§ 43. Судебно-правовая система Византийской империи

Судебно-правовая система Византии сложилась на исторической основе римского права. В VI в. в Византии была осуществлена всеохватыва­ющая кодификация римского классического права с учетом тех об­новлений, которые были вызваны императорской политикой и реа­лиями социально-правового строя империи (см. § 21). Поначалу единственно действующая в государстве система — римское пра­во — в византийской редакции получила новые черты. Оно приоб­рело непривычный для классического права огосударствлен­ный вид: единственно доминирующим источником права в Ви­зантии стал государственный, императорский закон. Многое было воспринято из греко-египетского права. К видоизменению римского права также подтолкнули требования христианской морали, по­скольку христианство было в империи официальной государствен­ной религией.

Императорское законодательство было единственным офици­альным источником права после правовой реформы Юстиниана. За­вершив кодификацию, Юстиниан специальной конституцией запре­тил ссылаться на другие ранние законы, а также истолковывать по­становления Свода. Юристам было разрешено только переводить тексты кодификации, составлять к ней индексы и особые паратитлы (систематические указатели). В остальном следовало ограничивать­ся разъяснениями и учебными руководствами. Судебная практика могла основываться отныне только на законах.

В связи с развитием государства, ^овыми целями государствен­ной политики, реалиями жизни законодательство не могло оставать­ся только в рамках исторического Свода Юстиниана. Новеллы Юс­тиниана (собранные в особый свод во второй половине VI в.) рефор­мировали многое в институтах церковного, административного, на­следственного права. Кроме них, сохранились также специальные 13 эдиктов Юстиниана.

В первый период истории Византии законодательное значение имели также эдикты префектов. Они могли быть изданы в развитие императорских конституций и имели силу в пределах своего прето­рия (области). Посвящались они главным образом регулированию налогов и пошлин, полномочиям и деятельности магистратов, а так­же в целом провинциальному управлению.

Новая законодательная реформа была предпринята первыми им­ператорами Исаврийской династии — Львом и Константином. По их инициативе был разработан и введен в действие новый правовой свод — Эклога (726). В Эклоге («избранные законы») отображались изменения, введенные законодательством VI-VII вв., исправлены ошибки и злоупотребления в истолковании права, а также внедрен «дух^большего человеколюбия» в правила законов. Эклога заменила собой Юстиниановы «Институции» и была построена не столько на правилах Свода Юстиниана, сколько на новеллах императоров VII в., а главное — на новых законах Льва и Константина.

Эклога состояла из 18 титулов-глав, посвященных семейному праву (тит. 1-3), дарениям (тит.4), завещаниям и наследствам (тит.5-6), опеке (тит.7), отпуску рабов на волю (тит.8), договорам и условиям их записи (тит.9-13), свидетелям и соглашениям (тит. 14-15), правилам о пекулии (тит. 16), преступлениям и наказаниям (тит. 17), разделам собственности (тит. 18). Внимание в ней уделя­лось именно отличиям нового законодательства, смягчению наказа­ний (сравнительно с требованиями традиционного права), упроще­нию норм правоприменения. Особое значение имела Эклога в об­новлении семейного права.

На протяжении VIII в. Эклога дополнилась особыми Морским и Военным законами, которые регулировали правила морской и военной службы, а также вообще использование флота в импе­рии. Составной частью Эклоги стал и «Земледельческий закон» (см. § 42).

Начало правления Македонской династии, проводимое первыми ее императорами Василием (867-886), Львом и Александром укреп­ление центральной администрации и императорской власти сопро­вождалось реформой законодательства. Согласно провозглашенным принципам этой реформы, следовало отменить устаревшие нормы и правила, уничтожить противоречия в накопившихся законах, реви­зовать право в духе новых требований и подготовить новое краткое руководство судьям и правоведам. В результате была проведена все-

объемлющая систематизация законов, заменившая собой Свод Юс­тиниана.

Кратким руководством по правоприменению должен был стать Прохирон, или Ручная книга законов (870-878). Он состоял из 40 титулов, в которых по новым правилам систематизировались извле­чения из Кодекса, Дигест и Новелл Юстиниана. Нередко составите­ли возвращались к правилам Юстиниана, отвергая новшества зако­нов позднейших императоров. Следом была проведена систематиза­ция тех законов и правил старого права, которые признавались ут­ратившими силу (этот свод не сохранился). На основе этого несох­ранившегося свода было составлено новое краткое руководство по праву Эпанагога (884-886) — также в 40 титулах. Сравнительно с Прохироном, система и содержание которого имели много общего с Эклогой, в Эпанагоге большое место было уделено основаниям пра­ва и правосудия (тит.1), учению об императоре и администрацииN (тит.2-7), священнослужителям (тит.8-10), новому управлению

Главное место в новом законодательстве заняли Василики (888-889). Обширный (в 6 томах, 60 титулах) свод систематизировал за­ново все императорское законодательство, начиная с кодекса Юсти­ниана. Сохранялось только действующее право, хотя многие нормы были записаны в исторических и весьма архаических редакциях. Нередко в новых правилах законодательную силу вновь получали нормы, когда-то отвергнутые. Наибольшее место в Василиках заня­ли извлечения из Дигест и Кодекса Юстиниана, а также Прохирона. К концу XII в. Василики стали единственным действующим в Ви­зантии сводом права. (Полностью Василики до нашего времени не дошли.)

С законодательной реформой конца IX в. развитие права в Византии не остановилось. Важное значение в изменении брач­ного права и порядка приобретения земельной собственности имели новеллы императора Константина Багрянородного (X в.). Новшества в законы об императорской власти, статусе епископов и церковнослужителей внесли постановления первых императоров из династии Палеологов (XIII в.). Однако в целом визан­тийское право сформировалось переработкой Свода и законов Юстиниана в систематиза-циях VIII-IX вв.

Суд и судопроизводство

Юстиция в византийском государстве была неразделима с общей админист­рацией. В этом заключалась одна из главных особенностей судоуст­ройства империи и его общее отличие от традиций римской юсти­ции. Не только юридически управленческая власть была едина с су­дебной — как на центральном, так и на уровне провинций. Но и жизненно судопроизводство вели те же чиновники, что входили в административный или финансовый аппарат.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Высшая судебная власть принадлежала императору. В силу сво­их верховных (Полномочий, он мог принять к своему рассмотрению (не обязательно личному, а проводившемуся в Государственном Со­вете) любое дело как гражданской, так и церковной юрисдикции. Со временем установились узаконенные ограничения поводов обраще­ния к императорскому суду. Здесь разбирались дела, представлен­ные в порядке обращения должностного лица высшей или про­винциальной администрации, оказавшегося в затруднении при ре­шении дела из-за нехватки или противоречий в законах. Здесь при­нимались апелляции на важнейшие дела. Наконец, император принимал к собственному рассмотрению дела лиц высших сословий в порядке особой их привилегии — общесословной или даже персональной (такая практика прекратилась только в конце XI в.).

