Оглавление:

Профессиональная деформация юриста: миф или реальность?

Автор: Вербицкая Ю.О., Минина О.Ю.

Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 11-12 (64) 2009

Вербицкая Юлия Олеговна
Заведующий Юридической клиникой Института юстиции Уральской государственной юридической академии, магистр частного права.

Минина Ольга Юрьевна
Преподаватель кафедры социально-культурного сервиса и туризма Гуманитарного университета (г. Екатеринбург).

Домохозяйке, экономисту и адвокату задали простейший вопрос: сколько будет два плюс два?
Домохозяйка:
— Два плюс два будет четыре.
Экономист:
— Скорее всего, четыре, но, может быть, и три, одну минуту, я еще раз по выкладкам сверюсь.
Адвокат задергивает шторы, приглушает свет, закуривает сигару, мягко опускается в кресло и, окинув собеседника проницательным взглядом, выдыхает:
— Сколько Вы хотите, чтобы было? [1]

Профессиональная деформация юриста – изъезженная тема для научных исследований самих же юристов, а также изысканий психологов разного уровня. Но при этом каждый под профессиональной деформацией понимает что-то свое. Конечно, никто не будет спорить с гуру в области юридической психологии и изобретать свою терминологию. Чтобы разобраться с определением этого явления, достаточно обратиться, например, к работам И. Н. Сорокотягина, который профессиональную деформацию (в частности и юриста) понимает как «изменение психических процессов, состояний, свойств и качеств личности под воздействием среды, в которой осуществляется деятельность (например, под влиянием профессии)» [2] .

Спорить с такого рода научными дефинициями было бы глупо и самонадеянно. Но как проявляется профессиональная деформация юриста с точки зрения обывателя? Далеко не все сталкивались в жизни с одним из проявлений профдеформации, когда юрист путает жизнь с работой. Для простого человека, который хоть раз в жизни сталкивался (а кто не сталкивался?) с представителями юридических кругов, профессиональная деформация юриста сводится к таким явлением как произвол милиционера, небеспристрастность судьи, бездействие прокуратуры; есть также и мнение, что на место «мафии» из 90-х пришла милиция из 2000-ых.

Для подтверждения этого тезиса можно привести данные небольшого опроса, проведенного нами среди молодых людей – студентов одного из ВУЗов не юридического профиля. Конечно, мы не можем претендовать на полную репрезентативность выборки – опрос проводился с несколько другими целями, здесь же его результаты носят, прежде всего, иллюстративный характер. Молодым людям было предложено привести свои ассоциации по отношению к профессии юриста, а затем понятие «юрист» было конкретизировано до отдельных специализаций – судья, адвокат, прокурор, следователь. Также было выяснено, имели ли опрашиваемые какой-либо личный опыт общения с представителями юридических кругов, что было необходимо для выяснения источников формирования данных стереотипов.

В результате сложилась достаточно занимательная картина — большинство респондентов юристов в целом характеризовали в целом положительно. Юрист представлялся им опрятно выглядящим молодым и почему-то часто худым мужчиной, который обладал следующими характеристиками: образован, умен, обеспечен, красив, но при этом хитер, напорист, нагл, «скользок», надменен и несколько зануден. Когда же речь дошла до характеристик конкретных представителей юридических специальностей, появились более интересные характеристики. Следователь: холостяк, все время проводящий на работе. Он отличается хитростью, внимательностью (наблюдательностью), жесткостью, настойчивостью, серьезностью, умом, подозрительностью и стрессоустойчивостью. При этом большинство респондентов отмечали, что следователь берет взятки, много курит и не гнушается выпивкой. Попадались и веселые формулировки: например, «не боится трупов». Адвокат воспринимается как умный, начитанный, опрятно выглядящий, серьезный человек (чаще – женщина). Кроме того, адвокат хитер, часто врет. При этом данная профессия представляется как престижная и высокооплачиваемая. Судья: тучный мужчина в возрасте, строгий, суровый, рассудительный, неразговорчивый. А вот по поводу моральных качеств судьи мнения разделились примерно поровну: часть молодых людей отмечала, что судьи честны (справедливы) и порядочны, другие характеристиками судей считают взяточничество и гордыню. Среди основных качеств прокурора выделены напористость, злость, жестокость, дотошность, склонность к взяточничеству и фальсификации фактов. При этом примерно равное количество опрашиваемых среди прочего отметили такие свойства как строгость, честность, хитрость, серьезность и ум. Среди наиболее забавных комментариев можно выделить характеристику прокурора как доброго загорелого мужчину с голубыми глазами (видимо, это что-то личное).

К чему мы приводим здесь результаты данного опроса? Интересен он, прежде всего тем, что именно такими видятся юристы современному молодому человеку. Более того, как показал опрос, обусловлено это, прежде всего, личным опытом общения с представителями соответствующих кругов (юристами работают друзья или родственники, либо имели опыт общения в других жизненных ситуациях). Это ли не иллюстрация того, как профессиональные навыки находят проявление (не всегда позитивное) как в работе, так и в повседневной жизни? Конечно, формулировки данные группой студентов не претендуют на полную объективность и носят скорее общий характер. Однако, подытоживая сказанное, можно отметить, что у юриста помимо внешнего лоска, железной логики и, как многим кажется, высоких гонораров, есть и оборотная сторона медали: необходимость постоянно быть начеку, излишняя подозрительность, стремление к выискиванию во всем недостатков и нарушений. С течением времени эта привычка приводит к тому, что даже в компании старых друзей в уютном ресторанчике юрист обязательно подыщет пару подходящих статей из закона на каждую шутку и срок, который полагается за такое свободомыслие.

Но все это, пожалуй, лишь наиболее безобидное проявление личности юриста, порой нам приходится встречаться и с более негативными сторонами профессиональной деформации, которые проявляются как в профессиональной деятельности, так и в повседневной жизни, с ней не связанной. Действительно, практически каждый, кто сталкивался с представителями юридических специальностей и особенно оперативно-следственными работниками, долго может говорить о «презумпции виновности», вопреки декларируемым с властных трибун ценностям. Особенностью деятельности оперативников или следователей является то, что нередко эти люди становятся «заложниками версии». Выстраивая некую магистральную линию к кажущейся единственно верной, а часто просто более удобной версии, нужно, во что бы то ни стало, подогнать под нее не вписывающиеся факты. Само по себе это не удивительно и не предосудительно, а скорее даже необходимо, если предположить идеальную картину, когда все эти факты выявляются лишь только при помощи исключительно соответствующих справедливости и общественной морали действий.

