КС РФ запретил взыскивать необоснованно выплаченные пенсии по инвалидности

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к такому выводу, рассмотрев обращение заявительницы, с которой суд взыскал излишне выплаченную пенсию по инвалидности. В 2010 году она была бессрочно признана инвалидом II группы, как позднее выяснилось, ошибочно, причем по не зависящим от нее причинам. В 2016 году суд взыскал с нее более 400 тыс. руб. излишне выплаченной пенсии с учетом ежемесячной денежной выплаты и госпошлины. При этом в 2017 году ей вновь была бессрочно установлена II группа инвалидности, однако обжаловать указанное решение суда ей не удалось, после чего она обратилась в КС РФ (постановление КС РФ от 26 февраля 2018 г. № 10-П).

Заявительница обжаловала конституционность положений п. 1-2 ст. 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», ст. 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», ст. 1102 и ст. 1109 Гражданского кодекса, которые, по ее мнению, позволяют взыскивать полученные гражданином суммы пенсии по инвалидности по формальным основаниям.

Суд указал, что обжалуемые нормы не противоречат Конституции РФ, но и не могут служить основанием для взыскания с гражданина, признанного инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в случае, если представленная им для получения названных выплат справка об установлении инвалидности, составленная по результатам МСЭ, признана недействительной вследствие наличия лишь формальных нарушений. Речь идет о случаях, когда такие нарушения не повлияли или не могли повлиять на оценку ограничений жизнедеятельности освидетельствуемого гражданина и не обусловлены недобросовестностью с его стороны. Также КС РФ в своем решении отметил, что решения, вынесенные в адрес заявительницы в нарушение указанного правила, подлежат пересмотру.

www.garant.ru

Судебная практика по пенсиям по инвалидности

Судья Фаррухшина Г.Р. Дело 33-2930

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре Завьяловой Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 28 октября 2009 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в городе Ижевска (межрайонное) Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда г.Ижевска от 30 июля 2009 года, которым

иск К. к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в городе Ижевска (межрайонное) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворен частично.

На Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в городе Ижевске (межрайонное) Удмуртской Республики возложена обязанность включить К. в общий трудовой стаж период пребывания на инвалидности второй группы, полученной вследствие увечья при исполнении иных обязанностей военной службы, связанной с аварией на ЧАЭС, с 18 декабря 1998г. по 31 декабря 2001г.

На Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в городе Ижевске (межрайонное) Удмуртской Республики возложена обязанность произвести перерасчет трудовой пенсии по старости К. с 24 января 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

К. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда (государственное учреждение) в городе Ижевске (межрайонное) Удмуртской Республики (далее — Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование указал, что является участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, 18.12.1998г. ему установлена вторая группа инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы в связи с аварией на ЧАЭС. 18.11.2003г. ему была установлении третья группа инвалидности. В 2008г. на основании его заявления ему назначена пенсия по старости. При этом в общий трудовой стаж ответчиком не включен период пребывания на инвалидности второй группы, в связи с тем, что причина инвалидности истцу была установлена с формулировкой «увечье получено при исполнении иных обязанностей военной службы связано с аварией на ЧАЭС», тогда как п.п.4 п.4 ст.30 ФЗ от 17.12.2002г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» предусматривает возможность включения в общий трудовой стаж периода нахождения на инвалидности, полученной «вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания». Истец со ссылкой на п. «а» ст.92 Закона от 20.11.1990г. № 340-1 «О государственных пенсиях в РФ», п. 1 ст. 29 Закона РФ от 18.06.1992г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС» и п. V .5 Указания Министерства социальной защиты населения РФ от 10.11.1992г. № 1-98-У указывает на возможность включения в общий трудовой стаж периода пребывания на инвалидности второй группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания. В связи с этим просит обязать Управление включить в общий трудовой стаж период пребывания на инвалидности второй группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания с 18.12.1998г. по 18.11.2003г., произвести перерасчет трудовой пенсии по старости с 24.01.2008г.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истца, в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Представитель Управления Р. исковые требования не признала.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе Управление просит решение суда отменить и вынести по делу новое решение об отказе в иске. Указывает на нарушение судом норм материального права. Поскольку причина инвалидности установлена истцу с формулировкой «увечье получено при исполнении иных обязанностей военной службы», Управление обоснованно не включило период пребывания на инвалидности в общий трудовой стаж. Пункт «а» ст. 92 Закона РФ от 20.11.1990г. № 340-1, действующий в спорный период, предусматривал включение в общий трудовой стаж период нахождения на инвалидности вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания. Пункт п. V .5 Указания Минсоцзащиты РФ от 10.11.1992г. № 1-98-У относил причины инвалидности, связанной с чернобыльской катастрофой, к профессиональным заболеваниям, однако данные указания утратили силу в связи с изданием Постановления Минтруда и социального развития РФ от 17.06.1999г. № 14, а потому не могло быть применено. Кассатор указывает, что период инвалидности, связанной с чернобыльской катастрофой подлежал зачету в стаж только в том случае, если пенсия назначена по нормам Закона РФ от 20.11.1990г. № 340-1, в данном же случае истцу назначена пенсии по нормам п. 3.1. ст. 3 ЗФ № 166-ФЗ и трудовая пенсия по старости по ФЗ № 173-ФЗ.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, 18.12.1998г. истцу установлена вторая группа инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы, связано с аварией на ЧАЭС, с этой же даты установлена пенсия по инвалидности.

