Практика по спорам о защите интеллектуальных прав: тенденции 2015 года

Подходящий к концу 2015 год ознаменовался рядом нововведений в сфере интеллектуальной собственности – так, например, с 1 января вступили в силу положения ГК РФ, расширившие возможности безвозмездного использования произведений в том числе за счет так называемых «свободных» лицензий. Кроме того, с 1 мая заработали очередные «антипиратские» нормы, несколько изменившие порядок досудебного урегулирования споров между правообладателями и владельцами сайтов, позволившие бессрочно заблокировать сайт-нарушитель, а также расширившие перечень защищаемых объектов авторских прав.

Не остались в стороне и суды, которые рассмотрели в текущем году немало споров, связанных с защитой нарушенных интеллектуальных прав. Рассмотрим наиболее существенные позиции, наработанные практикой.

Практика по защите интеллектуальных прав в сфере IT

Вопросы защиты правообладателей, связанные с развитием современных информационных технологий, по наблюдению юристов, занимают в судебной практике все более значимое место. При этом руководитель практики интеллектуальной собственности Юридической фирмы «Клифф» Роман Баханец отмечает, что защита нарушенных интеллектуальных прав в IT-сфере делится на два основных блока: регулирование авторских и смежных прав в Интернете и доменные споры.

Вне зависимости от категории спора нарушение интересов правообладателя нужно доказать, и в этом плане 2015 год запомнился полезной для правообладателей тенденцией. В качестве подобного доказательства, подчеркивает Роман Баханец, суды стали принимать акты мониторинга Роскомнадзором сайтов-нарушителей (решение Московского городского суда от 24 марта 2015 г. № 3-92/15, решение Московского городского суда от 13 августа 2015 г. № 3-406/15). Такие акты ведомство составляет после того, как правообладатель уже добился решения суда о наложении предварительных обеспечительных мер в отношении сайта-нарушителя (ст. 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Кроме того, текущий год дал правообладателям ориентиры в плане того, к кому именно следует обращаться с требованием о взыскании компенсации. Как показывает практика, нередко такие требования предъявляются к владельцам сайта или провайдерам хостинга, а не непосредственно к нарушителям (пользователям сайтов, незаконно размещающим в сети спорный контент), поскольку идентифицировать последних обычно нелегко. Но суды не допускают переложения на них ответственности с пользователя сайта.

Информационный посредник – лицо, осуществляющее передачу материала в Интернет или предоставляющее возможность размещения материала (либо информации, необходимой для его получения) или доступа к нему в сети (п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ).

Провайдер хостинга – лицо, которое оказывает услуги по размещению информации или сайта на сервере, постоянно подключенном к Интернету.

По мнению Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), владелец сайта не может нести ответственность за наполнение иными лицами находящегося в открытом доступе сайта, поскольку в данном случае при соблюдении всех предъявляемых к нему требований признается только информационным посредником (Постановление СИП от 22 июня 2015 г. № С01-524/2015 по делу № А40-66554/2014).

Напомним, информационный посредник (например, провайдер хостинга) не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав при размещении контента, если он не знал и не должен был знать о том, что использование материала является неправомерным, и если в случае получения письменного заявления правообладателя о выявленном нарушении своевременно принял необходимые и достаточные меры для его прекращения (п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ). По рекомендации СИП суды при рассмотрении дел о нарушении интеллектуальных прав провайдерами хостинга должны учитывать также следующие обстоятельства:

  • получал ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с незаконным использованием исключительных прав других субъектов;
  • установлены ли ограничения объема размещаемой информации и ее доступности для неопределенного круга пользователей;
  • позволяют ли системы логирования активности пользователей установить конкретных пользователей, осуществивших противоправное размещение контента;
  • оперативно ли были приняты решения на основании жалоб третьих лиц;
  • прописаны ли в пользовательском соглашении обязанность пользователя соблюдать закон при размещении контента и безусловное право провайдера удалить незаконно размещенный контент;
  • есть ли у провайдера специальные эффективные программы, позволяющие предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения;
  • действует ли на сайте специальная служба поддержки, которая принимает и обрабатывает претензии от третьих лиц в отношении пользовательского контента;
  • установлены ли провайдером специальные административные программы, позволяющие предотвратить загрузку контента, полностью идентичного удаленному по жалобе правообладателя;
  • предоставляет ли пользовательское соглашение провайдеру безусловное право удалить или заблокировать пользователя, размещающего противоправный контент и др. (Постановление СИП от 28 января 2015 г. № С01-1286/2014 по делу № А40-169281/2013, Постановление СИП от 24 апреля 2015 г. № С01-251/2015 по делу № А40-150342/2013).

Свое развитие приобрела в текущем году и защита судами добросовестных владельцев доменных имен путем борьбы с так называемыми «обратными захватами». Под ними понимается регистрация товарного знака, аналогичного уже «раскрученному» доменному имени, и подача иска против администратора доменного имени о нарушении прав на товарный знак с целью получения этого доменного имени в судебном порядке. Такой иск, подчеркнул СИП, может быть удовлетворен только при одновременном наличии следующих фактов:

  • спорное доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком истца, если при этом права на это доменное имя возникли у ответчика после регистрации прав истца на соответствующее средство индивидуализации;
  • у администратора доменного имени (ответчика) нет прав и законных интересов в отношении спорного доменного имени (к примеру, сайт с конкретным именем не задействован в осуществлении предпринимательской деятельности);
  • зарегистрированное спорное доменное имя используется администратором (ответчиком) недобросовестно, то есть с нарушением честных обычаев конкуренции в промышленных и торговых делах (Постановление СИП от 4 февраля 2015 г. № С01-1418/2014 по делу № А40-58425/2014, Постановление СИП от 5 марта 2015 г. № С01-57/2015 по делу № А53-3070/2014, Постановление СИП от 28 июля 2015 г. № С01-528/2015 по делу № А40-105018/2014).