Рассмотрим более широкую категорию — «юрист» (например, юрист предприятия). Нередко случается так, что специалист, быть может, весьма эффективно обслуживший своего клиента, в рассказах о своей деятельности гордится совсем нелицеприятными фактами. Скажем, теми случаями, когда ему пришлось уволить двести работников*. И он это сделал настолько профессионально, грамотно и хладнокровно, что комар носа не подточит — никто не сможет ни восстановиться, ни обратиться в суд или другие органы для защиты своих прав. Ведь формально все это было сделано на абсолютно законных основаниях. Порой страшно замечать, что некоторых юристов это по-своему возбуждает – то, как они, с их точки зрения, «хорошо сделали» свою работу и самореализовались, самоудовлетворились в своем амплуа «беспристрастного служителя закона». Да, к сожалению, эти «слуги закона» забывают, что есть настоящее Право, права человека. Иногда уместно будет и промолчать о том, что пришлось сделать такую грязную работу (если пришлось), и уж точно, это не повод для гордости и не причина для всеобщего уважения. Пугает другое. Обратимся к теории всемирно известного американского психолога Абрахама Маслоу относительно иерархии человеческих потребностей. Маслоу выделяет пять уровней человеческих потребностей: физиологические (голод, жажда, половое влечение); экзистенциальные (безопасность существования, комфорт, постоянство условий жизни); социальные (социальные связи, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность); престижные (самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост); духовные (познание, самоактуализация, самовыражение). Таким образом, потребность в самоуважении и самоактуализации стоят на высших ступенях иерархии. Что же получается? Для профессионального юриста обман, обход закона – это средство достижения высшей цели, высшей ценности? Преступление – это форма нормальной жизни и доказательство профессионализма?

Можно также сказать, что в фигуре и деятельности юриста наблюдается некий дуализм: с одной стороны отмеченное выше стремление обойти закон как средство самоутверждения, но с другой стороны категорическое отсутствие гибкости и неумение вести диалог, не оперируя постоянно ссылками на законодательные акты. Не раз приходилось наблюдать, как юрист, не понимая специфики деятельности в той или иной отрасли, хотя и зная досконально законодательство, регулирующее деятельность в данной сфере бизнеса, практически срывал переговоры или так и не мог заключить договор с той или иной организацией, хотя, надо отметить, был абсолютно справедлив в своих требованиях. В результате он стремится ни на йоту не отступать от буквы закона, не желая понять, что на практике эта сфера живет по иным правилам (нет, она не нарушает закон, а просто пользуется им в соответствии со своими интересами)!

Однако мы абсолютно не намерены брать на себя право высшего судейства и отчитывать юристов за их беспринципность и хитрость. Парадокс заключается в том, что быть профессиональным юристом, как это ни странно, можно только став слегка профессионально деформированным, так называемым «адвокатом дьявола». А если действовать только по справедливости и морали, то такие услуги будут невостребованными, юриста просто сочтут непрофессионалом. В таком случае нужно лишь не забывать о мере, ведь как писал Г. Р. Державин, «Блажен, стократ блажен, кто соблюдает меру, кто мудро следует лишь доброму примеру и верен сам себе в любые времена».

* Реальный случай, с которым пришлось столкнуться одному из авторов настоящей статьи. Печально, что это все происходило непосредственно после одной из крупнейших правовых конференций в России и исходило от кандидата юридических наук – юриста крупной московской юридической компании. Что уж говорить о «простых рядовых» юристах, милиционерах, следователях…

[1] Почему юристы правят миром. Специальное издание редакции журнала «Юрист компании». М., 2008. С. 7, 8.

xn—-8sbgjogh3adeieigac.xn--p1ai

Профессиональная деформация юриста

Профессиональная деформация [1] – это несоответствующая общепринятой модели манера поведения, мышления и действий в профессиональной и повседневной жизни.

Профессиональная деформация специалиста проявляется в его девиантном поведении [2] как в личной жизни, так и в профессиональной деятельности. Отдельные признаки профессиональной деформации могут проявиться на раннем этапе профессиональной деятельности.

В профессиональной юридической деятельности девиантное поведение проявляется в пренебрежительном, высокомерном и нередко патерналистском отношении к молодым специалистам, другим коллегам и клиентам, в возникающих с ними конфликтах, завышенной самооценке своих профессиональных компетенций, несоблюдении правил и требований корпоративной культуры, частой смене места работы.

Основными формами проявления профессиональной деформации могут быть:

1) недобросовестность в работе;

2) непонимание смысла работы;

3) приверженность к стереотипному мышлению и стереотипным методам работы;

4) стереотипное общение с клиентами без учета специфики их дел и индивидуальности;

5) служебные действия в обход закона;

6) игнорирование рекомендаций коллег;

7) игнорирование, пренебрежение и нежелание учитывать принцип презумпции невиновности.

Профессиональная деформация (девиантное поведение) юриста также может проявиться, во-первых, при незавершенном или недостаточном процессе социализации личности (т.е. индивид не усвоил полноценно существующие в обществе/юридическом сообществе ценности и морально-нравственные нормы поведения, необходимые для должного ведения юридической деятельности; молодой работник не понимает значимости профессиональной культуры и этики) и, во-вторых, когда поставленные им внутренние цели и задачи становятся для него недостижимыми, а желание достигнуть их во чтобы то ни стало любыми средствами сохраняется; в компании ослабевает контроль за соблюдением норм и правил корпоративной культуры; отсутствует или слабо поставлена корпоративная система повышения профессионализма и квалификации, включающая воспитательный аспект.

Основой профессиональной деформации также нередко выступает социально-общественная значимость самой юридической профессии: юрисконсульт, нотариус, адвокат, судья, прокурор, следователь – от них зависит судьба человека. Возможность вершить судьбы людей при пробелах в морально-нравственном воспитании формирует у такого «вершителя судеб» чувство всесильности и всемогущества, что при недостаточной социализации самого юриста вызывает девиантные отклонения.

Проявление профессиональной деформации в деятельности юриста снижает уровень его профессиональной пригодности и эффективности предоставляемых им услуг, отпугивает клиентов, что наносит ущерб компании и подрывает авторитет юридического сообщества.

Появление профессиональной деформации у специалиста – это результат, последствие его профессиональной деятельности и профессиональных успехов на фоне слабой, несовершенной внутренней системы личностных качеств человека. Профессиональная деформация не знает возрастных ограничений. Закружиться голова от успеха может как у молодого специалиста, так и у маститого профи.

Профессиональная деформация развивается под воздействием как факторов профессиональной деятельности внешней среды (общение с клиентами и правонарушителями), так и внутрисистемных факторов внутренней среды, степени сформированности и зрелости системной культурной среды организации (взаимоотношения в коллективе, отношения сотрудников и руководства и др.).

Профессиональная деформация, будучи порождением профессиональной деятельности и профессиональных успехов, проявляется прежде всего в изменениях личностных свойств юриста как человека, трансформации его внутреннего содержания, его системы ценностей, поведения в коллективе, общения с коллегами и клиентами, в его психомоторике, что затем неизбежно негативно сказывается на его профессиональной деятельности. И круг замыкается.

Профессиональная деформация реализуется в конфликтах, что свидетельствует о расхождении личных интересов и целей компании. Например, кредо [3] компании провозглашает, что полученная клиентом выгода должна значительно превышать размер оплаты юридической услуги и интересы клиента превыше собственной выгоды юриста. Именно здесь и может проявиться слабость юриста – отклонение от общепринятой нормы. Личные выгоды ставятся юристом превыше проблем клиента, и юрист начинает «накручивать» размер гонорара, ставить размер оплаты юридической услуги в зависимость от результата дела в пользу клиента. Это и есть отход от профессиональной культуры – профессиональная деформация.