24.01.2008г. Управлением истцу назначена государственная пенсия в соответствии с п. 3.1 ст. 3 ФЗ от 15.12.2001г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении» и трудовая пенсия по старости в соответствии с нормами ФЗ от 17.12.2001г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ».

Истец выражает несогласие с исключением ответчиком из его общего трудового стажа периода пребывания его на инвалидности второй группы с 18.12.1998г. по 18.11.2003г.

В силу пп.4 п.4 ФЗ от 17.12.2001г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 года, учитываемая в календарном порядке, в которую включается, в том числе, период пребывания на инвалидности I и II группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания. Аналогичная норма предусмотрена п. «а» ст. 92 Закона от 20.11.1999г. № 340-1 «О государственном пенсионном обеспечении в РФ».

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из вышеуказанных положений закона, а также положений п. 1 ст. 29 Закона РФ от 15 мая 1991г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС» в редакции, Федерального закона от 24.11.1995 № 179-ФЗ, предусматривающей назначение пенсии по инвалидности вследствие чернобыльской катастрофы, в том числе установленных до вступления настоящего Закона в силу, в соответствии с Законом РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания. Исходя из того, что внесенные ФЗ от 18.07.2006г. № 112-ФЗ изменения в п. 1 ст. 29 Закона № 1244-1 распространили свое действие на правоотношения, возникшие с 01.01.2002г., суд пришел к выводу, что до указанной даты законодатель гарантировал назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на ЧАЭС, как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, а потому период с 18.12.1998г. по 31.12.2001г. пребывания истца на инвалидности подлежит включению в общий трудовой стаж.

Однако указанные выводы суда основаны на неправильном применении и толковании норм материального права.

С 1998г. истец является получателем пенсии по инвалидности, при этом причина инвалидности установлена: в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы, связано с аварией на ЧАЭС.

В соответствие со ст. 2 ФЗ от 24.11.1995г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» порядок и условия признания гражданина устанавливаются Правительством РФ.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 13.08.1996г. № 965, действующим в период признания истца инвалидом (п. 21), Постановлению Правительства РФ от 20.02.2006г. № 95 (п. 14) среди причин инвалидности различались в том числе: трудовое увечье; профессиональное заболевание; военная травма; инвалидность, связанная с катастрофой на Чернобыльской АЭС, иные причины, установленные законодательством РФ.

Исходя из указанных нормативных актов, причины инвалидности определяются в зависимости от обстоятельств наступления инвалидности, предусмотренных законодательством РФ, от установленных причин инвалидности зависит уровень пенсионного обеспечения инвалида, выплата компенсаций и предоставления различных льгот.

