§ 10. Оценка доказательств

Законодательство, устанавливая критерии оценки доказательств, обращается к суду.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Не существует формальных требований о том, какие доказательства следует признавать достоверными. Суд оценивает доказательства независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, т.е. оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. На формирование внутреннего убеждения существенное влияние оказывает мировоззрение судьи, важным элементом которого является правосознание. Правосознание помогает правильно понять и толковать норму права, подлежащую применению, оценить собранные по делу доказательства и проч. Правосознание важно и для участвующих в деле лиц, которые также оценивают доказательства сточки зрения своей правовой позиции.

Внутреннее убеждение основывается на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Объективное рассмотрение доказательств — это отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, предвзятости и предубеждения при оценке доказательств. В плане поддержания возможности объективного исследования доказательств закон вводит правила об отводе судьи. Отсутствие заинтересованности в исходе рассматриваемого дела позволяет суду рассматривать доказательства всесторонне. Если представители сторон действуют в рамках собственных правовых позиций и исследуют доказательства в соответствии со своими требованиями или возражениями, то суд, будучи не заинтересованным в исходе спора, исследует доказательства всесторонне: как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценку доказательств не с позиции одной из сторон, а с позиции независимого арбитра.

Полное рассмотрение доказательств — наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценка всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд может предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства.

Непосредственное исследование судом доказательств полностью соответствует принципу непосредственности рассмотрения дела (см.

Часть 3 ст. 67 ГПК дополняет требования, предъявляемые к оценке доказательств судом, указывая, что суд оценивает относимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Приведенная характеристика оценки доказательства относится, прежде всего, к окончательной оценке доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором

приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч. 4 ст. 67 ГПК).

Однако оценка доказательств может быть как окончательной, так и промежуточной, может относиться к доказательствам, исследуемым для разрешения дела, и к доказательствам, обосновывающим необходимость совершения отдельных процессуальных действий.

В оценке доказательств принимают участие практически все субъекты доказывания. Деятельность сторон по оценке исследованных доказательств не предусматривается в ГПК. Вместе с тем это не означает, что стороны и другие участвующие в деле лица не оценивают доказательства. От их оценки зависит дальнейшая судьба процесса. Опытный представитель на любой стадии процесса способен оценить перспективу своей правовой позиции по делу и в зависимости от этого принять соответствующее решение: отказаться от иска (или признать иск), предложить (согласиться) заключить мировое соглашение или участвовать в рассмотрении дела до вынесения решения. Аналогично оценивают доказательства и вправе отказаться от иска прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, защищающие нарушенные или оспариваемые права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц. Однако при отказе от иска указанных субъектов, защищающих интересы других лиц в суде, законом предусмотрены меры, охраняющие право истца на продолжение рассмотрения дела.

Суд оценивает доказательства не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях, например предлагает участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотрение дела на основе имеющихся доказательств.

Таким образом, оценка доказательств — это сложная процессуальная и одновременно мыслительная деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, имеющая место на всех стадиях гражданского процесса.

lawbook.online

Статья 67 ГПК РФ. Оценка доказательств

(официальная действующая редакция, полный текст статьи 67 ГПК РФ)

1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

4. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

6. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

7. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Комментарий к статье 67 ГПК РФ. Оценка доказательств

В статье 67 ГПК РФ, которая посвящена оценке доказательств, содержаться ее критерии. Для принятия судом решения на законных основаниях, ему требуется в основу решения приложить все соответствующие доказательства. Этим доказательствам должна быть дана надлежащая оценка, которая включает в себя определение достаточности, относимости, достоверности и допустимости.

В соответствии с частью 1 статьи 67 ГПК РФ «оценивать имеющиеся доказательства суд имеет право по внутреннему убеждению». Это означает, что во время оценке всех доказательств судья совершенно независим от каких-либо внешних факторов, поэтому он приходит к окончательному выводу с помощью своего опыта, знаний и законов логики. Проведение всестороннего исследования предполагает тщательное изучение судом всех доказательств, которые обосновывают позицию ответчика и истца.

Непосредственность данного исследования больше всего выражена в 1 части статьи 157 ГПК РФ, согласно ей суд обязан исследовать все доказательства: заслушать показания свидетелей, объяснения сторон, просмотреть заключение экспертов, изучить все письменные доказательства и осмотреть вещественные доказательства.