Юридическая деятельность относится преимущественно к профессиям «человек – человек», что включает взаимоотношения между людьми, но в отличие от других видов подобной деятельности, имеет свои особенности – это отношения между человеком – юристом, в руках которого временно находится судьба другого человека – клиента, находящегося также временно в зависимости от юриста. В силу этой особенности юридическая профессия в наибольшей степени подвержена профессиональной деформации.

Профессиональная деформация юриста и представителей подобных профессий имеет свои особенности: во-первых, ее благоприятной почвой является слаборазвитая, искаженная система личностных качеств; во-вторых, она проявляется уже в начале профессиональной деятельности специалиста и может быстро развиваться; в-третьих, искаженное поведение в результате длительной профессиональной деятельности постепенно становится неотъемлемой частью личности специалиста.

Профессия «юрист» по таким специальностям, как адвокат, следователь, прокурор, судья предъявляет высокие требования к морально-нравственным, эмоционально-психологическим и интеллектуально-физическим качествам человека. Любая трещина в личностных качествах ведет к профессиональной деформации.

В отличие от этих специальностей юрист в организации – корпоративный юрист – не испытывает подобных перегрузок. Его перегрузки имеют характер личных взаимоотношений с руководством.

Независимо от юридической специализации все представители этой профессии в своей повседневной правоприменительной деятельности сталкиваются со сложнейшими проблемами и конфликтами, которые требуют креативных решений правового характера, что ведет к повышенным перегрузкам и раздражению, нервозности и утомляемости, стрессу и эмоциональным срывам, апатии и растерянности. Постоянные перегрузки в работе порождают синдром хронической усталости, оставляют отпечаток па характере, превращая веселую и общительную личность в мрачную противоположность, негативно сказываются на здоровье (нарушение сна, головная боль, плохой аппетит) и психологическом состоянии специалиста, вызывают чувство тревожности и ненадежности своего социально-профессионального положения и повышенную обеспокоенность за будущее своей семьи. К примеру, чрезмерное и хроническое превышение продолжительности рабочего дня, выходящее за все законодательные нормативы, крайне негативно влияет на взаимоотношения в семье и бумерангом ударяет по профессиональной деятельности работника.

Одной из форм профессиональной деформации выступает профессиональное выгорание, являющееся результатом повышенных психофизиологических нагрузок в форме накопившихся отрицательных эмоций, которые истощают внутренние ресурсы человека и проявляются в недружелюбном отношении к коллегам и клиентам.

Профессиональная деформация личности имеет объективный и субъективный характер.

Из объективных факторов следует выделить: сущность профессиональной деятельности, условия ее выполнения, стиль управления, компетентность руководства, социально-экономические условия, повышенную законодательную регламентацию труда, повышенный контроль со стороны государства и общества, характер взаимоотношений юриста с гражданами.

Из субъективных факторов можно выделить: особенности индивидуально-личностных свойств и профессиональных взаимоотношений, проблемы профессионально-карьерного становления и развития личности.

Как отмечалось выше, на деформацию профессиональной деятельности воздействуют особенности юридической деятельности, личностные и социально-психологические свойства. С особенностями юридической деятельности связана чрезмерная регламентация деятельности, властные полномочия по отношению к гражданам, повышенная ответственность и психофизическая перегрузка.

Из личностных качеств, искажающих профессиональную деятельность, выделяются переоценка профессиональных способностей и возможностей, повышенная подозрительность, огрубление личности и необоснованная жесткость по отношению к гражданам, завышенные ожидания, недостаточный самоконтроль и низкая стрессоустойчивость, скрытое и явное разочарование в профессии и неоправданные ожидания. Разочарование в правильности выбора профессии чаще наносит удар по молодым юристам.

Из социально-психологических факторов, деформирующих профессиональную деятельность, следует выделить грубость в отношении с коллегами и гражданами, недостаточную общественную оценку, негативное влияние ближайшего окружения.

Профессиональная деформация юриста различается по специальностям и, как правило, связана и развивается вместе с ростом стажа специалиста. Адвокат обладает превосходной личностнопрофессиональной гибкостью, следователь в силу специфики своей профессии страдает чрезмерной подозрительностью, прокурор готов всегда, везде и всех обвинять, судья – наказывать. Деформация проявляется не только в профессиональной деятельности, но и в повседневной жизни.

Чрезмерная подозрительность следователя обусловлена его профессиональной деятельностью, в ходе которой он постоянно сталкивается с ложью и обманом. Именно этот человеческий негатив приводит к утрате веры в людей, развитию излишней бдительности до такой степени, что в каждом подозреваемом видится преступник.

Адвокат, чье материальное положение на 100% зависит от клиентуры, имеет внутренне противоречивые установки. С одной стороны, он стремится всем помочь и проконсультировать, что нередко принимает менторский характер поучения, проявляются самоуверенность и изворотливость, осложняются личностные взаимоотношения с окружающими. С другой стороны, он нередко придерживается позиции: «клиент – мой враг», «быть с ним настороже», «держать ухо востро». Подобная установка не способствует установлению должных деловых отношений с клиентом, порождает излишнюю подозрительность.

Наряду с различиями существует и общая профессиональная деформация юристов независимо от специальностей. Лидирует в этом списке негативов правовой нигилизм, попирающий нормы закона. Правовой нигилизм – это болезнь следователя, адвоката, оперативного работника, корпоративного юриста. Второе место занимает цинизм, безразличие, холодность к судьбе других людей – клиентов/доверителей. Это отношение может распространиться и на близких людей. На третьем месте находится культура общения. Как гласит народная мудрость: «С кем поведешься, от того и наберешься». Постоянное общение в силу специфики профессиональной деятельности с представителями преступного мира и определенной категорией клиентуры проявляется в мимике, жестах, поведении и речи специалиста.

Особо следует выделить так называемую криминальную деформацию, связанную с отступлением от общепринятых норм и ценностей, у работников правоохранительных структур. Из показателей деформации профессиональной культуры сотрудников органов правопорядка, которые могут быть отнесены к криминальной деформации, следует выделить: 1) чрезмерную уверенность в собственной правоте, неприкосновенности и непогрешимости (излишнюю самоуверенность); 2) чрезмерно завышенную самооценку; 3) завышенную подозрительность и обвинительный уклон по отношению к гражданам; 4) ошибки в оценке поступков других; 5) установку на жесткость к правонарушителю; 6) закрытость личности и излишнюю секретность; 7) перенос профессиональных навыков во внеслужебные отношения; 8) криминальную субкультуру, которая становится частью собственной культуры (уголовный жаргон, поведение, взаимоотношения, обращения к другим); 9) низкую культуру делового и общегражданского общения (обращение на «ты», оскорбительные выражения); 10) исключительно властное воздействие на правонарушителей и других граждан.

Существуют и другие показатели профессиональной деформации. Они могут проявляется не только в деятельности юриста, но и представители этой профессии от ее проявлений не застрахованы. Рассмотрим их. Например, как результат «неудовлетворительного самочувствия в коллективе», который может проявиться во взаимоотношениях с руководством и коллегами (сослуживцами), наблюдаются следующие элементы профессиональной деформации: 1) отсутствие инициативы, ориентация исключительно на исполнение приказов и распоряжений руководства; 2) имитация активной деятельности с акцентом на выполнение текущих задач; 3) ставка на привычные методы работы и игнорирование новых методов; 4) формальное отношение к делу; 5) профессиональный эгоизм – непонимание синергетического эффекта взаимодействия разных служб.