Таким образом, если право на доменное имя возникло у ответчика до регистрации товарного знака, и он использует свои права на него добросовестно, домен владельцу товарного знака присужден не будет.

Несмотря на то, что за нынешний год судебная практика по защите интеллектуальных прав в сфере IT существенно прогрессировала, юристы считают, что есть еще ряд пробелов, которые должны быть в ближайшее время устранены.

Роман Баханец, руководитель практики интеллектуальной собственности Юридической фирмы «Клифф»:

«Остаются открытыми два вопроса, которые необходимо разрешить законодателю или разъяснить ВС РФ. Во-первых, в связи с тем, что суды стали все чаще принимать в качестве доказательств распечатки не заверенных нотариусом скриншотов страниц сайтов, нужно решить, насколько правомочно доказывать нарушение авторских и смежных прав при помощи таких распечаток [Кстати, в арбитражной практике уже давно встречаются дела, в рамках которых суды допускали такие доказательства (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 февраля 2010 г. № КГ-А40/630-10). – Ред.]. Во-вторых, следует определить место доменного имени в иерархии объектов интеллектуальной собственности (на данный момент оно таковым не является)».

Практика по защите авторских и смежных прав на персонажей произведения и фонограммы

ВС РФ в уходящем году сформировал важную позицию относительно незаконного использования нескольких персонажей одного произведения. При рассмотрении дел такого рода Суд рекомендует установить наличие признаков, которые позволяют считать каждого из действующих героев произведения самостоятельным результатом творческого труда (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013). Если такие признаки имеются – к примеру, персонажа можно использовать отдельно от произведения путем производства товаров с его изображением – суды, по мнению ВС РФ, должны признать право истца на взыскание компенсации за каждого персонажа произведения, а не за само произведение в целом.

Еще один интересный вывод СИП, сделанный им в уходящем году, касался совместного исполнения и изготовления фонограмм. Суд указал, что это не влечет за собой возникновение субъективного права на такое произведение у каждого исполнителя или изготовителя фонограммы. Напротив, у них возникает единое исключительное право на объект смежных прав (Постановление СИП от 20 января 2015 г. № С01-1295/2014 по делу № А40-213/2014, Постановление СИП от 27 февраля 2015 г. № С01-167/2013 по делу № А40-116203/2012). Иными словами, нарушение этого исключительного права следует рассматривать как один случай нарушения, а не несколько. Соответственно, не допускается и увеличение размера компенсации на том основании, что права авторов были нарушены неоднократно.

Отдельно стоит упомянуть о позиции ВС РФ, согласно которой собственники бизнеса не вправе развлекать своих клиентов с помощью радио при отсутствии лицензионного договора с правообладателем той или иной песни, попавшей в эфир (Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом ВС РФ 23 сентября 2015 г.). Этот вывод суда распространяется на владельцев всех объектов торговли и услуг – от торговых центров и салонов красоты до ресторанов и автозаправок.

Практика по защите прав на товарный знак

В 2015 году суды конкретизировали признаки добросовестности и злоупотребления правами в отношении средств индивидуализации.

Недобросовестным, к примеру, признается поведение владельца товарного знака, который не использует его сам (например, не производит и не вводит в оборот соответствующие товары) и запрещает делать это третьим лицам. Такие действия не подлежат судебной защите (Определение ВС РФ от 23 июля 2015 г. № 310-ЭС15-2555 по делу № А08-8802/2013). Как пояснил Суд, у истца, не приложившего усилий для использования принадлежащего ему обозначения, отсутствует нарушенное право. В связи с этим попытка получить в суде защиту данного средства индивидуализации является злоупотреблением. Этот вывод распространяется даже на те случаи, когда товарные знаки истца и ответчика тождественны или сходны между собой до степени смешения.

В своем Определении ВС РФ также уточнил, что при определении добросовестности правообладателя судам помимо установления факта использования товарного знака следует также учитывать:

  • цель регистрации товарного знака;
  • реальное намерение правообладателя его использовать;
  • причины его неиспользования.

Еще один немаловажный вывод СИП сделал в отношении учета количества единиц контрафактного товара в том случае, когда истцом заявлено требование о взыскании с ответчика компенсации в твердом размере (подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ). Суд указал, что даже одной единицы товара, маркированного чужим товарным знаком достаточно для того, чтобы считать факт нарушения доказанным. При этом если истец требует взыскать компенсацию в твердом размере, действия продавца контрафактного товара следует квалифицировать как совершение одного правонарушения вне зависимости от количества единиц товара. Однако количество единиц товара может свидетельствовать об объеме правонарушения и подлежит учету судом при определении конкретного размера компенсации (Постановление СИП от 16 февраля 2015 г. № С01-1441/2014 по делу № А32-3419/2014).

