Статья 67 ГПК РФ. Оценка доказательств

Новая редакция Ст. 67 ГПК РФ

1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

4. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

6. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

7. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Комментарий к Статье 67 ГПК РФ

1. В ст. 67 ГПК РФ, посвященной оценке доказательств, закрепляются критерии такой оценки. Согласно ч. 1 ст. 67 ГПК РФ «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Внутреннее убеждение означает, что при оценке доказательств судья независим от внешних факторов и приходит к выводу на основе своих знаний, опыта и законов логики.

Внутреннее убеждение суда складывается не единовременно, оно формируется в течение определенного времени, в процессе исследования доказательств судом, которое должно быть всесторонним, полным, объективным и непосредственным.

Всесторонность исследования предполагает изучение и исследование судом доказательств, обосновывающих позицию истца, ответчика и третьего лица.

Требование полноты заключается в исследовании такого количества доказательств, которое позволит сделать суду однозначный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов.

Объективность предполагает беспристрастность суда в процессе оценки, когда ни одной из сторон не отдается предпочтение, а суд, проявляя непредвзятость и исключая влияние эмоций и симпатий, исполняет роль независимого арбитра.

Непосредственность исследования проявляется в закрепленном в ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принципе непосредственности, согласно которому суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Часть 2 ст. 67 ГПК РФ содержит правило, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, которое находит развитие в других нормах Кодекса. Так, ч. 2 ст. 187 ГПК РФ устанавливает, что «заключение эксперта. не имеет для суда заранее установленной силы» и оценивается наряду с другими доказательствами.

Несколько изменяют действия данного правила положения ч. 2 — 4 ст. 61 ГПК РФ, предусматривающие преюдициальность обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными постановлениями суда общей юрисдикции или арбитражного суда, приговором по уголовному делу. Такие обстоятельства не доказываются снова и будут «обязательны для суда», рассматривающего дело.

3. Согласно ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд обязан проверить и оценить каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Критерий относимости определен в ст. 59 ГПК РФ, а допустимости — в ст. 60 ГПК. Критерий достоверности предполагает проверку судом источника такого доказательства и его связи с искомым фактом. Допрашивая свидетеля, суд должен выяснить источник его информации: является ли свидетель очевидцем излагаемых им фактов или он получил информацию из другого источника. Помимо этого суд должен установить возможность такого свидетеля правильно воспринимать и запоминать факты, очевидцем которых он явился. Исследуя письменные доказательства, суд обязан установить их подлинность, составление и подписание уполномоченным органом при соблюдении соответствующей процедуры согласования и утверждения.

Следующим критерием оценки является оценка достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности. При этом суд оценивает все имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства, позволяя сопоставить и соотнести их, выявляя противоречия и расхождения. На основании этого в каждом конкретном деле суд определяет достаточность доказательств, имеющихся в материалах дела, для обоснования выводов суда. Говоря о достаточности доказательств, законодатель имеет в виду не количественную характеристику, а качественную. Критерий достаточности предполагает представление не как можно большего количества доказательств, а такого количества, когда суд может сделать однозначный вывод о возможности удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.

4. Итогом оценочной деятельности суда является вынесение судом законного и обоснованного решения. Свои выводы, т.е. результаты оценки, суд обязан изложить в резолютивной части решения суда (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ), где помимо обстоятельств дела, установленных судом, должны быть указаны мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Другими словами, в мотивировочной части судебного решения отражается процесс комплексной оценки всех исследованных в судебном заседании доказательств, когда суд по своему внутреннему убеждению признает установленными юридические факты на основании определенных средств доказывания и не признает установленными другие обстоятельства, так как доказательства, обосновывающие их, отвергнуты судом по указанным им причинам.

5. Часть 5 (как и последующие части) ст. 67 ГПК РФ посвящены оценке одного средства доказывания — письменного доказательства. Выделяя особенности оценки документов и иных письменных доказательств, законодатель установил критерии такой оценки. Представляется, что редакцию указанной нормы нельзя признать удачной.

При оценке документов и иных письменных доказательств суд должен установить, что они содержат все необходимые реквизиты для данного вида письменных доказательств, исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью.

Фактически оценка должна сводиться к проверке формы составления документа и иных письменных доказательств. Для проверки полномочий должностного лица на подписание документов суд может затребовать от соответствующего органа представления дополнительных документов (положений об органе, приказа о назначении лица на соответствующую должность и др.). В конечном итоге оценка таких письменных доказательств будет отвлекать силы и средства суда, а также его время для проверки представленных письменных доказательств.

6. В ч. 6 ст. 67 ГПК РФ содержатся требования к оценке копии документов и иных письменных доказательств. Суд должен установить тождественность содержания копии и оригинала письменного доказательства, способ копирования и сохранения копии.

ГПК хотя и предусматривает в ч. 2 ст. 71 возможность, не представляя в суд оригинала, представить «надлежащим образом заверенную копию» письменного доказательства, но общие правила оценки доказательств говорят об обратном. Системный анализ ч. 6 — 7 ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 и 157 ГПК РФ позволяет сделать вывод, что суд должен непосредственно исследовать подлинник письменного доказательства для установления факта соответствия копии подлиннику.

7. Специальный случай оценки копии письменного доказательства содержится в ч. 7 ст. 67 ГПК РФ, предусматривающей запрет на признание доказанными обстоятельств, которые были подтверждены лишь копией документа или иного письменного доказательства, если существуют одновременно следующие условия:

— суд непосредственно не исследовал его или нельзя представить оригинал по причине его утраты;

— обе стороны представили копии, содержание которых не тождественно;

— нельзя установить подлинное содержание оригинала с помощью других средств доказывания.

Другой комментарий к Ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена оценке доказательств. Часть 1 комментируемой статьи указывает, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Основным критерием оценки доказательств судом является внутреннее убеждение суда, которое уходит своими корнями в принцип свободной оценки доказательств. В соответствии с принципом свободной оценки доказательств не может быть заранее установленной силы доказательств, каждое доказательство подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами. Все доказательства должны быть исследованы с позиции их относимости, допустимости, достаточности. Отдавая предпочтение тому или иному доказательству, суд исходит из их достоверности, аргументируя свой вывод в судебном акте.

Суд оценивает доказательства исходя из их совокупности по своему внутреннему убеждению. Никто не вправе давать суду указания о том, как надо оценить те или иные доказательства (проявление принципа независимости судей).

Полное исследование доказательств предполагает наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценку всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд вправе предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотреть дело на основании имеющихся в деле.

Объективность исследования доказательств означает отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, отсутствие предвзятости и предубеждения при оценке доказательств (см. нормы об отводе судьи).

Важным критерием в оценке доказательств является непосредственность исследования судом имеющихся в деле доказательств. Исключения из принципа непосредственности прямо установлены ГПК РФ.

2. В соответствии с комментируемой статьей суд должен оценить:

— относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности;

— достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Относимость и допустимость доказательств определяются с учетом критериев, определенных процессуальным законом (см. ст. ст. 59 и 60 ГПК и комментарий к ним).

Достоверность — это характеристика доказательства, отражающая точность соответствия установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, имевшим место. Достоверность и истина — взаимосвязанные категории. Если истина — это соответствие знаний человека (как отвлеченного, так и конкретного человека) реальной действительности, то убеждение в истинности знания — достоверность. Переход от вероятности к достоверному знанию -закономерность любого процесса познания, в том числе судебного.

Вероятность — это результат отсутствия достаточных знаний, позволяющих выделить такой класс явления, в котором рассматриваемые события были бы однозначно детерминированы. Мы пользуемся вероятностными суждениями за неимением лучшего; они выражают не объективные отношения между классами событий, а недостаток знаний, нашу неуверенность либо определяют степень нашей неуверенности. Неопределенность знаний о фактических обстоятельствах дела у судьи (в момент принятия иска, подготовки дела к судебному разбирательству) объясняется неполнотой и противоречивостью доказательственной информации.

Достоверность доказательства оценивается судом. Вначале каждое из доказательств исследуется в отдельности, затем переходят к сопоставлению различных доказательств друг с другом и в совокупности. Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений по делу свидетельствует о порочности тех или иных материалов (доказательств) и, как правило, требует дальнейшей работы по установлению обстоятельств дела.

Достаточность доказательств — это качественная характеристика процесса (состояние), позволяющая суду сделать однозначный вывод из имеющейся по делу совокупности доказательств и разрешить дело по существу. Задачи гражданского судопроизводства могут быть выполнены при условии, что суд правильно установит обстоятельства, подлежащие доказыванию, получит их, исследует, даст им адекватную оценку.

Решение проблемы достаточности доказательств связано с вопросом о цели судебного доказывания и характере истины, устанавливаемой судом при разрешении гражданского дела. Поиск истины ограничен предметом доказывания, трудностями доказывания по конкретному делу, нормами, подлежащими применению по делу, а также степенью активности сторон, реализующих принадлежащие им процессуальные права (проявление диспозитивных и состязательных начал процесса).

Проблема достаточности доказательств по конкретному делу разрешается следующим образом. При непредставлении каких-либо доказательств, исчерпании возможностей по установлению искомых фактов суд устанавливает:

— наличие доказательств — на основе доказательственных презумпций исходя из того, что они не опровергнуты;

— отсутствие отдельных обстоятельств — на основе того, что сторона, на которой лежит обязанность доказывания, не представила доказательств в их подтверждение.

Оценка доказательств производится судом в течение всего судебного разбирательства. Окончательная оценка доказательств имеет место после окончания их исследования в совещательной комнате.

При вынесении судебного акта суд обязан проанализировать, какие факты предмета доказывания установлены, какими доказательствами это подтверждается.

