Статусные преступления

Англосаксонская модели действующей ювенальной юстиции

Как уже отмечалось, в современном мире существует большое разнообразие судов для несовершеннолетних. Для того, чтобы выявить общие признаки и их различия, рассмотрим классические модели – континентальную и англосаксонскую.

Подсудность дела любому суду может быть предметной и персональной. Предметная касается преступлений, которые могут стать предметом рассмотрения в суде; персональная — тех, кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается вопрос о компетенции суда для несовершеннолетних.

В Англии суды для несовершеннолетних рассматривают все преступления, относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств, а также мелкие правонарушения, такие, как бродяжничество, нарушения школьного закона, побеги из дома, азартные игры, и т.п.

Французским уголовным правом принята следующая классификация правонарушений: простое нарушение, проступок, преступление, которой соответствуют и три вида судов для несовершеннолетних. Кроме этого учитывается признак персональной подсудности: достижение или недостижение несовершеннолетним возраста 16 лет. Только дела 16-летних могут рассматриваться судами присяжных по делам несовершеннолетних.

Предметная подсудность суда для несовершеннолетних, особенно в судах американских и английских, очень расплывчата и неопределенна. За это он получает много упреков и от юристов, и от населения, так как в орбиту «детского» суда попадают не только несовершеннолетние правонарушители, но подростки, нуждающиеся в силу обстоятельств в защите и помощи. Ситуация усугубляется и тем, что к компетенции суда для несовершеннолетних отнесены гак называемые статусные преступления, имеющие необычную правовую природу: они наказуемы, если совершены несовершеннолетними. Лица, достигшие совершеннолетия, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за статусные преступления и соответственно не подлежат за них наказанию. Такое положение может показаться абсурдом, хотя, если проанализировать статусные преступления, их можно найти и в нашем российском законодательстве, но не в уголовном, а в административном.

Статусные преступления несовершеннолетних, подсудные «детскому» суду – это мелкие нарушения закона и правил поведения (например, в общественных местах), которые может совершить именно подросток в связи со своим статусом. Отчасти ответственность за такие правонарушения содержит воспитательный эффект (азартные игры взрослого человека менее опасны для него и для общества, чем для подростка и его будущего). Статусные преступления отражены прежде всего в законодательстве США, в судебной практике этой страны, но ответственность за них можно найти и в законах других стран.

В американской юридической литературе последних лет идут дискуссии о статусных преступлениях. Типично следующее высказывание по этому поводу: «Будет ли законным и морально оправданным судебное вмешательство в отношении детей при отсутствии вообще преступного поведения?». Здесь сформулирована суть юридического конфликта: статусное преступление — это не преступление в собственно правовом смысле. Оно возникает и преследуется по закону не потому, что опасно для общества и людей, а потому, что совершено специфическим субъектом — несовершеннолетним. Поднимался вопрос и об изъятии статусных преступлений из юрисдикции судов по делам несовершеннолетних. Но куда их передать? Полиции, несудебному органу (комиссии, комитету)? А будут ли в этом случае права несовершеннолетних защищены лучше, чем в суде? Возможно ли адекватное обращение с подростком, нарушившим, например, школьный закон? Ответы на эти вопросы пока не найдены, и статусные преступления несовершеннолетних остаются в юрисдикции суда по делам несовершеннолетних.

Исключительное право «детского» суда рассматривать дела несовершеннолетних полностью реализуется в континентальном суде, где не допускается передача дела несовершеннолетнего в суд обшей юрисдикции. Все виды правонарушений несовершеннолетних, например во Франции, подсудны только суду по делам несовершеннолетних. Иначе обстоит дело в суде англосаксонской системы. Законодательство и судебная практика в США и Англии дают право несовершеннолетнему, достигшему 14-летнего возраста, ставить вопрос самому или через своего представителя о передаче его дела в суд присяжных общей юрисдикции, если тяжесть преступления и сложность дела вызывают опасения в том, что в суде для несовершеннолетних права подростка-подсудимого не будут защищены. В прецедентной практике указанных стран это называется требованием об обеспечении достойного процесса.

Различия в компетенции англосаксонских и континентальных судов для несовершеннолетних состоят и в том, что в первых дела взрослых соучастников преступлений несовершеннолетних рассматриваются общими судами, а во вторых строгий запрет рассмотрения дел несовершеннолетних в общих судах фактически расширил рамки персональной подсудности суда для несовершеннолетних; дела взрослых соучастников также рассматриваются в этих судах.

Границы персональной подсудности суда по делам несовершеннолетних расширяет и отсутствие во многих странах нижнего возрастного барьера уголовной ответственности и указания на возраст, с которого можно применять к несовершеннолетним младших возрастов принудительные меры воспитания надзора, т.е. у суда появляется возможность снизить указанный в законе возраст и применить наказание к несовершеннолетнему. Так, согласно уголовно-процессуальному и уголовному законодательству Франции общий возраст уголовной ответственности наступает с 16 лет, от 13 до 16 лет. В исключительных случаях судья может снизить уровень уголовной ответственности.

Американский уголовный процесс по делам несовершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем — обсуждение правонарушения и назначение наказания за него. Конечно, такой процесс достигает своей цели — воздействия на правонарушителя. Известно, что всякое промедление реакции суда на правонарушение опасно именно в делах несовершеннолетних и почти неизбежно ведет к рецидиву правонарушения, причем более серьезного. Но быстрота судебного процесса имеет и свою негативную сторону: реальную возможность нарушении прав человека, неполноты расследования, пробелов в доказательствах, сомнении относительно источников их получения.

Каждая стадия процесса в американском суде для несовершеннолетних решает вопрос: вести ли подростка к формальному процессу или вывести его из судебных и даже несудебных процедур. Нельзя забывать, что при всех изменениях судебного процесса но делам несовершеннолетних в США эта страна остается верной философии ювенальной юстиции, предписывающей суду делать все, чтобы избежать стигматизации («клеймения») несовершеннолетнего как преступника в глазах общества, чтобы и судебное решение щадило его личность и его будущее и не помогало выбросить из рядов добропорядочных членов американского общества.

Перечисленные стадии судебного процесса детском суде ориентированы социально. В них всегда активно действуют работники службы пробации, широко используются различные методы изучения личности несовершеннолетнего.

Однако решение о судебном или несудебном рассмотрении дела, об аресте несовершеннолетнего или его освобождении от ареста принимает только судья (суд). Именно судья по делам несовершеннолетних и его социальные работники осуществляют указанные первоначальные действия, а также контроль за теми подростками, которых суд же и направляет в распоряжение различных социальных служб, где они могут быть включены в программы обращения с ними.

Характерной для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура передачи дела несовершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотрение в суде для несовершеннолетних.

В настоящее время стало правилом, что, если несовершеннолетний совершил деяние, которое может быть подсудно общему уголовному суду, суд для несовершеннолетних может осуществить эту передачу путем специальной процедуры слушания вопроса об отказе в юрисдикции суда по делам несовершеннолетних и о передаче подростка юрисдикции общего суда. По свидетельству Бюро судебной статистики США, уже в 1983г. 47 штатов и округ Колумбия приняли правила «об отказе в юрисдикции», при котором несовершеннолетний может быть судим общим, а не «детским» судом.