Центральная юстиция была рассредоточена. Ею занимался ши­рокий круг высших должностных лиц империи, причем их компе­тенция не была как-нибудь определена. Компетенция определялась родом дел, местом жительства, сословной принадлежностью, про­фессией, вероисповеданием участвующих в деле лиц и многими другими обстоятельствами. Наиболее вышестоящими (не считая императорского) считались суд великого друнгария, суд председате­ля административной (чиновной) юстиции, суд первого секретаря императора. Широкими судебными полномочиями располагал сто­личный эпарх: ему были подведомственны все дела жителей столи­цы, полицейские нарушения, совершенные в Константинополе пре­ступления, даже профессиональные и торговые споры. Дела служа­щих дворцового ведомства разбирали этериарх и протовестиарий. Споры по налогам, в том числе нарушение налоговых законов, — логофет геникона. Дела по морскому ведомству, преступления мо­ряков разбирались друнгарием флота. В той или иной степени су­дебной властью обладали и другие руководители центральных ве­домств.

Основную массу дел разбирали низшие суды. В столице это были назначенные чиновники, обладавшие специальными знаниями. В провинции от имени правителя (в ранний период — префекта пре­тория) дела разбирали особые дефенсоры. Позднее были выделены в руководстве фемов также особые фемные судьи.

Особое место в судебной организации занимала церковная юсти­ция. Ее роль и значение основывались на привилегиях, предостав­ленных еще в IV в. императором Константином, и составляли не­отъемлемую часть руководящей роли православной церкви в госу­дарстве. Суд епископа признавался равным государственному — первоначально при обоюдном согласии сторон, затем бесспорно. Ес­ли дело решалось при участии епископа или при его арбитраже, то апелляции на это решение не допускалось. С VI в. в компетенцию церковных судов были включены даже обычные гражданские дела, если стороны на это соглашались. Исключительно церковному суду

подлежали все священно- и церковнослужители, подвластные церк­ви и зависимые от нее люди. Нарушения церковных правил людьми всех сословий (исключая высшее сенаторское) также подлежали разбору в церковных судах.

На решения низших судов можно было приносить апелля­цию. Традицией стало установленное еще Юстинианом правило, по которому дело можно было рассматривать не более чем в двух инстанциях. За необоснованную или «плохую» апелляцию жалоб­щика могли оштрафовать. Градации судебных инстанций были за­конодательно установлены в Эпанагоге. Подавая апелляцию, следо­вало соблюдать подчиненность и соответствие судов.

Судопроизводство в судах первой инстанции было в основном письменным, следуя традиции римского либеллярного про­цесса. Суд подразделялся на три условные стадии: в первой оп­ределялся предмет спора (при активном участии судьи), во второй приводились доказательства, в третьей выносился приговор или ре­шение. Византийское право выработало новые жесткие требования надежности доказательств. Оценка показаний свидетелей находи­лась в прямой зависимости от их сословного статуса: «Свидетели, имеющие звание, или должность, или занятие, или благосостояние, наперед считаются надежными». Показания лиц рабского сословия, бродяг или неизвестных принимались, только если даны были под пыткой и не оспаривались другими показаниями. В отличие от рас­пространившейся на Западе розыскной процедуры, византийский суд признавал своего рода презумпцию невиновности обвиняемого: «Никто не может быть принуждаем приводить свидетелей против себя самого» («Эклога», XIV, 63).

Суд был платным. Дело рассматривалось судьей единолично или коллегиально (в коллегии могло быть и более десятка судей). В силе было мнение большинства по делу. При расхождении каждый из су­дей выносил свой собственный приговор. В практике судопроизвод­ства приговоры и решения не заключали ссылок на определенный закон, тем более совершенно конкретную норму. Судьи выносили решение свободно. Но закон подразумевался, упоминался общий институт, имевший отношение к делу, законодательное правило. В целом практика придерживалась и духа, и бук­вы Василик. В конкретной работе судьи использовали как бы всю совокупность имевшихся многовековых постановлений, в том числе наиболее авторитетных судов или даже персонально судей. В этом они опирались на особые обзоры состоявшихся судебных реше­ний, тематические справочники по законодательству, разного рода схолии (пояснения). Византийская юридическая наука была тесно связана с практикой, хотя большинство сохранившихся юридиче­ских сочинений и комментариев законов составлены профессорами юридических школ.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Изменения в частном праве Византийское частное право в самой

значительной степени сохранило прин­ципы позднего римского права. Изменения, которые оно объективно претерпевало, вызывались как новыми социальными реалиями, так и мощным воздействием христианской идеологии — особенно в том, что касалось прав лиц. Важнейшее место заняли принципы, выте­кавшие из требований права справедливости и есте­ственного права.

Идеи христианского равенства и справедливости способствовали выравниванию правоспособности свободных и несвободных, а так­же исчезновению резко противоположных категорий граждан и не­граждан и т. д.

Упростился порядок отпуска рабов на волю. По законам Юсти­ниана, все вольноотпущенники приравнивались к свободнорожден­ным гражданам плебейского сословия. С VI в. сократилось количе­ство правовых случаев для превращения человека в рабское состоя­ние и, напротив, увеличило5ь число возможностей законным спосо­бом выйти из рабов помимо воли господина. Так, санкционировался выход из рабства за содействие в раскрытии важного преступления. Рабское состояние прекращалось с получением государственной или общественной должности (хотя сокрытие своего рабского состояния при претензии на должность считалось правонарушением). Осво­бождало от рабства принятие монашеского сана. Было признано, что в исключительных случаях (при сокрытии завещания) раб имеет возможность вчинять иск против своего господина.

На правовое положение свободных в большей степени стало вли­ять их сословное положение. Однако это влияние распространялось на разного рода судебные, общественные, финансовые и т. п. приви­легии и почти не касалось выравнивания их частных прав. Изгнание из высших сословий лишало привилегий, но не приводило к ограни­чению правоспособности в частном праве (кроме возможности быть свидетелем).

Постепенно выравнивались права в рамках византийской фами­лии. Потеряли практическое значение институт главы семейства, а вместе с ним традиционная отцовская власть римского права. Жена приобрела большую самостоятельность, в том числе имуществен­ную. Приданое стало рассматриваться как ее собственность. Полу­чил признание конкубинат (постоянное сожительство) в качестве еще одной формы брака. В большей степени гарантировались права жены и детей в семье.

Взаимодействие с церковным правом вообще обновило брачно-семейное право. Брак мог заключаться с 15 лет для юношей и с 13 для девушек — в письменной или устной форме, по желанию обоих и с согласия родителей. Вводились институты обручения (начиная с 7 лет), а также помолвки, предшествующей браку. Юстинианом был установлен брачный дар — добровольное пожертвование будущего мужа в пользу жены. Жестким ограничениям подверглась

возможность развода (впрочем, в общем он был возможен и для му­жа, и для жены — но по разным причинам). Муж вправе был по­требовать развода в случае прелюбодеяния, злоумышления жены на мужа, просто молчаливого участия в злоумышлении, тяжкой болез­ни (проказы). Жена — только в случаях неспособности мужа к брачному сожительству, злоумышления на нее и такой же болезни мужа. Сохраняя античные традиции, критерии взаимной верности оставались различными.