3. Часть 4 комментируемой статьи отражает требования к закреплению в решении суда мотивации принятия тех или иных доказательств в качестве основы для вынесения судебного решения: мотивы принятия или отказа в принятии того или иного доказательства, объяснение, почему отдано предпочтение одному доказательству перед другим, основаны на оценке доказательств, исследованных в суде.

На основе анализа суд приходит к выводу о том, можно ли считать факт установленным по делу.

4. Части 5 — 7 комментируемой статьи указывают на особенности проверки достоверности письменных доказательств.

При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан убедиться в том, что:

— документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств;

— документ или иное письменное доказательство подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью;

— письменное доказательство содержит все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств;

— оценка письменного доказательства осуществляется с учетом других доказательств, собранных по делу.

Письменные доказательства подразделяются на:

Достоверность производных доказательств зависит от многих факторов. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд также должен проверить их достоверность, для этого требуется установить:

— не произошло ли при копировании изменения содержания копии документа по сравнению с его оригиналом;

— с помощью какого технического приема выполнено копирование;

— гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала;

— каким образом сохранялась копия документа.

Если определенное искомое обстоятельство в суде может быть подтверждено только копией документа или иного письменного доказательства без предъявления их оригинала, то такое обстоятельство не может считаться судом доказанным.

gpkodeksrf.ru

Кассация объяснила, почему ответчик может взыскать с истца расходы на адвоката

Волгоградский областной суд представил обобщение судебной практики по гражданским делам за второй квартал текущего года.

В документе, в частности, рассматриваются гражданские споры, судебные акты по которым отменены президиумом облсуда. Так, по поводу одного из дел кассационная инстанция указывает, что факт заключения договора об обязательном страховании гражданской ответственности владельца транспортного средства и уплаты страховой премии должен быть подтвержден страховым полисом и квитанцией, при этом дополнительным доказательством заключения соглашения являются данные автоматизированной информационной системы обязательного страхования. В случае, если доказательства заключения договора страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства отсутствуют, на страховщика не может быть возложена обязанность по выплате страхового возмещения.

В связи с другим спором президиум суда отмечает, что неисполнение судебного постановления, которым взыскана индексация присужденной судом суммы, по выплате присужденной суммы дает право требовать индексации данной суммы в порядке статьи 208 ГПК.

Кроме того, поправляя судей двух инстанций, кассация напоминает, что оставление искового заявления без рассмотрения вследствие несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора влечёт за собой неблагоприятные для истца последствия в виде возмещения ответчику понесенных судебных расходов.

М. обратился в суд с иском к П. и «Росгосстраху» о взыскании страхового возмещения, однако Тракторозаводский райсуда Волгограда оставил его без рассмотрения на основании абзаца второго ст. 222 ГПК ввиду несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора. Тогда ответчик П. обратился в суд с заявлением о взыскании с М. расходов на оплату услуг представителя в 15 000 рублей. Райсуд отказал в удовлетворении иска. Это решение поддержала и судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского облсуда.

Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам облсуда, президиум указал следующее. В связи с рассмотрением искового заявления М. к П. и «Росгосстраху», оставленного без рассмотрения, ответчиком П. были понесены расходы на оплату услуг представителя (консультационно-юридических). Отказывая последнему в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что рассмотрение дела закончилось вынесением судом определения об оставлении иска М. без рассмотрения, в связи с чем отсутствовали правовые основания для взыскания с М. расходов на оплату услуг представителя в пользу ответчика П. С указанным выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК, в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона). В силу ч. 1 ст. 101 ГПК при отказе истца от иска истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. Такой отказ означает, что сам истец признает неправомерность заявленного им требования и тем самым подтверждает правомерность позиции ответчика. В то же время положение статьи предусматривает, что если отказ от иска связан с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца после предъявления иска, то все понесённые истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика.

В данном случае решение законодателя возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных им судебных расходов основывается на том, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно им удовлетворены в ходе процесса. При этом исковое заявление М. оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора, то есть истцом было инициировано производство, которое судом не могло быть рассмотрено. Оставление искового заявления без рассмотрения означает завершение процесса без вынесения решения, то есть без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде. Предъявление истцом иска, который не может быть предметом рассмотрения в суде, следует расценивать как ошибочное инициирование судебного процесса. При этом ответчик также может нести издержки, в том числе на представительство его интересов в суде.

Включение в ГПК норм о возмещении сторонами судебных расходов может предотвратить необоснованную передачу споров на разрешение суда, подытоживает президиум облсуда. По смыслу норм ГПК для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований, вследствие чего исковое заявление оставлено без рассмотрения, должны возникнуть неблагоприятные последствия, в частности, возмещение ответчику понесенных судебных расходов.

При оставлении искового заявления без рассмотрения вследствие несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора имеются основания для применения аналогии закона или аналогии права исходя из принципов осуществления правосудия на основе равенства всех перед законом и судом.

При таких обстоятельствах президиум пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела (постановление Президиума Волгоградского облсуда от 13 апреля 2016 года, 44г-73/16).

pravo.ru

Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел в кассационной и надзорной инстанциях суда Ямало-Ненецкого автономного округа за 9 месяцев 2010 года (Утверждено на президиуме суда Ямало-Ненецкого автономного округа 3 ноября 2010 г.)

Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел в кассационной
и надзорной инстанциях суда Ямало-Ненецкого автономного округа
за 9 месяцев 2010 года
(Утверждено на президиуме суда Ямало-Ненецкого автономного округа
3 ноября 2010 г.)

Анализ кассационной и надзорной практики по гражданским делам суда округа показывает, что в течении 9 месяцев 2010 года нижестоящими судебными инстанциями допускались ошибки, в том числе на которые ранее неоднократно обращалось внимание судей, а также возникали следующие спорные ситуации, связанные с рассмотрением гражданских дел.

Как и в предыдущий период, основной причиной отмены или изменения решений является нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. По этой причине отменено 304 решений или 13% от общего количества обжалованных решений. По причине недоказанности установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, отменено 28 решений или 1,2%. По причине несоответствия выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела отменено 38 решений или 1,6%. Ввиду неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, отменено 39 решений или 1,7%.

Причинами неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, по-прежнему, является недостаточная подготовка дела к судебному разбирательству и недостаточное изучение судебной практики. При этом неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, допускается и по делам, не представляющим особой сложности, и по категориям, имеющим устойчивую судебную практику.

Проблема защиты трудовых прав граждан по-прежнему остается актуальной, что и обуславливает большое количество судебных дел указанной категории.

Изучение судебной практики по разрешению трудовых споров показывает, что суды недостаточно проводят досудебную подготовку: не определяют объем юридически значимых обстоятельств, полагаясь на стороны, а, выходя в процесс, разрешают требования по представленным доказательствам, которых зачастую недостаточно. Вследствие чего доводы истца остаются непроверенными, из-за отсутствия необходимых доказательств коллегия также лишена возможности это сделать, поэтому выводы суда ставятся под сомнение, как не подтвержденные доказательствами, и при отмене решения, дело направляется на новое рассмотрение.

Так, по причине неправильного применения норм материального, кассационным определением отменено решение суда первой инстанции.

В случае признания увольнения незаконным и изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию с изменением даты увольнения, работодатель обязан оплатить работнику заработную плату за все время незаконного лишения возможности трудиться, указанное время признается временем вынужденного прогула.

Б. обратился в суд с иском к ООО «ГДЯ» о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в сумме 917 873 рубля 50 коп., поскольку решением суда от 06 февраля 2008 года его увольнение с 31 декабря 2005 года по сокращению штата было признано незаконным, формулировка основания увольнения и его дата изменены на увольнение по собственному желанию с 16 января 2006 года. Кассационным определением от 19 июня 2008 г. дата увольнения изменена на день вынесения решения о признании увольнения незаконным — на 06 февраля 2008 года. В период с 31 декабря 2005 года по 06 февраля 2008 года он нигде не работал, заработную плату не получал, в связи с чем просил взыскать заработок за весь период вынужденного прогула в связи с незаконностью увольнения.

Судебная коллегия решение суда об отказе в иске отменила по следующим основаниям.

Судом установлено, что истец Б. работал в ООО «Ямбурггаздобыча» (после переименования — ООО «Газпром добыча Ямбург») с 01 марта 1993 года монтажником по монтажу стальных и железобетонных конструкций, уволен 31 декабря 2005 года по сокращению штата на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Решением Новоуренгойского городского суда от 06 февраля 2008 года увольнение Б. с 31 декабря 2005 года по сокращению штата признано незаконным по тем основаниям, что увольнение истца произведено ранее установленного законом срока предупреждения о сокращении штата, без учета мнения выборного профсоюзного органа, а также его просьбы об увольнении по собственному желанию в связи с выходом на пенсию. Судом изменена формулировка увольнения Б. на увольнение по собственному желанию, а также дата увольнения — на 16 января 2006 года.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 июня 2008 года решение Новоуренгойского городского суда от 06 февраля 2008 года изменено в части определения даты увольнения с 16 января 2006 года на день вынесения судебного решения о признании увольнения Б. незаконным и изменении формулировки увольнения — на 06 февраля 2008 года.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что незаконное увольнение истца, равно как и формулировка его увольнения не препятствовали ему трудоустроиться, его волеизъявление было направлено на прекращение трудовых отношений с ответчиком. Судом применены последствия пропуска срока на обращение в суд, который суд исчислял с 29 декабря 2005 года.

Вместе с тем, выводы суда не отвечают требованиям законности и обоснованности.

В соответствии со статьей 234 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного увольнения работника.

