Потерпевшие от мошенничества

Шерстобитова Е.В., аспирантка кафедры уголовного права и процесса Оренбургского государственного аграрного университета

РОЛЬ ПОТЕРПЕВШЕГО В МОШЕННИЧЕСТВЕ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ КВАЛИФИКАЦИИ

Для квалификации многих преступлений, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом РФ, нет необходимости в выявлении и установлении потерпевшего, кроме того, потерпевший от преступления в учении о составе преступления отнесен к факультативным признакам. Однако в определенных случаях наличие потерпевшего обусловлено самим характером преступления (в частности, это касается преступлений против личности). Более того, ряд преступлений не только невозможен без потерпевшего, но и предполагает определенное его поведение. Одним из таких преступлений, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, является мошенничество.

Указание в диспозиции ст. 159 УК РФ на способ совершения мошенничества — обман или злоупотребление доверием — является одновременно и указанием на наличие иной реальной личности, помимо субъекта преступления, — потерпевшего (когда преступление совершается в отношении имущества физического лица) либо представителя организации, учреждения, предприятия, которому причинен ущерб преступлением. Связано это с тем, что «обман — это информационное, интеллектуальное воздействие одного человека на сознание и волю другого»1, а «обманывать — лгать, словом или делом, вводить кого в заблуждение»2. Следовательно, сам обман может находить выражение только в определенном общении между людьми, один из которых (обманывающий) сознательно вводит в заблуждение другого (обманываемого). В процессе такого общения обманщик сообщает ложные сведения либо, наоборот, не сообщает правду; но сообщение сведений всегда означает наличие адресата — того, кому они сообщаются, а умолчание предполагает, что есть лицо, которое не получает соответствующую информацию. Возвращаясь к анализируемому нами преступлению, необходимо заметить, что для его окончания требуется не просто обман лица, но и результат такого обмана — совершение обманутым действий по передаче имущества или права на имущество обманщику. На основании этого можно выделить определенные «требования» как к личности самого обманываемого, так и к его поведению.

Основываясь на том, что обман может быть реализован лишь в рамках определенных отношений между физическими лицами, представляется невозможным признание обманом действий, не оказывающих воздействия на психику живого человека. Да и в русском языке глагол «обмануть, обманывать» всегда связан с одушевленным существительным — «обмануть кого-либо». Соответственно не может быть квалифицировано как мошенничество использование для получения денег через банкомат поддельных или украденных карточек, опускание в автоматы вместо монет различных металлических предметов и иные подобные действия. В данном случае следует согласиться с И. Клепицким, который указывает, что «компьютер, как и замок у сейфа нельзя обмануть, поскольку технические устройства лишены психики»3. В этой связи возможно принять рекомендации Модельного уголовного кодекса для государств — участников СНГ о включении в уголовное законодательство нормы о хищении, совершенном путем использования компьютерной техники либо иных технических устройств и именно так квалифицировать подобные действия. В отсутствие такой нормы незаконное получение денег и иного имущества указанными способами скорее образует состав кражи как тайного хищения имущества, нежели мошенничества как обманного хищения.

Обманом будет только сообщение ложной информации лицу, способному осознать и воспринять ее, которое отдает отчет в своих действиях и способно ими руководить. Психически неполноценное лицо не в состоянии определить истинность или ложность полученных сведений, не способно адекватно воспринимать действительность и не может действовать разумно. Соответственно, если лицо не осознает характер действий, совершаемых в отношении него и принадлежащего ему имущества, налицо тайное хищение имущества — кража, даже если имели место действия виновного, направленные на введение в заблуждение такого собственника или владельца имущества.

