Замена адвоката

К сожалению, далеко не всегда работа адвоката может устраивать его доверителя. Вопрос совсем не в том, что квалификация специалиста вызывает сомнение. Причиной возникновения желания поменять защитника может служить и психологическая несовместимость, разные взгляды на развитие того или иного процесса. Стоит ли упоминать, что при отсутствии понимания между адвокатом и доверителем ожидать положительный результат очень сложно. В подобных случаях, стратегия и тактика защиты нарушенных прав или интересов будет страдать, даже если оба участника являются грамотными и выдержанными людьми. Причин, по которым человек может принять решение о замене адвоката, защитника может быть огромное количество. И далеко не всегда эти причины связаны с теми или иными негативными моментами. Встает законный вопрос, а можно ли заменить адвоката? Обратиться к другому специалисту?

Сколько может быть адвоката у одного обвиняемого, подозреваемого

В первую очередь необходимо отметить, что никаких ограничений в выборе защитника, адвоката закон не предусматривает. Очень многие считают, что можно иметь только одного адвоката. Между тем, согласно положениям законодательства количество специалистов, осуществляющих Вашу защиту ограничено только Вашими материальными возможностями и желанием. Никаких процессуальных ограничений не существует. Поэтому, Вы вправе нанять хоть сотню адвокатов и никто не имеет права Вас в этом ограничивать.

Приглашение защитника, замена адвоката в уголовном процессе

Статья 50 Уголовно-процессуального закона предусматривает порядок приглашения защитника в уголовном процессе. Согласно этой норме, защитник может быть приглашен как подозреваемым, обвиняемым или его законным представителем. Более того, этот перечень является открытым. То есть, он предусматривает возможность и другим лицам пригласить защитника. Но в этом случае необходимо согласие этого лица, или прямое поручение обвиняемого или подозреваемого. Закон предусматривает также возможность приглашения нескольких защитников. И это логично. Любое ограничение этого права можно рассматривать как нарушение права на защиту. В случае, если обвиняемый или подозреваемый не имеет возможности пригласить защитника — адвоката по соглашению, по его просьбе дознаватель, следователь или суд обязан обеспечить его защитником. При этом, закон предусматривает случаи замены защитника в случае неявки специалиста в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о его приглашении. В этом случае на следователя, дознавателя возлагается обязанность предложить подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника. А если он отказывается это делать по тем или иным причинам обеспечить его защиту назначенным специалистом по назначению. Но как быть, если в деле участвовал защитник, но подозреваемый или обвиняемый принял решение о его замене? Законодательство не содержит прямого ответа на этот вопрос. Однако и не содержит никаких ограничений. На практике, этот вопрос решается предельно просто. Обвиняемый или подозреваемый в случае принятия решения о замене защитника пишет заявление в простой письменной форме. В котором указывает, что в услугах защитника Ф.И.О. он больше не нуждается. Просит допустить к его защите другого адвоката. При этом, количество замен адвоката закон также не предусматривает.

Отказ от защитника

Статья 52 Уголовно-процессуального закона предусматривает возможность отказа от защитника. При этом, закон устанавливает четкую норму, согласно которой обвиняемому, подозреваемому предоставлено право сделать это в любой момент производства по уголовному делу. Необходимо иметь ввиду, что подобный отказ может быть осуществлен только по инициативе самого обвиняемого или подозреваемого. Никакие другие причины не могут служить основанием для отказа от защитника. Согласно норме закона отказ должен быть оформлен в письменном виде. Единственным исключением является случай, когда подобный отказ заявляется во время проведения следственного действия. В этом случае, отказ оформляется в виде отметки в протоколе проводимого следственного действия. Отказ от того или иного конкретного защитника не ограничивает ни в коей мере подозреваемого или обвиняемого в допуске его в дальнейшем. Поэтому, даже отказавшись от юридической помощи одного адвоката можно прибегнуть к ней в дальнейшем.

www.shemetov.ru

Порядок приглашения, назначения и замены адвоката, установленный в УПК РФ, не обеспечивает получение квалифицированной юридической помощи подозреваемому и обвиняемому. Статьи по предмету Уголовный процесс