Во 2 части статьи установлено правило, по которому ни в одном доказательстве не имеется для суда заранее установленной силы, способной развиваться по другим нормам Кодекса. Поэтому часть 2 статьи 187 ГПК РФ гласит, что заключение эксперта оценивается также, как и другие доказательства и «заключение эксперта… не содержит для суда установленной заранее силы».

Действия правил положения немного изменяют положения из части 2 — 4 статьи 61 ГПК РФ, которые предусматривают преюдициальность всех обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными постановлениями суда общей юрисдикции или арбитражного суда, приговором по уголовному делу. Эти обстоятельства снова не доказываются, поэтому будут «просто обязательны для суда», который рассматривает дело.

Окончательным итогом проведенной оценочной деятельности суда непосредственно является вынесение законного и обоснованного решения. Все окончательные выводы (результаты оценки), суд должен изложить именно в резолютивной части решения суда, где кроме обстоятельств определенного дела, должны также указываться и мотивы, по которым были приняты доказательства.

Часть 5 статьи 67 ГПК РФ посвящена непосредственно оценке основного средства доказывания — письменного доказательства, выделяя особенности оценки документов, законодателем был установлен критерии такой оценки.

vseiski.ru

Статья 67. Оценка доказательств

СТ 67 ГПК РФ

1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

4. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

6. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

7. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Комментарий к Статье 67 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья устанавливает правила оценки доказательств.

Согласно положениям комментируемой статьи, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Следует отметить, что изложенные в названной статье правила оценки доказательств в части оценки по внутреннему убеждению являются некорректными. Внутреннее убеждение является весьма условным критерием и не охватывает весь процесс формирования судейских выводов, связанных с оценкой доказательств. Вместо слов «внутреннее убеждение» в комментируемой статье следовало бы указать «независимое, законное и обоснованное усмотрение». Суд оценивает доказательства по своему независимому, законному и обоснованному усмотрению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценка судьей доказательств включает в себя и профессиональные и, личностные аспекты.

Суд оценивает доказательства на основании их всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования; на основании их допустимости, относимости, достоверности и достаточности; исходя из профессиональных и личностных качеств; судейское усмотрение должно быть основано на законе и требованиях морали; никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает все доказательства, исходя из следующих критериев:

1) относимость доказательств;

2) допустимость доказательств;

3) достоверность доказательств;

4) достаточность доказательств;

5) взаимная связь доказательств в их совокупности.

Относимость и допустимость доказательств представлены в комментарии к ст. ст. 59, 60 ГПК РФ.

Достоверность доказательств — одно из требований, предъявляемых законом к доказательствам, оно означает соответствие их действительности .
———————————
Большой юридический словарь / А.Я. Сухарев, В.Е. Крутских, А.Я. Сухарева. М.: Инфра-М, 2003. С. 704.

Достаточность доказательств — это их количественная характеристика, позволяющая сделать вывод об устанавливаемых фактах.

О взаимной связи доказательств свидетельствует следующее: во-первых, доказательства не должны друг другу противоречить; во-вторых, они в совокупности подтверждают или опровергают обстоятельства, имеющие значение для дела, в-третьих, одно доказательство без другого не подтверждает необходимое обстоятельство.

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что «оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению» .
———————————
Российская газета. 2003. N 260.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 27 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснил следующее: «Если судами первой и (или) апелляционной инстанций допущена ошибка в применении и (или) толковании норм материального права, для исправления которой после отмены (изменения) судебных постановлений не требуется установления новых обстоятельств дела, представления, исследования и оценки доказательств, то суду кассационной инстанции следует принять новое судебное постановление (определение), не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции» .
———————————
Российская газета. 2012. N 295.

Согласно Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015) (утвержденному Президиумом Верховного Суда РФ 23 декабря 2015 г.) «исходя из положений ст. ст. 67, 71, 195 — 198 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. ст. 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные ст. 2 названного Кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом» .
———————————
Солидарность. 2016. N 3.

www.gpkod.ru

ВС разъяснил, когда апелляционный суд может принять новые доказательства

Весной 2016 года в однушке Светланы Майоровой* на последнем этаже случился потоп: в комнате и кухне отслоились обои. Причиной залива стало плохое состояние крыши, о чем хозяйка и представители управляющей компании — МУП «Жилищно-коммунальное хозяйство «Ишлейское» — составили акт. Несмотря на это, компания отказалась удовлетворить претензию Майоровой. Та отправилась в в суд, где потребовала возместить ущерб от залива порядка 30 000 руб., а также неустойку и судрасходы.