Обман должен влечь за собой заблуждение потерпевшего относительно каких-либо фактов, действий либо событий, которое и повлияло на принятие им решения о распоряжении имуществом в пользу виновного либо указанных им лиц. Заблуждение потерпевшего есть промежуточное звено в цепи причинной связи между действиями виновного и преступным результатом в виде утраты собственником или иным владельцем имущества или права на имущество. Такую цепь от начала и до момента окончания преступления схематично можно представить следующим образом: обман, совершаемый виновным — вызванное им заблуждение потерпевшего — основанные на подобном заблуждении действия потерпевшего по передаче имущества (права на имущество) либо невоспрепятствование виновному в изъятии имущества и обращении его в свою пользу или пользу третьих лиц — преступный результат в виде изъятия имущества и обращения его виновным в свою пользу или пользу третьих лиц. Выпадение одного звена в этой цепи влечет отсутствие причинной связи между деянием лица и последствиями, что означает ненаказуемость его действий.

Заблуждение является «продолжением искажения истины виновным уже в сфере интеллектуальной и волевой деятельности обманываемого»4. Заблуждение должно непременно быть следствием поведения виновного лица, при этом виновный может как совершать какие-либо действия, чтобы вызвать или поддержать возникшее ранее заблуждение потерпевшего, так и не совершать никаких действий, тем самым не разрушая уже создавшегося у потерпевшего неправильного, искаженного представления о действительности. Поэтому вряд ли можно согласиться с утверждением о том, что при «полном» молчании обман невозможен, поскольку отсутствует воздействие одного лица на психику другого с целью ввести его в заблуждение5. В частности, при совершении гражданско-правовых сделок предполагается определенное поведение контрагента по предоставлению информации, которая может повлиять на принятие решения по распоряжению имуществом второй стороны; в случае, когда у собственника или иного владельца имущества уже имеется неправильное представление об обстоятельствах совершения сделки, несообщение об ошибочности таких его представлений контрагентом оказывает воздействие на психику потерпевшего, укрепляя его заблуждение.

Следует отметить, что заблуждение потерпевшего не обязательно должно быть однозначным и безоговорочным, возможна и ситуация, когда его одолевают сомнения относительно истинности полученной информации. Если в конечном итоге решение о передаче имущества или права на имущество основывается именно на такой информации, то это означает, что потерпевший воспринял ее как соответствующую действительности и был введен в заблуждение.

Следующей особенностью поведения потерпевшего при мошенничестве является то, что он своими действиями способствует переходу имущества или права на имущество к виновному. Вызванное обманом заблуждение становится основой для внешне добровольной передачи или распоряжения о передаче имущества или права на него. Конечно, такая «добровольность» является сфальсифицированной, поскольку вызвана искаженным представлением потерпевшего о реально существующих фактах, и в случае обладания им истинной информацией принятое решение было бы иным. Тем не менее воля потерпевшего именно фальсифицируется, а не подавляется, как при хищениях с применением насилия либо при вымогательстве. Это означает, что сам потерпевший расценивает свои действия по передаче имущества как собственное свободное волеизъявление, не осознавая, что решение им принимается под психическим воздействием со стороны виновного. В тех же случаях, когда для проникновения в квартиру потерпевшего используется обман (например, форменная одежда либо ложные уверения в знакомстве с потерпевшим или его близкими), а после проникновения применяется насилие либо угрозы для завладения имуществом, состав мошенничества отсутствует. Подобные действия следует квалифицировать как разбой, грабеж или вымогательство в зависимости от характера угроз и насилия. Аналогичная ситуация возникает, когда после проникновения в квартиру (иное помещение) путем обмана, виновный незаметно для присутствующих похищает какое-либо имущество — деяние следует квалифицировать как кражу, несмотря на то, что для облегчения доступа к имуществу был использован обман. В.Н. Литовченко отмечает, что судебной практике известны так называемые «мошеннические» кражи, когда виновный для достижения условий тайности использует обман либо злоупотребление доверием6.

