О судьбе залогового обременения при отчуждении предмета залога. Статьи по предмету Гражданское право

О СУДЬБЕ ЗАЛОГОВОГО ОБРЕМЕНЕНИЯ ПРИ ОТЧУЖДЕНИИ ПРЕДМЕТА ЗАЛОГА

В.А. МИКРЮКОВ

Согласно пункту 1 ст. 353 Гражданского кодекса РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев его реализации в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом) либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на его место и несет все его обязанности, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.
Казалось бы, указанное правило предельно четко решает вопрос о судьбе прав залогодержателя при отчуждении залогодателем предмета залога. Наделение законодателем права залога свойством следования позволяет говорить, что залог обременяет заложенное имущество, прикрепляясь к нему, а не к первоначальному залогодателю (именно поэтому в пункте 2 ст. 209, пункте 4 ст. 342, статьях 604 и 1019 ГК РФ право залога легально именуется обременением).
Достаточно детальное описание диспозиции нормы, содержащейся в пункте 1 ст. 353 ГК РФ, прямо исключает сомнения в сохранении залогового обременения, которые могли бы возникнуть при установлении разных по природе и свойствам оснований перехода права на заложенное имущество к третьему лицу: обременение «работает» как при возмездном, так и при безвозмездном отчуждении вне зависимости от того, переходит право третьему лицу в силу сингулярного или универсального правопреемства. Однако отсутствие в этом описании специальной оговорки (на сохранение права залога не влияет соблюдение залогодателем требований пункта 2 ст. 346 ГК РФ о порядке распоряжения предметом залога) ставит вопрос о судьбе залогового обременения при отчуждении предмета залога без согласия залогодержателя.
Особое значение решение указанного вопроса приобретает в ситуациях, когда приобретатель заложенного, но остающегося во владении залогодателя движимого имущества, не будучи осведомленным о наличии прикрепленного к приобретаемому имуществу залогового обременения, является с гражданско-правовых позиций добросовестным приобретателем . В частности, бурное развитие банковского кредитования под залог приобретаемых на заемные денежные средства транспортных средств вызвало в последние годы вал значимых социально-правовых конфликтов, связанных с отчуждением неисправными должниками (залогодателями) заложенных автомобилей без согласия банков (залогодержателей) ведущим себя добросовестно третьим лицам и последующими попытками банков обратить взыскание на эти автомобили в связи с непогашением кредита .
———————————
Система государственной регистрации ипотеки, предполагающая публичность и дающая каждому потенциальному приобретателю возможность в любой момент получить достоверную информацию о наличии или отсутствии залогового обременения недвижимой вещи, практически устраняет обозначенную проблему в отношении отчуждаемого залогодателем недвижимого имущества. При закладе движимой вещи также трудно представить, что приобретатель не осведомлен о существующем праве залогодержателя.
Нестин С. Российское автокредитование: проблемы залоговых отношений // Корпоративный юрист. 2009. N 7; Севастьянова Ю. Залог автотранспорта: правовые проблемы // Хозяйство и право. 2011. N 3. С. 112 — 117.

Думается, выяснение судьбы права залога в таких ситуациях следует начинать с определения того, каким образом нарушение залогодателем положений пункта 2 ст. 346 ГК РФ влияет на совершенную им сделку с приобретателем заложенного имущества. Если считать, что последняя недействительна, вопрос об обременении имущества залогом снимается, поскольку проследить действие обременения возможно лишь в динамике, при смене основного правообладателя обремененного имущества. Так, в практике разрешения судебных споров можно встретить решения об отказе кредитору (залогодержателю) в иске к приобретателю имущества, заложенного должником в обеспечение исполнения обязательства перед ним, поскольку совершенная должником сделка купли-продажи такого имущества без согласия залогодержателя является ничтожной и не влечет правопреемство, а это, в свою очередь, исключает возможность применения к спорным отношениям положений статьи 353 ГК РФ .
———————————
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13 июля 2006 г. N Ф04-4110/2006(24193-А70-8).

По мнению некоторых юристов, сделка по отчуждению заложенного движимого имущества всегда будет являться ничтожной, так как в отличие от приобретателя недвижимости у приобретателя движимости нет возможности проверить «залоговую чистоту» объекта . Однако в соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что она оспорима, или не предусматривает иные (не связанные с недействительностью соответствующей сделки) последствия нарушения. Специальные последствия несоблюдения требования о получении согласия залогодержателя при совершении сделки по отчуждению заложенного имущества предусмотрены в пункте 2 ст. 351 ГК РФ, в силу которого на случай нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом залогодержатель наделяется правом требовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, — возможностью обратить взыскание на предмет залога. Поэтому за исключением ситуаций, урегулированных абзацем 2 ст. 39 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» , можно сделать вывод: основания считать недействительными сделки, совершенные без согласия залогодержателя сделки по отчуждению предмета залога, отсутствуют.
———————————
Веденин В.С. Залог автотранспортных средств: проблема и пути решения // Налоги (газета). 2009. N 13.
СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400.

