопреемство при реорганизации в форме выделения, как считает общество «Гарант С», носит сингулярный характер, в связи с чем оно не является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям.

Общество «Гарант С» полагает, что передача имущества в процессе реорганизации не является самостоятельной сделкой в контексте ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, а является исполнением воли органа юридического лица, принявшего решение о реорганизации, и практической реализацией этого решения, в связи с чем оценка законности передачи имущества при реорганизации возможна только в случае оспаривания самой реорганизации общества «Монолитстрой». Тем не менее, должник саму реорганизацию не оспаривает. Общество «Гарант С» не принимало участия при принятии решения общества «Монолитстрой» о реорганизации, действия общества «Гарант С» по получению активов явились следствием одностороннего волеизъявления должника. В связи с тем, что ответчик не является стороной односторонней сделки по реорганизации общества «Монолитстрой», последствия недействительности сделки в виде возврата имущества не могут быть применены.

Заявитель жалобы считает, что должником не представлено доказательств того, что в ходе реорганизации было допущено несправедливое распределение активов и пассивов, что привело к ущемлению прав и законных интересов кредиторов. Размер активов должника после реорганизации значительно превышал размер требований кредиторов. По мнению заявителя, судами не учтено, что конкурсный управляющий не представил доказательств принятия всех необходимых мер для розыска имущества должника. Отсутствуют также доказательства того обстоятельства, что именно передача ответчику имущества должником привела последнего к невозможности осуществлять хозяйственную деятельность. Судом неправомерно произведена замена процессуального статуса общества «Монолитстрой» с ответчика на истца.

При рассмотрении спора судами установлено, что общим собранием участников общества «Монолитстрой» 18.01.2010 приняты следующие решения:

— реорганизовать общество «Монолитстрой» в форме выделения общества «Гарант С»;

— определить учредителем выделяемого общества «Гарант С» Симановича И.Б.;

— считать общество «Гарант С» правопреемником части имущества, прав и обязанностей общества «Монолитстрой» в соответствии с разделительным балансом. Уставный капитал выделяемого общества «Гарант С» Симановичу И.Б. сформировать (оплатить) самостоятельно за свой счет путем внесения на счет или в кассу суммы в размере 10 000 руб.;

— утвердить разделительный баланс по состоянию на 18.01.2010, обществу «Монолитстрой» по акту приема-передачи передать выделяемому обществу «Гарант С» соответствующую разделительному балансу часть имущества;

— в связи с реорганизацией общества «Монолитстрой» в форме выделения общества «Гарант С» считать уставный капитал общества «Монолитстрой» равным 38 400 руб. Долю Симановича И.Б. безвозмездно распределить между оставшимися участниками, а именно передать Симанович Р.П., вследствие чего перераспределить доли в уставном капитале общества «Монолитстрой» и считать единственным участником общества «Монолитстрой» Симанович Р.П. с долей в 100%.

Согласно разделительному балансу общества «Монолитстрой» на 18.01.2010 обществу «Гарант С» были переданы активы — основные средства на сумму 36 441 000 руб. и пассивы — уставный капитал в сумме 10 000 руб. и добавочный капитал в сумме 36 431 000 руб.

Акт приема-передачи имущества отсутствует.

Согласно договорам купли-продажи транспортных средств в апреле-мае 2010 г. общество «Монолитстрой» реализовало обществу «Гарант С» транспортные средства. Доказательств их оплаты покупателем сторонами не представлено.

Государственная регистрация общества «Гарант С» при создании произведена 06.04.2010, единственным учредителем (участником) и директором общества «Гарант С» с момента создания до настоящего времени является Симанович И.Б.

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 18.02.2011 возбуждено производство по делу о банкротстве общества «Монолитстрой».

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 28.04.2011 в отношении общества «Монолитстрой» введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждена Можайцева М.Ю.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 27.09.2011 общество «Монолитстрой» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Можайцева М.Ю.

Ссылаясь на то, что на момент реорганизации общество «Монолитстрой» отвечало признакам неплатежеспособности, передача имущества осуществлена в отношении заинтересованного лица, стоимость переданного имущества составила более 20% балансовой стоимости активов должника, руководствуясь п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), конкурсный управляющий от имени должника обратился в арбитражный суд с заявлением о признании сделки по передаче вновь образованному в результате выделения обществу «Гарант С» имущества должника недействительной и применении последствий ее недействительности.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

В силу п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

При наличии указанных в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве условий информированность другой стороны сделки о преследуемой должником цели и намерение со стороны должника причинить вред имущественным правам кредиторов предполагаются.

С учетом разъяснений, содержащихся в п. 5 — 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в силу указанной выше нормы права для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно абз. 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абз. 33, 34 ст. 2 Закона о банкротстве.

В силу абз. 1 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом ( ст. 19 данного Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Исследовав и оценив в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суды первой и апелляционной инстанции установили, что общество «Монолитстрой» при реорганизации в форме выделения передало обществу «Гарант С» транспортные средства, передача которых в апреле-мае 2010 г. была оформлена договорами купли-продажи для целей постановки транспортных средств на учет в соответствующих органах в связи с отсутствием акта приема-передачи и расшифровки строк баланса.