Существенно видоизменилось и упростилось право собственно­сти. Преобразовалась даже терминология, исчезли традиционные подразделения на квиритские и преторские собственнические права. Главным стало фактическое обладание вещью — владение (possessio), которое служило основанием для защиты прав. Вошло в обиход принудительное отчуждение собственности в пользу государ­ства или города.

Менее формализованным стало и обязательственное право. Контракт означал любое, не противоречащее закону обязательство. Вошли в практику т. н. «голые договоры», заключенные неформаль­ными действиями и не предусмотренные прямо конкретными прави­лами или законами.

На формирование византийского уго­ловного права в большей степени, чем традиция римского права, повлияли правовая доктрина христианст­ва, библейское законодательство, а также новое представление о го­сударстве и императорской власти. Примерно к VIII в. уголовное за­конодательство Византии сформировало собственную иерархию цен­ностей и свою систему наказаний. В дальнейшем она не претерпела значительных изменений.

Преступление рассматривалось как прояв­ление греховной природы человека: Господь со­здал человека, удостоил его самовластием и свободой поступков, дал в помощь закон, чтобы он определял пределы своего самовластия, а дальше — выбор за самим сотворителем добра или зла. Исходя из такой доктрины предустановленной греховности, византийское право видело в наказании воздаяние (кару) за грехи. Соответственно, оно тем тяжелее, чем значимее сам сотво­ренный грех.

Одним из самых тяжких считалось посягательство на власть. В этих случаях допускалась даже внесудебная расправа в произволь­ной форме: «Поднимающего восстание против императора, или зло­умышляющего, или принимающего участие в заговоре против него или против государства христиан в тот же час должно предать смер­ти как намеревающегося все разрушить»*. В этих случаях реальным преступлением считался даже умысел. В соответствии с церковной

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

доктриной не имело значения, согрешить ли в мыслях или на деле, если речь шла о столь важных вещах. Во избежание злоупотребле­ний закон позднее предписал докладывать о таких случаях импера­тору, с тем чтобы его волей определялось наказание.

Следующим по шкале наказуемых грехов было предательство. В разных видах изменничества усматривалось прежде всего отступле­ние от веры, поэтому наказание главным образом предусматривало смертную казнь. Церковному суду подлежали захваченные в плен и там отрекшиеся от веры (по-видимому, прежде всего имелись в виду попавшие в плен к мусульманам). Смертная казнь ждала перебеж­чиков, еретиков. Казнили беспрекословно также колдунов и т. п. «вредных». К таким же опасным преступникам относились и разбой­ники, которых следовало «распинать на фурке» (особом перекре­стье).

Наиболее важным новшеством византийского права было широ­кое введение членовредительных наказаний. Они полагались за са­мые разные категории преступлений, но которые считались как бы меньшим грехом по сравнению с посягательством на государство, на веру или предательством. Как правило, преступнику отсекали руку или его ослепляли. Были и более затейливые формы членовреди­тельства, нацеленные на то, чтобы покарать согрешившую часть или опозорить преступника (так, за скотоложство оскопляли, за фальшивомонетничество — рубили руку, за сексуально-нравствен­ные преступления — урезали нос). До постановлений Эклоги чле-новредительные наказания в Византии применяли только к рабам и к лицам сословия plebeius. С VIII в. эти наказания стали всеобщими (не касаясь только лиц высших сословий), в большинстве заменив многочисленные случаи применения смертной казни, предписывав­шейся законами Юстиниана.

Убийство вообще рассматривалось как тяжкое преступление, но оно подлежало специальной квалификации в зависимости от степе­ни греховности содеянного. Предумышленное убийство безусловно каралось смертной казнью (через отсечение головы). Убийство в драке расценивалось как непреднамеренное. Но в этом случае закон предписывал исследовать орудие, каким оно учинено: если дубиной (т.е. заранее опасным оружием), то предписывалось отсечь руку, ес­ли рукой или неким легким орудием, то наказание было легче. За удар мечом, даже если не последовало смерти, полагалось тяжелое наказание. Каралось как убийство истязание рабов, повлекшее их смерть. (Однако если смерть стала следствием «положенного» нака­зания, это не считалось грехом.)

Детально регламентировалась сфера сексуально-нравственных преступлений. В основном наказуемость деяний здесь связывалась с нарушением библейских заповедей и отступлениями от христиан­ской морали. За большинство подобных преступлений (изнасилова­ние, кровосмесительная связь, прелюбодеяние, двоеженство и т. п.)

полагались членовредительные (отсечение носа) или телесные нака­зания (высечь плетьми). Наказания были не идентичны и также за­висели от тяжести греха по условной шкале нарушений более или менее важных заповедей. Так, за прелюбодеяние с рабыней следо­вал штраф (и конфискация женщины), с монахиней — полагалось отсечь нос, а за похищение монахини — отсечь руку. Жизненная «нужда» представлялась обстоятельством, смягчающим грех: за пре­любодеяние, совершенное имеющим жену, полагалось 12 ударов плетьми, а не имеющим — 6. Равным образом смягчало или вовсе исключало ответственность, если связь с девушкой происходила с согласия ее родителей. Освобождал от ответственности и «несмыш­леный» возраст: участие в мужеложстве вообще каралось смертью, но мальчиков до 12 лет освобождали от наказания.

Кража также оценивалась в зависимости от греховности поведе­ния преступника (размер украденного значения не имел). В зависи­мости от святости места, откуда что-то было похищено, от првтор-ности преступника ждало или имущественное, или членовредитель-ное наказание (кража из алтаря — ослепление, просто из церкви — высечь и остричь наголо, за вторую кражу — отсечь руку).

Важными преступлениями считались также преступления про­тив правосудия. За ложную клятву (видимо, и лжесвидетельство) урезали язык. Клеветников предписывалось подвергать тому же на­казанию, какое могло последовать несправедливо обвиненному.

За разного рода преступления, связанные с причинением матери­ального ущерба (неумышленный поджог, обычная кража, угон ста­да), как правило, полагалось возместить вред. Применялись и штра­фы до 2-кратной стоимости украденного или поврежденного.

udik.com.ua

Уголовное право

На формирование византийского уго­ловного права в большей степени, чем традиция римского права, повлияли правовая доктрина христианст­ва, библейское законодательство, а также новое представление о го­сударстве и императорской власти. Примерно к VIII в. уголовное за­конодательство Византии сформировало собственную иерархию цен­ностей и свою систему наказаний. В дальнейшем она не претерпела значительных изменений.

