Международный мастер-класс «Унифицированные правила для гарантий по требованию: обзор международной практики»

22 сентября 2011 года ICC Russia (Российский национальный комитет Международной торговой палаты – Всемирной организации бизнеса) в партнерстве с ОАО «Газпромбанк» проведет в Москве международный мастер-класс: «Унифицированные правила для гарантий по требованию: обзор международной практики» (Отель «Балчуг Кемпински», ул. Балчуг д. 1, Москва).

В условиях всеобщей глобализации и бурного развития международной торговли значение и востребованность международной банковской гарантии постоянно растет. Международная банковская гарантия – это финансовый инструмент, гарантирующий иностранному партнеру выполнение контрагентом обязательств по контракту и позволяющий уравновесить интересы сторон, вступивших в международные товарно-денежные или иные отношения.

Ключевые докладчики международного мастер-класса – банковские профессионалы-эксперты, обладающие многолетним бесценным практическим опытом в области гарантийного бизнеса и способные разделить свой опыт с участниками мастер-класса, что в дальнейшем поможет в решении различных проблем, связанных с гарантиями. Также с докладами выступят представители международных и российских юридических фирм. Наиболее часто используют банковские гарантии участники внешнеэкономической деятельности, однако в последнее время банковские гарантии имеют все большее применение как способ обеспечения исполнения обязательств внутри страны, что абсолютно закономерно: всем участникам рынка требуется безопасность, даже в тех случаях, когда речь идет о мелких сделках.

1 июля 2010 года вступила в силу новая редакция Унифицированных правил для гарантий по требованию (URDG 758) – правил, разработанных в отношении финансового инструмента, обеспечивающего исполнение различных видов обязательств на сотни миллиардов долларов по всему миру. Гарантии по требованию – независимое обязательство гаранта – призвано обеспечить как международные, так и национальные торгово-экономические отношения. URDG 758 – это не просто обновленная версия предыдущих URDG 458, а современный подробный свод правил для гарантийной практики XXI века, отличающийся большей ясностью, точностью и содержательностью; этот свод правил предназначен для того, чтобы восполнить неурегулированные ранее проблемы, а также максимально использовать положительный опыт последних десятилетий. Экземпляр англо-русского издания Правил URDG 758 будет включен в пакет участника конференции.

На мастер-классе 22 сентября будут рассмотрены правовые и практические вопросы применения гарантий , а также разъяснены правила их составления и техника работы с документацией. Кроме того, значительное внимание будет уделено сферам потенциального риска и последним изменениям в мировой практике гарантийного бизнеса. При этом планируется не ограничиваться рамками URDG, которые, тем не менее, уже получили международное признание.

Свое участие в мастер-классе подтвердили:

Роджер Каруж (Roger Carouge), Директор управления торгового финансирования Deutsche Bank, Франкфурт-на-Майне (Германия), член Редакционной группы по пересмотру URDG, член Рабочей группы ICC по гарантиям, Германия;
Д-р Андреа Хауптманн (Andrea Hauptmann), вице-президент Raiffeisen Zentralbank, член Редакционной группы по пересмотру URDG, член Рабочей группы ICC по гарантиям, Австрия;
Зузана Роллова (Zuzana Rollova), UniCredit Bank, член Рабочей группы ICC по гарантиям, Чехия;
Дэвид Голдберг, Партнер, White & Case, Великобритания;
— представители российского юридического бизнеса и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Основными направлениями дискуссии мастер-класса станут:

— Международная гарантийная практика — до пересмотра и после пересмотра правил URDG.
— Последствия принятия URDG 758.
— Международное признание новых правил для гарантий по требованию и их практическая эффективность.
— Преимущества правил URDG 758 по сравнению с ISP 98 и UCP 600.
— Влияние базового контракта на стратегию составления гарантии.
— Возможности и «подводные камни» для обеих сторон – компаний (Аппликантов и Бенефициаров) и банков – с точки зрения бизнеса, политики и права.
— Особенности гарантийного бизнеса в некоторых странах.
— Гарантии в английском праве.
— Практика рассмотрения споров по банковским гарантиям

Целевая аудитория мастер-класса:

— Эксперты по гарантиям;
— Специалисты по торгово-финансовым операциям;
— Специалисты по проектному финансированию;
— Специалисты по рискам;
— Специалисты из международных банковских и финансовых структур институтов;
— Специалисты по импортно-экспортной торговле;
— Руководители, связанные с переговорами по международным торговым контрактам;
— Юристы, предприниматели и представители научного сообщества.

Мастер-класс будет проходить на русском и английском языках. Во время мероприятия будет осуществляться синхронный перевод.

Для участия в мастер-классе необходимо заполнить регистрационную форму и направить ее в офис ICC Russia (Попову Юрию): [email protected], факс: +7 (495) 720-5080

«Газпромбанк» (Открытое акционерное общество) – один из системообразующих финансовых институтов страны, универсальный банк международного уровня.