Практика разрешения судами споров, связанных с нарушением залогодателями пункта 2 ст. 346 ГК РФ при совершении сделок с переданным в залог имуществом, в целом опирается именно на такое понимание закона. Суды прямо указывают: передача третьему лицу имущества без согласия залогодержателя не является основанием для признания сделки недействительной, так как законодатель установил иные последствия, связанные с отчуждением предмета залога ; отсутствие согласия залогодержателя не влечет за собой отпадение перехода права собственности к приобретателю ; сама по себе сделка по отчуждению заложенных товаров не противоречит закону и не может быть признана недействительной по данному основанию, в том числе при неправомерности действий залогодателя, нарушении им обязательств по договору залога . Правило пункта 1 ст. 353 ГК РФ действует и в случае отчуждения собственником-залогодателем имущества, являющегося предметом залога, без согласия залогодержателя . Имеет место и обратное суждение: реализация заложенного имущества без согласия залогодержателя не влечет недействительность сделки, поскольку переход права собственности не прекращает право залога .
———————————
Постановление ФАС Центрального округа от 5 апреля 2007 г. N А09-1977/06-10-11.
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11 июня 2010 г. N А27-8060/2009.
Постановление ФАС Центрального округа от 18 декабря 2006 г. N А64-1587/06-8.
Рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 1/2007 «По вопросам рассмотрения дел о защите права собственности и других вещных прав» (по итогам заседания, состоявшегося 23 — 24 мая 2007 г. в Ижевске).
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 7 мая 2009 г. N Ф04-2562/2009(5518-А75-11).

Иной встречающийся в правоприменении подход, предполагающий признание недействительными указанных сделок (как ничтожных по статье 168 или оспоримых по статье 174 ГК РФ) , не может признаваться правильным и адекватным смыслу закона, даже когда суды мотивируют принимаемые решения ссылкой на то, что, якобы, в статье 351 ГК РФ установлены дополнительные гарантии залогодержателя при нарушении залогодателем правил, установленных статьей 342 Кодекса, а не иные последствия незаконного заключения сделки .
———————————
Кассационное определение Пермского краевого суда от 21 декабря 2011 г. N 33-13186; Постановление ФАС Поволжского округа от 15 июля 2008 г. N А57-6867/07-19; Бевзенко Р.С. Распоряжение предметом залога без согласия залогодержателя: проблемы судебной практики // Банковский ритейл. 2008. N 4.
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 декабря 2008 г. N Ф04-7788/2008(17678-А27-8).

Представляется, вывод о действительности сделки, совершенной без получения согласия на то залогодержателя, принципиально соответствует существу залогового обеспечения. Как верно отметил в свое время Г.Ф. Шершеневич, «права залогодателя во время нахождения вещи в залоге соответствуют его правам как собственника. Залог не уменьшает объема его прав, особенно если вещь остается в его владении. За ним сохраняется возможность пользования вещью, как доброму хозяину свойственно, он может снимать плоды и отчуждать их. Праву залога не противоречит и предоставление ему распоряжения вещью посредством юридических сделок. Нет основания преграждать ему возможность продавать, дарить заложенные вещи. » . Исследователь института залога в русском праве А.С. Звоницкий также пришел к мысли, что «имея право на количественно определенную меновую ценность, залогодержатель совершенно не заинтересован в распоряжениях собственника остальной принадлежащей ему частью» .
———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. С. 357.
Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912. С. 328.

В любом случае единство судебной практики в решении указанного вопроса должно быть достигнуто вследствие принятия Пленумом ВАС РФ Постановления от 17 февраля 2011 г. N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» , в пункте 23 которого специально подчеркнуто: в случае, когда для распоряжения заложенным движимым имуществом требовалось согласие залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК РФ), сделка залогодателя по распоряжению предметом залога, совершенная без согласия залогодержателя после заключения договора о залоге, не может быть оспорена последним, поскольку в подпункте 3 п. 2 ст. 351 ГК РФ установлено иное последствие нарушения положений закона о распоряжении залогодателем предметом залога — предъявление требования о досрочном исполнении обязательства, обеспеченного залогом, и об обращении взыскания на предмет залога. Заметим: такое толкование адекватно направлению совершенствования ГК РФ, обозначенному в проекте Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» . В последнем, в частности, вполне резонно предполагается напрямую связать нарушение пункта 2 ст. 346 ГК РФ с не влекущими недействительность совершенной залогодателем сделки последствиями, дополнив данный пункт следующим положением: в случае отчуждения залогодателем заложенного имущества без согласия залогодержателя применяются правила, установленные в подпункте 3 п. 2 ст. 351, подпункте 2 п. 1 ст. 352 и в статье 353 Кодекса, и указанием, что залогодатель также обязан возместить убытки, причиненные залогодержателю в результате отчуждения заложенного имущества.
———————————
Вестник ВАС РФ. 2011. N 4.
Опубликован на сайте Государственной Думы РФ 4 апреля 2012 г. // http://www.duma.gov.ru/ (далее — Проект изменений ГК РФ).

