Право собственности

Понятие прав собственности

Первоначально римское право не знало термина собственность (proprietas). В древнейший период собственность обозначалась словами «моя вещь», «наша вещь» (pleno iure), т.е. «в полном праве». Трудно сказать, когда появился термин «собственность». В Институциях Гая (середина II в. н.э.) он встречается шесть раз. Но столько же раз встречается в качестве синонима и термин dominium, т.е. «господство над вещами». Когда речь идет о правомочиях собственника, то обычно имеется в виду известная триада: владение, пользование, распоряжение.

Право собственности принципиально не ограничивается. Такое, абсолютное по своей защите, право есть право собственника распоряжаться принадлежащей ему вещью по своему усмотрению вплоть до уничтожения. Собственность рассматривалась римскими юристами как наиболее полное право лица на вещь. Отдельный собственник всевластен.

Тем не менее до какой-то степени право собственности ограничивалось так называемыми сервитутами, известными уже Законам XII таблиц. Полномочия собственника могли ограничиваться по двум основаниям: по закону и по волеизъявлению самого собственника. Законодательные ограничения устанавливались в интересах других собственников. Ограничения бывают негативные, т.е. это обязанность лица (собственника) воздерживаться от каких-либо действий (in non faciendo), и позитивные (in patiendo), т.е. обязанность собственника терпеть действия других лиц.

Виды права собственности

Римское право не знало единого понятия права собственности. Различалось несколько его видов:

– бонитарная (преторская) собственность;

Квиритская собственность (dominium ex Jure Quiritium) – это собственность, регулируемая гражданским правом. Это право собственности было единственным в древнее время. С развитием института частной собственности и появлением новых ее видов квиритская собственность продолжала почитаться как наилучшая и освобождалась от всех налоговых платежей.

Для получения квиритской собственности необходимо было быть римским правоспособным гражданином, наделенным правом приобретения собственности. Объектом собственности могли быть как манципируемые, так и неманципируемые вещи, но если говорить о недвижимости, то она должна была обязательно находиться на территории Италии.

Провинциальная собственность возникла и получила широкое распространение с развитием Рима и увеличением его территорий. На земли за пределами Италии не могло распространяться квиритское право, а законодательный режим был необходим. Поэтому стало считаться, что земли принадлежат государству (позднее считалось, что принадлежат императору), а тем, кто пользовался ими, принадлежит не право собственности, а право извлекать из земель экономическую выгоду: пользоваться, получать плоды, иметь, владеть («uti frui habere possidere»). Решение, что эти земли могут передаваться по наследству, и оформило окончательно право провинциальной собственности. Провинциальные земли облагались особым налогом (платой для сенатских провинций и налогом для императорских земель), это и было основное отличие этого вида собственности от собственности на итальянские земли. Различия в правовом режиме исчезли с введением обязанности землевладельцев на территории Италии также платить налоги на землю.

Бонитарная (преторская) собственность развилась из деления вещей на манципируемые и неманципируемые. К первой группе вещей (земли, рабы, быки, лошади, ослы, мулы, строения на италийской земле) применялись очень сложные и громоздкие процедуры отчуждения и приобретения, что являлось тормозом для хозяйственного оборота Рима. Нередко торжественные формы манципации вещей откладывались договаривающимися сторонами на неопределенное время, и вещь просто передавалась (передача – traditio). Однако покупатель, становившийся в этом случае держателем вещи (до истечения одного года для недвижимого и двух лет – для движимого имущества), очень рисковал, потому что законный собственник, если он был недостаточно честен, мог истребовать вещь обратно.

Преторы ввели два иска, защищающие приобретателей, подтвердив тем самым возможность отчуждать манципируемые вещи как неманципируемые:

а) иск, позволявший противопоставить иску квиритского собственника возражение, в котором говорилось, что вещь приобретена посредством передачи (exceptio rei vinditae ас traditae);

б) иск, позволявший вернуть вещь в случае, если она была отобрана квиритским собственником или любым другим третьим лицом после передачи ее посредством передачи (actio publiciana). Защита прав нового неквиритского владельца (не имеющего возможности предъявить собственнический иск) осуществлялась путем:

– фикции в формуле иска нового собственника о том, что вещь должна быть возвращена ему из чужого незаконного владения, как если бы прошел давностный срок (в цивильном праве: для земли – два года, для прочего – один год, причем вещь не должна быть краденой; в праве на провинциальные земли – 10 лет);

– оговорки в иске неквиритского владельца о том, что вещь должна быть ему возвращена захватившим ее старым квиритским собственником, так как «вещь продана и передана».

Таким образом, на одну и ту же вещь могло существовать параллельно два права – номинальное квиритское и фактическое преторское. Квиритское право в такой ситуации выступало в качестве голого (формального) квиритского права собственности, т.е. права без содержания (nudum ius Quiritem).

Перегринская собственность– это собственность неграждан Рима (псрегринов и латинов). Они подчинялись своему собственному праву. Некоторые из них имели право участвовать в сделках купли-продажи. Однако они не могли защищать полученное право собственности, как римские граждане, и их иски рассматривались как «фиктивные» с «воображаемым» статусом перегрина как римского гражданина. Впоследствии перегринская собственность слилась с прсторской.

Приобретение права собственности. Римляне разделяли способы приобретения собственности по историческому признаку принадлежности к цивильному праву или к праву народов. В систематическом изложении их удобнее различать по признаку производного перехода права собственности от одних лиц к другим и первоначального возникновения в лице данного приобретателя – впервые или, во всяком случае, независимо от права предшественника. Обычно закон указывал, в каких случаях имеет место такое первоначальное приобретение права собственности.

Переход собственности допускался только между лицами, способными отчуждать и приобретать имущество, и осуществлялся путем договоров и сделок в обороте между живыми (inter vivos), а также на основе сделок по случаю смерти (mortis causa), т.е. путем наследования по завещанию и отказов, а равно и путем наследования по закону.

В классическом праве для договорного приобретения собственности применялись три способа mancipatio, in iure cessio и traditio.