ГПБ обслуживает ключевые отрасли российской экономики – газовую, нефтяную, атомную, химическую и нефтехимическую, металлургию, машиностроение и многие другие.

Розничный бизнес также является стратегически важным направлением деятельности ГПБ, и его масштабы последовательно увеличиваются.

В настоящее время клиентами Газпромбанка являются около 3 миллионов физических и более 45 тысяч юридических лиц.

Региональная структура ГПБ включает 43 филиала и пять дочерних российских банков. Газпромбанк также участвует в капитале трех зарубежных банков – «Белгазпромбанка» (Белоруссия), «Арэксимбанка» (Армения) и Gazprombank (Switzerland Ltd.). Банком открыты представительства в Пекине, Нью-Дели и Улан-Баторе.

Газпромбанк занимает 3-е место среди российских банков и 4-е место серди банков стран Центральной и Восточной Европы.

www.reglament.net

Унифицированные правила для гарантий по первому требованию (публикация Международной торговой палаты N 458, ред. 1992 г.) (прекратили действие)

Унифицированные правила для гарантий по первому требованию
(редакция 1992 г., публикация МТП N 458)

Настоящие Унифицированные правила фактически прекратили действие

С 1 июля 2010 г. вступили в силу новые Унифицированные правила ICC для гарантий по требованию — URDG 758 (публикация ICC N 758)

A. Сфера применения правил

Статья 1. Настоящие правила применяются к любой банковской гарантии или дополнению к ней, которую гарант обязался выдать и в которой указано, что она составлена в соответствии с настоящими правилами (публикация МТП N 458) и обязательна для всех сторон в гарантийном обязательстве, если иное прямо не указано в гарантии или дополнении к ней.

B. Определения и общие положения

а) Для целей настоящих правил банковская гарантия по первому требованию (в дальнейшем — гарантия) означает любую гарантию или платежное обязательство банка, страховой компании или любого другого юридического или физического лица (в дальнейшем — гарант), выданную в письменной форме и содержащую обязательство выплатить денежную сумму в случае представления письменного платежного требования, составленного в соответствии с ее условиями, а также других документов (например, сертификата, выданного архитектором или инженером, судебного или арбитражного решения), если такое обязательство выдано:

1) по приказу и под ответственность одной стороны (в дальнейшем — принципал); или

2) по приказу или под ответственность банка, страховой компании или любого другого юридического или физического лица (в дальнейшем — эмитент), действующего по приказу принципала, в пользу другой стороны (в дальнейшем — бенефициар).

b) Гарантия по своей природе является самостоятельным соглашением, независимым от основного контракта или тендера, на которых она основывается, поэтому гарант никаким образом не связан таким контрактом или тендером, несмотря на то, что ссылка на них содержится в тексте гарантии. Обязанность гаранта — уплатить денежную сумму, указанную в гарантии, по представлении письменного требования платить и других документов, указанных в гарантии, которые по внешним признакам соответствуют условиям, описанным в гарантии.

с) Для целей настоящих правил «контр-гарантия» означает любую гарантию или платежное обязательство эмитента, выданную в письменной форме и содержащую обязательство выплатить денежную сумму в случае представления письменного платежного требования, составленного в соответствии с ее условиями, а также других документов, которые по внешним признакам отвечают условиям, описанным в ней. Контр-гарантия является по своей природе самостоятельным соглашением, независимым от гарантии, к которой относится, и от основного контракта или тендера. Эмитент никаким образом не связан условиями такой гарантии, контракта или тендера, несмотря на то, что ссылка на них содержится в тексте контр-гарантии.

d) Выражение «в письменной форме» включает электронную документацию, а также телеграммы, телексы, телефаксы.

Статья 3. Все указания по выдаче гарантий и дополнений к ним, а также телексы самих гарантий и дополнений должны быть ясными, точными и исключать спорные моменты. Все гарантии должны содержать следующие обязательные условия:

1) наименование принципала;

2) наименование бенефициара;

3) наименование гаранта;

4) ссылку на основной контракт, в котором предусмотрена необходимость выдачи гарантии;

5) максимальную денежную сумму, подлежащую выплате, и валюту платежа;

6) срок, на который выдана гарантия, или событие, при наступлении которого прекращается гарантийное обязательство;

7) условия, на основании которых осуществляется платеж;

8) положение, направленное на сокращение суммы гарантийных выплат.

Статья 4. Право бенефициара требовать выплаты денежной суммы, обусловленной в гарантии, не может быть передано другому лицу, если иное прямо не указано в гарантии или дополнении к ней. Однако настоящая статья не затрагивает права бенефициара передать другому лицу выручку, которую он может получить в соответствии с гарантией.

Статья 5. Все гарантии и контр-гарантии являются безотзывными, если в них не указано иное.