ПОРЯДОК ПРИГЛАШЕНИЯ, НАЗНАЧЕНИЯ И ЗАМЕНЫ АДВОКАТА, УСТАНОВЛЕННЫЙ В УПК РФ, НЕ ОБЕСПЕЧИВАЕТ ПОЛУЧЕНИЕ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ПОДОЗРЕВАЕМОМУ И ОБВИНЯЕМОМУ

Конституция РФ (ст. 48) устанавливает, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Эти конституционные требования основаны на положениях подпункта «c» п. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., где сказано, что каждый обвиняемый имеет право защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника.
Гарантированное Конституцией РФ право на получение квалифицированной юридической помощи обеспечивается нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ, которым определен порядок получения помощи адвоката, а также процедуры, связанные с приглашением, назначением и заменой адвоката. Однако анализ практики применения законодательства, регулирующего участие адвоката в уголовном судопроизводстве, свидетельствует, что не всегда подозреваемый или обвиняемый имеют возможность воспользоваться своим правом на получение квалифицированной юридической помощи. Нередки случаи, когда при наличии соглашения на участие в уголовном деле определенного защитника следователи приглашают другого защитника вопреки воле обвиняемого.
Так, судья Басманного районного суда г. Москвы вынес постановление о продлении срока содержания под стражей Щ., не считаясь с тем, что его права на участие в деле выбранного им самим защитника были нарушены .
———————————
Архив Басманного районного суда г. Москвы за 2009 г. Уголовное дело N 1-259.

Из представленных суду материалов уголовного дела следовало: на предварительном следствии защиту Щ. осуществлял адвокат по назначению Ц., от услуг которого Щ. отказался, написав заявление, а затем его защиту стал осуществлять адвокат К. по соглашению.
На основании части 7 ст. 49 УПК РФ адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Эти требования конкретизируются в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в пункте 4 ч. 1 ст. 7 которого говорится об обязанности адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. Часть 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает: «Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты и должен выполнять обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции». Таким образом, федеральное законодательство не допускает произвольной и необоснованной замены адвоката.
В материалах рассматриваемого уголовного дела отсутствовали:
— сведения о том, что адвокат К. был уведомлен о необходимости его участия в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей его подзащитному Щ.;
— данные, которые свидетельствовали бы об уважительных причинах неявки в суд первой инстанции адвоката К.;
— письменная просьба Щ. к суду обеспечить участие иного защитника;
— письменное заявление Щ. об отказе от услуг адвоката К.
В соответствии со статьей 248 УПК РФ замена защитника производится в соответствии с требованиями статьи 50 УПК РФ. Поэтому я обратился в суд с письменным ходатайством о производстве процессуальных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, которые обеспечат правомерность замены адвоката и мое участие в судебном заседании. Свое ходатайство я мотивировал тем, что без разрешения вопроса о правомерности моего участия в деле рассмотрение ходатайства о продлении срока содержания под стражей с моим участием является незаконным, поскольку служит основанием для отмены судебного решения на основании пункта 2 ч. 1 ст. 379 и пункта 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ.
Я обращал внимание суда на то, что именно так поступил президиум Московского городского суда, отменив в подобной ситуации приговор Тверского районного суда г. Москвы своим постановлением от 20 апреля 2006 г. .
———————————
Архив Тверского районного суда г. Москвы за 2006 г. Уголовное дело N 44у-264/06.