Другим источником профессиональной деформации может стать «боязнь блокирования карьерного роста», которая проявляется: 1) в рационализации – стремлении раскрыть преступление всеми доступными средствами, включая незаконные; 2) вымещении внутренней слабости и озлобленности – оскорблении задержанных, рукоприкладстве; 3) замещении – использовании внешней атрибутики для доказательства своей профессиональной значимости; 4) изоляции – ограничении круга общения.

Профессиональная деформация неизбежно порождает систему двойных стандартов на всех уровнях, которая постепенно разрушает общество, организацию, деформирует личность.

Важнейшим направлением постоянной работы с персоналом юридической компании является предупреждение их профессиональной деформации. Что такое профессиональная деформация: это болезнь или человеческий порок профессиональной деятельности, вырастающий из человеческой слабости? Можно ли излечить человека от этой болезни или специалиста от этого порока?

Лечение человека начинается с молоком матери и продолжается на протяжении всей жизни – это формирование личностных качеств человека в соответствии с общепринятыми человеческими ценностями. Лечение специалиста протекает в двух форматах. Один формат предусматривает лечение запущенного порока – развитой профессиональной деформации, другой – охватывает профилактические мероприятия по предупреждению профессиональной деформации.

Методы и приемы противодействия и лечения профессиональной деформации разрабатываются с учетом ее вида. Различают следующие виды профессиональной деформации юриста: случайная, эпизодическая, временная или устойчивая, поверхностная или всеобщая. Любые нарушения проявляются в манере поведения, культуре речи, психомоторике.

Антидеформационные программы включают совокупность социально-экономических, нравственно-воспитательных и организационно-управленческих мер. Некоторые из них имеют профилактическо- предупредительную направленность с целью снизить, нейтрализовать и убрать саму вероятность возникновения и развития предпосылок и проявлений профессиональных искажений, другие направлены на решительное пресечение деформационных проявлений.

Антидеформационные меры имеют комплексный характер и включают:

1) формирование штата и отбор сотрудников, профессионально подготовленных к юридической деятельности, готовых повышать свой профессиональный уровень, общительных, способных креативно мыслить, решать сложные проблемы, планировать свою деятельность, управлять своим временем и ограждать близких от негативного воздействия деформации личности;

2) прозрачность, гласность и гражданский контроль (контроль со стороны коллектива);

3) формирование и укрепление профессиональной культуры и иммунитета;

4) развитие и укрепление морально-нравственной и личностно-психологической устойчивости;

5) достойную оплату труда;

6) формирование должной системы взаимоотношений в коллективе и системы взаимоотношений руководства и сотрудников;

7) установку на соблюдение кодекса профессиональной этики;

8) совершенствование механизма управления персоналом.

Другой канал антидеформационных мер включает самозащитные механизмы специалиста по снижению, нейтрализации и предотвращению нервно-психических перегрузок. Человек должен уметь отдыхать, расслабляться, снимать нервно-психологическое напряжение и стрессы, оптимально-правильно планировать свою деятельность, свое время, чередовать рабочее время и время отдыха, выделяя личное время, освоить методы релаксации и отгородиться от угроз и неприятностей внешней среды.

Скрытая угроза в механизме самозащиты – это вероятность самоизоляции от житейских и семейных неурядиц, проблем клиента, воздвижение стены отчуждения от проблем клиента, появление полосы нечувствительности и безразличия к чужой беде и проблемам близких и друзей.

Другой «скрыто-явной» проблемой профессиональной деформации юриста выступает система двойных стандартов. Наиболее ярко двойные стандарты проявляются при соотношении реальной практики и кодексов профессиональной этики, принятых юридическими сообществами. Недостаточно прочитать, знать и цитировать кодекс, надо научиться его соблюдать, следовать его положениям. Замечательный по содержанию Кодекс профессиональной этики адвоката, дополняемый региональными кодексами этики, рядом юристов игнорируется и не соблюдается.

Этика юриста провозглашает нравственно-моральную устойчивость, честность и тактичность, справедливость и независимость, организованность и обязательность. Эти провозглашенные в кодексах этики личностно-профессиональные качества не всегда, не везде и не всеми юристами соблюдаются.

  • [1] Деформация (от лат. deformatio – искажение) – изменение, искажение сущности чего-либо (например, деформация социальной структуры, личности человека).
  • [2] Девиантное поведение – поведение, противоречащее существующим в обществе морально-нравственным нормам, отклоняющееся от общепринятых и устоявшихся норм. Девиант (от англ. deviant – отклонение, инакомыслящий) – индивид, отличающийся своими личностными характеристиками и поведением от общепринятых норм.
  • [3] Кредо (от лат. credo – верую) – убеждения, взгляды, идеология, принципы, мировоззрение.

studme.org

Профессиональная деформация юриста и ее предупреждение

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Южно-Уральский государственный университет

Кафедра «Теория и история государства и права»

Профессиональная деформация юриста и ее предупреждение

1. Понятие и профессиональной деформации

2. Причины профессиональной деформации

3. Сущность профессиональной деформации юриста

4. Пути предупреждения профессиональной деформации юриста

Профессиональная деформация возникает во многих профессиях. Знать о профессиональной деформации необходимо для недопущения возникновения данного явления в профессиональной деятельности специалиста и для преодоления уже наступивших последствий, так как профессиональная деформация является нежелательным качеством, снижающим уровень профессиональной пригодности специалиста и эффективности выполняемой деятельности.

Целью работы является рассмотрение сущности профессиональной деформации, причин возникновения, специфики проявлений, приёмов профилактики и преодоления.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие и развивающиеся на фоне проявлений профессиональной деформации специалистов юридических профессий.

1. Понятие профессиональной деформации

Профессиональная деформация личности – это изменения качеств личности (стереотипов восприятия, ценностных ориентаций, характера, способов общения и поведения), которые появляются под влиянием выполнения профессиональной роли 1 . О профессиональной деформации личности следует говорить в том случае, когда под воздействием профессиональной деятельности у личности проявляются девиантные отклонения как в её профессиональной реализации, так и в личной жизни 2 .

Профессиональная деятельность – это социально-значимая деятельность, выполнение которой требует специальных знаний, умений и навыков, а также профессионально обусловленных качеств личности 3 . Профессиональная деятельность человека – одно из ведущих проявлений активной личности. Она влечет за собой профессиональное развитие работника, что обусловливает формирование профессионального типа личности. Положительное, воспитывающее влияние профессиональной деятельности проявляется в опыте, навыках и умениях, интересах и потребностях, в добросовестном отношении к труду, дисциплинированности и других положительных чертах характера. Негативное влияние профессиональной деятельности проявляется в отрицательных сторонах характера, установках и т.п. Профессиональная деформация личности может носить эпизодический или устойчивый, поверхностный или глобальный характер; проявляется в профессиональном жаргоне, в манерах поведения, даже в физическом облике. В психологических исследованиях чаще рассматривают нежелательные изменения в личности специалиста, отрицательно влияющие на его работу и жизнь 4 .

