Власть и право

«Полезу выручать москаля, даже если ненавижу его»

Французский легион: как русские и украинцы вместе служат после событий в Донбассе

Около 35% служащих во французском Иностранном легионе — это русскоязычные из Восточной Европы. Согласно данным последних лет, значительную часть из них составляют выходцы из России и Украины. В интервью «Газете.Ru» двое легионеров — русский и украинец — рассказали о том, как политические противоречия и война в Донбассе повлияли на их отношения друг с другом.

Французский Иностранный легион (Legion etrangere) — одно из самых боеспособных соединений современной армии Франции. В его состав входит в том числе элитное подразделений французской армии — 2-й парашютно-десантный полк, который выполняет задачи, аналогичные тем, что ставят перед российским спецназом ВДВ. Подчиняется легион напрямую президенту Франции, бойцы соединения участвовали во всех военных операциях, которые проводило французское государство в последнее время: в Косово, Мали и Ираке. В настоящее время, согласно открытым данным,

около трети всех легионеров составляют выходцы из Восточной Европы.

Как сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией, большая часть из них — это уроженцы России, Украины, Белоруссии и Молдавии.

В «кодексе легионера» прописано, что в этом соединении «нет цветов кожи, национальностей, вероисповедания», там все равны. Из этого вытекает, что все противоречия по национальному признаку будущие бойцы должны оставлять за дверью вербовочного пункта.

Однако из любого правила бывают исключения, что и показала гражданская война в Югославии 1991–1995 годов. Тогда в составе легиона служило немало сербов и хорватов, которые с началом боевых действий на Балканах отправились воевать каждый за свою сторону. Некоторые из них даже достигли серьезных успехов: например, Анте Готовина, уволившийся из легиона в звании старшего капрала (аналог старшего сержанта в ВС РФ), дослужился до генерал-лейтенанта армии Хорватии и в ходе войны командовал отдельными корпусами хорватских вооруженных сил. Серб Милорад Улемек после прибытия на родину из легиона командовал спецподразделениями «Супертигры» и «Красные береты».

«Газета.Ru» побеседовала с русским и украинским бойцами Иностранного легиона, чтобы выяснить, насколько сильно конфликт на юго-востоке Украины сказался на их взаимоотношениях. По просьбе военных их имена, фамилии и некоторые личные данные изменены.

— Как давно вы служите в Иностранном легионе?

Никита Зверобоев, 21 год, родился и вырос в подмосковной Балашихе: Год и восемь месяцев.

Сергей Шпачик, 33 года, родился и вырос в Бердянске Запорожской области: Служу два года.

Французский националист рассказал, почему воюет в Донбассе против украинской армии

— Были ли у вас проблемы в изучении французского языка?

Зверобоев: Поначалу да, но благодаря знаниям английского мне было учить его чуть легче, чем остальным. Сейчас я знаю все термины, необходимые мне для службы, хотя все равно хотел бы знать французский лучше.

Шпачик: Французский язык — это самая главная проблема для меня здесь. Начал изучать его с нуля, знал только счет до трех и интернациональное «бонжур». Сейчас более или менее объясняюсь, для службы хватает.

— Какова ваша воинская специальность?

Шпачик: Пулеметчик одного из пехотных полков. Хотя это несколько условно: навыками обращения с огнестрельным оружием должны, по инструкции, владеть все легионеры, все должны уметь управлять машиной и некоторыми видами бронетехники. Отдельно обучают связистов, саперов, военных санитаров, а также военных механиков.

— Есть ли в вашем подразделении люди с Украины / из России?

Зверобоев: Да, трое украинцев.

Шпачик: Русские есть. Хотя для

французов и представителей иных национальностей все мы — белорусы, украинцы, русские и даже молдаване — русские.

По-русски говоришь, родился в бывшем СССР, значит, русский. Подробнее никто не вникает.

— Изменились ли как-то ваши отношения с украинскими или русскими сослуживцами после начала боевых действий в Донбассе?

Зверобоев: Никак не изменились. Общаемся очень дружно как на территории части, так и за ее пределами.

Шпачик: Нет, не особо изменились, тем более русские из моего подразделения здесь оказались уже после начала этого бардака. Про политику никто не говорит, да и особо не интересуется, если честно. Я даже больше скажу: во Франции в принципе эта тема неинтересна.

Для тех, кто живет здесь, происходящее на Украине — это какие-то мелкие разборки банановых республик.

Вот, например, у нас есть два парня с Украины. Оба были на «майдане». Только один — в «Беркуте», а второй — так называемый активист «майдана». То есть воевали, по сути, один против другого. Да, вначале, когда они попали в учебку, у бойцов были разногласия по этому поводу, потому что каждый оставался при своем мнении. Но потом, как я уже говорил ранее про последний кусок хлеба, они стали чуть ли не лучшими друзьями.

— Обсуждали ли вы в принципе этот конфликт?

Зверобоев: Да, конечно. Общее мнение тех украинцев, которых я знаю, в двух словах такое: «Зря наши правители все это затеяли, простые люди по обе стороны конфликта ничего от этого не выигрывают».

Шпачик: Как я уже сказал, почти нет.

— Подшучиваете ли вы по-доброму друг над другом из-за вашего происхождения?

Зверобоев: Конечно, и никто на это не обижается. У меня есть дежурная шутка про то, что они себе еду наверняка готовят на костре, так как привыкли без газа жить (улыбается). Это помогает отвлечься от тягот службы, в армии без юмора никак.

Шпачик: Поржать над национальными особенностями — это дело святое. Всякие там «москали» и «бандеровцы» в шутках фигурируют постоянно.

