Как общаться с юристом. Практические советы

Предположим, что Вы уже выбрали юриста. Следующее, что Вам предстоит сделать – пообщаться с ним. Данная статья расскажет о том, как сделать это общение полезным и эффективным для Вас.

Подготовка к встрече с юристом

Далее Вам необходимо, составить список вопросов, которые Вы хотите задать юристу. Это тоже лучше сделать письменно, чтобы не забыть узнать ответы по всем интересующим Вас вопросам. Ваш список вопросов должен включать следующее:

1. Узнайте у юриста о его опыте работы. Вам должен быть интересен как общий опыт работы, так и опыт работы в конкретной сфере, к которой относится Ваша проблема. Этот вопрос должен быть задан в самом начале встречи. Если юрист не обладает должным опытом, то и разговаривать с ним по большому счету не о чем.

2. Поинтересуйтесь как юрист оценивает Ваши перспективы в разрешении данной проблемы исходя из его опыта и знаний. Узнайте варианты исхода дела и какой из них наиболее вероятен.

3. Спросите про стоимость услуг юриста и порядок их оплаты. Обязательна ли предоплата? Вернут ли предоплату в случае неудачного исхода дела?

4. Какие предполагаются расходы на решение Вашей проблемы помимо услуг самого юриста (госпошлина, услуги эксперта, переводчика, и тд).

5. В какие сроки предполагается решить проблему?

6. Что надо сделать прямо сейчас, чтобы ситуация не ухудшилась в будущем? (например надо срочно предпринять какие-то действия чтобы не пропустить подходящий к концу срок исковой давности)

Следующий этап подготовки к встрече с юристом – сделать копии необходимых документов. Идеальный вариант – это если Вы сделаете копии всех документов, так или иначе затрагивающих Вашу проблему, с тем чтобы юрист мог их оставить себе для детального изучения. Берите с собой только те бумаги которые имеются у Вас в наличии, не стоит без согласования с юристом собирать какие-то дополнительные документы, они могут не понадобится.

Как вести себя на встрече.

Теперь, когда Вы подготовились к встрече, самое время поговорить о том, как же вести себя при общении с юристом. Самое главное, что от Вас требуется – отвечайте на вопросы честно и полно, ничего не утаивая. Вряд ли Вы чем-то сможете удивить опытного юриста. А вот если Вы не сообщите какую-то важную информацию – юрист неверно интерпретирует ситуацию и даст Вам неправильный совет. В итоге Вы просто потеряете деньги и время. А если Вы еще и последуете такому совету – последствия могут стать и вовсе катастрофическими. Поэтому с юристом лучше быть предельно откровенными.

Что делать после встречи.

После того как получите консультацию Вам необходимо принять решение о том стоит ли ей следовать и стоит ли пользоваться услугами данного конкретного юриста. Помочь в этом Вам может наш сайт следующими способами:

Во-первых, Вы можете бесплатно задать вопрос юристам зарегистрированным на нашем сайте. Таким образом, Вы узнаете мнение не одного юриста по Вашей проблеме, а нескольких. Не даром существует поговорка «одна голова – хорошо, а две — лучше».

Во-вторых, возможно Вы найдете решение Вашей проблемы в одной из юридических статей размещенных на нашем сайте.

В-третьих, Вы можете обсудить Вашу проблему на форуме нашего сайта.

В-четвертых, в нашей юридической библиотеке Вы можете найти законодательство, судебную практику и научную литературу по интересующему Вас вопросу, и сверить положения норм права с тем что сказал Вам юрист.

Таким образом, сайт Юрист-Онлайн предоставляет Вам широкие возможности для того чтобы сделать правильные выводы из общения с выбранным Вами юристом.

Эта статья особенно полезна для заказчиков, которые привлекают юриста на почасовой оплате. Напр., в нашей местности минимальный размер почасовой оплаты матёрого юриста — 6,000.00р. за полный и неполный час. Поэтому, конечно, разумно потратить это время с толком.

Да и, признаться, раздражает заказчик, который начинает собираться с мыслями только на консультации. Такому заказчику нередко предлагается повышенная оплата. Другое дело, если дело сложное и надо помочь заказчику разложить обстоятельства по полочкам. В этом случае юристу нередко приходится превращаться в психоаналитика.

Вряд ли стоит делать бумажные копии документов. Лучше сделать сканкопии. Это дешевле и доступнее для заказчика. Напр., мы всё равно делаем сканкопии, а бумажные копии обычно отправляем в мусорную корзину. За исключением копий, которые надо, напр., приложить к исковому заявлению.

Да, на вопросы юриста крайне желательно отвечать «честно и полно, ничего не утаивая». Однако только после того, как подписан договор о возмездном оказании юридических услуг с акцессорными документами и произведена оплата. Иначе не исключен вариант увидеть юриста, с которым пооткровенничали, на противной стороне.

m.yurist-online.net

Как разговаривать с коллекторами по телефону: 7 советов юриста

В последние годы банковские кредиты стали популярным инструментом для решения различных проблем — приобретаются бытовые приборы, участки, квартиры, используются в коммерции. Но если обязательства вовремя не выполняются, банки могут продать долги специальным конторам, специализирующимся на возврате средств кредитным организациям. Поскольку это распространенное явление рассмотрим вопрос, как правильно разговаривать с коллекторами по телефону.