Профессиональная деформация личности у представителей одних типов профессии отличается от других, и, в то же время, представители разных типов профессий имеют общие черты профессиональной деформации личности. Представители таких типов профессий, как: “человек — природа”, “человек — техника”, “человек — знаковая система”, “человек — художественный образ”, в большей мере подвержены физической профессиональной деформации, вследствие нарушения тех или иных физиологических функций организма. Профессиональной деформации наиболее подвержены представители такого типа профессии, как “человек-человек”. Это связано с тем, что эти профессии основываются на взаимоотношениях людей в процессе их совместной или односторонней профессиональной деятельности. К ним относятся профессии: учителя и воспитателя, врача и медсестры, библиотекаря и экскурсовода, юриста, милиционера и военнослужащего.

Специфика профессиональной деформации представителей типа профессии “человек-человек” состоит в следующем:

1. Профессиональная деформация, как правило, начинает проявляться уже в первые дни профессиональной деятельности человека. У представителей этих профессий, в отличие от других типов, профессиональная деформация наступает значительно быстрее, имеет более глубокие корни появления и яркие, специфические для данной группы, формы проявления.

2. То, на что обычно направляется профессиональная деятельность представителей данного типа профессии (искоренение отдельных проявлений отклоняющегося поведения: как душевного, так и физического), со временем, в процессе продолжительной профессиональной деятельности, становится их неотъемлемой чертой или личностным проявлением. Представители этих профессий нередко и не подозревают, что “заимствовали” некоторые элементы поведения своих подопечных. Так, учителя, прививая детям чувство ответственности и уважительного отношения к людям, впоследствии сами перестают следовать этим правилам и предстают перед подрастающим поколением полным антиподом прививаемых детям норм и правил. Доктор лечит больного от болезни, которой сам впоследствии будет страдать. В данном случае, по-видимому, проявляется профессиональная деформация, основанная на психосоматических механизмах. Представитель закона и порядка, призванный охранять права и свободы граждан через некоторый период времени, первый начинает их нарушать и попирать.

3. Профессиональная деформация личности проявляется в том случае, когда профессионально-ролевое поведение человека переносится на его личную жизнь.

4. Проявление профессиональной деформации может наблюдаться в огрублении личности специалиста (циничное и безразличное отношение врача к больному и пациентам; жестокость и агрессия учителя к учащимся и т.п.) 1 .

В наибольшей степени профессиональная деформация выражена у представителей тех профессий, чья работа связана с людьми, имеющими отклонения от нормы (физической, интеллектуальной, поведенческой). Профессиональные деформации появляются под влиянием стереотипов профессиональной деятельности, механизмов психологической защиты, возрастных изменений личности. Она может носить эпизодический или устойчивый характер, быть поверхностной или глубокой, проявляться в профессиональной деятельности или при личном общении. Профессиональная деформация может возникнуть на ранней стадии формирования профессионала, еще в процессе обучения, или позднее, в профессиональной деятельности. Она проявляется в манере поведения и речи, неадекватности восприятия людей и ситуаций, даже в физическом облике. Иногда говорят о профессиональном типе личности. Профессиональная деформация личности препятствует развитию и самосовершенствованию профессионала 2 .

Профессиональная деформация личности рано или поздно появляется у всех независимо от типа профессии. Её последствия зависят от того, насколько личность готова к таким испытаниям, как её профессиональное деформирование. Если человек знает, что такие явления происходят с каждым специалистом и что существуют специальные социально-психологические службы, связанные с преодолением проблем профессиональной деформации личности, то преодолеть этот временный недуг будет очень просто. Если такие знания отсутствуют, то первичная профессиональная деформация личности со временем может перерасти в тяжёлую форму девиантного поведения, что в дальнейшем потребует огромных усилий на восстановление тех ресурсов, которые были исчерпаны вследствие такого негативного воздействия 1 .

2. Причины профессиональной деформации

Профессия юриста предъявляет повышенные требования к психике, интеллекту, эмоционально-волевым качествам человека. В какой бы области правоприменительной деятельности он не занимался, его рабочий день нередко бывает насыщен разнообразными проблемными ситуациями, различного рода конфликтами, требующими принятия решений правового характера, что уже само по себе в гораздо большей мере, чем в других профессиях, способствует повышенной утомляемости, избыточному раздражению, появлению стресса. Так, в ходе одного исследования выяснилось, что больше половины опрошенных прокурорских работников под воздействием перегрузок в работе постоянно испытывают отрицательные психические состояния, усталость, апатию, растерянность. Многие из них переживают повышенную тревожность, ощущают малозначительность, ненадежность своего социального, профессионального положения. Практически половина из них жалуется на раздражительность, головную боль, нарушения сна. Все это объясняет достаточно широкую распространенность среди работников правоохранительных органов различных психосоматических расстройств и заболеваний, возникающих под воздействием отрицательных эмоций и состояний 1 .

Профессиональные деформации личности детерминируются многими факторами – объективными и субъективными. К объективным можно отнести: содержание профессиональной деятельности и общения; условия выполнения профессиональных обязанностей; факторы, связанные с социальной макросредой (например, социально-экономические условия жизнедеятельности, повышенная юридическая регламентация труда, многосторонний социальный контроль со стороны государственных и общественных органов, частный конфликтный характер взаимодействий работника с гражданами).

К объективно-субъективным факторам относятся система и организация профессиональной деятельности, качество управления, стиль управления и профессионализм руководителей.

К субъективным – онтогенетические изменения, возрастная динамика, индивидуально-психологические особенности, характер профессиональных взаимоотношений, кризисы профессионального становления личности, служебная необходимость идентифицировать себя с патологическим внутренним миром других людей для их лучшего понимания 1 .

В психологической литературе выделяют три группы факторов, ведущих к возникновению профессиональной деформации: факторы, обусловленные спецификой правоохранительной деятельности, факторы личностного свойства, факторы социально-психологического характера.

К факторам, обусловленным спецификой деятельности правоохранительных органов относятся:

1. Детальная правовая регламентация деятельности, что наряду с позитивным эффектом может приводить к излишней формализации деятельности, элементам бюрократизма;

2. Наличие властных полномочий по отношению к гражданам, что порой проявляется в злоупотреблении и необоснованном их использовании сотрудниками;

3. Корпоративность деятельности, которая может быть причиной возникновения психологической изоляции сотрудников органов правопорядка и отчуждения от общества;

4. Повышенная ответственность за результаты своей деятельности;

5. Психические и физические перегрузки, связанные с нестабильным графиком работы, отсутствием достаточного времени для отдыха и восстановления затраченных сил;

6. Экстремальность деятельности (необходимость выполнения профессиональных задач в опасных для жизни и здоровья ситуациях, риск, непредсказуемость развития событий, неопределенность информации о деятельности криминальных элементов, угрозы со стороны преступников и др.);

7. Необходимость в процессе выполнения служебных задач вступать в контакт с правонарушителями, что может приводить к усвоению элементов криминальной субкультуры (использование уголовного жаргона, обращение по кличкам и т.п.).