Из материалов дела видно, что оспариваемая сделка совершена в период подозрительности, поскольку на момент принятия решения о реорганизации и передачи имущества выделенному обществу «Гарант С» общество «Монолитстрой» отвечало признакам неплатежеспособности, о чем свидетельствуют судебные акты о взыскании с должника кредиторской задолженности (решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска от 17.02.2010 по делу N 2-381/2010, решение Арбитражного суда Челябинской области от 17.09.2010 по делу N А76-9373/2010), а наличие задолженности общества «Монолитстрой» перед обществом с ограниченной ответственностью «Промвысота» явилось основанием для введения наблюдения в отношении должника.

Принимая во внимание, что согласно бухгалтерскому балансу общества «Монолитстрой» за 2009 год балансовая стоимость отчужденных основных средств обществу «Гарант С» составила 25,11% балансовой стоимости активов должника, иного имущества конкурсным управляющим должника не обнаружено, в результате сделки должником отчуждены все внеоборотные активы, реальной передачи пассивов не установлено, суды пришли к обоснованному выводу о том, что в результате совершения оспариваемой сделки имущество должника уменьшилось, что является свидетельством причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Понятие заинтересованного лица по отношению к должнику определено в ст. 19 Закона о банкротстве и ст. 9 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Учитывая, что на момент принятия решения о реорганизации Симанович И.Б. являлся единоличным исполнительным органом общества «Монолитстрой» и его учредителем с долей 99%, а единственным учредителем общества «Гарант С» стал Симанович И.Б., оспариваемая сделка является сделкой, совершенной с заинтересованным лицом, следовательно, общество «Гарант С» не могло не знать о совершении сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Удовлетворяя требование о признании оспариваемой сделки недействительной, суды указали, что, поскольку реорганизация юридического лица является сложным юридическим составом, включающим в себя как принятие решений о реорганизации, так и сделки (передача имущества, прав требования и долгов вновь созданному юридическому лицу), отчуждение имущества в результате реорганизации является самостоятельной формой выбытия имущества, а обращение в суд с требованием о признании недействительной сделки по передаче имущества в собственность вновь возникшему юридическому лицу при реорганизации юридического лица как сделки, порождающей права и обязанности участников гражданских правоотношений, не противоречит нормам действующего законодательства ( п. 1 , 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной является верным.

Согласно п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Последствия признания недействительной подозрительной сделки должника предусмотрены п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве, в соответствии с которым все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с гл. III.1 данного Закона, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

В силу ст. 61.5 Закона о банкротстве оспаривание сделок должника может осуществляться и в отношении наследников, а также в иных случаях универсального правопреемства в отношении лица, в интересах которого совершена оспариваемая сделка.

Как разъяснено в п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», если право на вещь, отчужденную должником по сделке, после совершения этой сделки было передано другой стороной сделки иному лицу по следующей сделке (например, по договору купли-продажи), то заявление об оспаривании первой сделки предъявляется по правилам ст. 61.8 Закона о банкротстве к другой ее стороне.

Принимая во внимание, что переданные должником обществу «Гарант С» транспортные средства были сняты с учета, реальная возможность возврата должнику имущества отсутствует, при отсутствии акта приема-передачи имущества, доказательств иной стоимости имущества, отличной от указанной в разделительном балансе, а также доказательств передачи пассивов, суды первой и апелляционной инстанции пришли к соответствующему законодательству и материалам дела выводу о наличии оснований для применения последствий недействительности сделки в виде взыскания в пользу должника 36 441 000 руб..

Ссылку общества «Гарант С» на то, что оно не является надлежащим ответчиком по делу, так как правопреемство при реорганизации в форме выделения не носит универсального характера, суд кассационной инстанции не принимает ввиду того, что она основана на неправильном толковании норм права. Универсальное правопреемство происходит и при реорганизации в форме выделения, ибо к вновь создаваемому (выделяющемуся) юридическому лицу должна переходить часть всех прав и обязанностей остающегося юридического лица (а не только его долги или, наоборот, имущественные активы).

Иные доводы заявителя, изложенные в жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права и сводятся к переоценке установленных по делу обстоятельств. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, исследованы и оценены. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется ( ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов ( ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

В связи с изложенным обжалуемые судебные акты отмене не подлежат, оснований для удовлетворения кассационной жалобы общества «Гарант С» не имеется.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 , 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определение Арбитражного суда Челябинской области от 06.09.2012 по делу N А76-1909/2011 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2012 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Гарант С» — без удовлетворения.

www.garant.ru

Это интересно:

  • Назарова и а юрист Решения и заключения ККС Заключения по вопросам рекомендации на вакантные должности ЗАКЛЮЧЕНИЕ г. Санкт-Петербург 25 октября 2013 года Квалификационная коллегия судей города Санкт-Петербурга в составе: Председательствующего […]
  • Приказ минэкономразвития 33% Приказ Министерства экономического развития РФ от 2 октября 2013 г. N 567 "Об утверждении Методических рекомендаций по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с […]
  • Федеральный закон 255-фз в последней редакции Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от […]
  • Как получить субсидию в саратове Городское управление напоминает новые правила расчета субсидий для оплаты жилья Городское управление по труду и социальному развитию напоминает, что с 1 января 2013 года расчет субсидий в Саратовской области проходит […]
  • Приказ минздрава россии от 15122014 n 834н об утверждении Приказ Министерства здравоохранения РФ от 15 декабря 2014 г. N 834н "Об утверждении унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, и […]
  • Приказ генпрокуратуры 399 Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 "О едином учете преступлений" […]