СОСТАВЫ ПОСТАВЛЕНИЯ В ОПАСНОСТЬ В СИСТЕМЕ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Проблема классификации составов преступлений по конструкции объективной стороны не является новой, однако до настоящего времени исследователи не пришли к единому мнению и не выработали критериев, которые позволили бы однозначно отнести состав преступления к тому или иному виду. Данный вопрос представляет значительный интерес и актуален прежде всего даже не с теоретических позиций, а с практических, поскольку понимание конструкции объективной стороны предполагает правильное определение момента окончания преступления, т. е. наличие в содеянном всех признаков оконченного состава преступления (а не какой-либо его стадии, что имеет значение при назначении наказания) и обусловливает в конечном счете законное и обоснованное решение правоприменителя о привлечении виновного к уголовной ответственности.

Составы преступлений в зависимости от законодательной конструкции объективной стороны традиционно делятся на материальные и формальные. К формальным относят составы, обязательным признаком объективной стороны которых является только деяние, а наступление общественно опасных последствий для квалификации содеянного как преступления не требуется (ст. 125 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ)).

Для наличия в деянии признаков материального состава преступления необходимо не только совершение деяния, но и как следствие — наступление общественно опасных последствий (ст. 105 УК РФ).

Выделяют также усеченные составы преступления, в которых момент их окончания по определенным причинам перенесен на более раннюю стадию — приготовления или покушения (ст.ст. 162, 227 УК РФ). Иногда усеченные составы рассматривают как самостоятельный вид(1), иногда — как разновидность формальных(2).

С делением составов преступлений на формальные, материальные и усеченные в указанном виде согласны не все исследователи, однако такое деление вполне пригодно в качестве базового для более глубокого изучения данного вопроса.

Приняв за основу приведенную классификацию и обратившись к Уголовному кодексу, мы увидим, что далеко не все имеющиеся в УК РФ составы укладываются в один из предложенных вариантов.

Так, в объективную сторону составов, предусмотренных ст.ст. 277, 295, 317 УК РФ, входят как оконченное убийство, так и покушение на убийство. Таким образом, данные составы содержат признаки как материального состава, так и формального, т. е. по конструкции объективной стороны являются формально-материальными.

Как отмечает Л. Л. Кругликов, «законодатель в ходе конструирования состава применяет типы законодательных конструкций: материальный, формальный и формально-материальный. В теории уголовного права выделяются также составы создания опасности, которые многие ученые по своей конструкции признают материальными…»(3).

Рассмотрим, например, диспозицию ч. 1 ст. 217 УК РФ: «нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба».

Здесь последствия совершенного деяния (нарушения правил безопасности) представлены альтернативно — как вероятный вариант развития событий («могло повлечь смерть человека») или как свершившийся факт («причинение крупного ущерба»). Аналогичную конструкцию можно увидеть также в ч. 1 ст. 217, ч. 1 ст. 340, ч. 1 ст. 341 УК РФ. Данные нормы сформулированы таким образом, что с объективной стороны состав преступления представлен и как материальный, и как состав, когда возникает возможность наступления общественно опасных последствий — так называемый состав поставления в опасность (деликт опасности). «Значит, уголовному закону известны два типа преступных последствий — реальные … и возможные… В рамках одного состава преступления в ходе его конструирования нет смысла одно и то же последствие закреплять и как возможное и как реальное»(1). Составы поставления в опасность зачастую не выделяют в отдельный вид, рассматривая в качестве разновидности материальных составов, «специфика конструирования которых состоит лишь в использовании особого приема юридической техники, при котором в тексте статьи Особенной части уголовного закона указывается не на реальный вред, причиненный преступлением, что характерно для большинства материальных составов преступлений, а на угрозу (опасность) наступления такого вреда…»(2).

При выделении состава поставления в опасность возникает вопрос его разграничения с формальным и с усеченным составами, поскольку ни один из этих составов не предполагает наступление последствий.

Формальный состав отличается от состава поставления в опасность тем, что для последнего, чтобы состав был окончен, требуется указанное в диспозиции статьи возникновение опасности наступления общественно опасных последствий, в то время как для первого необходимо лишь совершение деяния.

Понятие усеченного состава в науке уголовного права также трактуется неоднозначно: «…спорно деление составов на “усеченные” и “неусеченные”. Под первыми разумеются составы угрозы причинения вреда, под вторыми — реальное причинение ущерба. Правильнее было бы делить составы на составы с реальным вредом и с созданием угрозы его причинения»(3). Понимание усеченного состава преступления как состава «угрозы причинения вреда» фактически превращает его в состав поставления в опасность. Представляется, однако, что смысл усеченного состава не в «меньших» по сравнению с реально наступившими последствиях, а в перенесении момента окончания состава преступления на стадию приготовления или покушения. Если связывать усеченность состава не со стадией преступной деятельности, а с последствиями, тогда усеченный состав и состав поставления в опасность становятся суть одно и то же.

