Правила словоупотребления это

Неправильно

Правильно

Эти функции поручаются классному руководителю
Функция — обязанность, её не поручают, а возлагают, вменяют

Эти функции возлагаются на классного руководителя

Он одел пальто и вышел на улицу
Одеть можно кого-то, например ребёнка

Он надел пальто и вышел на улицу

Необходимо повысить подготовку специалистов
Подготовка специалиста может быть хорошей или плохой. Её можно улучшить, а не повысить

Необходимо улучшить подготовку специалистов

Бoльшая половина группы занимается в спортивных секциях
Половина не может быть большей или меньшей

Более половины группы занимается в спортивных секциях

Различные примеры нарушения лексических норм

Лексическая ошибка

Лексическая норма

1. За истекший период времени нами были проведены осушительные работы (плеоназм)

1. За истекший период нами были проведены осушительные работы

2. Выступление юного гимнаста было весьма техническим (смешение паронимов)

2. Выступление юного гимнаста было весьма техничным

3. Необходимо увеличить уровень благосостояния наших ветеранов (неуместное употребление слова увеличить без учёта его лексического значения и без учёта его лексической сочетаемости: уровень благосостояния может быть высоким или низким; его можно повысить, но не увеличить)

3. Необходимо повысить уровень благосостояния наших ветеранов

e-biblio.ru

Правила словоупотребления это

Лексические нормы (правильное словоупотребление)

Морфологические нормы (правильное формообразование)

Синтаксические нормы (правильное употребление грамматических конструкций)

Стилистические нормы (правильное использование языка в разных ситуациях и сферах общения)

По степени обязательностидля говорящего различаются:

1. Императивные (строго обязательные нормы закрепляют только один вариант как единственно верный; магази’н, но не мага’зин; киломе’тр – не кило’метр; краси’вее, но не красиве’е; их дело, но не ихнее дело; кладет, но не ложит; заведующий библиотекой, но не заведующий библиотеки). Даже единичное нарушение императивных норм расценивается общественным мнением как признак общего слабого владения русским языком.

2. Вариантные (не строго обязательные, нормы  предусматривают возможность свободного выбора вариантов: например, возможно употребление следующих существительных и в муж. и в жен. роде: манжет – манжета, проток – протока). В области диспозитивных норм говорящий находится в ситуации выбора между общеупотребительной нормой и ее вариантом, характерной для более узкой сферы употребления..Например, токари, слесари – общая норма, токаря’, слесаря’ (им. мн.) – разговорный вариант нормы.Использование одного варианта вместо другого не приводит к речевой ошибки, но речевая погрешность, отклонение от принятого употребления все же имеет место.

3. Равноправные варианты — дублеты (параллельные формы уравниваются друг с другом по семантике и употребительности так, что говорящий может выбрать любую из них: творо’г — тво’рог, ина’че – и’наче, одновре’менно – одновреме’нно). Язык со временем освобождается от дублетных форм, например, при наличии вариантов краткой формы прилагательныхсвойственен, существененисвойствен, существен, более короткие формы сейчас все активнее вытесняют более длинные.

Вариативность норм складывается исторически. Вариантные нормы отражают стремление языка к изменению, что порождает вариативность.

Литературные нормы находят свое отражение во всех лингвистических словарях современного русского языка.При этом в толковых словарях отражается свод основных (обязательных) норм и общеупоребительные вариантные нормы. Например, в Словаре современного русского литературного языка» как равноправные фиксируются акцентные варианты (т.е. варианты ударения) таких слов, какнормирова’ть и норми’ровать, мышле’ниеи мы’шление.Некоторые варианты слов даются с соответствующими пометами:творо’г и(разг.)тво’рог, догово’ри(прост.)до’говор. В «Орфоэпическом словаре русского языка» можно проследить за судьбой некоторых акцентных вариантов слов. Так, слова нормирова’ть и мышле’ние становятся предпочтительными, а норми’ровать и мы’шление имеют помету доп. (допустимо).

Все нелитературные единицы, включенные в словарь, маркируютсяспециальными пометами: прост.(просторечное),жарг. (жаргонное),мест.(местное) и др. Речевые ошибки в толковых словарях русского языка не фиксируются. Комплексное отражение трудностей русского языка дано в словаре-справочнике “Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка” под ред. Горбачевича К.С.

studfiles.net

Точность словоупотребления

Точность речи в первую очередь зависит от верного словоупотребления, от выбора слова, максимально соответствующего обозначаемому им предмету или явлению реальной действительности, содержанию высказывания и его целевому назначению. Так, М. М. Пришвин, говоря о реке Амур, выбирает глагол идет, так как он, по сравнению с глаголами течет, бежит, струится, наиболее точно передает характер течения этой реки: Где-то совсем рядом, недалеко идет, да, конечно, нельзя про такую реку сказать бежит: Амур не торопится! — Нельзя даже сказать, что течет, все реки текут и струятся, но Амур-река идет.

А. Т. Твардовский в поэме «Василий Теркин» в качестве обращения Смерти к герою произведения употребляет слово солдат: Смерть склонилась к изголовью: «Ну, солдат, пойдем со мной». Это слово дает возможность подчеркнуть необходимость беспрекословного подчинения (Смерть была уверена, что Теркин «живой, да не жилец»). Слово же боец, близкое по значению к слову солдат, в данном случае звучало бы неестественно, так как его семантика предполагает момент активного действия.

При выборе слова следует учитывать его семантику, стилистические коннотации, преимущественную сферу распространения в языке, а также его синтагматические свойства.

