Ст. 431 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 431. Толкование договора.

24 октября 2017

3 октября 2017

23 ноября 2016

5 июля 2016

О практике применения части 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

14 марта 2016

В государственной регистрации юридического лица при переезде откажут, если выяснится, что у него в другом регионе РФ остались недоимки по налогам и сборам или в отношении него принято решение о проведении выездной налоговой проверки.

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

добрый день! я покупатель. с продавцем был заключён предварительный договор купли продажи нежилого помещения находящегося в другом городе и внесён задаток в размере 50% стоимости. здание на момент заключения было не достроено и не являлось собственностью продавца. по договору продавец должен был до 1 августа достроить помещение и оформить его в собственнось. В указанный срок документы на собственность продавец получил, но помещение не достроил. строительство было завершено в сентябре! я же просто ждал пока он достроит и ни каких мер не принимал. теперь он пытается выставить претензию со штафными санкциями согласно предварительного договора, и всё выставить так как-будто он всё сделал в срок, а я уклоняюсь от подписания основного договора. при всём при этом он не уведомил ни разу что здание достроено. а написал письмо с приглашением заключить основной договор, но отправил его с нарушением сроков по договору. Теперь он хочет отсудить штраф и не возвращать задаток. Может ли он провернуть свою затею?

Уточнение от 8 октября 2014 — 13:27
здравствуйте! был заключён предварительный договор купли продажи нежилого помещения, срок подписания основного договора был оговорен 1 августа, продавец письменно направил мне предложение заключить основной договор 4 августа. считается ли такой договор утратившим силу? и можно ли в такой ситуации вернуть задаток? да и от покупки помещения я не уклонялся и сейчас бы хотел его приобрести, но ввиду недобросовестности продавца хочу порвать все сложившиеся отношения и остаться при своих деньгах

Прошу дать письменный ответ на следующий вопрос. Компания нуждается в получении денежных средств по договору займа от нерезидента (юридического лица, не осуществляющего деятельность на территории РФ и не имеющего постоянного представительства в РФ) на пополнение оборотных средств. Договором предусмотрено, что размер займа зафиксирован в рублях, но перечисление займа будет осуществляться в долларах США на валютный транзитный счет заемщика. Размер займа фиксируется по курсу ЦБ РФ на день зачисления. Возврат (перечисление) суммы займа и процентов по нему будет производиться в рублях либо в долларах США по курсу ЦБ РФ на день списания со счетов заемщика. Является данный заем рублевым или валютным с точки зрения налогообложения из существа произведенных расчетов?

я хочу вложить деньги в ломбард. обещают выплачиват­ь 4% ежемесячно­. подскажите­ на что обратить внимание при заключении­ договора, чтобы не оказаться обманутыми­??

m.ppt.ru

Статья 431 ГК РФ. Толкование договора

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарии к ст. 431 ГК РФ

1. До вступления в силу Основ ГЗ в советском (российском) гражданском законодательстве отсутствовало регулирование по этому вопросу.

Правила, предусмотренные комментируемой статьей, совпадают по содержанию со ст. 59 Основ ГЗ. Цель дополнения, включенного в первую фразу ч. 1 статьи, — прямо указать то, что само собой разумелось и в Основах ГЗ. При толковании судом условия договора принимается во внимание буквальное значение не только выражений, но и слов, содержащихся в нем.

2. Сфера применения комментируемой статьи весьма широка. Она, в частности, используется при определении того, был ли между сторонами заключен договор, в чем его цель, каково содержание его конкретных условий и в каком соотношении они находятся; как следует понимать употребленные в его тексте слова, выражения, термины и понятия; вид заключенного договора; вносились ли в договор изменения и каково соотношение первоначального и измененного текста; имело ли место прекращение договора; охватывается ли текстом договора конкретное обстоятельство, возникшее в ходе его исполнения; каково соотношение между текстом договора и последующей перепиской сторон; совпадает ли волеизъявление сторон с их действительной общей волей; не являлось ли заключение договора результатом неправильно сложившейся воли его участника (участников); не является ли договор мнимой или притворной сделкой.