Статья 6. Гарантия вступает в силу с момента ее выдачи, если в ней не предусмотрено иное. В гарантии может быть указан более поздний срок ее вступления в силу, кроме того, он может быть обусловлен самим гарантом при наличии определенных документов.

а) Если гарант получил указание выдать гарантию, но в соответствии с правом страны, в которой должна быть выдана гарантия, гарант не может выполнить ее условий, не следуя полученным указаниям, он должен немедленно известить принципала посредством телекоммуникационной связи или другим образом о причинах невозможности их выполнения и попросить надлежащих указаний.

b) Ничто в настоящей статье не обязывает гаранта выдать гарантию, если на то нет его согласия.

Статья 8. Гарантия может содержать положение о сокращении гарантийной суммы на определенную величину в силу наступления определенного срока или представления гаранту документов, предназначенных для этой цели.

Статья 9. Все документы, представляемые в соответствии с гарантией, включая платежное требование, должны быть проверены гарантом с надлежащим вниманием, для того чтобы определить, соответствуют ли они по внешним признакам условиям гарантии. Если такие документы не соответствуют по внешним признакам условиям, указанным в гарантии, они должны быть отклонены.

Статья 10. а) Гарант должен иметь разумный срок для проверки платежного требования и для решения вопроса об удовлетворении требования или об отказе в платеже.

b) Если гарант решил отказать в уплате гарантийной суммы, он должен немедленно уведомить об этом бенефициара посредством телекоммуникационной связи или другим способом. Любые документы, представленные на основании гарантии, должны находиться в распоряжении бенефициара.

Статья 11. Гарант и эмитент не несут никакой ответственности за форму, достаточность, аккуратность, истинность и правовой эффект любого документа, представленного им, или за какие-либо заявления, содержащиеся в них, а также за добросовестность или упущения любого лица.

Статья 12. Гарант и эмитент не несут никакой ответственности за последствия, вытекающие из задержки или потери в транзите любого сообщения, письма, требования или документов, а также за задержку, искажение и другие ошибки, возникающие при передаче посредством телекоммуникационной связи. Гарант и эмитент не несут никакой ответственности за ошибки в переводе технических терминов и сохраняют за собой право передавать текст гарантии или ее части без перевода.

Статья 13. Гарант и эмитент не несут никакой ответственности за последствия прекращения их деятельности из-за стихийных бедствий, нарушений общественного порядка, гражданских волнений, восстаний, войн и любых других причин, находящихся вне их контроля, а также вследствие забастовок, локаутов или любых других действий какой бы то ни было природы.

Статья 14. а) Гарант и эмитент, прибегающие к услугам другой стороны для исполнения инструкций принципала, делают это за счет и на риск принципала.

b) Гарант и эмитент не несут никакой ответственности в случае невыполнения инструкций, переданных ими, даже если бы они сами проявили инициативу в выборе другой стороны.

с) Принципал должен нести ответственность за компенсацию расходов гаранта и эмитента по выполнению гарантийного обязательства.

Статья 15. Ответственность гаранта и эмитента в соответствии со статьями 11, 12 и 14 не исключается в том случае, если они действовали недобросовестно и без должной заботы.

Статья 16. Гарант несет ответственность перед бенефициаром только в соответствии с условиями гарантии, дополнения к ней или настоящими правилами и только в размере суммы, не превышающей указанную в гарантии или дополнении к ней.

D. Платежные требования

Статья 17. Без ущерба положениям статьи 10 в случае предъявления требования об уплате гарантийной суммы (платежного требования) гарант должен без промедления уведомить об этом принципала, а если необходимо — эмитента, который в свою очередь уведомляет принципала.

Статья 18. Денежная сумма, выплачиваемая в соответствии с гарантией, должна быть сокращена на сумму любых выплат, сделанных гарантом в удовлетворение платежного требования. Если максимальная денежная сумма, указанная в гарантии, была полностью выплачена на основании платежного требования, то действие гарантии прекращается.

Статья 19. Требование об уплате гарантийной суммы должно быть составлено в соответствии с условиями гарантии до прекращения ее действия, а именно, до истечения срока ее действия, обусловленного календарной датой или наступлением определенного события (статья 22). Все документы, указанные в гарантии и необходимые для предъявления платежного требования, а также любое заявление, требуемое статьей 20, должны быть представлены гаранту до истечения срока действия гарантии в месте ее выдачи; в противном случае платежное требование должно быть отклонено гарантом.

Статья 20. а) Любое платежное требование должно быть сделано в письменной форме в дополнение к документам, определенным в самой гарантии, и должно включать письменное заявление, находящееся либо в самом тексте требования, либо в отдельных документах. Письменное заявление должно содержать:

1) утверждение, принципал нарушил свои обязательства по основному контракту, а в случае тендерной гарантии — условия тендера, а также

2) обязательства, которые нарушил принципал.

b) Любое платежное требование по контр-гарантии должно сопровождаться письменным заявлением, констатирующим факт получения гарантом платежного требования в соответствии с условиями гарантии и настоящей статьей.