Условно можно выстроить иерархию основных видов составов преступлений по моменту возникновения и возрастанию общественной опасности содеянного в зависимости от наличия или отсутствия указания при описании состава преступления общественно опасных последствий:

1) формальный состав — в объективную сторону не включены общественно опасные последствия (без вреда и угрозы его причинения);

2) усеченный состав (без вреда);

3) состав поставления в опасность, когда возникает опасность, т. е. возможность наступления последствий (создание угрозы причинения вреда);

4) материальный состав с обязательным наступлением общественно опасных последствий (причинение реального вреда).

Поддерживая позицию о делении составов на материальные и формальные, В. Д. Филимонов объясняет ее тем, что первые «нарушают как охраняемые, так и охраняющие общественные отношения,

а вторые (“формальные”) — в обязательном порядке только охраняющие общественные отношения. Специфика преступного нарушения последних состоит в том, что оно создает опасность причинения вреда охраняемым общественным отношениям. При этом составы преступлений делятся на три группы в зависимости от видов опасности:

1) составы, предусматривающие опасность, грозящую широкому кругу общественных отношений (ст. 220 УК РФ);

2) составы, конкретизирующие опасность по объекту возможного причинения вреда (ст.ст. 125, 270 УК РФ);

3) составы, содержащие признаки, указывающие, кому и какая конкретно угрожает опасность (ч. 1 ст. 215.1, ст. 217 УК РФ)»(1).

Особого внимания заслуживает такое понятие, как реальность опасности, т. е. возможность наступления последствий. Ряд авторов обоснованно подразделяют ее на абстрактную и конкретную. При конкретной опасности «бездействие или действие, совершенное лицом, создало возможность наступления вредных последствий в данной обстановке»(2). При абстрактной опасности «создается серьезная опасность для жизни и здоровья людей или для окружающей среды… Понятие опасности означает состояние, которое содержит в себе возможность возникновения вреда»(3). Составы поставления в опасность предполагают, что объект находится только под угрозой причинения вреда, т. е. вред может быть причинен, а может быть не причинен, что невозможно ни в формальных, ни в материальных составах. При этом в случае нереализации опасности должна быть учтена причина, по которой вред не был причинен, — произошло ли это по воле или помимо воли виновного. Если последствия не наступили по обстоятельствам, зависящим от воли виновного, тогда в зависимости от состава имеются основания говорить или о добровольном отказе от совершения преступления, или о деятельном раскаянии. Если же вред не был причинен в результате иных причин, не связанных с волей виновного, в силу стечения обстоятельств, то в его действиях имеется состав поставления в опасность.

В конструкции статей Уголовного кодекса на базе указанных выше видов составов (формального, материального, усеченного и состава поставления в опасность) возможно различное их сочетание.

Так, А. Г. Безверхов и Д. В. Решетникова приводят пример формально-усеченного и формально-материально-усеченного составов(4). К формально-усеченным они относят состав ч. 1 ст. 353 УК РФ, поскольку формальным составом является лишь использование наемника в вооруженном конфликте или вооруженных действиях, а вербовка, обучение, финансирование и иное материальное обеспечение наемника — это приготовление к преступлению, т. е. усеченный состав преступления.

Еще более сложным по конструкции — формально-материально-усеченным — является состав преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ «Геноцид», в котором содержатся составы материальный (убийство членов национальной, этнической, расовой или религиозной группы, причинение тяжкого вреда их здоровью), формальный (принудительная передача детей, насильственное переселение) и усеченный (иное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы).

В случае наступления общественно опасных последствий состав поставления в опасность превращается в материальный. Такой вариант возможен в рамках одной статьи: основной состав — формальный или поставления в опасность, а квалифицированный — материальный. Так, ч. 1 ст. 247 УК РФ предполагает состав поставления в опасность:

«производство запрещенных видов опасных отходов, транспортировка, хранение, захоронение, использование или иное обращение радиоактивных, бактериологических, химических веществ и отходов с нарушением установленных правил, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде», а квалифицированный состав той же статьи, указанный в ч. 2, — материальный: «те же деяния, повлекшие загрязнение, отравление или заражение окружающей среды, причинение вреда здоровью человека либо массовую гибель животных, а равно совершенные в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации». В данном случае в описанной конструкции объективной стороны мы видим деликтоопасно-материальныйсостав преступления, момент окончания которого разнится в зависимости от наличия или отсутствия последствий.