В разовой задержке платежа ничего страшного нет — последуют небольшие штрафные санкции в виде начисления пени, испортится кредитная история. Но если вы перестали обслуживать свой долг на длительное время, стоит подготовиться к серьезным испытаниям. Когда не знаете, как правильно общаться с коллекторами, как отстоять свои права, обращайтесь к нашим юристам, которые помогут советом и делом.

Сотрудники данных организаций напугали практически всю страну и держат в страхе миллионы людей, имеющих проблемы с платежами. Основным их оружием являются угрозы по телефону. Оказывают психологическое давление на должника, названивая ему несколько раз в течение суток. Как разговаривать с коллекторами по телефону, где искать помощи и куда жаловаться? Наши адвокаты советуют в такой ситуации придерживаться определенных правил.

Как общаться с коллекторами: советы юриста

1. Сохраняйте хладнокровие, не поддавайтесь на провокации.

Основная задача звонящих — вывести вас из состояния равновесия, посеять страх, сомнения, эмоционально задавить, заставить подчиняться. Важно знать, что коллекторы по закону не имеют никаких полномочий — арестовывать имущество, требовать денежные средства, применяя насилие, посадить в тюрьму, совершать иные противоправные действия.

Поэтому советы юриста в отношении навязчивых звонков однозначны — избегать повышенных тонов, оскорблений, других проявлений ненужных эмоций. Это будет проявлением слабости, уязвимости. Почувствовав это, взыскатели начнут досаждать с удвоенной энергией.

2. Следует показать свою осведомленность в правовых вопросах, поэтому вежливо попросите предоставить данные:

  • о себе — полностью фамилию, имя, отчество, место проживания, место работы, занимаемая должность;
  • название учреждения, в чьих интересах он работает;
  • подробности банковского соглашения (сумма займа и задолженности);
  • копия договора с кредитной организацией о получении прав на ваш долг.

Как правильно общаться с коллекторами по телефону, если они угрожают? Совет наших юристов — разговаривать нужно уверенно, спокойно и с достоинством. В случае угроз можете смело писать заявление в правоохранительные органы или обратиться к нашим специалистам. Адвокаты научат вас как правильно разговаривать с коллекторами по телефону — анонимные звонки с требованием денежных средств, однозначно, расцениваются, как вымогательство.

3. Вопрос, как разговаривать с коллекторами по телефону может быть решен с помощью записывающих устройств.

Если суметь записать весь разговор с угрозами на диктофон, это станет доказательной базой, свидетельствующей о неправомерности действий. Сами коллекторы прекрасно об этом осведомлены.

Надо поставить их в известность, что разговор записывается. Сразу станут вежливыми. При первых признаках запугивания немедленно прекращайте разговор и обращайтесь в полицию. Подать жалобу можно в УБЭП и прокуратуру (вымогательство), НАПКА (оскорбления, угрозы), Роскомнадзор (нарушение закона о персональных данных).

4. Как разговаривать с коллекторами по телефону, если они начнут апеллировать положениями законодательных актов (невыполнение обязательств, мошенничество, злоупотребление доверием).

Доказать, что гражданин специально уклоняется от долга по кредиту практически невозможно, а если он хотя бы несколько раз производил платежи, это уже не мошенничество.

5. Остерегайтесь давать любые сведения о себе и своих близких — адрес предприятия, где работаете, размер заработной платы, наличие недвижимости, другого имущества.

Такого рода информация может стать инструментом шантажа, запугивания.

  • звонить по поводу долга сотрудники агентства могут только с 7 утра до 11 вечера;
  • навязчивые, часто повторяющиеся звонки закон расценивает, как преследование;
  • звонки на работу с юридической точки зрения можно расценивать как незаконный доступ к личной информации.

6. Как правильно общаться с коллекторами, если они приехали к вам домой?

В первую очередь проверить документы. Можно снимать разговор с помощью видеокамеры, записывать на диктофон. Если никаких документов не представлено, можно смело вызывать сотрудников правопорядка. Их действия можно трактовать как самоуправство, вымогательство, превышение должностных полномочий.

Если начинают угрожать «включением счетчика», можно припугнуть обращением в суд. Агентство не кредитная организация, начислять штрафы, пени не имеют права. Иногда они сами пытаются пугать должника полицией, прокуратурой. У этих организаций претензии к вам могут появиться только после соответствующего решения суда. И, наконец, не ставим никаких подписей.

7. Еще один важный совет юриста, как правильно общаться с коллекторами.

Вы имеете полное право не открывать двери — по закону жилище гражданина неприкосновенно. Если они действуют в рамках законодательства РФ, разговаривают вежливо, можете попытаться решить проблему мирным путем.

Как правило, организации, занимающиеся сбором долгов, покупают ваш долг за 10% от суммы задолженности. Это означает, что есть вероятность заключения договора о списании половины долга. Для них это тоже выгодно (лучше 50%, чем совсем ничего).