Манципация возникла тогда, когда Рим еще не знал чеканной монеты, и в качестве денег употреблялась медь в слитках, когда ее действительно рубили и взвешивали. Наличие пяти свидетелей есть пережиток участия всей общины в отчуждении. Община некогда давала разрешение на отчуждение и контролировала сделку. Свидетели – не просто очевидцы, а гаранты действительности сделки, прочности совершаемого приобретения. Приобретатель (по общему правилу состоятельный человек) стремился приобрести землю с гарантией, что ни государство, ни отчуждатель не отберут ее. Несомненно, что в начале манципация была действительной куплей-продажей. В момент приобретения вещи покупатель произносил формулу и тут же вручал продавцу плату. С течением времени сохранилась лишь форма сделки, но ее содержание стало иным. Действительная сделка и передача денег совершались вне самого обряда манципации. При наличии чеканной монеты кусок меди вовсе не был эквивалентом. И хотя реальной уплаты не было, но форма оставалась. Больше того, без соблюдения обряда манципации собственность на вещь не переходила к приобретателю. С течением времени обряд манципации получил широкое применение. Торжественная форма с участием пяти свидетелей, весовщика и с произнесением формулы «приобретаю за кусок меди» начинает обслуживать почти весь тогдашний оборот, пусть и несложный. Обряд «посредством меди и весов» (per aes et libram) стали применять даже при совершении брака и при распоряжении имуществом на случай смерти.

Правильно считать, что стеснения являлись следствием былой принадлежности этих вещей коллективу, следствием ограниченности прав отдельных лиц на эти вещи. Отчуждение таких вещей первоначально означало узурпацию общественной собственности наиболее богатыми и влиятельными людьми.

Несмотря на свою сложность и неуклюжесть, манципация вполне удовлетворяла интересы патрицианско-плебейской верхушки римского общества. Она не препятствовала концентрации земель в руках этой верхушки. Последняя стремилась удержать в своих руках земельные богатства, была заинтересована в том, чтобы эти богатства не так-то легко отчуждались, уплывали из ее рук.

studme.org

§ 4. Приобретение и прекращение права собственности

Способы приобретения права собственности

В римских источниках различаются цивильные (по ius civile) и естественные (по ius gentium) способы приобретения права собственности. Гай по этому поводу пишет: «Одни предметы мы получаем в собственность по естественному праву, например, предметы, отчуждаемые посредством простой передачи, другие — по гражданскому праву; манципация, переуступка перед магистратом, давность — все это способы приобретения, свойственные праву римских граждан» (Гай, 2.65).

Важнейшее современное деление способов приобретения на первоначальные и производные не было известно ни римлянам, ни в Средние века. Оно утвердилось лишь в трудах пандектистов. Современные ученые считают, что сопряжение двух систематик может углубить понимание римской собственности (В.П. Дождев).

Первоначальные (оригинальные) — это такие, при которых право собственности на вещь возникает впервые или независимо от предшествовавшего собственника. В качестве примера можно привести возникновение права собственности на вновь возникшую вещь; на вещи, никому не принадлежавшие (ничьи); на вещи, имевшие когда-то собственника, но утратившего это право либо отказавшегося по своей воле (выброшенные собственником), либо по предписаниям закона (вещь, перешедшая к новому собственнику по давности владения) — цивильный способ.

Производные способы (дереватные) — те, при которых право нового собственника возникает по воле предшествующего собственника. При этом действует правило, выработанное еще римлянами: «Никто не может перенести на другого больше прав, чем имеет сам». К ним относятся сделки ius civile: манципация, уступка вещи перед магистратом. К сделкам ius gentium относится простая передача на правомерном основании — традиция. В постклассическом праве манципация постепенно отмирает. С упразднением особого режима resman cipi манципацию полностью вытесняет традиция.

Первоначальные способы приобретения права собственности

Захват (occupatio) ничейной вещи (res nullius) делает ее собственником захватчика (Гай, 2.66).

Окукупации могут подлежать следующие вещи:

вещи, еще не имевшие собственника: дикие животные, птицы, рыбы, продукты моря, образовавшиеся в море острова, речной лед и т.п. (Институции Юстиниана, 2.1.12-16; 18; 22);

вещи, от которых собственник отказался, т.е. бросил с намерением прекратить свое право собственности (res derelictae) (Г. 2.1.47-48). В силу специального постановления римских императоров можно было стать собственником подлежащего земельному налогу участка, который его собственник оставил без обработки.

Присвоение находки не делает нашедшего собственником, так как он должен был принять меры к розыску собственника вещи;

вещи врагов считаются безхозными. Земля врагов делается ager publicus (J, 2.1.17);

особый режим у клада (thesaurus). Клад — это ценности, скрытые в земле или другом месте, собственник которых за давностью лет не мог быть установлен.

По древнему праву клад считался за accessio к земельному участку и принадлежал собственнику последнего. Лицо, нашедшее клад, ничего не получало.

Со II в. н.э. (и эти правила получили закрепление в Институциях Юстиниана) клад принадлежит собственнику земли, если им самим в ней найден. Нашедший клад в чужой земле, если нашел его случайно, получает половину клада, вторую — собственник земли. Если нашедший умышленно искал клад в чужой земле, он ничего не получает, все достается собственнику земли. Если клад найден в месте сакральном или религиозном, он принадлежит нашедшему.

Спецификация — такая переработка материала, в результате которой возникает новая вещь.

Источники относят к спецификации сооружение корабля или мебели из досок, изготовление вазы из массы металла и др. (J, 2.1.25). Если спецификации подвергся чужой материал, то кому принадлежит право собственности на созданную вещь? На этот вопрос римские юристы отвечали по-разному. Сабинианцы главное значение придавали материи, а не форме, и поэтому собственником новой вещи считали собственника материала. Прокулянцы признавали ее собственником изготовителя.

В Юстиниановом праве было принято среднее решение: новая вещь принадлежит хозяину материала, если материал может быть возвращен в прежнее состояние (например, все металлические изделия); спецификатору, если этого сделать нельзя (I, 2.1.25). По праву Юстиниана спецификатор становился собственником и в том случае, если он к чужому материалу прибавил свой собственный.

Присоединение (accessio) и смешение (commixtio) вещей

Римские источники имеют богатую казуистику по этим вопросам.