Точное словоупотребление предполагает знание системы лексических значений. Употребление слова не в строгом соответствии с теми значениями, которые за ним за-креплены в системе литературного языка, является одной из основных причин нарушения точности речи. Например, слово первоочередной в литературном языке имеет значение «требующий выполнения, осуществления в первую очередь, неотложный»: В большинстве эти дела были важные, хотя и не первоочередные (В. Катаев); В настоящее время нравственное воспитание является важнейшей, первоочередной задачей. В предложении же Учебе молодых специалистов уделяется первоочередное внимание данное слово употреблено не в соответствии с его литературным значением (здесь можно употребить: основное, главное).

Существительное резюме в литературном языке закрепилось в значении «краткое заключительное изложение сути написанного или прочитанного»: резюме прений, доклада, статьи и т. п. В речи оно нередко ошибочно используется для обозначения итогов, результатов каких-либо действий, мероприятий, событий; например: Настало время подвести резюме шахматному чемпионату страны (правильно итоги). В разговорной речи часто встречается неточное употребление таких слов, как обратно (Он обратно опоздал на занятия), вперед (Вперед выучи уроки, а потом иди гулять), крайний (Кто крайний в очереди?) и др.

При выборе слова надо иметь в виду, что семантическая и стилистическая характеристика лексем со временем может изменяться. Так, слово дипломант, употреблявшееся в 30–40-е гг. для обозначения учащегося или студента, выполняющего или защищающего дипломную работу, в 50–60-е гг. стало употребляться в значении «лицо, удостоенное диплома»: дипломант Всесоюзного конкурса пианистов. В значении же «студент, выполняющий дипломную работу» в литературном языке закрепилось ранее разговорное слово дипломник. Наречие где-то, употребляющееся в литературном языке для обозначения места (где-то в лесу, где-то на севере и т. п.), в современной разговорной речи закрепляется в значении «примерно, приблизительно; неизвестно, неопределенно когда, столько и т. д.»: где-то в эти дни, где-то в будущем, где-то на шестые сутки и т. д. В этом же значении оно встречается и на страницах газет: Чуть заалело тонкой тесемкой небо и едва. подернулось синим выбивающимся из черного цветом. День точно цыпленок сквозь скорлупу проклевывается. Но далеко еще до солнышка. Где-то через месяц оно покажется здесь.

Наибольшие трудности возникают при выборе слова из ряда в чем-либо близких или сходных лексем. Сюда следует отнести синонимы и паронимы.

Т.П. Плещенко, Н.В. Федотова, Р.Г. Чечет. Стилистика и культура речи — Мн., 2001г.

www.textologia.ru

Правила словоупотребления это

Языковые нормы (нормы литературного языка, литературные нормы) — это правила использования языковых средств в определённый период развития литературного языка, т.е. правила произношения, правописания, словоупотребления, грамматики. Норма — это образец единообразного, общепризнанного употребления элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

  • Языковое явление считается нормативным, если оно характеризуется такими признаками, как:
    • соответствие структуре языка;
    • массовая и регулярная воспроизводимость в процессе речевой деятельности большинства говорящих;
    • общественное одобрение и признание.

Языковые нормы не придуманы филологами, они отражают определённый этап в развитии литературного языка всего народа. Нормы языка нельзя ввести или отменить указом, их невозможно реформировать административным путём. Деятельность ученых-языковедов, изучающих нормы языка, заключается в другом — они выявляют, описывают и кодифицируют языковые нормы, а также разъясняют и пропагандируют их.

  • К основным источникам языковой нормы относятся:
    • произведения писателей-классиков;
    • произведения современных писателей, продолжающих классические традиции;
    • публикации средств массовой информации;
    • общепринятое современное употребление;
    • данные лингвистических исследований.

  • Характерными чертами языковых норм являются:
    • относительная устойчивость;
    • распространённость;
    • общеупотребительность;
    • общеобязательность;
    • соответствие употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

Нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов , просторечия . Это позволяет литературному языку выполнять одну из важнейших функций — культурную.
Речевой нормой называется совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закреплённых в процессе общественной коммуникации.
Нормированность речи — это её соответствие литературно-языковому идеалу. Указанное свойство нормы было отмечено проф. А.М.Пешковским, который писал: «Существование языкового и д е а л а у говорящих, — вот главная отличительная черта литературного наречия с самого первого момента его возникновения, черта, в значительной мере с о з д а ю щ а я самое это наречие и поддерживающая его во всё время его существования» (Пешковский А.М. Объективная и нормативная точка зрения на язык. // Избранные труды. М.: Учпедгиз, 1959, С. 54).
Проф. С.И.Ожегов подчёркивал социальную сторону понятия нормы, складывающейся из отбора языковых элементов наличных, образуемых вновь и извлекаемых из пассивного запаса. С.И.Ожегов обращал внимание на то, что нормы поддерживаются общественно-речевой практикой (художественной литературой, сценической речью, радиовещанием). В 60-80-е годы 20 века литературные произведения и радиопередачи действительно могли служить образцом нормативного употребления. На сегодняшний день ситуация изменилась. Не всякое литературное произведение и не всякая передача по радио и телевидению могут служить в качестве образца нормативного употребления языка. Сфера строгого следования нормам языка значительно сузилась, лишь некоторые передачи и периодические издания могут быть использованы как примеры литературно-нормированной речи.
Проф. Б.Н.Головин определял норму как функциональное свойство знаков языка: «Норма — это свойство функционирующей структуры языка, создаваемое применяющим его коллективом благодаря постоянно действующей потребности в лучшем взаимном понимании» (Головин Б.Н. Основы культуры речи. М.: 1980 — цит. по Соколова В.В. Культура речи и культура общения. М.: Просвещение, 1995, С. 47).

