Какие правила толкования договора закреплены в ГК РФ?

Толкование договора — ГК РФ содержит исчерпывающие правила интерпретации условий, определенных соглашением. О содержании договора и некоторых нюансах, сложившихся в судебной практике при толковании тех или иных договоров, мы расскажем в этой статье.

Толкование содержания договора судом

Содержание договора — условия, по которым его стороны достигли договоренности.

Абз. 2 п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса РФ требует наличия в каждом договоре существенных условий, подразделяемых в правовой теории:

  • на предписываемые, обязательность которых установлена законом;
  • инициативные, согласование которых является обязательным в силу желания одной из сторон.

Иногда необязательно формулировать условия договора самостоятельно: так называемая стандартная документация (общедоступные типовые условия, например «Инкотермс»), на которую стороны сослались в договоре, позволяет максимально четко представить суть правоотношений.

Ст. 431 ГК РФ гласит о необходимости толковать договор исходя из буквального понимания его содержания. Если какие-то условия буквально не ясны, то они определяются из смысла других условий и договора в целом. Неполучение результатов в ходе указанных способов толкования вызывает необходимость применения п. 2 ст. 431 ГК РФ, предлагающего установить общую волю сторон с учетом всех фактов, связанных с проведением именно этой сделки, таких как:

  • переговоры и переписка;
  • обычные взаимоотношения;
  • последующее поведение сторон.

В п. 11 постановления пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 (далее — постановление № 16) дано разъяснение ситуации, в которой все вышеперечисленные способы толкования договора не возымели действия. Тогда толкование судом условий соглашения должно осуществляться в пользу контрагента стороны, чьему авторству принадлежит проект контракта либо формулировка спорного условия.

Выяснение действительности условия договора

Толкуя договор, суд учитывает не только его содержание и волю сторон, но и правомерность условий. Возможность предусмотреть по договоренности альтернативу правилу закона предусматривают только диспозитивные нормы о договорах, но бывают и императивные, такую возможность исключающие (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

ВАЖНО! Правило договора, несоответствующее императивной норме, может быть признано недействительным на основании ст. 168 ГК РФ.

В постановлении № 16 содержатся правила определения императивности/диспозитивности нормы закона:

  1. Норма закона, содержащая правило и явно выраженный запрет на установление иного правила в договоре либо не содержащая такого запрета, но подразумевающая его по смыслу закона или для защиты заведомо слабой стороны правоотношения, является императивной (пп. 2, 3).
  2. Норма закона о правах и обязанностях сторон договора, явно не запрещающая установить иное по соглашению сторон, является диспозитивной (п. 4).

Таким образом, ГК РФ устанавливает основные нормы толкования содержания договоров, а также выявления правомерности условий договора, противоречащих правилу закона. Последнее устанавливается путем толкования вначале нормы закона на предмет ее императивности/диспозитивности, а затем ее сравнения с правилом договора.

rusjurist.ru

Статья 431. Толкование договора

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарий к Ст. 431 ГК РФ

1. Правила толкования договора, изложенные в комментируемой статье, используются в случаях, когда отдельные условия (пункты) письменного договора сформулированы его сторонами неясно или неточно. При этом нередко обнаруживается несоответствие между внутренней волей стороны договора, желавшей определенного результата, и внешней формой ее выражения (волеизъявлением) — конкретной формулировкой, содержащейся в тексте договора. Речь при этом идет о толковании действительного договора, не оспариваемого контрагентом по мотиву пороков воли, например заблуждения (ст. 178 ГК). Если отдать предпочтение действительной воле стороны, могут пострадать интересы контрагента и гражданского оборота в целом, ибо окажется, что волеизъявление, воспринятое контрагентом и закрепленное договором, может не иметь юридического значения. Предпочтение же, отданное волеизъявлению, означает переход на сугубо формальные позиции и может поставить в затруднительное положение более слабую или добросовестно заблуждавшуюся сторону. Поэтому закон отдает приоритет согласованному волеизъявлению сторон договора (а не волеизъявлению одной из них), тем самым защищая интересы имущественного оборота в целом.