Первая инстанция взыскала ущерб, хотя и исключила неустойку. Суд признал, что ответственность перед жильцами за содержание дома несет упркомпания.

Апелляция не согласилась с таким решением, отменила его и отказала в удовлетворении требований. Суд сослался на то на то, что фактически компания приняла дом на обслуживание незадолго до залива и не могла предотвратить затопление квартиры. При этом суд апелляционной инстанции приобщил новые доказательства от ответчика, поскольку первая инстанция «неправильно определила обстоятельства, имеющие значение для дела». В частности, было принято экспертное исследование конструкции кровли, которое подтвердило, что ее ремонт относится к капремонту здания. А поскольку собственники дома не принимали решение о капремонте — компания не может отвечать за проблемы с крышей. При этом экспертное заключение было изготовлено уже после того, как первая инстанция вынесла решение по делу. О существовании документа стало известно непосредственно в ходе заседания в апелляции, в котором истец отсутствовал.

ВС не согласился с такой позицией (дело №31-КГ17-9). Коллегия по гражданским спорам указала, что управляющая организация отвечает за все услуги и работы, направленные на содержание дома — в том числе и за состояние кровли. Компания должна своевременно осматривать дом, обеспечить исправность конструкций крыши и профилактический ремонт. Ссылка на то, что она недавно взялась за управление домом — не основание отказать в иске, указал ВС.

ВС увидел процессуальное нарушение в том, что вторая инстанция без вопросов приобщила к делу новые доказательства. Это возможно, только если лицо обосновало, почему не могло представить их в суд первой инстанции по объективным причинам. Суд должен признать их уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

Верховный суд, разъясняя вопрос, напомнил о п.28 постановления Пленума №13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции». Там, в частности, говорится: судья-докладчик должен изложить содержание доказательств и обсудить, стоит ли их принимать, с учетом мнения участников дела. При этом доказательства принимаются, если суд сочтет уважительными причины, по которым они не были представлены ранее.

Если же ходатайство о принятии и исследовании новых доказательств было заявлено непосредственно в судебном заседании в апелляции, а в жалобе на них не было ссылки, то такое ходатайство рассматривается с учетом мнения присутствующих на заседании участников дела. При этом тот, кто предоставляет доказательства, и должен доказать, что передать их раньше помешали уважительные причины.

ВС указал, что о новых доказательствах стало известно уже в заседании, а на момент рассмотрения дела в первой инстанции заключения просто не существовало — его принесли позже. Поскольку ссылки на него в апелляционной жалобе не было, истец не был готов к рассмотрению новых доказательств, обратил внимание ВС. «Представление новых доказательств в ходе заседания в суде апелляционной инстанции нарушает один из основополагающих принципов гражданского процессуального законодательства – состязательности», — поясняет Даниил Пономарев, юрист КА «Юков и партнёры».

Поскольку доказательство было принято без выяснения вопроса о том, мог ли ответчик предоставить его ранее, ВС признал нарушение процессуального права нижестоящим судом, отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

*имена и фамилии изменены редакцией

По статистике ФПА, за прошлый год в России привлекли к дисциплинарной ответственности 60,9% адвокатов от числа тех, в отношении которых возбуждались производства. За это время в дисциплинарном порядке статус прекратили 367 адвокатам (в 2016 году таких оказалось 433). Чаще всего защитники получали такое наказание за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты (157 случаев), реже – за представление недостоверных сведений в квалификационную комиссию (шесть случаев).

В большинстве ситуаций адвокатам прекращают статус после предварительных, а нередко и неоднократных, более мягких наказаний, рассказывает исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков. По его словам, в последние годы становится все меньше случаев, когда к защитникам применяют самую крайнюю меру воздействия: «Этому способствует стабильность дисциплинарной практики адвокатских палат и ее предсказуемость, а также снижение случаев нарушений со стороны адвокатов». Но если защитник все же стал участником подобного разбирательства, то лучший способ выйти из него – примирение сторон, советует Сучков: «На это указывает и Кодекс профэтики адвоката». В то же время демонстративные пренебрежительные высказывания в адрес органов адвокатского самоуправления и «заявления о намерении продолжать упречное поведение» явно не повысят шансы сохранить статус адвоката в ходе дисциплинарной процедуры, отмечает представитель ФПА.