Преступление рассматривалось как прояв­ление греховной природы человека : Господь со­здал человека, удостоил его самовластием и свободой поступков, дал в помощь закон, чтобы он определял пределы своего самовластия, а дальше – выбор за самим сотворителем добра или зла. Исходя из такой доктрины предустановленной греховности , византийское право видело в наказании воздаяние (кару) за грехи. Соответственно, оно тем тяжелее, чем значимее сам сотво­ренный грех.

Одним из самых тяжких считалось посягательство на власть. В этих случаях допускалась даже внесудебная расправа в произволь­ной форме: «Поднимающего восстание против императора, или зло­умышляющего, или принимающего участие в заговоре против него или против государства христиан в тот же час должно предать смер­ти как намеревающегося все разрушить»*. В этих случаях реальным преступлением считался даже умысел. В соответствии с церковной доктриной не имело значения, согрешить ли в мыслях или на деле, если речь шла о столь важных вещах. Во избежание злоупотребле­ний закон позднее предписал докладывать о таких случаях импера­тору, с тем чтобы его волей определялось наказание.

Следующим по шкале наказуемых грехов было предательство. В разных видах изменничества усматривалось прежде всего отступле­ние от веры, поэтому наказание главным образом предусматривало смертную казнь. Церковному суду подлежали захваченные в плен и там отрекшиеся от веры (по-видимому, прежде всего имелись в виду попавшие в плен к мусульманам). Смертная казнь ждала перебеж­чиков, еретиков. Казнили беспрекословно также колдунов и т. п. «вредных». К таким же опасным преступникам относились и разбой­ники, которых следовало «распинать на фурке» (особом перекре­стье).

Наиболее важным новшеством византийского права было широ­кое введение членовредительных наказаний. Они полагались за са­мые разные категории преступлений, но которые считались как бы меньшим грехом по сравнению с посягательством на государство, на веру или предательством. Как правило, преступнику отсекали руку или его ослепляли. Были и более затейливые формы членовреди­тельства, нацеленные на то, чтобы покарать согрешившую часть или опозорить преступника (так, за скотоложство оскопляли, за фальшивомонетничество – рубили руку, за сексуально-нравствен­ные преступления – урезали нос). До постановлений Эклоги членовредительные наказания в Византии применяли только к рабам и к лицам сословия plebeius. С VIII в. эти наказания стали всеобщими (не касаясь только лиц высших сословий), в большинстве заменив многочисленные случаи применения смертной казни, предписывав­шейся законами Юстиниана.

Убийство вообще рассматривалось как тяжкое преступление, но оно подлежало специальной квалификации в зависимости от степе­ни греховности содеянного. Предумышленное убийство безусловно каралось смертной казнью (через отсечение головы). Убийство в драке расценивалось как непреднамеренное. Но в этом случае закон предписывал исследовать орудие, каким оно учинено: если дубиной (т.е. заранее опасным оружием), то предписывалось отсечь руку, ес­ли рукой или неким легким орудием, то наказание было легче. За удар мечом, даже если не последовало смерти, полагалось тяжелое наказание. Каралось как убийство истязание рабов, повлекшее их смерть. (Однако если смерть стала следствием «положенного» нака­зания, это не считалось грехом.)

Детально регламентировалась сфера сексуально-нравственных преступлений. В основном наказуемость деяний здесь связывалась с нарушением библейских заповедей и отступлениями от христиан­ской морали. За большинство подобных преступлений (изнасилова­ние, кровосмесительная связь, прелюбодеяние, двоеженство и т. п.) полагались членовредительные (отсечение носа) или телесные нака­зания (высечь плетьми). Наказания были не идентичны и также за­висели от тяжести греха по условной шкале нарушений более или менее важных заповедей. Так, за прелюбодеяние с рабыней следо­вал штраф (и конфискация женщины), с монахиней – полагалось отсечь нос, а за похищение монахини – отсечь руку. Жизненная «нужда» представлялась обстоятельством, смягчающим грех: за пре­любодеяние, совершенное имеющим жену, полагалось 12 ударов плетьми, а не имеющим – 6. Равным образом смягчало или вовсе исключало ответственность, если связь с девушкой происходила с согласия ее родителей. Освобождал от ответственности и «несмыш­леный» возраст: участие в мужеложстве вообще каралось смертью, но мальчиков до 12 лет освобождали от наказания.

Кража также оценивалась в зависимости от греховности поведе­ния преступника (размер украденного значения не имел). В зависи­мости от святости места, откуда что-то было похищено, от повторности преступника ждало или имущественное, или членовредительное наказание (кража из алтаря – ослепление, просто из церкви – высечь и остричь наголо, за вторую кражу – отсечь руку).

Важными преступлениями считались также преступления про­тив правосудия. За ложную клятву (видимо, и лжесвидетельство) урезали язык. Клеветников предписывалось подвергать тому же на­казанию, какое могло последовать несправедливо обвиненному.

За разного рода преступления, связанные с причинением матери­ального ущерба (неумышленный поджог, обычная кража, угон ста­да), как правило, полагалось возместить вред. Применялись и штра­фы до 2-кратной стоимости украденного или поврежденного.

www.bibliotekar.ru

Преступления и наказания по эклоге

Наиболее обширным и детализированным в Эклоге был титул, посвященный преступлениям и наказаниям. Под влиянием углубляющихся социальных противоречий в уголовное право было внесено много новых положений, отразивших усиление государственной репрессии. Не случайно именно данный титул Эклоги получил наибольшую известность и неизменно использовался в последующих законодательных сводах Византии.

В Эклоге предусматривалось преследование государственных преступников: перебежчиков к врагу, фальшивомонетчиков. Особо была выделена статья, где говорилось о лицах, поднимающих восстание против императора или же участвующих в «заговоре против него или против государства христиан». Такие лица рассматривались как намеревающиеся «все разрушить», а поэтому их «в тот же час должно предать смерти». Много внимания законодатель уделил также преступлениям против христианской религии. Суровым наказаниям подлежали лица, дающие ложную клятву на «божественных евангелиях», поднимающие руку на священника во время молитвы, отрекшиеся в плену от «непорочной христианской веры», колдуны, знахари, изготовители амулетов, приверженцы враждебных христианству религий, участники языческих или еретических движений.

Эклога предусматривала наказания за убийство и телесные повреждения, нанесенные в драке, причем наказание дифференцировалось в зависимости от того, были эти преступления предумышленными или непредумышленными. Так, «если кто-либо бил своего раба плетьми или палками и раб умер, то не осуждается господин его как убийца». Ответственность хозяина возникала только в случае предумышленного, убийства раба.

В Эклоге перечисляется также ряд имущественных преступлений: кража, грабеж, уничтожение чужого имущества, поджог, разграбление чужих могил. Но большинство ее статей было посвящено преступлениям, посягающим на установленный государством и освященный церковью строй семейных и нравственных отношений. Среди них выделяются: кровосмешение, изнасилование, прелюбодеяние, вступление в связь с монахиней, крестницей, девушкой, скотоложство, вытравление плода.