Рассмотрим другой пример — убийство (или причинение тяжкого вреда здоровью) общеопасным способом. С одной стороны, налицо материальный состав — причинение смерти или тяжкого вреда здоровью потерпевшего (т. е. реальный вред жизни или здоровью потерпевшего), с другой — общеопасный способ, т. е. угроза или поставление в опасность причинения вреда жизни или здоровью третьих лиц. Опасность должна быть реальной, но не реализованной, поскольку в случае реального причинения смерти или вреда здоровью третьим лицам состав в этой части превратится в материальный и потребует дополнительной квалификации. Но когда общеопасный способ создал лишь угрозу жизни и здоровью, речь идет о составе поставления в опасность, и в приведенном примере, в отличие от предыдущего, состав будет окончен в момент наступления смерти (тяжкого вреда здоровью) при совершении самого деяния общеопасным способом. Иными словами, во время причинения смерти (тяжкого вреда здоровью) потерпевшему возникает две опасности — для жизни (здоровья) потерпевшего и для жизни (здоровья) третьих лиц, т. е. возникает двойной состав поставления в опасность. Затем одна опасность — для жизни (здоровья) основного потерпевшего — реализуется и состав превращается в деликтоопасно-материальный.

Целесообразно упомянуть об общественной опасности как одном из признаков преступления, которую можно определить как наступление в результате совершения общественно опасного деяния какого-либо реального вреда общественным интересам или угрозу наступления такого вреда. Таким образом, даже если состав преступления формальный и не требуется наступление последствий, такое преступление тем не менее априори всегда является общественно опасным, т. е. или причиняющим вред общественным отношениям, или ставящим общественные отношения под угрозу причинения вреда. Данный факт выдвигается некоторыми авторами как аргумент в пользу позиции о невозможности преступления без общественно опасных последствий.

Теоретически могут быть и другие сочетания основных видов составов — и формально-деликтоопасный, и усеченно-материальный составы, которые для законодателя в настоящее время интереса не представляют.

www.procuror.spb.ru

Виды составов преступлений

Составы преступлений классифицируются по трем основаниям:

1) по характеру и степени общественной опасности,

2) по способу описания,

3) по особенностям конструкции элементов составов, описанных в диспозициях уголовно-правовой нормы.

По характеру и степени общественной опасности составы преступлений делятся на три вида:

2) квалифицированный (с отягчающими обстоятельствами) и

3) привилегированный (со смягчающими обстоятельствами).

В основном составе диспозиции уголовного закона описывают элементы состава типовой, или средней общественной опасности.

Другими словами основной состав — это такой состав преступления, все признаки которого входят во все составы данной группы (например, составы преступлений, предусмотренные ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 158 УК РФ 1996 г.).

Квалифицированный — это состав преступления с квалифицирующими либо особо квалифицирующими обстоятельствами (признаками), например, составы преступлений, предусмотренные ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 158 УК.

Квалифицирующими признаются отягчающие обстоятельства, включенные в состав преступления и влияющие на квалификацию преступления. Квалифицирующие обстоятельства предусматриваются в статье Особенной части УК РФ и отличаются от отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, не включенных в состав преступления, тем, что последние на квалификацию не влияют, а имеют значение только при назначении наказания.

Привилегированный — это состав преступления со смягчающими обстоятельствами (признаками). Например, составы преступлений, предусмотренные ст. 106, 107, 108 УК РФ 1996 г.

Привилегированными признаются смягчающие обстоятельства, включенные в состав преступления и влияющие на его квалификацию. Они предусмотрены в статьях Особенной части УК РФ. Их отличие от смягчающих обстоятельств, не включенных в состав преступления, предусмотренных ст. 61 УК РФ 1996 г., аналогично отличию квалифицирующих обстоятельств от отягчающих.

По способу описания составы преступлений подразделяются на два вида:

Простым признается состав преступления, содержащий один объект, одно деяние, одно последствие и одну форму вины (например, составы преступлений, предусмотренные ст. 105, 158 УК РФ 1996 г.).

Сложным является состав преступления, характеризуемый двумя объектами или более (например, состав разбоя, предусмотренный ст. 162 УК), двумя деяниями или более, включая альтернативные (к примеру, состав грабежа, предусмотренный п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ 1996 г.), двумя последствиями или более, включая альтернативные (например, состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ), либо двумя формами вины (к примеру, названный состав преступления, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ).

По особенностям конструкции составы преступлений дифференцируются на три вида:

1) материальный, 2) формальный и 3) усеченный.

Обратите внимание на эту классификацию, прошу запомнить, что эта классификация лежит в основе содержания многих институтов общей части УК.

Материальный — это такой состав преступления, в который включено последствие, предусмотренное статьей Особенной части УК (например, составы преступлений, предусмотренные ст. 105, 111 УК РФ). Преступление с таким составом признается оконченным с момента наступления указанного в законе последствия.

Формальный — это состав преступления, в который включено только деяние и который не содержит последствия (к примеру, составы преступлений, предусмотренные ст. 123 – производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования, 213УК хулиганство – грубое нарушение общественного порядка). Преступление с таким составом является оконченным с момента совершения деяния, независимо от фактически наступивших последствий.

Усеченный — это состав преступления, в котором деяние носит суженный характер, будучи перенесено на раннюю стадию, соответствующую приготовлению к преступлению (например, составы преступлений, предусмотренные ст. 209 – бандитизм, 210 – организация преступного сообщества) или покушению на преступление (к примеру, составы преступлений, предусмотренные ст. 162, 163 УК РФ).