Представители региональных адвокатских палат тоже согласны с тезисом о том, что лишать коллег статуса надо только в исключительных ситуациях. Мы придерживаемся неписанного правила об оставлении статуса адвоката во всех случаях, когда это возможно, говорит глава АП Воронежской области Олег Баулин: «Сохранить в своих рядах коллегу, пусть и оступившегося, пожалуй, даже более важно, чем привлечь в ряды адвокатуры нового юриста». По этой причине случаи прекращения статуса в рамках дисциплинарных производств у нас достаточно редки, рассказывает он: «Не более четырех-пяти раз в год». Основная часть из них приходится на ситуации, которые связаны с неуплатой обязательных отчислений, делится Баулин.

Президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко добавляет, что спасти статус можно даже при самых худших обстоятельствах: «Первая рекомендация – не доводить дело до квалификационной комиссии». Она объясняет, что поступившая на адвоката жалоба сразу отправляется самому защитнику для принятия мер к мирному разрешению ситуации. Бутовченко предупреждает, что в век технического прогресса адвокатов записывают на диктофоны и фотографируют: «Сейчас каждая третья жалоба снабжена такими материалами, все нарушения очевидны, скрыть практически ничего невозможно. Поэтому для адвоката лучше всего – примириться». И, во-вторых, не стоит отрицать очевидное, заключает она.

Из адвокатов в журналисты

Летом 2017 года адвокат Сергей Наумов пришел в судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах, с повязанным на шее шарфом и бандане на голове. Из-за этого Президиум Верховного суда Мордовии вынес защитнику частное постановление, а региональная Адвокатская палата прекратила его статус (см. «Адвоката лишили статуса за то, что он пришел в суд в шортах и бандане»). В начале октября Наумов успешно обжаловал такое решение в суде, который признал незаконным прекращение адвокатского статуса Наумова и постановил восстановить его (подробнее – в материале «Адвокат в шортах и бандане вернет свой статус»). Однако в начале этого года АП Мордовии добилась отмены акта первой инстанции. Верховный суд Республики Мордовия фактически признал действия палаты законными и обоснованными.

Решение о прекращении статуса на мою деятельность не особо повлияло, признается Наумов. Еще до такого решения у меня просели обороты по уголовным делам, потому что я не вёл в этой сфере активную работу, говорит юрист: «Так что не сильно пострадал». Он рассказывает, что уже после прекращения статуса ему пришлось «выбивать» долг за работу адвокатом по назначению: «Задолженность оказалась порядка 3500 руб. Судебный департамент за дело в мае 2017 года перечислил мне оплату только в феврале 2018-го». В настоящий момент меня спасают некоторые гражданские споры и частично моя известность от истории с банданой, поясняет Наумов. По его словам, он предполагал вариант с лишением статуса и начал морально готовиться к этому заранее: «Мой дед говорил, что юрист и журналист всегда работу найдут». Намуов сообщил, что сейчас занимается оформлением свидетельства в Роскомнадзоре на информационный правовой портал pravo13.ru: «Я даже думал связаться с вашим изданием, чтобы делать что-то в похожем формате». А еще экс-адвокат начал писать диссертацию по теме информационных технологий: «Уже набросал проект ВАКовской статьи».

Больше внимания развитию юрфирмы

К новым реалиям пришлось приспосабливаться и Виталию Буркину. 26 октября 2017 года АП Башкортостана лишила его статуса из-за критики российской судебной системы в социальных сетях. В палате указали, что публикации защитника носят «ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы и претензии в адрес судов». Экс-адвокат пытается вернуть себе статус в судебном порядке, но пока безуспешно. Первая инстанция отказала ему, сославшись на то, что употребленные Буркиным выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам и не соответствуют по форме и содержанию манере делового общения, предписанной Кодексом профэтики. Апелляция оставила акты нижестоящего суда без изменений. Теперь эти выводы юрист оспорил в кассацию.

В любом случае лишение статуса изменило мою жизнь в лучшую сторону, утверждает Буркин: «О моей практике узнала вся страна». Хотя, я не могу защищать по уголовным делам в суде и на следствии, никто не может мне запретить анализировать дела, составлять документы, готовить людей к защите, в том числе дистанционно, поясняет юрист: «А это является основным в защите по уголовным процессам». Во всем стараюсь найти плюсы, говорит Буркин: «Так вот в лишении статуса он тоже есть – на адвоката можно «воздействовать» через руководство палаты, а на меня «надавить» некому». Хотя, восстановление статуса для меня – это принципиальный вопрос, констатирует юрист.