Существует еще ряд нюансов, юридических тонкостей, способных свести ваши проблемы к минимуму. Если вы чувствуете себя неуверенно, не знаете как правильно разговаривать с коллекторами по телефону, боитесь возможных последствий, обращайтесь к нашим опытным адвокатам или получите бесплатную консультацию на сайте.

33urista.ru

Как научиться разговаривать логично, приводить аргументы, красиво уходить от ответа, быть в диалоге на шаг впереди?

Научиться логике

Наши речь и мышление взаимосвязаны, поэтому, чтобы разговаривать логично, необходимо и логично думать. Развитие логического мышления – первый шаг к успешной устной коммуникации. Мышление является когнитивной, познавательной функцией мозга, отвечающей за прием, обработку и воспроизведение информации из внешнего мира. Логика позволяет правильно рассуждать, оперировать имеющимися знаниями, выявлять причинно-следственные связи, что, в свою очередь, способствует правильному построению диалога и аргументации.

Логическое мышление развивается задачами, головоломками, интеллектуальными играми.

Развивать речевые навыки

Речь – не только отражение нашего мышления. Само формирование нашего сознания и овладение различными знаниями невозможно без речи. Являясь средством выражения мыслей в процессе общения, речь становится основным механизмом мышления. Развивать речевые навыки необходимо для правильного построения коммуникации, для поддержания диалога, для того, чтобы понять собеседника и быть понятым. Речевые навыки развиваются в процессе чтения книг и в процессе непосредственного оперирования со языковыми знаками – словами, буквами, словоформами: разгадывание кроссвордов, сканвордов, филвордов, игра в «Эрудита».

Личное общение с более интеллектуальным и разносторонне развитым собеседником не только способствует языковому развитию, но и общему повышению интеллекта.

Расширять кругозор

Красноречие и логика, несомненно, обеспечивают преимущество в диалоге, споре, при любом живом общении, однако они не могут компенсировать скупость ума. Чтобы выйти победителем в любом споре, нужен широкий кругозор, начитанность, а главное – умение правильно оперировать полученными знаниями. Вообще постоянное повышение интеллекта необходимо современному человеку, чтобы успевать за прогрессом, чтобы выигрывать в условиях постоянной профессиональной конкуренции. Расширение кругозора происходит за счет культурного просвещения, понимание проблематики художественных произведений. Наращивая эту культурную базу, вы стимулируете мыслительные процессы, вырабатываете критическое мышление и собственный взгляд.

Как это все одновременно тренировать

Сервис Викиум разрабатывает онлайн-тренажеры для повышения работоспособности мозга. Они основаны на научных методиках исследования мозга и развивают основные его функции – внимание, память и мышление. Кроме того, сервис предлагает специальную программу развития речевых навыков – Викиум.ПОЛИГЛОТ. Она состоит из когнитивных и вербальных тренажеров, благодаря чему комплексно развивает речемыслительные навыки. Вводное тестирование при регистрации на сайте выявит сильные и слабые стороны, и сервис составит с учетом этого персональную программу тренировок, а ежедневные тренировки всего по 15 минут помогут поддерживать тонус мозга.

thequestion.ru

Юридический язык и другие формы ментальной деятельности

Страницы в журнале: 16-20

А.Н. ШЕПЕЛЕВ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина [email protected]

Рассматривается ситуация, когда обычных представлений об общественных отношениях недостаточно для ее адекватной и эффективной оценки и человек обращается к юристу, задачей которого становится переосмысление произошедших с человеком событий на другом языке — юридическом. Юрист выступает в роли переводчика, создающего понятные отношения между различными ментальными системами.

Ключевые слова: юридический язык, юрист, право, ментальная деятельность.

Legal Language and Other Forms of Mental Activity

The situation when for its adequate and effective assessment it isn’t enough usual representations is considered and the person addresses to the lawyer reconsideration of the events which have happened to the person becomes which task, in other language — legal. The lawyer acts as the translator who creates the clear relations between various mental systems.

Keywords: legal language, a lawyer, the law, mental activity.

Право — это не только система правил, оно не сводится к выбору линии поведения или классовым интересам, это еще и то, что мы называем языком, под которым подразумевается не просто набор терминов и оборотов речи, а привычки ума и ожидания — что может также быть названо культурой. Это очень богатая и сложная система мышления и выражения, общественных определений и правил, которые могу быть выучены, модифицированы или сохранены в неизменном виде в рамках отдельного разума. Право формирует мир. А право в другом смысле, как профессия, которую изучают и практикуют, является типом культурной компетенции: искусством читать специальную правовую литературу, искусством говорить и писать на этом языке. Конечно, право — это не только язык, поскольку является участником осуществления политической власти. Все же мы полагаем, что основная мощь права заключается не в отдельных правилах и решениях, а в его языке — в том, как он формирует восприимчивость и мировоззренческую концепцию.