Если какая-либо вещь присоединялась к другой, превратившись в ее составную часть, она переставала считаться самостоятельным объектом и поступала в собственность того, кому принадлежала основная вещь. Чужое бревно, использованное собственником строения в строительстве своего дома, переходило в его собственность. Собственник бревна уже не вправе был виндицировать бревно, пока оно составляло часть дома. Присоединение имеет место в случаях посевов, насаждений, возведения строений на чужой земле — все это приращения земли и по римскому праву принадлежит собственнику земли.

Специальные случаи приращения составляли случаи намыва земель к речным берегам (alluvio). Смешение вещей приводило к возникновению права общей собственности лиц на смешанные вещи. При этом невозможно определить, какая вещь поглотила другую, например сплав из двух металлических предметов.

Приведем примеры из Институций Юстиниана: «. Буквы, хотя бы они были золотые, уступают в качестве придаточной вещи пергаменту, так же как земле уступает все то, что на ней строится или засевается. Поэтому, если на твоих бумажных или пергаментных листах Тиций напишет стихотворение, историю, речь, то собственником, по-видимому, будет не Тиций, а ты». Но совсем противоположное решение в другом, на первый взгляд, аналогичном примере: «Если кто нарисует на чужой доске, то, как думают некоторые, доска, в качестве вещи придаточной, уступает рисунку; другим кажется, что рисунок, какой бы он ни был, уступает доске. Нам, однако, кажется более правильным, чтобы доска уступала рисунку. «

А вот какой довод в защиту этой позиции приводится в Институциях: «. было бы смешно, если бы рисунок Апеллеса или Парразия служил придатком к простой доске».

Все приведенные способы приобретения права собственности римляне считают приобретением по естественному праву, которое регулируется ius gentium.

Приобретение права собственности по давности владения (usucapio)

Этот способ относится к цивильным и означает признание права собственности за лицом, которое фактически владело вещью в течение установленного законом срока и при наличии определенных условий.

По Законам XII Таблиц приобретательная давность (usucapio) для движимых вещей составляла 1 год, для недвижимых — 2 года. Не подлежали приобретению по давности ворованные вещи, а позднее — захваченные насильственно, места погребения и манципируемые вещи самостоятельной женщины, отчужденные ею без согласия опекуна. Приобретательная давность применялась только к италийским землям и между римскими гражданами.

В провинциях в отношении провинциальных земель был введен институт погасительной исковой давности — praescriptio longi temporis. Прескрипцией называлось предписание в начале формулы иска, которым судье предлагалось освободить ответчика, провладевшего недвижимостью десять лет, если прежний собственник жил с ним в одной провинции, и двадцать лет, если они жили в разных провинциях. Такое владение впоследствии приобрело значение особого основания для иска давностного владельца, а не только возражения против прежнего собственника. Давностный владелец приобретал право провинциальной собственности. Преторский эдикт распространил этот способ приобретения права собственности на все вещи, находившиеся в давностном владении перегринов.

В праве Юстиниана эти институты получили дальнейшее развитие. Срок владения для приобретения по давности движимых вещей был установлен в 3 года, для недвижимых — 10 лет среди присутствующих, 20 лет среди отсутствующих.

Юстиниан ввел еще один срок — чрезвычайной давности — в 30 лет. По истечении этого срока добросовестный владелец не обязан был доказывать законности титула приобретения вещи. Из этого срока были изъяты вещи, насильственно захваченные; не допускавшие установления частной собственности; находившиеся в общественном пользовании. В отношении имущества церквей, монастырей и богаделен предусматривался столетний срок давности, позже сокращенный до 40-летнего.

Условия приобретения права собственности по давности владения в праве Юстиниана были сведены к следующим:

Вещь должна быть способна к приобретению по давности, подходящая вещь — res habilis. Не способны к приобретению по давности ворованные вещи, межа между земельными участками шириной в пять шагов и др.

Законное основание владения — titulus. Римские юристы относили к законным основаниям приобретения следующие: в качестве покупателя; как подаренным; как отказанным по завещанию; как приданным; как данным в исполнение обязательства; как выданным в возмещение ущерба; как брошенным; в качестве наследника.

Добросовестность приобретателя — bona fides.

Непрерывность владения — passessio.

Истечение установленного законом срока — tempus. В случае смерти приобретателя срок давности засчитывался в пользу его наследника. Приращение срока имело место и в других случаях.

Реквизиты usucapio средневековые юристы свели в следующую строку: res habilis, titulus, fides, possessio, tempus.

Производные способы приобретения права собственности

В классическом праве для перехода права собственности от одного лица к другому применялись три способа. Два из них — манципация и мнимый процесс — регулировались цивильным правом. Традиция (простая передача) — правом народов.

Mancipatio — была древним цивильным способом, представлявшим передачу вещи путем обмена ее на цену перед пятью свидетелями и при содействии весовщика. Это была и купля, и передача одновременно. Этот способ был обязателен для перехода права собственности на манципируемые вещи и применялся только между римскими гражданами.

Обряд манципации описан в Институциях Гая (книга 1, 119-122): «Манципация состоит. в мнимой (воображаемой) продаже. Пригласив не менее пяти совершеннолетних граждан в качестве свидетелей и сверх того еще одно лицо того же состояния, которое держало бы в руках медные весы и называющееся весовщиком, покупатель, еще держа медь, говорит так: «Утверждаю, что этот раб по квиритскому праву принадлежит мне и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов»; затем он ударяет этим металлом об весы и передает его как покупную сумму тому, от кого приобретает вещь путем купли».

Jn iure cessio — мнимый судебный процесс, приводивший к передаче права собственности.

Этот способ применялся в отношении всех вещей как манципируемых, так и неманципируемых. Его можно было совершать также в провинциях перед наместником.

Гай так описывает эту форму передачи собственности:

«. перед (судящим магистратом римского народа, например, перед претором или наместником провинции тот, кому вещь переуступается, держа ее, произносит: «Я утверждаю, что этот человек мой по праву квиритов». Затем, когда он заявил такую виндикацию, претор спрашивает отчуждающего, не имеет ли он какой-нибудь претензии (по отношению к спорному предмету). Когда этот последний скажет, что нет, или молчит, тогда претор присуждает предмет виндицирующему (приобретающему)».