В силу части 7 статьи 394 Трудового кодекса РФ если в случаях, предусмотренных настоящей статьей, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. В случае, когда к моменту вынесения указанного решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

Из указанных положений трудового законодательства определенно следует, что в случае признания увольнения незаконным и изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию с изменением даты увольнения, работодатель обязан оплатить работнику заработную плату за все время незаконного лишения возможности трудиться, указанное время признается временем вынужденного прогула.

Довод о том, что истец выражал волеизъявление об увольнении по собственному желанию, правового значения не имеет, поскольку он был уволен не по данному основанию, а в связи с сокращением штата, что было признано судом незаконным.

Часть 5 статьи 394 Трудового кодекса РФ, из которой исходил суд, регулирует вопросы, связанные с неправильностью формулировки основания или причины увольнения. Это правило действует тогда, когда суд признает, что работодатель имел основания для увольнения, но в приказе дал неправильную формулировку причины увольнения или сослался на несоответствующий закон, в то время как истец просил взыскать заработную плату в связи с незаконностью его увольнения.

Нельзя признать законным и вывод суда о пропуске истцом срока на обращение в суд, предусмотренного статьей 392 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки.

По смыслу указанной нормы, месячный срок для обращения в суд установлен для требования о признании увольнения незаконным, в то время как иные требования, в том числе о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула являются производными, как непосредственно связанные с увольнением.

Часть 2 статьи 394 Трудового кодекса РФ предусматривает, что орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Поскольку вопрос о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула не был рассмотрен при разрешении дела по иску Б. о признании увольнения по сокращению штата незаконным и изменении формулировки увольнения, то он вправе поставить вопрос о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в другое время.

С учетом изложенного и требований материального закона иск Б. о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 01 января 2006 года по 6 февраля 2008 года подлежал удовлетворению.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что при увольнении истца по сокращению штата ему было выплачено выходное пособие, тогда как при взыскании среднего заработка в пользу работника в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету ( п. 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о том, в каком размере истцу выплачено выходное пособие, было ли оно зачтено в счет выплаты единовременного пособия в связи с увольнением по собственному желанию по коллективному договору, а также не выяснено мнение представителя ответчика относительно правильности представленного истцом расчета, то судебная коллегия не имела возможности устранить указанные недостатки. (Касс. дело N 33-2385/2010, 33-2924-2010)

Установление диагноза полученных повреждений требует специальных познаний в области медицины, и его произвольное изменение не допускается.

С. обратился с иском к ООО «ГДУ» о внесении изменений в акт о несчастном случае на производстве в части диагноза полученной травмы, указав в качестве полученной травмы смещение (сползание) тела позвонков 4 — 5 и верхних суставных отростков позвоночника на фоне физических перегрузок, исключив слово «заболевание». Полагал, что в результате несчастного случая на производстве имел место перелом позвоночного столба и неверное указание характера травмы в акте о несчастном случае на производстве лишает его возможности установить связь травмы с производством и получать выплаты в возмещение вреда, причиненного здоровью.

Судебная коллегия решение суда об удовлетворении иска отменила и приняла новое решение об его отказе.

Судом первой инстанции установлено, что решением Новоуренгойского городского суда от 24 декабря 2002 года происшествие, имевшее место с бурильщиком С. 7 февраля 1999 года при выполнении работ по транспортировке оборудования бригады КРС-3 Управления интенсификации и ремонта скважин ООО «Уренгойгазпром» признано несчастным случаем на производстве.

Данное решение вступило в законную силу. Обстоятельства, им установленные, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица ( п. 3 ст. 61 ГПК РФ).

В ходе рассмотрения указанного дела судом была назначена судебно-медицинская экспертиза, производство которой поручено экспертам Бюро судебно-медицинской экспертизы ЯНАО. Как следует из заключения экспертизы N 10 от 22 мая 2001 года, в феврале 1999 года у С. имело место осложнение заболевания — остеохондроза поясничного отдела позвоночника, имевшегося у истца ранее, в виде смещения тела 5-го поясничного позвонка (спондилолистеза) и болевого синдрома (люмбалгии). Такие состояния хотя и возникают на фоне физических нагрузок, однако расцениваются в медицинской практике как осложнения заболевания.

В процессе рассмотрения настоящего дела судом также назначалась судебно-медицинская экспертиза, производство которой было поручено тому же экспертному учреждению. Эксперты пришли к аналогичным выводам (экспертное заключение N 88 от 14 марта 2008 года).

Таким образом, в ходе производства по делу с достоверностью был установлен диагноз состояния истца, имевшего место в феврале 1999 года.

Из содержания обжалуемого акта о несчастном случае на производстве N 3 от 10 октября 2006 года следует, что в п. 8.2. содержится точная формулировка диагноза, установленного заключением Бюро судебно-медицинской экспертизы ЯНАО от 22 мая 2001 г. N 10: осложнение заболевания — остеохондроз поясничного отдела позвоночника — в виде смещения тела 5-го поясничного позвонка (спондилолистеза) и болевого синдрома (люмбалгии).

Доказательств тому, что имела место травма позвоночника в виде смещения тела 5-го поясничного позвонка (спондилолистеза), в ходе производства по делу не добыто.

Данные обстоятельства не подлежат доказыванию еще и в силу того, что решением Новоуренгойского городского суда от 21 марта 2007 года по гражданскому делу по иску С. к ООО «Уренгойгазпром» истцу было отказано во внесении изменений в акт о несчастном случае на производстве указания о том, что имел место перелом позвоночника.

Следует принять во внимание и то обстоятельство, что установление диагноза полученных повреждений требует специальных познаний в области медицины, и его произвольное изменение не допускается.

Отменяя решение суда и отказывая в иске, судебная коллегия указала, что отказ в удовлетворении требований иска не лишает истца права на получение выплат в возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве, установления процента утраты профессиональной трудоспособности и группы инвалидности в связи с трудовым увечьем, поскольку решением Новоуренгойского городского суда от 24 декабря 2002 года, вступившим в законную силу, установлен производственный характер возникновения данных повреждений. В случае отказа в определении связи заболевания с профессией, установления процента утраты профессиональной трудоспособности истец не лишен права оспорить данный отказ в судебном порядке, а при отказе в назначении страховых выплат — обратиться в суд с иском об их взыскании. (Кас. дело N 33-2202-10)

В случае если имеют место правоотношения из причинения вреда, возмещение морального вреда допускается, если об этом непосредственно указано в законе, регулирующем такие правоотношения. ГК РФ не содержит специальных положений о возмещении морального вреда в случае причинения имущественного вреда.

Д.П. действуя в своих интересах, в интересах Д.А., Д.Е., и Д.Н. обратились в суд с иском к ОАО «П» о компенсации морального вреда, мотивируя тем, что 01 июня 2007 года истец с семьей на личном автомобиле выехал в отпуск и на 514 километре автодороги «Сургут — Салехард» объезжая разбитые плиты, попал в выбоины. Услышав посторонний шум, истец остановился и увидел, что диски левых колес его автомобиля деформированы, колеса приспущены. В результате данного происшествия его семье причинены нравственные и физические страдания.

Судебная коллегия решение суда, которым исковые требования удовлетворены частично, отменила по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции неправильно истолковал и применил материальный закон к установленным судом обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие материальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающие его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающие имущественные права гражданина.

Доводы истцов Д-ых о возмещении морального вреда, причиненного вследствие осуществления ими ремонтных работ при дождливой погоде, нахождении семьи в салоне автомобиля длительное время, испуг детей, по мнению судебной коллегии, не могут быть приняты во внимание. Надлежащих доказательств в подтверждение указанных обстоятельств, а также в подтверждение нарушения каких-либо неимущественных прав или посягательств на нематериальные блага, как того требует ст. 56 ГПК РФ, не представлено.

Также не подтверждены факты причинения вреда здоровью несовершеннолетних детей. Только лишь утверждения на этот счет не могут быть положены в основу решения об удовлетворении иска.

Установлено, что в результате ненадлежащего дорожного покрытия причинены механические повреждения автомобилю Д-ых, т.е. в данном случае имеют место правоотношения из причинения вреда. Между тем, в таких случаях возмещение морального вреда допускается, если об этом непосредственно указано в законе, регулирующем такие правоотношения. ГК РФ не содержит специальных положений о возмещении морального вреда в случае причинения имущественного вреда. (Касс. дело N 33-2869/2010)

Давность исполнения постановления о назначении административного наказания связывается с началом исполнения, а не с его завершением, то есть если постановление по делу об административном правонарушении не начало исполняться в течение года со дня его вступления в законную силу, то оно не подлежит исполнению. Действующим законодательством не установлен срок, в течение которого исполнение должно быть завершено, то есть если исполнение начато, оно может продолжаться сколь угодно долго.

ООО «Д» обратилось в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства о взыскании в доход государства штрафа, мотивируя истечением срока давности исполнения судебного акта.

Судебная коллегия отменила решение суда, которым заявленные требования удовлетворены, по следующим основаниям.

Постановлением судьи суда первой инстанции от 09 июня 2008 года, вступившим в законную силу 01 октября 2008 года, ООО «Д» подвергнуто по ч. 3 ст. 18.15 КоАП РФ административному наказанию в виде штрафа за совершение административного правонарушения, выразившегося в привлечении к трудовой деятельности по договору подряда гражданина Кыргызской Республики без сообщения об этом в органы миграционного контроля. 02 июля 2008 года судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство о взыскании с ООО «Д» штрафа в доход государства.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходя из положений статьи 31.9 КоАП РФ, пришел к выводу об истечении срока давности исполнения постановления о назначении административного наказания, который, по мнению суда, подлежал исчислению с момента вступления в законную силу постановления о привлечении заявителя к административной ответственности.