Данная статья сформулирована таким образом, что может создаться впечатление о ее применимости лишь к договорам, заключенным в письменной форме. Однако это не так. При толковании договоров, заключенных в иной форме, безусловно, применимы правила ч. 2 комментируемой статьи. При этом содержание договора и факт его заключения могут доказываться и свидетельскими показаниями.

Поскольку договор в письменной форме заключается либо путем составления одного документа, подписанного сторонами, либо путем обмена документами (п. 2 ст. 434), при определении условий письменного договора предметом толкования могут явиться два или более документов, исходящих от каждой из сторон и не всегда полностью совпадающих по содержанию.

3. Статья предусматривает три последовательно применяемых правила толкования: 1) установление буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений, когда это можно сделать путем анализа текста соответствующего условия (это ясно из содержания условия); 2) сопоставление соответствующего условия с другими условиями договора и смыслом договора в целом при неясности буквального значения условия; 3) выяснение действительной общей воли сторон с учетом цели договора, когда применение первого и второго правил не позволяет определить содержание договора.

Применение соответствующего правила требует учета, в частности, следующих моментов.

Во-первых, при выяснении буквального значения слов и выражений, содержащихся в тексте договора, они должны пониматься в их обычно употребляемом смысле, если из текста договора не следует иного намерения сторон. В договорах между предпринимателями должен приниматься во внимание обычно употребляемый смысл в отношениях данного рода. При этом можно, в частности, основываться на практике, сложившейся во взаимных отношениях сторон, и обычаях делового оборота.

Во-вторых, при выяснении действительной общей воли сторон с учетом цели договора она должна определяться на момент заключения договора, а не на момент его толкования. Именно для этого анализируются все соответствующие обстоятельства, в том числе и последующее поведение сторон. Перечень обстоятельств, предусмотренный в ч. 2 комментируемой статьи, является примерным. Поэтому не исключена возможность учета и других обстоятельств, таких, как, например, предшествующее договору поведение сторон.

В-третьих, часто включаемое в договоры условие о том, что с его подписанием все предшествующие переговоры и переписка теряют силу, не препятствует их использованию при толковании договора на основании комментируемой статьи, но лишь в той мере, в какой они не противоречат условиям договора и документам, составляющим его неотъемлемую часть.

В-четвертых, при толковании договоров, для которых законом или соглашением сторон установлено, что несоблюдение письменной формы влечет за собой их недействительность (п. п. 2 и 3 ст. 162, п. 1 ст. 165), например внешнеэкономических сделок, вряд ли возможно использовать предшествующие устные переговоры, если их результаты не были зафиксированы в письменной форме, в частности, путем совместного подписания протокола или меморандума о ходе переговоров или передачи одной стороной другой стороне составленного и подписанного ею меморандума.

В-пятых, практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон, не может доказываться путем ссылки на то, что в предшествующих договорах содержалось соответствующее условие, из чего якобы следует, что оно действует и применительно к данному договору. Наоборот, отсутствие в договоре условия, которое обычно включалось в предшествующие договоры этих же сторон, следует рассматривать в качестве проявления их воли отказаться от его применения в данном договоре, если только заинтересованная сторона не докажет противного. В то же время такая практика должна приниматься во внимание, если она сложилась в отношении предшествующих договоров, в которых, как и в толкуемом договоре, отсутствовало соответствующее условие.

В-шестых, когда договор заключается путем обмена документами, составленными каждой из сторон, существенно, насколько ясно было для другой стороны содержание условия, предложенного контрагентом и подтвержденного ею. При неоднозначности (двусмысленности) условия суд может, руководствуясь правилом, содержащимся в ч. 2 комментируемой статьи, признать, что общая воля сторон отсутствовала, в частности, договор был заключен под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (см. ст. 178 и коммент. к ней).

Толкование договора путем выявления действительной общей воли сторон с учетом цели договора предполагает право суда исходить из имевшегося в виду сторонами текста с исправлением содержащихся в нем орфографических, грамматических и арифметических ошибок.

4. В ГК отсутствуют предписания о толковании волеизъявлений сторон по сделкам, не являющимся договором (односторонним сделкам) или не приведшим к заключению договора. Учитывая сходность ситуаций, на основании п. 2 ст. 6 и ст. 156 (см. коммент. к ним) при толковании таких волеизъявлений по аналогии могут быть использованы предписания ч. 1 комментируемой статьи. Что касается ч. 2 этой статьи, то ее использование по аналогии ограничивается содержащимся в ней указанием о необходимости учитывать все соответствующие обстоятельства и примерным перечнем таких обстоятельств.