— Участвовали ли вы в боевых операциях?

Зверобоев: Я был не на боевой, но в миссии за пределами Франции, шесть месяцев там провел, только вернулся.

Российские националисты воюют по разные стороны от линии огня в Донбассе

Шпачик: Боевых действий Франция сейчас не ведет. И не скоро будет, так как хватает и внутренних проблем. Но в форме нас держат и постоянно готовят к боевым действиям. Что вполне логично.

— Если возникнет ситуация, в ходе которой появится угроза жизни вашему сослуживцу с Украины / из России, а единственным, кто мог бы ему помочь, окажетесь вы, вы поможете?

Зверобоев: Конечно, здесь совершенно не важна национальность.

Шпачик: Даже если я его терпеть не могу, все равно полезу выручать, и не только в боевых условиях. Это базовый принцип легиона, на этом все держится.

— Допускаете ли, что встретитесь когда-нибудь уже вне легиона с вашими сослуживцами с Украины / из России как друзья?

Зверобоев: Не то что допускаю, а даже надеюсь на это. Мы успели стать хорошими приятелями за недолгое время совместной службы.

Шпачик: Допускать-то допускаю, но это маловероятно, потому что жизнь в легионе от гражданской жизни сильно отличается, и нам, скорее всего, просто не о чем будет разговаривать. Те, кто уходит со службы, обычно уходят и из твоей жизни.

m.gazeta.ru

Война за наличный расчет

Десятки русских парней прибывают во Францию, чтобы начать новую жизнь — поступить в Иностранный легион, заработать, получить французское гражданство. Опять же романтика военная манит. Однако практически никто не обладает полной и достоверной информацией о том, что их там ждет. Многих ждет разочарование.

Французский Иностранный легион — одна из самых закрытых военных организаций в мире. В большей степени она субсидируется французским государством, в меньшей — за счет спецопераций на контрактной основе. Принимают в легион только иностранных граждан (офицеры — исключение, многие из них ранее служили во французской регулярной армии), и он обеспечивает военное присутствие Франции в «горячих точках» планеты, в том числе проводит спецоперации (здесь можно упомянуть, в частности, Кот-Д`Ивуар, Чад, Сенегал, Габон).

Французская общественность совершенно спокойно и даже позитивно относится к тому, что интересы страны защищают не французские военные, а иностранцы-контрактники. Да, своих граждан Франция бережет, и регулярные части в спецоперациях используются (если до этого доходит дело) только во вторую очередь — первыми идут легионеры. И никто во Франции не требует вывода войск из Южной Америки и Африки, ведь вооруженные силы страны там представляет Иностранный легион.

По сей день считается, что легион прячет преступников. Это не так. Во-первых, всех желающих вступить проверяют по базе данных Интерпола и, если человек находится в розыске, его сдают полиции. Во-вторых, серьезный контроль чистоты рядов осуществляется в рамках вступительных тестов. В-третьих, по каждой языковой группе работает офицер службы безопасности легиона, который неофициально выезжает в страну, откуда прибыли кандидаты, и собирает досье на каждого. Так что персонажу с серьезным криминальным прошлым в легион попасть невозможно. При этом разовые приводы в полицию-милицию за мелкое хулиганство в расчет не принимаются.

Николай Чижов, отслужил в Иностранном легионе пять лет по контракту, ныне сотрудник охранного агентства Encore в Бордо: Русских в Иностранном легионе служит довольно много. Был период, когда наших парней принимали очень охотно, но теперь при наборе военные отдают предпочтение европейцам (немцам, финнам, ирландцам и т. д.), соблюдают национальное разнообразие. Русские же, поступающие на службу в легион, делятся на три основные категории: молодые романтики, бывшие военные и парни из «бригад», успевшие уехать до судимости и скрывающиеся от своих же. Русские в основном держатся вместе, помогают друг другу.

Достоверную информацию о поступлении можно получить на официальном сайте Иностранного легиона www.legionetrangere.fr или на сайте его бюро рекрутинга www.legion-etrangere.com. Однако далеко не все желающие вступить в легион имеют доступ в интернет и знают французский язык, поэтому они часто клюют на объявления такого рода: «Вербовочный пункт Французского Иностранного легиона в России приглашает желающих на собеседование». Телефон при этом указывается, как правило, мобильный. Максимум, что может сделать такое вербовочное агентство за ваши деньги,— предоставить примеры тестов, взятые из сети, и привезти к дверям вербовочного пункта, но оно не может гарантировать поступления, ибо это решает внутренняя служба безопасности легиона.

Кроме того, российские СМИ периодически публикуют откровения несостоявшихся «солдат удачи» — тех, кто не прошел тесты либо дезертировал в начале службы. Где там правда, а где вымысел, понять затруднительно, и кандидат, набравшийся таких знаний, может проколоться на вступительных испытаниях.

На самом деле вербовка в легион вне территории Франции запрещена. В самой Франции существует 20 вербовочных пунктов (адреса — на официальных сайтах), куда желающие могут прийти и попытаться записаться кандидатами.

Теперь ты — инкогнито

Допустим, наш парень нашел адреса вербовочных пунктов на территории Франции, купил в турагентстве путевку (можно, конечно, использовать и приглашение из любой шенгенской страны), получил визу и прибыл на место. Что дальше?