5.2 Динамичность развития языка и изменчивость норм

«Языковая система, находясь в постоянном использовании, создаётся и видоизменяется коллективными усилиями тех, кто её пользуется… Новое в речевом опыте, не вписывающееся в рамки системы языка, но работающее, функционально целесообразное, ведёт к перестройке в нём, а каждое очередное состояние языковой системы служит основанием для сравнения при последующей переработке речевого опыта. Таким образом, язык в процессе речевого функционирования развивается, изменяется, и на каждом этапе этого развития языковая система с неизбежностью содержит в себе элементы, которые не завершили процесс изменения. Поэтому различные колебания, варианты неизбежны в любом языке» (Соколова В.В. Культура речи и культура общения. М.: Просвещение, 1995, С. 47).
Постоянное развитие языка ведёт к изменению литературных норм. То, что было нормой в прошлом столетии и даже 15-20 лет назад сегодня может стать отклонением от неё. Так, например, в соответствии с Толковым словарём русского языка (1935-1940) слова закусочная, игрушечный, булочная, будничный, нарочно, порядочно, сливочный, яблочный, яичница произносились со звуками [шн]. По данным Орфоэпического словаря русского языка 1983 года такое произношение в качестве единственной (строго обязательной) нормы сохранилось только в словах нарочно, яичница. В словах булочная, порядочно наряду с традиционным произношением [шн] признано допустимым новое произношение [чн]. В словах будничный, яблочный новое произношение рекомендуется в качестве основного варианта, а старое допускается в качестве возможного варианта. В слове сливочный произношение [шн] признаётся хотя и допустимым, но устаревшим вариантом, а в словах закусочная, игрушечный новое произношение [чн] стало единственно возможным нормативным вариантом.

  • На этом примере хорошо видно, что в истории литературного языка возможны:
    • сохранение старой нормы;
    • конкуренция двух вариантов, при которой словари рекомендуют традиционный вариант;
    • конкуренция вариантов, при которой словари рекомендуют новый вариант;
    • утверждение нового варианта в качестве единственно нормативного.

В истории языка изменяются не только орфоэпические, но и все другие нормы.
Примером изменения лексической нормы могут служить слова дипломант и абитуриент.
В 30-40-е годы 20 века слово дипломант обозначало студента, выполняющего дипломную работу, а слово дипломник было разговорным (стилистическим) вариантом слова дипломант. В литературной норме 50-60-х годов произошло разграничение в употреблении этих слов: словом дипломник стали называть студента в период подготовки и защиты дипломной работы (оно утратило стилистическую окраску разговорного слова), а слово дипломант стало употребляться для наименования победителей конкурсов, смотров, соревнований, отмеченных дипломом победителя.
Слово абитуриент в 30-40-е годы 20 века употреблялось как обозначение тех, кто оканчивал среднюю школу, и тех, кто поступал в вуз, так как оба эти понятия во многих случаях относятся к одному и тому же лицу. В 50-е годы 20 века за оканчивающими среднюю школу закрепилось слово выпускник, а слово абитуриент в этом значении вышло из употребления.
Изменяются в языке и грамматические нормы. В литературе 19 века и разговорной речи того времени употреблялись слова георгина, зала, рояля — это были слова женского рода. В современном русском языке нормой является употребление этих слов как слов мужского рода — георгин, зал, рояль.
Примером изменения стилистических норм является вхождение в литературный язык диалектных и просторечных слов, например, забияка, нытик, подоплёка, свистопляска, шумиха. Как пишет проф. Ю.А.Бельчиков, «для русского литературного языка характерно интенсивное взаимодействие с просторечием (постоянное пополнение главным образом лексики и фразеологии, выразительных, синонимических средств)… Известная часть заимствований из народно-разговорного языка органически включается в лексико-фразеологический состав литературной речи, в его стилистическую структуру, становясь достоянием не только разговорной, но и книжной речи» (Бельчиков Ю.А. Стилистика и культура речи. М.: Изд. УРАО, 2000, С. 104-105).
Каждое новое поколение опирается на уже существующее тексты, устойчивые обороты речи, способы оформления мысли. Из языка этих текстов оно выбирает наиболее подходящие слова и обороты речи, берёт из выработанного предшествующими поколениями актуальное для себя, привнося своё, чтобы выразить новые идеи, представления, новое видение мира. Естественно, новые поколения отказываются от того, что кажется архаичным, не созвучным новой манере формулировать мысль, передавать свои чувства, отношение к людям и событиям. Иногда они возвращаются к архаичным формам, придавая им новое содержание, новые ракурсы осмысления. (Бельчиков Ю.А. там же, С. 106).
В каждую историческую эпоху норма представляет собой сложное явление и существует в довольно непростых условиях. Об этом писал еще в 1909 году В.И.Чернышев: «В языке всякой определенной эпохи для ее современников много неясного: слагающегося, но не сложившегося, вымирающего, но не вымершего, входящего вновь, но не утвердившегося» (Чернышев В.И. Чистота и правильность русской речи. // Избранные труды. т. 1. М.: 1970, С. 41).

5.3 Типы норм

  • В литературном языке различают следующие типы норм:
    • 1) нормы письменной и устной форм речи;
    • 2) нормы письменной речи ;
    • 3) нормы устной речи .
  1. К нормам, общим для устной и письменной речи, относятся:
    • лексические нормы;
    • грамматические нормы;
    • стилистические нормы.
  2. Специальными нормами письменной речи являются:
    • нормы орфографии ;
    • нормы пунктуации .
  3. Только к устной речи применимы:
    • нормы произношения;
    • нормы ударения;
    • интонационные нормы.

Нормы, общие для устной и письменной речи, касаются языкового содержания и построения текстов. Лексические нормы, или нормы словоупотребления, — это нормы, определяющие правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме, а также употребление его в тех значениях, которые оно имеет в литературном языке.
Лексические нормы отражаются в толковых словарях, словарях иностранных слов, терминологических словарях и справочниках.
Соблюдение лексических норм — важнейшее условие точности речи и её правильности .