5. Хотя в ГК прямо не закреплена обязанность сторон договора действовать при осуществлении их прав добросовестно, разумно и справедливо, при толковании договора следует исходить из презумпции, что при его заключении стороны руководствовались этим принципом. Основанием для такого подхода служит ряд положений ГК, в частности, ст. ст. 1, 6, 10, 174, 178, 179, 314, 327, 328, 333, 359, 395, 397, 401, 424, 426, 428, 451.

rulaws.ru

Изменение подхода в толковании п. 1 ст. 367 ГК РФ о прекращении поручительства: каковы возможные последствия для кредитора?

Изменения Общей части обязательственного права ГК РФ на основании Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 42-ФЗ) затронули и нормы, связанные с обеспечительными мерами. В частности, из п. 1 ст. 367 Гражданского кодекса РФ были исключены положения о прекращении поручительства в случае несогласованного с поручителем изменения обеспеченного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя. Это внесло полную определенность в вопрос о том, можно ли говорить о прекращении поручительства в случае, например, увеличения ставки по процентам без согласования с поручителем. Ранее суды по-разному толковали данное положение. К примеру, при буквальном толковании п. 1 ст. 367 ГК РФ некоторые суды считали, что такое изменение условий обеспеченного обязательства вело к прекращению поручительства.

Эту ситуацию пришлось выравнивать в свое время ВАС РФ. В п. 37 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – Постановление № 42) была высказана четкая позиция, что при применении положений п. 1 ст. 367 ГК РФ необходимо учитывать их цель. Пленум ВАС РФ предписывал судам не ограничиваться пониманием лишь буквального смысла этой нормы.

Это тогда обеспечило единство судебной практики в вопросах применения указанной нормы.

Учитывая эту позицию нельзя говорить, что последняя редакция п. 1 ст. 367 ГК РФ является новеллой. Ведь суды уже до внесения Законом № 42-ФЗ изменений в ГК РФ, руководствуясь п. 37 Постановления № 42, исходили из целевого толкования его положений, и отклоняли на этом основании доводы о прекращении поручительства в связи с изменением условий обеспечиваемого обязательства без согласия с поручителем.

Однако совсем недавно некоторые арбитражные суды отказались руководствоваться позицией Пленума ВАС РФ. Они посчитали п. 37 Постановления № 42 недействующим.

Спорная ситуация возникла при обращении кредитора с заявлением о включении денежного требования в реестр требований к должнику. В суд было подано несколько заявлений в отношении, как основного должника, так и ряда должников, обязательства которых возникли в силу поручительства, которое каждым из них было предоставлено кредитору в целях обеспечения исполнения заемных обязательств основным должником – заемщиком.

Очевидно, что в наших реалиях поход кредитора в суд за решением своих финансовых проблем, возникших с контрагентом, если последний уже признан несостоятельным, не сулит блестящих перспектив. Вместе с тем, если такой кредитор в свое время озаботился получением обеспечения, как от самого контрагента, так и от третьих лиц, он все-таки вправе рассчитывать на получение удовлетворения, хотя и неполного. Как говорится – право любит активных. Однако этот известный среди юристов неписаный принцип, как показывает практика, работает не всегда.

Так вот, суды, рассмотрев требования кредитора, посчитали, что денежные требования, возникшие на основании поручительства, включению в реестр требований кредиторов должника не подлежат. Суды, все как один, аргументировали свои решения прекращением поручительства на основании п. 1. ст. 367 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 1 июня 2015 года) в связи с тем, что в обеспечиваемое обязательство были внесены изменения в части повышения процентной ставки по займу без согласия поручителей. При этом, как отметили суды, эти положения ГК РФ подлежат применению, так как указанные изменения процентной ставки произошли в 2012 году до внесения изменений в законодательство (определение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 июля 2016 г. по делу А63-1120/2015, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 июля 2016 г. по делу А63-13813/2015, определение Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 декабря 2016 г. по делу А63-13813/2015, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27 февраля 2017 г. по делу № А63-13813/2015, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 6 февраля 2017 года по делу № А63-4181/2014, определение Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 октября 2016 г. по делу № 63-12988/2014, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 27 июля 2016 г. по делу № 63-12988/2014, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 января 2017 г. по делу № 63-12988/2014).