Очевидно, что развитие законодательства в сфере интеллектуальной собственности находит отражение в позиции судов, которые не только применяют действующие нормы на практике, но и создают прецеденты в части, не урегулированной законом напрямую. Подход законодателя и судей дает все основания полагать, что развитие правоприменения в сфере защиты интеллектуальных прав продолжится и в грядущем году.

www.garant.ru

Судебная практика по праву интеллектуальной собственности: практика по товарным знакам, практика по авторскому праву, практика по доменным спорам, практика по договору франчайзинга

Данный раздел посвящен интересным случаям из практики специалистов нашей компании. Раздел постоянно обновляется

В настоящей рубрике собраны решения по искам правообладателей программ ЭВМ, баз данных, сайтов. Исковые требования в настоящей области довольно многообразны, как и решения принятые по ним. Так требования касаются запрета внедоговорного использования программ ЭВм и баз данных, копирования дизайна сайта, компенсация за незаконную передачу исходного кода третьим лицам.

В данной рубрике собраны решения по нарушению исключительных прав на фотографические произведения. В последнее время наметилась тенденция судебных споров между фотографами и лицами, которые используют их фотографии с нарушением их авторских прав. В настоящем разделе будут постоянно обновляться решения по данной тематике.

В настоящей рубрике собраны решения по искам правообладателей товарных знаков. Суть исковых требований- запретить использовать в доменных именах обозначение, сходное до степени смешения с их товарным знаком правообладателя.

Список объектов интеллектуальной собственности может пополниться – Гос. Дума в первом чтении приняла законопроект о внесении географических указаний (наименование места происхождения товара).

Роспатент зарегистрировал товарный знак Telegram на владельца мессенджера компанию Telegram Messenger LLP со второй попытки заявителя.

Пока знаменитая киностудия Союзмультфильм временно приостанавливала свою работу, герои знаменитых мультфильмов студии были зарегистрированы предприимчивыми лицами в качестве товарных знаков. Сейчас киностудия Союзмультфильм, возобновив свою деятельность, решила вернуть себе своих героев, что породило ряд судебных процессов по оспариванию регистрации товарных знаков. Не так давно знаменитого Винни Пуха, того самого коричневого, дерзкого косолапого мишку- героя советских мультфильмов про Винни Пуха, компания, не имеющая отношения к киностудии Союзмультфильм, хотела сделать частью изобразительного товарного знака,

intelaspekt.ru

Топ-10 самых интересных споров по интеллектуальной собственности за полгода

За прошедшие полгода в сфере интеллектуальной собственности рассмотрено больше тысячи споров, некоторые из которых содержат важные выводы. Например, Верховный суд сформировал новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, в том числе фотографий, охраняемых авторским правом. Суд по интеллектуальным правам выработал критерии для определения оборудования, подлежащего «налогу на болванки», а также рассказал, чем музыка на церемонии отличается от музыки на концерте. Из множества кейсов «Право.ru» выбрал 10 самых интересных.

Илья Варламов vs. «Архи.ру»

Известный блогер Илья Варламов подал иск к обществу «Архи.ру», которое использовало 22 его фотографии на своем веб-сайте www.archi.ru. Несмотря на то, что ответчик на размещенных фотографиях указал имя автора и ссылку на его блог, истец полагал, что этого недостаточно – нужно было спросить разрешения. Варламов считал свои права нарушенными и требовал компенсации.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку на фотографиях было указано имя автора и его страница в сети, фотографии взяты из открытых источников, а объем цитирования небольшой. Апелляция отменила решение суда первой инстанции, отмечая, что имело место не цитирование фотографий, а их использование в целях иллюстрирования информационных материалов. При этом суд пришел к выводу о том, что спорный случай не относится к такому виду свободного использования произведений, как иллюстрирование изданий, радио- и телепередач, звуко- и видеозаписей учебного характера. Кассация оставила постановление без изменений.

Верховный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он пришел к выводу, что утверждение о возможности цитировать только литературные произведения не соответствуют положениям подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК.

Любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами, в том числе фотографии, могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения в целях цитирования.

При этом ВС особо подчеркнул некоммерческий характер произведений, что исключает их незаконное использование (№ 305-ЭС16-18302). «При разрешении указанного дела судами был сформирован новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, охраняемых авторским правом, в том числе фотографий», – подытожила партнер, глава Практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий Hogan Lovells Наталья Гуляева (см. «Как это работает: бесплатное использование фото из интернета»).

Ассоциация компаний интернет-торговли vs. ООО «Блэк Фрайдей»

ООО «Блэк Фрайдэй» зарегистрировало исключительное право на товарный знак «Black Friday». Ассоциация компаний интернет-торговли подала в ФАС заявление о нарушении обществом антимонопольного законодательства, поскольку указанный товарный знак у широкого круга потребителей ассоциируется с понятием сезонной распродажи. ФАС решила: «Black Friday» никогда не было связано с предоставлением услуг конкретным хозяйствующим субъектом, а значит, позволяет хозяйствующему субъекту-правообладателю получать необоснованные преимущества перед конкурентами, оказывающими такого же рода услуги. В связи с этим ФАС признала действия общества недобросовестной конкуренцией.

Незаконно использовать товарный знак, который у широкого круга потребителей ассоциируется с каким-нибудь понятием (например, с сезонной распродажей).

«Особенностью этого дела является то, что обозначение «Black Friday» использовалось до его регистрации в качестве товарного знака несколькими хозяйствующими субъектами не как средство индивидуализации конкретного товара, а как обозначение особых условий продажи товара. По сути, ФАС пришла к выводу о том, что обозначение «Black Friday» стало восприниматься потребителем как синоним слова «скидка». Последствием такого решения может стать признание недействительной регистрации товарного знака на имя ООО «Блэк Фрайдэй», – объяснил советник ЮФ «ЮСТ», к. ю. н., член экспертных советов при ФАС Дмитрий Серёгин. «В то же время Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что решение Роспатента о предоставлении ООО «Блэк Фрайдэй» исключительных прав на товарный знак «Black Friday» является законным и обоснованным (№ СИП-70/2017)», – заметила руководитель Практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры» Екатерина Смирнова..