Следует согласиться с Б.С. Никифоровым, который отмечает, что понятием мошенничества не охватываются и случаи завладения имуществом «при таком «согласии» потерпевшего, которое имеет лишь видимость добровольности (например, выманивание имущества у лица, находящегося в состоянии сильного опьянения, болезненном состоянии и др.). В таком «согласии» потерпевшего, по сути дела, отсутствует его волеизъявление, воля потерпевшего не участвует в переходе имущества в пользу другого лица»7. Таким образом, для мошенничества характерна лишь такая передача имущества или права на имущество потерпевшим, которая им самим осознавалась и воспринималась как свободное волеизъявление, а реально была обусловлена фальсификацией его воли виновным посредством обмана.

Необходимо подчеркнуть, что «добровольная» передача имущества или права на него должна носить юридически значимый характер, то есть такая передача должна влечь за собой постоянную или временную утрату прав на это имущество со стороны потерпевшего и предоставлять права виновному либо указанным им лицам, когда они приобретают фактическое господство над вещью. В связи с этим представляется, что передача потерпевшим имущества для узкотехнических целей (примерить, подержать, понести, присмотреть за сохранностью и так далее) не предоставляет виновному никаких прав в отношении этого имущества и, соответственно, хищение его виновным, воспользовавшимся ситуацией, является кражей, а не мошенничеством. Трудно согласиться с Г.Н. Борзенковым, который пишет: «Мошенник может прямо предложить потерпевшему поднести, подержать, покараулить вещи последнего, но может также путем различных ухищрений поставить его в такие условия, когда потерпевший сам просит его об этой услуге. В том и в другом случае обман находится в причинной связи с завладением имуществом. Использование обмана в качестве средства для получения имущества и передача имущества самим потерпевшим исключают возможность считать действия виновного кражей»8. Позволим себе не согласиться с предложением квалифицировать все деяния с использованием обмана как мошенничество и добавим к указанным Г.Н. Борзенковым признакам (использование обмана в качестве средства для получения имущества и передача имущества самим потерпевшим) еще один — осознание потерпевшим характера своих действий в виде передачи прав (собственности, владения, пользования либо распоряжения) на это имущество. При отсутствии этого признака действия виновного следует квалифицировать именно как кражу, поскольку потерпевший осознает факт утраты им имущества уже после того, как имущество перешло к виновному, тогда как для мошенничества требуется осознание факта перехода прав до и в момент самой передачи вещи.

Если для квалификации действий виновного по ст. 159 УК РФ потерпевший должен передать имущество и наделить виновного либо указанных им лиц определенными правами на это имущество, то можно вывести еще один характерный для потерпевшего признак — он сам должен обладать правами на это имущество и иметь возможность распорядиться им по своему усмотрению.

Ряд авторов, обращая внимание на потерпевшего и значение его роли для квалификации деяния виновного как мошенничества, опираясь на данные виктимологии, выделяет два типа жертв мошенничества: инициативных и пассивных. Первые становятся жертвами мошенников из-за желания удовлетворить свои потребности любым способом, даже незаконным, вторые проявляют чрезмерную доверчивость, в результате чего также становятся потерпевшими от рассматриваемого преступления9. Характерным примером для первой группы являются лица, передающие мнимому посреднику денежные суммы или иные ценности для дачи взятки либо для коммерческого подкупа, когда «посредник» уже в момент получения этих ценностей не намеревался передавать их взяткополучателю, а имел намерение присвоить. В подобных случаях встает вопрос, может ли лицо, покушающееся на совершение преступления, стать потерпевшим от другого преступления. Так, В.В. Векленко, считает, что «закон лишь пресекает неправомерное завладение имуществом со стороны ложного посредника в виде дачи взятки и не берет под охрану интересы собственника»10. С таким подходом трудно согласиться, поскольку совершение преступления (либо покушение на совершение преступления) лицом не лишает его уголовно-правовой охраны его прав от преступных посягательств иных лиц. Аналогичным образом вопрос решается и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (п. 21)11. При этом взяткодатель также должен быть привлечен к уголовной ответственности за покушение на дачу взятки, однако этот факт не исключает преступность действий мнимого посредника по незаконному хищению чужого имущества путем обмана. Так, Раменским городским судом Московской области 10 апреля 2000 г. К. осужден по п.п. «в, г» ч. 2 ст. 159, ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ, поскольку он, получив от потерпевшей деньги в качестве посредника для передачи взятки должностному лицу, присвоил их. Однако постановлением Московского областного суда от 18 января 2001 г. признано, что действия К. в отношении потерпевшей следует квалифицировать как состав оконченного преступления — мошенничества — по пп. «в, г» ч. 2 ст. 159 УК РФ. Осуждение же К. по ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ было исключено как излишне вмененное. Данное решение обосновывалось тем, что если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное следует квалифицировать как мошенничество12.