Колония и политика

В январе 2012 года Тверской районный суд Москвы признал адвоката Владимира Орешникова виновным в мошенничестве и приговорил его к двум годам колонии. В ходе слушаний выяснилось, что диплом подсудимого о юробразовании является поддельным. Таким образом, оказалось, что защитник 12 лет вел незаконную адвокатскую деятельность. Орешникова лишили статуса адвоката Адвокатской палаты (АП) Московской области. Но уже в 2013 году юрист вышел на свободу, сменил фамилию на Резник, получил новый документ о высшем юробразовании и стал адвокатом в Тюменской областной АП. Однако осенью 2015 года совет Адвокатской палаты Тюменской области снова лишил Резника статуса. Это юриста не остановило – в 2016 году он стал адвокатом уже от Чеченской Республики. Правда, на свободе Орешников-Резник пробыл недолго – весной этого года Нагатинский райсуд Москвы приговорил юриста к семи годам лишения свободы за мошенничество.

Порой лишение статуса предваряет обвинительный приговор адвокату. Такая ситуация произошла с защитником из Иваново Сергеем Колотухиным. В сентябре 2017 года его задержали оперативники ФСБ. По версии следствия, адвокат обманул своего подзащитного, попросив у того 1 млн руб. на взятки сотрудникам ивановской полиции. Колотухин получил два транша от доверителя, а при передаче третьего был задержан. Уже через четыре дня после этого адвоката лишили статуса. Дело против юриста расследовалось около полугода. В итоге Колотухина приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

Кто-то из бывших адвокатов активно уходит в политическую деятельность. Алексея Суханова в декабре 2017 года лишили статуса за то, что он напал на приставов в здании Тверского райсуда. Вина защитника подтверждалась административным штрафом по ст. 17.8 КоАП («Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов»), который ему назначил мировой судья судебного участка № 423 Тверского района Москвы. Хотя сам адвокат уверял, что он приставов не трогал, зато те сами избили защитника. Однако совет АП Иркутской области, в которой числился Суханов, не поверил коллеге. Сейчас юрист пытается вернуть себе статус в судебном порядке (дело № 2-1028/2018

М-21/2018), а параллельно ведет активную политическую деятельность. В частности, выходит на пикеты в защиту осужденного полковника Владимира Квачкова и участников инициативной группы граждан «ЗОВ». По версии следствия, под видом этого объединения функционировала экстремистская организация журналиста Юрия Мухина «Армия воли народа», запрещенная в 2010 году. Кроме того, Суханов публично выступает на митингах националистических движений. «Работы в Иркутске нет, стою в центре занятости», – сообщил сам юрист.

Адвокаты теряют статус и из-за оскорблений своих коллег. В конце апреля текущего года такое наказание получил защитник Марк Фейгин. Поводом для этого стала жалоба Сталины Гуревич, адвоката украинского блогера Анатолия Шария. По ее словам, Адвокатская палата Москвы лишила Фейгина статуса «за то, что тот не следил за своим языком и позволял себе в публичном пространстве выражения, которые недопустимы с точки зрения Кодекса профессиональной этики адвоката». Тот мог лишиться статуса еще раньше, летом 2017 года, из-за конфликта с адвокатом Ильей Новиковым. Но тогда АП Москвы не стала наказывать юриста.

В другом случае этого года защитники Людмила Айвар и Игорь Трунов попросили Адвокатскую палату Москвы наказать Александра Добровинского, коллегу, за то, что он неэтично высказывался в их адрес в социальных сетях и интервью. Квалификационная комиссия столичной АП в конце мая установила, что адвокат действительно нарушил Кодекс профессиональной этики. Но совет Адвокатской палаты Москвы отказался лишить Добровинского статуса адвоката, ограничившись замечанием.