Юристы должны быть всегда готовы курсировать между юридическим языком, иными специализированными (профессиональными) языками и повседневным (естественным) языком общества. Под термином «повседневный (естественный) язык» мы подразумеваем совокупность диалектов и идиолектов, на которых говорят люди в течение своей жизни и которые не совпадают с их профессиональной или иной специализированной речью. Можно сказать, что чьим-то повседневным (естественным) языком является язык, который ощущается как наиболее обычный, наименее сознательный, просто тот язык, на котором мы говорим. Но это вовсе не означает, что он не является сложным и интересным и не варьируется у разных носителей в рамках одной языковой общины. Ведь чаще всего события, на которых основано, например, судебное разбирательство, пережиты людьми, возможно, не имеющими никакого представления о том, что говорит закон по данному поводу и как он это говорит. Человек мог пострадать в автомобильной катастрофе, либо в результате приема неверно назначенных лекарственных средств или избиения его хулиганами на улице, либо по причине невыполнения условий договора подрядчиком. Каждый человек по-своему говорит об этих событиях и о том, что они подразумевают, излагая информацию, чаще всего не пользуясь юридическим языком.

Фактически человек в состоянии самостоятельно разобраться в жизненных ситуациях, не консультируясь с юристом. Как правило, его собственных представлений о жизни общества и лингвистических знаний достаточно, чтобы изложить своими словами, что произошло, четко сформулировать, что должно произойти дальше, предложить способ достижения собственной цели либо смириться с мыслью о невозможности ее достижения. В том случае, когда обычных представлений об общественных отношениях недостаточно для адекватной оценки ситуации, человек обращается к юристу, чьей задачей становится осмысление произошедших событий на другом языке — юридическом.

Основной мир, в котором живут люди, — это не мир права, что бы юристы ни склонны были думать на этот счет, а мир обычной жизни и повседневных разговоров. Соответственно, при консультации человека с юристом очевидными являются следующие вопросы: какие отношения могут и должны быть установлены между этим миром и миром права? что происходит, когда история, изложенная человеком его собственными словами, пересказывается на юридическом языке? что сможет сказать юрист, на каком языке и какие это будет иметь последствия? На самом деле юрист проводит свою профессиональную жизнь, по большей части задавая два вопроса: что мы можем сказать? что они могут сказать? Он постоянно представляет разговор с реальным или возможным оппонентом, например, размышляя над делом, являющимся предметом судебного разбирательства, или в ходе составления договора и других документов, формирующих отношения.

Таким образом, беседа между юристом и неспециалистом в праве — это постоянный перевод с одного языка на другой, беспрестанный переход от одного способа изложения информации к другому и наоборот. Уже на правовом поле дело будет представлено в большей мере на юридическом языке юристом, который установит те разграничения и задаст те вопросы, которые, возможно, никогда не приходили в голову его клиенту: касательно отправления правосудия либо способа толкования закона и т.д. Частично задачей юриста является обучение клиента юридическому языку в достаточной для понимания совершаемых правовых действий мере. Клиенту должны быть ясны вопросы, предмет спора, аргументация, специальная терминология, образующие тот способ, которым будет обозначена его проблема в мире права, и позволяющие ему делать выводы, которые в состоянии сделать лишь он сам.

Однако перевод осуществляется не в одном направлении. Если юрист намерен вести осмысленную беседу с кем-то, он всегда должен быть готов изложить правовую аргументацию, правовые выводы, собственные умозаключения на повседневном (естественном) языке. Он должен продемонстрировать, что знает, как данные события видятся глазами обычных людей, и найти способ говорить с ними на этом основании. Например, судьи в силу своей профессиональной деятельности знают об этом и часто явно либо имплицитно задают юристам, участвующим в судебном процессе, вопрос: «Как звучат на обычном языке выводы, к которым вы пришли?». Объяснение, требуемое судьей, необходимо, так как закон должен нести смысловую нагрузку для населения. Это означает, что результаты, которых достигает закон, должны быть оправданными не только в рамках строго правовой терминологии, но и в рамках способа изложения информации, в основном присущего соответствующему обществу и культуре. То же касается и аргументации, приводимой юристами.

Юрист должен научиться справляться с конфликтными ситуациями, возникающими между юридическим языком и другими языками. Это относится не только к повседневному (естественному) языку, но и к языкам многих других дисциплин и специальностей — от лингвистики, антропологии и психологии до технических наук. Практическая задача, требующая правового решения, никогда не ограничивается переводом отдельных терминов либо определением их с профессиональной точки зрения. Данный процесс всегда включает в себя установление отношений между двумя языковыми системами и системой жизни в целом, отношений между двумя дискурсами, каждый из которых характеризуется своими четкими целями и методами, своими способами создания общественных отношений, через которые он функционирует, своим набором утверждений и смыслов.

Перевод с одного языка на юридический язык и наоборот — то, чем непрерывно занят юрист, — это деятельность, одновременно требующая и предоставляющая знание природы самого языка. Вероятно, никто не понимает так четко, как юрист, что в критический момент у нас всегда есть выбор между системами смысла, видами значений и что этот выбор должен быть всегда оправдан немедленно и обстоятельно и быть лучшим из тех, что можно было сделать в этой сложной ситуации. Следующий случай, следующее дело потребуют новых соотношений, компромиссов, нового процесса творения и написания в попытке разума найти именно ту манеру изложения, которая сможет выразить главное, что должно быть выражено.