По сравнению с американским вариантом «детского» суда английский суд этой юрисдикции не претерпел больших изменений. Деятельность английского суда для несовершеннолетних строго придерживается доктрины, предписывающей стремиться защищать, а не наказывать подростка-правонарушителя. Возможности рассмотрения ограниченной части преступлений несовершеннолетних в общем суде присяжных обеспечены соответствующей юридической гарантией: правом только самого обвиняемого просить об этом рассмотрении.

Судебный процесс по делам несовершеннолетних в Англии и Уэльсе регулируется правилами, сформулированными в Законе о детях и молодых людях 1933г. Хотя с момента издания Закона прошел большой срок, общие его положения, касающиеся суда для несовершеннолетних, не изменились. Согласно английскому праву все законы о детях этой серии (а они начали издаваться с 1908г.) являются действующими.

Согласно Закону 1933г. все дела о несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет, за исключением дел об убийствах, рассматриваются судами по делам несовершеннолетних (магистратскими судами) в порядке суммарного производства.

По английскому Закону 1984г. о полиции и уголовных доказательствах констебль может арестовать несовершеннолетнего при наличии следующих оснований:

— если неизвестна фамилия несовершеннолетнего, а сам констебль ее установить не может;

— если у констебля есть резонные основания сомневаться, что сообщенная несовершеннолетним фамилия собственная фамилия;

— если его не удовлетворяет указанный несовершеннолетним адрес;

— если у констебля есть резонные основания полагает, что арест необходим для предупреждения дальнейших противоправных действий несовершеннолетнего.

Следует отметить, что в действующем российском уголовно-процессуальном законодательстве нет специальной статьи, подробно регламентирующей арест несовершеннолетнего.

К компетенции английскою суда для несовершеннолетних относятся и дела о посягательствах взрослых на детей и подростков. Исключением являются дела о соучастии несовершеннолетнего и взрослого в совершении преступления. Эти дела могут слушаться не в суде для несовершеннолетних, а в ином суде, вплоть до суда Короны.

Для английского правосудия характерно и обратное движение дела несовершеннолетнего — из «взрослого» суда в «детский». Когда несовершеннолетний предстал вместе со взрослым подсудимым перед общим судом, этот последний может вернуть дело несовершеннолетнего в «детский» суд для судебного разбирательства при следующих обстоятельствах:

И, наконец, может возникнуть ситуация, когда несовершеннолетний в возрасте 14 лет совершил тяжкое преступление. Он, как уже отмечалось, может предстать перед общим судом Короны, даже если и не имеет взрослого соучастника. Наиболее тяжкие преступления те, за которые взрослый преступник мог бы получить наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет и более.

Хотя в английском судебном процессе по делам несовершеннолетних обозначены определенные стадии, имеющие специальные цели, тем не менее английские законы, регулирующие деятельность «детских» судов, значительно большее внимание уделяют полномочиям суда в вынесении решения о мере воздействия несовершеннолетнему правонарушителю и самим этим мерам. Нетрудно обнаружить в этом действие указанного выше принципа судебной индивидуализации, неформального характера англосаксонскою судебного процесса делам несовершеннолетних.

Типичной для английского суда по делам несовершеннолетних является большая роль в процессе клерка – «мастера всего судейского процесса». Именно клерк задает тон ведению судебного заседания — формальный или неформальный, предлагая его участникам процесса, контролирует поток информации, используемой судом (например, доклады, подготовленные суду и распространяемые среди магистратов).

Традиционно в деятельности английского суда для несовершеннолетних большую роль играет и служба пробации, что типично и для американского «детского» суда. Однако в отличие от американского уголовного процесса по делам несовершеннолетних, где деятельность службы пробации начинается уже при первоначальных контактах судьи с несовершеннолетними, современном английском процессе ее все больше оттесняют местные органы социальной службы, к которым суд и обращается со своими поручениями.

Таким образом, английский вариант англосаксонской модели правосудия по делам несовершеннолетних значительно ближе к тому, что было задумано и осуществлялось первым — чикагским — «детским» судом. Это можно объяснить, во-первых, чрезвычайной традиционностью всей английской судебной системы, да и всего английского образа жизни, чего, конечно, не скажешь о США.

www.labex.ru

Понятие и виды правонарушений. Злоупотребление правом

Правонарушение является прямой противоположностью правомерному поведению.

Правонарушение — это противоправное, виновное, на­носящее вред личности, обществу или государству, деяние деликтоспособного лица, за которое предусмотрена юриди­ческая ответственность.

1) противоправность.Правонарушение противоречит конкретному правовому предписанию и представляет собой неисполнение обязанности или нарушение запрета;

2) виновность.Виновность, как признак правонаруше­ния, проявляется во внутреннем отношении субъекта к совершаемому им деянию и его последствиям. Правонару­шением является лишь деяние, совершенное умышленно или по неосторожности;

3) вредность,т.е. нанесение вреда личности, обществу, государству, природе или, в ряде оговоренных законом случаев, — реальная угроза нанесения такого вреда. Юри­дически вредность выражается в прёпятствовании к исполь­зованию субъективных прав, неисполнении юридических обязанностей, нарушении запретов. Фактически вредность правонарушения состоит в причинении физического, ма­териального или морального вреда правоохраняемым ин­тересам;

4) правонарушение — это всегда деяние(акт поведения), которое имеет форму действияили бездействия.Образ мысли, убеждения, воззрения, какими бы антигуманными или злонамеренными они ни были — ненаказуемы;

5) ответственным за правонарушение может быть только лицо, способное нести ответственность за свои действия (деликтоспособное лицо);

6) наказуемость.За правонарушение предусмотрены конкретный вид и мера юридической ответственности, хотя не всегда реально она применяется к правонарушителю.

В зависимости от степени опасности правонарушенияи нанесенного им вреда правонарушения разделяют на преступления и проступки.

Преступления— общественно опасные правонаруше­ния, посягающие на наиболее значимые социальные ценно­сти (жизнь, здоровье индивида, собственность, националь­ную безопасность, общественный порядок и т.д.). Преступ­лениями являются только уголовные правонарушения.

Проступки— общественно вредные правонарушения (нарушение трудовой дисциплины, нарушение правил торговли, неисполнение гражданско-правового договора и т.д.).

В зависимости от вида юридической ответственностивыделяют:

1) уголовные правонарушения (преступления);

2) административные правонарушения (проступки);

3) гражданско-правовые правонарушения (проступки);

4) дисциплинарные правонарушения (проступки); —

5) материальные правонарушения (проступки);

6) процессуальные правонарушения (проступки);

7) конституционные правонарушения (проступки);

8) международные правонарушения.

В некоторых странах особо выделяют статусные право­нарушения — правонарушения, наказуемые только в слу­чае совершения их несовершеннолетними (употребление спиртных напитков, пребывание вне дома в ночное время, прогулы уроков и т.д.).

3лоупотребление правом— это социально вредное поведение субъекта, которое осуществляется в рамках пра­вовых норм. Оно достаточно распространено на практике (злоупотребление конституционными правами и свободами, родительскими правами, должностными полномочиями, гражданскими и процессуальными правами).

Признаки злоупотребления правом:

1) наличие у субъекта субъективного права;

2) деятельность субъекта по реализации этого права;

3) использование субъективного права в противоречие его социальному назначениюи причинение этим исполь­зованием вредаобщественным интересам либо интересам других лиц;

4) отсутствие правонарушения,т.е. нарушения кон­кретных юридических запретов или неисполнения обязан­ностей.