В соответствии с Разъяснением Минтруда РФ от 15.04.2003г. № 1 «Об определении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы причин инвалидности», утвержденными постановлением Минтруда РФ от 15.04.2003г. № 17 в качестве причин инвалидности предусмотрены: «профессиональное заболевание» (инвалидность наступила вследствие острых и хронических профессиональных заболеваний – п. 5), «трудовое увечье» (инвалидность наступила вследствие повреждения здоровья, связанного с несчастным случаем на производстве — п. 6), «военная травма» (инвалидность наступила вследствие увечья или заболевания, полученных при защите Родины, или при исполнении иных обязанностей военной службы – п. 7), «заболевание, полученное при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей), связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС» (устанавливается указанным в п. 2 ч.1 ст.13 Закона № 1244-1 бывшим военнослужащим и гражданам, призванным на специальные сборы и привлеченным к выполнению работ, связанных с ликвидацией последствий чернобыльской катастрофы, на основании удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и заключения межведомственного экспертного совета о причинной связи заболеваний, приведших к инвалидности, с воздействием радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС – п. 12). При этом, в соответствии с п. 2 ст. 15 ФЗ от 15.12.2001г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» инвалидностью вследствие военной травмы считается также и инвалидность, наступившая в том числе, в связи с прохождением военной службы при исполнении иных обязанностей военной службы.

Анализ содержания вышеприведенных норм позволяет сделать вывод о том, что законодатель разграничил понятия «инвалидность, связанную с профессиональным заболеванием, трудовым увечьем» и «инвалидность, наступившую вследствие военной травмы».

Инвалидность вследствие военной травмы обязательно предполагает, что увечье либо заболевание, приведшее к инвалидности, получено при исполнении обязанностей военной службы.

Пунктом 2 ст. 29 Закона РФ от 15.05.1991г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» установлено, что граждане из числа военнослужащих и приравненных к ним лиц, направленные и командированные для работы по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС и при этом исполнявшие обязанности военной службы, ставшие инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы приравнены в назначении пенсии к гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы. Указанные положения закона действовали и при назначении истцу пенсии по инвалидности в 1998г.

В свою очередь на основании пп.1 п. 3 ст. 3 ФЗ от 15.12.2001г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы, предоставлено право на одновременное получение двух пенсий: по инвалидности (предусмотренную пп.1 п.2 ст. 15 данного ФЗ) и трудовой пенсии по старости.

Часть 2 статьи 29 Закона РФ от 15.05.1991г. № 1244-1, закрепляя условия пенсионного обеспечения инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, приравнивает их к инвалидам вследствие военной травмы и предоставляет им тем самым возможность пользоваться льготами в сфере пенсионного обеспечения, включая право на одновременное получение двух пенсий.

Следовательно, право на одновременное получение двух пенсий: по инвалидности и трудовой пенсии по старости обусловлено и вытекает из установленной причины инвалидности «вследствие военной травмы». Такое право на получение двух пенсий, как гражданину, ставшему инвалидом следствие военной травмы, реализовано истцом в 2008г., Управлением ему назначена пенсия в соответствии с пп.1 п. 3 ст. 3 ФЗ от 15.12.2001г. № 166-ФЗ и трудовая пенсия по старости согласно ФЗ от 17.12.2001г. № 173-ФЗ.

В настоящем иске истец просит включить в общий трудовой стаж для назначения трудовой пенсии период нахождения на инвалидности. Однако такой период подлежит включению в общий трудовой стаж только при указании причин инвалидности «увечье, связанное с производством или профзаболевание» (пп.4 п.4 ст. 30 ФЗ от 17.12.2001г № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», п. «а» ст. 92 Закона РФ от 20.11.1999г. № 340-1 «О государственном пенсионном обеспечении в РФ»). В данном же случае, причина инвалидности у истца иная, причислена к «военной травме», эта причина и определяет назначение двух пенсий, в том числе и трудовой пенсии по старости.

Применение судом пункта 1 статьи 29 Закона РФ от 15.05.1991г. № 1244-1 (в редакции Федерального закона от 24.11.1995 № 179-ФЗ, действующей в спорный период пребывания на инвалидности), в соответствии с которым гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 ч.1 ст. 13 настоящего Закона, гарантируются назначение пенсии по инвалидности, в том числе установленных до вступления настоящего Закона в силу, в соответствии с Законом РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, судебной коллегией признается необоснованным, по следующим основаниям.