Разработанной и более жестокой была система наказаний. Достаточно часто в Эклоге предусматривалась смертная казнь. Но особенно утонченной была система членовредительских и телесных наказаний, которые в классическом римском праве применялись главным образом к рабам, а теперь были распространены и на свободных людей: отрезание носа, вырывание языка, отсечение руки, ослепление, оскопление и т.п. Были известны позорящие наказания (например, острижение бороды и волос), а также конфискация имущества.

По некоторым преступлениям характер наказания в Эклоге определялся в зависимости от социального положения виновного. Так, для сановных лиц за связь с чужой рабыней полагался крупный штраф. За это же преступление «простой человек» подлежал не только штрафу, но и сечению плетьми. Дифференцировались также наказания за связь с девушкой «без ведома ее родителей»: для лиц «состоятельных», лиц «среднего благосостояния», а также для «бедных и неимущих». Если первые должны были выплатить соблазненной компенсацию, размер которой зависел от их положения, то последние подвергались порке, острижению и высылке. Однако в подавляющем большинстве других статей уголовная ответственность не ставилась в зависимость от социального положения виновного лица. По мнению ряда исследователей, в этом проявилось стремление создателей Эклоги несколько смягчить социальные контрасты.

studopedia.ru

Система преступлений в византии

Государство Византия оформилось в конце IV в., когда в 395 г. Римская империя окончательно разделилась на Западную и Восточную и просуществовало до 1453 г. Название «Византийская империя» (по городу Византий, на месте которого римский император Константин I Великий в начале IV века заложил Константинополь) государство получило в трудах западноевропейских историков уже после своего падения. Сами византийцы называли себя римлянами — по-гречески «ромеями», а свою державу — «Ромейской». В древней Руси ее также обычно называли «Греческим царством», а её столицу «Царьградом».

Наибольшие территории империя контролировала при императоре Юстиниане I. С этого времени постепенно утрачивала земли под натиском варварских королевств и восточноевропейских племён. После арабских завоеваний занимала лишь территорию Греции и Малой Азии. Некоторое усиление в IX—XI веках сменилось серьёзными потерями, распадом страны под ударами крестоносцев и гибелью под натиском турок-сельджуков и турок-осман.

В истории Византии выделяют три этапа развития государственности:

  • I этап (IV- середина VII в.) — централизованная монархия с развитым военно-бюрократическим аппаратом, но с некоторыми ограничениями власти императора.
  • II этап (конец VII — конец XII в.) — государство приобретает законченные черты своеобразной монархии, отличной от деспотического Востока и феодальной Западной Европы. Императорская власть достигает наивысшего уровня.
  • III этап (XIII-XV вв.) — углубление политического кризиса, усиление феодализации в условиях нарастания турецкой военной агрессии, ослабление государства, его фактический распад и гибель.

Значение Византии состояло в том, что это государство было хранителем и проводником государственно-правового наследия античности и оказало влияние на славянские государства, Русь и Грузию.

Разложение рабовладения в Восточной Римской империи приняло замедленный характер, сохранялся высокий уровень товарно-денежных отношений и большое значение городов. Государство характеризовалось определенной политической стабильностью.

Господствующий класс составляла старая сенаторская аристократия и провинциальная знать, существовавшие на основе крупной частной собственности на землю рабовладельческого типа. К ним примыкала муниципальная верхушка крупных городов, особенно Константинополя.

Характерной чертой правящего класса Византии является его высокая мобильность. Человек из низов всегда мог пробиться к власти, причем в некоторых случаях ему было даже легче: например, была возможность сделать карьеру в армии и заслужить воинскую славу. Так, например, император Михаил II был необразованным наемником, Василий I был крестьянином, а затем объездчиком лошадей на службе у знатного вельможи. Роман I Лакапин был также выходцем из крестьян, Михаил IV, до того как стать императором, был меняльщиком денег, как и один из его братьев.

Низший класс составляли рабы, положение которых по нормам позднеримского права резко отличалось от положения свободных. В IV-VI вв. существовало свободное крестьянство. Крестьяне жили общинами и обладали частной собственностью на землю. Эксплуатировались государством: платили поземельную подать, несли имущественные и личные повинности. Был распространен колонат. Колоны делились на свободных и приписных (были прикреплены к земле); и те и другие вносили платежи в пользу хозяина и государства.

После кризиса VI — первой половины VII в. происходит ломка рабовладельческих порядков. Вместе с тем, наблюдается сохранение государственных форм собственности, общиного землевладения и распространенность частной собственности на землю, что способствовало замедленному развитию феодализма, который только к X в. проявился в виде тенденции к созданию сеньориальной системы. Основные формы феодального землевладения оформились в XI-XII вв. Наиболее известный феодальный институт в Византии — прония: различные виды земельных пожалований прониару от государства на условиях несения службы на время жизни прониара или императора. Наследственная вассально-сеньориальная система начинает складываться к XI-XII вв. Ведущее место в структуре господствующего класса занимала столичная знать и высшее чиновничество империи, которые соперничали с военно-земледельческой провинциальной знатью.

Крестьянство эксплуатировалось в централизованной форме посредством государственной налоговой системы. Податные крестьяне на государственных землях фактически становятся крепостными: они приписываются к казне и теряют свободу передвижения. Платили канон — поземельный налог, подушный налог, государственную хлебную ренту, налог на скот. Для крестьян-общинников особенно разорительной была уплата налогов за брошенные земли соседей. С XI-XII вв. происходит рост числа частновладельческих крестьян за счет свободных и даже государственных. Они назывались париками, не имели права собственности на землю и рассматривались как наследственные держатели своих наделов; платили ренту в отработочной, натуральной и денежной форме. Но они не были прикреплены к земле до XIII-XIV вв.

В Византии сохранились рабы. Их труд использовался в домашнем хозяйстве знати. В X-XI вв. рабы получают право заключать церковный брак. Пресекается обращение в рабство свободных. Рабов переводят на положение париков.

В IV-VII вв. сохранялись основные черты государственного строя позднеримской империи. Во главе государства находился император — наследник римских цезарей. Вся полнота законодательной, судебной и исполнительной власти находилась у него в руках. К тому же он считался верховным покровителем и защитником христианской церкви, которая направляла на укрепление авторитета императора доктрину божественного происхождения власти, идею единения церкви и государства.

Церковь экономически и политически зависела от императора, так как Византия являла собой мощное централизованное государство. Власть императора не была произвольной и умерялась необходимостью следовать «общим» законам империи, а также отсутствием принципа наследования престола. Новый византийский император избирался сенатом, «народом Константинополя» и армией. Ещё в IV в. был издан императорский указ, который давал право «народу Константинополя» выражать просьбы и предъявлять требования к императору. Народ собирался на ипподроме, где сформировалось 2 партии (димы): «голубые» и «зеленые» (первые — муниципальная и сенаторская аристократия; вторые — торгово-финансовая верхушка). Димы имели определенную организацию и даже вооруженные отряды. В V в. аналогичные организации появились и в других городах. В IV-VI вв. их роль в политической жизни была весьма значительной.