К факторам, отражающим особенности сотрудников органов правопорядка, относятся:

1. Неадекватный возможностям сотрудника уровень притязаний и завышенные личностные ожидания;

2. Недостаточная профессиональная подготовленность;

3. Специфическая связь между некоторыми профессионально значимыми качествами личности сотрудника (так, решительность в сочетании с пониженным самоконтролем может развиться в чрезмерную самоуверенность и т.п.);

4. Профессиональный опыт;

5. Профессиональные установки (например, восприятие действий других людей как возможных нарушителей закона может привести к обвинительному уклону в деятельности, глобальной подозрительности и др.);

6. Особенности социально-психологической дезадаптации личности органов правопорядка, приводящие к проявлению агрессивности, склонности к насилию, жестокости в обращении с гражданами и др.;

7. Изменение мотивации деятельности (потеря интереса к деятельности, разочарование в профессии и др.).

К факторам социально-психологического характера относятся:

1. Неадекватный и грубый стиль руководства подчиненными;

2. Неблагоприятное влияние ближайшего социального окружения вне службы (например, семьи, друзей и др.);

3. Низкая общественная оценка деятельности органов правопорядка, что порой ведет к безысходности в деятельности сотрудников органов внутренних дел, возникновению профессионального бессилия и неуверенности в необходимости своей профессии 1 .

4. Сущность профессиональной деформации юриста.

Для юридической деятельности особое значение имеют общепрофессиональные и специальные профессиональные деформации. Общепрофессиональные деформации типичны для работников определенной профессии. Это особенности личности и поведения, которые прослеживаются у большей части работников со стажем.

Специальные профессиональные деформации возникают в процессе специализации по профессии. Любая профессия объединяет несколько специальностей, и каждая специальность имеет свой состав деформаций. Так, у следователя появляется правовая подозрительность, у оперативного работника – актуальная агрессивность, у адвоката – профессиональная изворотливость, у прокурора – обвинительность.

Общие для юридических профессий проявления профессиональной деформации:

1. Правовой нигилизм. Нигилизм — это отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Правовой нигилизм юристов проявляется в неуважительном отношении к праву и подталкивает решать проблемы доверителя не на правовом уровне. Правовой нигилизм встречается и у представителей следующих юридических специальностей: адвокатов, следователей, оперативных работников и т.п.

2. Эмоциональная холодность, цинизм, доходящий до безразличия к судьбе доверителя. Часто человек, вынужденный прибегнуть к помощи юристов (следователей, адвокатов и т.п.), находится в сложной жизненной ситуации и негативном эмоциональном состоянии. Он испытывает тревогу, страх, переживает депрессию, может быть перевозбужденным или, наоборот, заторможенным. Нередко обстоятельства, в которых находится доверитель, вызывают у него слезы. Сталкиваясь с человеческим горем, некоторые адвокаты остаются черствыми, не способными проявить простое человеческое сочувствие. В профессиональном общении это приводит к обезличиванию клиента, когда он воспринимается как объект воздействия, а его проблемы — как поломка, которую нужно устранить. В повседневном общении это может проявляться как эмоциональная холодность, снижение эмпатии в отношении к близким людям, родственникам.

3. Снижение уровня культуры общения. Подобные проявления наблюдаются у адвокатов, специализирующихся на защите по уголовным делам, и юристов, имеющих дело с определенной категорией клиентов. В процессе бесед, переходя на язык, понятный клиенту, эти юристы усваивают уголовный жаргон и начинают использовать его в повседневном общении. С такими проявлениями деформации можно столкнуться и при общении со следователями, оперативниками, сотрудниками ИТУ. Это может сказаться и в общении с друзьями, родственниками.

4. Формализм, стереотипный подход к решению профессиональных задач. Нередко работа по делам одних и тех же категорий (хулиганство, кражи, ДТП и т.д.) способствует тому, что у адвоката вырабатываются однотипные приемы и методы защиты, блокирующие способность творчески реагировать на появление новых обстоятельств, пропадает индивидуальный подход в работе с доверителями. В личностном общении это может выразиться в стремлении подвести любую жизненную ситуацию под некий стандарт и использовать формальный подход к семейным проблемам 1 .

В трудах, посвященных юридической психологии, особое внимание уделяется профессиональной деформации следователей и работников прокуратуры. Со стороны представителей иных профессий можно услышать, что юристы выглядят погруженными в себя, излишне подозрительными, критически настроенными, циничными, а также продолжают в повседневной жизни тщательно анализировать даже самые незначительные события, оценивают их и прогнозируют дальнейшее развитие.

В связи с тем, что в своей профессиональной деятельности следователь часто сталкивается с обманом, коварством, лицемерием, у него может выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность. Одностороннее влияние негативного опыта порой приводит к тому, что он в значительной степени утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого в совершении неблаговидных действий, в любом упущении видит умысел, в каждом заподозренном — преступника. Подозрительность — один из наиболее опасных признаков профессиональной деформации следователя, ибо она приводит к тенденциозности, которая может отрицательно сказываться и на его работе.

К специфическим деформациям, присущим представителям адвокатской профессии, относятся следующие.

— Установка «всех жалко, всех обижают, всем надо помочь». Навязчивое консультирование, принимающее формы поучения, раздача советов окружающим может осложнять повседневное личностное общение.

— Завышенная самооценка, позиция «всегда прав». В силу особенностей профессии адвокат должен преуспевать в умении всегда выглядеть в лучшем свете. Без навыков самопрезентации трудно быть успешным в этой профессии, но порой это может принимать гипертрофированные формы: излишняя самоуверенность, изворотливость, неумение признавать свои ошибки.

— Противопоставление себя доверителям, позиция «клиент — мой враг». Неумение при заключении соглашения с доверителем четко обозначить круг профессиональных обязанностей адвоката, отсутствие навыка установления доверительных, но деловых отношений с клиентом, неумение провести четкую грань между профессиональным и личностным общением, стремление позднее ограничить круг решаемых правовых проблем клиента, с тем, чтобы он «не садился на голову«, приводит к формированию установки »быть всегда настороже с клиентом«, »держать ухо востро». Излишняя осторожность, подозрительность, стремление держать дистанцию не способствуют развитию и личных контактов.

— Понятие «эмоциональное выгорание» является близким по смыслу, но не тождественным понятию «профессиональная деформация». Чаще синдром эмоционального выгорания встречается у профессионалов, которые вынуждены в процессе выполнения своих обязанностей тесно общаться с людьми. Эмоциональное выгорание происходит в условиях сильных психических нагрузок и выражается в безразличии, эмоциональном истощении, изнеможении, развитии негативного отношения к своим коллегам и клиентам, в снижении самооценки. Эмоциональное выгорание возникает в результате накопления отрицательных эмоций без соответствующей разрядки. Оно ведет к истощению эмоциональных, энергетических и личностных ресурсов человека.