с) Параграф (а) настоящей статьи применяется в том случае, если его действие прямо не исключается условиями гарантии. Параграф (b) настоящей статьи применяется в том случае, если его действие прямо не исключается условиями контр-гарантии.

д) Ничто в настоящей статье не затрагивает применения статей 2 (b) и 2 (c), 9 и 11.

Статья 21. Гарант должен без промедления передать платежное требование бенефициара и сопровождающие его документы принципалу, а в необходимых случаях — эмитенту для передачи принципалу.

Е. Положение о сроке действия гарантии

Статья 22. Окончание периода времени, определенного в гарантии для предъявления платежного требования, обусловливается календарной датой или представлением определенных документов гаранту. Если и календарная дата, и документы, обусловливающие прекращение действия гарантии, указаны в ней, то она прекращается в зависимости от того, какое событие имело место первым: наступление календарной даты или предъявление определенных документов.

Статья 23. Независимо от положений о сроке действия гарантии, содержащихся в настоящих правилах, гарантия прекращается на основании представления гаранту самой гарантии или письменного заявления бенефициара об освобождении гаранта от ответственности по гарантийному обязательству.

Статья 24. Если действие гарантии прекращено на основании ее исполнения (выплаты гарантийной суммы), в силу истечения срока действия, аннулирования или другим путем, обладание гарантией или дополнением к ней не сохраняет каких-либо прав бенефициара.

Статья 25. Если действие гарантии прекращено на основании выплаты гарантийной суммы, истечения срока ее действия, аннулирования или другим путем, а также если имело место сокращение подлежащей уплате суммы, гарант должен незамедлительно сообщить об этом принципалу или, в необходимом случае, эмитенту, который в свою очередь сообщит об этом принципалу.

Статья 26. Если бенефициар требует продления срока действия гарантии в качестве альтернативы предъявлению платежного требования в соответствии с условиями гарантии или настоящими правилами, гарант должен незамедлительно информировать об этом сторону, давшую ему указание выдать гарантию. Гарант должен отложить выплату гарантийной суммы на такой срок, который бы позволил принципалу и бенефициару достичь соглашения о продлении срока действия гарантии, а принципалу — провести необходимые организационные мероприятия.

Если соглашение о продлении действия гарантии не было достигнуто в течение периода времени, указанного в предыдущем параграфе, гарант обязан выплатить гарантийную сумму бенефициару в соответствии с его платежным требованием, не прося более никаких действий с его стороны.

Гарант не несет никакой ответственности в случае, если выплата гарантийной суммы отложена на основании вышеупомянутой процедуры. Даже если принципал выразил согласие на продление срока действия гарантии, он не может быть продлен без согласия гаранта и эмитента.

F. Применимое право и юрисдикция

Статья 27. Если иное не предусмотрено в гарантии или контргарантии, то применимым правом будет право той страны, где расположен центр деловой активности гаранта или эмитента (в случае непрямой гарантии). Если гарант или эмитент имеют несколько центров деловой активности, то применимое право будет определяться местонахождением филиала, выдавшего гарантию или контр-гарантию.

Статья 28. Если иное не предусмотрено в гарантии или контргарантии, то любой спор между гарантом или бенефициаром, связанный с гарантией, будет рассматриваться в компетентном суде той страны, где находится центр деловой активности гаранта или эмитента. Если гарант или эмитент имеют несколько таких центров, то спор будет рассматриваться в компетентном суде той страны, где находится филиал, выдавший гарантию или контр-гарантию.

Примечание. Международная торговая палата — международная неправительственная организация, занимающаяся организационным, техническим и правовым обеспечением мирового бизнеса. Созданная в 1920 г. по инициативе Бельгии, Великобритании, Италии, США и Франции как международная экономическая организация частных предпринимателей, Международная торговая палата в настоящее время объединяет десятки тысяч компаний, промышленных и торговых ассоциаций, федераций и торговых палат в 110 странах мира. Национальные комитеты и советы МТП более чем в 60 странах координируют деятельность деловых кругов на национальном уровне. МТП проводит большую работу по систематизации обычаев, действующих в международной коммерческой и финансовой практике. Результатом такой работы являются сборники унифицированных обычаев, правил и обыкновений, нашедшие широкое применение практически во всех странах мира. Достаточно упомянуть Международные правила по унифицированному толкованию торговых обычаев, обыкновений и терминов (ИНКОТЕРМС) в редакции 1990 г.; Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов в редакции 1993 г.; Унифицированные правила и обычаи по инкассо в редакции 1978 г., чтобы представить всю многогранность деятельности МТП по развитию международного частного права. Предлагаемые вниманию читателей Унифицированные правила для гарантий по первому требованию 1992 г. — итог усилий МТП по обобщению в основном международной банковской практики по выдаче гарантийных обязательств. В сферу действия данных правил, в отличие от Унифицированных правил по договорным гарантиям 1978 г., входят все виды гарантий, применяемые в международных коммерческих отношениях. Следует отметить, что Торгово-промышленная палата Российской Федерации стала членом МТП в начале 1993 г., тем самым изучение функционирования МТП, выпускаемых ею документов представляет несомненный интерес и практическую значимость для российских деловых кругов.