  • Их нарушение приводит к лексическим ошибкам разного типа (примеры ошибок из сочинений абитуриентов):
    • неправильный выбор слова из ряда единиц, в том числе смешение паронимов , неточный выбор синонима , неправильный выбор единицы семантического поля(костяной тип мышления, проанализировать жизнедеятельность писателей, николаевская агрессия, Россия переживала в те годы много казусов во внутренней и внешней политике);
    • нарушение норм лексической сочетаемости (стадо зайцев, под гнетом гуманности, тайный занавес, закоренелые устои, прошел все стадии развития человека);
    • противоречие между замыслом говорящего и эмоционально-оценочными коннотациями слова (Пушкин правильно выбрал дорогу жизни и пошел по ней, оставляя несмываемые следы; Он внес непосильный вклад в развитие России);
    • употребление анахронизмов(Ломоносов поступил в институт, Раскольников учился в вузе);
    • смешение лингвокультурологических реалий(Ломоносов жил за сотни миль от столицы);
    • неверное употребление фразеологических оборотов (Молодость била из него ключом; Надо вывести его на свежую воду).

Грамматические нормы делятся на словообразовательные, морфологические и синтаксические. Грамматические нормы описаны в «Русской грамматике» (М.: 1980, т. 1-2), подготовленной Академией наук, в учебниках русского языка и грамматических справочниках.
Словообразовательные нормы определяют порядок соединения частей слова, образования новых слов.
Словообразовательной ошибкой является употребление несуществующих производных слов вместо существующих производных слов с других аффиксом , например, описывание характера, продажничество, беспросвет, произведения писателя отличаются глубизной и правдивостью.
Морфологические нормы требуют правильного образования грамматических форм слов разных частей речи (форм рода, числа, кратких форм и степеней сравнения прилагательных и др.). Типичным нарушением морфологических норм является употребление слова в несуществующей или несоответствующей контексту словоизменительной форме (проанализированный образ, царящиеся порядки, победа над фашизмами, назвал Плюшкина прорехом). Иногда можно услышать такие словосочетания : железнодорожная рельса, импортная шампунь, заказной бандероль, лакированный туфель. В этих словосочетаниях допущена морфологическая ошибка — неправильно оформлен род имён существительных.
Синтаксические нормы предписывают правильное построение основных синтаксических единиц — словосочетаний и предложений. Эти нормы включают правила согласования слов и синтаксического управления , соотнесения частей предложения друг с другом с помощью грамматических форм слов с той целью, чтобы предложение было грамотным и осмысленным высказыванием. Нарушение синтаксических норм имеется в следующих примерах: читая ее, возникает вопрос; Поэме характерен синтез лирического и эпического начал; Выйдя замуж за его брата никто из детей не родился живым.
Стилистические нормы определяют употребление языковых средств в соответствии с законами жанра , особенностями функционального стиля и — шире — с целью и условиями общения.
Немотивированное употребление в тексте слов другой стилистической окраски вызывает стилистические ошибки. Стилистические нормы зафиксированы в толковых словарях в качестве специальных помет, комментируются в учебниках по стилистике русского языка и культуре речи.
Стилистические ошибки состоят в нарушении стилистических норм, включении в текст единиц, не соответствующих стилю и жанру текста.

  • Наиболее типичными стилистическими ошибками являются:
    • стилистическая неуместность (зацикливается, царский беспредел, пофигист, любовный конфликт обрисован во всей красе — в тексте сочинения, в деловом документе, в аналитической статье);
    • употребление громоздких, неудачных метафор(Пушкин и Лермонтов — два луча света в темном царстве; Этим цветам — посланникам природы — неведомо, что за буйное сердце бьется в груди под каменными плитами; Имел ли он право отрезать эту ниточку жизни, которую не сам подвесил?);
    • лексическая недостаточность (Меня до глубины волнует этот вопрос);
    • лексическая избыточность (Он их будит, чтобы они проснулись; Надо обратиться к периоду их жизни, то есть тому периоду времени, когда они жили; Пушкин — поэт с большой буквы этого слова);
    • двусмысленность (Во время того, как Обломов спал, многие готовились к его пробуждению; Единственное развлечение Обломова — Захар; Есенин, сохраняя традиции, но как-то не так любит прекрасный женский пол; Все действия и отношения между Ольгой и Обломовым были неполными).

Нормы орфографии — это правила обозначения слов на письме. Они включают правила обозначения звуков буквами, правила слитного, дефисного и раздельного написания слов, правила употребления прописных (заглавных) букв и графических сокращений.
Нормы пунктуации определяют употребление знаков препинания.

  • Средства пунктуации имеют следующие функции:
    • отграничение в письменном тексте одной синтаксической структуры (или её элемента) от другой;
    • фиксация в тексте левой и правой границ синтаксической структуры или её элемента;
    • объединение в тексте нескольких синтаксических структур в одно целое.

Нормы орфографии и пунктуации закреплены в «Правилах русской орфографии и пунктуации» (М, 1956), единственном наиболее полном и официально утвержденном своде правил правописания. На основе указанных правил составлены различные справочники по орфографии и пунктуации, наиболее авторитетными среди которых считается «Справочник по орфографии и пунктуации» Д.Э.Розенталя, неоднократно переиздававшийся, в отличие от самого официального свода правил, изданного дважды — в 1956 и 1962 годах.
Орфоэпические нормы включают нормы произношения, ударения и интонации . Соблюдение орфоэпических норм является важной частью культуры речи, т.к. их нарушение создаёт у слушателей неприятное впечатление о речи и самом говорящем, отвлекает от восприятия содержания речи. Орфоэпические нормы зафиксированы в орфоэпических словарях русского языка и словарях ударений. Интонационные нормы описаны в «Русской грамматике» (М.: 1980) и учебниках русского языка.