Выявление такой согласованной воли путем судебного толкования условий конкретного договора осуществляется в два этапа. Сначала используются правила ч. 1 ст. 431 ГК РФ, а при невозможности с их помощью установить действительную общую волю сторон договора применяются правила ч. 2 комментируемой статьи.

2. На первом этапе толкования договора суд анализирует буквальное значение содержащихся в тексте слов и выражений, поскольку именно они прежде всего отражают результат согласованной воли контрагентов. Так, указание в конкретном договоре на неустойку как последствие его нарушения не может быть истолковано иначе, например в качестве условия о задатке; точно так же исключается искажение условия об особом порядке фиксации нарушений, допущенных контрагентом (обязательность составления соответствующего акта в определенный договором срок, проведение независимой экспертизы качества товаров и т.п.).

Вместе с тем, устанавливая содержание конкретного условия при его неясности, суд сопоставляет его с содержанием других условий и общим смыслом договора. Из этого, в частности, следует, что содержащаяся в конкретном договоре юридически некорректная квалификация тех или иных категорий или отношений сторон не связывает суд при толковании такого договора, если она расходится с содержанием других его условий и его смыслом в целом. Например, договор комиссии или смешанный договор, содержащий элементы различных гражданско-правовых договоров, ошибочно назван сторонами «договором купли-продажи», а юридически необязательное соглашение сторон о намерениях осуществлять сотрудничество названо ими «предварительным договором»; неустойка названа «штрафной», чтобы подчеркнуть ее природу как санкции (штрафа, т.е. наказания), а не установить возможность ее взыскания сверх понесенных потерпевшим убытков, и т.п. Во всех этих случаях буквальное толкование текста договора расходится с его смыслом и потому исключается.

3. Если такой подход не позволяет установить содержание договорного условия, суд должен перейти к следующему, второму этапу его толкования, а именно выяснить действительную общую волю сторон (а не волю одной или каждой из них), учитывая цель договора и принимая во внимание «все соответствующие обстоятельства», в том числе переговоры и переписку контрагентов, практику их взаимоотношений, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Данный перечень обстоятельств, учитываемых при толковании договора, примерный, а не исчерпывающий, в силу чего при толковании договора могут учитываться и другие обстоятельства, отражающие общую (согласованную) волю сторон относительно неясных условий их договора, например свидетельские показания лиц, участвовавших в его заключении (если их использование не противоречит правилу п. 1 ст. 162 ГК), или заключения экспертов относительно общепринятого значения тех или иных терминов и т.д. Он также не является субординированным, т.е. не означает необходимости последовательно исследовать каждое из перечисленных в нем обстоятельств, отдавая предпочтение каким-либо из них (например, предшествующим перед предыдущими). Однако при этом следует иметь в виду, что переговоры сторон являются устным выражением их воли и потому не могут учитываться в сделках, требующих письменной формы, под страхом признания их недействительными (п. п. 2 и 3 ст. 162 ГК). Кроме того, в самом договоре может содержаться условие о том, что с момента его заключения предшествующие переговоры утрачивают силу, что также исключает возможность их учета при его толковании. Что касается переписки сторон договора, в том числе объявленной в самом договоре утратившей силу с момента его заключения, то она в любом случае может учитываться при выяснении действительных намерений сторон (стороны) в той мере, в какой она не противоречит условиям договора .

———————————
См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 32 (автор комментария — М.Г. Розенберг). Это толкование положений Венской конвенции вполне применимо и к пониманию соответствующих положений ст. 431 ГК РФ, имеющих в своей основе правила названной международной Конвенции.

Понятие обычая делового оборота содержится в п. 1 ст. 5 ГК РФ, а возможность его субсидиарного (восполнительного) применения к договорам закреплена п. 5 ст. 421 ГК РФ (см. п. 7 комментария к ст. 421 ГК).