В праве Юстиниана сохранилась только традиция.

Traditio (передача) — важнейший и наиболее распространенный способ приобретения права собственности. Однако переход права собственности простой передачей вещи имеет место только в том случае, когда налицо намерение сторон передать-получить вещь в собственность.

Прекращение права собственности

Права собственности утрачивается, если:

вещь уничтожается физически;

она изымается из гражданского оборота;

собственник передает вещь другому лицу по договору;

он отказывается от вещи (выбрасывает ее);

собственник лишается права помимо своей воли (конфискация, приобретение собственности другим лицом по usucapio).

lawbook.online

(VII.2.2) Способы приобретения права собственности

В за­висимости от оснований, по которым в жизни возникает индивидуализи­рованное господство над вещью выражающееся в возможности владеть, пользоваться и распоряжаться ею, признанное другими потенциальными обладателями и правом, способы установления этого господства, или приобретения права собственности, подразделяются на первоначальные и производные. Первоначальные способы охватывают те случаи, когда право возникает вне зависимости от чьих-либо предыдущих прав на эту вещь в качестве исходного установления права. Производные способы ох­ватывают те ситуации, когда они вытекают из признанных правом пред­шествующих прав на эту вещь другого собственника, и характер предыдущего обладания определяет содержание вновь возникающего права: Nemo in alium potest transfere plus juris quam ipse habet .

(1) К первоначальным способам относятся узаконенный захват вещи, господство по праву присоединения, смешения и спецификации, а также по давности владения.

Захват вещи ( occupatio ) признавался основанием для образова­ния права собственности на вещь в качестве первоначального и неоспа­риваемого, когда шла речь о вещах, никому по своей природе не принад­лежащих или не имеющих конкретного обладателя на данный момент: «никому не принадлежащая вещь естественно становится собственнос­тью того, кто ею завладеет». Вещами, никому не принадлежащими, считались: а) вещи бесхозные, или ничьи, по своей природе: дикие звери, птицы, рыбы, предметы неживой природы; в отношении их первенство­вало фактическое обладание, и потеря этого обладания хотя бы на мгно­вение тотчас делала законным захват этой вещи другим лицом; б) ве­щи брошенные в силу утраты ими своего качества для прежнего обладателя: сломанные, испорченные и т.п.; в) вещи неприятельские, т.е. любые по своей природе вещи, ранее принадлежавшие врагу римского народа и захваченные в ходе войны или других действий полноправных римских граждан, для которых только и признавалось это право. Выпу­щенные из фактического владения вещи, никому не принадлежащие, нео­споримо могли становиться собственностью нового обладателя. От ве­щей, никому не принадлежащих, разнились вещи потерянные или спря­танные — в отношении их захват допускался возможным только при соблюдении некоторых условий. Вещи потерянные или спрятанные подразделялись на: а) находку, когда прежний обладатель вещи мог быть ус­тановлен и когда нашедшему следовало предпринять меры по возвраще­нию вещи прежнему обладателю; до этого вещь считалась на положении держания или временного владения; б) клад, когда прежнего обладателя отыскать невозможно по давности времени или в силу невозможности идентификации собственника. Клады подлежали дополнительному спе­циальному регулированию. Зарытые в земле ценности, клад ( thesaurus ) , лежащие там с «незапамятных времен», считались принадлежащими соб­ственнику земельного участка, если он сам их обнаруживал. Случайно най­денный клад на чужой земле считался совместной собственностью нашед­шего и хозяина земли (в том числе и государства). Клад, обнаруженный в результате нацеленных розысков, проводимых без уведомления и разре­шения хозяина земли, приравнивался к находке, и ее присвоение было уже правонарушением. Наконец, клады, отысканные в результате применения недозволенных методов, в итоге явно преступных розысков, переходили в собственность казны как выморочное имущество.

Обладание по праву присоединения ( accessio ) признавалось осно­ванием для образования права собственности, когда речь шла о вещах дополнительных по своему природному или хозяйственному предназна­чению (а также признанному правом), следующих основной, уже быв­шей собственностью: «Придаточная вещь следует главной». В числе слож­ных вещей, на которые могли распространяться вещные права (см. § VII.1.1.), правом выделялись также главные и дополнительные. В этом подразделении основополагающим было целевое предназначение вещей, а не стоимость их или иные качества. Недвижимая вещь всегда счита­лась важнее движимой, поэтому, например, упряжка волов, служащая для аграрных работ в имении, считалась присоединенной к имению в качестве дополнительной по праву присоединения, сад, т.е. посаженые деревья, — дополнительной к земле, хотя бы стоимость их была несрав­ненно выше. Из права присоединения собственнику земли, например, переходили все посадки, постройки, все приращения его участка. Специ­альные случаи присоединения создавали случаи намыва земель, приле­гающих к речным берегам ( alluvio ): образовавшиеся таким образом при­ращения земельного участка также самим фактом неоспоримо переходили к собственнику основного земельного участка в качестве его первоначаль­ного приобретения, хотя бы речь шла об оторвавшемся участке возделан­ной земли, бывшей частью другого владения.

Обладание по праву смешения вещей ( commixtio ) имело место тогда, когда вещи разных первоначальных владельцев фактически сме­шивались, что невозможно было отделить или оторвать их одну от другой без взаимного повреждения или даже уничтожения: использование чужого бревна для постройки дома, перемешивание вина с чужим уксу­сом и т.д. Разумеется, речь шла о случаях недобросовестного смешения — с одной или даже с обеих сторон (случайное смешение). Преимуществен­ная очередность образования права обладания новым продуктом смеше­ния твердых или жидких вещей (для вторых существовал и особый тер­мин — confusio ) определялась либо по квоте использованных для новой вещи материалов, либо по их стоимости. Во втором случае обладателем новой вещи становился прежний собственник более дорогого (даже и менее объемного) материала: например, собственник краски становился собственником и окрашенной материи, собственник холста или пергамен­та становился новым обладателем и написанных на них картины или кни­ги. Особый случай предусматривался для денег: их смешение (если было неизвестно количество и качество монет) делало обладателем нового ко­личества их того, «кто произвел саму операцию смешения, к чьим деньгам примешались чужие». Для предупреждения злоупотреблений, возмож­ных в результате недобросовестного смешения, слияния вещей, особенно перемешивания денег, потерпевшим предоставлялась возможность зая­вить требование о возмещении убытка в двукратном размере.