Работая, юрист постоянно имеет дело с взаимодействием разных языков, разных способов осмысления жизни, разных систем мышления и выражения. Стержнем искусства юриста является умение управлять этим взаимодействием, помогая праву сказать то, что должно быть сказано. Как переводчик, который, несмотря на все усилия быть верным смыслу оригинала, частично изменяет его, юрист старается сделать что-то, что невозможно исполнить с совершенством, безупречно, но что все-таки необходимо попытаться сделать: создать эффективные и понятные действующие отношения между различными языковыми и ментальными системами.

Право не существует в лингвистическом или интеллектуальном вакууме, оно должно устанавливать взаимосвязь с другими языковыми формами и формами мышления. Последние составляют обширный спектр от повседневной речи людей до разнообразных языков, используемых различными специалистами. Это означает, что, когда юристы обращаются к отношениям между правом и другими отраслями науки, они на самом деле находятся на знакомом поприще. Для них не ново сталкиваться с трудностями установления отношений между правом и другими формами ментальной деятельности и ее выражениями. Можно сказать, что юристы — переводчики по профессии, и это помогает им рассматривать проблему отношений между юридическим языком и другими языками в целом спектре различных контекстов.

Как уже было отмечено, переводческая деятельность — искусство, которое не может достигнуть своих целей без некоторых изменений, ведь новый текст всегда добавляет новые элементы смысла к оригиналу и опускает некоторые из существующих в последнем, в конечном счете искажая все. Однако перевод необходим; все переводы — разновидности искусства, и перевод необходим не только для права, но и для всей общественной жизни.

Проблема для правовой сферы заключается в том, как осуществить эффективный перевод, осознавая при этом неизбежное искажение смысла. И данное стремление часто ставит юристов перед сложной и интересной проблемой, поскольку утверждения не могут быть просто взяты из одного языка, из социального и культурного контекста, в котором они функционируют, и перенесены в другой. Претерпеваемые изменения чересчур велики. При этом, очевидно, необходимо, чтобы право было способно извлекать выгоду и обучаться новому у других областей знания, других профессий, других систем мышления. Для этого требуется, чтобы в этих случаях, как и во многих других, юрист ознакомился с языком другой специальности, с которой он столкнулся, и имел хотя бы общее представление о его целях и границах, осознавая, таким образом, всю разницу между последними и целями и границами права.

Искусство, обеспечивающее связь между правом и другими сферами науки, — это своего рода переводческая деятельность. Это искусство, которым невозможно владеть в совершенстве, поскольку оно всегда искажает то, что использует, и которым, несмотря на это, необходимо овладеть, если право хочет почерпнуть что-то новое из других областей и систем дискурса и применить познанное. Одним из положительных аспектов подобного видения правовой деятельности является отказ от идеи, что любой язык обладает исключительным и автоматическим авторитетом. Напротив, такой подход побуждает юриста и право установить эффективные отношения между различными способами изложения информации, видения мира и функционирования в нем. Право в этом смысле открыто для других ментальных миров и миров смысла. Это способ поиска путей создания и признания наличия разных мнений и взглядов у разных людей. Это также достоинство с политической точки зрения, поскольку позволяет праву говорить на других языках, помогая тем самым участвовать в более широком спектре культурных и политических процессов. Данный факт содержит в себе также принцип сдержанности, поскольку мы всегда осознаем, что наш способ изложения информации не единственный.

Взаимодействуя с различными сферами общественной жизни (экономической, социальной, политической и др.), право многое перенимает у них. Если взять в качестве примера экономику, то юрист обращается к ней, когда возникает соответствующая проблема в праве, например, когда законодательство борется с чрезмерными наценками либо выступает против монополизированной торговли. Естественным будет ожидать, что разговор между этими двумя отраслями науки столкнется с определенными преградами, поскольку миссия и функция права кардинально отличаются от оных в экономике. Экономика занимается описанием и прогнозированием определенных форм поведения, которые она обычно выражает в понятиях эффективности. Право заинтересовано в справедливости — в корне другом вопросе, подразумевающем сложный набор правоотношений между субъектами.

Центральной идеей права в конституционной сфере является разделение и распределение власти между разными официальными лицами и простыми гражданами. Так, федеральное законодательство обладает определенными полномочиями, законодательство субъектов — другими; различные государственные органы наделены соответствующей юрисдикцией, которую они не вправе превысить; отдельный гражданин наделен своей соответствующей компетенцией.

Это означает, что, когда в каждом отдельно взятом случае юрист обращается к праву, он задает определенный ряд вопросов: к компетенции каких правовых субъектов относится данное дело и в каких нормах это отражено? как следует толковать эти нормы в свете прочей информации, кажущейся важной для рассматриваемого дела? в какой степени суждения, отраженные в них, следует считать юридически более сильными и почему? Другими словами, процесс правового анализа заключается в выборе и установлении ряда норм, которые непосредственно распространяют свою компетенцию на проблему рассматриваемого дела, их дальнейшем толковании и даже определении степени их авторитетности.