Вторая группа — пассивный тип — лица, чрезмерная доверчивость, наивность которых, неспособность распознать даже грубый обман облегчают виновному совершение преступления. Тем не менее ни степень легкости, с которой виновный смог ввести в заблуждение потерпевшего, ни степень изощренности примененного обмана, не имеют значения для определения преступности или непреступности действий виновного — при наличии всех необходимых признаков виновный должен быть привлечен к уголовной ответственности за мошенничество.

Подводя итог вышеизложенному, еще раз подчеркнем, что только при внешне добровольной передаче имущества либо права на имущество потерпевшим, основанной на заблуждении, вызванном обманом со стороны виновного, и только когда потерпевший может руководить своими действиями, осознает факт перехода имущества или права на него и имеет право распоряжаться этим имуществом, действия виновного лица можно квалифицировать как мошенничество. При этом ни степень доверчивости, ни преступные намерения потерпевшего не влияют на признание деяния виновного мошенничеством.

Литература и примечания

  1. Сабитов Р.А. Обман как средство совершения преступления: Учебное пособие. — Омск: Омск. высш. школа милиции, 1980. С.8.
  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 тт. Т. 2: И-О. — СПб.: ТОО «Диамант», 1996. С.599.
  3. Клепицкий И. Мошенничество и правонарушения гражданско-правового характера // Законность. 1995. №7. С.42.
  4. Панов Н.И. Квалификация преступлений, совершаемых путем обмана. — Харьков: Юрид. институт, 1980. С.42.
  5. Там же. С.15.
  6. Литовченко В.Н. Уголовная ответственность за посягательства на социалистическую собственность (понятие хищения). Учебное пособие. — М.: ВЮЗИ, 1985. С.36.
  7. Никифоров Б.С. Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и личную собственность по советскому уголовному праву. Изд. АН СССР, 1952. С.143.
  8. Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). — М.: Юрид. лит., 1971. С. 132-133.
  9. Бойцов А.И. Преступления против собственности. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. С.329, 336.
  10. Векленко В.В. Преступления против собственности как уголовно-правовая фикция // Российский юридический журнал. 2000. №3. С.13.
  11. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. №4. С.8.
  12. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. №8. С.16.

kalinovsky-k.narod.ru

Дважды потерпевшие: как мошенники наживаются на жертвах угонщиков

Дважды потерпевшие: как мошенники наживаются на жертвах угонщиков

Украли автомобиль? Ищите сами. Из десятка угнанных машин полиция находит только две или три. Но при этом помните: на вашей беде, скорее всего, попробуют нажиться мошенники.

В случае исчезновения машины объявления об угоне нужно размещать везде: в соцсетях, на форумах и городских порталах. Но учтите: там же орудуют мошенники. Даже если вам назвали приметы машины, не спешите платить.

У семьи Мишиных угнали машину, пока они были на работе. Оформляя заявление в полицию, рассылая объявления об угоне в соцсетях, они не ожидали, что спровоцируют мошенников.

Вячеслав Мишин, владелец угнанной машины: «Один говорил, что он работает на эвакуаторе и забирал машину. Потом появился еще один товарищ, который якобы работает охранником в боксах, куда машину перегнали».