Вадим Осмаловский, был досрочно комиссован из легиона по причине травмы, сейчас налаживает частный бизнес: При входе на вербовочный пункт у меня забрали паспорт, затем обыскали, провели медицинский осмотр и спросили имя, фамилию, дату и место рождения, откуда приехал, есть ли судимости, поинтересовались родителями, мотивацией и т. д. После этого присвоили новые имя, дату, место рождения и распределили в комнату. Выходить можно было только по необходимости: поесть, пройти дополнительное медобследование, например. В комнате стояли телевизор и видеопроигрыватель с кассетами о легионе — вот и весь досуг. По-французски я не говорил, поэтому мне помогали русские легионеры, которые переводили. Через пару дней нас всех отправили в отборочный лагерь на юге Франции — в Обань.

Вопрос, который интересует многих: зачем волонтеру меняют имя? Раньше это делалось, чтобы спрятать человека, поскольку легиону было безразлично прошлое волонтера. В начале прошлого века в Иностранном легионе действительно скрывались от правосудия известные преступники, а после второй мировой — бывшие служащие вермахта. Теперь смена имени в большой степени связана с тем, что в некоторых странах наемничество считается противозаконным. (Что касается России, то, учитывая формулировки УПК, осудить человека за наемничество — задача трудновыполнимая.) Ну и конечно, это дань традиции.

Николай Чижов: Когда я поступал на службу, имя меняли не всем — мне, например, оставили настоящее. А сейчас всем, кто вступает в легион, присваивается новое имя. Возвращают солдату старое имя после процедуры «ратификации», которая проходит в первые три года службы. Но потом, при подаче документов на французское гражданство (это можно сделать через три года службы в легионе.— «Деньги»), человек может указать, что хочет сменить фамилию. Тогда ему дают список из нескольких фамилий, начинающихся на ту же букву, что и его прежняя. Нужно выбрать из списка, самому придумывать нельзя. Смена фамилии очень все усложняет, но некоторые на это все равно идут.

Каждые четыре недели со всех вербовочных пунктов набирают 50 человек и отправляют на юг Франции в город Обань, где расположен отборочный лагерь легиона. В Обани кандидаты проходят тесты, которые с каждым годом усложняются. Это связано с внедрением в арсенал нового оборудования, в том числе сложной электроники, поэтому проходной балл IQ повышается.

Вадим Осмаловский: При поступлении мы сдавали такие тесты: психотехнический (два часа решали задачи на логику, техническую сообразительность, головоломки), физический (на выносливость — за 12 минут нужно пробежать не менее 2,8 км), медицинский (полное медицинское обследование вплоть до состояния зубов). Кроме того, проходили трехэтапное собеседование с офицерами службы безопасности (поступающие называют это «гестапо»), где нужно подробно рассказывать свою биографию и объяснять мотивацию. В основном народ отсеивается именно там, причем понять методы службы безопасности невозможно, она руководствуется своими критериями.

Если все тесты успешно пройдены, легион заключает с новичком контракт на пять лет, после чего новобранца отправляют на четыре месяца в учебный лагерь в Пиренеи — недалеко от Тулузы. Если же тесты не сданы, то человеку просто возвращают вещи и документы, выдают деньги, заработанные за время прохождения тестов (основная работа — уборка территории или помещений, за которую платят €25 в день, в выходные — €45). С этими деньгами несостоявшиеся коммандос возвращаются домой. Самые настойчивые вновь начинают готовиться к поступлению в легион — попыток может быть три, если комиссия не вынесла вердикт «к службе в легионе непригоден».

Опасно и трудно

После заключения контракта у волонтеров начинается новая жизнь в прямом смысле слова. Парни с новыми именами проходят серьезнейшую подготовку в учебном лагере в течение четырех месяцев, изучают французский, оружие, тактику, историю легиона и многое другое. Нагрузки сумасшедшие, информация уже не дублируется — все дается только на французском языке, поэтому некоторые не выдерживают и дезертируют. Новобранцев, прошедших обучение полностью, распределяют в полки исходя из потребностей легиона и уровня подготовленности бойца.

Слово «дезертир», когда речь заходит о легионе, приходится слышать довольно часто. Весьма распространен (в тех же СМИ, например) миф, что дезертирство — единственный возможный путь для ухода из легиона. Якобы бойцов легиона удерживают силой, заставляют служить чуть ли не под пытками, избивают.

Вадим Осмаловский: Да, раньше действительно ловили, били, пытали и заставляли служить. Лет этак 50 назад. Сейчас стараются удержать долгими беседами и убеждениями, сроками на раздумье и «губой», которая сродни пансионату времен СССР. Уйти из легиона официальным путем действительно трудно, поэтому чаще просто дезертируют, перепрыгнув через забор, но ни о каком насилии речи не идет — времена уже не те, да и люди подкованы юридически, а легиону не нужны скандалы. Ломаются в основном именно в «учебке», реже — в первые годы службы. Удержать стараются перспективных парней. А дезертиры часто сгущают краски, чтобы оправдать себя в глазах друзей, сочиняют сказки о дедовщине, которой в легионе нет. Бывает, старшие по званию перегибают, но такие случаи жестко пресекаются командованием, ведь легион — это контрактная служба, а не обязаловка.

Ныне легион состоит из восьми полков и одной полубригады, где служит около 8 тыс. солдат и офицеров. Не так давно были расформированы два полка и один специальный отряд на острове Майотта (Коморские острова). Дислоцируются полки в основном на территории Франции, в городах Обань, Кастельнодари, Кальви (остров Корсика), Оранж, Авиньон, Ним и Сант-Кристоль. А также в Джибути (Африка) и в заморском департаменте Гвиане (Южная Америка), в городе Куру.

Легионеры, служащие в полках, дислоцированных во Франции, регулярно выезжают в командировки и на учения в Джибути, Гвиану, на Реюньон (остров к востоку от Мадагаскара).