«Узловский молочный комбинат» vs. Роспатент

«Узловский молочный комбинат» оспаривал решение Роспатента об отказе в регистрации словесного обозначения «МАРГАРИН ТВОРОЖНЫЙ» в качестве товарного знака. СИП пришел к выводу, что заявленное обозначение включает название определенного вида товара – «творожный», что применительно к товарам «маргарин; жиры пищевые», является ложным указанием на несуществующую характеристику. Поэтому СИП отказал истцу (№ СИП-773/2016).

Индивидуализация одного товара указанием на вид и свойства другого товара не может быть признана фантазийной, а использование в качестве товарного знака названия несуществующего продукта питания недопустимо.

Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» vs. Роспатент

Роспатент отказался предоставлять правовую охрану товарному знаку «ВОЛЬСКАЯ КОРОВКА», сходному до степени смешения со словесным обозначением «КОРОВКА». «Красный Октябрь», которому принадлежит этот товарный знак, принялся оспаривать решение в суде. СИП сделал вывод: значимость элемента в словесном обозначении устанавливается исходя из логического ударения, которое в указанном случае падает именно на слово «КОРОВКА». Товарные знаки производят общее зрительное впечатление, поскольку имеют идентичные элементы, определяющие первое зрительное впечатление. СИП посчитал, что высока вероятность введения потребителей в заблуждение – они могут решить, что сравниваемые товары принадлежат одному производителю (№ СИП-676/2016).

Смешение в глазах потребителей товарных знаков устанавливается исходя из значимости элемента в словесном обозначении, которое определяется силой логического ударения на определенное слово.

ООО «ШАТО-АРНО» vs. ООО «Фирма ВАСТОМ»

ООО «ШАТО-АРНО» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Фирма ВАСТОМ» о запрете использования обозначения «АРАГАЦ» для индивидуализации товаров «аперитивы, бренди, напитки алкогольные, напитки спиртовые, напитки, получаемые перегонкой» и взыскании 10 440 600 руб. компенсации за нарушение исключительного права на указанный товарный знак. Суд первой инстанции, апелляция и кассация удовлетворили исковые требования частично – запретили обществу использовать обозначение «АРАГАЦ» и взыскали 100 000 руб. компенсации.

ВС отменил все предыдущие акты и отправил дело на новое рассмотрение (№ 305-ЭС16-13233).

Суд может взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в отношении юридических лиц. Указанный подход может применяться и к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, и к двукратному размеру стоимости права использования товарного знака.

Таким образом, ВС закрепил возможность применения позиции, изложенной в Постановлении КС от 13.12.2016 № 28-П – о возможности в отношении физических лиц и ИП взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже установленного законом минимального предела.

«При этом в определении ВС есть оговорка, что суд по своей инициативе не вправе уменьшать компенсацию ниже минимального предела, установленного законом. Сторона, заявившая о наличии оснований для уменьшения взыскиваемой компенсации, обязана доказать необходимость этой меры», – добавила старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Ирина Косовская. Она считает, что указанное определение существенным образом повлияет на ранее сложившуюся правоприменительную практику. «Такой подход ведет к поощрению распространения контрафактной продукции, причем пострадают как крупные правообладатели, так и небольшие компании. Тезис определения о том, что указанное снижение компенсации допускается только при заявлении об этом ответчиком, представляется декоративным», – отметил руководитель группы практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Юрий Яхин.

Мари Бризар Вайн энд Спиритс vs. ООО «Бельведер Русь» и др.

Компания «Бельведер» из Франции (впоследствии истцом стал «Мари Бризар Вайн энд Спиритс») обратилась в суд с иском к ООО «Бельведер Русь», ООО «СпецЮрТорг» и ООО «ЮД Трейдинг» о признании недействительными договоров об отчуждении исключительных прав на товарные знаки и их госрегистрации. Предметом договоров являлись 9 товарных знаков, в числе которых такие мировые бренды водки, как «Юрий Долгорукий», «Иван Калита», «Чайковский» и «Окно в Европу». Компания «Бельведер» настаивала: согласно п. 2 ст. 1488 ГК, отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Дело прошло несколько кругов и в итоге дошло до ВС, который удовлетворил требования истца (№ 305-ЭС15-4129).

Идентичные или сходные до степени смешения товарные знаки имеют экстерриториальный характер и не могут принадлежать в разных странах разным правообладателям.

«Определение ВС должно положительно отразиться на российском бизнесе, т. к. позволит эффективнее защищать интеллектуальную собственность», – считает старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина.

Издательство «Пан пресс» vs. ООО «Акцепт» и ООО «Продюсерский центр «АН-фильм»

Истец полагал, что показ в фильме «Солдаты. Снова в строю» издания книги Л. Н. Толстого «Анна Каренина» является нарушением исключительных прав на дизайн. СИП его в этом поддержал, несмотря на то, что запрета на съемку и показ предметов материального мира, в том числе созданных творческим трудом, нет (№ С 01-39/2017).

Использование объекта, внешнее оформление которого составляет произведение дизайна и формирует сюжет сцены, может быть признано в определенных случаях нарушением исключительного права на дизайн – если внимание зрителя акцентировано на произведении, а не на объекте материального мира как таковом.