Экономика, например, ничего из вышеперечисленного сделать не может. Она не может выбрать и истолковать правовые нормы; у нее нет методов оценки авторитетности суждений, высказанных другими органами либо людьми, и, конечно, она не может говорить на юридическом языке. Она может говорить на экономические проблемы, обращаясь к ним теми способами, которые служат целям экономики, а не права. Когда это происходит, право должно столкнуться с пропастью и внутренней напряженностью между языками. Специалисты в области права вновь будут вынуждены привнести в свой мир все необходимое из языка экономики, где они воспользуются этим в ходе своей основной деятельности по определению и толкованию правовых источников. Этот способ установления отношений между правом и экономикой — лишь один из многих существующих.

Кроме определенных явно фактических проблем в рамках соответствующих областей знаний, следующий вопрос является единственным, к которому право и экономика могут апеллировать: каков наиболее правильный исход или стандарт в рамках теории эффективности? По существу, это вопрос политики, стратегии поведения в данном контексте, отделенном от права и осуществляющим нормативную теорию с ее собственными сомнительными предпосылками и методами. Экономика не может того, что подвластно праву: служить ареной, на которой различные языки могут говорить, быть услышанными и взаимодействовать.

На наш взгляд, в подобной экстремальной форме право и экономика не могут осуществлять междисциплинарную работу, так как в нее не вовлечено то, что подобную работу характеризует, — перекрестное понимание переводчика, то есть установление отношения между системами мышления, в котором каждый может научиться чему-то у другого. Здесь же происходит уничтожение всего, что отлично от себя. Часто можно встретить мнение, что экономике нечему учиться у истории, философии, литературы, антропологии, естественных наук, литературы или любой другой области знаний, включая право. Ее воспринимают как законченную и адекватную систему мышления, несмотря на то, что ее язык не может выразить даже малой толики того, что выражает язык юридический. Результаты губительны не только в интеллектуальном, но и в политическом смысле.

Как видим, юридическая практика интересна и ценна как для общества, так и для самих практикующих юристов. Юрист никогда не замкнут в одной концептуальной и лингвистической системе, приходя к выводам исключительно путем логической дедукции. Противопоставляя языки, он постоянно сталкивается с увлекательной задачей обнаружения новых смыслов и значений. Данный факт полезен для юриста, беспрерывно изучающего новые пути изложения информации, новые системы знаний и дискурса, являющиеся богатыми источниками познания.

www.sovremennoepravo.ru

Юрист должен уметь говорить? Юрист ДОЛЖЕН уметь говорить!

Мы все думаем, что мы умеем говорить, считается, что юрист — как раз та профессия, где умение говорить ценится гораздо больше, нежели в других профессиях (какой-нибудь программист или дизайнер-фрилансер может вообще быть немым, юрист, понятное дело, нет). Но что мы под этим понимаем? Действительно ли все юристы УМЕЮТ говорить? Не в смысле открывать рот, издавать звуки и складывать их в слова, а владеть голосом, речевым аппаратом и в целом умением формулировать мысль как профессиональным инструментом.

И когда-таки выступление закончилось, профессор изрек: «Вот Вы своим выступлением сами нанесли мне моральный вред! Я считаю, что юрист должен уметь говорить. Юрист, который не умеет говорить – это нонсенс!»

Кстати, фразу «юрист должен уметь говорить!» как-то изрек на одном из семинаров в РШЧП Гонгало Б.М. (вот уж кто умеет это делать виртуозно, так это он). Помню, на этом занятии мы все читали доклады по теме курса. И один из слушателей, не буду говорить кто, дабы не обидеть однокашника, вышел, открыл книжку и начал читать. Не рассказывать, а просто читать. И делал это так монотонно, что по нашему преподавателю во время выступления было видно, какое страдание это все действо ему приносит. Надо сказать, что это был авторский текст (просто студент решил прочитать свой текст прямо из сборника, в котором он был напечатан), но несмотря на это впечатление он не произвел, вернее, произвел, но не то, какое бы хотелось. Доклад был посвящен теме морального вреда. И когда-таки выступление закончилось, профессор изрек: «Вот Вы своим выступлением сами нанесли мне моральный вред! Я считаю, что юрист должен уметь говорить. Юрист, который не умеет говорить – это нонсенс!». Вот эта фраза врезалась в память навсегда. Может быть именно поэтому потом я стала интересоваться тем, а как и где научиться этому самому умению. Выступать я и сама люблю, но далеко не всегда получается так, как хотелось бы.

Ведь действительно, почему у кого-то получается выступить шикарно, а от кого-то то в сон тянет, то уши в трубочку сворачиваются. Захотелось разложить это «умение говорить» по полочкам. Итак, из чего же оно складывается? Если взять примерный план обучения на популярных нынче курсах по речевому мастерству, то вот как он примерно выглядит:

1. Постановка рече-голосого аппарата к звучанию
2. Дыхание. Постановка голоса
3. Дикция. Исправление речевых недостатков
4. Орфоэпия. Исправление просторечия и говора.
5. Основы публичного выступления.

1-2. Для чего нужно первое и второе – чтобы голос хорошо звучал. Многие говорят только «на верхах» (особенно женщины в силу определенных физиологических особенностей), есть гнусавые голоса и т.д. И ведь действительно, почему-то некоторые считают, что чем гнусавие, выше и нуднее звучит их голос, тем более официальный получается тон. Чаще всего это проявляется, когда по телефону обсуждаешь с каким-нибудь юрисконсультом разногласия по договору. Или в суде, когда представитель, зачитывает пояснения. А если с тем же человеком обсуждать что-то отвлеченное, погоду и т.д., то как-то сразу голос меняется. Другой случай – это когда, выступая, юрист бубнит по нос – его просто не слышно. Это как раз все исправляется постановкой голоса.