Пункт 6 части 2 статьи 43 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусматривает, что исполнительное производство прекращается судебным приставом-исполнителем в случае прекращения по основаниям и в порядке, которые установлены федеральным законом, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица по делу об административном правонарушении судом, другим органом или должностным лицом, выдавшим исполнительный документ.

Поскольку исполнительный лист о взыскании с заявителя штрафа по делу об административном правонарушении выдан судом, то он вправе разрешить вопрос о прекращении исполнения судебного акта.

Между тем, в соответствии с ч. 1 статьи 31.9. КоАП РФ постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение одного года со дня его вступления в законную силу.

Из содержания указанной нормы права следует, что давность исполнения постановления о назначении административного наказания связывается с началом исполнения, а не с его завершением, то есть если постановление по делу об административном правонарушении не началось исполняться в течение года со дня его вступления в законную силу, то оно не подлежит исполнению. Действующим законодательством не установлен срок, в течение которого исполнение должно быть завершено, то есть если исполнение начато, оно может продолжаться сколь угодно долго.

Судом установлено, что исполнение о взыскании с заявителя штрафа началось с момента возбуждения исполнительного производства 02 июля 2008 года. В рамках возбужденного исполнительного производства судебным приставом-исполнителем 19 мая 2009 года наложен арест на имущество должника, а в декабре 2009 года оно передано на реализацию.

Поскольку исполнение постановления о взыскании с заявителя штрафа началось незамедлительно после его вынесения, то оснований для прекращения исполнительного производства у суда не имелось.

При таких обстоятельствах и с учетом требований закона, судебная коллегия решение суда отменила и вынесла новое об отказе в удовлетворении заявления. (Касс. дело N 33-2865/2010)

Страховая выплата по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств должна определяться с учетом износа частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах, а стоимость восстановительных работ — исходя из средних, сложившихся в соответствующем регионе цен.

К. обратилась в суд с иском к А. о взыскании материального ущерба в сумме 60 748 рублей 65 копеек и возмещении расходов по уплате государственной пошлины в сумме 2 023 рубля. В обоснование иска указала, что 22 февраля 2009 года по вине ответчика, управлявшего автомобилем ВАЗ 21150, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащему ей автомобилю HONDA FIT, 2002 года выпуска, причинены механические повреждения. Страховой компанией ООО «Р» ей выплачено страховое возмещение в сумме 41 791 рубль 35 копеек. Вместе с тем, реально она затратила на приобретение запасных частей 50 500 рублей и на проведение ремонтно-восстановительных работ 52 040 рублей, в связи с чем просила взыскать с ответчика разницу между выплаченным страховым возмещением и реально понесенными расходами на восстановление автомобиля.

Судебная коллегия решение суда об удовлетворении иска отменила в части в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права.

Судом установлено и не оспаривалось сторонами, что 22 февраля 2009 года, в период действия договора страхования автогражданской ответственности, по вине А., управлявшего автомобилем ВАЗ 21150, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю истицы — HONDA FIT, 2002 года выпуска, причинены механические повреждения.

Страховой компанией ООО «Р» указанный случай признан страховым и истице выплачено страховое возмещение в сумме 41 791 рубль 35 копеек с учетом процента износа, равного 58,51%.

Истица осуществила ремонт автомобиля, затратив на приобретение запасных частей 50 500 рублей и на проведение ремонтно-восстановительных работ 52 040 рублей.

Удовлетворяя исковые требования К. и взыскивая с ООО «Р» разницу между выплаченным страховым возмещением и реально понесенными расходами на ремонт автомобиля, суд исходил из положений статьи 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», которой установлена максимальная сумма страхового возмещения и пунктов 63 и 64 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, определяющих размер страховой выплаты.

Вместе с тем, в силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Согласно пункту 2 данной правовой нормы под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Статьей 1064 указанного Кодекса предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно ст. 3 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» одним из основных принципов обязательного страхования является гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных настоящим Федеральным законом.

В силу подпункта «б» пункта 63 и пункта 64 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в случае повреждения имущества потерпевшего страховая выплата определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). Восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен. При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах. В расходы по восстановлению поврежденного имущества включаются: расходы на материалы и запасные части, необходимые для ремонта (восстановления); расходы на оплату работ по ремонту; если поврежденное имущество не является транспортным средством — расходы по доставке материалов и запасных частей к месту ремонта, расходы по доставке имущества к месту ремонта и обратно, расходы по доставке ремонтных бригад к месту ремонта и обратно.

Из указанных правовых норм следует, что размер убытков (реальный ущерб), причиненных повреждением автомобиля в результате дорожно-транспортного происшествия, зависит только от степени повреждения имущества и сложившихся цен и не зависит от реально произведенных расходов.

При вынесении судебного постановления указанные нормы материального права судом не учтены, судом не дана оценка доводам представителя ООО «Р» о том, что страховая выплата должна определяться с учетом износа частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах, а стоимость восстановительных работ — исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен.

Из представленных истицей документов не следует, что стоимость запасных частей определена с учетом износа, а стоимость восстановительных работ — исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен.

Поскольку указанные недостатки не могли быть устранены судом кассационной инстанции, решение суда отменено с направлением на новое рассмотрение. (Касс. дело N 33-2930)

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и отказала в иске ввиду отсутствия самого объекта жилищных прав.

Решением суда первой инстанции за К. признано право пользования жилым помещением на момент пожара.

Из материалов дела следовало, что спорное жилое помещение было предоставлено матери истицы К.Г. на основании ордера N 40 от 24 февраля 1987 года, выданного по месту работы в ПО «Тюменбургаз». Распоряжением Главы города N 87-р от 31 января 2006 года дом принят в муниципальную собственность от ООО «Уренгойгазпром».

Разрешая спор и руководствуясь статьями 10 , 28 , 50 — 51 ЖК РФ, суд пришел к выводу о том, что истица К. и ее несовершеннолетняя дочь, приобрели право пользования квартирой на условиях договора социального найма к моменту пожара дома в ноябре 2009 года.

Удовлетворяя иск, суд не принял во внимание следующие обстоятельства.

Согласно ч. 1 ст. 15 ЖК РФ объектами жилищных прав являются жилые помещения.

Жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства ( ч. 2 ст. 15 ЖК РФ).

Как установлено судом и не оспаривалось сторонами, дом в котором находится жилое помещение, разрушен пожаром, а жилое помещение непригодно для проживания.

Из этого следует, что по делу отсутствует сам объект жилищных прав, поэтому решение суда о признании на него права не основано на законе.

Таким образом, рассматривая дело в пределах заявленных требований ( ч. 3 ст. 196 ГПК РФ) и при ненадлежащем выборе истцом способа защиты права (требования о признании права при отсутствии объекта), оснований для удовлетворения иска суд не имел. (Касс. дело N 33-2645/2010)

Судебная коллегия решение суда отменила и приняла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований ввиду неправильного применения материального закона.

Ш. обратился в суд с иском к администрации г. Новый Уренгой о предоставлении благоустроенного жилья по договору социального найма, мотивируя тем, что в 1992 году на основании ордера был вселен в однокомнатную квартиру. В 1995 году дом был признан аварийным и истец временно, до предоставления ему жилья органом муниципального управления переехал в жилое помещение, предоставленное работодателем, в котором он проживает до настоящего времени на основании договоров найма. Указанные договоры носят срочный характер, и потому истец полагает, что может быть выселен в любое время из занимаемого жилья.

Судом первой инстанции удовлетворены исковые требования истца.

В силу ст. 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Как следует из материалов дела, истцу в 1992 году на основании ордера было предоставлено жилое помещение в порядке очередности в связи с трудовыми отношениями с ПО «Уренгойгазпром».

Постановлением Главы администрации Новый Уренгой от 3 июля 1995 года N 566 спорный жилой дом признан аварийным и непригодным для дальнейшего проживания.

В 1998 году работодателем истцу предоставляется иное жилое помещение, где он прописан с 18 марта 1998 года по настоящее время.

В материалах дела представлены при этом четыре договора краткосрочного найма, заключенного между работодателем и истцом в отношении указанного жилья сроком на 1 год и два договора длительного найма, заключенных сроком на 5 лет, срок действия последнего договора — с 28 февраля 2010 года по 26 февраля 2015 года.

1 августа 2005 года приказом N 485 ООО «Уренгойгазпром» принимает решение о сносе спорного жилого дома и списании его с баланса. 12 августа 2005 года дано указание по ООО «Уренгойгазпром» начать снос дома, составить акт на списание основных средств жилого дома.

Основанием к сносу послужило распоряжение Территориального управления Росимущества по ЯНАО N 1174 от 13 апреля 2005 года.

В обоснование своих требований, истцом указано на обязанность администрации предоставить ему иное жилье на условиях социального найма, поскольку ранее занимаемая им квартира была признана аварийной и снесена.

Постановляя решение, суд первой инстанции также исходил из обязанности администрации по предоставлению жилья, с данным выводом не согласилась коллегия.

Статьей 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» установлено, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Часть 3 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации, также устанавливает общие правила действия жилищного законодательства во времени и предусматривает, что в жилищных отношениях, возникших до введения в действие акта жилищного законодательства, данный акт применяется к жилищным правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

Для рассмотрения настоящего спора по существу, необходимо установить, какие отношения существовали между истцом, ответчиком и третьим лицом на момент вступления в силу Жилищного кодекса Российской Федерации, в какой период возникли эти отношения и подверглись ли они правовой трансформации.

Спорные правоотношения и соответственно право истца на получение жилья, взамен сносимого, возникли в 1998 году, когда дом был признан аварийным — в период действия ЖК РСФСР.