«Таким образом, если в кинофильме демонстрируется издание книги в качестве «сюжетообразующего объекта», то ее показ без разрешения правообладателя может быть нарушением исключительных прав на дизайн», – пояснила Смирнова.

Российское авторское общество vs. Администрация г. Сочи

РАО обратилось в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения, которые исполнялись на концерте «Мой Сочи, мы тебе поем!». Этот концерт был организован администрацией г. Сочи на День города. На концерте выступали хоры, вокальные коллективы и ансамбли из Сочи, которые пели песни, входящие в репертуар РАО («Я живу в России» Загуменниковой Н. Д., Цветкова В. Н.; «Ой, цветет калина» Исаковского М. В., Дунаевского И. И.; «Старый рояль» Иванова Д. Г., Минкова М. А.; «Широка страна моя родная» Лебедева-Кумача В. И., Дунаевского И. И., и другие).

Администрация настаивала, что это была официальная церемония, а значит, на ней могли использоваться музыкальные произведения без уплаты вознаграждения авторам. Понятие концерта отличается от понятия официальной церемонии. Концерт – музыкально-зрелищное увеселительное мероприятие. Церемония – торжественное выполнение обряда по установленным правилам от имени государства, субъекта федерации или органов местного самоуправления.

В споре между РАО и администрацией г. Сочи СИП пришел к выводу, что концерт, организованный в Сочи, не был официальной церемонией.

На церемонии песня не является основным объектом восприятия, а играется лишь фоном. Во время концерта, наоборот, музыкальные произведения имеют основное значение. Поэтому при исполнении песни на концерте ее авторам выплачивается вознаграждение, а при исполнении на церемонии – нет.

Таким образом, СИП присудил выплатить РАО 180 000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения (№ С 01-1207/2016).

ООО «Российский Союз Правообладателей» vs. ООО «Делл»

Российский Союз Правообладателей обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Делл» о взыскании авторского сбора. Авторский сбор (так называемый «налог на болванки») – это компенсация в пользу правообладателей при использовании их произведений в личных целях (ст. 1245 ГК). В «Делл» отказались от уплаты этого сбора, ссылаясь на то, что ввозимые им системы хранения данных, серверы и рабочие станции используются исключительно юридическими лицами и относятся к профессиональному оборудованию. «При этом судами не были выработаны четкие юридические критерии для разграничения профессионального и непрофессионального оборудования», – поясняет Гуляева. Но СИП исправил ситуацию.

Суд выделил следующие критерии отнесения оборудования к профессиональному: возникновение у пользователей потребности в получении специальных навыков для работы с оборудованием; ценовая политика, не позволяющая рядовым потребителям использовать оборудование в личных целях; рынок сбыта и порядок сервисного обслуживания профессионального оборудования.

Исходя из этих критериев, СИП установил, что импортируемое «Делл» оборудование может быть использовано рядовым потребителем, и взыскал в пользу ООО «Российский Союз Правообладателей» 62 294 880 руб. авторского сбора (№ С 01-809/2016).

Смоленская таможня vs. ООО «Тризолен-Полимер»

ООО «Тризолен-Полимер» ввезло в Россию произведенный на территории Германии товар с обозначением «TRISOLEN», права на который зарегистрированы в России за третьим лицом. В Германии товарный знак «TRISOLEN» принадлежит немецкой «LEUNA EUROKKOMERZ Gmbh».

Смоленская таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров»).

Суды двух инстанций удовлетворили требование таможни и оштрафовали «Тризолен-Полимер» на 50 000 руб., а товар изъяли, конфисковали и уничтожили. СИП с ними не согласился (№ А43-10065/2016).

Поскольку обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака в стране происхождения товара, нанесено самим обладателем права на такой товарный знак, воспроизведение товарного знака законно. Если правообладателем тождественного или сходного до степени смешения товарного знака в России является иное лицо, этот товар не может быть признан контрафактным.

pravo.ru

2 апреля 2015 Обзор недавних судебных дел и инициатив ФАС России по вопросам интеллектуальной собственности и рекламы

Елена Трусова, Партнер, Практика по разрешению споров, интеллектуальная собственность
Яна Пылаева , Старший юрист

Ibusiness

В настоящем выпуске мы постарались собрать наиболее интересные дела, посвященные различным аспектам охраны и защиты интеллектуальной собственности, а также рекламе, которые, на наш взгляд, могут оказать серьезное влияние на развитие правоприменительной практики в ближайшее время.

Надеемся, что данный обзор будет вам полезен и интересен.

1. Суды отказываются признавать телеформат в качестве охраняемого объекта авторского права

Испанской компании Гестмьюзик Эндемол С.А. не удалось убедить российские суды в нарушении Первым каналом при создании проекта «Точь в точь» исключительных прав на формат оригинального телевизионного шоу «Your Face Sounds Familiar».

Европейский производитель телеформата «Your Face Sounds Familiar» настаивал на незаконном использовании Первым каналом такого объекта как зафиксированный в Производственной библии формат программы, включающий перечисление основных элементов передачи, технологию ее производства, принципы кастинга, технического оснащения и иные технические вопросы.

В результате анализа текста Производственной библии судами было установлено, что она представляет собой литературное произведение, содержащее описание программы и включающее в себя как охраняемые (фотографии, логотип, схема), так и неохраняемые элементы (концепции, идеи, принципы, методы, способы).