Оценка злоупотребления правом в литературе неод­нозначна. Многие авторы трактуют злоупотребление пра­вом как правонарушение, но подобный вывод не вполне адекватно отражает его содержание, поскольку правонарушение является противоправным деянием, а злоупотребле­ние правом — это деяние в рамках права, хотя и имеющее асоциальный характер. Вместе с тем противоречие соци­альному назначению права не дает оснований и для харак­теристики злоупотребления правом как поведения право­мерного, ибо последнее всегда социально полезно. Данный феномен следует рассматривать как самостоятельный вид правового поведения, девиантного(отклоняющегося) по отношению к праву.

Существует проблема юридического реагирования на злоупотребление правом. В различных системах права раз­ными способами (в основном при помощи запретов) фикси­руется негативная реакция законодателя на злоупотребле­ние правом. Так, ст. 103 Земельного кодекса Украины ус­танавливает, что собственники и пользователи земельных участков обязаны не использовать земельные участки спо­собами, которые не позволяют собственникам, пользовате­лям соседних земельных участков использовать их по це­левому назначению. Такое поведение трактуется Земель­ным кодексом как недопустимое влияние.

Ст. 13 Гражданского кодекса Украины устанавливает не только запрет ряда действий, квалифицируемых как «зло­употребление правом», но и реагирование на них. В случае несоблюдения лицом указанных требований суд может обязать его прекратить злоупотребление своими правами.

Злоупотребление правом может перерасти в правонару­шение, если субъект, злоупотребляющий своим субъектив­ным правом, полномочиями, статусом, причинит сущест­венный вредохраняемым правом интересам. Например, законодательством предусмотрена уголовная ответствен­ность за злоупотребление властью или служебным положе­нием, причинившее существенный вред уголовно-охраняемым правам и интересам.

studopedia.org

Статусные преступления

Англосаксонская модель ювенальной юстиции (на примере американского и английского ювенальных судов).

Предметная подсудность суда для несовершеннолетних, особенно в судах американских и английских, очень расплывчата и неопределенна. За это он получает много упреков и от юристов, и от населения, так как в орбиту «детского» суда попадают не только несовершеннолетние правонарушители, но подростки, нуждающиеся в силу обстоятельств в защите и помощи. Ситуация усугубляется и тем, что к компетенции суда для несовершеннолетних отнесены так называемые статусные преступления, имеющие необычную правовую природу: они наказуемы, если совершены несовершеннолетними. Лица, достигшие совершеннолетия, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за статусные преступления и соответственно не подлежат за них наказанию. Такое положение может показаться абсурдом, хотя, если проанализировать статусные преступления, их можно найти и в нашем российском законодательстве, только не в уголовном, а в административном (ст. 14 КоАП).

Законодательство и судебная практика в США и Англии дают право несовершеннолетнему, достигшему 14-летнего возраста, ставить вопрос самому или через своего представителя о передаче его дела в суд присяжных общей юрисдикции, если тяжесть преступления и сложность дела вызывают опасения в том, что в суде для несовершеннолетних права подростка-подсудимого не будут защищены. В прецедентной практике указанных стран это называется требованием об обеспечении достойного процесса (due process).

Различия в компетенции англосаксонских и континентальных судов для несовершеннолетних состоят и в том, что в первых дела взрослых соучастников преступлений несовершеннолетних рассматриваются общими судами, а во вторых строгий запрет рассмотрения дел несовершеннолетних в общих судах фактически расширил рамки персональной подсудности суда для несовершеннолетних; дела взрослых соучастников также рассматриваются в этих судах.

Особенности судебной процедуры в суде по делам несовершеннолетних. Американский уголовный процесс по делам несовершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем — обсуждение правонарушения и назначение наказания за него. Конечно, такой процесс достигает своей цели — воздействия на правонарушителя. Известно, что всякое промедление реакции суда на правонарушение опасно именно в делах несовершеннолетних и почти неизбежно ведет к рецидиву правонарушения, причем более серьезного. Но быстрота судебного процесса имеет и свою негативную сторону: реальную возможность нарушения прав человека, неполноты расследования, пробелов в доказательствах, сомнений относительно источников их получения.

Судебная процедура в суде для несовершеннолетних, если абстрагироваться от ряда особенностей англосаксонского и континентального его вариантов, включает следующие три стадии:

• вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекращения и освобождения подростка от судебной или несудебной процедуры;

• собственно судебное разбирательство ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора;

• исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора (в этой стадии также сохраняется руководящая роль суда, его активность).

Так, в американском суде для несовершеннолетних упомянутые стадии имеют следующее содержание:

• начальные действия суда, которые выражаются в проверке материалов, отборе (отсеве) или отнесении их к компетенции суда, в решении вопроса о задержании или предварительном заключении (аресте), в изучении «случая» до распорядительного заседания;

• заявление о слушании дела, регистрация соответствующих документов;

• слушание по поводу вынесения решения по делу;

• слушание по поводу распоряжений суда.

Каждая стадия процесса в американском суде для несовершеннолетних решает вопрос: вести ли подростка к формальному процессу или вывести его из судебных и даже несудебных процедур.

Характерной для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура передачи дела несовершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотрение в суде для несовершеннолетних.

По сравнению с американским вариантом «детского» суда английский суд этой юрисдикции не претерпел больших изменений. Деятельность английского суда для несовершеннолетних строго придерживается доктрины parens patriae, предписывающей стремиться защищать, а не наказывать подростка-правонарушителя. Возможности рассмотрения ограниченной части преступлений несовершеннолетних в общем суде присяжных обеспечены соответствующей юридической гарантией: правом только самого обвиняемого просить об этом рассмотрении дела.

В Англии суды для несовершеннолетних рассматривают все преступления, относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств, а также мелкие правонарушения, такие, как бродяжничество, нарушения школьного закона, побеги из дома, азартные игры, и т.п.

Судебный процесс по делам несовершеннолетних в Англии и Уэльсе регулируется правилами, сформулированными в Законе о детях и молодых людях 1933 г.

Согласно Закону 1933 г. все дела о несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет (с учетом поправки в Законе 1968 г. о повышении возраста уголовной ответственности), за исключением дел об убийствах, рассматриваются судами по делам несовершеннолетних (магистратскими судами) в порядке суммарного производства.

По английскому Закону 1984 г. о полиции и уголовных доказательствах констебль может арестовать несовершеннолетнего при наличии следующих оснований:

— если неизвестна фамилия несовершеннолетнего, а сам констебль ее установить не может;

— если у констебля есть резонные основания сомневаться, что сообщенная несовершеннолетним фамилия — его собственная фамилия;

— если его не удовлетворяет указанный несовершеннолетним адрес;

— если у констебля есть резонные основания полагать, что арест необходим для предупреждения дальнейших противоправных действий несовершеннолетнего;

— если у констебля есть резонные основания считать, что арест данного несовершеннолетнего защитит детей или других уязвимых лиц.

К компетенции английского суда для несовершеннолетних относятся и дела о посягательствах взрослых на детей и подростков. Исключением являются дела о соучастии несовершеннолетнего и взрослого в совершении преступления. Эти дела могут слушаться не в суде для несовершеннолетних, а в ином суде, вплоть до суда Короны.