Обычаи делового оборота следует отличать от сложившейся практики взаимоотношений сторон договора (нередко называемой заведенным порядком). Самостоятельно установленный («заведенный») сторонами предпринимательского договора порядок их взаимоотношений, по существу, отражает некоторые подразумеваемые условия договора, которые, не будучи прямо зафиксированными, фактически соблюдались (исполнялись) сторонами в их предшествующих договорных взаимосвязях и тем самым выражали их согласованную волю (например, периодическая выдача постоянным оптовым покупателем товара указаний его продавцу относительно того, в чей адрес следует отгружать конкретные партии товара). Поэтому заведенный порядок как фактически согласованное сторонами договорное условие имеет приоритет в применении перед обычаем.

4. Изложенные положения во многом основаны на правилах ст. 8 Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, согласно которым «заявления и иное поведение стороны договора», включая подписанный ею текст договора, необходимо толковать «в соответствии с общим намерением сторон», а при невозможности его выявления — «в соответствии со значением, которое аналогичные сторонам разумные лица придавали бы договору в таких же обстоятельствах»; при этом необходимо учитывать «все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон» .

———————————
Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. С. 29.

Следует также иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 ГК РФ именно правила Венской конвенции, в том числе о толковании договоров, подлежат применению в случаях, когда «внешнеэкономическая сделка» (международный коммерческий договор) подчиняется действию российского права.

5. Из международного коммерческого оборота в отечественную правоприменительную практику пришло и правило толкования гражданско-правовых договоров contra proferentem («против предложенного»). В ст. 4.6 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) закреплено положение о том, что «если условия договора, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны» . Поэтому при неясности содержания конкретного условия договора оно должно пониматься согласно толкованию, представленному контрагентом стороны, ссылающейся на такое неясное условие или сформулировавшей его, ибо именно последняя несет риск возможной неясности избранной ею или согласованной с ней формулировки. В современной отечественной литературе господствует мнение о том, что при толковании договора «преимуществом обладает представление контрагента стороны, сформулировавшей неясное условие» .

———————————
Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004. М., 2006. С. 139.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. 2-е изд. М., 1999. Книга первая: Общие положения. С. 268, 273.

stgkrf.ru

Статья 431. Толкование договора

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарий к статье 431 Гражданского Кодекса РФ

1. Практика свидетельствует о том, что слова, в которые облекается договор, не всегда отражают те устремления, которыми руководствовались субъекты при заключении договора. Между тем законодатель не относится безразлично к тем случаям, когда формальное волеизъявление сторон не соответствует их воле. Кроме того, иной раз случается, что субъекты, заключающие договор, по-разному понимают смысл терминологии, используемой при формулировании условий договора. Бывает и так, что различные условия одного договора противоречат друг другу. Во всех этих и в подобных им случаях возникает необходимость толкования условий договора. В процессе толкования договора устанавливаются его смысл и содержание.

2. Общие правила толкования договорных условий установлены в абз. 1 комментируемой статьи. Прежде всего, при толковании условий договора суд должен принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. При этом буквальное значение условия договора устанавливается путем сопоставления с иными условиями и смыслом договора в целом.

3. В том же случае, если буквальное толкование не позволяет определить содержание договора, суд должен выяснить действительную общую волю сторон с учетом той цели, которую они преследовали при заключении договора. Это достигается путем выяснения всех соответствующих обстоятельств, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

4. Таким образом, в процессе толкования выясняются истинная воля и волеизъявление тех субъектов, которые заключили договор. Вместе с тем в силу самого разного рода причин нередки случаи, когда волеизъявление, сделанное лицом при заключении договора, не соответствует его истинной воле. В этом случае возникает необходимость при толковании договора отдать предпочтение тому или другому — воле либо волеизъявлению.