Тем не менее, несмотря на доводы истца со ссылками на нормы международного права (ст. 10 bis Парижской конвенции, ст. 5 Бернской конвенции), суды обеих инстанций отказались признать факт нарушения, указав на то, что:

1) форма выражения содержания (описание) охраняется авторским правом, в то же время сама модель

построения, концепция, организационное решение, идеи и последовательность действий авторским правом не охраняется;

2) практическое применение положений, составляющих содержание произведения, в том числе положений, предоставляющих собой техническое, экономическое, организационное или иное решение, не является использованием произведения, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (например, практическая реализация архитектурного проекта).

Примечательно, что Первый канал в 2013 году заключил с Гестмьюзик Эндемол С.А. лицензионное соглашение об использование телеформата «Your Face Sounds Familiar» для производства и показа телепередачи «Один в один», а в 2014 году в связи с тем, что сторонами не было достигнуто соглашение о продлении действия договора на новый сезон, начал производство аналогичного шоу «Точь в Точь» без оформления отношений с правообладателем оригинального формата.

Рассматриваемое дело является по сути прецедентным. Если ранее российские телекомпании в целом придерживались принципа соблюдения прав авторов оригинальной телепрограммы при производстве аналогов западных шоу и телесериалов и заключали лицензионные договоры с правообладателями, то, опираясь на решения российских судов в деле Эндемол, участники ТВ-рынка могут сделать вывод об отсутствии какой-либо ответственности при копировании концепций оригинальных программ и, следовательно, отказаться от лицензионной модели.

Таким образом, отсутствие в российском авторском праве норм, позволяющих защитить концепцию телепрограммы при создании ее аналогов, приведет, с одной стороны, к снижению уровня доверия к медиа-рынку в России, а также качества российского ТВ-контента, а, с другой стороны, к тому, что производители оригинальных телешоу будут вынуждены подходить к доказыванию своих интересов комплексно и задействовать весь арсенал правовых средств защиты творческих результатов, а не только нормы авторского права

2. Компенсация за неправомерное использование товарного знака

Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что в случае незаконного использования товарного знака на сайте в сети интернет, компенсация за неправомерное использование товарного знака должна определяться за допущенное правонарушение в целом, а не исходя из количества страниц или фотографий продукции, на которых размещено обозначение

Компания Бэст Трейд Рисеч энд Девелопмэнт Компани (далее – Правообладатель) является правообладателем товарного знака ANGEL STAR, зарегистрированного, в том числе, в отношении товара «обувь». Правообладатель, выявив, что на сайте angel-shoes.ru содержится предложение о продажи обуви с обозначением ANGEL STAR, обратился в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение прав на товарный знак. Правообладатель, требуя компенсацию, исходил из 166 случаев неправомерного использования товарного знака, определенных по количеству артикулов обуви, размещенных в разделе «Angel star» сайта angel-shoes.ru.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя исковые требования (в размере 100 000 рублей), пришел к выводу об ином количестве случаев неправомерного использования товарного знака, определенных по количеству фотографий страниц Интернет-сайта, на которых был размещен спорный товарный знак (6 страниц). Суд апелляционной инстанции согласился с доводами и расчетами суда первой инстанции.

Не согласившись с расчетом компенсации, Правообладатель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой. В обоснование кассационной жалобы Правообладатель указал, что судом неверно определено количество случаев неправомерного использования товарного знака, которое следует определять по количеству артикулов обуви, содержащихся в разделе сайта «Angel star», а не по количеству фотографий страниц сайта, на которых размещен спорный товарный знак. Правообладатель также указал, что суд, установив шесть случаев неправомерного использования товарного знака, не определил размер компенсации за каждый такой случай, тем самым самостоятельно применил институт взыскания компенсации за допущенное правонарушение в целом, тогда как правообладатель заявлял иное требование.

Правообладатель в обоснование наличия 166 случаев неправомерного использования товарного знака указал на то, что сайт angel-shoes.ru содержит 19 разделов-каталогов обуви, поименованных товарными знаками, включая раздел «Angel Star», содержащий 166 различных артикулов обуви. Таким образом, как считал Правообладатель, если изучать сайт с точки зрения потребителя, можно сделать логический вывод об относимости всех 166 артикулов обуви из раздела «Angel Star» к спорному товарному знаку.

Суд по интеллектуальным правам, изучив доводы Правообладателя, указал следующее.

Сайт angel-shoes.ru представляет собой совокупность программ для электронных вычислительных машин, а также информации, содержащейся в информационной системе (подобранной и расположенной определенным образом), касающейся, в том числе обуви, для индивидуализации которой использовано обозначение ANGEL STAR. Использование ответчиком в сети Интернет товарного знака ANGEL STAR в отношении одной группы товаров определенного вида (обуви), однородных товарам, для индивидуализации которого зарегистрирован этот товарный знак, образует единое нарушение исключительного права вне зависимости от количества артикулов обуви, содержащихся в определенном разделе сайта или количества фотографий страниц сайта, на которых размещен спорный товарный знак. При указанных обстоятельствах компенсация за неправомерное использование средства индивидуализации должна определяться за допущенное правонарушение в целом. В итоге решение суда первой инстанции было оставлено в силе.

Таким образом, в случае незаконного использования товарного знака на сайте в сети Интернет, компенсация за неправомерное использование средства индивидуализации должна определяться за допущенное правонарушение в целом, а не исходя из количества страниц или фотографий продукции, на которых размещено обозначение. Полагаем, что дело может иметь прецедентное значение, и данный подход суда будет учитываться также в делах, где товарный знак размещается на множестве однотипных объектов – тиражи книг, дисков и т.п.