Для английского правосудия характерно и обратное движение дела несовершеннолетнего — из «взрослого» суда в «детский». Когда несовершеннолетний предстал вместе со взрослым подсудимым перед общим судом, этот последний может вернуть дело несовершеннолетнего в «детский» суд для судебного разбирательства при следующих обстоятельствах:

— когда в общем суде было проведено суммарное производство, в результате которого взрослый был признан виновным, а несовершеннолетний — нет;

— когда общий суд провел изучение дела и независимо от судьбы взрослого подсудимого (обвинения его или оправдания) требуется суммарное производство в отношении несовершеннолетнего, который обращается к суду с просьбой о признании его невиновным. Однако если и взрослый подсудимый, и несовершеннолетний ходатайствуют о признании их невиновными, дело рассматривается во «взрослом» суде.

Хотя в английском судебном процессе по делам несовершеннолетних обозначены определенные стадии, имеющие специальные цели, тем не менее английские законы, регулирующие деятельность «детских» судов, значительно большее внимание уделяют полномочиям суда в вынесении решения о мере воздействия несовершеннолетнему правонарушителю и самим этим мерам.

Если же говорить о собственно судебной процедуре в английском «детском» суде, то ее условно можно разделить на две стадии:

• решение о признании виновным;

• вынесение решения (приговора) после признания виновным.

Типичной для английского суда по делам несовершеннолетних является большая роль в процессе клерка — «мастера всего судейского процесса». Именно клерк задает тон ведению судебного заседания — формальный или неформальный, предлагая его участникам процесса, контролирует поток информации, используемой судом (например, доклады, подготовленные суду и распространяемые среди магистратов).

Традиционно в деятельности английского суда для несовершеннолетних большую роль играет и служба пробации, что типично и для американского «детского» суда. Однако в отличие от американского уголовного процесса по делам несовершеннолетних, где деятельность службы пробации начинается уже при первоначальных контактах судьи с несовершеннолетними, в современном английском процессе ее все больше оттесняют местные органы социальной службы, к которым суд и обращается со своими поручениями.

Таким образом, английский вариант англосаксонской модели правосудия по делам несовершеннолетних значительно ближе к тому, что было задумано и осуществлялось первым — чикагским — «детским» судом. Это можно объяснить, во-первых, чрезвычайной традиционностью всей английской судебной системы, да и всего английского образа жизни, чего, конечно, не скажешь о США.

dexter900.narod.ru

§ 1. Возрастная специфика ювенального уголовного права и ювенальной юстиции

Попробуем вначале очертить круг возрастных особенностей уголовного права и правосудия, после чего постараемся определить, в чем состоит их сходство, а в чем различия.

Напомним, что возрастная специфика уголовного права отражена:

— в установлении возраста уголовной ответственности и его вариантов;

— в установлении в уголовном законе прямого возрастного протекционизма независимо от совершения конкретного преступления конкретным несовершеннолетним;

— в смягчении наказания несовершеннолетнему в связи с наличием

специальных указаний в уголовном законе, касающихся возраста

— в освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания или только от наказания по основаниям, указанным в законе и связанным с их возрастом;

— во введении в уголовный закон наряду с институтом наказания специального института принудительных мер воспитательного воздействия, относящихся только к несовершеннолетним.

К возрастной специфике ювенальной юстиции относятся:

— создание и развитие этой ветви правосудия с учетом несовершеннолетия как главной правовой основы;

— формирование специфических принципов ювенальной юстиции (преимущественно охранительного режима, социальной насыщенности правосудия, максимальной индивидуализации уголовного процесса);

— образование специфического суда для несовершеннолетних в системе ювенальной юстиции.

При внешних различиях возрастной специфики ювенального уголовного права и ювенальной юстиции в перечисленных основных особенностях имеется значительное сходство, не говоря уже о том, что некоторые из них вытекают одна из другой.

Возраст уголовной ответственности определяет правовые границы ювенальной юстиции, компетенцию суда для несовершеннолетних, рамки его персональной, а в ряде случаев предметной подсудности (вспомните статусные преступления несовершеннолетних). В числе обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность (п. «б» ст. 61 УК РФ), указано несовершеннолетие (возраст до 18 лет), при расследовании и судебном разбирательстве дел о преступлениях несовершеннолетних это обстоятельство обязательно учитывается следователем, судом.

Многие институты уголовного права определяют правила уголовного процесса по делам несовершеннолетних. Например, в российском уголовном

процессе по делам несовершеннолетних отражены требования УК РФ относительно применения наказания и принудительных мер воспитательного воздействия, условного осуждения, условно-досрочного освобождения несовершеннолетних (ст. 73, 90—94 УК РФ, ст. 363, 401-2, 402, 402-1 УПК России).

Другие положения ювенального уголовного права основываются на таких принципах ювенальной юстиции, как преимущественно охранительная ориентация, максимальная индивидуализация судебного процесса по делам несовершеннолетних. Так, и прямой протекционизм, и смягчение наказания несовершеннолетним (уголовно-правовые категории) реализуются судами по делам несовершеннолетних, отражая в судебном процессе уголовноправовую защиту несовершеннолетних. Примеров такой взаимозависимости положений ювенального уголовного права и ювенальной юстиции существует достаточно много. Так, Общая часть УК РФ, например, предусматривает обстоятельства, смягчающие наказание и возможность его замены принудительными мерами воспитательного воздействия (ст. 92), а Особенная часть предусматривает так называемые квалифицированные составы преступлений, по которым наказание становится строже, если они совершаются в отношении несовершеннолетнего (п. 2 ст. 117, п. «д» ч.

Говоря о возрастной специфике ювенального уголовного права и ювенальной юстиции, следует отметить их существенное взаимное влияние. И здесь нередко судебная практика ювенальной юстиции, будучи эффективной (или, наоборот, неэффективной), диктует принятие решений об изменении уголовно-правовых норм. Самый типичный пример — повышение возраста уголовной ответственности, когда судебная практика свидетельствует о реальной возможности вывести из сферы уголовной ответственности младшие возрастные подгруппы несовершеннолетних. Так было, в частности, в Англии, когда именно прецедентная практика судов для несовершеннолетних позволила повысить в Законе о детях и молодежи 1969 г. возраст уголовной ответственности с 8 до 10 лет. В некоторых случаях уголовная политика меняет границу возраста уголовной ответственности, повышая его, если законодатель признал ранее действовавший возраст уголовной ответственности необоснованно низким. Так, в СССР при проведении правовой реформы 1958— 1961 гг. возраст уголовной ответственности был повышен до 16 лет, а по специальным составам — до 14 лет и отражен в УК РСФСР 1960 г. (в УК РСФСР 1926 г. он к моменту реформы был установлен в 12 лет).

Обратная связь ювенальной юстиции и ювенального уголовного права получает отражение и в решениях высших судебных органов страны, когда в результате обобщения судебной практики эта высшая судебная инстанция выносит решения или формулирует разъяснения судам о применении уголовноправовых норм. Результатом этого может быть последующее изменение действующих статей УК, включение в него новых составов или новых правил применения наказания, например внесение в ст. 20 УК РФ пункта 3, предусмотревшего освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с особенностями их психического развития,

указанными в этом пункте. Известные изменения в уголовной политике в отношении несовершеннолетних есть и в решениях Верховного суда США по делам Кента и Голта (1966 и 1967 гг.). Возможно, что дальнейшее развитие практики ювенальной юстиции приведет к отказу или ограничению судебного преследования за упомянутые выше «статусные преступления» несовершеннолетних. Во всяком случае, дискуссия об этом идет среди юристов США уже не один год.