В правоведении нет однозначного подхода к решению этой коллизии. Наиболее верным представляется подход, который почти сто лет назад вслед за некоторыми немецкими правоведами сформулировал известный русский юрист И.А. Покровский. По его мнению, не вызывает особых трудностей ситуация, когда разлад между волей и волеизъявлением одной стороны был известен контрагенту (например, когда тот знал о том, что в слова или письмо изъявившего волю вкралась оговорка или описка): признавать волеизъявление обязательным для его автора нет никаких оснований. Когда же разлад между волей и волеизъявлением не был известен и не мог быть известен контрагенту, ситуация осложняется. Право не может быть безразличным к интересам такого добросовестного контрагента. Исходя из нужд оборота законодатель не может игнорировать прав добросовестного участника гражданского оборота и должен признавать договор действительным и нерушимым, возлагая тем самым бремя неблагоприятных последствий на то лицо, которое при изъявлении вовне своей воли не позаботилось о необходимости довести ее до своего контрагента наиболее убедительным и ясным образом (Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 245 — 249).

5. Помимо тех правил, которые нашли свое закрепление в законодательстве, определенные правила толкования договоров формулируются и в правовой теории. Так, при толковании словам и выражениям договора необходимо придавать то значение, которое было определено самими сторонами; если в тексте договора стороны не определили значение слов и выражений, то им придается то значение, которое содержится в легальных дефинициях или иным способом определено в законе; если в договоре имеет место терминология специальной сферы деятельности и знаний, то они должны пониматься в том смысле, в каком они используются в соответствующей сфере деятельности, и проч. (Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 332 — 335).

www.gk-rf.ru

3. Толкование договора

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 266 (автор раздела — М.И. Брагинский).

Нормы о толковании договора адресованы прежде всего суду. Именно при разрешении судом споров, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств, а также применением ответственности за нарушение договора, чаще всего и возникает необходимость толкования условий договора.

Существо правил толкования условий договора заключается в использовании в определенной последовательности (очередности) двух способов толкования договора.

Первый способ толкования — выяснение буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений. В этих целях производится сравнительный анализ, сопоставление спорного условия договора с другими условиями, а также смыслом договора в целом.

Второй способ толкования — выяснение действительной общей воли сторон с учетом цели договора, в том числе и за рамками текста договора. Помимо договора анализу подвергаются и другие документы, связанные с заключением и исполнением договора, к примеру, переписка по этим вопросам, материалы, свидетельствующие о фактических взаимоотношениях сторон. Большое значение при таком толковании договора имеют обычаи делового оборота.

Однако суд вправе использовать второй способ толкования условий договора лишь в том случае, если применение первого способа толкования (выяснение буквального значения договора) не позволяет определить содержание условий договора.

Таким образом, законодатель отдает предпочтение первому способу толкования договора, т.е. выяснению буквального значения его условий (иными словами, волеизъявлению сторон, выраженному в договоре). Такой подход повышает значение текста договора (а не гипотетической воли сторон) и ориентирует участников имущественного оборота на необходимость тщательной проработки всех условий заключаемых договоров.

lawbook.online

Толкование договоров

Осуществляя правосудие по граж­данским делам, судебные органы толкуют не только норматив­ные акты, но и договоры, условия которых и составляют пред­мет гражданского спора.

Толкование договоров следует рассматривать как особый вид юридического толкования, характеризующийся определенными особенностями, отличающими его от толкования нормативных и правоприменительных актов.

1) В качестве субъекта официального толкования договора ГК РФ определяет суд. Неофициальное толкование договора осуществляется сторонами про­цесса, третьими лицами, прокурором, иными лицами, участву­ющими в деле. Более того, они результаты своего толкования закрепляют письменно в исковом заявлении, имеющим значение для суда и выступающим юридическим фактом.

2) В качестве объекта толкования выступает договор — право­вой акт, определяющий права и обязанности сторон.