Согласно ст. 93 ЖК РФ, если дом (жилое помещение) грозит обвалом, гражданам, выселяемым из этого дома (жилого помещения), другое благоустроенное жилое помещение предоставляется по решению исполнительного комитета местного Совета народных депутатов за счет жилищного фонда местного Совета народных депутатов либо соответствующего предприятия, учреждения, организации.

Аналогичная норма содержится и в ЖК РФ, так согласно ст. 86 ЖК РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения, по договорам социального найма.

Как было указано выше, решение о сносе дома было принято ООО «Уренгойгазпром», на основании распоряжения Территориального управления Росимущества по ЯНАО. В этой связи заслуживает внимания довод кассационной жалобы о том, что дом находился в государственной (федеральной) собственности. Сведения о том, что спорный жилой дом, когда-либо находился в муниципальной собственности, отсутствуют.

Таким образом, основания для возложения обязанности по предоставлению жилья истцу, в связи со сносом ранее занимаемого им жилья на ответчика отсутствуют.

Здесь заслуживают внимания и доводы ответчика о пропуске истцом срока исковой давности. Безосновательно утверждение истца о том, что заключая срочный договор, он сомневался относительно его правовой природы. Тем более что договоры с постоянной периодичностью перезаключались, что само по себе давало истцу возможность ознакомиться с их текстом и соответственно условиями. Из них с совершенной очевидностью явствовала как срочность проживания, так и возможность расторжения и соответственно выселения из занимаемого жилья в связи с увольнением.

Коллегия посчитала, что, фактически предоставляя истцу, жилье в 1998 году ПО «Уренгойгазпром» исполнил требования ст. 93 ЖК РФ и п. 2 постановления от 3 июля 1995 года, согласно которому руководителям предприятий, работники которых проживают в аварийных домах, необходимо предусмотреть выделение жилья для переселения.

Таким образом, право истца на получение жилья в связи с признанием занимаемого жилого помещения аварийным было реализовано еще в 1998 году.

Предоставив жилье истцу во временное пользование, работодатель, безусловно, нарушил право истца, проживающего до переселения в социальном жилье, однако ничто не препятствует ему обратиться в суд за защитой нарушенного права с иском к ООО «Уренгойгазпром» о признании права пользования занимаемым жилым помещением на условиях социального найма. (Касс. дело N 33-2183/2010)

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции, удовлетворившего иск при рассмотрении спора о защите прав потребителей.

Потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи технически сложного товара и потребовать уплаченной за товар суммы, в том числе в случае нарушения сроков устранения недостатков товара, которые не могут превышать 45 дней.

А. обратилась в суд с иском к ИП В. о расторжении договора купли-продажи компьютера, взыскании уплаченных за товар денежных средств, неустойки, убытков, денежной компенсации морального вреда и возмещении расходов по оплате услуг представителя. В обоснование требований указала, что 28 марта 2009 года заключила с ответчиком договор купли-продажи компьютера. В период гарантийного срока и эксплуатации товара появился неустранимый дефект — стал щелкать правый динамик. 20 января 2010 года она обратилась к ответчику об устранении данного дефекта, однако выявить и устранить дефект не удалось, в связи с чем товар был принят ответчиком. В нарушение ч. 1 статьи 20 Закона РФ «О защите прав потребителей» ответчиком не устранен выявленный дефект в течение 45 дней, мер к заключению соглашения об установлении нового срока устранения недостатков товара не предпринято. 09 марта 2010 года она обратилась с претензией о расторжении договора и возврата уплаченной за товар суммы, в чем ей было отказано.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены в части.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены судебного постановления.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно исходил из положений статьи 20 Закона РФ «О защите прав потребителей» от 07 февраля 1992 года N 2300-1, в соответствии с которой, если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней. В случае, если во время устранения недостатков товара станет очевидным, что они не будут устранены в определенный соглашением сторон срок, стороны могут заключить соглашение о новом сроке устранения недостатков товара. При этом отсутствие необходимых для устранения недостатков товара запасных частей (деталей, материалов), оборудования или подобные причины не являются основанием для заключения соглашения о таком новом сроке и не освобождают от ответственности за нарушение срока, определенного соглашением сторон первоначально.

В соответствии с пунктом 1 статьи 18 приведенного выше Закона в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев: обнаружение существенного недостатка товара; нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара; невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Из содержания указанных норм материального права следует, что потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи технически сложного товара и потребовать уплаченной за товар суммы, в том числе в случае нарушения сроков устранения недостатков товара, которые не могут превышать 45 дней.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (с изменениями от 25 апреля 1995 г., 25 октября 1996 г., 17 января 1997 г., 21 ноября 2000 г., 10 октября 2001 г., 6 февраля, 11 мая 2007 г., 29 июня 2010 г.) необходимо иметь в виду, что в случае продажи товара ненадлежащего качества право выбора вида требований, которые в соответствии со ст. 503 ГК РФ и п. 1 ст. 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» могут быть предъявлены к продавцу при продаже товара ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, принадлежит потребителю. При этом потребитель вправе требовать замены товара либо отказаться от договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, установленных в ст. 4 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», в том числе и технически сложного, при условии, что такие требования были предъявлены в течение пятнадцати дней со дня его передачи потребителю. По истечении этого срока отказ от исполнения договора купли-продажи либо требования о замене технически сложного товара могут быть удовлетворены при наличии хотя бы одного из перечисленных в п. 1 ст. 18 Закона случаев: обнаружение существенного недостатка товара ( п. 3 ст. 503 , п. 2 ст. 475 ГК РФ), нарушение установленных Законом сроков устранения недостатков товара ( ст. 20 , 21 , 22 Закона), невозможность использования товара более 30 дней (в совокупности) в течение каждого года гарантийного срока вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Судом установлено, что 28 марта 2009 года стороны заключили договор купли-продажи, по условиям которого ИП В. передал в собственность истицы компьютер. 20 января 2010 года истица передала компьютер ответчику в связи с обнаруженным дефектом. В результате проверки выявить дефект не удалось, в день обращения недостаток товара не был устранен, соглашение о сроке устранения недостатков товара сторонами не достигнуто.

Установленным является факт того, что в период с 20 января 2010 года по 06 марта 2010 года, то есть в предусмотренный Законом 45-дневный максимальный срок товар не был передан истице, недостатки не устранены.

При таких обстоятельствах и с учетом требований материального закона, суд пришел к верному выводу о расторжении договора и взыскании с ответчика уплаченной за товар суммы в связи с нарушением ответчиком установленного Закономсрока устранения недостатков товара. (Кас. дело N 33-2394/2010)

Дополнительные оплачиваемые отпуска, предусмотренные Трудовым кодексом РФ, подлежат включению в специальный трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости.

В. обратилась в суд с иском об оспаривании решения ГУ — Управления Пенсионного фонда РФ по городу Новый Уренгой ЯНАО об отказе включить в стаж, необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, периодов нахождения в дополнительных учебных отпусках и возложении обязанности включить в специальный педагогический стаж указанные периоды, которые составляют 11 месяцев и 7 дней. В обоснование иска указала, что ответчик своим решением от 27 ноября 2009 года отказал ей в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, за которой она обратилась как педагогический работник в соответствии с п.п. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Отказ был мотивирован отсутствием у нее требуемого стажа работы. При этом в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не были включены периоды учебных отпусков с сохранением заработной платы в связи с обучением в Пермском государственном университете по заочной форме, что составляет 11 месяцев 7 дней.

Истица указала, что начала педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей с 15 августа 1984 года. В 2000 году она поступила на заочное обучение в Пермский государственный университет, а поскольку она впервые получала высшее образование, то для сдачи экзаменов ей предоставлялись дополнительные учебные отпуска с сохранением заработной платы, работодателем уплачивались страховые взносы.

Судом первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены судебного постановления.

Согласно Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах ( ст. 39 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с п.п. 19 п. 1 статьи 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Пунктом 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (с изменениями от 2 мая 2006 г., 18 июня 2007 г.), утвержденных постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516, предусмотрено, что в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, кроме периодов работы включаются также периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.

В соответствии с ч. 1 статьи 116 Трудового кодекса РФ ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Статья 173 Трудового кодекса РФ предусматривает, что работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения высшего профессионального образования независимо от их организационно-правовых форм по заочной и очно-заочной (вечерней) формам обучения, успешно обучающихся в этих учреждениях, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка. Причем данные дополнительные отпуска предоставляются работодателем ежегодно, пока работник обучается в высшем учебном заведении.

Судом установлено, что истица в 2000 году поступила на заочное обучение в Пермский государственный университет. В период обучения работодателем ей ежегодно предоставлялись дополнительные учебные отпуска с сохранением заработной платы на основании справок-вызовов учебного заведения.

Следовательно, указанные периоды как дополнительные оплачиваемые отпуска, предусмотренные Трудовым кодексом РФ, подлежат включению в специальный трудовой стаж.

Доводы пенсионного органа в кассационной жалобе о том, что дополнительные учебные отпуска не обусловлены характером и условиями работы, не связаны с влиянием такой работы на здоровье человека, а потому не подлежат включению в специальный трудовой стаж, основаны на неправильном толковании норм материального права.

Согласно ст. 19 п. 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия (часть трудовой пенсии) назначается со дня обращения за указанной пенсией (за указанной частью трудовой пенсии), за исключением случаев, предусмотренных п. 4 этой статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию (указанную часть трудовой пенсии).