Служба в ОВД относится к тем видам профессионального труда, условия и характер которых могут оказать травмирующее воздействие на психику (психическая напряженность труда, возможность получения физической травмы или гибели, большая ответственность) 2 . Во внешней среде деятельности можно рассмотреть следующие проявления профессиональной деформации работников органов правопорядка:

1. Уверенность и самоуверенность в собственной непогрешимости при решении профессиональных задач, чрезмерное самомнение и завышенная самооценка;

2. Наличие установки на «обвинительный уклон» по отношению к другим людям, чрезмерная подозрительность, грубые ошибки в восприятии и оценке других людей, их действий и поступков;

3. Правовой ригоризм, представляющий собой выраженную установку на ужесточение наказания, применение к правонарушителю более жестких мер наказания безотносительно к особенностям его личности, к ситуации совершенного правонарушения;

4. Стереотип закрытости, стремления к излишней секретности, приданию своей работе мнимой значительности, тенденция к сверх контролю;

5. Перенос своей служебной роли, профессиональных навыков и установок во внеслужебные отношения;

6. Усвоение элементов криминальной субкультуры (уголовного жаргона, норм поведения, обращения к другому человеку и т.д.) и их использование в своей деятельности;

7. Упрощение делового общения, выражающееся в снижении культуры и этики общения с гражданами, обращения на «ты», применении выражений, оскорбительных для других людей, и т.п.;

8. Наличие установки на применение только властных методов воздействия на правонарушителей и других граждан, пренебрежение методами психологического влияния, достижения согласия, разрешения конфликта на основе вербального воздействия и т.д.

9. Педантичность, излишний формализм в работе и затягивание вопросов о принятии конкретных решений в рамках своей компетенции.

Во внутрисистемном управлении, в общении с руководителями и сослуживцами возможны следующие проявления профессиональной деформации:

10. Потеря инициативы в работе, выражающаяся в ориентации только на исполнение приказов и распоряжений руководителей, вышестоящих звеньев управления и забвении своих личных должностных обязанностей и ответственности;

11. Установка на приоритетность текущего процесса деятельности, выполнения текущих задач вне связи с достижением конечных результатов деятельности, имитация активной деятельности;

12. Переоценка старых, привычных методов работы и недооценка необходимости внедрения новых методов деятельности, инноваций;

13. Установка на совершение формализованных, документально оформленных профессиональных действий при недостаточном внимании к человеку;

14. Профессиональный эгоизм (эгоцентризм), часто блокирующий эффективное взаимодействие работников различных служб органа правопорядка и снижающий результаты совместной деятельности.

Часто проявления профессиональной деформации являются следствием обращения работника к неадекватным защитным механизмам в своей деятельности: рационализации (объяснения своих незаконных действий интересами раскрытия и расследования преступления и т.п.); вымещения (например, словесного оскорбления задержанных и т.п.); замещения (например, достижение ложного ощущения своей профессиональной значимости за счет внешней атрибутики деятельности и т.п.); изоляции (сокращения контактов с другими людьми вне рамок своей правоохранительной системы, сужение коммуникативных связей) и др 1 .

Также наиболее типичными издержками юридической практики являются следующие:

— злоупотребление властью (служебным положением);

— погоня за процентом раскрываемости правонарушений. Ради процента не регистрируются все заявления о преступлениях, происходит их деление на «важные» и «неважные», поиск формальных поводов для прекращения дел «с согласия потерпевшего«, »за малозначительностью» и т.п. Нередко в разряд «серьёзных» попадают такие дела, которые можно побыстрее «оформить» как раскрытые. Стремление схитрить, прежде чем начать работать по раскрытию правонарушения, постепенно становится второй натурой юриста;

— стремление сделать любой ценой карьеру, включая использование «обвинительного уклона». Желание подняться по служебной лестнице не путем упорного профессионального труда, а более облегченным, обходным путем толкает юриста к обвинению невиновных людей в правонарушениях с целью дать высокие показатели их раскрываемости. Вместо того, чтобы исходить из принципа «презумпции невиновности», закрепленном в Конституции, юрист проявляет поспешность, нарушает последовательность действий с целью обвинения подозреваемого в правонарушении. При этом разрешительный 1принцип «дозволено только то, что не запрещено законом», который характеризует деятельность государственных органов и их должностных лиц, переносится на граждан и их объединения;

— склонность к конъюнктуре, т.е. стремление идти в ногу со временем во что бы то ни стало. Проявляется в нарушении принципов законности из соображений «быть на уровне» требований времени. Напр., в условиях господства командно-административной системы привлекались к уголовной ответственности лица, не занимающиеся коммерческой деятельностью, но попавшие в кампанию борьбы с хозяйственными преступлениями;

— соображения корпоративной солидарности или слепой веры в служебный «мундир». Это выражается в безоглядной вере в действия коллег-юристов;

— вмешательство в рассмотрение юридических дел должностных лиц, наделенных властными полномочиями, но не имеющих к ним служебного отношения. Это находит проявление в телефонных звонках, личных переговорах и имеет отношение, как правило, к деятельности следователя или судьи.

Профессиональная деформация выражается в: неприкрытой недобросовестности при рассмотрении дела; плохом представлении о смысле своей работы; использовании устаревших стереотипных подходов к составлению рабочего плана и к его осуществлению; применении однотипных способов общения с клиентами без учета специфики дела и индивидуальности лица, нуждающегося в помощи юриста; сознательном нарушении закона, его обходе; некритическом отношении к выводам коллег-участников расследования дела; нарушении точного и скрупулезного соблюдения всех прав подследственного и подсудимого (отсутствие адвоката); игнорировании принципа презумпции невиновности, что является следствием чрезмерной самоуверенности, подозрительности и других отрицательных психологических качеств 1 .

4. Пути предупреждения профессиональной деформации юриста

Профилактика профессиональной деформации представляет собой совокупность предупредительных мероприятий, ориентированных на снижение вероятности развития предпосылок и проявлений профессиональной деформации.

Работа по профилактике профессиональной деформации включает в себя меры как психологического, так и непсихологического организационно-управленческого, воспитательного характера.

К частным задачам, решаемым в процессе профилактики профессиональной деформации работников органов правопорядка, следует отнести:

1. Выработку у сотрудников профессионального иммунитета и высокой культуры в работе;

2. Развитие нравственно-психологической устойчивости и деловой направленности у всех работников органов правопорядка;

3. Формирование у работников установки на следование в работе кодексу профессиональной чести;

4. Совершенствование стиля и методов управления персоналом;

5. Формирование оптимального морально-психологического климата в службах и подразделениях органов правопорядка 1 .

Разные авторы предлагают различные пути профилактики и преодоления профессиональной деформации.

О.П. Шамонина в своей работе «Профессиональная деформация личности как актуальная проблема социологии девиантного поведения и социологии профессий» предлагает возможные пути преодоления профессиональной деформации личности:

1. Необходимо иметь профессиональную подготовленность к предстоящей профессиональной деятельности;

2. Необходимо уметь общаться с разными социальными типами людей, а также выходить из сложных жизненных ситуаций и неурядиц;

3. Своевременно решать свои личные и профессиональные проблемы, “не переносить” работу на дом, ограждать родных и близких от негативного влияния профессионально деформированной личности специалиста;

4. Постоянно повышать уровень профессиональной компетенции и профессионального мастерства, профессионализм, поскольку это, с одной стороны, придаёт уверенность в своих силах и значит правильность выбранного пути решения, а, с другой стороны, свидетельствует о том, что профессионал в меньшей степени сталкивается с проблемами профессиональной деформации личности 1 .