Обладание по праву спецификации ( specificatio ) возникало тог­да, когда произошло изготовление (или иная переработка) новой вещи из материала другого собственника без его согласия. Право обладания возникало либо у собственника прежнего материала, либо у того, кто своим трудом произвел переработку вещи: выточил фигурку из дерева, сделал мебель из досок и т.д. (По вопросу спецификации вещей римс­кая юриспруденция не выработала в классическую эпоху однозначных методов, и споры по определению преимущественных собственников в ситуациях таких были принципиальными для различия юридических школ сабинианцев и прокульянцев). Позднее был внесен формальный критерий определения нового правообладателя: если новое изделие можно переработать в материал обратно, то собственность переходит к владельцу материала (например, обратно переплавить серебряную та­релку в слиток), если новое изделие не подлежит такой переработке (на­пример, сшитый из куска материи костюм), то действует трудовой кри­терий для возникновения новой собственности.

(2) К производным способам относятся переход по праву насле­дования и переход в порядке отчуждения вещи; о возникновении правообладания в порядке наследования см. § V 1.3.

Получение вещи в порядке законного отчуждения ( adquisitio ) имело место и давало основание для возникновения права собственно­сти на эту вещь в том случае, когда отчуждение совершалось ее полноп­равным хозяином и в установленных правом формах, т.е. через испол­нение правовых обязательств: купли-продажи, мены, дарения и т.д. Главными условиями для возникновения нового права собственности и нового обладателя вещи были: а) сделка должна быть направлена именно на передачу права собственности, б) сделка должна иметь легитимные, законные, формы, т.е. соответствовать индивидуальным (для данной сделки) или общим (для договоров вообще) требованиям права.

О переходе вещей в собственность по давности владения см. § VII .3.2.

www.bibliotekar.ru

Лекция 13 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ

Право собственности принципиально не ограничивается. Такое, абсолютное по своей защите, право, как IUS UTENDI ЕТ ABUTENDI — есть право собственника распоряжаться принадлежащей ему вещью по своему усмотрению вплоть до уничтожения. Собственность рассматривалась римскими юристами как наиболее полное право лица на вещь. Отдельный собственник всевластен.

Тем не менее, до какой-то степени право собственности ограничивалось так называемыми «сервитутами», известными уже законам XII Таблиц. Полномочия собственника могли ограничиваться по двум основаниям: по закону и по волеизъявлению самого собственника. Законодательные ограничения устанавливались в интересах других собственников. Ограничения бывают негативные, то есть это обязанность лица (собственника) воздерживаться от каких либо действий (IN NON FACIENDO) и позитивные (IN PATIENDO), то есть обязанность собственника терпеть действия других лиц. Подробно об этом мы расскажем в своё время в лекции, посвящённой правам на чужие вещи, то есть сервитутам.

Существовало несколько видов права собственности, а именно: квиритская, собственность перегринов, провинциальная собственность, бонитарная.

Собственность квиритская обозначалась словами — DOMINIUM EX IURE QUIRITIUM. Для неё были характерны сделки или обряды MANCIPATIO и IN IURE CESSIO. Эта собственность приобреталась договорным путём. Её носителями могли быть только полноправные римские граждане. Она принадлежала тем гражданам, которые обладали IUS COMMERCII. Итак, существовало два условия. Во-первых, лицо должно было обладать римской правоспособностью, и, во-вторых, вещь должна быть способной к участию в римском обороте. Это были так называемые RES MANCIPI — прежде всего земля в Италии. Именно эта собственность приобреталась посредством обряда манципации или в силу мнимого судебного спора. Последний способ означал уступку права в ходе процесса. Вещи не манципируемые не требовали этих двух способов. Достаточно было простой передачи (TRADITIO). Позднее стали говорить, что традиция относится к области общенародного права (IUS GENTIUM).

Что касается собственности перегринов (иностранцев), то неримские граждане жили в Риме по праву своей родины (ORIGO). В начале республики некоторые общины и отдельные лица из числа иностранцев получили IUS COMMERCII. Если иностранец хотел совершить сделку с римским гражданином (купля-продажа), то приобретаемое им право защищалось эдиктом перегринского претора при помощи фиктивных исков. При этом за истцом фингировалось, то есть воображалось, свойство римского гражданина.

Собственность провинциальная означала, что земли в провинциях считались собственностью римского народа. Одна часть этих земель включалась в состав AGER PUBLICUS, а другая предоставлялась в пользование прежним владельцам в соответствии с их национальными законами и обычаями. Закон гласил: «Пусть им будет позволено иметь, владеть, пользоваться и извлекать плоды». С провинциальных земель взимались в пользу казны особые платежи (STIPENDIUM, TRIBUTUM). Во времена империи экономическое

значение провинциальной земли становится выше италийской в силу большей доходности первой и большей её протяжённости. Императоры даровали общинам IUS ITALICUM и тем освобождали их земли от обложения. Такая земля становилась предметом квиритской собственности.

Различение собственности провинциальной и квиритской исчезает при Диоклетиане, который уравнял положение земли в Италии с провинциальной землёй. Обе категории земель он обложил налогом.

Непростым вопросом является вопрос о собственности «бонитарной» или «преторской». Дело в том, что специального термина для этой собственности не было. Римляне описывали её словами REM IN BONIS HABERE, то есть «иметь вещь в своём имуществе». Категориями этой собственности были: традиция (TRADITIO), IN BONIS, BONA FIDES, ACTIO PUBLICIANA. Эта форма собственности тесно была связана с вопросом о владении. Чтобы понять природу этой собственности, лучше начать с главного случая возникновения бонитарной собственности. Гай говорит: «Если я вещь MANCIPI не манципирую тебе, не уступлю IN IURE CESSIO, а только передам (TRADIDERO), то хотя эта вещь и будет считаться в твоём имуществе, однако останется в моей квиритской собственности, пока ты не приобретёшь её посредством давностного владения (USUCAPIO). По завершении этого владения, она становится твоей на полном праве (PLENO IURE) и в твоём имуществе, и в твоей квиритской собственности, как будто она была тебе манципирована или • уступлена IN IURE».