Унифицированные правила для гарантий по первому требованию (публикация Международной торговой палаты N 458, ред. 1992 г.)

Текст правил официально опубликован не был

Настоящие Унифицированные правила фактически прекратили действие

С 1 июля 2010 г. вступили в силу новые Унифицированные правила ICC для гарантий по требованию — URDG 758 (публикация ICC N 758)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Правила по гарантиям (URCG, URCB, URDG)

а) Унифицированные правила по договорным гарантиям (Uniform Rules for Contract Guarantees), в редакции, принятой Исполнительным комитетом МТП 20 июня 1978 г. и вступившей в силу с 1 января 1979 г. (публикация МТП № 325 [URCG]) [1] . ЮНСИТРАЛ она не одобрялась. Зато ее «одобрил» Внешторгбанк СССР, превратив (как и UCP 400) в одно из Приложений (№ 23) к своей Инструкции от 25 декабря 1985 г. № 1 «О порядке совершения банковских операций по международным расчетам» [2] , т.е. в нечто, похожее на ведомственный нормативный акт.

В отличие от первых версий ИНКОТЕРМС и аккредитивных правил, первые версии которых появились уже в 1930-х гг., начало работы МТП над проблемой унификации банковской практики применения гарантий во внешней торговле приурочивается только к середине 1960-х гг. URCG – первый плод этой работы, на «созревание» которого ушло, как можно видеть, около 13 лет; забегая чуть вперед, замечу, что этот первый «блин» оказался, увы, соответствующим известной поговорке.

«Плод» состоял из 11 статей [3] , регламентирующих правовой режим трех типов так называемых договорных гарантий. На официальном сайте МТП содержание и смысл URGG описываются следующим образом: «Существует три основных вида договорных гарантийтендерная гарантия, гарантия исполнения и гарантия возврата платежей – и каждая из них обеспечивает различный интерес. – Унифицированные правила [URCG] направлены на достижение справедливого баланса между законными интересами всех трех участников отношений по гарантиям [принципала, гаранта и бенефициара]. – Правила поощряют практику применения гарантий материального содержания путем установления принципа, согласно которому требование по гарантии должно быть обосновано [правомерно]. Поступая таким образом, Правила укрепляют доверие к договорным гарантиям, предоставляя им шанс сыграть более активную роль в международной торговле» [4] .

К сожалению, эти надежды организации-разработчика не оправдались. Является общепризнанным тот факт, что публикация МТП № 325 стала одной из немногих, не получивших сколько- нибудь широкого признания и распространения на практике [5] . Центральное место в комплексе причин, воспрепятствовавших такому признанию и распространению, заняли две следующие. Во-первых, ст. 9 URCG предъявляла такие требования к составу документов, доказывающих материально-правовую обоснованность требования к гаранту, которые можно назвать, пожалуй, самыми жесткими, какие только возможны [6] . И хотя Правила оставили возможность существования и применения гарантий по требованию, но не в качестве общего правила, а только в виде исключения из него, которое должно было быть предусмотрено в самой гарантии. А во-вторых, Правила нс позволяли понять, является ли ответственность (обязанность) гаранта субсидиарной по отношению к обязанности принципала или же солидарной с ней, т.е. толком не определят юридических последствий гарантии.

b) Унифицированные правила по договорным поручительствам (гарантиям) (Uniform Rules for Contract Bonds), в редакции, принятой Исполнительным комитетом МТП 23 апреля 1993 г. и вступившей в силу с 1 января 1994 г. (публикация МТП № 524 [URCB]) [7] . Одобрены ЮНСИТРАЛ 7 июля 2000 г. (вместе с ISP 98 и ИНКОТЕРМС).

По своей структуре [8] URCB представляют собой чуть более оптимизированную структуру URCG: ст. 1, 2, 5 и 6 URCB по своим задачам полностью соответствуют ст. 1, 2, 6 и 7 URCG [9] , ст. 3 URCB включает в себя ст. 3 URCG + освещает вопрос о реквизитах поручительства (чего URCG не делает, видимо – рассчитывая па типовые формы), ст. 4 URCB соответствует ст. 4 и 5 URCG, ст. 7 URCB включает в себя ст. 8 и 9 URCG, а ст. 8 URCB – ст. 10 и 11 URCG. Содержание же этого документа позволяет назвать его одной из составляющих, разработанных в видах будущей замены URCG.