Мое участие в деле требовало выяснения причин неявки адвоката К. и обсуждения вопроса о его замене. Только этим было бы обеспечено конституционное право обвиняемого Щ. на защиту.
Помощник Басманного межрайонного прокурора г. Москвы высказал возражения по моему ходатайству, но никак их не мотивировал. Обвиняемый Щ. заявил, что с заменой своего адвоката не согласен и желает, чтобы его защиту в суде осуществлял не я, а его адвокат К., с которым у него имеется соглашение.
Судья был глух ко всем ходатайствам и доводам защиты. Он произвольно отклонил мое ходатайство и не принял мер, обеспечивающих участие адвоката К. по защите Щ. в суде первой инстанции, как того требуют статьи 49 — 52 УПК РФ, и продлил Щ. срок содержания под стражей. Незаконное и необоснованное решение суда я обжаловал в кассационной инстанции. При этом я просил судебную коллегию по уголовным делам не только отменить как незаконное, необоснованное и немотивированное постановление судьи о продлении срока содержания под стражей Щ., но и признать незаконным и необоснованным отказ судьи по моему ходатайству выполнить процессуальные действия, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом РФ, которые обеспечили бы правомерность замены адвоката и мое участие в судебном заседании.
13 мая 2009 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда вынесла кассационное определение, которым постановление судьи Басманного районного суда г. Москвы о продлении обвиняемому Щ. срока содержания под стражей было отменено, а материал направлен в тот же суд на новое судебное разбирательство в ином составе. Данное решение коллегия обосновывала тем, что согласно части 8 ст. 109, части 4 ст. 108 УПК РФ ходатайство о продлении срока содержания под стражей подлежит рассмотрению судьей в присутствии участвующего в уголовном деле защитника.
Из представленного же материала видно: защиту обвиняемого Щ. в ходе предварительного следствия по соглашению осуществляет адвокат К. Однако каких-либо данных, свидетельствующих, что он, адвокат К., был извещен о направлении следователем ходатайства по поводу продления срока содержания обвиняемого Щ. под стражей в суд и о рассмотрении этого ходатайства судьей в судебном заседании в назначенное время, в материале не имеется. В связи с этим судебная коллегия пришла к выводу, что ходатайство следователя о продлении Щ. срока содержания под стражей рассмотрено судьей с нарушением права обвиняемого на защиту.
Случаи формального обеспечения подозреваемому или обвиняемому участия адвоката (защитника) нередко оборачиваются бедой не только для тех, кто в такой защите нуждается, но и для тех, кто в соответствии с положениями статьи 16 УПК РФ обязан обеспечить подозреваемому и обвиняемому право на своевременную и квалифицированную защиту.
Так, судья Басманного районного суда г. Москвы вынес постановление о продлении срока содержания под стражей Х., не считаясь с тем, что по его делу проходила пять раз неправомерная замена адвокатов . Кроме того, во время судебного заседания Х. заявил, что он плохо понимает русский язык, читать и писать по-русски не умеет и ему нужен переводчик со знанием аварского языка. Я просил суд обеспечить участие в судебном заседании переводчика, но суд мое ходатайство отклонил.
———————————
Архив Басманного районного суда г. Москвы за 2009 г. Уголовное дело N 1-648.