В I веке до н. э. претор Публиций внёс в свой эдикт особый иск: I если вещь разряда MANCIPI перешла путём неформальной передачи (TRADITIO), то судья должен был судить, как если бы вещь была > приобретена по давности.

Таким образом, собственник передаёт вещь не путём торжественного акта манципации, а путём простой традиции, которая по квиритскому праву применялась только к неманципируемым вещам. И претор давал процессуальную защиту такому собственнику (иск — ACTIO IN REM PUBLICIANA). Следовательно, претор решительным образом отказывается от формализма. Он защищает приобретателя, хотя собственность была передана последнему с пороком в сделке. Создавалось оригинальное положение. Отчуждатель — прежний владелец — признавался собственником (квиритским), однако вещь признаётся за приобретателем, который фактически владел ею. Этот последний признавался новым, преторским или бо- нитарным собственником. Право же квиритского собственника, как лишённого исковой защиты, превращалось в IUS NUDUM — голое право. Преторский собственник получал защиту против всякого третьего лица, в том числе и против цивильного собственника. Итак, претор не принимает в соображение, были ли соблюдены все формальности при передаче собственности. Его интересует только факт владения вещью на правомерном основании. Суть бонитарной собственности заключается в том, что античная собственность, которая некогда была придатком общинной, становится частной. Собственник теперь свободно, без всякого участия общины, может распоряжаться собственностью.

Следовательно, только в период поздней республики в Риме начинает оформляться, в полной мере, частная собственность. После третьего века н. э. различия всех видов собственности сглаживаются, а при Юстиниане исчезает категория DOMINIUM EX IURE QUIRITIUM.

Рассмотрим способы приобретения права собственности по договору. В классическом праве существовали три способа договорного распоряжения собственностью: манципация, мнимый судебный спор, неформальная передача. Для всех этих способов требовалось, чтобы отчуждатель был собственником. В противном случае другая сторона — приобретатель -— не могла стать собственником в соответствии с максимой Ульпиана: «NEMO PLUS IURIS AD ALIUM TRANSFERRE POTEST QUAM IPSE HABERET», то есть «никто не может передать другому прав больше, чем сам имеет». Возможен и такой перевод: «никто не может перенести на другого больше права, чем имеет сам».

Но вещь могла обладать пороком — VITIUM REI, то есть быть ворованной (RES FURTIVA). Такая вещь считалась неспособной к передаче права собственности. Договорный переход права собственности был возможен только при наличии соглашения сторон о таком переходе.

MANCIPATIO. Для отчуждения определённого рода вещей требовался особый торжественный обряд — MANCIPATIO.

Гай подробно описывает этот обряд. Приобретатель в присутствии пяти свидетелей (обязательно полноправных римских граждан) и весовщика (LIBRIPENS) произносит определенную формулу: «я утверждаю, что это раб (вещь) принадлежит мне по праву квиритов и да будет он куплен мною за эту медь и посредством этих медных весов». Затем он ударял куском (бруском) меди по чашке весов и передавал этот кусок меди отчуждателю как покупную цену. Описанный обряд говорит многое.

По представлениям древних римлян, собственность на вещи MANCIPI не являлась неограниченной. Отсюда и обставленность этого отчуждения формальностями. MANCIPATIO — это сделка, охватывавшая весь оборот с основным капиталом. Монета в Риме появилась в эпоху XII Таблиц, возможно, что даже позже — с половины IV в., а описанная сделка, то есть манципация, продолжала существовать и в дальнейшем.

Манципация возникла тогда, когда Рим ещё не знал чеканной монеты, и в качестве денег употреблялась медь в слитках, когда её действительно рубили и взвешивали. Наличие пяти свидетелей есть пережиток участия всей общины в отчуждении. Община некогда давала разрешение на отчуждение и контролировала сделку. Свидетели — суть не просто очевидцы, а гаранты действительности сделки, прочности совершаемого приобретения. Приобретатель, по общему правилу состоятельный человек, стремился приобрести землю с гарантией, что ни государство, ни отчуждатель не отберут её. Несомненно, что в начале манципация была действительной куплей-продажей. В момент приобретения вещи покупатель произносил формулу и тут же вручал продавцу плату. С течением времени сохранилась лишь форма сделки, но её содержание стало иным. Действительная сделка и передача денег совершались вне самого обряда манципации. При наличии чеканной монеты кусок меди вовсе не был эквивалентом. И хотя реальной уплаты не было, но форма оставалась. Больше того, без соблюдения обряда манципации собственность на вещь не переходила к приобретателю. С течением времени обряд манципации получил широкое применение. Торжественная форма с участием пяти свидетелей, весовщика, и с произнесением формулы «приобретаю за кусок меди» начинает обслуживать почти весь тогдашний оборот, пусть и несложный. Обряд «посредством меди и весов» (PER AES ЕТ LIBRAM) стали применять даже при совершении брака и при распоряжении имуществом на случай смерти.

Правильно считать, что стеснения, тяготевшие на распоряжении RES MANCIPI, являлись следствием былой принадлежности этих вещей коллективу, следствием ограниченности прав отдельных лиц на эти вещи. Отчуждение таких вещей первоначально означало узурпацию общественной собственности наиболее богатыми и влиятельными людьми.

Несмотря на свою сложность и неуклюжесть, манципация вполне удовлетворяла интересы патрицианско-плебейской верхушки римского общества. Она не препятствовала концентрации земель в руках этой верхушки. Последняя стремилась удержать в своих руках земельные богатства, была заинтересована в том, чтобы эти богатства не так-то легко отчуждались, уплывали из её рук.

Другим способом перенесения права собственности был мнимый судебный процесс (IN IURE CESSIO). Приобретатель и отчуж- датель, непременно лица, допускавшиеся к участию в римском процессе, являлись к претору. Приобретатель требовал вещь, которую он приобретал, утверждая, что она принадлежит ему.