Проблемы для доверителей

Потеряла, но смогла вернуть статус Наталья Рочева – учредитель и первый президент Адвокатской палаты в Ненецком автономном округе. Действующий руководитель окружной АП Светлана Полугрудова возбудила в отношении Рочевой дисциплинарное производство, потому что та в начале августа 2017 года не явилась в суд в качестве адвоката по назначению. Но дело в том, что Рочева не получала это уведомление и поручение от палаты. В сентябре и ноябре она находилась сначала в отпуске, а потом в командировке. То есть юрист постфактум узнала, что ее признали нарушителем Кодекса профэтики и лишили статуса. Представитель Рочевой, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, отмечает, что в АП Ненецкого АО в течение нескольких лет складывается «сложная ситуация». С августа по ноябрь 2017 года совет Адвокатской палаты округа фактически перестал действовать, все функции от имени этого коллегиального органа выполняла президент палаты Светлана Полугрудова. Своим единоличным решением она лишила Рочеву статуса, поясняет Ахметгалиев. Его доверитель обжаловала решение АП в судебном порядке. В рамках этого дела суд привлек в качестве третьего лица Федеральную палату адвокатов (ФПА), которая встала на сторону Полугрудовой. По мнению ФПА, Рочеву лишили статуса правомерно, а совет Адвокатской палаты уполномочен действовать в одном лице. Однако в марте этого года Нарьян-Марский городской суд НАО признал лишение юриста адвокатского статуса незаконным. 5 июня апелляция оставила акт первой инстанции без изменений. Таким образом, Рочевой вернули статус.

Она рассказывает, что приложила все силы и подняла палату с нуля: «А в ответ получила такую «благодарность», и именно от тех лиц, у которых сама принимала экзамены на получение адвокатского статуса, добивалась их награждения от ФПА». Она отмечает, что от этой истории пострадала ее деловая репутация. Юрист вспоминает, как сразу же от нее отвернулось все адвокатское руководство даже на федеральном уровне: «Помощь мне предложила только Международная правозащитная группа «Агора» и мои друзья – адвокаты. Им искренняя благодарность».

Рочева добавляет, что прекращение статуса стало неожиданной проблемой для ее доверителей: «Я в основном специализируюсь на уголовном судопроизводстве, и мне пришлось расторгать соглашения». Из-за этого сейчас клиентов у меня нет, говорит она: «Хотя желание обратиться ко мне есть у многих». Юрист отмечает: если бы она избрала для себя адвокатскую деятельность в гражданском судопроизводстве, то потеря статуса не особо повлияла бы на ее финансовое положение: «Я бы продолжала оказывать юрпомощь своим доверителям, перезаключив соглашение на договор возмездного оказания услуг». Поэтому я понимаю тех коллег, которые занимаются только гражданскими делами без адвокатского статуса: «Они имеют больше свободы выбора в работе с клиентом, чем адвокат». Так что в настоящее время из-за вносимых изменений в ФЗ «Об адвокатуре», ужесточения норм КПЭА адвокаты, отстаивая интересы других, фактически не имеют защиты в отношении себя, резюмирует Рочева.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

Закон принят для того, чтобы появилось понимание, кто может сносить самовольную постройку, когда, за чей счет, что делать гражданам, оказавшимся вблизи трубопроводов и т. д., поясняет Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству: «Нужно защитить добросовестных владельцев построек, в том числе от излишнего формализма». Такая работа потребовала внести целый ряд поправок в Гражданский кодекс (основные из них представлены в таблице).

БылоСталоПостройка считается самовольнойЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правилЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правил, установленных на дату создания объектаСнос самовольной постройки: 1) с зарегистрированным правом собственности; 2) которая является жилым домом (многоквартирным, садовым); 3) которая создана до вступления в силу Градостроительного и Земельного кодексовПо решению суда или ОМСУТолько по решению судаАдминистративный снос постройки, которая расположена на частных земляхМожноНельзя, исключение – если сохранение самовольного строения на частной земле создает угрозу жизни и здоровью гражданСнос постройки, права на которую оформлены по «дачной амнистии»МожноМожно, но только с возмещением убытков собственникуМеханизм принудительного изъятия земли у собственника, который не исполнил требование о сносе самовольной постройки в установленный срок.НетЕстьМеханизм приведения самовольной постройки в соответствие установленным требованиямНетЕсть, на это отводится срок от 6 месяцев до 3 лет

По словам Крашенинникова, до настоящего момента отсутствовал комплексный механизм контроля за строительством: требования к нему, способ сноса, гарантии собственникам построек от внесудебного сноса, возмещение убытков, наполнение ЕГРН данными об «особых» зонах, чтобы минимизировать споры о трубах на участках. А перечисленные новеллы позволят сделать механизм признания построек «самовольными» более объективным, усовершенствовать меры противодействия самовольному строительству и установить дополнительную защиту прав граждан и юрлиц на недвижимое имущество, уверен депутат.