Поскольку судьба залогового права при отчуждении предмета залога не зависит от получения согласия залогодержателя на совершаемую залогодержателем сделку, остается актуальным выяснение влияния на права залогодержателя факта неосведомленности добросовестного приобретателя имущества о существующем обременении.
Пункт 1 ст. 353 ГК РФ не ставит сохранение права залога в зависимость от добросовестности нового собственника имущества и его осведомленности об обременениях приобретаемого имущества залогом. В связи с этим напрашивается вывод о возможности реализации залогодержателем заключенных в залоговом праве возможностей вопреки интересам добросовестного приобретателя предмета залога. Он логически подкрепляется тем, что пункт 1 ст. 352 Кодекса, закрепляющий исчерпывающий перечень оснований прекращения залога, не содержит такое основание, как переход права на заложенное имущество к добросовестному приобретателю.
При разрешении споров, связанных с обращением взыскания на оказавшееся у третьего лица заложенное имущество, суды в целом придерживаются именно такой позиции. В частности, они указывают: переход права собственности не прекращает право залога, и правопреемник залогодателя становится на его место, при этом какие-либо исключения, позволяющие освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, не предусмотрены . Имеют место следующие суждения: независимо от перехода права собственности на вещь к третьим лицам залогодержатель не утрачивает право обратить на нее взыскание по долгу, а права третьего лица (нового приобретателя) могут быть защищены в рамках иных отношений — между новым приобретателем (третьим лицом) и бывшим собственником (залогодателем) ; закон не устанавливает зависимость сохранения права залога от добросовестности либо недобросовестности приобретателя имущества . Судьи отвергают попытки новых собственников заложенного имущества защититься от требований залогодержателей ссылками на пункт 3 ст. 308 ГК РФ . По их мнению, добросовестность защищает лишь незаконного приобретателя, а в рассматриваемых ситуациях первоначальный обладатель имущества являлся его действительным собственником .
———————————
Постановление ФАС Поволжского округа от 18 ноября 2010 г. N А12-23135/2009.
Постановление ФАС Уральского округа от 23 июля 2008 г. N Ф09-60/08-С5.
Постановление ФАС Центрального округа от 21 ноября 2005 г. N А35-1471/03-С5.
Постановление ФАС Уральского округа от 2 марта 2012 г. N Ф09-9952/11.
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11 июня 2010 г. N А27-8060/2009.

Подтверждение указанной позиции можно обнаружить в актах высших судов. Например, Президиум ВАС РФ не нашел оснований для отмены решений нижестоящих судов о признании незаконными действий судебного пристава, неправомерно окончившего исполнительное производство и вернувшего исполнительный лист в связи с получением сведений, что заложенное взыскателю имущество, на которое судом обращено взыскание, отчуждено должником и на момент совершения исполнительных действий принадлежит третьим лицам . В другом деле коллегия судей ВАС РФ признала правомерными требования об обращении взыскания на предмет залога, предъявленные к текущему собственнику имущества, так как последний, являясь правопреемником залогодателя, несет ответственность за обременение, наложенное на имущество, вне зависимости от своей добросовестности . Верховный Суд РФ в ряде определений на основе анализа норм подпункта 3 п. 2 ст. 351, статей 352 и 353 ГК РФ также неоднократно заявлял: правопреемник залогодателя становится на его место, при этом какие-либо исключения, позволяющие освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, законом не предусмотрены .
———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 8 августа 2003 г. N 2729/02.
Определение ВАС РФ от 10 апреля 2008 г. N 4585/08.
Определения Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 11В07-12, от 20 марта 2012 г. N 16-В11-24.