Взаимосвязь принципов ювенальной юстиции и ювенального уголовного права относится к понятию индивидуализации. Недаром они имеют общее родовое понятие, которое затем уточняется в отраслях права: индивидуализация уголовной ответственности и наказания — в уголовном праве и индивидуализация судебного процесса. Общим здесь является и то, что оба принципа имеют отношение к уголовному праву и правосудию в целом. Совпадает и то, что ювенальное уголовное право и ювенальная юстиция требуют максимальной индивидуализации, в правосудии для несовершеннолетних проходящей через весь судебный процесс.

Нужно отметить, что первоначально принцип максимальной индивидуализации возник в рамках ювенальной юстиции, а затем, в ходе ее развития, потребовал соответствующих изменений в нормах материального права. Это относится как к основным понятиям уголовного права (вина, ответственность, уголовно-правовые признаки субъекта преступления — несовершеннолетнего), так и к более частным (несовершеннолетний — соучастник в преступлении взрослых и др.). Можно сказать, что современные разделы уголовных кодексов разных стран, посвященные специально несовершеннолетним, исторически и концептуально основываются на максимальной индивидуализации судебной процедуры в суде по делам несовершеннолетних.

pravo.studio

Англосаксонская и континентальная модели действующей ювенальной юстиции

Как уже отмечалось, в современном мире существует большое разнообразие судов для несовершеннолетних. Но чтобы выявить кроме их общих признаков также и их различия, сосредоточим наше внимание на двух классических моделях: американской и французской. Пройдя эту стадию, легче сравнивать суд американский с английским, французский с бельгийским.

Подсудность суда для несовершеннолетних. Как известно, подсудность дела любому суду может быть предметной и персональной. Предметная касается преступлений, которые могут стать предметом рассмотрения в суде; персональная — тех, кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается вопрос о компетенции суда для несовершеннолетних.

В Англии суды для несовершеннолетних рассматривают все преступления, относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств, а также мелкие правонарушения, такие, как бродяжничество, нарушения школьного закона, побеги из дома, азартные игры, и т.п.

Французским уголовным правом принята следующая классификация правонарушений: простое нарушение (contravention), проступок (delit), преступление (crime), которой соответствуют и три вида судов для несовершеннолетних. Кроме этого учитывается признак персональной подсудности: достижение или недостижение несовершеннолетним возраста 16 лет. Только дела 16-летних могут рассматриваться судами присяжных по делам несовершеннолетних.

Предметная подсудность суда для несовершеннолетних, особенно в судах американских и английских, очень расплывчата и неопределенна. За это он получает много упреков и от юристов, и от населения, так как в орбиту «детского» суда попадают не только несовершеннолетние правонарушители, но подростки, нуждающиеся в силу обстоятельств в защите и помощи. Ситуация усугубляется и тем, что к компетенции суда для несовершеннолетних отнесены так называемые статусные преступления, имеющие необычную правовую природу: они наказуемы, если совершены несовершеннолетними. Лица, достигшие совершеннолетия, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за статусные преступления и соответственно не подлежат за них наказанию. Такое положение может показаться абсурдом, хотя, если проанализировать статусные преступления, их можно найти и в нашем российском законодательстве, только не в уголовном, а в административном (ст. 14 КоАП).

Итак, что это такое — статусные преступления несовершеннолетних, подсудные «детскому» суду? Речь идет об уже упоминавшихся мелких нарушениях закона и правил поведения (например, в общественных местах), которые может совершить именно подросток в связи со своим статусом. Отчасти ответственность за такие правонарушения содержит воспитательный эффект (азартные игры взрослого человека менее опасны для него и для общества, чем для подростка и его будущего). Статусные преступления отражены прежде всего в законодательстве США, в судебной практике этой страны, но ответственность за них можно найти и в законах других стран.

В американской юридической литературе последних лет идут дискуссии о статусных преступлениях. Типично следующее высказывание по этому поводу: «Будет ли законным и морально оправданным судебное вмешательство в отношении детей при отсутствии вообще преступного поведения?»[41]. Здесь сформулирована суть юридического конфликта: статусное преступление — это не преступление в собственно правовом смысле. Оно возникает и преследуется по закону не потому, что опасно для общества и людей, а потому, что совершено специфическим субъектом — несовершеннолетним. Поднимался вопрос и об изъятии статусных преступлений из юрисдикции судов по делам несовершеннолетних. Но куда их передать? Полиции, несудебному органу (комиссии, комитету)? А будут ли в этом случае права несовершеннолетних защищены лучше, чем в суде? Возможно ли адекватное обращение с подростком, нарушившим, например, школьный закон? Ответы на эти вопросы пока не найдены, и статусные преступления несовершеннолетних остаются в юрисдикции суда по делам несовершеннолетних. Может быть, это и к лучшему.

Именно в связи с ожидаемым принятием нового российского Уголовно-процессуального кодекса (УПК) хорошо бы вспомнить об американских статусных преступлениях и определиться, что лучше (вернее, безопаснее) — привлекать к суду для несовершеннолетних или подвергать подростков несудебному принудительному воздействию?

Поговорим об исключительном праве «детского» суда рассматривать дела несовершеннолетних. Это право полностью реализуется в континентальном суде, где не допускается передача дела несовершеннолетнего в суд общей юрисдикции. Все виды правонарушений несовершеннолетних, например во Франции, подсудны только суду по делам несовершеннолетних. Иначе обстоит дело в суде англосаксонской системы. Законодательство и судебная практика в США и Англии дают право несовершеннолетнему, достигшему 14-летнего возраста, ставить вопрос самому или через своего представителя о передаче его дела в суд присяжных общей юрисдикции, если тяжесть преступления и сложность дела вызывают опасения в том, что в суде для несовершеннолетних права подростка-подсудимого не будут защищены. В прецедентной практике указанных стран это называется требованием об обеспечении достойного процесса (due process). Знаменитые дела Кента и Голта (1966, 1967 гг.)[42] слушались в американском суде для несовершеннолетних, по ним Верховный суд США принял решения о передаче дел несовершеннолетних в общий суд присяжных.

Различия в компетенции англосаксонских и континентальных судов для несовершеннолетних состоят и в том, что в первых дела взрослых соучастников преступлений несовершеннолетних рассматриваются общими судами, а во вторых строгий запрет рассмотрения дел несовершеннолетних в общих судах фактически расширил рамки персональной подсудности суда для несовершеннолетних; дела взрослых соучастников также рассматриваются в этих судах.

Границы персональной подсудности суда по делам несовершеннолетних расширяет и отсутствие во многих странах нижнего возрастного барьера уголовной ответственности и указания на возраст, с которого можно применять к несовершеннолетним младших возрастов принудительные меры воспитания и надзора, т.е. у суда появляется возможность снизить указанный в законе возраст и применить наказание к несовершеннолетнему. Так, согласно уголовно-процессуальному и уголовному законодательству Франции общий возраст уголовной ответственности наступает с 16 лет, от 13 до 16 лет применяются меры судебной защиты. В исключительных случаях судья может снизить уровень уголовной ответственности.

Особенности судебной процедуры в суде по делам несовершеннолетних. Американский уголовный процесс по делам несовершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем — обсуждение правонарушения и назначение наказания за него. Конечно, такой процесс достигает своей цели — воздействия на правонарушителя. Известно, что всякое промедление реакции суда на правонарушение опасно именно в делах несовершеннолетних и почти неизбежно ведет к рецидиву правонарушения, причем более серьезного. Но быстрота судебного процесса имеет и свою негативную сторону: реальную возможность нарушения прав человека, неполноты расследования, пробелов в доказательствах, сомнений относительно источников их получения. В упоминавшемся деле Кента один из вопросов заключался в том, что дело Кента передавалось в общий суд без соответствующей процедуры. В своем решении Верховный суд США впервые с момента создания первого «детского» суда поставил вопрос о процедуре в этом суде и указал на то, что в общем суде присяжных права подсудимого защищены лучше, чем в суде для несовершеннолетних. Таким образом, впервые был реализован судебный надзор за процессуальной деятельностью «детского» суда.