Романов В.В. считает, что влияние профессиональной деформации можно было бы значительно уменьшить, если бы сами юристы умели использовать естественные защитные механизмы своей психики от возрастающего давления нервно-психических перегрузок, владели бы достаточно простыми и в то же время доступными приемами нейтрализации ситуативной усталости, снятия психического напряжения (релаксации). Прежде всего, следует помнить о правильном режиме труда, разумном чередовании его с отдыхом. Иногда стоит даже незначительно изменить свой образ жизни, отказаться от некоторых вредных привычек, чтобы резко поднять порог устойчивости к нервно-психическим перегрузкам. Кроме того, с учетом своих индивидуально-психологических особенностей следует знать, как наиболее разумно вести себя в стрессогенных ситуациях, каким образом можно самому снимать состояние избыточной тревожности, эмоциональной напряженности, усталости, повышая при этом эффективность своего труда, улучшая самочувствие и настроение. Юристу необходимо научиться оказывать самому себе неотложную психологическую помощь, уметь своевременно пользоваться легкодоступными приемами и средствами снятия психической напряженности 2 .

Скабелина Л.А. предлагает следующие варианты пути профилактики и профессиональной реабилитации:

— психологическое просвещение. «Предупрежден — значит вооружен». Зная признаки профессиональной деформации, адвокат на ранних стадиях может их заметить и суметь приостановить их дальнейшее развитие;

— психологическая диагностика и индивидуальное консультирование. Консультация специалиста поможет установить стадию эмоционального выгорания, выработать индивидуальную стратегию его преодоления, учитывающую особенности конкретной ситуации;

— тренинги профессионального и личностного роста адвокатов. Новые возможности для разрешения самых разных психологических проблем предоставляют сегодня различные виды психологических тренингов. Занятия в группах помогают участникам не только справиться с временными трудностями, осознать внутренние ресурсы для решения своих проблем, но и повышают общую психологическую компетентность участников 1 .

Например, Н.Б. Москвина рассматривают профессиональную деформацию как возможную компенсацию более опасных нарушений, в частности нарушений физического и психического здоровья. Профессиональная деформация в виде эмоциональной холодности, нечувствительности к чужому горю может возникнуть у адвоката как раз по такому механизму, как своеобразная защита от излишних переживаний особо чувствительных профессионалов, работающих с людьми. Такая деформация, возможно, предохраняет адвоката от более опасных нарушений психического, а возможно, и физического благополучия, от нервного, психического истощения. Вследствие этого профессиональную деформацию нельзя преодолевать, пока неизвестно, от каких более серьезных проблем она может защитить адвоката 2 .

Таким образом, можно сделать вывод о том, что профессиональная деятельность оказывает деформирующие воздействие на личность работника по сравнению с непрофессиональными видами деятельности и приводит к неслучайным, но закономерным различиям в профессиональных типах личности.

Профессиональная деформация развивается под влиянием факторов, относящихся к внешней среде деятельности (общение с правонарушителями, решение задач, применения к ним мер профилактики и пресечения и т.д.), а также факторов внутрисистемного взаимодействия (отношения с руководителем и сослуживцами, совместное выполнение служебных задач и т.д.).

Юрист должен быть морально устойчив, организованным, обязательным, независимым, справедливым, тактичным и последовательным, честным.

Отсутствие перечисленных качеств, и наличие противоположных качеств могут привести к профессиональной деформации юриста.

Преодоление профессиональной деформации должно стать одной из направлений деятельности учреждений и органов, в которых трудятся работники данной профессии, возможна организация психологической службы и т.п. В то же время самому работнику необходимо знать о такой особенности своей профессии и по возможности стараться следить за собой и не допускать возникновения профессиональной деформации.

1. Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В., Юридическая психология. М.: Национальный университет внутренних дел, 2002

2. Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. СПб., 2004.

3. Васильев В.Л., Юридическая психология. Учебник для вузов.6-е изд., С-П.: Питер, 2009.

4. Димитров А.В. Введение в юридическую психологию. Курс лекций. – М., 2003. – С. 86.

5. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996.

6. Зеер Э.Ф. Психология профессий: Учебное пособие для студентов вузов. – М., 2005.

7. Климов Е.А. Психология профессионала: Избранные психологические труды. М., 1996.

8. Краткое описание типа профессии см.: Л.Д. Столяренко Основы психологии. Ростов на Дону. Издательство “Феникс”, 1997г. – 736 с.

9. Мамонтова С.Н. «Прикладная Юридическая Психология», М., 2002.

10. Общая психология/ Под ред. Петровского А. В. – М.: Юристъ, 1998.

11. Психология юриспруденции//Сорокотягин И.Н. — С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2006. — 449 c.

12. Романов В.В. Юридическая психология: Учебник.— М.:Юристъ,1998.—

1. Бахолдина М. Юрист с нечеловеческим лицом. О негативном влиянии юридической профессии на профессиональную деятельность и психологическую структуру личности//«Юридическая практика», 2009.

2. Гайворонская Я.В., к.ю.н., доцент. Правосознание и профессиональные деформации юриста//Российское право в Интернете. №05, 2009, Спецвыпуск.

3. Киселева ЕЛ. Мотивы профессионального выбора в ОВД // Вестник МЦПО и КНИ. — 1996. — № 1.

5. Медведев В.С. Профессиональная деформация личности как проблема органов внутренних дел//Психопедагогика в правоохранительных органах. Научнопрактический журнал.- Омск.- Ш(3), 1996. С. 15-17.

6. Романов В.В. О наших с вами страданиях //Домашний адвокат.1996.№ 2.

7. Скабелина Л.А. Проблемы профессиональной деформации личности адвоката.//Адвокат, 2009.

8. Шамонина О.П., Профессиональная деформация личности как актуальная проблема социологии девиантного поведения и социологии профессий. // Сорокинские чтения «Актуальные проблемы социологической науки и социальной практики». МГУ им. М.В. Ломоносова, 2002.

1 Гайворонская Я.В., к.ю.н., доцент. Правосознание и профессиональные деформации юриста//Российское право в Интернете. №05, 2009, Спецвыпуск.

2balla.net

Это интересно:

  • Наследство вторая жена и дети от первого брака Имеет ли право вторая жена моего бывшего мужа на наследство второй его половины? Здравствуйте! Имеет ли право вторая жена моего бывшего мужа на наследство второй его половины квартиры, которая ему досталась при расторжении нашего […]
  • Как в pdf заполнить заявление Как заполнить PDF-анкету на визу в Грецию на компьютере самостоятельные путешествия, дешевые авиабилеты, виза самостоятельно, отзывы туристов, погода на курортах, аренда авто, туристическая страховка, маршруты […]
  • Похвала и наказание что это Похвала и наказание что это СИСТЕМА ОЦЕНКИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО РЕЗУЛЬТАТА УЧЕНИКА разработана на основе новых Федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) Субтест 4 - обобщение Описание заданий раздела 4 и образцы […]
  • Вневедомственная экспертиза в рк Республиканское государственное предприятие на праве хозяйственного ведения «Государственная вневедомственная экспертиза проектов» (РГП «Госэкспертиза») Комитета по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Министерства […]
  • Поводы и порядок проведения экспертизы живых лиц Судебно-медицинская экспертиза живых лиц : лекция Судебно-медицинская экспертиза живых лиц : лекция // Судебная медицина: Курс лекций / В.Б. Кан, И.Е. Беликов. – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, […]
  • Право на наследство гк рф Статья 1112. Наследство В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, […]