Вместе с тем отсутствие в пункте 1 ст. 351 ГК РФ оговорки о непоколебимости свойства следования залогового обременения необходимостью защиты интересов добросовестного приобретателя заложенного имущества повлекло и иное толкование сути закона. Появилась идея применения к отношениям, связанным с обращением взыскания на заложенное имущество, поступившее к добросовестному приобретателю, положений статьи 302 ГК РФ с учетом правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П, и, соответственно, об освобождении имущества от залогового обременения при его приобретении лицом, находящимся в неведении относительно залога и объективно не могущим знать о таковом. Эту идею восприняли некоторые судьи. Возникла практика недопущения обращения взыскания на предмет залога, возмездно и добросовестно приобретенный третьим лицом. Так, суды начали указывать: обращение взыскания на спорное имущество, приобретенное добросовестным лицом, невозможно . Аргументируя вывод о невозможности обращения взыскания на предмет залога вследствие прекращения права залога, суды стали признавать нового собственника заложенной вещи добросовестным приобретателем по смыслу статьи 302 ГК РФ . Можно встретить акты о неприменении статьи 353 ГК РФ со ссылкой на то, что приобретатель имущества является добросовестным и что это имущество приобреталось им не в качестве предмета залога, а в качестве полноценного необремененного имущества .
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 2 марта 2004 г. N КГ-А40/803-04.
Постановление ФАС Дальневосточного округа от 7 июня 2005 г. N Ф03-А16/05-1/193.
Постановление ФАС Московского округа от 3 апреля 2003 г. N КГ-А40/1592-03.

В настоящее время ВАС РФ, изменив собственный подход и выступив вразрез с позицией Верховного Суда РФ, возвел требование учитывать добросовестность приобретателя заложенного имущества в ранг обязательного для исполнения нижестоящими арбитражными судами правила. В пункте 25 упомянутого Постановления N 10 Пленум ВАС РФ разъяснил: исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога.
Многие ученые высказываются в поддержку такого подхода. Так, с точки зрения Д.Н. Морозова, следует согласиться с цивилистами, которые отмечают, что суды в этом деле правы de lege ferenda . По мнению Ф.О. Богатырева, залоговое право с политико-правовой точки зрения должно отпадать в случае отчуждения имущества в пользу лица, не знавшего об обременении имущества залоговым правом . Как полагают А.В. Шичанин и О.Д. Гривков, законодателю и правоприменителю не следует идти по пути оспаривания вещных прав добросовестного приобретателя на перешедшую к нему в собственность заложенную вещь, так как это подрывает устойчивость гражданского оборота . Видя, как добросовестный приобретатель остается один на один со статьей 353 ГК РФ, С.П. Жученко приходит к мысли: для регулирования отношений в таких ситуациях напрашивается норма, похожая на статью 302 Кодекса .
———————————
Морозов Д.Н. Проблемы защиты гражданских прав залогодержателя и добросовестного приобретателя предмета залога // Вестник ВАС РФ. 2007. N 12.
Богатырев Ф.О. Защита добросовестного приобретателя по закону и в практике арбитражных судов // Законодательство. 2006. N 8. С. 38.
Шичанин А.В., Гривков О.Д. Залог как способ обеспечения обязательств и баланс интересов участников гражданских правоотношений // Адвокат. 2004. N 9.
Жученко С.П. Мобиллиарный кредит в зеркале доброй совести (на примере залога транспортных средств) // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010.

Поставить точку в споре и окончательно определить судьбу залогового обременения при отчуждении предмета залога добросовестному лицу призваны новые положения Проекта изменений ГК РФ, касающиеся залогового права . Предполагается, что закрепленный в статье 352 ГК РФ перечень оснований прекращения залога расширится и право залогодержателя будет отпадать, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога, а в пункте 1 ст. 353 появится соответствующее исключение из правила о следовании залога за имуществом (подп. 2 п. 1 ст. 352, п. 1 ст. 353 ГК РФ в новой редакции).
———————————
Даже если признать судебную позицию о приоритетности защиты интересов добросовестного приобретателя правильной по духу закона, вытекающее из нее ограничение права залога в силу требований статьи 1 ГК РФ не может быть установлено при отсутствии прямого волеизъявления законодателя (по аналогии).

С выбором не в пользу права залога согласиться нельзя. Приоритетная защита интересов добросовестных приобретателей посредством уничтожения залогового обременения видится контрпродуктивной как с юридической, так и с социально-экономической точек зрения.
Во-первых, способность залога сохраняться при смене субъекта основного права на заложенное имущество, обременяя его, является сущностной чертой залогового права. Залог без свойства следования — не залог. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях, сохранение залога при переходе права на заложенное имущество к другому лицу, установленное статьей 353 ГК РФ, составляет конституирующий элемент этого института, без которого залог не может выполнять функции обеспечения кредита, в том числе публично значимые . В литературе также справедливо отмечается: одно из главных правил залогового права, выражающее идею прочности залога, гласит: залог следует не за лицом, но за вещью . Ученые не без оснований выделяют это правило в качестве одного из принципов залоговых отношений .
———————————
Определения Конституционного Суда РФ от 15 апреля 2008 г. N 319-О-О, от 15 июля 2010 г. N 942-О-О, от 11 мая 2012 г. N 741-О.
Бевзенко Р.С. Некоторые проблемы обращения взыскания на предмет залога, приобретенный третьим лицом // Правосудие в Поволжье. 2004. N 4.
Рассказова Н.Ю. Залог движимого имущества // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010.