3. Третье – дикция и речевые недостатки. Есть масса упражнений на устранение таких недостатков (главный из которых, на мой взгляд, это речь с почти закрытым ртом). Однако, стоит заметить, что полно отличных ораторов от юриспруденции, которые имеют массу недостатков дикции. Опять же, на то они и великие, что им можно простить небольшие недостатки, например, невыговаривание «р». Простым же смертным, начинающим ораторам, лучше все-таки это подтянуть.

4. Орфоэпия. Ну тут все понятно, дОговор, договорА и прочие выраженсы, которые для грамотного юриста как красная тряпка для быка. Когда при мне говорят договорА, я обычно поправляю так: «договоры склоняются также, как и помидоры, вы же не будете говорить помидорА». Ну если, конечно, замечание уместно. Бухгалтеров не поправляю, у них договорА, похоже, профессиональный жаргонизм. Однако, другие слова, неюридические и спорные нам бы повторить не мешало.

Почему-то некоторые считают, что чем гнусавие, выше и нуднее звучит их голос, тем более официальный получается тон.

5. Основы публичного выступления. А вот это самое интересное. И, наверное, самое сложное в понимании того, как так выступать, чтобы было интересно. Вы не замечали, что когда мы сидим на всяких юридических конференциях (как научных, так и практических), порой тянет в сон, или в планшет/телефон, или еще куда-нибудь, но только не к оратору. И если вдруг кто-то выступил интересно, это ведь событие. Еще труднее интересно вести научное мероприятие, например конференцию. Этим виртуозно владеет уже упомянутый проф. Гонгало. То ли на прошлом, то ли на позапрошлом конгрессе он, только объявляя докладчиков, но сам с докладом не выступая, сорвал, похоже, больше аплодисментов чем собственно докладчики: http://vk.com/video-215303_160291631

Из молодых кого можно назвать: Роман Бевзенко (выступал у нас с лекцией по аренде – просто зажег аудиторию), наши, уральские: Артём Васильев, Дмитрий Мурзин, помню, давненько слушала аудиолекции Артёма Карапетова, жаль вживую не видела. Ну отрицательные примеры приводить не будем, сами ходите на мероприятия, и встречались с ними не раз. Удивительно, но даже на конференции по фотографии мне было куда интереснее, чем на большинстве наших юридических мероприятиях, хотя я не специалист в фотографии.

Много интересных примеров можно найти на канале YouTube ВАС РФ. Есть масса блестящих выступлений квалифицированных юристов, но есть, увы, и обратные примеры, когда ужасаешься, как можно было ТАК подготовиться к выступление в Высшем Арбитражном Суде. Частенько этим «блещут» представители всяческих госструктур. Долго искать не пришлось, вот пример: http://www.youtube.com/watch?v=ImdRIjpf_jE#t=1062 Думаю, и не специалист по риторике сможет определить основные ошибки: никогда нельзя читать речь в суде (да и любую речь) с листа, надо рассказывать, ну и монотонный бубнеж тоже не приветствуется. А вот это выступление мне понравилось, несмотря на то, что требования не удовлетворили: http://www.youtube.com/watch?v=1fPS8hcyBmg#t=547 (для контраста с представителем ФНС, хотя, повторюсь, можно найти массу других просто шикарных выступлений юристов в том же ВАСе).

Все это я зачем пишу. Нет, я не считаю себя великим оратором. Пока только учусь, разбираюсь. Скоро, кстати, будем разбирать это все по полочкам с очень хорошим преподавателем по риторике на одном из семинаров.

Хочу у вас, дорогие коллеги, узнать, а что вы по этому поводу думаете? Интересны примеры, как положительные (может быть, вы используете какие-то свои фишки в публичных выступлениях), так и отрицательные (расскажите что вас раздражает в других юристах в плане речи).

Да, тут помимо простого человеческого любопытства я преследую и профессиональный интерес – Ваши интересные комментарии хочу включить в материал, который мы готовим в ближайший выпуск газеты.

  • 15352
  • рейтинг 23

Основные проблемы гражданского права

СПбГУ: Школа налоговых поверенных

Внешнеэкономическая деятельность

Похожие материалы

Комментарии (94)

Как понимаю, универсальных рецептов судоговорения нет. Разве что, чёткость речи, её комфортная громкость и удобный для восприятия темпо-ритм. Речи в духе Плевако, Резника, Тая и т.п. в наших судах, в лучшем случае, бесполезны, бесплодны, в худшем, вредны. Как правило, наш судья ждёт от литигатора информацию о том, что ему положить в основание решения. Своего рода, подсказку. И, напр., логорея Резника и напористая скороговорка Тая его раздражают. Но бывает и иначе. Жизнь многообразна и люди в ней тоже.