Анализ представленных суду материалов уголовного дела свидетельствует, что на предварительном следствии не были выполнены требования, установленные статьями 16, 18, 46, 47, 49, 50, 51, 92, 167 (ч. 3), 169, 190, 248 УПК РФ. Нарушения были следующие.
Х. фактически был задержан 22 мая 2009 г. в 18 час. 10 мин., а протокол о задержании составлен только 23 мая 2009 г.
В протоколе вопреки требованиям статьи 92 УПК РФ и фактическим данным о том, что он задержан 22 мая 2009 г. в 18 час. 10 мин., указано, что он задержан 23 мая 2009 г. в 19 час. Протокол задержания составлялся без исполнения требований статей 16, 46, 49 — 51 УПК РФ. Не было обеспечено участие защитника ни с момента фактического задержания Х., ни при составлении протокола о его задержании.
23 мая 2009 г. был составлен протокол разъяснения прав подозреваемого, в котором записано «права разъяснены и понятны». Кто учинил эту запись за Х., неизвестно, так как в протоколе допроса в качестве подозреваемого Х. указано, что «русским языком владею, однако писать и читать не умею».
В связи с этим все протоколы следственных действий с участием Х. должны были оформляться по правилам части 3 ст. 167 и статьи 190 УПК РФ. Но все протоколы, как и иные документы, которые предъявлялись Х., не содержат сведений о том, что ознакомление Х. с ними проводилось в присутствии защитника, представителя или понятых. Нет сведений и о том, кем они были прочитаны.
Поскольку в протоколе допроса подозреваемого указано, что Х. имеет среднее образование, его просьба к суду пригласить переводчика со знанием аварского языка была обоснованной. Я обращал внимание суда также на следующий факт: защиту Х. с 23 мая 2009 г. осуществлял адвокат по назначению Ц., от услуг которого Х. не отказывался. Однако 25 мая 2009 г. при рассмотрении ходатайства в суде об избрании в качестве меры пресечения содержания под стражей уже участвует по назначению адвокат Т. Но в этот же день, 25 мая 2009 г., при предъявлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого, участие в деле принимает вновь адвокат Ц.
19 июня 2009 г. при продлении Х. срока содержания под стражей участвовал адвокат К.
20 июля 2009 г. в суде принимала участие адвокат И.
31 июля 2009 г. при перепредъявлении обвинения участвовал адвокат П.
20 августа 2009 г. при продлении очередного срока содержания под стражей, принимал участие адвокат Ш.
Таким образом, при решении вопросов об избрании Х. в качестве меры пресечения содержания под стражей, а затем о последующих продлениях срока содержания его под стражей участвовали разные адвокаты, без выяснения причин неявки адвокатов, участвовавших в предыдущих судебных заседаниях, без обсуждения вопроса о замене адвокатов.
Материалами дела доказано, что неоднократная замена защитников в ходе судебного разбирательства судом была произведена с нарушением требований части 7 ст. 49, части 3 ст. 50, части 2 ст. 248 УПК РФ, без обсуждения судом вопроса о замене защитников. Х. не разъяснялось его право пригласить защитника по своему выбору или ходатайствовать о назначении защитника, его мнение о замене защитника не выяснялось, сведения об отказе Х. от защитников, ранее осуществлявших его защиту, в материалах дела отсутствуют.
Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при избрании Х. меры пресечения и продлении ему срока содержания под стражей, в соответствии с пунктом 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ являются основаниями отмены состоявшихся судебных решений. Поэтому, руководствуясь статьей 10 УПК РФ, я просил суд немедленно освободить Х. из-под стражи как незаконно задержанного и лишенного свободы. Но и это ходатайство было оставлено судом без удовлетворения.
Я обращал внимание суда также на то, что Ц. не вправе был осуществлять защиту Х. по назначению. Адвокатура Российской Федерации организована по региональному принципу. В соответствии с Законом об адвокатуре порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, определяет совет адвокатской палаты того субъекта Федерации, на территорию которого распространяется юрисдикция соответствующих правоохранительных органов и судов.
Этот порядок установлен решением Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 25 марта 2004 г. N 8 и доведен до сведения Верховного Суда РФ, Московского городского суда, председателей районных судов г. Москвы, Генерального прокурора РФ, прокурора г. Москвы, прокуроров районов и руководителей следственных органов г. Москвы.
Решением Адвокатской палаты г. Москвы от 19 апреля 2007 г. N 33 установлено, что адвокатские образования и адвокаты, внесенные в соответствующие реестры г. Москвы, не вправе исполнять требования органов дознания, следствия, прокуроров или судов об участии в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению, если перечисленные государственные органы не распространяют свою юрисдикцию на территорию г. Москвы.
Несоблюдение данного решения адвокатами и руководителями адвокатских образований влечет дисциплинарную ответственность .
———————————
Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2007. N 4, 5 (42, 43). С. 11, 12.

Ордер адвоката Ц. свидетельствует о том, что согласно Закону об адвокатуре он не имел права участвовать в следственных действиях в порядке статьи 51 УПК РФ на территории г. Москвы, поскольку внесен в реестр не г. Москвы, а Московской области. В связи с этим не может не вызывать сомнения и сам факт приглашения по назначению не адвоката, внесенного в реестр г. Москвы, а адвоката, числящегося в реестре адвокатов Московской области. Это также дает основания полагать, что назначение адвоката Ц. не было случайным. В деле же нет сведений, кто, когда и почему поручил адвокату Ц. защиту Х.
Таким образом, все доказательства, полученные с участием адвоката Ц., нельзя считать допустимыми, а предъявленное Х. обвинение с его участием — правомерным.
Судебная коллегия по уголовным делам г. Москвы 16 апреля 2007 г. отменила приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2006 г. из-за того, что к участию в деле в качестве защитника И. был привлечен адвокат, не имеющий права участвовать в следственных действиях в порядке статьи 51 УПК РФ .
———————————
Архив Никулинского районного суда г. Москвы за 2007 г. Уголовное дело N 22-2971.