Во-вторых, правило об освобождении имущества от залогового обременения при установлении судом доброй совести приобретателя означает существенное снижение степени определенности регулирования залоговых отношений, оставление их в подвешенном состоянии, что явно противоречит существу стремящегося к строгой нормативности и абсолютной определенности гражданско-правового воздействия. Фактически решение вопроса о судьбе залога в частных случаях отчуждения предмета залога отдается на откуп судьям, которые должны установить добросовестность или недобросовестность конкретного приобретателя. Еще И.А. Покровский весьма образно и убедительно высказывал отрицательное отношение к идущему вразрез с характером гражданского права допущению такого широкого простора судейскому усмотрению. Ученый сравнивал его с «чудовищным моральным харакири» .
———————————
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Петроград, 1917. С. 256.

В-третьих, лишение права залога характера обременения и, соответственно, его уничтожение при смене основного правообладателя предмета залога защищает добросовестного приобретателя, но не достигает общей гражданско-правовой цели обеспечения гармонии во взаимодействии интересов участников соответствующих отношений. Наоборот: решение возникшей проблемы таким путем вносит опасный для гражданского оборота дисбаланс. Если даже при сохранении в силе залогового права по отношению к новому собственнику последний с учетом внедрения в гражданское законодательство принципа добросовестности может противопоставить требованию залогодержателя доводы о злоупотреблении правом , то залогодержатель, лишенный возможности обратить взыскание на перешедшее к добросовестному приобретателю заложенное имущество, вовсе утрачивает возможность защитить свой экономический интерес, ради достижения которого он вступал в залоговые отношения. Действенным способом обременить движимое имущество с помощью норм о залоге остается лишь заклад и в определенной степени твердый залог. При этом исключение из сферы обеспечения кредитных обязательств широко используемых правил об обременении имущества правами залогодержателя, не владеющего предметом залога, способно негативным образом сказаться на доступности кредитных средств, а это, как верно отметил С.В. Сарбаш, вредно с макроэкономических позиций .
———————————
В судебной практике можно встретить акты об отказе залогодержателю в требовании об обращении взыскания на предмет залога со ссылкой на то, что залогодержатель виновно не препятствовал залогодателю в реализации заложенного имущества. См. Постановление Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 24 мая 2006 г. N 44-г-133.
Сарбаш С.В. Некоторые проблемы обеспечения исполнения обязательств // Вестник ВАС РФ. 2007. N 7.

Несмотря на то, что приобретатель заложенного имущества при сохранении в силе прав залогодержателя уже сейчас имеет целый арсенал правовых средств, способных минимизировать риски, связанные с обременением (он может в любой момент в соответствии с пунктом 4 ст. 348 ГК РФ пресечь обращение взыскания на предмет залога, исполнив обеспеченное залогом обязательство или его часть, исполнение которой просрочено; применить норму статьи 460 Кодекса о последствиях нарушения продавцом обязанности передать товар свободным от прав третьих лиц, воспользоваться титульным страхованием и т.д.), игнорировать проблему осложнения оборота заложенных движимых вещей в аспекте защиты интересов добросовестных правообладателей нельзя. При этом довод, что в отношении движимости, которая в большинстве своем не является дорогостоящей, добросовестное незнание об обременяющих вещь залогах не имеет значения и интересом приобретателя которой можно пренебречь , не выдерживает критики в силу следующих причин: судебные споры текущих собственников и залогодержателей в подавляющем большинстве случаев ведутся в отношении имеющих существенную цену транспортных средств.
———————————
Бевзенко Р.С. Указ. соч.

Представляется, решение обозначенной проблемы нужно искать в создании и совершенствовании системы регистрации залоговых обременений движимого имущества. Вопрос, на каких началах должна строиться эта система, требует особой научно-практической проработки, благо, что определенные ориентиры уже пунктирно обозначены авторами Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (п. 3.1.5 разд. V) , имеется определенный зарубежный опыт , выражается соответствующая правотворческая инициатива . Главное — достичь принципиального единства в понимании того, что судьбу залогового обременения при отчуждении предмета залога следует решать конструктивно, помня не утратившие актуальность слова: «Все современное развитие в области залогового права направлено именно на то, чтобы сделать его легко распознаваемым» .
———————————
Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.
См., например: Закон Украины от 18 ноября 2003 г. N 1255-IV «Об обеспечении требований кредиторов и регистрации обременений» // http://zakon.rada.gov.ua/laws/show/1255-15.
См., например: проект Федерального закона «О регистрации уведомлений о залоге или об ином обременении движимого имущества», разработанный Минэкономразвития России // http:// www.economy.gov.ru/ minec/ activity/ sections/ ria/ main/ anounce/ doc20111012_09.
Тютрюмов И.М. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. 5-е изд., испр. и доп. Петроград, 1915. Т. II. С. 198.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

justicemaker.ru

Отчуждение для залога

27. ДОГОВОРЫ ОТЧУЖДЕНИЯ И ЗАЛОГА ИМУЩЕСТВА, ПОДЛЕЖАЩЕГО РЕГИСТРАЦИИ

В соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате договоры отчуждения и залога имущества, подлежащего регистрации, могут быть удостоверены при условии представления документов, подтверждающих право собственности на отчуждаемое или закладываемое имущество.