Что касается традиции, то она применялась при отчуждении вещей не манципируемых (RES NEC MANCIPI). Она не была обставлена какими-либо формальностями. Различные способы приобретения права собственности детально описаны Гаем. Он писал: «Иногда, мы приобретаем права собственности на вещи по всеобщему праву (IURE GENTIUM), которое на естественном основании одинаково соблюдается среди всех людей, иногда, по цивильному праву, то есть по собственному праву нашей гражданской общины». Собственность возникает, чаще всего, в силу захвата (OCCUPATIO) во владение ничейных вещей (RES NULLIUS). Например, некто поймал рыбу, птицу или дикого зверя. Гай говорит: «Не только то, что делается нашим посредством передачи, принадлежит нам по естественному праву, но также и то, что мы приобретаем путём завладения, так как вещи эти были бесхозяйными, как, например, те, которые захватываются на земле (дикие звери), в море (рыбы), или в воздушном пространстве (птицы). Итак, если мы поймаем дикого зверя, или птицу, или рыбу, то пойманное нами животное до тех пор признаётся нашим, пока мы держим его в нашей власти. Когда же оно уйдёт из-под нашего надзора и получит опять естественную свободу, то снова делается (собственностью) первого завладевшего, так как оно перестало нам принадлежать. Естественной свободы животное, по-видимому, достигает тогда, когда оно или исчезнет у нас из виду, или, хотя и остаётся перед нашими глазами, но преследование его становится трудным. Относительно же тех животных, которые имеют привычку улетать и опять прилетать, например, относительно голубей и пчёл, равным образом относительно оленей, которые обыкновенно уходят в леса и возвращаются, принято следующее правило: если животные эти теряют склонность к возвращению, то, вместе с тем, перестают быть нашими и делаются (собственностью) завладевшего ими. Склонность к возвращению исчезает у них, по- видимому, тогда, когда они оставят привычку возвращаться». Объектом захвата являются вещи военного противника (EX HOSTIBUS). Согласно Гаю, по общенародному праву, нам принадлежит также и то, что мы захватываем у неприятеля. Цельс говорит: «И те вражеские вещи, что оказываются у нас, не становятся общественными, но делаются собственностью захватившего».

Приращением земельного участка служит нанос (ALLUVIO). Если происходит постепенное и незаметное намывание земли у речного берега, то земля сразу же достаётся собственнику земельного участка. Гай говорит:

«Однако и то, что прибавлиется нам «посредством наноса», становится нашей (собственностью) в силу того же самого права; при этом посредством наноса прибавляется, очевидно, то, что река прибавлиет к нашему полю мало- помалу, так что мы не в состоииии определить, сколько прибавлиетси в каждую минуту: вот об этом-то и выражаются обыкновенно, что, по-видимому, оно при- бавлиется «посредством наноса», так как прибавляется до того понемногу, что незаметно для наших глаз.

Таким образом, если река оторвет какую-либо часть земли от твоего участка и принесет её к моему, то эта оторванная часть остаётси тяоей.

Но если посредине реки образуется иояый остров, то он является общим для всех тех, которые по обеим сторонам реки имеют прибрежные владении; если же остров возникает не посреди реки, то ои признаётся принадлежащим тем, которые на ближайшей стороне владеют прибрежными участками земли».

В полную собственность присваивались вещи, брошенные собственником (RES DERELICTAE).

Важным является вопрос, кто является собственником постройки или насаждений, произведенных на чужом участке? По этому поводу Гай говорит:

«Кроме того, постройка, воздвигнутая кем-либо на нашей земле, хоти бы кто-либо построил её для себя, становится по естественному праву нашей, так как построенное иа поверхности принадлежит (собственнику) земли.

В гораздо большей степени примеияетси то же самое к растению, которое кто-либо посадил иа моей земле, если только растение пустило в неё корни.

То же самое случаетси и с хлебом, который кто-либо посеет на моей земле.

Но если мы виндицируем от него землю или постройку и ие хотим его вознаградить за истраченное иа постройку, рассадник и посев, то ему представляется против нас яозражеиие злого умысла, если только он был добросовестным владельцем».

Каким способом приобретается собственность на плоды? По общему правилу, плоды (FRUI) становятся отдельной вещью с момента их отделения (SEPARATIO). Они принадлежали только собственнику плодоносящей либо приносящей вещи. Но пожизненные плодопользователи были собственниками естественных плодов с момента сбора их (PERCEPTIO FRUCTUUM). Юристы-классики считали, что добросовестные владельцы имеют право собственности на плоды.

Одним из способов приобретения собственности являлась спецификация (SPECIFICATION то есть придание материи нового вида (SPECIES), создание качественно новой вещи Пример спецификации: некто написал картину на чужой доске или холсте. Возникает новое, ранее не существовавшее произведение. Итак, под спецификацией понимается изготовление новой вещи (NOVA SPECIES) из одной или нескольких других.

Возникает вопрос, как быть, если создатель новой вещи воспользовался материалом, принадлежащим другому лицу.

Напомним позиции двух юридических школ по этому вопросу. Сабнннанцы считали, что собственник материала остаётся собственником вещи в её новом виде, ибо материя доминирует над формой. Следовательно, сабнннанцы, по существу, отрицали спецификацию. По мнению же прокулнанцев, новая вещь на правах собственности принадлежит её создателю, ибо доминирует форма; материя же — вещь побочная, придаточная, несущественная, пока не получит формы. Поэтому собственник материала вправе получить вознаграждение за материал.

Впоследствии пришли к выводу, что спецификатор (SPECIFICATOR) становится собственником новой вещи, если он к чужому материалу прибавил, частично, и свой собственный. Спецификатор возмещает собственнику стоимость переработанного материала. Представим себе, что чужой материал использовал собственник главной вещи. По этому поводу Гай говорит, что если кто-то возвёл строение иа своём участке из чужого материала, то считается собственником здания, так как всё что строится следует за почвой. Римские юристы-классики обсуждали такую ситуацию, когда для создания новой вещи были использованы равноценные материалы, принадлежавшие разным лицам. Помпоний писал, «когда одновременно вносятся разные вещества, из которых составляется одно лекарство, или, сварив благовоние, мы делаем помаду, то ни один прежний собственник ие может правильно назвать это своим; поэтому лучше всего считать, что это принадлежит тому, для кого оно сделано».