Николай Чижов: Наш «стаж» в Гвиане длился две недели. Гвиана — это джунгли, где влажность, наверное, 120%. Мы на пирогах и грузовиках добирались сутки до базы, потом начались учения. Последним был курс выживания в условиях экваториального леса. Нам объясняли, что можно есть из живности и растений, кого бояться, на кого охотиться. Потом нас забросили на три дня в джунгли без провизии, с одной винтовкой на взвод, еще на группу полагалось одно мачете, нож, рыбацкий набор и соль. В первый день строили бивуак, во второй — расставляли ловушки на зверей, в третий — делали плот и сплавлялись по реке до цели. Кстати, плот построить очень сложно, так как почти все тропические деревья тонут, нужно знать нетонущие, а их мало. В ловушки ничего не попадалось, ведь «стажи» проводятся постоянно в той местности, так что зверье разбежалось, фрукты поедены. Мы ходили все время голодные, ели пальмовые сердцевины. Самые отчаянные ели скорпионов и кузнечиков. А спали только в гамаках, чтобы змеи и насекомые не покусали. И с антимоскитной сеткой, потому что комаров — миллионы. Еще желательно было не пораниться и не оцарапаться, так как царапины из-за влажности заживают мучительно долго. Некоторых приходилось госпитализировать.

Вадим Осмаловский: Один наш «стаж» проходил в Джибути, там другая специфика — африканская. Зимой температура плюс 30-40°C, а летом может доходить и до 60°C. Мы попали как раз на летний «стаж» — жарко было невыносимо. Ночью не могли спать из-за жары, обкладывались мокрыми полотенцами. Вообще, африканский «стаж» — трудный. Мы мало спали, некоторые не выдерживали и сходили с дистанции — в лазарет.

Служба в легионе трудна не только из-за учений, но и потому, что легион постоянно находится в боевой готовности — службу вполне можно отнести к категории «на выживание». Что имеют за это легионеры? Во-первых, через три года службы любой легионер вправе подать запрос о предоставлении французского гражданства, затем его анкету изучит иммиграционная служба, а результат зависит от послужного списка и характеристик. Во-вторых, зарплату, которая не является мизерной или баснословной, как часто сообщают российские СМИ,— истина, как водится, посередине.

Легионер-новичок со стажем 10 месяцев, служащий на территории Франции, получает около €1 тыс. в месяц, а в случае командировки, например, в Джибути — около €2500 в месяц. Легионеры-парашютисты получают около €1800 во Франции и чуть больше €3 тыс. в Африке. Если учесть, что стандартная командировка длится около четырех месяцев, то о сильном обогащении легионеров говорить не приходится. Что же касается командного состава, то, например, сержант-шеф получает около €1800, служа на территории Франции. А чтобы зарабатывать €5 тыс., нужно быть не только офицером высокого ранга, но и чрезвычайно многодетным отцом, потому что зарплата рассчитывается исходя из количества детей в том числе.

Вадим Осмаловский: В звании капрала 1REG —инженерно-саперного полка я зарабатывал €1247 в месяц, находясь по месту дислокации. Когда я на пять месяцев был командирован в Джибути, то получал €2900 в месяц. Но командировки обычно бывают раз в год, так что за год я заработал около €25 тыс. Тогда я был без семьи и детей, такая зарплата меня устраивала. Сейчас было бы сложнее: аренда квартиры, питание, одежда на всю семью. В общем, зарплату легионера нельзя назвать большой, но и нищенской не назовешь.

Вопреки легендам о баснословной пенсии легионеров после 15 лет службы в легионе платят €800 в месяц. И за последние годы эти 15 лет превратились в 17,5. Еще есть тарификация пенсии, которая зависит от того, где легионер служил и сколько, а у парашютистов засчитывается количество прыжков. Впрочем, тарификация кардинально суммы не меняет.

Так стоит ли ради негарантированного французского гражданства и весьма средней по европейским меркам зарплаты идти служить в легион и рисковать там жизнью? Ведь легионеры гибнут, несмотря на то что Франция в настоящее время не ведет военных действий. В ходе мирных миссий, к примеру.

Николай Чижов: Конечно, раньше было значительно опаснее, но сейчас шанс быть убитым все равно есть. Скажем, когда в Кот-Д`Ивуаре был мятеж, нас забросили в Абиджан и при этом запретили вставлять боевой магазин в автомат, так как мы исполняли мирную миссию — присутствовали в стране, где шла гражданская война. Любой, даже нечаянный выстрел мог нарушить равновесие. И вот один легионер видит, как с его броневика скручивают пулемет. У парня сдали нервы — он выстрелил в воздух. За это его выслали из страны, чтобы не возникло напряженности в отношениях с правительством. Предсказать поведение местного населения невозможно, они запросто могли потом из того же пулемета пальнуть по нам. Я видел в Кот-Д`Ивуаре наши бронетранспортеры, прошитые бронебойными снарядами. И жертвы были. Вот тебе и мирная миссия. Так что шанс погибнуть есть всегда. Случайная мина, шальная пуля, да просто камень, брошенный партизаном. Всего не предусмотришь.

Краткая история легиона

Французский Иностранный легион был основан в 1831 году королем Луи Филиппом Орлеанским. Король таким образом вывел из страны ветеранов наполеоновских войн, наемников своего предшественника — Карла Х, а также эмигрантов-участников восстаний в Польше и Италии, не знающих, чем себя занять. То есть приставил опытных вояк к полезному делу — захватывать новые земли для Франции.

Сразу же после подписания декрета легионеры в составе семи батальонов отбыли на завоевание Алжира. Операция прошла успешно, и Алжир добился независимости только в 1962 году, после восьми лет боевых действий против того же легиона.