По договору отчуждения недвижимости продавец обязуется за определенную плату передать в собственность покупателю недвижимое имущество (дом, квартиру, земельный участок и т. д.). Договор купли-продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа (количество экземпляров соответствует количеству сторон, участвующих в сделке), подписываемого сторонами. Подобные сделки не требуют обязательной нотариальной формы, но в соответствии с законодательством РФ требуют обязательного нотариального удостоверения.

При удостоверении договоров отчуждения недвижимого имущества нотариус обязан проверить, имеется ли запрет на отчуждение или арест данного имущества (о чем делается отметка в договоре). При наличии запрета на отчуждение недвижимого имущества договор купли-продажи такого имущества может быть удостоверен только при согласии кредитора и приобретателя на перевод долга на приобретателя, а при наличии ареста – только после его снятия. Договор об отчуждении недвижимого имущества, приобретенного после брака и являющегося совместной собственностью супругов, может быть удостоверен только при наличии письменного согласия другого супруга на предполагаемое отчуждение (подлинность подписи супруга на таком заявлении должна быть нотариально засвидетельствована). Согласие супруга на отчуждение недвижимого имущества не требуется, если данное имущество является личной собственностью одного из супругов(это устанавливает нотариус при помощи свидетельства о браке и правоустанавливающих документов на недвижимое имущество). Гражданин, отчуждающий недвижимое имущество и не состоящий в браке, представляет нотариусу заявление об этом. Содержание этого заявления доводится до сведения покупателя, о чем на заявлении делается пометка.

В случае отчуждения доли в общей долевой собственности, принадлежащей одному из участников, нотариус должен убедиться, что продавец учел преимущественное право покупки других участников, кроме случая продажи с публичных торгов.

Сделки по отчуждению земельных участков, совершаемые физическими и юридическими лицами, удостоверяются нотариусом по месту нахождения отчуждаемого земельного участка.

Залог является одним из способов обеспечения обязательств и представляет собой договор между должником (залогодатель) и кредитором (залогодержатель). По такому договору залогодатель передает залогодержателю определенную вещь, которая может удовлетворить требования залогодержателя в случае неудовлетворения обязательств залогодателем. При удостоверении договора залога налагается запрещение на отчуждение закладываемого имущества. При удостоверении договора залога нотариус проверяет принадлежность закладываемого имущества обратившемуся за залогом лицу, соблюдая все требования, предъявляемые к удостоверению сделок.

www.tinlib.ru

Отчуждение в залоге (два взгляда на одну проблему)

(Лобанов Г., Гурский А.)

(«Бизнес-адвокат», N 11, 1999)

ОТЧУЖДЕНИЕ В ЗАЛОГЕ

ДВА ВЗГЛЯДА НА ОДНУ ПРОБЛЕМУ

Г. ЛОБАНОВ, А. ГУРСКИЙ

Г. Лобанов, специалист ВАС РФ.

А. Гурский, юрист.

060368. У собственника есть полный набор прав на принадлежащую ему недвижимость. Можно ли взять у него в залог не сам объект недвижимости, а только право его отчуждения? Можно ли считать, что такая сделка не подпадает под Закон об ипотеке, а потому не требует предварительного нотариального удостоверения, не подлежит госрегистрации согласно Закону N 122-ФЗ от 21 июля 1997 г.?

Согласно ст. 5 Федерального закона «Об ипотеке» по договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, при этом правила об ипотеке недвижимого имущества, соответственно, применяются лишь к залогу прав арендатора по договору об аренде такого имущества (право аренды).

Указанное Вами «право отчуждения недвижимого имущества» к числу указанных выше объектов ипотеки не относится. Таким образом, текущим законодательством об ипотеке не предусматривается передача в залог прав отчуждения недвижимого имущества.

Однако действующее частное законодательство не содержит закрытого перечня способов обеспечения исполнения обязательств. Следовательно, в соответствии с п. 1 ст. 329 ГК РФ стороны могут предусмотреть в договоре и такой способ обеспечения исполнения обязательства — в виде передачи стороне по сделке права отчуждения недвижимого имущества.