В решении по делу Голта Верховный Суд США пошел даже дальше и предписал ряд стандартов, касающихся соблюдения законности в судопроизводстве. Он сформулировал четыре правила для случаев, когда суд по делам несовершеннолетних решает, является ли несовершеннолетний делинквентом (правонарушителем):

• все уведомления должны быть сделаны до начала процесса против несовершеннолетнего, с тем чтобы он (она) имел разумное время для подготовки к защите;

• если процесс может дать результат в виде институционализации (т.е. помещения в закрытое исправительное или воспитательное учреждение. — Э.М.), тогда несовершеннолетний и его родители должны быть информированы об их праве иметь адвоката и быть обеспеченными им, если они сами не могут его получить;

• несовершеннолетний имеет право на защиту против самообвинения[43];

• несовершеннолетний имеет право слушать свидетельские показания, даваемые под присягой, и возражать свидетелям, требуя очной ставки путем перекрестного допроса.

Судебная процедура в суде для несовершеннолетних, если абстрагироваться от ряда особенностей англосаксонского и континентального его вариантов, включает следующие три стадии:

• вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекращения и освобождения подростка от судебной или несудебной процедуры;

• собственно судебное разбирательство ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора;

• исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора (в этой стадии также сохраняется руководящая роль суда, его активность).

Наряду с перечисленными общими стадиями уголовного процесса он имеет немало вариантов, если речь идет о суде американском, английском или французском.

Так, в американском суде для несовершеннолетних упомянутые стадии имеют следующее содержание:

• начальные действия суда, которые выражаются в проверке материалов, отборе (отсеве) или отнесении их к компетенции суда, в решении вопроса о задержании или предварительном заключении (аресте), в изучении «случая» до распорядительного заседания;

• заявление о слушании дела, регистрация соответствующих документов;

• слушание по поводу вынесения решения по делу;

• слушание по поводу распоряжений суда.

Каждая стадия процесса в американском суде для несовершеннолетних решает вопрос: вести ли подростка к формальному процессу или вывести его из судебных и даже несудебных процедур. Нельзя забывать, что при всех изменениях судебного процесса по делам несовершеннолетних в США эта страна остается верной философии ювенальной юстиции, предписывающей суду делать все, чтобы избежать стигматизации («клеймения») несовершеннолетнего как преступника в глазах общества, чтобы и судебное решение щадило его личность и его будущее и не помогало выбросить из рядов добропорядочных членов американского общества.

Следовательно, перечисленные стадии судебного процесса в «детском» суде ориентированы социально. В них всегда активно действуют работники службы пробации, широко используются различные методы изучения личности несовершеннолетнего.

Однако решение о судебном или несудебном рассмотрении дела, об аресте несовершеннолетнего или его освобождении от ареста принимает только судья (суд). Именно судья по делам несовершеннолетних и его «команда» (социальные работники) осуществляют указанные первоначальные действия, а также контроль за теми подростками, которых суд же и направляет в распоряжение различных социальных служб, где они могут быть включены в программы обращения с ними. Например, в США реализовывалась программа борьбы со СПИДом, часть которой осуществлялась в судебных округах судов для несовершеннолетних и касалась несовершеннолетних правонарушителей.

Характерной для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура передачи дела несовершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотрение в суде для несовершеннолетних. Об этой процедуре уже шла речь выше, при анализе решений по делам Кента и Голта. В настоящее время стало правилом, что, если несовершеннолетний совершил деяние, которое может быть подсудно общему уголовному суду, суд для несовершеннолетних может осуществить эту передачу путем специальной процедуры слушания вопроса об отказе в юрисдикции (waive jurisdiction) суда по делам несовершеннолетних и о передаче подростка юрисдикции общего суда. По свидетельству Бюро судебной статистики США, уже в 1983 г. 47 штатов и округ Колумбия приняли правила «об отказе в юрисдикции», при котором несовершеннолетний может быть судим общим, а не «детским» судом. Правда, критики новой ориентации уголовного процесса по делам несовершеннолетних говорят о том, что прецеденты Кента и Голта превращают несовершеннолетнего во взрослого подсудимого.

Упомянутая выше стадия слушания относительно распоряжений суда обычно касается случаев, когда устанавливается, что несовершеннолетний является делинквентом или лицом, нуждающимся в надзоре. Эта стадия процесса похожа на вынесение приговора в общеуголовном суде. Но в суде для несовершеннолетних выносится решение об институциализации, помещении на режим воспитательного попечения, распоряжение о возмещении ущерба, нанесенного правонарушением, помещении несовершеннолетнего на режим пробации в какое-либо общественное или частное учреждение.

По сравнению с американским вариантом «детского» суда английский суд этой юрисдикции не претерпел больших изменений. Деятельность английского суда для несовершеннолетних строго придерживается доктрины parens patriae, предписывающей стремиться защищать, а не наказывать подростка-правонарушителя. Возможности рассмотрения ограниченной части преступлений несовершеннолетних в общем суде присяжных обеспечены соответствующей юридической гарантией: правом только самого обвиняемого просить об этом рассмотрении (напомним, что в решении Верховного суда США по делу Голта это право предоставлено и суду для несовершеннолетних).

Судебный процесс по делам несовершеннолетних в Англии и Уэльсе регулируется правилами, сформулированными в Законе о детях и молодых людях 1933 г. Хотя с момента издания Закона прошел большой срок, общие его положения, касающиеся суда для несовершеннолетних, не изменились. Согласно английскому праву все законы о детях этой серии (а они начали издаваться с 1908 г.) являются действующими.

Итак, согласно Закону 1933 г. все дела о несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет (с учетом поправки в Законе 1968 г. о повышении возраста уголовной ответственности), за исключением дел об убийствах, рассматриваются судами по делам несовершеннолетних (магистратскими судами) в порядке суммарного производства.

По английскому Закону 1984 г. о полиции и уголовных доказательствах констебль может арестовать несовершеннолетнего при наличии следующих оснований:

— если неизвестна фамилия несовершеннолетнего, а сам констебль ее установить не может;

— если у констебля есть резонные основания сомневаться, что сообщенная несовершеннолетним фамилия — его собственная фамилия;

— если его не удовлетворяет указанный несовершеннолетним адрес;

— если у констебля есть резонные основания полагать, что арест необходим для предупреждения дальнейших противоправных действий несовершеннолетнего;

— если у констебля есть резонные основания считать, что арест данного несовершеннолетнего защитит детей или других уязвимых лиц.[44]

Обратим внимание на этот перечень оснований для ареста несовершеннолетнего констеблем. В действующем российском уголовно-процессуальном законодательстве нет специальной статьи, подробно регламентирующей арест несовершеннолетнего.

К компетенции английского суда для несовершеннолетних относятся и дела о посягательствах взрослых на детей и подростков. Исключением являются дела о соучастии несовершеннолетнего и взрослого в совершении преступления. Эти дела могут слушаться не в суде для несовершеннолетних, а в ином суде, вплоть до суда Короны.