За относительно небольшой период — с конца XIX по начало ХХ века — легионеры утвердили власть Франции в Индокитае, Дагомее (нынешний Бенин), Судане, на Мадагаскаре и в Марокко.

После второй мировой войны подавляющее большинство колоний в Азии, Африке, Океании и Латинской Америке добились независимости — и перед Францией встал вопрос, нужен ли ей Иностранный легион. Ответ на него известен. Легион и по сей день является боеспособной организацией, состоящей исключительно из профессиональных военных с великолепной подготовкой. Заслуги Иностранного легиона перед страной, в том числе относящиеся к новому времени, многочисленны и в высшей степени важны.

www.kommersant.ru

Пенсия иностранного легиона

Экономические, политические и прочие неурядицы в нашей стране приводят, как известно, к тому, что множество земляков ищут счастья на чужбине в качестве «заробитчан». Причем порой заработки эти носят весьма экзотический характер. Речь идет о службе во Французском иностранном легионе, где до трети личного состава — выходцы из стран СНГ.

Иностранный легион: живут под чужим именем, боятся Интерпола и в мирное время получают от 1500 евро.

Экономические, политические и прочие неурядицы в нашей стране приводят, как известно, к тому, что множество земляков ищут счастья на чужбине в качестве «заробитчан». Причем порой заработки эти носят весьма экзотический характер. Например, несколько сотен (как минимум, точную цифру никто не знает) граждан Украины решили поставить на карту жизнь и здоровье ради приличного дохода (возрастающего со временем) и ощутимых льгот вплоть до смены гражданства в будущем.

Речь идет о службе во Французском иностранном легионе, где до трети личного состава — выходцы из стран СНГ (в основном россияне, украинцы и белорусы). Много там и бывших югославов, а ныне граждан Сербии, Хорватии и т.д. А вообще в Легионе служат представители более чем 100 стран. «Сегодня» удалось пообщаться с одним из «наших» легионеров, приезжавшим в Украину в короткий отпуск. По ряду причин он пожелал остаться анонимным, потому для удобства будем называть его Игорем.

По словам нашего собеседника, путь будущего легионера начинается там, где есть вербовочные пункты Легиона. Говорят, одно время был нелегально такой и у нас, но сейчас нет. Потому большинство сограждан, желающих попасть в Легион, начинают в основном со Страсбурга, куда едут как обычные туристы (вообще во Франции 18 вербовочных пунктов). Там, у вербовочного пункта, можно просто показать на себя и на пункт (если не знаешь иностранных языков), и вас туда пустят.

Затем — собеседование, разные тесты, две медкомиссии. При этом у претендента изымают документы (например, паспорт гражданина Украины) и ему придумывают новую биографию и имя-фамилию. Она, как правило, более-менее созвучна с прежней (например, был Пупкин, стал Пуговкин и т.д.).

И сослуживцы, если парень таки станет легионером, знают его именно под новым именем-легендой. Криминальное прошлое, если оно касается только родины будущего легионера, — не препятствие. Главное, чтобы человек не был в розыске Интерпола. Не обязательна и служба в армии, однако наши соотечественники все же чаще приходят на вербовку, отслужив в войсках, нередко в каком-либо спецназе. У новобранцев отбирают личные вещи, кроме самых необходимых, и выдают спортивный костюм.

Затем претендентов отправляют в отборочный лагерь для новобранцев на территории Франции (в Обани, нечто вроде нашей учебки). Там они проводят три месяца, гоняют очень серьезно, например, надо бегать марш-броски по 30, 60 и даже 90 километров с полной выкладкой. Оттуда — приличный отсев, не все выдерживают. Зато те, кто остался и прошел «курс молодого бойца», в подтверждение тому получают белое кепи («Kepi blanc») легионера, как полноправные его бойцы. И подписывают первый, пятилетний контракт с Легионом. Но и после этого молодежь в бой не бросают. Впереди — годичная стажировка на базе легиона (4-й полк) на острове Корсика.После годичной стажировки на Корсике наступает время настоящей боевой работы. Это может быть любая «горячая точка», если Франция видит там свои интересы, либо миротворческая деятельность. Например, во время резни в Уганде, когда два племени уничтожали друг друга, именно Легион навел порядок и прекратил бойню. Сейчас Легион сотрудничает с НАТО, например, в Ираке и Афганистане.

В Афганистане на самом деле наемники воюют против наемников. Среди убитых талибов, например, как-то обнаружили несколько трупов мусульман с паспортами граждан Великобритании.

Рядовой солдат боевого подразделения в начале службы получает от 1500 до 1800 евро. Но когда идут боевые действия, оплата возрастает вдвое. Офицеры (как правило, французы) получают значительно больше, примерно в пять раз. Теоретически можно стать офицером любому легионеру, но тогда надо очень рано начинать службу, в 18—19 лет, чтобы успеть зарекомендовать себя, получить гражданство Франции (обязательно) и еще — закончить учебное заведение. Такими молодыми нередко поступают в Легион англичане и американцы, наши — обычно старше.

Оружие штатное выдают, обычно это автоматы FAMAS разных модификаций. Если хочет легионер, может купить себе другое, удобное для него (как и оборудование, например, оптику нестандартную). Автомат очень точный, но с небольшой пробивной силой, сравнительно с АКМ.

Бывают и случаи дезертирства. Вот недавно из REP-2 (2-й парашютно-десантный полк) ушел прибалт по кличке Питбуль. Причем ушел после миссии, то бишь Афгана. Увидел, что можно и с жизнью расстаться, вот и ушел. Поселился в Ирландии. Легионеры в боях, и правда, гибнут, но не сотнями, а единицами. За полгода из подразделения Игоря погибли трое, одного снял в ходе боя снайпер (тот высунулся на открытое пространство), двое погибли под артобстрелом.