5.4. Типы нормативных словарей и принципы работы с ними

Толковый словарь. Наиболее полные сведения о слове даёт толковый словарь. Современным нормативным толковым словарём является толковый словарь русского языка С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой. Он служит руководством к правильному употреблению слов, правильному образованию слов, правильному произношению и написанию. Из всего многообразия лексики современного русского языка в этот словарь отобран основной её состав. В соответствии с задачами словаря в него не включались: специальные слова и значения, имеющие узкопрофессиональное употребление; диалектные слова и значения, если они не используются достаточно широко в литературном языке; просторечные слова и значения с ярко выраженной грубой окраской; устаревшие слова и значения, вышедшие из активного употребления; собственные имена.
С целью сокращения объёма словаря некоторые разряды производных слов помещаются под основным словом в его гнезде.
В затруднительных случаях, чтобы облегчить отыскание слова, находящегося в гнезде в общий алфавит включены ссылочные слова.
В словаре раскрывается значение слова в кратком определении, достаточном для понимания самого слова и его употребления.
В словаре даётся характеристика употребления слова: книжное, высокое, официальное, разговорное, просторечное, областное, презрительное, специальное.
После толкования значения слова в необходимых случаях даются примеры, иллюстрирующие его употребление в речи. Примеры помогают точнее понять значение слова и способы его применения. В качестве примеров даются короткие фразы, наиболее употребительные сочетания слов, а также пословицы, поговорочные, обиходные и образные выражения, показывающие употребление данного слова.
После толкования и примеров даются фразеологические обороты, в которые входит данное слово.
Вот пример словарной статьи из этого словаря:
ВИЛКА, -и, ж. 1. Принадлежность столового прибора с острыми зубьями на длинной ручке. 2. Название различных устройств, приспособлений с деталью в виде, зубьев, выступов. Штепсельная в. 3. Такое положение при стрельбе, когда один снаряд падает ближе, а другой дальше цели (спец.) Взять батарею в вилку. ¦ прил. вилочный, -ая, -ое.
После утверждения «Правил орфографии и пунктуации» 1956 года в том же году был издан нормативный «Орфографический словарь русского языка» под редакцией С.И.Ожегова и А.Б.Шапиро, содержащий 110 тысяч слов, расположенных строго в алфавитном порядке.

  • В этом словаре указано нормативное ударение, даны грамматические формы слова, вызывающие затруднение, например:
    • взгорочек, -чка
    • взгорье, -я
    • взгревать, -аю, -аешь

В конце словаря в качестве приложения даны правила орфографии.
Орфоэпический словарь фиксирует нормы произношения и ударения. Первый такой словарь вышел в свет в 1959 году: это «Русское литературное произношение и ударение. Словарь-справочник» под редакцией Р.И.Аванесова и С.И.Ожегова, содержит 52 000 слов. Результатом его коренной переработки стал «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы» под редакцией Р.И.Аванесова (1983), включающий в себя 63 500 слов и отражающий изменения орфоэпических норм за последние десятилетия.

  • В этот словарь преимущественно включаются слова:
    • произношение которых не может быть однозначно установлено на основании их письменного облика;
    • имеющие подвижное ударение в грамматических формах;
    • образующие некоторые грамматические формы нестандартными способами;
    • слова, испытывающие колебание ударения во всей системе форм или в отдельных формах.

Словарь вводит шкалу нормативности: некоторые варианты рассматриваются как равноправные, в других случаях один из вариантов признаётся основным, а другой допустимым. В словаре также даются пометы, указывающие на вариант произношения слова в поэтической и профессиональной речи.

  • В произносительных пометах отражаются следующие основные явления:
    • смягчение согласных, т.е. мягкое произношение согласных под влиянием последующих мягких согласных, например, рецензия, -и [н ь з ь ];
    • изменения, происходящие в группах согласных, например, произношение стн как [сн] (местный);
    • возможное произношение одного согласного звука (твёрдого или мягкого) на месте двух одинаковых букв, например, аппарат, -а [п]; эффект, -а [ф ь ];
    • твёрдое произношение согласных с последующим гласным э на месте орфографических сочетаний с е в словах иноязычного происхождения, например, отель, -я [тэ];
    • отсутствие редукции в словах иноязычного происхождения, т.е. произношение неударных гласных звуков на месте букв о, е, а, не соответствующее правилам чтения, например, бонтон, -а [бо]; ноктюрн, -а [факульт. но];
    • особенности в произношении согласных, связанные со слогоразделом в словах с побочным ударением, например, завлабораторией [заф/л], нескл. м, ж.

Словари синонимов русского языка дают читателю возможность найти замену какому-либо слово или сочетанию, отвечают на вопрос, как сказать иначе, как другими словами выразить ту же мысль, назвать тот или иной предмет. Слова в таком словаре приводятся в виде рядов синонимов к основным словам, расположенным по алфавиту, например:
КЛЕВЕТА; наговор, оговор, поклёп, напраслина (разг.); наклёп, обнос (прост.); диффамация, инсинуация (книж.); извет, навет (устар.) / о клеветническом произведении: пасквиль. (Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: ок. 11 000 синоним. рядов. М.: Русский язык, 1989).
Словари паронимов позволяют разобраться в значениях близких по звучанию, но различных по смыслу слов, таких как, например, глубокий — глубинный, героизм — героика — геройство, выжидать — ждать. Структура словарной статьи в «Словаре паронимов современного русского языка» Ю.А.Бельчикова и М.С.Панюшевой (М.: Русский язык, 1994) включает толкующую часть, сопоставление сочетальных возможностей паронимов и комментарий, в котором разъясняются различия в значениях паронимов и описываются ситуации их употребления, а также характеризуются грамматические и стилистические свойства паронимов.
Словари иностранных слов имеют такую же цель и структуру словарной статьи, что и толковые словари, отличаясь от них тем, что здесь собраны слова иностранного происхождения, которое также указывается в словарной статье.
Терминологические словари имеют профессиональную направленность — они предназначены для специалистов в определенной области научных знаний или практической деятельности. Эти словари описывают не языковые свойства слов и сочетаний, а содержание научных и других специальных понятий и номенклатуру вещей и явлений, с которыми имеет дело специалист некоторой отрасли науки или производства.