Федеральным законом от 18.07.2006 № 112-ФЗ пункт 1 части первой данной статьи изложен в новой редакции, согласно которой назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на ЧАЭС гарантируется по желанию гражданина в соответствии с ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» или ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ». Действие этой редакции распространено на правоотношения, возникшие с 1 января 2002 года.

В соответствии с редакцией п. 1 ст. 29 Закона РФ от 15.05.1991г. № 1244-1 (до 01.01.2002г.) назначение пенсии по инвалидности указанным в законе лицам, как пенсии вследствие трудового увечья или профзаболевания, гарантировалась законодателем при ее назначении по нормам Закона РСФСР от 20.11.1990г. № 340-1 «О государственных пенсиях в РСФСР».

В данном случае истец претендует на одновременное получение двух пенсий по инвалидности и трудовой пенсии по старости, такое право по своему характеру является льготой для указанных в п. 2 ст. 29 Закона РФ от 15.05.1991г. № 1244-1 лиц. Это право на получение двух пенсий у истца, как у инвалида вследствие военной травмы, возникло после 01.01.2002г., что не оспаривалось сторонами при рассмотрении спора, следовательно, назначение пенсий по инвалидности и трудовой пенсии по старости должно производиться только на основании пункта 3 статьи 3 ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ», как пенсии по инвалидности вследствие военной травмы, предусмотренной пп. 1 п. 2 (с применением п.3 и п. 5) ст. 15 этого ФЗ и трудовой пенсии по старости, в соответствии с ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ». Указанная правовая позиция подтверждается также п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.12.2000г. № 35 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофа на ЧАЭС», в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.04.2005г. № 7.

Таким образом, назначение трудовой пенсии по старости, произведенное ответчиком в 2008г., на основании ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» и ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», исключает возможность зачета в общий трудовой стаж периода пребывания на инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы связи с аварией на ЧАЭС.

При таких обстоятельствах правовых оснований для включения периода пребывания на инвалидности в общий трудовой стаж не имеется, в связи с чем, решение суда не может быть признано законным, подлежит отмене.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела судом первой инстанции установлены, судебная коллегия находит возможным, отменяя решение суда, принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об отказе в удовлетворении исковых требований К., поскольку судом первой инстанции допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Октябрьского районного суда г.Ижевска от 30 июля 2009 года отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К. о возложении на Управление Пенсионного фонда РФ (Государственное учреждение) в городе Ижевска (межрайонное) Удмуртской Республики обязанности включить в общий трудовой стаж период его пребывания на инвалидности второй группы с 18 декабря 1998 года по 18 ноября 2003 года и произвести перерасчет трудовой пенсии по старости с 24 января 2008 года отказать.

Кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в городе Ижевска (межрайонное) Удмуртской Республики удовлетворить.

vs.udm.sudrf.ru

Дело: 33-1540/2015

Дата опубликования: 25 марта 2015 г.

Саратовский областной суд

Судья Шостак Р.Н. Дело № 33-1540

19 марта 2015 года город Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда

председательствующего судьи Гладченко А.Н.,

судей Пантелеева В.М., Бартенева Ю.И.,

при секретаре Цаплиной Е.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Азорновой Е.Р. к Государственному учреждению – Отделению Пенсионного фонда РФ по Саратовской области (далее –ОПФ), Государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда РФ в Ленинском районе г. Саратова (далее – УПФ) о признании права на назначение пенсии по инвалидности и возложении обязанности назначения данной пенсии, по апелляционной жалобе Азорновой Е.Р. на решение Ленинского районного суда г.Саратова от 14 января 2015 года, которым отказано Азорновой Е.Р. в удовлетворении вышеуказанных исковых требований.