Но особую примету — белое зеркало — никто назвать не мог. А потом посыпались сообщения от тех, чьи машины якобы тоже угоняли, — все советовали обратиться к бывшему оперативнику Прутникову. Тот вызывал доверие: хорошие отзывы, гонорар — в обмен на машину. Нужен только аванс 20 тысяч. Перевели на карту. А иномарка нашлась через соцсети: девушка с материнского форума увидела ее во дворе. Но даже после этого мошенник имитировал бурную деятельность.

А другой автомобилист Григорий Ярошенко едва не отдал вымогателям 200 тысяч.

Григорий Ярошенко, владелец угнанной машины: «В точности описали содержимое багажника, содержимое карманов дверей, то есть то, что я только что описывал следователю. Я обратно к следователю в кабинет, показываю ему: вот номер, звонили, давайте ловите, машина у них. Он говорит: „Меня это не волнует, это не моя работа. И вообще у меня рабочий день закончен“».

Те, кто не надеется на полицию, идут в сыскные агентства, но и там тоже рискуют. У честного сыщика должна быть лицензия, а на услуги — договор.

Эрнест Асланян, частный детектив: «Нужно посмотреть, давно ли данное агентство существует в этом бизнесе, какие есть отзывы: плохие или хорошие. Агентство без плохих отзывов — это вообще не агентство. Потому что невозможно работать долгие годы и не иметь недопонимания с клиентами, которые приходят к вам именно в самой проблемной ситуации».

Пострадавших водителей все больше, и они объединяются в соцсетях.

Подробности — в сюжете программы «Главная дорога».

www.ntv.ru

Полиция Петербурга признала потерпевшими от мошенничества сотню клиентов банка «Открытие»

В самом финансовом учреждении приняли решение о техническом погашении всех долгов по кредитам, открытым мошенниками

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 16 апреля. /ТАСС/. Правоохранительные органы признали потерпевшими более 100 пенсионеров из числа клиентов банка «Открытие» в Петербурге и Ленинградской области, на которых оформлялись несуществующие кредиты. Как сообщили в понедельник в пресс-службе банка, мошеннические операции совершали сотрудники банка в нескольких региональных почтовых отделениях.

«Банк «ФК Открытие» завершил анализ кредитных договоров. Совместно с правоохранительными органами и руководством управления федеральной почтовой связи по Санкт-Петербургу и Ленинградской области банк выявил свыше сотни мошеннических операций сотрудников нескольких региональных почтовых отделений, которые похищали денежные средства банка, оформляя поддельные кредитные договора на пенсионеров», — сказали в пресс-службе, подчеркнув, что банк принял решение о техническом погашении всех долгов в отношении тех, кого признали потерпевшими.

В ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области ТАСС сообщили о возбуждении уголовных дел по статье «Мошенничество». В пресс-службе самого банка также отметили, что проверку организовали «после прошлогоднего инцидента в поселке Виллози Ленинградской области». По данным правоохранительных органов, в ноябре прошлого года в полицию поступило несколько заявлений от пенсионеров из указанного поселка.

«Суть заявлений сводится к одному: пожилые люди вместе с пенсией стали получать квитанции о наличии задолженности по банковскому кредиту. При этом никаких займов пенсионеры не делали. Более того, отдельные пожилые люди уже получили неполную пенсию, часть которой, по их мнению, ушла на погашение задолженности по кредитам, которые они не брали», — сообщили в региональном ГУ МВД.

В пресс-службе «ФК Открытие» также добавили, что с начала года банк прекратил выдачу новых потребительских кредитов в региональных почтовых отделениях.