Собственность могла возникать и в силу оккупации (OCCUPA- ТЮ), то есть присвоения и завладения вещами с намерением удержать их за собой. В отношении бесхозяйных вещей действовало правило XII Таблиц — RES NULLIUS CEDIT PRIMO OCCUPANTI — бесхозяйная вещь следует за первым захватившим, при наличии у последнего воли владеть ею для себя (ANIMUS DOMINI). Термин оккупация (OCCUPATIO) порой применялся в том случае, когда государство конфисковало частное имущество в виде уголовного наказания или за недоимки (OCCUPATIO A FISCO).

Собственность могла возникать и в случае, если был отыскан клад (THESAURUS). Под кладом понимается всякая ценная вещь, давно сокрытая и когда нельзя найти её собственника. Если клад был найден на чужом участке, то половину получал находчик, а половину — владелец земли. Некоторые юристы считали клад особым случаем оккупации.

Следующим видом приобретения права собственности была приобретательная давность (USUCAPIO). Лицо, провладев чужой вещью в течение установленного законом срока, приобретало собственность на неё. В данном случае речь идёт о лице своего права (самовластного — SUI IURIS). Приобретение по давности было возможно в том случае, когда в период отчуждения вещи не была использована процедура манципации или мнимого судебного спора. Здесь собственником вещи и по квиритскому праву остаётся отчуж- датель. Но добросовестный приобретатель приобретал её по давности, причём отчуждателем мог быть и не-собственник. Гай говорит: «Впрочем, мы можем приобрести по давности даже те вещи, которые нам были переданы не собственником, будь они манципирован- ными или не манципированными, лишь бы мы получили их в доброй совести, считая что тот, кто передаёт, является собственником».

Существовало несколько признаков, совокупность которых давала основание для приобретения вещи по давности. Непротиворечие этим признакам делало вещь подходящей. Гай разъяснил это таким образом: «приобретение по давности допускается в отношении телесных вещей, за исключением священных, неприкосновенных, общественных вещей римского народа и других гражданских общин, а также за исключением свободных людей». Затем, приобретение по давности должно было опираться на законное или правомерное основание (TITULUS). Другой признак — приобретение по давности должно быть основано на доброй совести (BONA FIDES) на стороне приобретателя, который должен быть убеждён в том, что отчуждатель является собственником вещи. Павел говорит, что «существует различие между основанием владения и основанием приобретения по давности, ибо правильно говорится, что кто-то купил вещь, даже если он сделал это не по доброй совести, подобно тому, как тот, кто сознательно купил чужую вещь, владея в качестве покупателя, хотя и не приобретает её по давности». Римские юристы, а затем и средневековые учили: добросовестный приобретатель фиксируется только на момент передачи вещи. Но и в том случае, если в дальнейшем владелец узнает, что приобрёл чужую вещь, USUCAPIO продолжается. Владение вещью должно быть непрерывным. Только с нарушением владения течение давности прерывается. Затем законом был установлен срок приобретательной давности: два года для недвижимости и один для движимости. По словам Гая, считается, что это принято для того, чтобы право собственности на ве- щи не пребывало слишком долго в неопределённости, так как собственнику достаточно для отыскания своей вещи год или два времени, которое предоставляется владельцу для приобретения по давности. Возможно ли было приобретение по давности, если существовал запрет на отчуждение? Павел говорит: «если ты купишь у того, кому претор запретил отчуждать и ты об этом знаешь, ты не можешь приобретать по давности».

От приобретательной давности следует отличать исковую давность или срок исковой давности. Срок исковой давности устанавливался в десять и двадцать лет. В первом случае имелось ввиду проживание сторон в одной общине или «между присутствующими» (INTER PRAESENTES); во втором, когда истец и ответчик проживали в разных общинах (INTER ABSENTES). В постклассический период установилось правило, что против лица, провладевшего вещью в течение сорока лет, ни по какому основанию нельзя было вчинять иск. Позднее этот срок был уменьшен до тридцати лет. Юстиниан восстановил институт приобретательной давности.

knigi.link

Это интересно:

  • Ооо юрист центр Организация ООО "ЮРИСТ-ЦЕНТР" Юридический адрес: 394030, Г ВОРОНЕЖ, УЛ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА Д 66 ОКФС: 16 - Частная собственность ОКОГУ: 4210014 - Организации, учрежденные юридическими лицами или гражданами, или юридическими лицами […]
  • Управление исполнения наказаний тамбовской области Организация ФКУ ОК УФСИН России по Тамбовской области Адрес: Г ВОЛГОГРАД,УЛ СКОСЫРЕВА,2А Юридический адрес: 392000, ТАМБОВСКАЯ ОБЛ, ТАМБОВ Г, ПРОЕЗД МОНТАЖНИКОВ, Д 4Б ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКОГУ: 1318010 - […]
  • Тсж закон и порядок Организация ТСЖ "ЗАКОН И ПОРЯДОК" Юридический адрес: 357372, Ставропольский край, Предгорный р-н, п Ясная Поляна, ул Школьная, д 30 ОКФС: 16 - Частная собственность ОКОГУ: 4210014 - Организации, учрежденные юридическими лицами или […]
  • Правила пожарной безопасности на складах нефти Требования пожарной безопасности к складам нефти и нефтепродуктов Складские строения, предназначенные для хранения нефти, нефтепродуктов, в связи с их взрыво- и пожароопасностью должны быть оборудованы соответствующим образом для […]
  • Следственное управление следственного комитета рф по республике татарстан Организация СУ СК России по Республике Татарстан Юридический адрес: 420015, Республика Татарстан (Татарстан), г Казань, ул Большая Красная д 39 ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКОГУ: 1400050 - Следственный комитет Российской […]
  • Прокурор ставрополя официальный сайт Организация ПРОКУРАТУРА СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ Адрес: Г СТАВРОПОЛЬ,ПРОСПЕКТ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, Д 9, КОРП 1 Юридический адрес: 355035, СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЙ, Г СТАВРОПОЛЬ, ПРОСПЕКТ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, Д 9, КОРП 1 ОКФС: 12 - […]