После 6 месяцев на войне — неделя реабилитации на курортах Кипра. Легион оплачивает для бойцов пятизвездочную гостиницу, питание, экскурсии, разные массажи, психотерапевтов… Правда, пользуются услугами последних в основном западные легионеры, наши братья-славяне предпочитают просто расслабляться со спиртным. Иногда «под этим делом» рискованно шутят, пользуясь, например, тем, что являются боевыми пловцами. Был случай: рядом с отдыхающими легионерами-славянами занималась дайвингом группа простых отдыхающих. В гидрокостюмах, аквалангах, как положено. Так легионеры нырнули на 10-метровую глубину в одних плавках и посрывали на спор с дайверов маски…

Французский иностранный легион был создан 9 марта 1831 года королем Луи-Филиппом. Использовать его можно (по сей день) только за пределами континентальной Франции. Офицеров в Легион набрали в основном из армии Наполеона, а солдат — из жителей европейских стран, а также из числа французов, имевших нелады с законом. Тогда же зародилась традиция не спрашивать у новобранца его настоящего имени.
Сегодня Легион, как и во времена своего создания, подчиняется лишь одному человеку — президенту Франции. Когда-то насчитывал более 30 000 человек, ныне — 7700. Используется за ее пределами, но во имя французских интересов, как самостоятельно, так и в совместных операциях с силами НАТО и ООН. Цвета Легиона — зеленый (символизирует Францию) и красный (кровь).

Состоит из семи полков, куда входит и легендарный парашютно-десантный 2-й REP, в составе которого — спецназ Легиона GCP, комплектуемый только из добровольцев-офицеров и капралов, одной полубригады и одного специального отряда. Командование Легиона расположено в Обани (Франция). На службу принимаются только мужчины в возрасте от 17 до 40 лет. Первый контракт — пять лет, можно дослужиться до сержанта. Чтобы стать офицером, надо иметь французское гражданство (формально можно получить после 3 лет службы, но это сложно).

БЕЗ ЛЕГАЛИЗАЦИИ КРЕДИТ НЕ ПОЛУЧИШЬ

Есть еще одна процедура, которую называют «ратификацией». Это момент, когда легионеру возвращают его подлинное имя и документы, под которыми он служит дальше. Этот момент наступает для каждого по-разному, но в пределах пятилетнего контракта. Если в этих пределах ратификации не произойдет, значит, тебе не доверяют и нового контракта уже не подпишешь.

Момент ратификации крайне важен для легионера. После его наступления он может жениться, может брать кредиты, открывать свой счет в банке, покупать машины и недвижимость. Причем легионерам банки в кредитах практически никогда не отказывают. Парни с ходу покупают по две-три квартиры во Франции, тут же их сдают и служат дальше (при том, что жилье во Франции очень дорогое, например, однокомнатная квартира площадью 49 «квадратов» в более-менее приличном районе Парижа стоит порядка 250 тысяч евро). А квартиры «работают», покрывая долги по кредиту и принося прибыль.

С момента ратификации (ее еще называют легализацией) легионер начинает готовить документы для получения французского гражданства (если хочет, конечно). Для его получения надо прослужить не менее 3 лет. Если говорить честно, это и есть очень часто конечной целью служения в Легионе. Получил французский паспорт, закончился срок контракта — и можешь отправляться на местную «гражданку», если есть чем заняться. Если нет — можешь служить дальше.

НА ПЕНСИЮ МОЖНО УЙТИ ЧЕРЕЗ 15 ЛЕТ

Чтобы получить пенсию от Легиона, надо прослужить там как минимум 15 лет. Зато, получив эту пенсию, можешь жить в любой стране мира, можешь вернуться на родину или выбрать другое государство.

Чаще всего выбирают франкоговорящие страны (ибо все легионеры, прослужившие хотя бы год, прилично владеют французским языком). Это сама Франция, Канада (Квебек), Сейшельские острова. Четких размеров пенсии для всех нет, зависит от многих факторов, вплоть до наличия медалей, но в любом случае — не менее 1000 евро (часто больше). В Украине спокойно можно жить…

Ветеранов в Легионе очень ценят и уважают. В каждом подразделении есть свой день (вроде нашего праздника ВДВ), когда приходят ветераны, вплоть до 90-летних, накрывают столы с крутой выпивкой, устраивают прыжки с парашютом (причем прыгают и ветераны). Есть одинокие ветераны, инвалиды боевых действий, в том числе и наши бывшие земляки, которые просто селятся на Корсике неподалеку от основной базы REP-2. Легион о них заботится, помогает, а старики, чтобы не чувствовать себя ущербными, делают брелоки, вино «Легионерское», которые потом продают легионерам. Хорошее, кстати, говорят, вино…

pikabu.ru

Иностранный Легион глазами очевидца, часть 2

Предлагаем вашему вниманию продолжение (первую часть см. здесь) авторского материала Андрея Вереницкого, в котором он делится своими личными впечатлениями о своём кратковременном пребывании во Французском иностранном легионе.