Заслушав доклад судьи Пантелеева В.М., пояснения Азорновой Е.Р., поддержавшей доводы жалобы, объяснения представителя УПФ Королевой Т.А., представителя ОПФ Шапкиной Е.В., полагавших решение суда законным, исследовав материалы дела, судебная коллегия

Азорнова Е.Р. обратилась в суд с вышеуказанными исковыми требованиями, мотивируя тем, что 05.06.2012 г. на основании акта освидетельствования МСЭ она признана инвалидом группы на срок до 01.07.2013 г., с очередным освидетельствованием 20.05.2013 г. После оформления документов об инвалидности на второй день она обратилась в УПФ с заявлением о назначении пенсии по группе инвалидности, представив все необходимые документы, в том числе справку МСЭ от 05.06.2012 г. Однако пенсия по инвалидности не была назначена. После переосвидетельствования 01.07.2013 г. ей была подтверждена группа инвалидности и 02.07.2013 г. она повторно обратилась в УПФ с заявлением о назначении пенсии по инвалидности, после чего ей была назначена пенсия. С 01.07.2014 г. после переосвидетельствования группа инвалидности была изменена на группу, в связи с чем снижены пенсионные начисления. На письменные обращения к ответчикам поступили отказы в назначении пенсии за период с 06.06.02012 г. по 01.07.2013 г., в связи с несвоевременным обращением за назначением пенсии.

Просила признать неправомерными отказы ответчиков от 15.04.2014 г., от 15.05.2014 года о назначении трудовой пенсии по инвалидности за период с 06.06.2012 г. по 01.07.2013 г., возложить обязанность назначить трудовую пенсию по инвалидности за период с 06.06.2012 г. по 01.07.2013 г.

Суд, рассмотрев возникший спор, постановил указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Азорнова Е.Р. просит решение суда отменить, принять новое решение. В обоснование жалобы ссылается на те же обстоятельства, на которых основывала свои требования в суде первой инстанции. Полагает, что выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам дела и нормам материального права.

На доводы апелляционной жалобы УПФ принесены возражения, в которых оно просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции Азорнова Е.Р. поддержала доводы жалобы. Представитель УПФ Королева Т.А., представитель ОПФ Шапкина Е.В. полагали решение суда законным.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 17.12.2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (действовавшего в период возникновения спорных правоотношений до 01.01.2015 г., далее — Закон № 173-ФЗ) право на трудовую пенсию по инвалидности имеют граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы. Трудовая пенсия по инвалидности устанавливается независимо от причины инвалидности (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей статьи), продолжительности страхового стажа застрахованного лица, продолжения инвалидом трудовой деятельности, а также от того, наступила ли инвалидность в период работы, до поступления на работу или после прекращения работы.

Согласно ст. 19 вышеуказанного Закона трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4 и 4.1 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию. Днем обращения за трудовой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления и необходимых документов, представленных заявителем с учетом положений пункта 3 статьи 18 настоящего Федерального закона. В случае, если к заявлению приложены не все необходимые документы, обязанность по представлению которых возложена на заявителя, орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, дает лицу, обратившемуся за трудовой пенсией, разъяснение, какие документы он должен представить дополнительно. Если такие документы будут представлены не позднее чем через три месяца со дня получения соответствующего разъяснения, днем обращения за трудовой пенсией считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии.

В соответствии с п. 4 указанной статьи закона трудовая пенсия по инвалидности назначается ранее дня обращения за трудовой пенсией, определенного пунктом 2 настоящей статьи — со дня признания лица инвалидом, если обращение за указанной пенсией последовало не позднее чем через 12 месяцев с этого дня.

Согласно п. 6 Правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», утвержденных постановлением Минтруда РФ N 17, ПФ РФ N 19п от 27.02.2002 г., граждане подают заявление о назначении пенсии в территориальный орган Пенсионного Фонда РФ по месту жительства. В п. 15 указанных Правил определено, что пенсия назначается со дня обращения за ней, кроме случаев, указанных в статье 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и статье 23 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», но не ранее дня приобретения права на пенсию. Днем обращения за назначением пенсии считается день приема территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации заявления со всеми необходимыми документами. Дата приема заявления регистрируется в журнале регистрации заявлений и решений территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Азорнова Е.Р. являлась инвалидом группы на срок до 20.05.2013 г. на основании справки МСЭ-2011 № 1957802 от 05.06.2012 г. Из пенсионного дела Азорновой Е.Р. следует, что 06.06.2012 года она обратилась с заявлением о назначении ежемесячной денежной выплаты (далее – ЕДВ) и её доставке. По данному заявлению УПФ 07.06.2012 г. было принято решение о назначении ей ЕДВ с 06.06.2012 г.