По непонятным мотивам, суды сочли, что в данном случае необходимо применить исключительно буквальное толкование пункта 1 ст. 367 ГК РФ в старой редакции.

При этом довод кредитора о недостаточности лишь лингвистического толкования этой нормы и необходимости применения ее целевого толкования с учетом позиции п. 37 Постановления № 42 суды не приняли.

Судьи объяснили это тем, что позднее указанного Постановления № 42, Президиум ВС РФ выступил с противоположной позицией по поводу интерпретации п. 1 ст. 367 ГК РФ. В п. 7 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом ВС РФ 22 мая 2013 г. (далее – обзор Президиума ВС РФ), ВС РФ сделал выбор в пользу буквального толкования указанной нормы. В документе, в частности, сказано, что в случае изменения кредитного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для обеспечивающего его исполнение поручителя, поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство.

В подтверждение этой позиции суды сослались на п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г. № 8-ФКЗ (далее – Закон № 8-ФКЗ), согласно которому разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумов ВС РФ.

В связи с этим, как указали суды, применению подлежит не Постановление № 42, а более поздний обзор Президиума ВС РФ.

Как вам такой поворот, коллеги? И ведь этот вопрос перешел уже в практическую плоскость. Выработанная на основе п. 37 Постановления № 42 судебная практика по вопросу применения п. 1 ст. 367 ГК РФ (в предыдущей редакции) фактически повернулась вспять. И это позиция не только арбитражных судов. Она уже устояла в кассационной инстанции (постановление Арбитражного Суда Северо-Кавказского Округа от 25 января 2017 г. по делу № А63-12988/2014). Однако справедливости ради нужно отметить, что пока можно говорить, пожалуй, о нарушении единообразия применения данной нормы, но не о сложившейся системе.

Далее я попробую дать свою критическую оценку такому подходу, а также представить свой взгляд на последствия, если такой подход найдет поддержку у других судов, рассматривающих аналогичные споры.

Очевидно, что правовая проблема в данной ситуации – это вопрос толкования нормы закона при ее применении.

Еще в начале XX века Е.В. Васьковский определял, что есть толкование нормы: «После того как словесное толкование выполнило свою задачу и определило словесный смысл какой-либо нормы, наступает очередь реального толкования, имеющего целью раскрыть действительный, внутренний смысл ее с помощью всех данных, способных пролить свет на действительную мысль законодателя» 1 .

Позднее, С.С. Алексеев также, говорил, что «… смысл закона в полной мере раскрывается лишь в том случае, если рассматривать его положения с учетом тех целей, которые решал законодатель, того социально-политического значения, которое заложено в его содержании» 2 .

То есть, неофициальный подход авторитетных ученых к вопросу интерпретации нормы права основан на недопустимости только лишь словесного толкования, а предлагается, не останавливаясь на осмыслении буквы, раскрывать ее внутренней смысл при помощи различных способов толкования.

Официальное толкование также исходит из необходимости системного толкования. Приведу официальный подход.

В рамках конституционного нормоконтроля КС РФ была высказана правовая позиция о том, что «интерпретация нормы закона в правоприменительной практике, сложившейся на основе ее официального толкования, вне системной связи с другими нормами того же закона означает придание ей смысла, противоречащего аутентичному смыслу и цели соответствующих законоположений, что недопустимо с точки зрения правовой логики» (Постановление Конституционного Суда РФ от 19 июня 2003 г. № 11-П).

В Определении КС РФ от 20 марта 2014 г. № 537-О, Суд также исходит из необходимости системного толкования. Причем, обращает на себя внимание, что в данном случае речь идет, буквально, об истолковании именно п. 1 ст. 367 ГК РФ (действовавшей до 1 июня 2015 года).

Как видим, и научное, и официальное мнение состоят в недостаточности буквального толкования, и необходимости уяснения аутентичного смысла и цели законоположения на основании сопоставления его с другими нормами закона. Однако в приведенной здесь ситуации суды именно так и поступили – то есть остановились на буквальном толковании применяемой нормы, что стало ключевым моментом, повлиявшим на исход спора: консервативное (ограничительное) толкование в данном случае не позволило раскрыть истинный смысл редакции п. 1 ст. 367 ГК РФ действовавшей до 1 июня 2015 г.