О мотивации

Принято считать, и, по-моему мнению, так и есть на самом деле, что в Легион стремятся попасть три типа людей:

— первые, это те, кто пришел, чтобы заработать денег, получить по возможности французский паспорт, не планируя связывать надолго свою жизнь с LE, те, кто не питает особых иллюзий по поводу службы, кто пришел за своим 5-ти летним контрактом и не более того;

— ко второму типу можно отнести тех, кто любит армейский образ жизни, кого привлекают приключения, путешествия и различного рода авантюры (в хорошем смысле этого слова), кто хотел бы видеть себя во Французском Легионе «Солдатом удачи», быть «Миротворцем», помогая людям во всем мире, и для этого типа новобранцев денежный вопрос не стоит на первом месте;

— и третьи, у кого в своей родной стране имеются проблемы с законом и для них Французский Иностранный Легион становится поистине убежищем, поскольку первым делом, если вас впустили на вербовочный пункт, Вам поменяют имя и фамилию, которые Вы вправе оставить себе и после окончания контракта. Понятно, что и найти такого человека для привлечения к ответственности правоохранительным органам будет гораздо сложнее.

По моему наблюдению, зачастую бывает, что рекрута нельзя отнести к какой-то одной категории. Так, многие приходят в Легион, в том числе и автор статьи, с одной стороны чтобы получить работу и достойную зарплату, а с другой — удовлетворить жажду приключений и перемен, что в мотивации новобранца занимает далеко не последнее место.

Многие приходят в Легион за деньгами, но в последствии задерживаются там ради выслуги или, как принято говорить, карьеры, а также французского гражданства и для них Легион становится вторым домом. Некоторые бегут в LE от преследования закона, но в последствии осознают, что Легион им подходит по духу, что это их стихия.

Бывает и по-другому. Как это ни странно, многие новобранцы не могут внятно ответить, зачем они пришли в Легион и чего они ждут от службы. Как правило, из таких, слабо мотивированных, не имеющих четких целей молодых людей, складывается большой процент отказников – тех, кто отказался от службы в Легионе по собственному желанию и ушел с согласия руководства Легиона, еще находясь в городе Обань (Aubagne) — второе место (после вербовочного пункта) для отбора будущих новобранцев, либо совершил отказ, уже подписав предварительный 5-тилетний контракт, находясь в тренировочном лагере Кастельнодари (Castelnaudary).

Часто именно от таких молодых людей, покинувших службу по различным причинам в первые месяцы, но желающих оправдать свой уход, можно услышать душераздирающие рассказы о сложностях и даже ужасах службы в LE.

Здесь будет примечателен тот факт, что основную массу «дезертиров» составляют те, кто «сломался» в учебке, либо ушел до окончания первого года службы. Реже уходят на втором и третьем году службы — из-за семейных проблем на Родине, из-за проблем со здоровьем, либо попросту разочаровываясь в службе, когда ожидаемое от службы в LE, подкрепленное сильной мотивацией не соответствует, либо идет вразрез с действительностью.

Поэтому, подводя итог вышесказанному, хочу указать на некоторые факты из жизни легионера, о которых нужно знать и помнить, готовясь к поступлению во Французский Иностранный Легион.

Итак, о зарплате.

В среднем легионер во Франции получает от 1100 до 1700 евро в зависимости от звания, места дислокации, срока службы и т. д. Однако, как показывает практика, скопить что-то в первые годы службы очень сложно — много денег уходит на развлечения, предметы обихода, аренду жилья (разрешается жить вне казармы после трех лет отличной службы), некоторые вещи из обмундирования, сигареты, выпивку и прочее и прочее.

Единицам удается за время первого контракта скопить сумму более 20 тысяч евро. И то, это если во многом ограничивать себя. Привожу слова действующего легионера по этому поводу:

«…Кастель брать не будем (имеется ввиду то, что первые месяцы вся Ваша зарплата уходит на ваше же обеспечение – прим.авт.). С 5-го месяца службы твоя зарплата около 1100 евро.
Итак, ты :
— сидишь выходные в части (во время отпуска соответственно тоже никуда не ездишь);
— пива не пьешь (зачем, если есть вода в кране);
— из еды ничего не покупаешь (питаешься исключительно в столовой);
— не куришь (правильно, курить вредно);
— телефон, компьютер, утюг и прочие приборы тебя не интересуют;
— исходя из вышесказанного, интернетом ты тоже не пользуешься.
Но даже при всем этом около ста евро у тебя уйдут на мыло, зубную пасту и прочие предметы личной гигиены. Ты можешь все это, конечно, «стрелять» или воровать (тогда тебе вообще кранты)…»

«…Самая главная ошибка ребят, собирающихся идти в легион — не надо брать зарплату легионера, и умножать ее на количество месяцев, проведенных в легионе — из этого вы получаете мифическую сумму, которую якобы можно скопить за время службы… Первые пару лет в легионе характерны ДЛЯ ВСЕХ, я подчеркиваю — ДЛЯ ВСЕХ, что деньги тратятся очень мощно… Ты еще не знаешь Франции, да и Европы вообще, в первые отпуска ты еще не знаешь, в каких отелях лучше останавливаться, какими видами транспорта лучше ездить, и еще много важных вещей, короче — сплошное попадалово…

Кто-то конечно, скажет – «ну я же не такой, я самый умный, я так попадать не буду…» но это все пустозвонство. Был у меня друган здесь в парашютном. Был — в смысле он сейчас в другом полку, в Обани, попал под ежегодное распределение с Корсики по другим полкам и уехал в 1 RE. Помню, сидим с ним в Джибути в комнате, чаи пьем, и я ему рассказываю, как отвязывался после своего первого турнанта в Косово…(А этот выезд в 13 DBLE был первым турнантом у него, так что ему еще только предстояло пройти свой «первый» отпуск.) Единственный минус, говорю — приехал после отпуска, зашел в комнату, сумку кинул на пол, вывернул все карманы и высыпал мелочь на свою койку — все, что осталось после отпуска.