Поскольку в данном случае право отчуждения касается недвижимости (безусловно — это вещное правомочие), то соответствующие сделки с данным объектом гражданских прав подлежат лишь государственной регистрации (ст. 4 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Итак, мы полностью и точно ответили на поставленные Вами вопросы, однако, в свою очередь, мы предлагаем Вам подумать о действительности сделки по передаче права отчуждения недвижимого имущества.

С точки зрения гражданского права, собственником имущества признается лицо, обладающее правами на: владение, пользование, распоряжение указанным имуществом. Данное положение закреплено в п. 1 ст. 209 ГК РФ.

Право на владение имуществом включает в себя право на фактическое обладание им, иметь к нему неограниченный доступ и по собственному желанию ограничивать такой доступ для других лиц. Право пользования имуществом обеспечивает собственнику право свободного использования имущества по назначению и получения от него доходов. Право на распоряжение имуществом в том числе включает право на отчуждение имущества в собственность другим лицам, право сдать имущество в аренду, право отдать имущество в залог, право передачи другим лицам права владения, пользования и распоряжения этим имуществом. Ограничения права собственности в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ могут устанавливаться только федеральным законом.

Все вышеназванные права относятся, на мой взгляд, к категории вещных прав (в отличие от обязательственных). Они носят абсолютный характер, т. е. их наличие порождает обязанность всех субъектов гражданского права их соблюдать, в то время как, напротив, заключение договора влечет возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей только для договаривающихся сторон.

В то же время право собственности — не единственное вещное право, предусмотренное гражданским законодательством. Согласно п. п. 1, 2 ст. 216 ГК РФ, лица, не являющиеся собственниками имущества, могут иметь на него следующие вещные права: право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; сервитуты; право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом. К вещным правам некоторые цивилисты также относят право залога (принадлежащее залогодержателю), право членов семьи собственника жилого помещения, право учреждения по распоряжению имуществом, полученным в результате разрешенной собственником предпринимательской деятельности (Комментарий к ГК РФ / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Инфра-М, 1997).

Характерной особенностью перечня вышеперечисленных вещных прав является то, что он является исчерпывающим. Это означает, что кроме прав, названных в перечне, участники гражданских правоотношений не могут иметь или создавать какие-либо другие вещные права на имущество. И из этого, в частности, следует, что лицо, не являющееся собственником, не может иметь отдельно взятого права отчуждения имущества как вещного права. Такое право может возникнуть у него только из договора (обязательственное право). Особым случаем является право учреждения распоряжаться имуществом, приобретенным на средства, полученные в результате осуществления им предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 298 ГК РФ).

Теперь необходимо рассмотреть, какие лица по российскому гражданскому праву могут являться залогодателями, а также что может являться предметом залога. Согласно п. 1 ст. 336 ГК РФ предметом залога могут быть вещи и имущественные права (права требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, а также иных прав, уступка которых запрещена законом. При этом залогодателем вещи может быть ее собственник, либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения, а залогодателем права — лицо, которому принадлежит закладываемое право. Кроме того, с согласия собственника имущества предприятие, которому это имущество передано в оперативное управление, может отдать его в залог, а также такое предприятие самостоятельно реализует, в том числе может отдать в залог, произведенную им продукцию, как это следует из содержания п. 1 ст. 297 ГК РФ. Наконец, учреждение, которому по уставу разрешено заниматься предпринимательской деятельностью, может распоряжаться, в том числе и отдавать в залог имущество, приобретенное на средства, полученные в результате такой деятельности (п. 2 ст. 298 ГК РФ).

Юридически передача вещи в залог сводится к передаче в залог вещных прав на нее. К числу вещных прав — составляющих права собственности — относятся, как уже отмечалось выше, право владения, пользования и распоряжения имуществом. Однако, по моему мнению, собственник не вправе передать в залог отдельно право распоряжения имуществом по следующим основаниям.

Иногда в обычном отечественном товарообороте, особенно при сделках на доверие, используется примитивная форма залога, заключающаяся в том, что залогодержателю передается вещь или право, которые в случае неисполнения обязательства должником могут перейти к залогодержателю. Однако действующим законодательством предусмотрена иная процедура обращения взыскания на предмет залога. Согласно п. 1 ст. 350 ГК РФ реализация заложенного имущества в случае обращения на него взыскания в установленном законом порядке происходит путем продажи его с публичных торгов. Таким образом, закон не предусматривает приобретения вещных или иных имущественных прав на заложенное имущество самим залогодержателем. Эти права должны быть реализованы путем продажи с публичных торгов, и из выручки за продажу этих прав залогодержатель мог бы получить удовлетворение своего основного требования к должнику. Так, например, в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 25 июля 1997 г. N 18 прямо указывается на то, что «. Гражданское законодательство не предусматривает для залогодержателя векселя права на самостоятельное получение удовлетворения по нему. «, несмотря на то, что Положением о простом и переводном векселе от 7 августа 1937 г. предусмотрено иное. В приведенном примере речь идет о праве требования, однако все вышесказанное имеет отношение и к вещным правам. Поэтому, если предположить, что в залог передано право на распоряжение имуществом (или, как частный случай, на его отчуждение в собственность других лиц) — одно из составляющих права собственности, то в случае обращения взыскания на него оно должно быть реализовано с публичных торгов и, таким образом, передано на возмездной основе лицу, выигравшему эти торги. Однако, я думаю, мне удалось доказать выше, что никакое лицо не может обладать отдельно взятым правом распоряжения (отчуждения) имуществом, и, таким образом, право отчуждения имущества в собственность других лиц не может быть предметом залога.