Предопределение избрания судами неверного пути обусловлено, в данном случае, отклонением предложенного кредитором толкования ВАС РФ, что стало полным откровением.

Об этом хотелось бы сказать подробнее.

Как неоднократно высказывался КС РФ, суды самостоятельно уясняют смысл нормы, то есть осуществляют ее казуальное толкование по отдельным делам. Вместе с тем соблюдение баланса принципов независимости судей, верховенства Конституции РФ и законов, а также равенства всех перед законом и судом требует единства судебной практики (Постановление КС РФ от 23 декабря 2013 г. № 29-П)

Согласно Постановлению КС РФ от 21 января 2010 г. № 1-П, правомочие ВАС РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики, вытекающее из исключенной сейчас ст. 127 Конституции РФ, направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы.

Таким образом, очевидно, что суды в рассматриваемой ситуации, проигнорировав сложившееся по данному вопросу единообразие судебной практики нарушили баланс принципов самостоятельности судебного усмотрения, верховенства законов и равенства всех перед законом и судом.

Немаловажно также сказать о сомнительности позиции судов о применении п. 7 обзора Президиума ВС РФ.

Возникает вопрос, как можно аргументировать вывод о приоритетности положений обзора Президиума ВС РФ со ссылкой на п. 1 ст. 3 Закона № 8-ФКЗ?

Неужели суды полагают, что нормы вышеуказанного конституционного закона о полномочиях ВС РФ давать разъяснения арбитражным судам о применении законов, которые перешли к нему от ВАС РФ, в результате упразднения последнего, возымели обратную силу?

Если не это имелось в виду, то для чего приводилось это положение? К сожалению, суды этого так и не разъяснили.

Вместе с тем ВС РФ вполне активно продолжает ссылаться на позиции ВАС РФ.

Например, в своем Определении ВС РФ от 10 октября 2016 г. № 302-ЭС16-7818, делая вывод об отсутствии оснований говорить о прекращении поручительства, Суд ссылается на позицию постановления Пленума ВАС № 42.

При этом он неоднократно высказывался, что отклонение судами практики, сформированной на основании позиций ВАС РФ, является неприемлемым (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 24 января 2017 г. № 310-ЭС16-14179).

Осталось сказать несколько слов о возможных последствиях.

Очевидно, что кредиторам, получившим обеспечение в период до 1 июня 2015 года в виде поручительства, придется провести ревизию всех договоров поручительства и обеспечиваемых ими обязательств на предмет наличия согласия поручителя на внесение изменений, и соответственно, оформление необходимых документов. В противном случае, у кредитора возникают риски полного прекращения поручительства лишь только на том основании, что, к примеру, без его согласия были увеличены проценты по займу.

Подводя итог, полагаю необходимо сказать следующее.

Во-первых, изменения положений ст. 367 ГК РФ после 1 июня 2015 года в части исключения из нее п. 1 не обусловлены политико-правовыми причинами. Следовательно, нет правовых оснований ставить в разное положение кредиторов, получивших обеспечение поручительством до и после вступления в силу изменений в Гражданский кодекс РФ.

Во-вторых, нарушение единообразия судебной практики влечет нарушение такого основополагающего принципа гражданского законодательства, как принцип правовой определенности. Безусловно, это не может служить повышению доверия к системе правосудия.

Вместе с тем есть надежда, что в рамках рассмотрения жалоб Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ выскажет свое мнение по данному вопросу и расставит все точки над «и». Ведь если ориентироваться на вышеуказанную логику ВС РФ, то он исходит из обязательности для арбитражных судов позиций Пленума ВАС РФ, принятых им в свое время, а также из необходимости системного толкования законоположений.

www.garant.ru

Применение и толкование норм права

  • Юридическая техника
  • Предмет и методы юридической техники
  • Понятие и виды юридической техники
  • Структура юридической техники
  • Средства и приемы юридической техники
  • Правовая семья
  • Юридические документы: понятие и виды
  • Профессия юриста

Применение и толкование гражданско-правовых норм

Физические и юридические лица добровольно, без принуждения, по взаимному согласию вступают в правовые отношения, в рамках которых используют субъективные права, исполняют обязанности и соблюдают установленные законом запреты. Однако в некоторых ситуациях возникает необходимость вмешательства судебной власти либо иных негосударственных компетентных органов, без чего реализация гражданского права оказывается невозможной.