Преступление с усеченным составом признается оконченным с момента совершения части деяния (деяний), установленного статьей Особенной части данного УК.

В теории уголовного права по этому вопросу не сложилось единого мнения. Одни ученые утверждают, что усеченный состав преступления возможен только на стадии приготовления к преступлению, другие утверждают, что формальный состав возможен как на стадии приготовления, так и на стадии покушения на преступления.

studopedia.ru

Понятие, признаки и элементы состава преступлений, его значение. Виды составов

Состав преступления – это совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Объективные (внешние) признаки состава преступления характеризуют объект и объективную сторону преступления. Субъективные (внутренние) признаки – субъекта и субъективную сторону преступления.

Различают необходимые (обязательные) и факультативные признаки состава преступления.

Необходимые признаки являются обязательными для всех без исключения составов преступления, они присущи каждому конкретному составу преступления. Такими признаками являются: для характеристики объекта преступления – общественные отношения, на которые посягает преступление; для характеристики объективной стороны – общественно опасное действие или бездействие (для так называемых материальных составов преступлений обязательными являются также преступные последствия (результат) и причинная связь между деянием (действием или бездействием) и наступившими вредными последствиями (результатом); для характеристики субъективной стороны – вина (в форме умысла или неосторожности); для характеристики субъекта преступления – физическое лицо, вменяемое и достигшее возраста, с которого в соответствии с законом наступает уголовная ответственность.

Факультативные признаки присущи только некоторым составам преступления. Они указываются в законе при описании элементов отдельных составов преступлений в добавление к общим признакам, чтобы отразить специфические свойства данного состава. С помощью этих признаков преступление характеризуется дополнительными чертами, в которых выражается специфика данного вида преступления. К этой группе относятся такие признаки, как предмет посягательства, общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и последствиями, способ, условия времени и места, обстановка, орудия и средства совершения преступления, мотив и цель преступления, специальные признаки его субъекта. В зависимости от того, насколько важное значение придает законодатель тому или иному факультативному признаку, он может выполнять одну из трех функций.

Во-первых, нередко какой-то из факультативных признаков вводится в основной состав преступления и становится таким образом обязательным признаком этого состава. Например, способ совершения преступления, являясь факультативным признаком в общетеоретическом плане, становится обязательным признаком применительно к краже (тайный способ хищения чужого имущества). Во-вторых, тот же самый признак может в других случаях приобрести значение квалифицирующего, т.е. признака, повышающего опасность преступления и изменяющего его квалификацию (убийство, совершенное общеопасным способом, — п. «е» ч. 2 ст. 105 УК). В-третьих, если признак не входит в основной состав (не стал обязательным) и не предусмотрен в качестве квалифицирующего, он может выступать как обстоятельство, смягчающее или отягчающее наказание (ст. ст. 61 или 63 УК) и в этом качестве влиять на избрание судом вида и размера наказания. Например, совершение любого преступления такими способами, как особая жестокость, садизм, издевательство, а также мучения для потерпевшего, рассматривается в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, во всех случаях, когда такой способ не является ни обязательным, ни квалифицирующим признаком (п. «и» ч. 1 ст. 63 УК).

Состав преступления структурно состоит из четырех элементов:

  • объекта;
  • объективной стороны;
  • субъекта;
  • субъективной стороны.
  1. Объект преступления – это то, на что посягает преступление.
  2. Объективная сторона преступления характеризует деяние (действие или бездействие), посредством которого совершено преступление. К объективной стороне относятся также последствия преступного деяния и причинная связь между деянием виновного лица и наступившими последствиями.
  3. Субъект преступления – лицо, совершившее преступление.
  4. Субъективная сторона преступления характеризуется виной лица, совершившего преступление.

Значение состава преступления состоит в том, что только установление всех его признаков в конкретном деянии дает основание констатировать сам факт совершения преступления (как основание для возникновения правоотношения между преступником и государством), правильно квалифицировать действия виновного по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса и тем самым определить характер и объем ответственности и наказания.

В зависимости от степени обобщенности признаков существуют следующие виды состава преступления:

  1. Состав конкретного преступления – характеризуется признаками, общими для деяний, отражаемых понятием определенного вида преступлений.
  2. Родовой состав – характеризуется признаками, общими для определенной группы преступлений.
  3. Общий состав преступления – характеризуется признаками, которыми обладают составы всех преступлений.

Исходя из характера и степени общественной опасности, конкретные составы преступлений подразделяются:

  • Основной (или простой) состав преступления (без дополнительных признаков).
  • Квалифицированный состав (с дополнительными отягчающими обстоятельствами).
  • Особо квалифицированный состав (с дополнительными обстоятельствами, особо отягчающими ответственность).
  • Привилегированный состав (со смягчающими вину обстоятельствами).

Составы преступления по характеру их структуры, по способу их описания можно подразделить на простые и сложные.

Простой состав содержит признаки, характеризующие какое-либо одно преступление, посягающее на один определенный объект (убийство, кража).