Ранее сообщалось, что с августа прошлого года банк находится на санации через подконтрольный ЦБ Фонд консолидации банковского сектора. Тогда же S&P поместило на пересмотр кредитный рейтинг банка. В начале апреля международное рейтинговое агентство улучшило прогноз по кредитному рейтингу «ФК Открытие», подтвердив рейтинг на уровне «B+».

tass.ru

3.4. Мошенничество

Мошенничество сопровождает человеческое общество на протяжении всей его истории, причем с развитием общества мошенничество становится все более изощренным и проникает в различные сферы социальной жизни (массовый обман вкладчиков в различных акционерных обществах, трастовых компаниях и страховых фондах, обман покупателей, фиктивное предпринимательство и многие другие формы криминального обмана, причиняющие ущерб, который не поддается подсчету) (Христенко, 2004).

С точки зрения юриспруденции, мошенничество — это завладение индивидуальным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Все виды мошенничества объединяет несколько общих черт.

? Очень широкое использование преступниками психологических методов воздействия на своих жертв.

? Жертва не знает об истинных целях преступника.

? Жертва добровольно, без всякого осознаваемого ею принуждения, отдает необходимые преступнику ценности.

? Использование мошенниками «подставных» — вроде бы случайных людей, оказавшихся «случайно» на месте совершения преступления.

? В большинстве случаев мошенники «работают» группой с четким распределением ролей.

? Редкое использование мошенниками дополнительных сложных устройств, вещей и т. п.

? Зачастую отношение к мошенникам не всегда однозначное, ведь они «наказали» человека, который хотел «на халяву» получить какую-то выгоду.

Мошенничество можно разделить на общеуголовное, которое имеет место в бытовой сфере, в области личных имущественных отношений между гражданами, и экономическое. Под последним понимается мошенничество, посягающее на экономическую безопасность хозяйствующего субъекта вне зависимости от форм собственности или на большую группу людей (Ривман, 2002).

Экономическое и общеуголовное мошенничество имеют существенную криминологическую разницу. Различие состоит в характеристиках личности преступников и жертв, способах совершения мошенничества, детерминантах преступлений, суммах ущерба. Мы начнем с виктимологических характеристик общеуголовного мошенничества, имеющего во всем мире (Россия — не исключение) многовековую историю.

Жертвы общеуголовного мошенничества — лица, страдающие от мошенничества, совершаемого на мелком бытовом уровне: при покупке валюты с рук, при игре в наперсток и т. п.

С учетом специфичности мошенничества рассмотрим поведение потерпевшего по следующим позициям:

а) корыстное или провоцирующее;

б) излишне доверчивое, некритичное, основанное на суеверии;

в) положительное, т. е. не связанное с негативными мотивами или некритичностью потерпевшего;

г) создавшее условия, позволившие преступнику продолжать преступную деятельность.

При рассмотрении ситуаций следует иметь в виду, что здесь, как в любом мошенничестве, есть обман или злоупотребление доверием, а значит, чрезмерная доверчивость потерпевшего, однако превалирует по криминологическому значению все же корыстная заинтересованность, использованная преступником.

Так, если потерпевший сам обращается с просьбой, в его действиях уже есть момент толчка, в других случаях — налицо не столь активное, но также корыстное поведение. Для всех потерпевших (среди них немало людей с высоким образовательным уровнем) характерно сознательное нарушение моральных норм, в основе их поведения лежит откровенный эгоизм.

Иногда действия потерпевших перерастают в преступные: например, при попытках дать взятку через мошенника, который, конечно, просто присваивает полученные деньги.

Негативный, корыстный характер поведения потерпевшего очевиден и в случаях мошенничества, совершаемого «фармазонами» и «кукольниками». В данной ситуации потерпевшему вручается денежная или вещевая кукла, или он «по дешевке» приобретает поддельное золото, драгоценные камни.

Чрезмерная доверчивость потерпевшего иногда реализуется в ситуациях, где подозрительность должна была бы быть естественным следствием конкретной обстановки.