Константинопольский сенат был государственным органом византийской аристократии. Он мог рассматривать любые дела империи. В составе сената находилась практически вся правящая верхушка. К V в. число сенаторов составляло 2 тыс. чел. Ранневизантийские императоры признавали в законодательных актах необходимость «согласия великого сената и народа».

С VIII в. происходит укрепление центральной власти. Базой для этого стала стабилизация экономики на феодальной основе. Наивысшего развития государство достигло при Македонской династии (867-1057 гг.). Императоры стремились контролировать с помощью огромного бюрократического аппарата все стороны экономической, политической и культурной жизни. В VIII в. политические организации и учреждения, сдерживавшие всевластие императора приходят в упадок или ликвидируются. С IX в. прекращается номинальное провозглашение императора народом Константинополя и сенат лишается права участия в законодательстве.

Единственной крупной политической силой остается церковь. Возрастает роль Константинопольского патриарха в общественно-политической жизни. Нередко патриархи становились регентами малолетних императоров, вмешивались в политическую борьбу, пользуясь тем, что с VII в. венчание императора на трон патриархом становится единственной процедурой, узаконивающей поставление на царство. Однако добиться независимости церкви не удалось. Император сохранил право выбирать патриарха из трех кандидатов, рекомендованных иерархами, и низлагать неугодного патриарха.

Изменяются атрибуты императорской власти: появляются титулы — басилевс и автократор, появляется культ императора, неограниченными становятся прерогативы. Но половина всех византийских императоров была лишена власти насильственно, так как отсутствовала система престолонаследия: сын не рассматривался обычаем как законный наследник — императором делало не рождение, а «божественное избрание». Поэтому императоры практиковали институт соправителей, выбирая наследника ещё при жизни. Принцип законного престолонаследия вводится с конца XI в.

Традиционализм, рутина церемониалов серьезно сковывали личные возможности императоров. Это приводило к ослаблению реальной власти. Одновременно складывалась система отношений с крупными феодальными землевладельцами (динатами) на сеньориально-вассальной основе: с X в. император заключает феодальные договоры с динатами, беря на себя обязанности феодального сеньора.

Для государственного строя на всех этапах характерно наличие огромного бюрократического аппарата, построенного на принципах строгой иерархии. Всё чиновничество делилось на ранги (титулы) — в X в. их нсчитывалось до 60-ти. Лица, занимавшие высшие государственные посты, именовались лагофетами. Главой лагофетов был лагофет дрома, в ведении которого находились внешние сношения, почта, пути сообщения, личная канцелярия царя, царская стража. Среди других лагофетов необходимо выделить заведующего государственным казначейством, военного лагофета; лагофета, управлявшего царскими землями, и лагофета, ведавшего царскими ремесленными мастерскими и арсеналами.

Центральное управление было сосредоточено в Государственном совете (консистории, позднее синклите), который был высшим органом при императоре и руководил текущими делами государства. Он состоял из высших государственных и дворцовых чинов, ближайших помощников императора. В их числе два префекта претория, префект Константинополя (гражданский правитель столицы и председатель сената), магистр (начальник дворца) и квестор (главный юрист и председатель консистория), два комита финансов. Эти лица обладали в том числе и судебными полномочиями. Общая численность чиновников была огромна: только в ведомствах двух префектов претория насчитывалось 10 тыс. гражданских чиновников.

В X-XI вв. государственный аппарат контролировал все сферы политической, экономической и культурной жизни. Количество ведомств увеличилось до 60. Усложняется дворцовая администрация, уменьшаются различия её с государственной администрацией. Характерной чертой управления было распыление отдельных государственных функций между различными, нередко дублирующими друг друга государственными ведомствами.

Судебные функции были разделены между различными учреждениями: судом патриарха, судом городского префекта (эпарха), особым судом для дворцовых служб императора и другими.

3. Местное управление и армия.

Местный государственный аппарат в IV-VII вв. строился на позднеримской системе управления (префектуры, диоцезы и провинции). Гражданская власть была отделена от военной и обладала приоритетом. Во главе системы местного управления находились два префекта претория с административной , судебной и финансовой властью. В их подчинении были правители диоцезов и провинций. Последние наряду с административной властью обладали и судебной — были судьями первой инстанции по всем значительным судебным делам в провинции.

С VII в. вводится фемная система. Фемы — это военные округа крупнее провинций. Во главе их находились стратиги, у которых была вся полнота военной и гражданской власти. С усилением феодализации фемная организация начинает ослабевать и в XI в. приходит в упадок.

В IV-VII вв. армия как в Поздней Римской империи делится на мобильные войска и пограничные войска. Управление армией осуществляли 5 магистров. Большую роль играли контингенты варваров. В VII-IX вв. основу армии стало составлять стратиотское (крестьянское) ополчение. В это же время создается мощный флот. В X-XI вв. происходит распад ополчения. Ядро армии составляет конница из обособившейся стратиотской верхушки, которая формирует профессиональное войско. Постепенно византийские императоры привлекают на службу иноземные наемные отряды (из Западной Европы и Киевской Руси). Армия делилась на столичные и фемные контингенты.

На рубеже XI-XII вв. высокоцентрализованное Византийское государство становится объективно тормозом, мешавшим прогрессивному развитию народов в его составе, Это привело к политическому и социально -экономическому кризису и, в конечном итоге, к ослаблению и гибели Византии.

Правовая система Византии складывалась из римского права и под влиянием специфических переходных к феодализму отношений.

Императорское законодательство было основным источником права. Политическая стабильность способствовала попыткам кодификаций (Кодекс Феодосия — начало V в.).

В 529 — 534 при византийском императоре Юстиниане Великом был составлен свода римского гражданского права, который был известен под названиями «Свод Юстиниана» или «Кодекс Юстиниана».

Первоначально свод состоял из 3 частей:

  • Институций (4 тома, представляющие собой учебник для начинающих юристов).
  • Дигест (50 томов, составленных из трудов классических римских юристов, с интерполяциями кодификаторов).
  • Кодекса Юстиниана.
  • «Новеллы» (168 новых законов, опубликованных после составления кодекса).

Для Кодекса Юстиниана характерно стремление соединить разнообразные ветви римского права и придать новое содержание отдельным старым правовым понятиям и институтам и таким образом сохранить их жизненность. В XII веке свод получил название «Corpus juris civilis».

Одним из важных источников византийского права были императорские указы, получившие название новелл. Новеллы в целом формулировали нормы развивающегося феодального права; они определяли также структуру и компетенцию центральных и местных органов власти и управления. Складываются самостоятельные юридические школы. Правовые обычаи действовали в восточных провинциях. Они вносили струю, отражавшую развитие феодальных отношений. Византийское право также формировалось под влиянием христианства, которое вносило в него этические элементы.