web-local.rudn.ru

НОРМЫ СЛОВОУПОТРЕБЛЕНИЯ

Между тем как,раз в области лексики, более тесно связанной с историческими изменениями в материальной и духовной жизни общества, а поэтому исключительно проницаемой для разного рода внеязыковых воздействий, становление норм идет крайне сложным и извилистым путем. Лексическая система плохо поддается унификации и формализации. Судьбы слова часто глубоко индивидуальны и своеобразны. Оценка приемлемости слова, правильности употребления его в том или ином значении в большей мере, чем, скажем, ударение и произношение, связана с идеологией, мировоззрением носителей языка, степенью их культурно-образовательного уровня и глубины освоения литературной традиции, Поэтому именно здесь вспыхивают наиболее ожесточенные споры о правильном и неправильном, именно здесь чаще всего встречаются категорические суждения, основанные на субъективном восприятии языковых фактов.
Вот лишь некоторые примеры критически воинственного (но подчас незаслуженного и не всегда объяснимого) отношения к отдельным словам у русских писателей и общественных деятелей прошлого. Поэт и драматург XVIII в. А. П. Сумароков слова предмет, обнародовать, преследовать считал непристойными. Известный филолог и журналист XIX в., редактор реакционной газеты «Северная пчела» Н. И. Греч жаловался на проникновение слов вдохновить, вдохновитель, клеймя их как варварские и «беспаспортные». Друг Пушкина поэт П. А. Вяземский порицал в качестве «площадных варажений» слова бездарность и талантливый. Известно, что Л. Н. Толстой не любил слово зря и избегал его в своих произведениях, считая совершенно бессмысленным. Небезызвестный юрист начала XX в. П. С. Пороховщиков (П. Серге- ич), чья книга «Искусство речи на суде» была переиздана в I960 г., отвергал такие заимствованные слова, как интеллигент, травма и др.
Выражение антипатии к отдельным словам («лексической идиосинкразии») наблюдается и у современных писателей. Например, К. Федин осуждал слово киоскер, а Б. Лавренев испытывал физическую ненависть к словам учеба (вм. учение) и зачитать (вм. прочесть или прочитать). С непримиримой враждебностью относился к слову учеба и Ф. Гладков. Как вспоминает К. Чуковский, с Ф. Гладковым сделался однажды сердечный припадок, когда его собеседник (по образованию геолог) вздумал защищать слово учеба (об истории этого слова и его литературной правомерности в наши дни рассказывается в статье О. Д. Кузнецовой — Русская речь.— 1975.—№ 5). Не затихла полемика о словах боевитость, боевитый. Некоторые писатели резко осуждают их употребление. «Дается хождение ужасному слову боевитость», — с возмущением пишет К. Федин («Писатель. Искусство. Время»). «Ко многим словам, — замечает К- Паустовский, — таким, как поприветствовать, боевитый (их можно привести много), я испытывал такую же ненависть, как к хулиганам» («Книга скитаний»). В то же время в статье языковеда С И. Ожегова использование слов боевитость, боевитый признается соответствующим нормам литературного языка (Вопросы культуры речи. —

  1. — Вып. II). Сейчас слова боевитость и боевитый лексикографически санкционированы: они включены в Малый академический словарь (1981—1984) и во второе издание Большого академического словаря.

Отсюда ясно, что нормативная оценка генетически разнородных и стилистически неравноценных фактов современной речи не может основываться лишь на мнении писателей (пусть даже авторитетных). Для того чтобы получить научно-объективное представление о нормах словоупотребления, необходимо историческое и всестороннее изучение значительного лексического материала. Очевидно также и то, что проблема лексических норм носит весьма широкий характер. Прямое отношение к ней имеют и развитие смыслового значения слова, и стилистическое расслоение лексики, и необходимость оправданного выбора слова в конкретной речевой ситуации, и понятие активного и пассивного лексического запаса, и социальное распределение лексики (в особенности отношение к диалектизмам и жаргонизмам, доставляющим еще много хлопот учителю средней школы), и многие другие аспекты сложной и многогранной жизни слова. Из этого обширного круга вопросов здесь рассматриваются лишь некоторые, на наш взгляд, наиболее актуальные для общественно-речевой практики и повышения языковой культуры.

Появление новых слов (лексических неологизмов) — явление обычное и закономерное. Каждое новое или обновленное понятие должно получить свое наименование. Поэтому борьба за культуру речи вовсе не означает огульного охаивания новых слов. Однако столь же естественной является и реакция сопротивления новому — осуждение и даже отвержение некоторых неологизмов. Закрепление новых слов в языке — дело капризное, а их шансы получить права «литературного гражданства» далеко не равноценны. Проблема осложняется еще и тем, что приток неологизмов в современном языке принял массовый характер, а быстротекущая жизнь нашей эпохи укорачивает испытательный срок новых слов.
В 1931 г. М. Горький писал: «Слово универмаг стало обычным. Если бы вы сказали его пятнадцать лет назад, на вас бы вытаращили глаза». Эти слова писателя сейчас можно применить к слову универсам. В Словаре Ушакова еще нет слова магнитофон, теперь оно известно дошкольникам. На наших глазах, отмечает писатель Л. Раковский, умерло слово чернорабочий, а родилось удачно найденное — разнорабочий. В 1971 г. вышел в свет первый отечественный словарь неологизмов («Новые слова и значения». Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов) , охвативший около трех с половиной тысяч слов и выражений, вошедших в употребление в 50—60-е годы (кофеварка, километровка, кормоцех, круиз, комикс,, в рабочем порядке, на общественных началах, спустить на тормозах и т. п.). Но жизнь идет вперед, и новые тысячи слов вливаются в общий словарь языка. Примечательно, что многие неологизмы заметно укрепили свои позиции. Так, слово стыковка, отмеченное впервые в Словаре новых слов (1971) применительно к соединению космических аппаратов, стало употребляться в более широком смысле; например: стыковка ведомственных интересов (Лит. газ.—1976.—10 ма|р- та) и т. п.
Для нормативной квалификации неологизмов представляется существенным определить хотя бы наиболее продуктивные способы их образования в современном языке.
В последние годы стал особенно активным процесс включения. Так называют образование одного слова из привычного словосочетания. Например, из сочетания прилагательного и существительного (шоссейная дорога) возникает слово — шоссейка. В данном случае определяемое дорога как бы включается в определяющее шоссейная. Вместо двух слов образуется одно. Таких новых слов, полученных посредством включения с помощью суффиксов -к(а), -лк(а), сейчас сотни. Вот лишь некоторые из них: электричка (из электрический поезд), малотиражна (из малотиражная газета), зачетка (из зачетная книжка), самоходка (из самоходное орудие), прогрессивка (из прогрессивная оплата), узкоколейка (из узкоколейная дорога), зенитка (из зенит-