Разработчики URCB попытались урегулировать целый род договорных гарантий (возврата аванса, обслуживания, исполнения и тендерной), выделенный по двум юридическим критериям, а именно – акцессорные договорные гарантии с субсидиарным обязательством (субсидиарной ответственностью) гаранта. На это указывают:

(1) пункт (а) ст. 3 URCB, скрупулезно перечисляющий 13 (ТРИНАДЦАТЬ. ) необходимых составляющих (реквизитов) гарантии (bond’a), среди которых – указания на договор, обязательства из которого обеспечиваются гарантией (подп, (iv)), а если обеспечиваются не все они – то на конкретные обеспечиваемые обязательства (подп, (v)), а также – на наличие (или отсутствие) у гаранта (поручителя) права по своему усмотрению выбрать, что именно предложить кредитору обеспеченного обязательства – возмещение ли убытков или исполнение этого обязательства вместо должника (подп, (ix));

(2) пункт (b) ст. 3 URCB, согласно которому «. обязанность гаранта перед бенефициаром по гарантии является субсидиарной но отношению к ответственности принципала перед бенефициаром по договору и возникает в случае нарушения принципалом договорного обязательства. Договор считается инкорпорированным в гарантию и является ее составной частью. Гарант обязан в сумме, не превышающей суммы гарантии» (см. еще абз. 4 определения термина «Поручительство» (bond) из ст. 2);

(3) пункт (d) ст. 3 URCB, предусматривающий, что «. все возражения, средства защиты, перекрестные [10] и встречные иски, а также другие права или возможности, которыми принципал мог бы воспользоваться против требования бенефициара по договору или которые могут быть доступны для принципала в отношении предмета спора, должны быть доступны также и для поручителя при любом нарушении обеспеченного обязательства, в дополнение и без ограничения любых средств защиты, которые принадлежат самому поручителю»;

(4) пункт (а) ст. 4 URCB, по которому «. исключая случаи, когда положение об ином содержится в гарантии или предписаниях п. b настоящей ст. 4, гарантия прекращается по истечении шести месяцев с последнего дня для исполнения договора или соответствующих договорных обязательств по нему, в зависимости от случая»;

(5) пункт (g) ст. 7 URCB, ориентирующий гаранта на то, что «. после получения требования от бенефициара гарант письменно уведомляет принципала о таком требовании так скоро, как только это будет разумно возможно, и прежде, чем он (а) произведет любой платеж в удовлетворение или частичное удовлетворение [этого требования] или (b) исполнит обязательства полностью или в какой-либо их части»;

(6) пункты (h) и (j) ст. 7 URCB, обязывающие бенефициара к предоставлению поручителю любой информации, которая может

быть разумно необходима тому для решения вопроса об удовлетворении предъявленного ему требования, а также определенных документов, подтверждающих нарушение обеспеченного обязательства (или наступление иного гарантийного случая – в зависимости от вида гарантии).

Следуя терминологии нашего законодательства, такие (во всех смыслах акцессорные) гарантии более логично и привычно называть не гарантиями, а поручительствами – отсюда «двойственность» в русском переводе чрезвычайно многозначного англ, слова «bond» [11] («поручительство» и «поручитель»/»гарантия» и «гарант»). На сайте МТП сказано, что разработка URCB была осуществлена «. специально для страховой отрасли» [12] . Что ж, можно допустить, что в выдаче поручительств столь жесткой акцессорности в наибольшей мере заинтересованы именно страховщики, вся обеспечительная деятельность которых (страхование) действительно строится на самой жесткой привязке прав и обязанностей к конкретным жизненным фактам.

с) Унифицированные правила для гарантий по требованию, включая типовые формы (Uniform Rules for Demand Guarantees, including Model Forms), в редакции, принятой Исполнительным комитетом МТП 3 декабря 2009 г., вступившей в силу с 1 июля 2010 г. (публикация МТП № 758 [URDG]) [13] и одобренной ЮНСИТРАЛ 8 июля 2011 г. [14] Прежняя редакция, на смену которой пришли URDG 758, – принятая в 1991 г. и действовавшая с 1 января 1992 г. под названием «Унифицированные правила для гарантий по первому требованию» или «Унифицированные правила для платежных гарантий» (публикация МТП № 458) [15] , – одобрения ЮНСИТРАЛ не имела. Разработка URDG 758 началась в середине 2007 г. и (в целях обеспечения всестороннего и объективного учета интересов всех участников гарантийных отношений) осуществлялась силами двух Комиссий МТП – по банковской технике и по коммерческому праву.