Матёрые литигаторы ведут досье на судей. Досье содержит психический профиль судьи, список его типичных раздражителей (как позитивных, так и негативных), привычек, обыкновений. Анализируются прежние дела судьи, исследуются доводы, которые были приняты им во внимание, способы исследования доказательств. Напр., один судья в делах о «стометровке» потребует официальную справку компетентного учреждения. А другой не побрезгует сам поорудовать линейкой.

Некоторых судей нервирует, когда литигатор слишком много говорит экспромтом. Тогда они опасаются, что упустят что-то важное. Порой они прямо просят изложить сказанное письменно и представить до следующего судзаседания (ч.1 ст.81 АПК РФ). Таким судьям нужно зачитывать заранее заготовленные письменные «пояснения», «мнения» и т.п. Приблизительно так, как зачитываются аудиокниги или радиопостановки. Спокойно, размеренно, без форсажа. Не очень часто можно прерываться и раскрывать, комментировать, пояснять то или иное место в писанине. Но не дополнять письменный текст.

Для меня, в идеале, письменных пояснений должно быть достаточно. Чем меньше судоговорения, тем лучше подготовка к судзаседанию. Мне близко понимание Романа Тараданова, изложенное ранее в другой теме: http://goo.gl/pKA9RP .

—— начало цитаты ——
Я. знаю как минимум трёх высококлассных юристов. которые терпеть не могут выступать [не то] что в судах, [а]. перед любой публикой. Что, однако, не отменяет их глубоких профессиональных познаний, блестящего аналитического мышления и умения очень грамотно выстраивать ПИСЬМЕННУЮ речь.

Помнится, например, одна из них, в споре с налоговой в общей сложности за 4 заседания произнесла едва ли больше 100 слов. Но она настолько блестяще проработала всю ситуацию, что на каждый вроде бы новый и внезапный довод налорга она доставала из папки заранее подготовленные ПИСЬМЕННЫЕ возражения для приобщения к материалам дела. Я до сих пор считаю это дело образцом «высшего юридического пилотажа». Ей не хотелось ничего говорить, потому что тогда она в силу личных особенностей неизменно начала бы запинаться и проявлять внешнюю неуверенность. Но ей этого и не требовалось — все её доводы были понятны из документов и она всегда была «на шаг впереди».
—— конец цитаты ——

Сказанное не означает того, что экспромтное судоговорение совсем уж не нужно. На мой взгляд, оно сохраняет актуальность, напр., в судразбирательстве с незнакомым судьёй, с судейской коллегией. Знакомый судья может повести себя иначе при коллегиальном рассмотрении, напр., для самоутверждения, в пику коллеге и т.п. К судьям вообще надо относиться как к обезьянам с гранатами, не знаешь, куда кинут. По моим наблюдениям, наиболее эффективны для подготовки к экспромтному судоговорению коллегиальные устные обсуждения. Многократное устное обсуждение дела позволяет чувствовать себя в судзаседании уверенно, спокойно, комфортно.

В то же время желательно держать фоном, что судья это самый обыкновенный человек, волею судьбы вставший на судейское поприще. Это наш коллега, но имеющий властные полномочия. Думаю, доводить информацию до судьи можно так же, как бы мы это делали в беседе с коллегой. Уважительно побуждая его к необходимым выводам и действиям. Другое дело, что судья также и чиновник. С несогласным коллегой можно просто прекратить беседу. Чиновника же порой надо понудить к совершению законных действий.

Кстати, спасибо за ссылку на дело А26-10887/2012. Юлия, можете ли Вы сказать, с какой целью эти люди потратили время судей своей говорильней? Они сказали что-то важное, что не было изложено ими письменно или не могло быть изложено письменно?

zakon.ru

Это интересно:

  • Аварии на морских и речных судах в россии Аварии на морских и речных судах в россии Безопасность человека на воде всегда была актуальной проблемой, но, несмотря на стремление специалистов повысить безопасность судоходства, число морских и речных катастроф не уменьшается. […]
  • Как удалить с реестра оперу Удаляем браузер Опера Ежедневно выходят новые обновления программ. Далеко не все они отличаются стабильной и качественной работой без сбоев и вылетов. В связи с этим пользователи устанавливают одни браузеры и удаляют другие, […]
  • Водительские удостоверения иностранных граждан в рф Водительское удостоверение иностранного гражданина в России: действие, использование, обмен Главный документ любого водителя — это права. В России водительское удостоверение (ВУ) — это документ установленного образца в виде […]
  • Что за доплата к пенсии была в августе Прибавка к пенсии в августе: постоянная или разовая Сегодня, когда курс рубля падает все больше, а цены на продукты в России, к сожалению, не склонны уменьшаться, любая помощь от государства может стать заметным подспорьем для того, […]
  • Молодые несовершеннолетние Психологические проблемы несовершеннолетних родителей На сегодняшний день, психологические проблемы несовершеннолетних родителей, развиваются все сильнее. По статистике молодые несовершеннолетние родители отказываются от ребенка в […]
  • Как зарегистрировать заявление в прокуратуру Как зарегистрировать заявление в прокуратуру ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 27 декабря 2007 г. N 212 О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И РАССМОТРЕНИЯ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СООБЩЕНИЙ О […]