Поразительную доверчивость проявляют потерпевшие от мошенничеств, связанных с гаданием, ворожбой. Обычно потерпевшие поддаются на обещания излечить от болезни, возвратить или приворожить любовника, мужа, несколько реже — «навести порчу» на врага, соперника и т. д. В последние годы мошенничество этого рода поставлено на поток. Достаточно почитать объявления колдунов, магов и иных «специалистов», обещающих всякие чудеса.

Практика часто сталкивается с ситуациями, в которых мошенник выступает в роли официального лица, уполномоченного для сбора денег под различными предлогами. Причем легенды преступников нередко настолько неправдоподобны, что должны были бы по самым элементарным соображениям вызвать сомнения у потерпевшего.

Объективно поведение любого потерпевшего от мошенничества, коль скоро оно дало возможность преступнику совершить преступление, носит в криминологическом плане негативный характер. Однако мы рассматриваем его как положительное, поскольку никаких практических возможностей разобраться в ситуации потерпевший не имел и никакие отрицательные качества его личности (прежде всего корыстность) преступником использованы не были. Среди ситуаций подобного плана следует назвать приобретение вещей по нормальной цене и в обычной обстановке, не дающей оснований опасаться обмана (в итоге выясняется, что вещь некачественная, или вообще обещанной покупки покупатель не получает).

Довольно широко распространены «сдачи квартиры внаем». Потерпевших нельзя упрекнуть в излишней доверчивости, так как они осматривают квартиру и только после этого вручают деньги. Истинный смысл поведения мошенника выясняется лишь после отказа во вселении на жительство.

Имеют место ситуации, когда потерпевший становится жертвой хорошо известного ему лица, обращающегося с просьбой о займе, предложением оказать вполне приемлемую услугу и т. д.

Практика насчитывает множество случаев, когда помимо или наряду с поведением потерпевшего, которое облегчило, сделало возможным совершение мошенничества в отношении его самого, поведение обманутого, последовавшее за совершенным преступлением, позволило преступнику продолжать преступную деятельность. С криминологических позиций такое поведение — одно из условий, способствующих совершению преступления. Это, однако, только одна сторона дела, ибо поведение потерпевшего в связи с совершением преступления, но уже после того, как это произошло, в определенном аспекте раскрывает криминологическую характеристику данного лица.

Нередко потерпевший, передав деньги мошеннику (часто сумму значительную) и убедившись, что его обманули, требует деньги назад, но, не желая придавать делу уголовно-правовую окраску, в милицию не обращается. В конце концов следует обращение в суд (не милицию) с иском о возврате денег, данных взаймы. Смысл такого поведения очевиден: получить назад деньги любой ценой, даже ухода от ответственности заведомого преступника. Потерпевший заведомо лжет относительно истинного содержания «сделки», но иначе он часто и поступить не может; например, передав деньги для взятки за получение квартиры, рассчитывать на такой исход не приходится — можно оказаться на скамье подсудимых рядом с мошенником. Активность потерпевшего, добивающегося возврата денег, может быть различной, но в любом случае время, которое преступник имеет на совершение других преступлений, следует отнести на счет потерпевшего.

Нередки ситуации, в которых потерпевший, убедившись в обмане, никуда не обращается и не принимает мер к возврату денег. Мотивы такого поведения следующие: чувство собственной вины, понимание, что не следовало верить, убеждение, что «все равно ничего не вернешь», и т. д. Такое «бескорыстие», возможно, и выглядит более привлекательно и соответствующим образом положительно характеризует потерпевшего, однако криминологически оно означает создание обстановки, способствующей совершению новых преступлений, обстановки безнаказанности. Такое поведение несколько сродни непротиводействию в преступлениях против личности.

Весьма часто потерпевшие, получив назад свои деньги или вещи, никуда не сообщают о мошенничестве, хотя лично их материальным интересам привлечение мошенника к уголовной ответственности ничем не грозит. Откровенное равнодушие, безразличие к интересам других лиц и общества в целом часто определяют негативные криминологические характеристики этих потерпевших.