Сложные составы подразделяются на составные, альтернативные, составы с двумя действиями, двумя формами вины, двумя объектами.

Составные составы включают в себя одновременно два или более самостоятельно наказуемых преступных деяния. Каждое из указанных в составе деяний при соответствующих условиях могло бы повлечь для виновного самостоятельную ответственность.

Примером является ст. 212 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за массовые беспорядки. В состав массовых беспорядков законодатель включил такие преступные деяния, как организацию массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителям власти. Каждое из указанных преступлений могло бы повлечь для виновных лиц самостоятельную уголовную ответственность, но, учитывая повышенную общественную опасность данного вида преступлений, законодатель сконструировал особый составной состав преступления.

Альтернативные составы – составы в которых описан ряд действий, каждого из которых достаточно для привлечения виновного к уголовной ответственности (например, ст. 222 ч. I УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, передачу или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств).

Составы с двумя действиями – это составы, объективная сторона которых предусматривает совершение не одного, а двух действий.

Примером такого состава является разбой (ст. 162 УК РФ). Для наличия оконченного состава разбоя необходимо, чтобы было нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия и хищения чужого имущества.

К составам с двумя формами вины относятся такие, в которых субъективная сторона преступления характеризуется неоднородной формой вины по отношению к действиям и к последствиям этих действий. Примером состава с двумя формами вины является ст. 111 ч. IV УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

По характеру законодательной конструкции составы преступлений подразделяются на:

  1. Материальный состав – обязательным элементом объективной стороны оконченного состава преступления является наличие последствий. Например, ст. 105 УК РФ – умышленное убийство, ст. 158 УК РФ – кража.
  2. Формальный состав – обязательным признаком является само совершение запрещенных законом действий, независимо от наступления вредных последствий.

Например, ст. 129 УК РФ — клевета, ст. 130 УК РФ – оскорбление, ст. 338 УК РФ – дезертирство.

3. Усеченный состав – обязательным признаком является наступление вреда, но не после, а во время совершения общественно опасного деяния. Например, ст. 162 УК РФ – разбой, т.е. момент считается оконченным составом преступления.

Состав преступления. Классификация составов: Видео


legalquest.ru

Усеченный состав преступления

Усеченный состав преступления — это состав, для признания которого оконченным не требуется не только наступления преступного результата, но и доведения до конца тех действий, которые способны вызвать данные последствия. Усеченные составы преступлений законодатель считает оконченными на более ранней стадии преступных действий (разбой, бандитизм и др.).

Наступление преступною последствия является последней стадией преступной деятельности — стадией окончания преступления. Однако в советской уголовно-правовой литературе существует и иное мнение. Полагают, что в некоторых составах преступлений момент окончания перенесен законодателем на более ранние стадии — стадии исполнения и даже приготовления. В этих составах преступное последствие оказывается таким образом «усеченным», а отсюда и составы были названы «усеченными».

Такой точки зрения придерживаются авторы учебного пособия по общей части уголовного права, Н. Д. Дурманов, М. Д. Шаргородский, Красильников, И. Слуцкий, П. Денисов, Н. Дворкин, Н. Меркушев. Авторы учебника считают конструкцию «усеченных» составов законодательно-техническим приемом в целях усиления борьбы с отдельными категориями общественно опасных преступлений. Они пишут, что подобного рода конструкции для советского уголовного права не типичны, редки, ибо по советским законам приготовление и покушение наказываются наравне с оконченным преступлением.

С подобной оценкой значения «усеченных» составов авторами учебника как умаляющей их «политически принципиальное значение для советского уголовного права» не согласны М. Д. Шаргородский и Н. Д. Дурманов.

Сторонники признания «усеченных» составов считают, что эти составы нужны для того, чтобы способствовать активизации борьбы с наиболее опасными преступлениями. Составы, которые законодатель объявляет законченными на стадии приготовления и покушения без реального причинения ущерба объекту целесообразны якобы потому, «что они исключают необходимость при особо опасных формах приготовления доказывать наличие умысла в отношении преступного результата.

Характерной чертой «усеченных» составов, по мнению Н. Д. Дурманова, является то, что законодатель признает преступление оконченным, «когда деяние, прямо направленное на объект, охватываемый умыслом виновного, еще не совершено, (но этот объект уже ставится в явную опасность причинения ему ущерба.

От так называемых «формальных» составов эти составы отличаются тем, что прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия и их результат, находящиеся за пределами данного состава».

В качестве примеров «усеченных» составов авторы учебника называют состав оставления в опасности (ст. 156 УК), понуждения женщины (ст. 154УК), поставления в опасные условия работы (ч. 3 ст. 133 УК). Авторы рецензии на учебник советского уголовного права относят к «усеченным» составам также угрозу (ст. 731 УК) и подлог (ст. 72 УК), Н. Д. Дурманов считает «усеченными.» составы бандитизма (ст. 593 УК), разбойного нападения, подлога.