02.07.2013 г. Азорнова Е.Р. обратилась в УПФ с заявлением о назначении пенсии по инвалидности с приложением документов: трудовой книжки, справки МСЭ, страхового свидетельства, паспорта. УПФ приняло решение о назначении пенсии по инвалидности Азорновой Е.Р. с 02.07.2013 г.

17.03.2014 г. истица обратилась с заявлением в ОПФ с просьбой выплатить ей пенсию по инвалидности за период с 06.06.2012 г. по 01.07.2013 г., указывая, что не знала о необходимости обращения с заявлением о назначении пенсии, и полагала, что достаточно представленных документов об инвалидности.

ОПФ в письме от 15.05.2014 г. разъяснило Азорновой Е.Р., что пенсия по инвалидности устанавливается по заявлению и назначена ей с 02.07.2013 г., то есть с момента обращения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истица 06.06.2012 года обращалась в УПФ с заявлением о назначении и доставке ЕДВ, других заявлений не подавала. Доказательств тому, что Азорнова Е.Р. обращалась с заявлением о назначении пенсии по инвалидности 05.06.2012 г. с приложением необходимых документов, в том числе трудовой книжки, суду не представлено. В соответствии с п. 4 ст. 19 Закона № 173-ФЗ пенсия по инвалидности может быть назначена ранее обращения — со дня признания лица инвалидом, если обращение за указанной пенсией последовало не позднее чем через 12 месяцев с этого дня, однако Азорнова Е.Р. обратилась в УПФ с заявлением 02.07.2013 г. — по истечении 12 месяцев со дня установления инвалидности, а потому пенсия по инвалидности не может быть назначена истице ранее срока обращения.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда и оценкой исследованных им доказательств, поскольку при разрешении спора суд правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к иной оценке доказательств и иному толкованию законодательства, аналогичны обстоятельствам, на которые ссылалась истица в обоснование своих требований, они были предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных обеими сторонами доказательств в их совокупности.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а потому оснований для отмены по существу правильного судебного постановления по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Ленинского районного суда г.Саратова от 14 января 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Азорновой Е.Р. — без удовлетворения.

ruscourt.info

Судебная практика по пенсиям по инвалидности

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Петрова С.А. Дело № 33-2211/2015

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Ульяновск 02 июня 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Мирясовой Н.Г.,

судей Герасимовой Е.Н., Фоминой В.А.,

при секретаре Штукатурове С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в Заволжском районе города Ульяновска Ульяновской области на решение Заволжского районного суда города Ульяновска от 18 марта 2015 года , по которому постановлено:

Исковые требования Гулый В*** к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в Заволжском районе города Ульяновска Ульяновской области о признании решения об отказе в установлении пенсии незаконным и назначении пенсии удовлетворить.

Решение Управления Пенсионного фонда РФ в Заволжском районе г.Ульяновска № *** от 30 января 2015 года об отказе в назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы (ЧАЭС) признать незаконным и назначить пенсию по инвалидности вследствие военной травмы (ЧАЭС) с 01 мая 2014 года.

Заслушав доклад судьи Герасимовой Е.Н., пояснения представителя Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в Заволжском районе города Ульяновска Ульяновской области Дубриковой А.Б., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, Гулый В., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Гулый В. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Заволжском районе г. Ульяновска Ульяновской области (далее – УПФ в Заволжском районе г. Ульяновска) о признании незаконным решения об отказе в установлении пенсии, назначении пенсии по инвалидности. В обоснование иска указал, что решением ответчика № *** от 30 января 2015 года, ему отказано в назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы, полученной при ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС с 01 мая 2014 года ввиду отсутствия удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Данный отказ считает незаконным, поскольку т ребование о предоставлении удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, которое в соответствии с действующим российским законодательством может быть получено лишь гражданами Российской Федерации, противоречит нормам международного права. Он имеет намерение получить гражданство России и постоянно проживать на территории российского государства, что подтверждается отказом от получения пенсии на территории Республики Казахстан, регистрацией по месту пребывания, приобретением и наличием собственного жилья в виде трехкомнатной квартиры по месту пребывания и регистрации и самим фактом обращения к ответчику за установлением пенсии. Просил признать незаконным решение УПФ в Заволжском районе г. Ульяновска №*** от 30 января 2015 года об отказе в назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы в связи с последствиями катастрофы на Чернобыльской АЭС и назначить пенсию с 01 мая 2014 года.