URDG 758 являются (a URDG 458 являлись) дополнением к документу предыдущему в том смысле, что регулирует (регулировали) иной род гарантий – гарантий независимых (не являющихся акцессорными), содержащих обязательства, во всех отношениях совершенно самостоятельные, никак не связанные с обязательствами, ими обеспеченными (основными). Разрыв этой связи таков, что позволяет бенефициару практически осуществить права из обоих обязательств – и обеспеченного, и обеспечивающего – в полном объеме (другое дело, что впоследствии одну из сумм ему придется либо возвратить, либо уплатить гаранту как неосновательно от него полученную). И тем не менее, возможность осуществления прав по гарантиям типа URDG поставлена в зависимость от единственного, по сути, условия – предъявления бенефициаром письменного требования гаранту об уплате (абз. 14 ст. 2, ст. 5, п. (а) ст. 15). Отсюда название – гарантии по (первому) требованию (for Demand). Не векселя, конечно, но что-то, порою довольно близко к ним подходящее.

На сайте Международной торговой палаты о URDG 758, в частности, сказано, что их подготовка имела целью «. нс простое обновление существующего регулирования, но создание нового набора правовых норм, учитывающих потребности двадцать первого века», среди которых наиболее значительными именно в практическом отношении являются «. новые определения и правила толкования, характеризующиеся большей ясностью и точностью; правила о “недокументарных” условиях по гарантиям, о возможности дополнения некомплектной презентации и разрешении многих других спорных практических вопросов; всеобъемлющий охват рекомендаций, касающихся гарантий, в том числе поправок, электронных документов, переводов и др.; положение о форс-мажоре, продлевающем срок действия гарантии на тридцать календарных дней; замена “разумного срока” для рассмотрения требований по гарантиям, продления гарантий и приостановление платежей фиксированным периодом времени [как в аккредитивах – пять рабочих дней]» [16] .

URDG 758 представляют собой довольно подробный документ, превышающий и по числу статей, и но объему URCG (ICC 325) и URCB (ICC 524), вместе взятые, аж вдвое. Правила для гарантий по требованию насчитывают 35 статей, никак не систематизированных. Если пытаться их структурировать, то получится примерно следующее: ст. 1–3 (применение, определения и толкование) составят главу (или раздел) об общих положениях, ст. 4–9, 12 дадут главу (раздел) о содержании, выдаче и последствиях выдачи гарантии•, ст. 10, 11, 13 – главу об изменениях и авизовании гарантий; ст. 14–18 – о предъявлении требований’, ст. 19–25 – о действиях гаранта по предъявлении ему требования; ст. 12, 26–32 – об ответственности гаранта и ст. 33–35 (перевод гарантии и уступка выручки, юрисдикция и применимое право) – главу о прочих положениях [17] . Итого выходит семь вполне цельных и, значит, самоценных глав, исключая, быть может, главу об изменениях и авизовании – главу, собранную довольно искусственно.

Отличительными содержательными чертами URDG 758, отличающими их как от документов смежных (URCG и URCB), так и от документа-предшественпика (URDG 458), являются следующие.

Во-первых, URDG 758 стали первым (и пока единственным) документом, унифицирующим «гарантийное право», который допускает несовпадение в лице принципала субъекта, инициирующего выдачу гарантии, с субъектом, об обеспечении исполнения обязательства которого идет речь. Теперь эти субъекты могут быть представлены как одним, так и различными лицами. Вероятно, по этой причине разработчики этой версии Правил вообще отказались употреблять термин «принципал», заменив его двумя – «аппликант» и «инструктирующая сторона»: первый обозначает того, чье «. обязательство. по основной сделке обеспечивается гарантией», второй – того, по чьей просьбе выдается гарантия, который ответствен за возмещение гаранту и который «..может как являться, так и не являться аппликантом» (абз. 3 и 25 ст. 2).

Во-вторых, только в URDG 758 определяется понятие о моменте выдачи гарантии, коим признается ее отправка гарантом (п. (а) ст. 4). Нет никаких уточнений, отправка кому (бенефициару ли, аппликанту, инструктирующей либо авизующей стороне или вообще постороннему лицу) здесь подразумевалась – неважно, стало быть, кому. Точно так же нет уточнений и о том, в каких именно видах гарант отправил гарантию – считается, стало быть, что он мог это сделать только с намерением обязаться но ней, и никак иначе. В то же время налицо должна быть именно отправка – волевое действие, совершенное с целью передачи гарантии (как документа) во владение другому лицу. Гарантия, которую гарант выпустил из рук случайно (например, в составе других бумаг или ошибочно приняв ее за другой документ), равно как и гарантия, полученная обманным путем (в том числе украденная у гаранта), не может считаться отправленной, а следовательно, и выданной. Отправку же, надо полагать, следует считать состоявшейся с достижением сю такой стадии, на которой она уже не может быть односторонним образом повернута вспять (отменена) гарантом.