Во-первых, гражданское право применяется в случаях возникновения спора о праве. Если стороны сами не могут прийти к соглашению о взаимных правах и обязанностях, они обращаются для разрешения конфликта в суд обшей юрисдикции или в суд арбитражный (судебная подведомственность). В случаях, предусмотренных законом, защита осуществляется в административном порядке (административная подведомственность). Иногда при соответствующей арбитражной оговорке, содержащейся в договоре, стороны обращаются в третейские суды (подведомственность дел общественным организациям).

Во-вторых, гражданское право применяется в специальных случаях, когда в деле отсутствует материально-правовой спор между заинтересованными лицами. Это так называемые дела особого производства, которые подведомственны исключительно органам, отправляющим правосудие в Российской Федерации.

В-третьих, применение норм гражданского права необходимо для определения меры юридической ответственности за совершенное гражданское правонарушение.

Применение права — властная деятельность компетентных органов и лиц по подготовке и принятию индивидуального решения по юридическому делу на основе юридических фактов и конкретных правовых норм.

Применение гражданского права характеризуется тем, что:

  • осуществляется судебной властью или должностным лицом, наделенными функциями государственной власти, либо иным компетентным органом;
  • имеет индивидуальный характер;
  • направлено на установление конкретных правовых последствий — субъективных прав, обязанностей, ответственности, юридических фактов;
  • реализуется в специально предусмотренных процессуальных формах;
  • завершается вынесением индивидуального юридического решения.

Применение права представляет собой процесс, состоящий из нескольких стадий:

  • установление фактических обстоятельств юридического дела;
  • выбор и анализ правовой нормы, подлежащей применению;
  • принятие решения по юридическому делу и его документальное оформление.

Для устранения могущих возникнуть в этой связи юридических трудностей в гражданском праве выработаны специальные приемы: аналогия закона и аналогия права.

Согласно п. 1 ст. 6 ГК РФ в случаях, когда отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Таким образом, для применения аналогии права недостаточно отсутствия нормы, регулирующей спорное отношение, необходимо также отсутствие соглашения сторон и применимого к спорному случаю обычая делового оборота.

При обнаружении пробела в законодательстве и при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, следует руководствоваться п. 2 ст. 6 ГК РФ, согласно которому при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Толкование норм права

Реализация норм права, т. е. претворение гражданско-правовых предписаний в жизнь, в поведение субъектов гражданского права, невозможна без уяснения содержания юридических норм. Этот процесс выявления воли законодателя в юридической науке называется «толкование права».

Толкование норм гражданского законодательства — это интеллектуально-волевая деятельность по установлению подлинного содержания правовых актов гражданского законодательства в целях их реализации и совершенствования.

Нормы гражданского права толкуются всеми реализующими их субъектами. Однако юридическое значение результатов толкования различается в зависимости от того, кто толкует нормы. По этому основанию выделяют официальное и неофициальное толкование. Официальное толкование осуществляется компетентными государственными органами, и его результаты обязательны для всех субъектов гражданского права. Оно подразделяется на:

  • нормативное — характеризуется государственной обязательностью, общим характером, возможностью неоднократного использования;
  • казуальное — характеризуется обязательностью, индивидуальным характером, однократным использованием применительно к конкретному случаю;
  • аутентичное — исходящее от самого законодателя. Как правило, правотворческий орган дает аутентичное толкование в тексте самого акта (ст. 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Такое толкование может содержаться и в специальном акте (например, отдельные положения ГК РФ получили объяснение в Федеральном законе «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). При этом необходимо помнить, что даже неудачное толкование тех или иных норм законодателем будет иметь обязательную силу. Поэтому аутентичное толкование нельзя назвать интеллектуально-воле вой деятельностью, которая зависит от убеждения, а не от внешней обязательности;
  • легальное толкование — осуществляется органом, специально уполномоченным на то законом. Такими органами являются Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Конституционный Суд РФ.