Закон № 301924-7 «О внесении изменений в часть I ГК и ст. 22 ФЗ «О введении в действие части I ГК».

Эксперты «Право.ru»: нормы помогут оперативно реагировать на самострои

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и партнеры», говорит, что изменения последних лет в обсуждаемой сфере существенно снизили порог доказывания для признания постройки самовольной: «Было достаточно любого нарушения градостроительного регламента даже не на время создания объекта, а на дату судебного спора». Действующая редакция ст. 222 ГК оставляет широкий простор принятия решений о внесудебном сносе объектов для ОМСУ, отмечает Денис Литвинов, управляющий партнер «Содружества земельных юристов». Кроме того, существует правовая коллизия между возможностью внесудебного сноса жилого дома, попавшего в зону с особыми условиями использования территорий, и конституционным правом граждан на жилище, добавляет эксперт: «То есть, по сути, сейчас возможна ситуация, при которой гражданина можно без судебного разбирательства лишить единственного жилища, если оно попадает в вышеуказанную зону». С учетом этого позитивно, что закон существенно ограничивает случаи внесудебного сноса, замечает юрист.

В ситуации, когда сведения об ограничении использования участка отсутствовали в публичном доступе на момент выделения земли и выдачи разрешения на строительство либо на момент регистрации права на уже возведённый жилой дом, постройка не должна признаваться самовольной, приветствует это нововведение Литвинов: «Обратное существенно ухудшало бы правовую определенность имущественного оборота». Еще одно позитивное нововведение – установление защитного механизма для добросовестных приобретателей объектов, которые впоследствии признаются самовольными постройками, говорит Литвинов. Одним словом, новые нормы позволят более эффективно и оперативно реагировать на наличие «самоволок», которые мешают местным жителям, не сомневается Екатерина Калинина, старший юрист Noerr: «Сам механизм признания права собственности на самовольные постройки становится более прозрачным и понятным для собственников таких объектов». Но с учетом инертности судебной практики достаточны ли такие изменения, покажет только время, резюмирует Некрестьянов.

Однако не все эксперты единодушны в позитивной оценке обсуждаемых изменений. Литвинов считает спорной новеллу, которая предлагает изымать участок у собственника, не выполнившего решения о сносе самовольной постройки. Юрист объясняет, что на практике возможны случаи, когда размер участка существенно превышает площадь, занятую самовольной постройкой. Так что в этом случае было бы правильнее говорить об изъятии части участка, отнеся затраты на кадастровые работы на собственника земли, полагает Литвинов. Интересен и подход законодателя к самовольным постройкам, которые относятся к имуществу религиозного назначения, обращает внимание юрист: «Эти объекты запретят сносить даже в случаях их прямой угрозы жизни и здоровью граждан в связи с нахождением в зонах с особыми условиями использования». Обоснованность такого решения вызывает сомнения как с точки зрения конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, так и с точки зрения безопасности, констатирует Литвинов.

Кроме того, остаётся неразрешенным вопрос – распространяется ли понятие «самовольное строительство» на незавершённые объекты, констатирует Надежда Попова из АБ «Павлова и партнеры». К сожалению, новым законом не урегулировано, в каких случаях возможен только снос, а когда – приведение построек в соответствие установленным требованиям, добавляет Светлана Шлюнько, юрист Dentons. По её мнению, это может привести к злоупотреблениям при принятии соответствующих решений. Но она надеется, что судебная практика выработает подходы к спорному вопросу.

Порядки прошлого века

А вот в 90-е годы добиться легализации самовольных построек получалось достаточно легко, по крайней мере, бизнесменам. О популярной в то время схеме на примере столичного региона рассказывал «Комсомольской правде» глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк: «Город на пять лет выделял предпринимателю землю под установку некапитального нестационарного объекта. Коммерсант ставил павильон, быстренько обкладывал его кирпичом. Все это согласовывал или вообще не согласовывал как какие-то фасадные работы». После этого заказывалось некое экспертное заключение в одном из проектных институтов, в котором писалось, что возведенный объект является капитальным сооружением. Потом коммерсант получал от специалиста Бюро технической инвентаризации дополнительную документацию. Со всеми перечисленными бумагами приходили в регистрационную палату, где ему выдавали свидетельство на право собственности, поясняет Немерюк.