Я также ставил в известность суд о том, что 13 мая 2009 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда вынесла кассационное определение по моей жалобе, которым отменила постановление судьи Басманного районного суда г. Москвы о продлении срока содержания под стражей Щ., обосновывая свое решение тем, что ходатайство следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей рассмотрено с нарушением права обвиняемого на защиту.
Но и эти доводы защиты были судом проигнорированы. Это дает еще одно основание говорить об особом «басманном правосудии», которое никаких надежд не оставляет на то, что «судебная система сама способна разобраться, что в интересах государства, а что отражает шкурный интерес коррумпированного бюрократа или предпринимателя», как полагает Д.А. Медведев .
———————————
Медведев Д.А. Россия, вперед! // www.kremlin.ru 10.09.2009. 7; Архив Басманного районного суда г. Москвы за 2009 г. Уголовное дело N 1-614.

Как свидетельствует практика, не всегда вновь вступающему в уголовное дело адвокату предоставляется достаточное время для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве.
Например, при рассмотрении в Басманном районном суде г. Москвы ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей С. адвокат, вступивший в дело, не смог ознакомиться с материалами дела.
15 сентября 2009 г. в 15 час. 10 мин. секретарем адвокатской конторы N 20 мне как дежурному адвокату было поручено осуществить защиту С. в порядке статьи 51 УПК РФ.
Прибыв в суд в 15 час. 20 мин., я получил у секретаря судебного заседания дело N 1-614, материалами которого обосновывалось продление С. срока содержания под стражей. Первые документы, с которыми мне удалось ознакомиться, свидетельствовали о нарушении конституционного права С. пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента его фактического задержания.
В рапорте об обнаружении признаков преступления инспектор ОВД указал: по подозрению в совершении грабежа С. был задержан 16 июня 2009 г. в 22 час. Однако, игнорируя требования статьи 92 УПК РФ, протокол о его задержании был составлен только 17 июня в 5 час. 20 мин. При этом в протоколе отсутствуют данные о дате, времени и месте задержания. Протоколом задержания удостоверяется факт лишения С. прав, установленных в статьях 46 и 49 УПК РФ, дающих возможность на получение квалифицированной юридической помощи с участием адвоката с момента его фактического задержания.
Вместо личного обыска по правилам, установленным УПК РФ, в отношении С. был проведен досмотр. В заявлении потерпевшего говорится о похищении на сумму 600 руб., но в постановлении о возбуждении уголовного дела сумма похищенного указана в размере 1150 руб.
Все это требовало тщательной проверки документов, которыми удостоверялось избрание С. меры пресечения, а также продление ему сроков содержания под стражей.
Лишение С. прав пользоваться помощью защитника создавало условия для любых фальсификаций по его обвинению. Однако с документами, обосновывающими избрание С. меры пресечения и продление сроков содержания его под стражей, мне ознакомиться не удалось. Когда я исследовал письменные доказательства, которыми обосновывалось продление срока содержания С. под стражей, судья пригласил на заседание участников процесса по данному делу. Я сказал судье, что не ознакомился со всеми материалами дела. В ответ услышал: «А что там читать?». Руководствуясь частью 3 ст. 248 УПК РФ, я еще раз попросил судью дать мне возможность ознакомиться с материалами дела, пояснив, что без этого не могу оказывать подзащитному квалифицированную юридическую помощь. Судья ответил: «Даю Вам десять минут». Однако, когда в судебное заседание явился прокурор, судья сразу же приступил к рассмотрению ходатайства о продлении срока содержания под стражей. Обвиняемый С. также попросил судью дать мне возможность ознакомиться с материалами дела, но тот ответил: «Это не двухтомное дело, чтобы давать для его ознакомления адвокату 30 минут».
Такими действиями судьи нарушались конституционные права С. на оказание ему квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), права иметь свидание с защитником, заявлять ходатайства и получать на них ответы (ст. ст. 47, 119 — 122 УПК РФ).
Такими действиями судьи я был полностью лишен своих полномочий, предусмотренных статьей 53 УПК РФ. За десять минут, фактически отведенных мне судьей (эти обстоятельства может подтвердить видеозапись, которая ведется в суде, а также проведенная мною в соответствии с положениями части 5 ст. 241 УПК РФ аудиозапись судебного заседания), я не мог ознакомиться с постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием моего подзащитного. Тем более я не мог обсудить позицию по делу с моим подзащитным и подготовить необходимые ходатайства. При таких обстоятельствах мне ничего не оставалось, как заявить отвод судье.
Пока судья готовил решение по заявленному отводу, я от своего подзащитного узнал: на предварительном следствии его защиту осуществлял адвокат Ц., от услуг которого он не отказывался. Однако 13 августа 2009 г. при продлении ему срока следствия участвовала адвокат К.
Почему ни адвокат Ц., ни адвокат К. не присутствуют в суде, он не знает. Ему никто не объяснил, почему его защиту буду осуществлять сегодня я. Никто из должностных лиц не дал ему возможность реализовать право в течение отпущенного законом срока (от одних до пяти суток) заключить соглашение с адвокатом. В нарушение закона, без объяснения причин неявки в суд адвокатов Ц. и К., привлекли нового адвоката по назначению. 15 сентября 2009 г. по заявленному отводу было вынесено определение, в котором отказ в удовлетворении ходатайства об отводе председательствующего обосновывался тем, что «доводы адвоката и обвиняемого являются надуманными, направленными на затягивание рассмотрения ходатайства».