Неофициальное толкование также осуществляется различными субъектами, однако его результаты не имеют юридического значения.

В теории права выделяют:

  • обыденное толкование — осуществляемое любым субъектом права;
  • компетентное (профессиональное) толкование — осуществляется специалистами-юристам и;
  • доктринальное (научное) толкование — осуществляется учеными-юристами, специалистами в области права. Последнее черпает силу убедительности в нравственном авторитете науки. Результаты такого толкования публикуются в особых сборниках, содержащих научно-практические комментарии, например, к ГК РФ.

В зависимости от объема толкования нормы права следует различать буквальное, ограничительное и распространительное толкование.

В большинстве случаев толкование показывает, что подлинный смысл правовой нормы полностью соответствует ее словесной формулировке. Так и должно быть, ибо содержание закона и его редакция должны совпадать. Такое толкование является буквальным (адекватным). Например, в п. 1 ст. 140 ГК РФ говорится о том, что рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории РФ.

При ограничительном толковании содержание нормы гражданского права шире ее действительного содержания, что требует сужения формы выражения до объема, соответствующего истинной мысли нормы.

Возможны и такие случаи, когда в результате толкования нормы делается вывод о том, что ее действительное содержание шире словесной формулировки. Например, в ст. 153 ГК РФ указывается, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, влекущие гражданско-правовые последствия. Однако сделки может совершать также государство, муниципальное образование, юридическими лицами не являющиеся. Это следует из толкования ст. 124 ГК РФ, и таким образом систематическое толкование приводит в данном случае к распространительному толкованию текста ст. 153.

www.grandars.ru

Толкование гражданско-правовых норм

Под толкованием гражданско-правовой номы понимается уяснение ее смысла и содержания.

Выделяют несколько способов толкования правовых норм.

При грамматическомтолковании смысл и содержание гражданско-правовой нормы уясняется с помощью правил грамматики, то есть путем определения значения используемых слов и выражений, а также лексического и синтаксического анализа правовой нормы.Так, п. 1 ст. 234 ГК РФ определяет, что лицо – гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). При грамматическом толковании этой нормы формулируется вывод о том, что добросовестность, открытость и непрерывность владения имуществом как своим собственным является условиями для приобретения права собственности не только на недвижимое, но и на движимое имущество.

Систематическое толкование производится путем установления места толкуемой гражданско-правовой нормы в системе правовых норм, ее соотношения с другими нормами.Например, п. 1 ст. 452 ГК РФ устанавливает, что соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Для выяснения вопроса о том, что понимается под формой договора, необходимо обратиться к п. 3 ст. 154, определяющей, что договор – это двусторонняя сделка, а также к п. 1 ст. 158 ГК РФ, предусматривающему, что сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Таким образом, делается вывод: если договор совершен в письменной форме, то соглашение о его изменении или расторжении также совершается в письменной форме.

Для логического толкования характерным является использование при уяснении смысла и содержания правовой нормы правил формальной логики. Так, обращаясь к п. 1 ст. 158 ГК РФ, необходимо сделать вывод о том, что законодательство предусматривает две формы сделок – устную и письменную, письменная форма, в свою очередь, бывает двух видов: простая и нотариальная.

При историческом толковании правовая норма рассматривается с учетом обстоятельств ее принятия и условий, действовавших в соответствующий исторический период.

В зависимости от обязательности результатов толкования гражданско-правовых норм для субъектов регулируемых правом отношений выделяется официальное и неофициальное толкование.

Официальное толкование, являющееся обязательным для субъектов права, бывает аутентическим и легальным.

Аутентическое толкование производится теми же органами, которые приняли соответствующий нормативный акт, содержащий толкуемую норму права.

Практика аутентического толкования законов в Российской Федерации не распространена. В отдельных зарубежных правопорядках основой для аутентического толкования служат законы о нормативных правовых актах. Так, ст. 70 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в случае обнаружения неясностей и различий в содержании нормативного правового акта, а также противоречий в практике его применения нормотворческий орган (должностное лицо), принявший (издавший) этот акт, или, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь, уполномоченный им орган осуществляют официальное толкование этих норм путем принятия (издания) соответствующего нормативного правового акта[12].