3. Действия по подаче заявки на регистрацию товарного знака не подлежат квалификации как недобросовестная конкуренция при отсутствии конкурентных отношений на дату подачи такой заявки

Суд по интеллектуальным правам указал, что для признания действий по приобретению исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции необходимо установление конкурентных отношений на момент подачи заявки на регистрацию такого товарного знака.

Истец, ООО «МИРРОЛЛА», обратился с иском о признании актом недобросовестной конкуренции действий ответчика, ООО «АМАЛЬГАМИ ЛЮКС», связанных с приобретением и использованием исключительных прав на товарные знаки «СУЛЬСЕНА SULSENA SYLSENA» и «СУЛЬСЕНА», сходные до степени смешения с обозначением «сульсен», вошедшим во всеобщее употребление для обозначения лекарственного препарата «Селена сульфид», который содержался в списке лекарственных препаратов, утвержденных Минздравом СССР в 1971.

При этом из обстоятельств дела следует, что истец был зарегистрирован после даты приоритета товарных знаков, и на даты подачи заявок истец и ответчик не являлись конкурентами.

Суд по интеллектуальным правам указал, что одним из обстоятельств, которое может свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшем товарный знак, может являться тот факт, что лицо знало или должно было знать о том, что иные лица (конкуренты) на момент подачи заявки на регистрацию товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации товаров и/или услуг без регистрации в качестве товарного знака.

При этом Суд указал, что необходимо установить следующие:

1) лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, имело намерение воспользоваться чужой репутацией и узнаваемостью такого обозначения;

2) недобросовестность правообладателя имела место прежде всего на стадии обращения с заявкой на регистрацию обозначения, поскольку именно в этот момент реализуется намерение (умысел) на недобросовестное конкурирование с иными участниками рынка;

3) наличие недобросовестности только на стадии использования товарного знака не является самостоятельным основанием для признания приобретения исключительных прав на товарный знак недобросовестным.

Поскольку на момент подачи заявки на регистрацию товарного знака «СУЛЬСЕНА SULSENA SYLSENA» (приоритет: 02.12.2004) истец еще не был зарегистрирован в качестве юридического лица, у ответчика не могло быть умысла на получение конкурентных преимуществ над истцом. При отсутствии конкурентных отношений между сторонами спора нельзя признать установленной и субъективную сторону правонарушения, поскольку цель (мотив) совершаемых субъектом действий не может быть связана с созданием преимуществ над конкурентами.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам указал, что для признания действий по приобретению исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции необходимо установление конкурентных отношений на момент подачи заявки на регистрацию такого товарного знака.

В настоящем деле требования о признании действий по подаче заявки на регистрацию в качестве товарного знака были рассмотрены Судом по интеллектуальным правам, при этом истец обратился напрямую в суд, не обращаясь в антимонопольный орган. В деле суд указал на один из важных критериев, по которому можно определить являются ли действия по регистрации обозначения, а также последующее использование товарного знака, недобросовестной конкуренцией или нет, а именно, наличие/отсутствие конкурентных отношений на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака в отношении сходных до степени смешения обозначений.

4. Верховный суд РФ рассмотрел вопрос о критериях различия между рекламой и вывеской

Коллегия Верховного суда РФ при рассмотрении дела о неправомерном размещении конструкций на фасаде многоквартирного дома внесла дополнительную ясность в вопрос о разграничении понятий «реклама» и «вывеска».

Коллегия Верховного суда РФ при рассмотрении дела о неправомерном размещении конструкций на фасаде многоквартирного дома внесла дополнительную ясность в вопрос о разграничении понятий «реклама» и «вывеска».

Ответчиком по рассматриваемому делу был магазин, который без согласия собственников дома разместил на фасаде здания две конструкции. При этом первая конструкция площадью 2 кв.м. была выполнена в форме шоколадной плитки и содержала информацию о коммерческом обозначении общества, режиме его работы, фирменном наименовании и юридическом адресе, тогда как вторая – занимала пространство площадью 7.56 кв.м. и содержала информацию «Шоколадный департамент. Фирменный магазин кондитерских изделий».

Истец в рассматриваемом деле – управляющая организация многоквартирного жилого дома – настаивала на признании обеих конструкций рекламой и взыскании с Ответчика неосновательного обогащения за использование фасада жилого дома. Ответчик, в свою очередь, рассматривал эти конструкции в качестве вывесок и, со ссылкой на свою обязанность сообщать потребителям информацию о фирменном наименовании организации, месте ее нахождения (адресе) и режиме ее работы (п. 1 ст. 9 ФЗ «О защите прав потребителей»), договор с управляющей компанией дома не заключал и плату за размещение конструкций не вносил.

Судами первых двух инстанций обе конструкции были признаны рекламой, а общество обязали выплатить суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд кассационной инстанции, в свою очередь, не согласившись с доводами нижестоящих судов, признал конструкции не рекламой, а вывесками с изображением товарного знака, не освободив при этом общество от внесения платы за пользование общим имуществом многоквартирного дома.