Согласно п. 2 ст. 334 ГК РФ, применение норм ГК РФ о залоге к залогу недвижимости (ипотеке) возможно в такой степени, в какой они не противоречат Закону об ипотеке. Статья 5 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16 июля 1998 г. определяет имущество, права на которое могут быть предметом ипотеки. Согласно п. п. 1, 2, 4 ст. 6 Закона об ипотеке ипотека может быть установлена на перечисленное в ст. 5 Закона об ипотеке имущество, не изъятое по закону из оборота, принадлежащее залогодателю на праве собственности или хозяйственного ведения, а также при определенных условиях предметом ипотеки может быть право аренды такого имущества. Договор об ипотеке должен быть нотариально удостоверен и подлежит государственной регистрации (п. 1 ст. 10 Закона об ипотеке). Статья 56 Закона об ипотеке устанавливает, что в случае обращения взыскания на заложенное имущество оно должно быть реализовано с публичных торгов. Исключение из этого правила дают нормы ст. 55 Закона, которые предусматривают, во-первых, возможность при определенных условиях заключения соглашения между залогодателем и залогодержателем о внесудебном обращении взыскания на предмет ипотеки (п. 1 ст. 55) и, во-вторых, возможность приобретения предмета ипотеки залогодержателем для себя или третьих лиц при определенных условиях в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 55 Закона.

С учетом вышеперечисленных положений Закона об ипотеке, как и в случае применения общих положений ГК РФ о залоге, право на отчуждение недвижимого имущества само по себе не может быть предметом ипотеки, поскольку обращение взыскания на такое право влечет за собой передачу какому-либо лицу отдельно взятого права на отчуждение имущества, что противоречит перечисленным выше положениям ГК РФ о вещных правах.

В заключение можно отметить, что из содержания ст. 6 Закона об ипотеке следует, что предметом ипотеки могут быть только вещные права либо право аренды. Иные права требования на недвижимое имущество предметом ипотеки быть не могут. К залогу таких прав применяются нормы ГК РФ о залоге. Для договора о таком залоге по закону не требуется нотариального удостоверения, но он подлежит обязательной государственной регистрации как сделка с недвижимым имуществом (п. 1 ст. 2 и п. 1 ст. 4 Федерального закона N 122-ФЗ от 21 июля 1997 г.).

www.center-bereg.ru

Это интересно:

  • Транспортный налог сроки представления Сроки сдачи отчетности и уплаты налогов (взносов) Годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность представляется в налоговую инспекцию не позднее трех месяцев после окончания отчетного периода (пп. 5 п. 1 ст. 23 НК РФ, ч. 2 ст. 18 […]
  • Правила сервера cs go jail Правила игры Режим "JailBreak" В режиме JailBreak все игроки делятся на заключенных и охранников. Один из охранников становится начальником тюрьмы. Начальник проводит среди заключенных игры. Заключенные проигравшие в игре будут […]
  • Неправильно уплачен налог Неверно рассчитан и уплачен налог по УСН за 3 квартал Доброго времени суток, уважаемые формучане! Прошу вас о помощи. ИП на УСНО (доходы) при уплате авансового платежа по налогу за 3 квартал 2013 года не была по ошибке учтена одна […]
  • Материальные ценности современной молодежи Ценности современной молодежи К 18-20 годам у человека, как правило, формируется система базовых ценностей, то есть тех, которые влияют на все его решения и поступки. В дальнейшем с течением лет она остается практически […]
  • Оформить форму 088 Медико-социальная экспертиза 1. 80 лет2. Мужчина3. Тракторист4. 5.6. Вес 59 кг Такая ситуация - 1) Дед около 20 лет является диабетиком; около 3-х лет назад начались проблемы с онкологией (точно не скажу, но что-то вырезали и […]
  • Новый закон с 1 марта о земле Законы по земле с 1 марта 2018 года Разберем его подробнее: После 01.03.2018 года, когда «дачная амнистия» полностью утратит силу, регистрация права собственности на индивидуальный жилой дом будет производиться, как на любой другой […]