Поскольку на момент обращения истицы в пенсионный орган с учетом тех периодов, которые в соответствии с судебным решением подлежат включению в специальный трудовой стаж, требуемый 25 летний стаж работы у истицы отсутствовал, то суд правильно возложил на пенсионный орган обязанность назначить истице досрочную трудовую пенсию по старости со дня возникновения права на указанную пенсию. (Касс. дело N 33-2751/2010)

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения после окончания срока доверенности в пределах срока исковой давности.

С. обратился в суд с иском к К. о возмещении ущерба, при завладении переданной ответчику во временное пользование по доверенности на три года автомашины, взыскании доходов и компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.

Судебная коллегия решение суда оставила без изменения.

В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Судом установлено, что автомобиль ТАТРА-815 — грузовой самосвал, 1989 года изготовления принадлежал С. с 28 мая 1999 года, был поставлен им на учет в ОГИБДД Альметьевского УВД 02 июня 1999 года.

Сторонами не оспаривалось, что автомобиль передан по доверенности К. сроком действия 12 ноября 2002 года, и поскольку ее действие ранее не было прекращено, истец был вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения по истечении срока доверенности.

Эта автомашина была снята с учета в связи с утилизацией 08 августа 2006 года по заявлению С. от 07 августа 2006 года о снятии автомашины с учета в связи с выбраковкой. Заявитель платил государственную пошлину и представил объяснения, из которых следует, что 12 ноября 1999 года он передал автомашину К., оформив на него доверенность на три года с правом выезда за границу. По окончании срока доверенности, автомашина ему не возвращена. К. проживает в г. Ноябрьск, машину он угнал в Германию, деньги ему не вернул.

Судом установлено, что по обращению истца 12 февраля 2003 года к прокурору г. Альметьевска о привлечении ответчика к уголовной ответственности, постановлением от 04 апреля 2003 года в возбуждении уголовного дела в отношении К. по статьям 159 , 166 УК РФ было отказано, поскольку доверенность выдана добровольно, С. дал разрешение К. на выезд за границу. Это постановление по жалобе С. было отменено судом 06 октября 2008 года. С. обратился с иском о возмещении ущерба в Альметьевский городской суд в сентябре 2009 года, определением от 04 сентября 2009 года оно возвращено с разъяснением права на обращение с иском в Ноябрьский городской суд.

При разрешении спора суд правильно руководствовался требованиями ст. 195 ГК РФ, в соответствии с которой общий срок исковой давности установлен три года и начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Согласно ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судебного решения об отказе в иске.

Является установленным, что истец знал о факте перегона машины за границу, ибо эти действия были оговорены им в доверенности, равно как и о факте не возврата машины по окончании срока доверенности. При снятии истцом автомобиля с учета в связи с утилизацией 08 августа 2006 года, он также указал об этом. В связи с чем суд обоснованно указал о необходимости исчисления срока исковой давности со дня прекращения доверенности, то есть с 12 ноября 2002 года. (Кас. дело N 33-2917/2010)

Имели место отмены решений в анализируемом периоде ввиду неправильного применения норм процессуального права.

По-прежнему одной из основных причин отмены решений судов является рассмотрение дел в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, на что судебной коллегией неоднократно обращалось внимание.

Прокурор обратился с иском к К. об ограничении ее в родительских правах в отношении несовершеннолетнего ребенка и взыскании алиментов на его содержание в размере ? всех видов заработка и иного дохода, мотивируя тем, что совместное проживание ребенка с матерью является опасным для него, поскольку ответчица оставляет его без присмотра, злоупотребляет спиртным, неоднократно привлекалась к административной ответственности за ненадлежащее выполнение родительских обязанностей.

Судом первой инстанции исковые требования удовлетворены. Судебная коллегия отменила решение суда.

В соответствии с п. 4 ст. 167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие.

По смыслу положений ст. 113 ГПК РФ под судебным извещением следует понимать любое извещение: заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Из материалов дела следует, что судебные заседания назначались по делу дважды: на 4 марта и 6 мая 2010 года. О дне слушания дела 4 марта 2010 года ответчица извещалась почтовым отправлением, которое было возвращено в суд в связи с истечение срока хранения, адресату вручено не было. О необходимости явки в суд 6 мая 2010 года ответчик извещалась телеграммой, которая также не была вручена, что следует из уведомления. Таким образом, о дне слушания дела ответчица не была извещена надлежащим образом.

Судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что при новом рассмотрении следует принять во внимание положения п. 4 ст. 113 ГПК РФ, согласно которым при затруднительности извещения лица, участвующего в деле, по месту жительства такое извещение допускается и по месту работы. (Кас. дело N 33-2039-10)

Решением суда за В. признано право собственности на жилой дом в силу приобретательной давности.

Не согласившись, Т. обратился в суд с кассационной жалобой, указав, что в спорном доме проживает с 1995 года и оплачивает коммунальные услуги, В. в дом не вселялась, проживает и зарегистрирована по другому адресу.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 364 Гражданского процессуального кодекса РФ решение суда подлежит безусловной отмене в случае, если было вынесено в отсутствие лица, участвующего в деле, не извещенного о времени и месте судебного разбирательства.

При рассмотрении дела и вынесении решения судом о признании за В. права собственности, Т. не присутствовала, не была привлечена к участию в деле, о времени и месте рассмотрения дела не извещалась. При этом Т. заявляет о своих правах на спорное имущество, представляет доказательства, оспаривает решение суда, как нарушающее ее права и интересы.

Судебная коллегия, отменяя решение суда, указала, что при новом рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит принять все необходимые меры по определению круга лиц, участвующих в деле, рассмотреть дело по существу, обеспечив в равной степени реализацию процессуальных прав всех участников процесса, включая надлежащее извещение о времени и месте судебного разбирательства. (Касс. дело N 33-2885/2010)

Заочным решением суда удовлетворены исковые требования П. к ООО «Ризалти плюс» о взыскании задолженности по заработной плате и процентов.

Судебная коллегия заочное решение суда отменила и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Согласно ст. 233 ГПК РФ дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного разбирательства, порядок извещения лиц, участвующих в деле, предусмотрен статьями 113 — 116 ГПК РФ.

Решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы, в случае если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного разбирательства ( п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ).

Из дела следует что ответчик извещался о времени и месте судебного разбирательства по адресу: ул. Геологоразведчиков 8, вместе с тем, как следует из материалов дела ООО «Ризалти плюс» имеет регистрацию по улице Геологоразведчиков дом 8 корпус А квартира 88. (Кас. дело 33-2863/2010, 33-2746/2010, 33-2212/2010)

В части 1 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса РФ отсутствует исчерпывающий перечень уважительных причин, невозможности предъявления в суд иска гражданином самостоятельно.

Прокурор, в интересах Г., обратился в суд с иском к ООО «Г» о возложении обязанности выполнить ремонт межпанельных стыков наружных стен и произвести перерасчет платы за содержание и ремонт жилого помещения, ссылаясь на то, что Г. не имеет возможности самостоятельного обращения в суд, поскольку является малообеспеченной, имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей и в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком, кроме того, не обладает юридическими познаниями.

Определением судьи суда первой инстанции в принятии искового заявления отказано на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ — в связи с тем, что заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами такое право не предоставлено.

Судебная коллегия определение судьи отменила по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Отказывая прокурору в принятии заявления, суд пришел к выводу о том, что наличие у Г. несовершеннолетних детей и статус малообеспеченной семьи не свидетельствует о невозможности ее самостоятельного обращения в суд с настоящим иском.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда в части оценки уважительности причин, препятствующих Г. самостоятельно обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав.

Как видно из заявления прокурора, Г. не только признана малообеспеченной, состоит на учете в Управлении социальных программ администрации муниципального образования Н-ский район, имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей, но и в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком.

Таким образом, с учетом отсутствия в ч. 1 ст. 45 ГПК РФ исчерпывающего перечня уважительных причин, перечисленные в заявлении прокурора обстоятельства (при наличии подтверждающих их доказательств) в своей совокупности, безусловно, являются уважительным обоснованием невозможности предъявления в суд иска самой Г. (Кас. дело N 33-1759/2010)

Коллегией отменены также определения судей, которые на стадии принятия искового заявления не имели правовых оснований для оставления исков без движения.

Сбор дополнительных доказательств дела возможен в порядке, установленном ст. 57 ГПК РФ, и предоставления доказательств, обосновывающих причины затруднительности их предоставления, действующее законодательство не требует.

ООО «Р» обратилось в суд с иском к ООО «С», Ф. о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, и заявило ходатайство об истребовании доказательств в порядке статьи 57 ГПК РФ.

Определением судьи суда первой инстанции от 04 июня 2010 года исковое заявление оставлено без движения, в связи с несоблюдением требований, установленных ст. 131 , 132 ГПК РФ, ходатайство отклонено.

Определением от 12 июля 2010 года в связи с не устранением недостатков в установленный срок судьей исковое заявление возвращено заявителю.

В частной жалобе ООО «Р» просило определение судьи отменить, ссылаясь на то, что получение документов о праве собственности на автомобиль, трудовых отношениях Ф., учредительных документов ответчика ООО «С» является затруднительным и невозможным без судебного запроса.

Судебная коллегия определение судьи суда первой инстанции от 04 июня 2010 года отменила, как постановленное с нарушением норм процессуального права.

В силу части 1 статьи 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано без соблюдения требований, установленных в ст. 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков. Причем перечень обстоятельств, по которым заявление может быть оставлено без движения, является исчерпывающим.

Согласно статье 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются: его копии в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины; доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца; документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют; текст опубликованного нормативного правового акта в случае его оспаривания; доказательство, подтверждающее выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен федеральным законом или договором; расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

Требование судьи о предоставлении документов, относящихся к доказательствам, представление которых для заявителя затруднительно, о чем в материалах дела содержится ходатайство об оказании содействия в их истребовании, основанием для оставления искового заявления без движения признано быть не может.