Эклога.
Ввиду ёмкости и сложности Кодекса Юстиниана возникали трудности при применении его в судах. В VI-VII вв. появились упрощенные комментарии в виде парафраз (пересказов), индексов(указателей), схолий (учебных примечаний). Потребности судебной практики привели к тому, что по указанию императора Льва Исаврийского в 726 г. была составлена Эклога («избранные законы»), которая состояла из 18 небольших титулов: о рабах, о брачно-семейных отношениях, о договорном праве, эмфитевзисе (феодальный институт, предполагавший аренду земли на срок до 3-х поколений, при этом могли лишить земли, если арендатор не уплачивал ренту в течение 3-х лет); самый обширный титул (17) о преступлениях и наказаниях.

Однако чрезмерная сжатость Эклоги, отсутствие в ней важных вопросов все равно заставляли обращаться к Кодексу Юстиниана. В ряде списков Эклога дополнялась Земледельческим, Морским и Военным законами.

Прохирон.(«находящийся под рукой»)
Императоры Македонской династии Василий I и Лев VI отменили Эклогу, т. к. она была составлена политическими противниками, и издали указание о новой переработке Кодекса Юстиниана. В 879 г. был составлен Прохирон, который был более полным сборником законов. Однако он уступал Эклоге по юридической технике и повторял ряд положений Эклоги, особенно по уголовному праву. Прохирон отразил новые условия византийского общества, но содержал явный крен в сторону римского права. Подробно описано договорное право, внесены некоторые изменения в семейное право (например, относительно предбрачного дара).

Эпанагога («переработанное повторение»).
Между 884 и 886 гг. от имени Василия I и его сыновей было издано руководство по праву с целью «очищения старых законов» и облегчения пользования правом Кодекса Юстиниана. По структуре Эпанагога следовала Дигестам и воспроизводила многие положения Прохирона и Эклоги. В некоторых деталях по новому трактовался ряд вопросов частного права. Были внесены изменения в публичное право: о патриаршей власти, о правах духовенства, внесены дополнения в положения об императорской власти.

Василики («царские законы»).
Появились при императоре Льве VI (Мудром), когда наблюдалось оживление юридической мысли. завершение кодификационных работ привело к изданию Василиков, которые представляли собой систематизированный и тематический свод законов, построенный путем последовательного изложения выдержек из Дигест, Кодекса и Новелл Юстиниана. Василики имели четкую структуру, но содержали много пропусков и искажений первоначального текста. Поэтому Кодекс Юстиниана использовался в судах до XI в.

После Василик византийское право развивалось посредством законодательных актов императоров. Заметное влияние имели частные юридические компиляции, особенно, «Руководство к законам» или «Шестикнижье» Константина Арменопула (ок. 1345 г.), пользовавшееся авторитетом в судах Византии, а после падения Византии — в Греции, Валахии и Молдавии (было действующим правом Бессарабии до присоединения к России в XIX в. ).

Составной частью правовой системы Византии было церковное право, которое складывлось из постановлений Вселенских соборов и решений патриархов. На основе норм церковного права и императорского права создавались сборники Номоканоны, которые оказали прямое воздействие на русское право.

Гражданское право. Право собственности

С началом истории Византии после краха Западной Римской империи происходил процесс приспособления римского права к развивающимся феодальным отношениям. Прежде всего стала формироваться феодальная поземельная собственность. Магнаты владели своими поместьями на праве частной собственности и феода. Широкое распространение среди дворянства получили проник (бенефиции), большая часть которых со временем превратилась в феоды.

Феодалы (в том числе и прониары) осуществляли на территории своих владений судебные и административные функции. Так, крестьяне, жившие на земле прониаров, должны были платить им оброк и отбывать барщину.

Основные институты вещных прав, регламентированные в Своде Юстиниана, были сохранены в византийском праве, где, например, говорится о владении (possesio), которое подразделялось на добросовестное и недобросовестное. В византийских кодексах говорится о сервитутах (особенно городских), об эмфитевзисе — наследственной аренде.

В Византийском праве сохранилось деление обязательств на обязательства из договоров и на обязательства из деликтов (правонарушений). В византийских кодексах говорится, например, о договорах купли-продажи, дарения, мены, займа, найма, хранения (поклажи), товарищества. С подробностью излагаются вопросы залогового права, причем отмечается два вида залога: один с передачей заложенной вещи кредитору и другой без этой передачи (ипотека), когда в виде залога выступает земля. Также подробно регулируется договор займа, по которому был установлен максимальный размер процента (12% годовых). При этом запрещалось взимание процентов на проценты. Договоры, как правило, заключались в письменной форме.

В Византии брак регулировался нормами православного церковного права, согласно которому предшествовало обручение, сопровождавшееся церковным обрядом. Обручение могло быть расторгнуто по причине нежелания обученных вступить в брак, совершения обручения без согласия родителей и опекунов, близкой степени родства между обрученными, неспособности к сожительству после вступления в брак, развратного поведения жениха или невесты, совершения преступления женихом или невестой, безвестного отсутствия в течение трех лет, тяжелой болезни, сумасшествия в течения двух лет, желания уйти в монастырь.

Брак совершался путем церковного обряда (венчания). Для признания брака действительным необходимо было соответствовать следующим требованиям: достижение брачного возраста (для невесты — 12 лет, для жениха — 14 лет); согласие жениха и невесты, их родителей или опекунов; не состоять в другом браке; отсутствие родства и свойства в определенных степенях.

Разрешалось вступать в брак не более трех раз. Византийское право разрешало расторжение брака путем развода при следующих обстоятельствах: совершение государственного преступления, покушение одного супруга на жизнь другого, истребление утробного плода, прелюбодеяние; легкомысленное поведение жены (участие в пирах с посторонними мужчинами, отлучка на ночь из дома; посещение женой без ведома мужа публичного зрелища); неспособность к брачному сожительству; длительное безвестное отсутствие одного из супругов; пребывание в плену (поскольку человек, взятый в плен, становился рабом); психическое заболевание; уход одного из супругов в монастырь; посвящение в сан епископа. Кроме того, жена имела право на развод в следующих случаях: если муж оскорбил жену, стараясь свести ее с другим мужчиной; если муж без основания обвинил жену в прелюбодеянии. Расторжение брака путем развода производилось только по судебному решению.

Что касается имущественных отношений между супругами, то речь идет прежде всего о приданом и предбрачных подарках, которые супруги не имели права отчуждать за некоторыми исключительными случаями (например, для приобретения нового имущества, которое может дать более крупный доход; для уплаты долгов жены; для пропитания родителей, мужа или брата). Муж имел право пользования доходами с имущества, входившего в состав приданого. Жена имела право обратиться в суд с иском против мужа, растратившего ее приданое.