нов орудие), зажигалка (из зажигательная бомба), читалка (из читальный зал), раздевалка (из раздевальная комната) и т. п. В современных газетах используются: курилка, дежурка, аморалка, персоналка, анонимка, неотложка, комиссионка, ко— роткометражка, непрерывка, попутка, полуторка, газировка, грунтовка, бетонка и мн. др.
Естественно возражение: разве такие слова, как раздевалка, неотложка, читалка и т. п., могут быть признаны литературными? Не имеем ли мы здесь дело с разговорно-просторечной лексикой, не входящей в строго обработанный, нормированный литературный язык?
Конечно, почти все подобные слова начинают свою «жизнь» на периферии литературного языка, в обиходно-разговорном стиле речи. С течением времени, однако, многие из них постепенно входят, а некоторые (узкоколейка, безрукавка, стометровка, зенитка, электричка, полуторка и др.) уже- вошли в литературный язык.
Так, слово электричка сейчас уже стало свободно употребляться в нейтральном стиле речи. Например: С мерно нарастающим гулом проходят вдали электрички (Паустовский. Золотая роза); Впереди и сзади темнеют фигуры людей, идущих вместе с нами с электрички (Казаков. Голубое и зеленое) ; Движение пригородных электричек было приостановлено (Известия.— 1964.— 12 мая). Многие не любят (и автор этих строк в их числе) слово раздевалка. Но и оно все чаще и чаще встречается в современной речи: Вадим встретился с ним в раздевалке, и они вместе поднялись наверх (Трифонов. Студенты); Он появился в цеху раньше, чтобы поболтать в раздевалке с знакомыми (Полевой. Горячий цех.). Примечательно, что, хотя слово раздевалка снабжается в словарях обычно пометой «разговорное» и определяется: то же, что раздевальня, оно все чаще встречается не только в обиходноразговорной речи, но и в нейтральном стиле речи. В то же время его якобы нейтральный вариант раздевальня выходит из речевой практики.
При нормативной оценке новых образований с суффиксом -к(а) полезно вспомнить о судьбе слова открытка (из словосочетания открытое письмо), которое появилось в письменной речи на рубеже XIX—XX вв. и сначала было встречено ревнителями чистоты языка более чем недружелюбно. Вот что писал в 1922 г. автор книги «Муки слова», лингвист и литературовед А. Г. Горн- фельд, признаваясь в собственном вкусовом пуризме: «Перед лицом живых явлений как страшно быть доктринером. Лет двадцать пять тому назад слово открытка казалось мне типичным и препротивным созданием одесского наречия; теперь его употребляют все, и оно действительно потеряло былой привкус уличной бойкости» (Новые словечки и старые слова.— Пг., 1922.— С. 56).
Пример запоздалого раскаяния и реабилитации слова от- крышка, конечно, вовсе не означает, что все образования такого рода обязательно войдут в лексический фонд литературного языка. Но и чрезмерная предвзятость по отношению к ним вряд ли оправданна. На моей памяти студенты еще стеснялись при пожилом преподавателе называть «зачетную книжку» — зачеткой, прибегая к старомодному эквиваленту матрикул. Сейчас зачетка теряет просторечную окраску и всё шире входит в обиходную речь. Обычно считают, что Публичка — это слишком фамильярное словечко для наименования старейшей и всеми почитаемой Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Конечно, слово Публичка недопустимо в официально-деловой или научной речи. Но, описывая подвиги скромных библиотекарей в дни блокады, ленинградский журналист Эд. Аренин преднамеренно и последовательно пользуется именно им (наша Публичка!), вкладывая в это слово отнюдь не пренебрежительный смысл, а скорее чувство уважения и трогательной гордости. Так происходит стилистическая переоценка слова в условиях контекста. С другой стороны, известно, что в присутствии художника Павла Корина ни в коем случае нельзя было произносить неуважительное слово Третьяковка. Следовало име* новать галерею Третьяковской или галереей, собранной Павлом Михайловичем Третьяковым.
Многие выражают сейчас недовольство легковесным словом неотложка, бойко ворвавшимся в последние годы на страницы периодической печати и даже в художественную литературу (впервые помещено в Словаре новых слов, 1971). Хотя слово неотложка (из словосочетания неотложная помощь) еще часто заключается в кавычки, что указывает на его некоторую неполноценность, сама серьезность обстановки, при которой это слово применяется, не позволяет видеть в нем чисто стилистическое средство современной речи. Например: — Мама. Ну чем помочь? Чем? Скажи. Вызвать неотложку? (Бондарев. Родственники). Не будем гадать, войдет ли слово неотложка в нейтральный слой лексики литературного языка. Бесспорно, однако, что сама модель образования новых слов посредством включения (т. е. возникновение одного слова из словосочетания) с помощью суффиксов -к(а), и -лк(а)’ является сейчас особенно продуктивной.
В сфере производственно-технической лексики все более активным становится суффикс -к(а), образующий отглагольные имена от различных основ глаголов совершенного и несовершенного вида. Не только в специальной (технической) литературе, но уже и в публицистике, в газетных хрониках на производственную тематику все чаще употребляются слова: сушка, мойка, резка, отливка, прессовка, центровка, отбраковка, оцинковка, сверловка, маркировка, откачка, наладка и т. п. Правда, на всех подобных словах сейчас лежит печать профессионального употребления. Применение их в строго литературном языке обычно вызывает нарушение стилистической нормы. Однако значительный и быстрый количественный рост подобных образований, проникновение в газетные жанры могут впоследствии привести к их стилистическому перемещению и вхождению в общелитературный язык.
В последнее время весьма продуктивным стало также образование глагольных имен без суффикса. Все чаще говорят и пишут: подогрев, разогрев, промыв, полив, отжим, обжиг, подкорм и т. п. Эти бессуффиксные имена успешно конкурируют теперь не только с традиционными именами на -ание (разогревание, промывшие, поливание), но н с сравнительно новыми словами на -к(а): промывка, поливка, подкормка. Если еще несколько лет назад уделом бессуффиксных образований (полив, подогрев и т. п.) была главным образом профессиональная речь, то теперь подобные слова стали обычными в газетах и журналах, они даже проникают в современную прозу и поэзию. Ср.: Ночи установились безветренные, знойные, сад ждал по лив а (Федин. Сад).
Из тяжелого шланга Производят соседи полив Этих высшего ранга Крупных яблонь, черешен и слив.
(Ваншенкин. Вечерняя поливка.)
Конечно, бессуффиксные имена (полив, разогрев), как и многие существительные на -к(а), не приобрели еще полных прав общелитературной, стилистически нейтральной лексики. Но многие из них, видимо, находятся на пути к этому вследствие выраженной экономичности формы. Ср.: прогрессивная оплата^прогрессив- ка; поливание^поливка^полив и т. п. Во всяком случае, подвергать подобные продуктивные образования остракизму (как это делается иногда в пособиях по культуре речи) было бы неосторожно (тем более что многие из них существовали издавна в народном употреблении, еще в Словаре Даля находим полив и поливка). Современная норма ограничивает сферу употребления некоторых таких слов, но не отрицает самой модели словообразования.
В современной разговорной речи интеллигенции становятся излюбленными бессуффиксные имена, возникшие на базе словосочетаний: факультатив вместо факультативный курс, термояд вместо термоядерная реакция, интим вместо интимная обстановка и т. п.
Нередко осуждаются и не признаются полноправными «гражданами» литературного языка многие сложные, составные и сложносокращенные слова (в первую очередь звуковые и буквенные аббревиатуры). Однако в самом принципе (если не считать некоторых неудачных случаев сокращений) такое мнение едва ли оправданно. Создание сложносокращенных слов — это веяние времени, продуктивная словообразовательная модель, по существу активизировавшаяся з последние полстолетия. Справедливо выступает в защиту ее лингвист Д. И. Алексеев, который пишет: «Самый факт длительного и непрекращающегося использования сокращенных слов в русском и других языках. в известной мере утверждает приемлемость нового типа слов. Трудно поверить в неполноценность наименований, которые десятки лет обслуживают общество и в своей массе не подвергаются замене» (Аббревиатуры как новый тип слов Ц Развитие словообразования современного русского языка. — М., 1966. — С. 13). Сотнн аббревиатур стали обыденными, привычными словами, часто уже не воспринимаемыми как сокращенные образования. Ср. свидетельство К. Чуковского: «К слову загс до того привыкли, что стали уже забывать, из каких четырех слов оно склеено. Я, например, совершенно забыл» (Живой как жизнь. — М., 1962. — С. 90). Аббревиатура загс образована из словосочетания: запись актов гражданского состояния.