Он, естественно, состроил такой умняк, прямо на лбу написано – «ну я же не такой , я так свои, кровно заработанные, прожигать не буду — надо же что-то и на жизнь скопить, так сказать…». Приехали мы с Джибути, оттащили неделю караульной службы в Кальви и уехали все по отпускам. Встречаю его после этого отпуска, а он из него вернулся в точности как и я из своего первого — с монетами в карманах. В Испанию они ездили с пацаном с одним, который с ним одного призыва. Воспоминаний — куча, правда денег — ни копья. А ведь как зарекался…»

Таким образом, если практически ничего не тратить, остается около 10.000 евро в год или около 1000 евро в месяц. Пусть каждый решает сам, большие это деньги или нет. Но сложно представить себе солдата-контрактника, который не позволяет себе «выпустить пар», который все заработанные деньги исправно кладет на счет в банке или отправляет родным.

Конечно, находясь в боевых или других экстремальных условиях, легионер получает гораздо больше. Но, во-первых, за первые 5 лет контракта можно ни разу не попасть ни в длительную командировку, ни, тем более, в горячие точки (туда вообще попадают немногие). Во-вторых, экстремальные условия могут означать потерю здоровья и даже жизни, стоит ли говорить о деньгах в таком случае?

Второе — что касается путешествий и желания посмотреть мир.

Французский Иностранный Легион направляет свои боевые подразделения (имеется ввиду за пределы Франции) в следующие области:

— во-первых – это известные всем места с малопригодными для жизни условиями (климат плюс опасная для здоровья флора и фауна), если не сказать непригодными, где основными Вашими занятиями будут повседневные изнурительные тренировки, сдачи нормативов, учения, турнанты (длительные заграничные походы) — так сказать рутина легионерской жизни, а отнюдь не осмотр местных достопримечательностей. Некоторые после таких «путешествий» попадают прямиком на больничные койки;

— вторым местом, куда может попасть легионер, это естественно любые места где ведутся боевые действия. И в этом смысле Легион, быть может, не самый лучший способ, чтобы попутешествовать и посмотреть мир.

Третье — достоверно известно, что Легион не желает принимать граждан, совершивших тяжелые преступления у себя на родине (высока вероятность рецидива) и тем более находящихся в розыске по линии Интерпола. Я не сталкивался лично, но ходят слухи, что человек, находящийся в базе Интерпола, после вербовки и проверки паспорта прямиком попадает в местный комиссариат полиции. Давно прошли те времена, когда в Легион принимали убийц и грабителей. Поэтому, единственный способ скрыться в LE от правосудия – это скрыть при поступлении свое криминальное прошлое, что не так просто, учитывая систему перекрестного допроса при отборе в городе Обань.

В заключение хочу отметить следующее. Может показаться, что я сгущаю краски и выставляю службу в LE в выгодном для меня свете. Поверьте, это не так. Моя личная легионерская история стала для меня хорошей школой жизни, учитывая мой молодой возраст на момент вербовки.

Во-первых, я научился на собственном опыте принимать неизбежное (имеется ввиду запрет на прохождение службы). Кроме того, около двух лет физической подготовки (подробнее об этом в следующей статье) не прошли даром, физкультура и бег стали для меня отчасти образом жизни, что побудило меня сначала бросить курить, а затем отказаться и от алкоголя.

Во-вторых, на сегодняшний день я спокойно могу объясниться на разговорном французском языке (до истории с Легионом я знал лишь фразы типа «бунжур месье, же не манш па си жур» и прочие подобного рода фразы. Поэтому я не держу на Легион зла. И мне не за что мстить ему, если будет уместно это выражение применительно к Легиону.

Таким образом, информация, которую я предлагаю в этой статье, не есть последняя инстанция, это всего лишь мое личное видение событий. И если эту статью прочитают будущие рекруты – если, конечно, таковые будут – я хочу пожелать им ясности в их мотивах и ожиданиях от посещения LE, дабы не тратить зря ни свои, ни чужие время и деньги.

/Андрей Вереницкий, специально для «Армейского Вестника»/

army-news.ru

Это интересно:

  • Следственный комитет по юфо Следственный комитет по юфо Следственными органами Южного следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации проводится доследственная проверка по факту смертельного железнодорожного травмирования […]
  • Штраф за просрочку паспорта в 14 лет Назначат ли штраф для родителя, если просрочено получение паспорта в 14 лет? Добрый день! Грозит ли штраф родителю за 2-х дневную просрочку подачи документов на получения паспорта ребенком, по достижении им 14 лет, по ст. 19.15.2 […]
  • Кража состав преступления квалифицирующие признаки Кража состав преступления квалифицирующие признаки К квалифицированным видам кражи (ч.2 ст.158 УК РФ) действующее уголовное законодательство относит тайное хищение чужого имущества совершенное: а) группой лиц по предварительному […]
  • Налог на двигатель 200 лС Ремонт дорог за счет богатых. С 2018 года повысят ставки транспортного налога на яхты, мощные машины, гидроциклы и снегоходы В пятницу в администрации региона прошло заседание комиссия по бюджетным корректировкам. Депутат Заксобрания […]
  • Налоги бремя долга Раздел 3. Роль государства в экономике Тема 2. Государственное регулирование экономики Практическая работа 1 Целью данного практикума является закрепление вопросов формирования бюджетного дефицита (профицита), определение влияния […]
  • Разрешение на продажу от супруга образец Нотариальное согласие мужа или жены на продажу квартиры в 2018 году – образец и порядок оформления Согласно Семейному кодексу, обязательным условием для совершения сделки по передаче права собственности является согласие супруга на […]