В византийском праве говорилось о наследовании по закону и завещанию. В первом случае устанавливалось четыре ступени законных наследников: нисходящие (сыновья и дочери, внуки); восходящие (отец и мать), боковые родственники (брат, сестра), вдова наследодателя в половинной части (вторую часть получает казна). Выморочное имущество переходит полностью казне. Завещание оформлялось в письменном виде, оно должно было подтверждаться подписями свидетелей. Завещание было недействительным, если оно сделано лицом, не достигшим 14 лет, глухонемым, слабоумным, пьяным, находившимся под опекой за расточительство, совершившим преступление, отрекшимся от христианства. Завещание ограничивалось обязательной долей в пользу детей и родителей, называемой фалкидионом. Приданое и предбрачные подарки были собственностью жены. Византийское право приводит перечень оснований, по которым можно было лишить наследства детей и родителей (например, оскорбительное отношение к завещателю, совершение преступления, позорное поведение, отступление от православной веры).

Византийское право сохранило такие институты римского наследственного права как фидеикомиссы и легаты. Почти полностью были восприняты положения римского права об опеке и попечительстве. Опека над малолетними (лица мужского пола до 14 лет и женского до 12 лет) устанавливалась по завещанию или по решению родственников или властей. Над несовершеннолетними (мужчины и женщины до 25 лет) учреждалось попечительство, которое устанавливалось также над расточителями и слабоумными.

Уголовная ответственность наступала для лиц, достигших 7-ми летнего возраста. В системе наказаний закреплялось социальное неравенство. Так, пособники похищения свободных женщин подвергались телесному наказанию, острижению и изгнанию, а раб наказывался сожжением. Господин мог безнаказанно убить своего раба. Византийское право учитывало формы виновности, знало понятие невменяемости. В двух случаях разрешался самосуд: убийство ночного вора, а также любовника жены, застигнутого с поличным на месте свидания. Наказывалось не только оконченное преступление, но и покушение на него, если имел место факт приготовления к нему. Умысел к совершению государственных и религиозных преступлений был наказуемым. За соучастие (подстрекательство, попустительство, укрывательство, пособничество) установлено такое же наказание, как и за само преступление.

При назначении наказания учитывался рецидив. Так за кражу в первый раз вор подлежал телесному наказанию, за второй раз ему отсекали руку.

Византийское право предусматривало следующие виды преступлений.

  • Государственные преступления: измена, заговоры против императора; другие действия, направленные против государства и царя. Например, передача неприятелю военной тайны. За все это смертная казнь путем сожжения.
  • Религиозные преступления: вероотступничество, совращение в иудейскую религию, раскол, святотатство — кража мертвых, колдовство и лжеприсяга. Наиболее тяжкие религиозные преступления наказывались смертной казнью путем отсечения головы или повешения. За клятвопреступление и лжесвидетельство — отсечение языка.
  • Преступления против личности. Убийство наказывалось смертной казнью путем отсечения головы, а за убийство родственников — сожжение. За нанесение телесных повреждений — членовредительские наказания. К преступлениям против личности были также отнесены побои, истязания, клевета, продажа свободных людей в рабство.
  • Преступления против собственности. За совершение кражи — бичевание и штраф в двойном размере цены похищенного имущества; за грабеж — штраф в четвертном размере; за разбой — сажание на кол. К этому виду преступления относился также поджог, а также неосторожное обращение с чужим имуществом.
  • Преступления против нравственности и семьи: прелюбодеяние, кровосмешение, изнасилование, растление малолетних, мужеложество, скотоложество, многобрачие, насильственный брак, обольщения. Некоторые из этих преступлений наказывались смертной казнью, другие членовредительством (за половые преступления — отсечение носа, кастрация — за скотоложество), изгнанием. За похищение женщин — отсечение руки.

В византийском уголовном праве закреплялась множественность наказаний за одно и то же преступление. В качестве дополнительного наказания нередко применялась конфискация имущества (например, имущество государственных преступников). Кроме того, имущество умерших еретиков, дети которых не являлись православными, замужней женщины, находившейся в связи со своим рабом, подлежало конфискации. Изгнание чаще всего применялось как дополнительное к членовредительскому наказанию. Острижение применялось только как дополнение к членовредительскому наказанию.

В византийском праве по уголовным делам все более усиливались начала следственно-розыскного инквизиционного процесса, для которого были характерны презумпция виновности, признание вины — высшее доказательство, допрос под пыткой, тайна и письменность процесса, запрещение представительства со стороны обвиняемого. По уголовным делам судьи обязаны были допрашивать обвиняемых и свидетелей, каждого в отдельности. В качестве свидетелей не допускались женщины, несовершеннолетние, развратники, слабоумные, слуги, домашние, бедные, глухие, изобличенные в подлогах, еретики и евреи против христиан. Суд мог потребовать от свидетелей принесения присяги. В отличие от свидетелей по гражданским делам, свидетели по уголовным делам вызывались по распоряжению судебных органов и их явка в суд была обязательной. Представители сенаторского сословия имели привилегии. Они были подсудны только префекту столицы. Сенаторы не могли подвергаться пыткам за исключением тех случаев, когда они обвинялись в государственных преступлениях. Приговор в отношении сенаторов вступал в законную силу после утверждения его императором. При рассмотрении гражданских дел закреплялась состязательная форма процесса.

Дополнительная литература по теме:

  1. История Византии. Т. I-III. М., 1967.
  2. Липшиц С.Г. Право и суд в Византии в IV-VIII вв. Л., 1976.
  3. Липшиц Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии IX-XI вв. Л., 1981.
  4. Величко А.М. Церковь и император в византийской и русской истории (историко-правовые очерки). 2006. — 237 с.

mmkaz.narod.ru

Это интересно:

  • Закон товарищество собственников жилья Федеральный закон от 15 июня 1996 г. N 72-ФЗ "О товариществах собственников жилья" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Федеральный закон от 15 июня 1996 г. N 72-ФЗ"О товариществах собственников жилья" С изменениями и […]
  • Разрешения 16 на 9 таблица Все, что нужно знать о том, как изменить соотношение сторон видео Если вы часто скачиваете кино из Интернета или загружаете собственные клипы на YouTube и другие сайты, вы наверняка сталкивались с искажением картинки в […]
  • Закон города новокузнецка Закон города новокузнецка В целях обеспечения сохранности автомобильных дорог общего пользования местного значения города Новокузнецка в период возникновения неблагоприятных природно-климатических условий в соответствии со ст. 30 […]
  • Гто для гражданам рф или Что такое комплекс ГТО? Общероссийское движение «Готов к труду и обороне» — программа физкультурной подготовки, существовавшая в нашей стране с 1931 по 1991 год, которая охватывала население в возрасте от 10 до 60 лет. С […]
  • Вопросы судебно медицинской экспертизы вещественных доказательств Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств : лекция Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств : лекция // Судебная медицина: Курс лекций / В.Б. Кан, И.Е. Беликов. – Екатеринбург: Изд-во Уральского […]
  • Комментарий к кодексу законов о труде рф Комментарий к кодексу законов о труде рф Постатейный Комментарий к КЗоТ Российской Федерации Подготовлен коллективом авторов в составе: М.О. Буянова, канд. юрид. наук, доцент - главы IV, V, VIII (ст.ст. 110-117), XIII, XVII (ст. ст. […]