Проблема «усеченных» составов уходит своими корнями в работы немецких криминалистов конца XIX и начала XX веков. Наиболее обстоятельно она впервые была изложена в восьми томной монографии Биндинга «Нормы и их нарушения».

Биндинг, ярко выраженный сторонник нормативистской теории, делил составы на три вида в зависимости от характера запретительных норм (Verbot). Первый, нормальный вид — норма, запрещающая причинение результата (Verletzungsverbote). Эта норма предполагает полный состав преступления — состав причинения ущерба (убийство, хищение и т. п.).

Второй вид нормы — норма, запрещающая создание опасности причинения вреда (Verbot der Gefahrdung). Ей соответствуют деликты опасности (оставление в беспомощном положении и т. д.). Наконец, третий тип норм — простой запрет (Verbot schlechthin). В соответствии с этой нормой конструируются составы простых правонарушений (быстрая езда, недозволенное хранение оружия и т. п.).

Первый состав — нормальный, два остальных — являются «усеченными», при этом во втором нужно доказывать не реальное причинение ущерба, а лишь опасность такого причинения, а в третьем доказывается только наличие самого действия.

Даже с точки зрения буржуазных криминалистов теория «усеченных» составов не была бесспорной. Так, Белинг писал, что преступление есть деяние, запрещенное под страхом наказания, поэтому нельзя противопоставлять законодательную структуру преступления какой-то несуществующей, нормальной, естественной его структуре. Если в деянии имеются все признаки, указанные в законе, то это полное целое преступление, и оно не может считаться «усеченным».

В русском дореволюционном уголовном праве теория об «усеченных» и «не усеченных» составах не имела сторонников. Исключение составляли лишь А. М. Круглевокий и С. П. Мокринский. А. М. Круглевский в монографии «Имущественные преступления» отстаивал и развивал точку зрения Биндиига об «усеченных» составах. Он также признавал основные и неосновные нормы. «Усеченный» состав, по его мнению, «не заключает в себе всех признаков, принадлежащих акту нарушения основной нормы». «Усеченный» или, как он его называл, «урезанный» состав полностью выполняет состав правонарушения и частично состав преступления.

К сожалению, многие ошибочные положения буржуазной теории «усеченных» составов некритически восприняты отдельными советскими теоретиками.

Так, Дурманов начинает главу о понятии оконченного преступления тем положением, что «об оконченном преступлении можно говорить в двояком смысле или в смысле конструкции оконченного преступления в законе, то есть в соответственной статье особенной части, или же в смысле определения конкретного оконченного преступления в судебной практике». Дурманов критикует авторов учебника, которые не учитывают этого обстоятельства, говоря о конструкции так называемых «усеченных» составов в законе. Сам же Н. Д. Дурманов пишет в различных параграфах об оконченном преступлении в законе и об «установлении момента окончания конкретного преступления судом». Сопоставляя закон и судебную практику, автор делает следующий вывод: «В общем, судебная практика Верховного Суда СССР при определении оконченного преступления исходит из характера формулировки состава данного преступления в статье особенной части советского уголовного закона».

Подобное утверждение ни на чем то основано и должно быть отвергнуто. Судебная практика понимает оконченное преступление так и только так, как законодатель формулирует составы преступлений. Противопоставление понятия оконченного преступления в судебной практике и в законе является причиной ошибочной трактовки так называемых «усеченных» составов.

Правильно пишут Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили в рецензии на книгу Н. Д. Дурманова «Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву», что «признание существования двух понятий оконченного преступления, по нашему мнению, лишено оснований. Оно может создать впечатление, что точка зрения суда на оконченное преступление расходится с точкой зрения закона по данному вопросу. Но разве это допустимо, чтобы законодатель и суд вкладывали в одно и то же понятие разное содержание? С таким положением согласиться нельзя».

Рецензенты далее правильно отмечают, что концепция «усеченных» составов — буржуазная концепция. Ее реакционный характер заключается в том, что она вопреки закону, решение вопроса об оконченном деяния предоставляет свободному усмотрению буржуазных судей и, кроме того, ведет к расширению уголовной ответственности. Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили правильно заключают, что «следует избегать двух понятий оконченного преступления в каком бы то ни было виде, так как с этим связаны тенденции, неприемлемые для советского уголовного права».

В самом деле, понятие «усеченности» состава весьма относительно. Определить «усечен» ли состав, можно лишь сравнивая его с другими «не усеченными», то есть «полными», «целыми» составами преступлений. Следовательно, неизбежно появляется необходимость в том самом нормальном, полном преступлении, о котором в свое время писал Биндинг.

А. Н. Трайнин справедливо отмечал: «Закон «усеченных» составов не знает, и знать не может. Закон все составы заполняет надлежащими элементами. Необходимо учесть и другое: различие «усеченных» составов логически предполагает существование какой-то средней нормы составов, ниже которой, очевидно, и опускается так называемый «усеченный состав». Однако хорошо известно, что никаких средних нормальных составов не существует и существовать не может: состав преступления таков, каким он описан в законе».