3) Содержание толкования договора. В договоре как правовом акте, закрепившем двустороннюю сделку, заключена воля договаривающихся сторон. В нормативном акте содержится воля властвующего правотворческого субъекта, содержание которой и выявляется в процессе толкования норм. В договоре же закрепляется совместная воля по меньшей мере двух субъектов, интересы и цели которых далеко не всегда совпадают.Согласно ст. 431 ГК РФ «при толковании условий договора судом принимаются во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений». Законодатель предполагает, что договаривающиеся стороны правильно и полно выражают свою волю в тексте договора. Отсюда понятна преимущественная роль грамматического способа толкования договоров. Однако, буквенное выражение не всегда полно и правильно выражает мысль. И если это положение характерно для нормативных актов, то для договоров оно довольно частое явление. На это обращает внимание и законодатель, допуская возможность в случае неясности буквенного значения условий договора использовать и иные способы толкования. Прежде всего, суд должен выявить цели, которые ставят перед собой договаривающиеся стороны. При неясности отдельных положений договора необходимо системное толкование — обращение к другим положениям договора. В других случаях возможно законодательное толкование, при котором необходимо обращаться к тексту закона, а не самого договора. Приступая к толкованию договора важно определить юридическое значение документа, т.е. выявить, было ли в самом деле соглашение, был ли договор вообще заключен, является ли сделка действительной, определить вид договора, соответствие его необходимой форме. Специфическими особенностями здесь обладает логический способ толкования. Например: «В случае двусмысленности выражения оно толкуется не в пользу стороны, предложившей это выражение», «обычно встречающиеся в договорах определенного типа, но отсутствующие в конкретном договоре положения презюмируются» и др. При толковании широко используются и другие презумпции — презумпция выражения воли сторон в договоре, презумпция ясности языка договора и т.д.

4) Особенности толкования договоров определяются и принципами функционирования договорных отношений, которыми необходимо руководствоваться для обеспечения целей толкования. Это принципы разумности, полноты выражения воли, системности, единства целей договора, определенности его содержания. Толкование имеет, кроме того, регулятивную, конкретизационную, обеспечительную, деликтологическую функции. В отличие от нормативных актов при толковании договоров осуществляется и восполнительная фун­кция (восполнение пробелов). Нередко гражданско-правовой спор возникает именно из-за полного отсутствия в договоре словесного описания ситуации, по поводу которой он возник. В таких случаях суд должен восполнить недостающие условия договора, выявив при этом и характер упущения: умышлен­ный или случайный.

studopedia.org

Это интересно:

  • Приказ на совмещение должностей в рк Приказ о совмещении должностей - образец на 2018 год Отправить на почту Приказ о совмещении должностей - образец 2018 года должен содержать 5 обязательных элементов и издается с соблюдением ряда условий. Эти нюансы приказа о […]
  • Общецерковного суда Архиерейский Собор избрал новый состав Общецерковного суда Москва, 1 декабря 2017 г. Документ принят на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 29 ноября — 2 декабря 2017 года. В связи с истечением срока полномочий […]
  • Реквизиты налогов в 2014 году Реквизиты для уплаты НДС в платежке в 2016-2017 годах: как заполнять? Отправить на почту Реквизиты НДС в 2016–2017 годах в платежном поручении указываются согласно правилам, содержащимся в приказе Минфина России от 12.11.2013 № 107н […]
  • Какая пенсия у прапорщика мвд Расчет пенсии МВД и льготы пенсионерам МВД (формула, примеры)? Расчет пенсии МВД производится с учетом сведений, содержащихся в нормах отечественного законодательства. При этом лицо, проходившее службу в органах, может рассчитывать […]
  • Правило заполнения ттн 2014 Товарно-транспортная накладная (ТТН) нового образца 2016 Заполните бланк без ошибок за 1 минуту! Бесплатная программа для автоматического заполнения всех документов для торговли и склада. Узнать больше >> счета на оплату […]
  • Расчет северного стажа калькулятор Расчет северного стажа для мужчин при выходе на пенсию Отправить на почту Северная пенсия для мужчин - стаж для нее рассчитывается в особом порядке - зависит от времени работы в соответствующем регионе. Рассмотрим, что влияет на этот […]