Очень часто потерпевший не сообщает в органы милиции о мошенничестве в случаях, когда причиненный материальный ущерб незначителен. Потерпевший сводит понимание общественной опасности мошенничества к денежной оценке ущерба, да к тому же присваивает себе право решать за государство, насколько в действительности опасны действия преступника. Такое поведение — это выражение общественной пассивности, правовой неграмотности, равнодушия к общественным интересам.

Встречаются ситуации, когда потерпевший избирает совершенно правильное направление защиты своих интересов, обращается в органы милиции, но делает это с таким опозданием, что преступник успевает совершить еще несколько преступлений. При этом надо иметь в виду, что промедление не связано с непониманием ситуации. Это следствие безынициативности, несообразительности, отсутствия чувства ответственности.

Легковерность, некритичность являются типичными личностными качествами большинства потерпевших от мошенничества; корысть, жадность, эгоистичность — для значительной части.

psy.wikireading.ru

Потерпевшие от мошенничества

А теперь взгляд с другой стороны. Так называемые потерпевшие, будучи в полной уверенности, что их родственник совершил тяжкое уголовное преступление, не раздумывая переводят деньги мнимому полицейскому/следователю с целью отмазать этого родственника от ответственности.

И ведь ничтоже сумняся, эти героические терпилы на следующий день возмущаются тому, как отмазывается от ответственности Мара Багдасарян, недовольны фактами чрезвычайно мягкого наказания совершившей смертельное ДТП Шавенковой, или тому, как папа прокурор спас от ответственности сына барыгу.

Как по мне, так молчали бы в тряпочку, коли у самих морда в пуху.

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

39 комментариев

Вы знаете, людей, которые узнают что их повзрослевший оболдуй наделал дел, и его могут посадить, и которые скажут «Сажайте, он это заслужил» наверное процентов 5-10. Остальные будут всеми способами пытаться спасти. Ведь хорошо все делать по закону,когда тебя это не касается

Пока в самой лучшей стране можно нарваться на ментовской беспредел прям на ровном месте — всегда родные будут искать пути высвободить дитятку/внучка из лап полицаев любыми способами. В том числе и взятками. Если кто то уверен что в нашей полиции кристально честные люди — флаг им в руки, захарченко получил свой срок или нет еще?

Того, что они публикуют в «социальных сетях» — вам мало?

Как по мне — этого немножко более чем достаточно для отправки в колонию для «незначительно преступивших» закон.

При одном условии — их родственники не должны знать, куда конкретно эти уёбки отправлены. Чтобы эти «золотые» детки — попытались там — показать, какие они значительные и важные — своими собственными силами. Без background’а в виде многоденежных родичей.

А это — будет смешно, можете поверить.

pikabu.ru

Это интересно:

  • Аварии на морских и речных судах в россии Аварии на морских и речных судах в россии Безопасность человека на воде всегда была актуальной проблемой, но, несмотря на стремление специалистов повысить безопасность судоходства, число морских и речных катастроф не уменьшается. […]
  • Федеральный закон 398 от 2010 Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 398-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления контроля в сфере оборота гражданского оружия" (с изменениями и дополнениями) Федеральный […]
  • Приказ мз 765 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 7 декабря 2005 г. N 765 "Об организации деятельности врача-терапевта участкового" Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФот 7 декабря 2005 г. N […]
  • Приказ медосмотра детей Приказ Министерства здравоохранения РФ от 21 декабря 2012 г. N 1346н "О Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров, в том числе при поступлении в образовательные учреждения и в период обучения в них" (утратил […]
  • Ук рф 2018 статья 264 Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств См. комментарии к статье 264 УК РФ О судебной практике по делам о […]
  • Приказ 362 от 09062011 Приказ Федеральной налоговой службы от 9 июня 2011 г. N ММВ-7-6/[email protected] "Об утверждении форм и форматов сообщений, предусмотренных пунктами 2 и 3 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации, а также порядка заполнения форм […]