Верховный суд РФ, рассматривая данное дело, учитывая положения Постановление Пленума ВАС от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе», постановил, что информация, хотя и отвечающая критериям рекламы, не может быть квалифицирована в качестве таковой, если доведение ее до сведения потребителей является обязательным в силу закона или обычая делового оборота. При этом Верховный суд РФ при квалификации размещенной на фасаде информации руководствовался не только нормами Федерального закона «О рекламе», но также местным нормативным актом, содержащим критерии отнесения информации к вывескам (в том числе ограничение по площади информационной таблички – не более 2 кв.м.) и положениями Закона «О защите прав потребителей». По итогам Верховный суд квалифицировал меньшую по площади (2 кв.м.) информационную конструкцию как вывеску, а большую (7.56 кв.м.) – как рекламную конструкцию, поскольку, в отличие от первой конструкции, она не содержала все необходимые сведения, предусмотренные потребительским законодательством и не соответствовала требованиям местного акта к размерам вывесок.

*Очевидно, что последующая судебная практика по делам о разграничении вывесок и рекламных конструкций будет складываться именно с учетом критериев, отмеченных Верховным судом РФ в описанном деле, в связи с чем текст соответствующего Постановления следует рассматривать в качестве своеобразного руководства для случаев размещения компанией той или иной информационной конструкции на здании.

5. ФАС России разъяснит критерии отнесения продукции СМИ к национальной продукции средства массовой информации для целей соблюдения ограничения о распространении рекламы на платных телеканалах

В феврале 2015 года ФАС России подготовила проект Приказа о порядке подтверждения соответствия национальной продукции СМИ, который будет являться важнейшим дополнением к вступившим с 04 февраля 2015 года изменениям Федерального закона «О рекламе» о разрешении рекламы на так называемых платных телеканалах[1] в случаях, когда доля контента отечественного производства («национальной продукции СМИ») на таких каналах составляет 75 и более процентов. Соответствующий проект Приказа размещен для обсуждения на своей официальной странице Федеральной антимонопольной службы РФ в сети Интернет (адрес страницы: http://www.fas.gov.ru/legislative-acts/legislative-acts_51244.html)

В соответствии с недавно внесенными в поправками в статью 14 ФЗ «О рекламе» под «национальной продукцией СМИ» понимается продукция, которая выполнена на русском языке или других языках народов РФ либо выполнена на иностранном языке (в случае, если данная продукция предназначена для российского СМИ) и:

  • произведена гражданами России и/или зарегистрированными в России организациями; и/или
  • произведена по заказу российского СМИ и российские инвестиции в производство данной продукции составляют не менее 50 процентов.

Порядок подтверждения соответствия продукции СМИ указанным критериям и было поручено ФАС России.

При этом к основным принципам, заложенным в опубликованный проект Приказа ФАС России, относятся следующие:

1) объем национальной продукции СМИ предлагается рассчитывать исходя из времени вещания телеканала в течение суток (так, на круглосуточном канале, например, национальная продукция должна вещаться не менее 18 часов в сутки);

2) при оценке ФАС России исследоваться будет как продукция, приобретенная телеканалом, так и продукция собственного производства, при этом к собственному производству отнесены, в том числе, программы прямого эфира и программы в студии телеканала;

3) соответствие контента каналов понятию «национальной продукции СМИ» ФАС России планирует выявлять в рамках проведения плановых или внеплановых проверок, которые могут быть проведены в отношении отдельных дат или диапазона дат;

4) установлен исчерпывающий перечень документов и материалов, которые будут исследованы ФАС России в ходе указанных проверок;

5) установлены отдельные примеры продукции, которая будет отнесена к национальной продукции СМИ (например, фильмы, в прокатном удостоверении которого в качестве одной из стран производства указаны Россия или СССР или РСФСР ).

*В настоящее время описанный выше проект Приказа ФАС России находится на стадии публичного обсуждения, что позволяет представителям отрасли – в первую очередь, неэфирным каналам –направить в государственный орган свои предложения по его корректировке и повлиять на процесс оценки производимого и распространяемого ими контента. Мы будем информировать Вас о дальнейшем судьбе указанного проекта в наших следующих обзорах.

www.gblplaw.ru

Это интересно:

  • Ткс по налогам Электронный документооборот: готовы на все сто! Беседу провела Екатерина Валуева, эксперт по финансовому законодательству Сдавать отчетность по телекоммуникационным каналам связи и проще, и удобней. Большинство компаний уже перешли […]
  • Исковое заявление об установлении пенсии Исковое заявление о назначении пенсии Право на пенсионное обеспечение является одной из социальных гарантий нашего общества, поэтому разногласия с органами власти по указанному вопросу возможно разрешить в судебном порядке путем […]
  • Приказ мвд о единовременной выплате Определено, какие сотрудники ОВД имеют преимущество в получении выплаты для приобретения жилья Президент РФ Владимир Путин подписан закон, уточняющий правила предоставления социальных гарантий полицейским (Федеральный закон от 23 […]
  • Как начисляется налог на имущество физических лиц за 2014 год Новые правила налога на имущество физических лиц Пожалуй, одно из самых громких изменений, внесенных в НК РФ в последнее время, – это введение главы 32 "Налог на имущество физических лиц" (Федеральный закон от 4 октября 2014 г. № […]
  • Не пустили за границу из за штрафа С какой задолженностью не выпустят из страны в 2018 году? В последние несколько лет Федеральная служба судебных приставов начала применять к неплательщикам такую исполнительную меру, как временное ограничение на выезд за границу. […]
  • Материнский капитал за 3 ребёнка в 2018 году изменения свежие новости Правила получения материнского капитала за третьего ребенка С рождением третьего малыша материальный аспект – настоящее испытание для семейного бюджета. Так что финансовая поддержка от государства всегда кстати. Программа […]