В-третьих, абсолютной новацией международно-унифицированного гарантийного права является ст. 7 URDG 758, решающая проблему так называемых недокументарных условий гарантии. Решение это осуществлено почти в русле того, что было предложено тремя годами ранее в UCP 600 – гарантия не должна содержать подобных условий, а если она все-таки их содержит, то таковые считаются ненаписанными и не принимаются во внимание, кроме как «. для целей проверки на предмет отсутствия противоречия между данными, которые могут содержаться в указанном и представленном по гарантии документе, и данными самой гарантии».

В-четвертых, надлежит быть отмеченным урегулирование взаимоотношений гаранта с так называемой авизующей стороной – третьим лицом, через которое бенефициар извещается о выдаче гарантии (ст. 10), в том числе посредством пересылки самой этой гарантии, а также об изменениях к ней. Лицо, авизовавшее гарантию (самостоятельно или с использованием услуги другой авизующей стороны), тем самым свидетельствует о том, что «. оно удостоверилось в очевидной подлинности гарантии и что направленное извещение точно отражает условия гарантии, полученной авизующей стороной». Соответственно, авизующая сторона отвечает за подлинность того, что она авизовала, и за соответствие содержания своего авизо условиям гарантии или изменения.

В-пятых, сохраняя общий принцип, согласно которому вопрос о том, является ли представленное требование с приложенными к нему документами надлежащим, гарант решает исключительно на основании их внешних признаков (п. (а) ст. 19), URDG 758 вводят правило о проверке этих признаков «. в контексте самого документа, гарантии и настоящих Правил«, которые, соответственно, «. не обязательно должны быть идентичными, но и не должны противоречить данным в этом же документе, в любом другом предусмотренном гарантией документе или в самой гарантии» (п. (b) ст. 19), т.е., опять-таки, следуют UCP 600 (п. (d) ст. 14).

В-шестых – это уже отмеченные 5 рабочих дней на принятие гарантом решения (на основании полного представления) о том, производить ли ему платеж по гарантии или нет (п. (а) ст. 20, п. (е) ст. 24; ср. с п. (b) ст. 14 UCP 600).

В-седьмых, гораздо более подробно, чем прежде (ср. со ст. 26 URDG 458), урегулирована предоставленная бенефициару возможность потребовать от гаранта не только платежа, но и продления срока действия гарантии на определенное время, причем требование об этом может быть предъявлено только в альтернативе с требованием платежа (см. об этом ст. 23 с характерным названием – «Продлевайте или платите»). Право выбора того, какое из требований удовлетворить, предоставляется гаранту. На принятие решения о том, как поступить, ему отводится 30 календарных дней (п. (а)) – они необходимы гаранту для того, чтобы проконсультироваться с инструктирующей стороной (а контргаранту – еще и с гарантом); если он решает продлить гарантию, требование платежа считается отозванным, а если нет – то должен заплатить без особого о том нового требования (п. (d)).

Из числа других положений, на которые следует обратить внимание при изучении URDG 758, упомянем о п. (с) ст. 25, содержащем правило исчисления срока действия гарантии в случае, когда он не указан в самой гарантии и не может быть определен исходя из ее условий (в этом случае «. действие гарантии прекращается по истечении трех лет с даты ее выдачи, а действие контргарантии прекращается через 30 календарных дней после прекращения действия гарантии».); о ст. 26 (форс-мажор), аналога которой в URDG 458 тоже не было, ст. 33 (перевод гарантии и уступка выручки), прототип которой можно найти разве только лишь в источниках аккредитивного, но нс гарантийного права, и т.д.

studme.org

Это интересно:

  • Федеральный закон 398 от 2010 Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 398-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления контроля в сфере оборота гражданского оружия" (с изменениями и дополнениями) Федеральный […]
  • Приказ 624 от 29062011 г Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 29 июня 2011 г. N 624н "Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности" Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 29 июня 2011 г. N […]
  • Ук рф статья 231 Статья 231. Незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры Информация об изменениях: Федеральным законом от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ наименование статьи 231 изложено […]
  • Транспортны налог на 2010 год Пенсионерам частично отменили транспортный налог Пенсионерам частично отменили транспортный налог Депутаты ЗакСа внесли изменения в закон о транспортном налоге. Также принят запрос к губернатору о внесении в бюджет-2011 расходов на […]
  • Подоходный налог в рб в 2011 году Подоходный налог в рб в 2011 году Законом Республики Беларусь от 15.10.2010 №174-З с 1 января 2011 года внесены следующие изменения в Налоговый кодекс Республики Беларусь в части применения налоговых вычетов по подоходному […]
  • Статья 14 закона 255-фз Порядок исчисления пособий по материнству и детству согласно Федерального закона №343-ФЗ Фонд социального страхования Российской Федерации (далее - Фонд) доводит до Вашего сведения, что 8 декабря 2010 года Президентом Российской […]