Рассмотрев по существу заявленные требования, суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе УПФ РФ в Заволжском районе г. Ульяновска не соглашается с решением суда, просит его отменить, как вынесенное с существенным нарушением норм материального и процессуального права. В обоснование жалобы указывает, что в Российской Федерации установлены единые правила оформления и выдачи удостоверения гражданам, указанным в п. 1, 2 ст. 13 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». По мнению автора жалобы, суд не определил всех обстоятельств, имеющих значение для дела. В частности, судом не исследовалась возможность получения истцом удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в органах социальной защиты населения с учетом всех имеющихся у него документов. Неполно исследовались судом порядок и условия оформления и выдачи удостоверения гражданам Российской Федерации, принимавшим участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, не исследовались обстоятельства обращения истца в компетентные органы с целью получения удостоверения и возможность его получения в Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в период с 30 сентября по 29 декабря 1986 года Гулый В. был призван на военные сборы, где исполнял обязанности военной службы по ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС в 30-километровой зоне.

Согласно справке об инвалидности от 27 мая 2009 года Отдела медико-социальной экспертизы № *** Департамента Министерства труда и социальной защиты населения Республики Казахстан по Акмолинской области, Гулый В. является инвалидом *** группы, бессрочно, причина инвалидности – увечье, полученное при исполнении обязанностей военной службы в связи с аварией на Чернобыльской АЭС.

Истец являлся получателем пособия по инвалидности (в связи с увечьем, полученным при ликвидации последствий Чернобыльской АЭС) и спецгособеспечения в Республике Казахстан с 01 апреля 1999 года по 31 августа 2013 года.

Согласно справке следователя УВД г. Кокшетау Республики Казахстан 08 марта 1998 года в отношении Гулый В. было совершено преступление, в ходе которого неизвестные лица завладели принадлежащей истцу автомашиной, а также документами на его имя, в том числе свидетельством участника Чернобыльской катастрофы.

С 07 ноября 2014 года истец имеет вид на жительство иностранного гражданина на территории Российской Федерации сроком до 07 ноября 2019 года. С указанной даты (07 ноября 20414 года) Гулый В. зарегистрирован по адресу: г. Ульяновск, проспект Л***

24 ноября 2014 года Гулый В., 1964 года рождения, гражданин Р***, постоянно проживающий на территории Российской Федерации, обратился в УПФ РФ в Заволжском районе г. Ульяновска с заявлением о назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы согласно ст. 8, 15 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и ст. 29 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» с 01 мая 2014 года.

Решением УПФ РФ в Заволжском районе г. Ульяновска от 30 января 2015 года №*** в назначении указанного вида пенсии истцу было отказано со ссылкой на отсутствие правоустанавливающего документа – удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обосновано не усмотрел предусмотренных законом оснований для отказа в иске.

Вывод суда мотивирован, соответствует фактическим обстоятельствам дела, основан на нормах действующего законодательства, оснований считать его неправильным не имеется.

В силу ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» право на пенсию в соответствии с настоящим Федеральным законом имеют наряду с гражданами Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, — на тех же основаниях, что и граждане Российской Федерации, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом или международными договорами Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 8 указанного Федерального закона пенсия по инвалидности назначается военнослужащим, ставшим инвалидами в период прохождения ими военной службы по призыву в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин или не позднее трех месяцев после увольнения с военной службы либо в случае наступления инвалидности позднее этого срока, но вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, которые получены в период прохождения военной службы.