scicenter.online

Это интересно:

  • Смирновская нотариус Нотариус Люберецкого нотариального округа Московской области Терехина Ирина Анатольевна Московская область, г. Люберцы, Октябрьский проспект, дом 123, корпус 3 Телефон: (495) 503-33-72 Часы работы: Вт, Чт 10:00 - 17:00 (перерыв […]
  • Ыва правило Ыва правило Чтобы проверить, какой суффикс (-ова- или -ыва-) писать в глаголе, надо поставить глагол в форму первого лица единственного числа. Если суффикс не изменится, нужно писать -ыва-: разведывать – разведываю, складывать – […]
  • Срок снятия несовершеннолетнего с учета Срок снятия несовершеннолетнего с учета В опрос: 15-летнего сына поставили на учет в ПДН. Было постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, с формулировкой, что наличествуют признаки мелкого хулиганства (20.1 КоАП). […]
  • Союз московских адвокатов коллегия адвокатов О коллегии адвокатов Коллегия адвокатов «Союз московских адвокатов» является некоммерческой организацией, объединяющей лиц, занимающихся профессиональной адвокатской деятельностью и не ставящая своей целью извлечение прибыли. […]
  • Abc pascal пособие Пособие для учащихся по информатике «Основы программирования на Паскаль АВС» Курсы профессиональной переподготовки от Московского учебного центра "Профессионал" Специально для учителей, воспитателей и других работников системы […]
  • Работа у нотариуса санкт-петербург Секретарь нотариуса Прямой работодатель "Нотариальная контора нотариуса СПб Гусевой О.А." ищет работника на вакантное место в своей организации на должность "Секретарь нотариуса". Реклама для Вас: Реклама для Вас: Обязательное […]