Для английского правосудия характерно и обратное движение дела несовершеннолетнего — из «взрослого» суда в «детский». Когда несовершеннолетний предстал вместе со взрослым подсудимым перед общим судом, этот последний может вернуть дело несовершеннолетнего в «детский» суд для судебного разбирательства при следующих обстоятельствах:

— когда в общем суде было проведено суммарное производство, в результате которого взрослый был признан виновным, а несовершеннолетний — нет;

— когда общий суд провел изучение дела и независимо от судьбы взрослого подсудимого (обвинения его или оправдания) требуется суммарное производство в отношении несовершеннолетнего, который обращается к суду с просьбой о признании его невиновным. Однако если и взрослый подсудимый, и несовершеннолетний ходатайствуют о признании их невиновными, дело рассматривается во «взрослом» суде.

И наконец, может возникнуть ситуация, когда несовершеннолетний в возрасте 14 лет совершил тяжкое преступление. Он, как уже отмечалось, может предстать перед общим судом Короны, даже если и не имеет взрослого соучастника. Наиболее тяжкие преступления те, за которые взрослый преступник мог бы получить наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет и более.

Правило судебной процедуры предусматривает закрытое судебное разбирательство в судах для несовершеннолетних. Сам процесс в этом суде начинается идентификацией личности несовершеннолетнего правонарушителя, которую производит в начале заседания клерк[45] (Правила магистратского суда 1970 г.). Эти же правила предписывают судье по делам несовершеннолетних использовать в ходе заседания простой язык, доступный возрасту подростков, оказавшихся перед судом.

Хотя в английском судебном процессе по делам несовершеннолетних обозначены определенные стадии, имеющие специальные цели, тем не менее английские законы, регулирующие деятельность «детских» судов, значительно большее внимание уделяют полномочиям суда в вынесении решения о мере воздействия несовершеннолетнему правонарушителю и самим этим мерам. Нетрудно обнаружить в этом действие указанного выше принципа судебной индивидуализации, неформального характера англосаксонского судебного процесса по делам несовершеннолетних.

Если же говорить о собственно судебной процедуре в английском «детском» суде, то ее условно можно разделить на две стадии:

• решение о признании виновным;

• вынесение решения (приговора) после признания виновным.

Типичной для английского суда по делам несовершеннолетних является большая роль в процессе клерка — «мастера всего судейского процесса». Именно клерк задает тон ведению судебного заседания — формальный или неформальный, предлагая его участникам процесса, контролирует поток информации, используемой судом (например, доклады, подготовленные суду и распространяемые среди магистратов).

Традиционно в деятельности английского суда для несовершеннолетних большую роль играет и служба пробации, что типично и для американского «детского» суда. Однако в отличие от американского уголовного процесса по делам несовершеннолетних, где деятельность службы пробации начинается уже при первоначальных контактах судьи с несовершеннолетними, в современном английском процессе ее все больше оттесняют местные органы социальной службы, к которым суд и обращается со своими поручениями.

Таким образом, английский вариант англосаксонской модели правосудия по делам несовершеннолетних значительно ближе к тому, что было задумано и осуществлялось первым — чикагским — «детским» судом. Это можно объяснить, во-первых, чрезвычайной традиционностью всей английской судебной системы, да и всего английского образа жизни, чего, конечно, не скажешь о США.

Переходя к модели континентального правосудия по делам несовершеннолетних, надо и здесь отметить традиционность, стабильность организации судебного процесса, но исходит она здесь не от исторической преемственности (чикагского суда), а скорее от влияния на ювенальную юстицию континентальной системы права, основанной на правовых нормах.

Типичный вариант континентальной модели суда для несовершеннолетних — французский суд этой юрисдикции.

Судебный процесс по делам несовершеннолетних во Франции, как уже говорилось, имеет три стадии, отражающие соответствующую компетенцию юрисдикции по делам несовершеннолетних: судьи для детей, трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Эта современная французская ювенальная юстиция отличается от той, что была создана во Франции в 1914 г., хотя бы потому, что вначале не было системы судов для несовершеннолетних, действовал только единоличный судья. В дальнейшем Ордонанс от 2 февраля 1945 г., модифицированный Законом от 24 мая 1951 г. и Ордонансом от 22 декабря 1958 г., окончательно создал во Франции автономную судебную систему по делам несовершеннолетних. Ее юрисдикции принадлежат все дела несовершеннолетних без изъятий, в том числе и их дела в соучастии со взрослыми.

Обычно судебная процедура в судах для несовершеннолетних во Франции рассматривается применительно к указанным выше их видам.

Французский судья для детей — это магистрат суда большой инстанции, назначаемый (обратите внимание — не избираемый!) на эту должность на три года с возможностью возобновления срока. При отборе кандидатур на этот пост учитывается интерес магистрата к вопросам детства. По общему правилу в департаменте (единица территориального деления Франции) имеется один судья для детей. Однако в департаментах, важных по значению, их может быть и больше. При каждом трибунале по делам несовершеннолетних первый президент апелляционного суда назначает еще следственного судью по делам несовершеннолетних. Дела между судьей для детей и указанным следственным судьей распределяются так: оба они могут рассматривать дела о проступках и простых нарушениях, тогда как дела о преступлениях и иных правонарушениях относятся только к компетенции следственного судьи. В процессуальном отношении вызов к судье для детей является первой стадией процесса по делам несовершеннолетних. В значительной мере эта стадия носит предварительный, ознакомительный характер для судьи, хотя и заканчивается решениями, имеющими важное значение для судьбы подростка.

Итак, судья для детей знакомится с делом, с самим правонарушителем, с его средой. В случае необходимости судья может принять и неотложные меры: изъять подростка из семьи и поместить его на режим пробации (воспитательного надзора) и даже временно в закрытое воспитательное учреждение, решить положительно вопрос о его предварительном заключении.

Значительное место уже в этой стадии занимает изучение личности несовершеннолетнего правонарушителя. Проводится оно по правилам предусмотренного французским процессуальным законодательством «социального исследования» с составлением специального досье. Это исследование по французскому законодательству является обязательным процессуальным требованием. «Социальное исследование» судья может проводить сам, но большей частью поручает его чиновникам службы пробации, которые, в свою очередь, используют помощь психологов, психиатров, специалистов в области образования. Возможно и помещение подростка в центр наблюдения для более глубокого изучения его личности и дачи рекомендаций судье по выбору режима обращения. Однако этот последний метод социального исследования больше применяется в трибунале по делам несовершеннолетних, когда рассматриваются дела о более серьезных проступках. Социальное исследование предполагает посещение лицами, его производящими, семьи подростка для выяснения условий его жизни и воспитания. Нетрудно заметить, что нечто подобное есть и в английском «детском» суде. Отметим также, что требование российского УПК обязательного изучения судом и следователем условий жизни и воспитания несовершеннолетних (при определении предмета доказывания по уголовному делу, ст. 392) ставит и перед российским судом, хотя он и не является специализированным, те же задачи.

Каким же образом может решить судьбу несовершеннолетнего правонарушителя французский судья для детей? Он может освободить подростка от уголовного преследования и меры воздействия за правонарушение, может сделать ему выговор, может, наконец, принять в отношении него «меры безопасности» (охрана, надзор, наблюдение), но никогда не может применить к нему уголовное наказание. Судья для детей может дать дальнейший ход рассматриваемому делу, распорядившись о направлении его в трибунал по делам несовершеннолетних. В этом случае указанный принцип разделения функций судьи для детей и следственного судьи не действует, так как судья для детей во Франции является и председателем трибунала по делам несовершеннолетних.