По ряду вопросов пенсионного обеспечения граждан и лиц без гражданства Российской Федерацией заключено международное Соглашение о гарантиях прав граждан государств — участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 года (далее Соглашение 1992 года).

Указанным Соглашением его участники признали, что при переселении пенсионера в пределах государств — участников Соглашения выплата пенсии по прежнему месту жительства прекращается, если пенсия того же вида предусмотрена законодательством государства по новому месту жительства пенсионера (часть первая статьи 7) .

Порядок пенсионного обеспечения граждан, прибывших в Российскую Федерацию из государств — участников Соглашения 1992 года, разъяснен Письмо м Минсоцзащиты Российской Федерации.

Согласно абз. 6 п. 1 Письма Минсоцзащиты Российской Федерации от 31 января 1994 года № 1-369-18 при переселении гражданина, получавшего пенсию в одном из государств — участников Соглашения от 13 марта 1992 года, пенсия назначается с месяца, следующего за месяцем прекращения выплаты пенсии по прежнему месту жительства, но не более чем за 6 месяцев до месяца регистрации по месту жительства на территории России в установленном порядке или признания в установленном порядке беженцем либо вынужденным переселенцем.

В настоящее время указанное Письмо как нормативный правовой акт Российской Федерации подлежит применению в системе действующего законодательства, с учетом положений ст. 2 Федерального закона № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», в силу которой иностранный гражданин признается переселившимся из государства — участника Соглашения со дня приобретения им права на постоянное проживание в Российской Федерации, то есть со дня получения вида на жительство.

По смыслу ст. 7 Соглашения 1992 года, которое заключено в целях сохранения пенсионных прав граждан, приобретенных за период вхождения государств — участников в СССР, и Письма Минсоцзащиты Российской Федерации, в случае переезда пенсионеров в пределах государств, подписавших Соглашение , на период переезда и документирования в государстве прибытия переселяющимся должен обеспечиваться определенный уровень социальных выплат.

Тем самым, основанием для отказа в иске и, соответственно, в назначении пенсии не может служить отсутствие в настоящее время у истца удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, полученного в порядке, установленном действующим законодательством для граждан Российской Федерации.

В силу абз. 6 пункта 1 Письма, если пенсия не получена от государства, назначившего пенсию, переселившийся из стран СНГ пенсионер вправе претендовать на ее получение от государства прибытия, но не более чем за 6 месяцев до месяца, в котором им получен вид на жительство.

С учетом того, что вид на жительство Гулый В. получил 07 ноября 2014 года, суд первой инстанции обоснованно назначил истцу пенсию с 01 мая 2014 года.

Обстоятельства дела исследованы с достаточной полнотой, материальный и процессуальный закон применен судом правильно.

В силу изложенного решение суда является законным и обоснованным, отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Заволжского районного суда города Ульяновска от 18 марта 2015 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в Заволжском районе города Ульяновска Ульяновской области – без удовлетворения.

uloblsud.ru

Это интересно:

  • Приказ гтк россии от Приказ ГТК РФ от 12 сентября 2001 г. N 892 "Об утверждении Положения о таможенном оформлении и таможенном контроле судов, используемых в целях торгового мореплавания, а также товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской […]
  • Приказ 20 по рхбз Приказ мо рф 20 от 2003 года рхбз и сталкер тень чернобыля мод ogs evolution торрент . если полк задолжал поставщикам аж за три года и вопрос . 20. Масло . Приказ МО РФ №400 Эмблемы Министерства обороны РФ и Вооруженных Сил . Войска […]
  • Приказ 964 от 29122007 Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 964 "Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации, а также крупного размера […]
  • Закон об капитальных вложениях Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ"Об […]
  • Федеральный закон от 12 января 1996 года n 8-фз Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ"О погребении и похоронном деле" С изменениями и дополнениями от: 28 июня 1997 […]
  • Земельный налог в москве закон Закон г. Москвы от 24 ноября 2004 г. N 74 "О земельном налоге" (с изменениями и дополнениями) Закон г. Москвы от 24 ноября 2004 г. N 74"О земельном налоге" С изменениями и дополнениями от: 1 июня 2005 г., 10 октября 2007 г., 16 июля, […]