Легальное толкование осуществляется органами, уполномоченными производить толкование правовых норм.

Одним из видов легального толкования является толкование, осуществляемое высшими судебными органами. Так, в соответствии со ст. 126 Конституции РФ, п. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года «О судебной системе Российской Федерации» Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики. В ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» определено, что Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики; постановления Пленума, которые содержат такие разъяснения, имеют обязательную силу для всех арбитражных судов Российской Федерации. Нарушение судебным актом единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права является основанием для изменения или отмены такого судебного акта при рассмотрении дела в порядке надзора в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)[13].

Толкование, осуществляемое Верховным Судом и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации при рассмотрении ими конкретных дел, с учетом фактических обстоятельств каждого дела, имеет значение применительно к каждому конкретному делу, поэтому его нельзя относить к общему толкованию. Такой вид толкования именуется каузальным, то есть толкованием, осуществляемым применительно к конкретному делу.

Обязательность результата официального толкования правовой нормы предопределяет необходимость придания такому результату установленной формы письменного документа.

Для результата неофициальноготолкования нормы права специальной формы не предусмотрено. Выделяется обыденное толкование, которое производится участниками регулируемых правом отношений, не имеющими специальных познаний в области права, в повседневной жизни, и профессиональное толкование, среди которого особое место занимает толкование научное. Формами научного толкования является изложение содержания правовой нормы в комментарии к закону, учебнике, научном труде, заключении по конкретному вопросу. В отличие от обыденного толкования, научное толкование в силу авторитетности отдельных его авторов может оказывать влияние не только на правоприменительную практику, но и способствовать дальнейшему совершенствованию законодательства.

В зависимости от соотношения содержания правовой нормы, устанавливаемого в ходе толкования, и ее текстуального воспроизведения в нормативном правовом акте, выделяют буквальное, расширительное и ограничительное толкование.

При буквальном толковании содержание правовой нормы совпадает с его выражением в тексте. Примером может служить п. 1 ст. 17 ГК РФ, определяющий, что способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами. Установление в процессе толкования соответствия между действительным содержанием правовой нормы и его выражением в тексте нормативного правового акта свидетельствует о соответствии воли законодателя и его волеизъявления при создании правовой нормы.

При расширительном толковании действительное содержание правовой нормы шире ее текста, а при ограничительном, наоборот, уже. Ограничительное или расширительное толкование могут быть как объективно- , так и субъективно обоснованными (в последнем случае это может свидетельствовать о пороках юридической техники, используемой при конструировании правовой нормы в тексте нормативного правового акта).

Использование всех названных способов толкования в процессе применения гражданского законодательства осуществляется комплексно. Сомнительной представляется возможностьформирования вывода о том, следует ли толковать правовую норму расширительно или ограничительно, без использования ее грамматического, логического и систематического толкования.

studopedia.org

Это интересно:

  • Приказ 258 минюста россии Приказ Минюста России от 02.11.2016 N 251 "О внесении изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 11 октября 2010 г. N 258 "Об утверждении Инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы" […]
  • Кредиты под залог недвижимости в астане Кредиты под залог недвижимости в астане Условия кредитования: Валюта: тенге Сумма кредита: от 3 000 000 до 30 000 000 тенге: не более 50% от стоимости залоговой недвижимости (с подтверждением официального дохода); не более 40% […]
  • Решение о предоставлении земельного участка в собственность бесплатно Решение о предоставлении земельного участка в собственность бесплатно Согласно пункту 1 статьи 39. 20 Земельного кодекса Российской Федерации исключительное право на приобретение земельных участков в собственность или в аренду имеют […]
  • Приказ минздравсоцразвития рф 302н Приказ Минтруда России №62н/Приказ Минздрава России №49н от 6 февраля 2018 г. В соответствии с подпунктом 5.2.101 Положения о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства […]
  • 14 июля 2018 постановление конституционного суда Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2018 г. N 33-П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 242 Бюджетного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой […]
  • Размер пенсии в россии за 10 лет Пенсии в России и за границей: сравним два мира Хитроумные формулы наших чиновников 23.01.2018 в 17:31, просмотров: 403978 Пенсии — пожалуй, самая горячая тема в современной России. Несть числа спорам о том, увеличат пенсионные […]