Уголовный процесс во французском трибунале по делам несовершеннолетних можно назвать судебным разбирательством в собственном смысле слова. Эта юрисдикция включает судью для детей (председатель трибунала), двух асессоров (заседателей), не являющихся магистратами. Они назначаются на четыре года приказом министра юстиции, а отбираются из лиц в возрасте старше 30 лет и интересующихся проблемами детства. Такой состав суда не раз подвергался критике во французской литературе и судебной практике. Так, один из самых известных французских процессуалистов, Жан Прадель, не без иронии заметил, что достоинство трибунала по делам несовершеннолетних очевидно: все его члены интересуются детством. Но очевиден и недостаток: все судьи — профаны в области права[46].

Судебная процедура в трибунале по делам несовершеннолетних сходна с процедурой в трибунале общей юрисдикции, и в этом существенное отличие французской модели «детского» суда от англосаксонской. Эта процедура включает допрос несовершеннолетнего подсудимого, его родителей и опекунов, свидетелей, заключение представителя прокуратуры и мнение защитника несовершеннолетнего. Это еще не «классический» состязательный процесс, но некоторое его подобие.

Трибунал может выслушать в порядке информации и взрослого соучастника. Председатель трибунала может освободить несовершеннолетнего от присутствия в судебном заседании, если того требуют интересы несовершеннолетнего (например, при рассмотрении вопросов, посягающих на нравственность). В этих случаях интересы несовершеннолетнего представляют его родители, опекуны и адвокат.

Специфическим здесь является решение вопроса о гласности судебного разбирательства. В принципе оно является закрытым, допускается присутствие лишь свидетелей по делу, близких родственников подсудимого, его опекуна, законных представителей, адвоката, представителей патронажных обществ, иных служб и учреждений, занятых детьми, работников службы надзираемой свободы (французский вариант названия службы пробации).

Еще одна особенность судебной процедуры: председатель суда может в любой момент удалить несовершеннолетнего из зала суда: либо на все время судебных дебатов, либо на их часть.

Для французского уголовного процесса по делам несовершеннолетних характерна активная роль в нем прокурора. Деятельность его осуществляется в рамках трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Реализует эти функции прокурор республики при трибунале по делам несовершеннолетних. Процессуальная терминология УК и УПК Франции не совпадает с российским понятием «прокурор республики». Во Франции и в других странах континентальной системы прокурор республики (при суде) — синоним понятия «представитель прокуратуры», «представитель обвинения»).

Прокурор имеет достаточно большие возможности влиять на ход дела. Именно он организует комплектование в деле всех основных предварительных материалов, позволяющих суду провести судебное разбирательство. Проведение неотложных следственных действий дает прокурору юридическую базу как для передачи дела в суд, так и для его прекращения. Он же компетентен высказать мнение относительно мер, которые должны быть применены к несовершеннолетнему. В ходе собственно судебного разбирательства (в камере судьи по делам детей, если дело не передано в трибунал) закон уполномочивает прокурора давать замечания на решение судьи и высказывать свое мнение о мерах, которые должны быть применены к несовершеннолетнему, равно как о полноте материалов расследования. В трибунале по делам несовершеннолетних прокурор выступает с обвинением и высказывает суждение относительно мер воздействия к несовершеннолетнему.

В суде присяжных по делам несовершеннолетних, к рассмотрению которого мы переходим, прокурор участвует в качестве стороны процесса. Функции его в суде присяжных выполняет генеральный прокурор (тоже терминология французского УПК, не совпадающая с российской) или магистрат прокуратуры, которому специально поручены дела несовершеннолетних.

Напомним, что суд присяжных по делам несовершеннолетних рассматривает дела о преступлениях несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет, а также дела о взрослых соучастниках преступлений несовершеннолетних.

Рассмотренные выше правила судопроизводства в трибунале по делам несовершеннолетних относятся и к судебной процедуре суда присяжных по делам несовершеннолетних.

Специфика суда присяжных по делам несовершеннолетних касается формирования жюри. Присяжные выбираются в количестве девяти человек из специального списка, имеющегося в суде присяжных.

В суде присяжных существуют прения сторон, которых нет в трибунале (дебаты процедурно не регламентированы). Специфичны и вопросы присяжным, которые ставит председатель суда. Они отличаются от привычных, на которые дают ответы присяжные общих судов. Присяжные суда этой категории отвечают на следующие вопросы:

1. Надо ли применять к обвиняемому уголовное наказание?

2. Надо ли исключить для обвиняемого преимущество «прощения, оправданного несовершеннолетием»?

Разумеется, за присяжными остается и обычный в этом случае вердикт «виновен или нет».

Если будет решено, что несовершеннолетний, признанный виновным, не должен быть объектом уголовного наказания, и суд, и присяжные требуют помещения его под охрану, эти меры выбираются из числа тех, что указаны в ст. 16 и 19 Ордонанса от 2 февраля 1945 г. Перечень этих мер обширен и разнообразен. Для примера приведем уже упоминавшееся помещение на режим надзираемой свободы на срок, который не должен превышать даты достижения обвиняемым его совершеннолетия.

Еще раз отметим, что во французском уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве применительно к несовершеннолетним, как и в прецедентах и правовых актах англосаксонской системы, больше внимания уделяется именно мерам воздействия, чем собственно судебной процедуре.

Завершая рассмотрение вопросов уголовного процесса в суде по делам несовершеннолетних Франции, можно сделать один общий вывод: достаточно жесткая регламентация судебной процедуры в этом суде — не самое лучшее средство. И то, что, как отмечают сами французские юристы, французский суд присяжных по делам несовершеннолетних «похож» на общий суд присяжных, мешает судебной индивидуализации. Поэтому-то во Франции суд присяжных по делам несовершеннолетних не считается самым эффективным звеном французской ювенальной юстиции.

Дата добавления: 2016-11-02 ; просмотров: 448 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

helpiks.org

Это интересно:

  • Ооо юрист центр Организация ООО "ЮРИСТ-ЦЕНТР" Юридический адрес: 394030, Г ВОРОНЕЖ, УЛ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА Д 66 ОКФС: 16 - Частная собственность ОКОГУ: 4210014 - Организации, учрежденные юридическими лицами или гражданами, или юридическими лицами […]
  • Положение 1325 о гражданстве Указ Президента РФ от 3 сентября 2017 г. № 410 “О внесении изменений в Положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1325” 1. […]
  • Правила по пожарной безопасности на рабочем месте Инструкция по пожарной безопасности 1. Общие требования пожарной безопасности 2. Требования безопасности перед началом работы 3. Требования безопасности во время работы 4. Требования безопасности по окончании работы 5. Действие […]
  • Суды по пчелам Определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 28 октября 2011 г. по делу N 33-12316 (ключевые темы: возраст 18 лет - компенсация морального вреда - причинение вреда - дети - пчеловодство) Определение СК по […]
  • Досрочное назначение пенсии для педагогов Возраст досрочного выхода на пенсию для педагогов и врачей в РФ может вырасти на 8 лет Исчисляться новый возраст выхода на пенсию будет исходя из даты выработки специального стажа, а также приобретения права на досрочную пенсию, […]
  • Штраф несовершеннолетнему за рулем Что будет если несовершеннолетний за рулем Совершеннолетним в России считается гражданин с 18 лет. В этом возрасте он может официально получить право управления транспортным средством. Лишь мопедами и легкими квадроциклами, а также […]