Обжалуемым определением суда в удовлетворении заявленного ходатайства было отказано в связи с не предоставлением заявителем доказательств, свидетельствующих о затруднительности или невозможности их предоставления.

Между тем, сбор дополнительных доказательств дела возможен и в порядке, установленном ст. 57 ГПК РФ, и представления доказательств, обосновывающих причины затруднительности их предъявления действующее законодательство не требует.

Кроме того, статьи 148 — 150 ГПК РФ регламентируют задачи подготовки дела к судебному разбирательству, действия сторон и судьи при подготовке дела к судебному разбирательству, позволяют принять настоящий иск с проведением необходимых действий для его рассмотрения по существу. (Касс. дело 33-2919-2010)

Отсутствие у заинтересованного лица возможности — в силу его имущественного положения — исполнить обязанность по уплате государственной пошлины не должно препятствовать осуществлению им права на судебную защиту.

А. обратилась в суд с иском к Ф. о разделе совместно нажитого имущества, признании права собственности на жилое помещение, ходатайствовала о предоставлении рассрочки уплаты госпошлины.

Определением судьи суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства отказано, исковое заявление оставлено без движения.

Судебная коллегия определение судьи отменила по следующим основаниям.

Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция Российской Федерации одновременно предусматривает, что порядок судопроизводства определяется федеральным законодательством ( статья 71 пункт «о» ; статья 76 часть 1 ). Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, что не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту; закрепленные законодателем требования — при обеспечении каждому возможности обратиться в суд — обязательны для заявителя. Это относится и к правилам, регламентирующим порядок уплаты государственной пошлины, поскольку государственная пошлина относится к федеральным сборам ( пункт 10 статьи 13 , пункт 1 статьи 333.16 Налогового кодекса Российской Федерации), а в силу статьи 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Вместе с тем отсутствие у заинтересованного лица возможности — в силу его имущественного положения — исполнить такую обязанность не должно препятствовать осуществлению им права на судебную защиту, поскольку иное вступало бы в противоречие с положениями Конституции Российской Федерации, гарантирующими государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод ( статья 45 часть 1 ; статья 46 часть 1 ). С учетом этого суды общей юрисдикции или мировые судьи, исходя из имущественного положения плательщика, вправе отсрочить (рассрочить) уплату государственной пошлины в порядке, предусмотренном статьей 333.41 .

В соответствии со статей 90 ГПК РФ, основания и порядок предоставления отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно статье 333.41 Налогового кодекса РФ отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины предоставляется по ходатайству заинтересованного лица в пределах срока, установленного п. 1 ст. 64 настоящего Кодекса.

В силу п. 1 , п.п. 4 п. 2 ст. 64 Налогового кодекса РФ, отсрочка или рассрочка по уплате налога представляет собой изменение срока уплаты налога при наличии оснований, предусмотренных настоящей главой, на срок, не превышающий один год, соответственно с единовременной или поэтапной уплатой налогоплательщиком суммы задолженности. Отсрочка или рассрочка по уплате налога могут быть предоставлены заинтересованному лицу, если имущественное положение физического лица исключает возможность единовременной уплаты налога.

Исходя из вышеуказанных норм права, единственным основанием для положительного решения вопроса об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины является тяжелое материальное положение физического лица. Отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины предоставляется по ходатайству заинтересованного лица на срок, не превышающий один год. При этом к ходатайству должны быть приложены доказательства, свидетельствующие об отсутствии у заявителя денежных средств в размере, необходимом для ее уплаты.

Как видно из текста искового заявления, А. в подтверждение своего тяжелого материального положения, представила копии следующих документов: договор купли-продажи квартиры, в отношении которой возник спор, договор ипотечного кредитования, квитанции об оплате коммунальных услуг, платежные документы об оплате кредита, справку из Службы судебных приставов, квитанции об оплате содержания ребенка в детском саду. При этом указала, что в период брака стороны приобрели спорную квартиру на основании договора ипотечного кредитования, где ответчик выступает заемщиком, а истица — поручителем. С июля 2009 года ответчик уклоняется от обязательств по оплате ипотечного кредита, содержанию ребенка, оплате жилищно-коммунальных услуг. Вследствие этого растет долг за жилищно-коммунальные услуги, который истица не в состоянии оплатить, поскольку выплачивает денежные средства по договору ипотечного кредитования и содержит ребенка.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении рассрочки уплаты госпошлины, в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих тяжелое материальное положение истицы.

Кроме того, оставляя исковое заявление без движения, суд первой инстанции указал, что истице необходимо предоставить документы, подтверждающие рыночную стоимость квартиры, произвести расчет и уплату госпошлины, исходя из рыночной стоимости квартиры.

Вместе с тем, согласно п. 9 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ, цена иска определяется по искам о праве собственности на объект недвижимого имущества, принадлежащий гражданину на праве собственности, исходя из стоимости объекта, но не ниже его инвентаризационной оценки.

К исковому заявлению истицей приложена справка об инвентаризационной стоимости квартиры. Таким образом, основания для оставления заявления А. без движения у суда первой инстанции отсутствовали. (Кас. дело N 33-1820/2010)

Срок для устранения недостатков должен быть разумным, а определение об оставлении заявления без движения должно быть доведено до заявителя с таким расчетом, чтобы он имел реальную возможность для исправления недостатков искового заявления.

С. обратилась в суд с иском к Х. о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование чужими денежными средствами и расходов по уплате государственной пошлины.

Определением судьи суда первой инстанции от 17 мая 2010 года исковое заявление С. оставлено без движения в связи с тем, что к заявлению не приложен подлинник расписки, предложено в срок до 2 июня 2010 года устранить недостатки, указанные в определении.

В связи с тем, что в установленный судьей срок недостатки не устранены, определением судьи 07 июня 2010 года исковое заявление возвращено С. на основании ст. 136 ГПК РФ.

Судебная коллегия приходит к следующему.

Оставляя исковое заявление С. без движения, а затем и возвращая его, судья исходил из того, что к нему не приобщен подлинник расписки о передаче денежных средств, а впоследствии указанный недостаток не устранен.

Вместе с тем, ст. 136 ГПК РФ предусматривает, что в случае несоответствия искового заявления требованиям статей 131 и 132 Кодекса, судья выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков. В случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается не поданным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами.

Из содержания указанной нормы материального права следует, что срок для устранения недостатков должен быть разумным, а определение об оставлении заявления без движения должно быть доведено до заявителя с таким расчетом, чтобы он имел реальную возможность для исправления недостатков искового заявления.

Из представленных материалов не следует, что определение об оставлении искового заявления без движения от 17 мая 2010 года было доведено до сведения заявителя, сопроводительное письмо о направлении данного определения датировано 25 мая 2010 года, то есть, отправлено по истечении 7 дней со дня его вынесения, в то время как в частной жалобе С. утверждает, что определение она не получала.

Поскольку С. была лишена возможности устранить недостатки искового заявления, указанные в определении от 17 мая 2010 года, по причинам от нее не зависящим, то определение о возвращении искового заявления не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением материала на новое рассмотрение для разрешения вопроса о продлении процессуальных сроков для устранения недостатков искового заявления, указанных в определении об оставлении иска без движения в соответствии со ст. 111 ГПК РФ. (Касс. дело N 33-2640/2010)

В случае если в производстве одного и того же суда находятся несколько однородных дел между одними и теми же сторонами, дела объединяются в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения.

Администрация муниципального образования обратилась в суд с иском к З. и ее несовершеннолетним детям З.К. и З.А. о признании не приобретшими права пользования комнатой и снятии их с регистрационного учета.

Определением судьи суда первой инстанции производство по делу приостановлено до рассмотрения находящегося в производстве того же суда гражданского дела по иску З. о признании права собственности на ту же комнату в порядке приватизации.

Судебная коллегия определение судьи отменила по следующим основаниям.

Приостанавливая производство по делу, суд первой инстанции сослался на статью 215 Гражданского процессуального кодекса РФ, в соответствии с абзацем пятым которой суд обязан приостановить производство по делу, если рассмотрение этого дела невозможно до рассмотрения и разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном судопроизводстве.

Между тем, как видно из дела, требования Администрации муниципального образования к З. об оспаривании ее права пользования комнатой и требования самой З. о приватизации той же комнаты касаются одного и того же предмета, удовлетворение одного из требований ведет к отказу в удовлетворении другого требования, оба спора заявлены между теми же сторонами, рассматриваются в одном и том же суде.

В соответствии с частью 4 статьи 151 Гражданского процессуального кодекса РФ в случае, если в производстве одного и того же суда находятся несколько однородных дел между одними и теми же сторонами, дела объединяются в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения.

В указанных обстоятельствах приостановление производства по делу нельзя признать обоснованным, судебная коллегия определение судьи суда первой инстанции отменила и направила на новое рассмотрение для разрешения вопроса о соединении дел в одно производство. (Касс. дело N 33-2253/2010)

В анализируемом периоде в надзорную инстанцию суда Ямало-Ненецкого автономного округа поступило 994 надзорных жалобы по гражданским делам. Всего рассмотрено 745 жалоб и представлений, из них с отказом в передаче в суд надзорной инстанции 728 надзорных жалоб (представлений), с передачей в суд надзорной инстанции 17. Без рассмотрения возвращено 307 надзорных жалоб (представления) в связи с различными нарушениями процессуального законодательства при их подаче. Остаток не рассмотренных жалоб (представлений) на конец отчетного периода составил 47.