Н. Д. Дурманов считает неудачным термин — «усеченный состав» и предлагает в подобных случаях говорить о составах, в которых момент окончания преступления перенесен на более раннюю стадию, то есть приготовление и покушение. Но от подобной замены положение не меняется. Покушение и приготовление, наказуемые якобы как оконченное преступление, тоже предполагают соответствующее оконченное преступление, стадией которого они являются.

Признать «усеченным», например, состав оставления в опасности (ст. 156 УК) можно лишь в сопоставлении с «неусеченным» составом убийства: сравнительно с убийством в составе оставления в опасности не хватает смерти жертвы. Отсюда и делается вывод, что оставление в опасности есть покушение на убийство, наказуемое как оконченное преступление.

Приобретение яда или огнестрельного оружия опять-таки рассматривается в виде наказуемого как оконченное преступление приготовления к тому же «целому» составу убийства.

О составе угрозы (ст. 731 УК) авторы учебника «Советское уголовное право» 1952 года пишут даже как о самостоятельно наказуемой стадии убийства (не существующей в действительности) — обнаружении умысла на убийство. Н. Д. Дурманов пишет об угрозе, как о действии, создающем условия для причинения вреда объекту. Какому объекту? Очевидно, жизни человека, ибо действительному объекту угрозы, предусмотренному в ст. 731 УК, то есть общественно политической деятельности граждан, интересам коллективизации и т. п. — ущерб причиняется реально. С этой точки зрения разбой, как «усеченный» состав, оказывается самостоятельно наказуемой стадией покушения на хищение, а подлог так же наказуемым как оконченное преступление приготовлением к хищению, и другим преступлениям.

Нетрудно убедиться, к какой невероятной путанице приведет на практике реализация подобного рода положений. Если признать оставление в опасности (ст. 156 УК) «усеченным составом убийства» или самостоятельно наказуемым покушением на убийство, «когда виновный еще не закончил действий, выражающихся в посягательстве на объект» (на жизнь человека), когда «прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия и их результат, находящийся за пределами данного состава» (на лишение жизни), то это означает, во-первых, полное искажение как состава оставления в опасности, так и самого учения о составе преступления вообще, и, во-вторых, лишает суды, какой бы то ни было возможности решить практически важный вопрос о разграничении оставления в опасности и покушения на убийство.

Получается следующая картина: последствия при оставлении в опасности (ст. 156 УК), «усечены», то есть лежат за составом, и так как эти последствия охватываются прямым умыслом виновного, то вина оказывается также за составом оставления в опасности, ибо вина есть субъективное отношение к общественно опасным последствиям. Кроме того, и объект (жизнь и здоровье жертвы) также находятся за составом. Таким образом, оказывается, что все элементы, за исключением действия и субъекта, вынесены за пределы состава.

В действительности же состав оставления в опасности ничего общего с убийством не имеет. Объектом его является не жизнь, а безопасность человека. Объективная сторона выражается в действиях, которые вполне закончены и причиняют реальный ущерб своему объекту. Они представляют собой поставление лица, находящегося в беспомощном состоянии, в опасное для жизни и здоровья положение. Умысел субъекта при этом не выходит за пределы состава, ибо это противоречило бы понятию умысла, как признака субъективной стороны преступления. Содержанием умысла всегда является предвидение элементов состава преступления. В данном случае умысел состоит в том, чтобы заведомо подвергнуть жертву известной опасности, но не лишать ее жизни. Если же будет установлено, что «прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, «но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия, и их результат, находящийся за пределами данного состава», как правильно, виновные будут отвечать не за оставление в опасности, а за покушение на убийство.

Именно по тому, направлен ли умысел субъекта на причинение смерти или только на оставление в опасности, и можно разграничить состав преступления, предусмотренный ст. 156 УК, и покушение на убийство. Верховный Суд ООСР в определении по делу Г., решая вопрос о разграничении оставления в опасности и покушения на убийство, указал, что умышленное создание родителями тяжелых условий для ребенка с целью привести его к смерти должно квалифицироваться как покушение на убийство.

Не менее ошибочным является также рассмотрение изготовления и хранения оружия и ядов как наказуемых в форме оконченных «усеченных» составов приготовления (создание условий) к убийству. Законодатель не случайно поместил статьи, предусматривающие эти преступления, в главу о нарушении правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок. Объектом этих преступлений являются не жизнь человека и его здоровье, а установленный в СССР порядок хранения и обращения с ядами и оружием. Лицо, разумеется, может, приобретая оружие, готовиться к убийству. Но от этого объект преступления, указанный в ст. 182 УК, не меняется. Появляется лишь необходимость в дополнительной квалификации по совокупности (ст. ст. 19 и 136 УК). Умысел на убийство при незаконном хранении оружия доказывать не приходится, но вовсе не потому, как пишет М. Д. Шаргородский, что это состав особого рода, где умысел на убийство презюмируется законодателем. Он не доказывается потому, что не имеет ничего общего с умыслом состава хранения оружия. Для ответственности по ст. 182 УК с субъективной стороны достаточно того, что субъект предвидит нарушение им системы обращения с огнестрельным оружием и желает ее нарушить.