Когда через пять лет город требовал убрать объект, то предприниматель ссылался на полученный документ о праве собственности. Судиться в такой ситуации властям тоже было бесполезно, говорит глава департамента торговли и услуг Москвы: «Свидетельство выдано три года назад, и срок исковой давности истек, поэтому все свободны». При этом суд подтверждал, что «самострой» появился незаконно, но законодательство того времени не позволяло принимать какие-то меры, подчеркивает Немерюк.

Решения от законодателя и правоприменителя

Тем не менее постепенно судебная практика стала решать существовавшие проблемы с незаконно построенной «самоволкой». Самым главным в этой связи стало совместное постановление Пленумов ВАС и ВС № 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». В п. 26 этого документа указано, что «отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку». Вместе с тем в п.5 Обзора практики от 9 декабря 2010 года № 143 ВАС разъяснил: наличие государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска о сносе этого объекта как самовольной постройки.

У Верховного суда последний объемный обзор на обсуждаемую тему вышел весной 2014 года («Судебная практика по делам, связанным с самовольным строительством»). В документе ВС задал вектор рассмотрения подобным спорам. Во-первых, разъяснил, что право собственности на самовольное строение, возведенное гражданином без необходимых разрешений на арендованном им участке, можно признать при определенных условиях. Таковыми являются: предоставление участка в аренду именно для строительства соответствующего объекта недвижимости, отсутствие существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и, если сохранение спорного строения не нарушает прав и законных интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан. Во-вторых, действующим законодательством не предусмотрена возможность признать право собственности на часть объекта самовольной постройки. И, в-третьих, в случае самовольной пристройки дополнительных помещений к первоначальному объекту недвижимости интересы собственника можно защитить, признав право в целом на собственность в реконструированном виде, а не на пристройку к первоначальному объекту. Под такой случай подпадает даже пристроенный балкон, что ВС отдельно подчеркнул в определении № 18-КГ17-198.

Но наиболее существенно правовые «пробелы» 90-х годов решил законодатель. В 2015 году ст. 222 ГК дополнили п. 4, который регламентировал условия и порядок сноса самовольной постройки органом местного самоуправления (ОМСУ). Новелла позволила властям избавляться от самостроев в административном (внесудебном) порядке. Это возможно в случаях, если объект возвели на земле, которую не предоставили в установленном порядке для этих целей. А постройка расположена «в зоне с особыми условиями использования территорий (за исключением зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ) или на участке общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей федерального, регионального или местного значения». Руководство столичного региона тут же воспользовалось нововведением и за два года в пять этапов снесло 385 объектов. Владельцы некоторых из этих помещений пытались обжаловать решение московских властей в судебном порядке, но безрезультатно. Верховный суд признал законным постановление правительства столицы от 8 декабря 2015 года «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы» № 829, на основании которого и демонтировали здания предпринимателей. А Конституционный суд не нашел нарушений в самой норме, которая допускает внесудебный снос самовольных построек местными властями.

pravo.ru

Это интересно:

  • Кнопка возврата на сайте Веб-дизайн и поисковая оптимизация Вебдизайн с jQuery - это очень просто! • Фотогалерея jQuery - просто и красиво! • Фотогалерея jQuery со слайд-шоу • Фотогалерея для интернет магазина • Фотогалерея prettyPhoto • Фотогалерея […]
  • Приказ медосмотра детей Приказ Министерства здравоохранения РФ от 21 декабря 2012 г. N 1346н "О Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров, в том числе при поступлении в образовательные учреждения и в период обучения в них" (утратил […]
  • Налог с вклада как платить Налог на вклад. Платить или не платить налог с банковских вкладов? Налог на вклад — платить или нет? Налоги, за небольшим исключением, надо платить с любого дохода, и банковские вклады тоже подлежат налогообложению. Правда, на […]
  • Штраф в россии за езду без страховки Штраф за отсутствие страховки ОСАГО при управлении ТС Наличие полиса ОСАГО является обязательным условием для использования водителем автомобиля, при этом проверять его инспекторы ГИБДД могут наряду с другими обязательными […]
  • Охлаждать какое правило Интенсивное охлаждение Температура и качество продукции Температура является наиболее важным фактором, контролирующим послеуборочную жизнь свежих продуктов. Хранение продукции при максимально низкой безопасной температуре позволит […]
  • Приказ на должность бригадира Приказ на должность бригадира Приказ о назначении на должность входит в проект приказов по личному составу. Он является основным документом, который определяет служебное положение сотрудников организации. Приказ о назначении служит […]