В президиум суда Ямало-Ненецкого автономного округа, с учетом остатка на начало года, было передано 20 надзорных жалоб, из них 14 удовлетворены, отклонены 6 надзорных жалоб. Остаток не рассмотренных дел на конец отчетного периода отсутствует.

За 9 мес. 2010 года президиумом суда ЯНАО отменены 6 судебных постановлений районных (городских) судов, 10 кассационных определений судебной коллегии.

Президиумом суда ЯНАО, помимо отмененных в первом полугодии 2010 года — 1 судебное постановление мирового судьи, 3 судебных постановления апелляционной инстанции (о чем указано в анализе за 1 полугодие, отменены: 1 судебное постановление мирового судьи и 1 судебное постановление апелляционной инстанции.

Лисовая С.Ю. — отменены решение мирового судьи судебного участка N 2 Пуровский район и апелляционное определение судьи Пуровского районного суда Сологуб М.В. об оставлении в силе решения мирового судьи, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение (44-г-18);

Причинами отмены судебных постановлений является существенное нарушение норм материального и (или) процессуального права.

Отсутствие в действиях стороны признака недобросовестности предъявления неосновательного иска, либо систематического противодействия правильному его разрешению является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании расходов на представителя другой стороне.

ООО «Фирма САКТА» предъявила иск к Ш. о взыскании судебных издержек, указав, что по другому рассмотренному гражданскому делу Ш. выступала истцом, а Общество было привлечено в качестве ответчика. Представителем Общества Г. суду предъявлены документы о том, что Общество является ненадлежащим ответчиком, произведена его замена на ИП К. В связи с предъявленным иском, Общество было вынуждено защищать свои интересы, доказывать непричастность к сделке, понесло убытки на оплату юридических услуг представителя в размере 33000 рублей и расходы на уплату госпошлину в размере 1090 рублей.

Решением мирового судьи с Ш. в пользу ООО «Фирма САКТА» взыскано в возмещение судебных расходов 10000 рублей и государственная пошлина 400 рублей. Апелляционным определением решение мирового судьи оставлено без изменения.

Президиум суда Ямало-Ненецкого автономного округа, постановленные судебные решения отменил по следующим основаниям.

Исходя из обстоятельств дела, ООО «Фирма «САКТА», интересы которой представлял Г. в суде 18 марта 2009 года, в установленном законом порядке в качестве ответчика в дело не привлекалось. Г., уполномоченный представлять интересы Общества и одновременно ИП К., вступил в дело не в интересах последней, а от имени Общества. При этом о материальных претензиях Ш., ИП К. было известно до предъявления иска в суд, из полученной претензии, которая, как и копия иска и последующие судебные извещения, были направлены и получены ИП К. по ее месту нахождения, но не направлялись в адрес Общества.

Апелляционным решением от 28 мая 2009 года иск Ш. к ИП К. о возмещении расходов на устранение недостатка товара, взыскании убытков и неустойки удовлетворен в части.

24 марта 2009 года директор ООО «Фирма «САКТА» К. подал иск о взыскании с Ш. судебных расходов на оплату услуг представителя Г. и возврате госпошлины, уплаченной при предъявлении иска.

Решением мирового судьи от 20 апреля 2009 года, оставленным без изменения апелляционным определением от 6 июня 2009 года, иск ООО «Фирма «САКТА» удовлетворен частично. Взыскано с Ш. в пользу Общества в возмещение судебных расходов 10000 рублей и государственная пошлина 400 рублей.

Удовлетворяя частично иск Общества о возмещении расходов, понесенных в связи с участием представителя Г., судебные инстанции исходили из того, что ООО «Фирма САКТА» определением мирового судьи было признано ненадлежащим ответчиком с заменой на ИП К., при этом сослались на положения статей 88 , 98 , 100 ГПК РФ.

Оснований для удовлетворения заявленных Обществом требований не имелось.

Нормы процессуального закона, на которые ссылались судебные инстанции, регламентируют: ст. 88 ГПК РФ — понятие судебных расходов; ст. 98 ГПК РФ — распределение судебных расходов между сторонами при условии наличия состоявшегося решения суда; ст. 100 ГПК РФ — возмещение расходов на оплату услуг представителя стороне, в пользу которой состоялось решение суда.

Судебные инстанции не дали оценки вышеуказанным обстоятельствам о том, что ООО «Фирма «САКТА» в установленном законом порядке в дело не привлекалось, Общество вступило в дело по своей инициативе.

Из норм процессуального закона, регламентирующих взыскание судебных расходов на представителя стороне по делу, следует, что взыскание судебных расходов законно при наличии доказательств соблюдения пяти условий: принятия судебного акта в пользу этой стороны; факта несения расходов на представителя; несения расходов тем лицом, в пользу которого вынесен судебный акт (стороной); причинной связи между произведенным расходом и предметом конкретного судебного спора; разумных размеров расходов.

Судебный акт (решение) по существу спора в пользу ООО «Фирма «САКТА» не принимался, Общество с 18 марта 2009 года — дня вынесения определения о замене ответчика, утратило статус стороны по делу. Не выносилось судом определение в порядке ст. 220 ГПК РФ о прекращении производства по делу в связи с отказом от иска или заключением мирового соглашения, последствия которого предусматривают распределение судебных расходов применительно к ст. 101 ГПК РФ.

Суждение суда апелляционной инстанции о том, что согласие истца на замену ответчика фактические является отказом от иска и в этом случае применяются правила ч. 1 ст. 101 ГПК РФ по аналогии закона, ошибочно.

Согласно ст. 99 ГПК РФ, со стороны, недобросовестно заявивший неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Не имеется оснований для взыскания с Ш. расходов на представителя другой стороны по правилам вышеуказанной нормы, в связи с отсутствием в ее действиях признака недобросовестности предъявления неосновательного иска и отсутствием другого признака — систематического противодействия правильному его разрешению.

В соответствии с ч. 1 ст. 364 ГПК РФ нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены решения суда первой инстанции только при условии, если это нарушение или неправильное применение могло привести к неправильному разрешению дела.

Допущенное нарушение в применении норм процессуального права привело к неправильному разрешению дела, повлекло постановление незаконного решения, что относится к существенному нарушению в смысле ст. 347 ГПК РФ, без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав заявителя Ш.

Кроме того, президиум отметил, что мировым судьей допущено и другое нарушение закона.

Требуемая ООО «Фирма «САКТА» денежная сумма относится к категории судебных расходов, распределение которых разрешается в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении по тому же делу и не может быть предъявлена к взысканию путем подачи отдельного иска ( ч. 5 ст. 198 , ст. 104 ГПК РФ).

Президиум суда округа, постановил по делу новое решение, которым отказал в удовлетворении требования ООО «Фирма «САКТА». (Дело 44-г-18)

Пересмотр вступивших в законную силу судебных решений допустим только в случае вновь открывшихся обстоятельств или обнаружения серьезных судебных ошибок или злоупотребления.

Одним из примеров неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, является спор по иску Г. к ООО «Газпром трансгаз Югорск», Администрации муниципального образования п. Пангоды о передаче в собственность жилого помещения в порядке приватизации. Судом первой инстанции исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение об отказе в иске.

Президиум суда Ямало-Ненецкого автономного округа оставил надзорную жалобу — без удовлетворения, сославшись на правильное применение норм материального права и принцип правовой определенности.

(Дело N 44-г-15, 44-г-20)

За третий квартал 2010 года судьями гражданской коллегии суда Ямало-Ненецкого автономного округа подготовлены и направлены в суды:

— рекомендации по оформлению текстов судебных постановлений и иных документов, изготавливаемых в ходе производства по гражданским делам районными (городскими) судами ЯНАО и мировыми судьями, утверждены постановлением президиума 30 июня 2010 года,

— справка о результатах работы коллегии по рассмотрению гражданских дел суда Ямало-Ненецкого автономного округа за 6 месяцев 2010 года.

Судебная коллегия по гражданским делам суда ЯНАО

www.garant.ru

Это интересно:

  • Субсидии на возмещение части затрат на приобретение элитных семян Субсидии на возмещение части затрат на приобретение элитных семян Комитет сельского хозяйства Волгоградской области (далее – комитет) о предоставлении субсидии на возмещение части затрат на приобретение элитных семян (далее – […]
  • Моральный ущерб за невыплату заработной платы Проблемы доказывания размера компенсации за моральный вред Автор: Владимир Алистархов Незаконное увольнение работника работодателем является основанием для возмещения работнику понесенного материального ущерба и морального вреда.Для […]
  • Адвокат канатников Коллегия адвокатов "Правовая Защита" ВНИМАНИЕ. Список адвокатов формируется по фамилиям со второй буквы по алфавиту, но в обратном порядке! Проще смотреть снизу вверх. Все адвокаты указаны с номером, который им присвоен в […]
  • Похвала и наказание что это Похвала и наказание что это СИСТЕМА ОЦЕНКИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО РЕЗУЛЬТАТА УЧЕНИКА разработана на основе новых Федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) Субтест 4 - обобщение Описание заданий раздела 4 и образцы […]
  • Наследие накопительной части пенсии НПФ Наследие: отзывы НПФ Наследие был создан в декабре 1993, и является старейшим негосударственным фондом в России. Он был учрежден предприятиями, входящими в ГМК «Норильский Никель». Уже на протяжении нескольких десятков лет, […]
  • Положение о порядке назначения и выплаты пособий семьям с детьми Приложение 1. Положение о порядке назначения и выплаты ежемесячного пособия на ребенка Приложение 1к постановлению Правительства Москвыот 28 декабря 2004 г. N 911-ПП Положениео порядке назначения и выплаты ежемесячного пособия на […]