Все сказанное об «усеченных» составах или стадиях убийства, наказуемых как оконченное преступление, распространяется и на мнимые составы «усеченного» хищения — разбоя и подлога.

Вместо того чтобы в соответствии с предельно ясной редакцией ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении охраны личной собственности граждан» считать разбой оконченным с момента нападения или угрозы нападения А. А. Пионтковский в Курсе советского уголовного права начал развивать теорию усеченных составов. В результате он пришел к выводу, что: «разбой, если взять не усеченный состав преступления, а состав преступления в его полностью завершенном виде, как похищение имущества, есть противоправное насильственное изъятие имущества из чужого владения».

Таким образом, А. А. Пионтковскцй конструирует новый состав — насильственное завладение имуществом, несмотря на то, что законодатель определяет разбой как нападение или угрозу нападения с целью изъятия имущества.

Об ошибочности отождествления подлога, преследуемого по ст. ст. 72 и 120 УК, с приготовлением к хищению и другим преступлениям будет сказано далее.

Б. С. Никифоров, с полным основанием отрицая концепцию «усеченных» составов как не имеющую под собой серьезного научного основания, верно отмечает, что «при внимательном изучении составов этой группы неизменно обнаруживается, что речь здесь в действительности идет не о незавершенной преступной деятельности, а о действиях, нарушающих особые, самостоятельные интересы, особые общественные отношения, которые законодатель, конструируя эти составы, стремится поставить под охрану».

Сторонники деления преступлений на «усеченные» и «не усеченные» правы лишь в одном: законодатель в стремлении максимально оградить ценные объекты от преступных посягательств конструирует составы таким образом, чтобы действия, которые создают даже самые отдаленные возможности причинения ущерба этим объектам, оказались в сфере уголовно-правовой репрессии. И, конечно, конструируя составы создания опасности для жизни или здоровья гражданам, запрещая хранить оружие, законодатель в конечном итоге исходил из того, что эти преступления могут причинить вред личности. Но сторонники теории «усеченных» составов недопустимо смешали эти мотивы законотворчества с конструкцией составов указанных преступлений. Одно дело, по каким мотивам законодатель ввел данные преступления в Уголовный кодекс, а другое, какова конструкция данного состава преступления. Если уголовный кодекс говорит, что объектом хранения яда является общественная безопасность, то суд не может считать таковым жизнь и здоровье человека и в соответствии с этим доказывать объективную и субъективную стороны храпения яда как приготовление к преступлениям против личности.

По нашему мнению, не существует составов с «урезанными», «усеченными» последствиями, лежащими якобы за составом деяния и охватываемые умыслом субъекта. Преступный ущерб всегда прямо входит в состав преступления и умысел может распространяться только на этот ущерб. Умысел на ущерб, лежащий за составом преступления, учитывается в плане индивидуализации наказания. Не существует наказуемых как оконченное преступление приготовлений и покушений, так как последние всегда лишь виды неоконченного преступления.

Административная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение

Назад | | Вверх

center-yf.ru

Это интересно:

  • Коллектор фокус 3 Сообщества › Ford Focus Club › Блог › Взаимозаменяемость выпускного коллектора ФФ2 и ФФ3 Взаимозаменяемые ли выпускные коллекторы на форд фокус 2 и 3? Имеем фф2 1.6 115лс, выпуск с двумя катализаторами и 4 лямбда зондами, варить не […]
  • Нотариус байбараш оВ Нотариусы у метро Профсоюзная В Москве рядом со станцией метро Профсоюзная находится 4 нотариальных конторы. В них 2 нотариуса работают после 6 вечера в будние дни, 2 нотариуса работают в субботу и только один нотариус работает по […]
  • Ифнс кбк по налогам всем КБК 2018-2019 Содержание С 30 ноября 2016 года заплатить налоги за организацию сможет "иное лицо"(т.е. кто угодно). Но при этом - это лицо не может требовать возврат уплаченных сумм. Спецрежимы Для платежей: Налог УСН(упрощенка): […]
  • Приказ минприроды 30 от 16022010 Приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 30 марта 2015 г. № 153 “О внесении изменений в приказ Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 6 февраля 2008 г. № 30 “Об утверждении форм и порядка представления […]
  • Ук покушение на убийство ст Покушение на убийство Двое мужчин распивали спиртные напитки дома у одного из них. В процессе этого произошла ссора, в результате которой один нанес другому десять ножевых ранений в область сердца. Обвиняемый находился в состоянии […]
  • Образец заявления отказ от внеурочной деятельности Отказ от посещения внеурочной деятельности Всем в школах говорят, что внеурочная деятельность - это требование нового стандарта и все обязаны ее посещать. Но это не так. Если посмотреть первоисточник (стандарт, законы), то можно […]