Эти суждения суда не соответствуют действительности. Я не заявлял, что мне «не было предоставлено время для ознакомления с материалами дела», а просил суд дать мне возможность ознакомиться со всеми материалами дела и до судебного разбирательства побеседовать с моим подзащитным. Тем более не в моих интересах было «затягивать рассмотрение ходатайства следователя».
Поэтому определение судьи является не только необоснованным, но и незаконным, поскольку в нем не опровергаются мои доводы о том, что, лишая меня возможности ознакомиться с материалами дела, судья лично и прямо был заинтересован в исходе данного дела. Анализ представленных суду материалов уголовного дела, с которыми мне удалось полностью ознакомиться только после судебного заседания, свидетельствует: на предварительном следствии защиту С. осуществлял адвокат по назначению Ц., от услуг которого С. не отказывался. Однако 13 августа 2009 г. при рассмотрении ходатайства в суде о продлении срока содержания С. под стражей принимал участие адвокат К. Это подтверждено записью в постановлении судьи Басманного районного суда г. Москвы.
Сведений о том, что адвокат Ц. был уведомлен о необходимости его участия в судебном заседании 15 сентября 2009 г., при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей его подзащитному С. материалы дела не содержали. Не было данных, которые свидетельствовали бы об уважительных причинах неявки в суд первой инстанции адвоката К. (болен, занят в другом процессе и т.п.). Не было и уведомления С. о том, что его защиту адвокаты Ц. и К. осуществлять не могут. Письменной просьбы С. к суду обеспечить участие иного защитника, как и письменного заявления С. об отказе от услуг адвокатов Ц. и К., в материалах уголовного дела не имелось.
Мое участие в деле требовало выяснения причин неявки адвокатов Ц. и К. и обсуждения вопроса об их замене. Только этим обеспечивалось бы конституционное право обвиняемого С. на защиту. Но судья, очевидно, посчитал эту работу для себя обременительной.
Помощник Басманного межрайонного прокурора г. Москвы, который в соответствии с положениями части 3 ст. 37 УПК РФ, поддерживая государственное обвинение, обязан обеспечивать его законность и обоснованность, высказал возражение по моему ходатайству со следующей мотивацией: «Адвокат Ц. не является адвокатом, с которым заключено соглашение. Поэтому он не обязан являться на все процессуальные действия с участием обвиняемого». При этом прокурор просил приобщить к материалам дела заявление адвоката Ц., которым подтверждается, что он извещен о проведении судебного заседания, но не возражает по поводу участия по делу другого адвоката.
Я обратил внимание суда на отсутствие в заявлении, представленном прокурором суду, даты составления этого заявления и даты, на которую назначен суд. В заявлении была запись: рассмотрению подлежит ходатайство «об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу С.», из чего следует: писавший заявление не знает, что в суде будет решаться вопрос о продлении срока содержания под стражей.
Но все эти обстоятельства судом были проигнорированы. Судья, очевидно, согласившись с доводами помощника прокурора, отклонил мое ходатайство.
Федеральное законодательство не требует никакого согласия либо несогласия на участие другого адвоката от того, кто осуществляет либо ранее осуществлял защиту подозреваемого или обвиняемого. Однако, как свидетельствует практика, следователь, судьи и прокуроры полагают: для замены адвоката достаточно заявления адвоката, принимавшего участие по делу в порядке статьи 51 УПК РФ, что он «предупрежден о проведении процессуальных действий и не возражает против их проведения с участием другого адвоката».
Если адвокат, участвующий в деле в порядке статьи 51 УПК РФ, уведомлен о проведении в отношении его подзащитного в означенное время каких-либо процессуальных действий, он обязан выполнять обязанности защитника, если не болен, не в отпуске и если в это же время он не должен выполнять обязанности защитника по соглашению в другом деле. Только такие обстоятельства являются уважительными причинами неявки адвоката осуществлять защиту в порядке указанной статьи, и только наличие этих обстоятельств позволяет допустить к участию в уголовном деле другого адвоката.
Причиной нарушения прав на защиту является не только сложившаяся неправомерная правоприменительная практика, но и недостатки механизмов приглашения, назначения и замены адвоката, установленных Уголовно-процессуальным кодексом.
Так, частью 2 ст. 49 УПК РФ устанавливается: «в качестве защитников допускаются адвокаты», частью 4 ст. 49 подчеркивается: «адвокат допускается к участию в уголовном деле. «, частью 1 ст. 53 предписывается, что «с момента допуска к участию в уголовном деле. «; в части 3 ст. 16 указывается, что «обязательное участие защитника. обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу». В совокупности подобные формулировки создают у дознавателя, следователя, прокурора и суда убеждение, что только они вправе решать, кого, когда и как допускать в качестве защитника по делу.
Сложившуюся практику попытался изменить еще 25 октября 2001 г. Конституционный Суд РФ. В Постановлении N 14-П он указал: положения частей 1 и 4 ст. 47 и части 2 ст. 51 УПК РСФСР, определяя момент, с которого адвокат, имеющий ордер юридической консультации, при отсутствии обстоятельств, указанных в статье 67.1 УПК РСФСР, вправе вступить в уголовное дело, не предполагают какого-либо особого — разрешительного — порядка такого вступления и, следовательно, не должны служить основанием для лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, принимать правоприменительные акты, разрешающие защитнику участвовать в деле .
———————————
СЗ РФ. 2001. N 48. Ст. 4551.

Но мой тридцатипятилетний опыт практикующего юриста убеждает, что следователи порой игнорируют не только правовую позицию Конституционного Суда РФ, но и письменные уведомления о принятии адвокатом по соглашению обязанности по защите законных прав и интересов доверителя. При этом следователи не допускают адвоката к участию в деле даже при наличии судебных решений о незаконности таких действий.
Изменить сложившуюся неправомерную правоприменительную практику, связанную с приглашением, назначением и заменой адвоката, представляется возможным путем внесения дополнений и изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ.
Для этого часть 2 ст. 16 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права на получение квалифицированной юридической помощи и обеспечивают им право защищать себя лично или через посредство выбранного ими самими защитника».
Часть 3 ст. 16 следует дополнить текстом следующего содержания: «Принятие мер, обеспечивающих участие адвоката по уголовному делу, оформляется письменными документами, которые прилагаются к материалам уголовного дела».
В статью 49 УПК РФ внести следующие изменения: в части 2 слова «В качестве защитников допускаются адвокаты», заменить словами: «Защиту осуществляют адвокаты». Эту же статью дополнить:
— в части 7 после слов «обвиняемого» текстом следующего содержания: «и должен выполнять обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции»;
— частью 8 следующего содержания: «Адвокаты, внесенные в соответствующие реестры субъектов Российской Федерации, не вправе участвовать в качестве защитников по назначению, если органы дознания, органы предварительного следствия и суды не распространяют свою юрисдикцию на территорию, где зарегистрирован адвокат»;
— частью 9 следующего содержания: «Лишение обвиняемого возможности пригласить защитника по своему выбору является основанием для отмены решений, принимаемых по делу, в любом случае».
Эти дополнения позволят исключить случаи, когда адвокаты, ранее работавшие прокурорами, следователями, дознавателями и судьями, принимают участие по делу в порядке статьи 51 УПК РФ, в тех населенных пунктах, где они работали ранее, а также упразднят сложившуюся практику «карманных» адвокатов, работающих на «постоянной основе» с дознавателями и следователями, но мало заботящихся об оказании юридической помощи тем, кто в ней нуждается, однако не могут заключить соглашение на оказание юридической помощи.
Статью 50 УПК РФ дополнить:
— частью 6 следующего содержания: «Защитник, участвующий в уголовном деле, обязан письменно уведомить дознавателя, следователя или суд о причинах невозможности его участия в производстве процессуальных действий»;
— частью 7 следующего содержания: «При наличии соглашения на участие в уголовном деле определенного адвоката участие адвокатов по назначению в качестве защитников этого же обвиняемого является нарушением права на защиту».
Практика свидетельствует, что не всегда адвокаты четко представляют предмет своей деятельности по уголовным делам. Поэтому представляется необходимым часть 1 ст. 53 УПК РФ изложить в следующей редакции: «С момента вступления в дело защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность. Защитник вправе. «
Такая формулировка позволит четко обозначить основные задачи и обязанности защитника при оказании юридической помощи подозреваемому и обвиняемому по уголовному делу.
Как следует из практики, нарушение гарантированных Конституцией РФ прав на получение квалифицированной юридической помощи является наиболее распространенным нарушением требований федерального законодательства. Это нередко приводит к осуждению невиновных. Такие деяния не могут не представлять общественной опасности, а поскольку в Конституции РФ (ст. 48) устанавливается, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, то эта гарантия должна обеспечиваться не только положениями Уголовно-процессуального кодекса РФ, но и уголовным законодательством. Поэтому за нарушение конституционных прав пользоваться помощью адвоката (защитника) должна быть установлена уголовная ответственность. Именно отсутствие такой ответственности сегодня позволяет должностным лицам, обязанным обеспечивать подозреваемым и обвиняемым участие адвоката, игнорировать требования Конституции РФ и федеральных законов, не принимая мер, обеспечивающих реальное исполнение порядка приглашения, назначения и замены адвоката в уголовном судопроизводстве.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

justicemaker.ru

Это интересно:

  • Общество защиты прав потребителей обнинск Общество защиты прав потребителей обнинск 1. Общественная организация «Общество защиты прав потребителей г. Обнинска» 249038, Калужская область, г. Обнинск, пр-д Самсоновский, д. 8, ТУ № 11 Елизаров Геннадий Иванович 2. Калужский […]
  • Авито работа с проживанием в оренбурге Работа Автомойщик Оренбург Чтобы устроиться на должность Автомойщик в г. Оренбург, часто требуется: Требуются мойщики. Обязанности: быстрая new_releasesи качественная мойка автомобилей. Мойка находится на первой линии у дороги. […]
  • Положение 1325 о гражданстве Указ Президента РФ от 3 сентября 2017 г. № 410 “О внесении изменений в Положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1325” 1. […]
  • Стаж работы по беременности и родам Входит ли декретный отпуск и отпуск по уходу за ребенком до 3-х лет в основной трудовой стаж? Имеет ли право мать 3-х детей уйти на пенсию в 50 лет? Какой трудовой стаж нужно иметь матери 3-х детей, чтобы уйти на пенсию? 1. […]
  • Образец иск арбитраж взыскание Исковое заявление о взыскании задолженности по договору поставки (Образец) Исковое заявление о взыскании задолженности по договору поставки (Образец) В Арбитражный суд г. Москвы /107996, г. Москва, ул. Новая Басманная, дом 10/ […]
  • Приказом минюста рф от 20052009 142 Приказ Министерства юстиции Российской Федерации (Минюст России) от 25 июня 2014 г. N 142 г. Москва "Об утверждении форм бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния" Зарегистрирован в Минюсте РФ 8 […]