Всероссийский муниципальный форум

  • Единственное в стране

    издание о государственной

    и методологов страны

    Нас читает вся страна

    Дмитрий Александрович КАЗАНЦЕВ, руководитель Департамента нормативно-правового регулирования B2B-Center, кандидат юридических наук

    Один из самых сложных вопросов в обновленной редакции Закона № 223‑ФЗ — новые правила проведения преференциальных закупок, участниками которых являются только субъекты малого и среднего предпринимательства. Несмотря на стандартизацию процедур, новые требования не так-то просто будет исполнить.

    В обычных закупках субъекты малого и среднего предпринимательства участвуют на общих основаниях, по правилам, установленным законодательством. Вместе с тем есть так называемые обязанные заказчики, которые начиная с этого года должны 15% своего годового закупочного бюджета передавать малому и среднему бизнесу по результатам специальных процедур. В данной статье мы назовем их преференциальными закупками. Преференциальность данных конкурентных закупочных процедур заключается в том, что к участию в них допускаются только субъекты малого и среднего предпринимательства. Объявить такую закупку заказчик может лишь в том случае, если предмет закупки заранее включен в специальный перечень закупок у МСП, формируемый тем же заказчиком в ЕИС. Именно об этих преференциальных закупках и пойдет речь в статье.

    Для начала вспомним о том, какие именно категории заказчиков обязаны проводить преференциальные закупки — поскольку их перечень, закрепленный в постановлении Правительства РФ от 11 декабря 2014 года № 1352 «Об особенностях участия субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», постоянно расширяется. По состоянию на 2018 год в этот список входят:

    заказчики, работающие по Закону № 223‑ФЗ, с годовым объемом выручки более двух миллиардов рублей;

    работающие по Закону № 223‑ФЗ «дочки» и «внучки» госкомпаний, созданных на основании федерального закона;

    автономные учреждения, у которых общая стоимость договоров, заключенных по результатам закупки товаров, работ, услуг за предшествующий календарный год, превышает 250 миллионов рублей;

    хозяйственные общества, работающие по Закону № 223‑ФЗ, в уставном капитале которых совокупная доля субъекта РФ, муниципального образования превышает 50%, а годовая выручка превышает 500 миллионов рублей;

    хозяйственные общества, работающие по Закону № 223‑ФЗ, в уставном капитале которых совокупная доля участия Российской Федерации, субъекта РФ превышает 50%, и при этом доля участия региона превышает долю Федерации (годовая выручка такого заказчика также должна быть более 500 миллионов рублей);

    «дочки» и «внучки» двух предыдущих категорий хозяйственных обществ при условии, что их годовая выручка превышает 500 миллионов рублей и они не относятся к субъектам малого и среднего предпринимательства.

    Изначально логика последнего пункта была универсальной в том смысле, что проводить преференциальные закупки для малого и среднего бизнеса обязаны были лишь те заказчики, объем выручки которых был выше предельного порога, установленного для отнесения к субъектам малого и среднего предпринимательства. Однако сейчас, как видно из приведенного выше перечня, этот подход уже неактуален, и даже исключение для «дочек» и «внучек» региональных заказчиков действует лишь при условии совокупного исполнения всех требований, необходимых для отнесения к субъектам, по крайней мере, среднего предпринимательства.

    Здесь же стоит оговориться о том, что не только обязанность, но и право по проведению преференциальных закупок есть лишь у перечисленных выше заказчиков. Если субъект Закона № 223‑ФЗ не входит в этот перечень, но при этом для допуска к своей закупке установил требование о наличии у участника статуса субъекта МСП, то в таком случае это будет считаться необоснованным ограничением конкуренции. В той же мере необоснованным ограничением конкуренции будет проведение в преференциальном режиме закупки, предмет которой не был включен заказчиком в специальный перечень закупок у МСП.

    Необходимость специального регулирования преференциальных закупок для облегчения участия в них МСП была одним из ключевых лейтмотивов разработки обновленной редакции Закона № 223‑ФЗ. О том, насколько эта цель была достигнута, будет сказано чуть ниже. Пока же открытым остается вопрос о том, когда эти новые правила закупок у МСП вступают в силу. Частью 3 статьи 4 Федерального закона от 31 декабря 2017 года № 505‑ФЗ предусмотрено, что с 1 июля до 31 декабря 2018 года продолжается период, в течение которого заказчики вносят необходимые изменения в свои положения о закупках, и все это время закупки, извещения о которых были размещены в ЕИС до изменения положения, завершаются по правилам, действовавшим на дату размещения такого извещения. Для преференциальных закупок у МСП из этого правила не установлено исключения.

    Однако сами правила закупок у МСП сформулированы в статье 3.4 Закона № 223‑ФЗ в виде императивной инструкции, фактически не оставляющей заказчику пространства для регулирования данного вопроса в своем положении о закупках. В этих условиях хотя заказчик и обязан воспроизвести нормы статьи 3.4 в своем положении о закупках, но и без того эти нормы являются нормами прямого действия. Поэтому во избежание споров о применении обновленной редакции Закона № 223‑ФЗ не стоит затягивать с переходом на новые правила, по крайней мере, при осуществлении преференциальных закупок у МСП.

    Частью 2 статьи 3.4 Закона № 223‑ФЗ предусмотрено, что преференциальная закупка с участием исключительно субъектов МСП должна проводиться лишь в электронной форме. В отличие от остальных электронных закупок по Закону № 223-ФЗ при проведении преференциальных у заказчика нет права описать в положении о закупках ни отличающийся от предложенных законом способ закупки, ни ключевые параметры его реализации. Той же частью 2 статьи 3.4 Закона № 223‑ФЗ сформулирован закрытый перечень способов закупки, применяемых при проведении закупки с участием исключительно субъектов МСП: конкурентная закупка с участием субъектов малого и среднего предпринимательства осуществляется путем проведения конкурса в электронной форме, аукциона в электронной форме, запроса котировок в электронной форме или запроса предложений в электронной форме. Для каждого из этих способов законодатель императивно определил не только минимальные сроки приема заявок, но и ценовые пороги использования данного способа (таблица).

    Как видно из таблицы, при закупке с ценой более 15 миллионов рублей заказчик имеет право проводить лишь конкурс или аукцион. Конкурс и аукцион могут включать квалификационный отбор в качестве отдельного этапа (только не нужно путать его с предквалификацией, о чем подробнее будет сказано ниже). Помимо этого, частью 4 статьи 3.4 Закона № 223‑ФЗ для конкурса предусмотрена возможность переторжки, а также следующих весьма специфических дополнительных элементов, названных в законе этапами:

    1) обсуждения с участниками закупки функциональных характеристик продукции и иных условий исполнения договора в целях уточнения извещения, документации и проекта договора;

    2) обсуждения заказчиком предложений о функциональных характеристиках продукции, содержащихся в заявках участников, в целях уточнения извещения, документации и проекта договора;

    3) рассмотрения и оценки заказчиком окончательных предложений о функциональных характеристиках (потребительских свойствах) товаров, качестве работ, услуг и об иных условиях исполнения договора.

    По сути две первые разновидности дополнительных элементов представляют собой варианты первого этапа двухэтапной закупки, а третий является квазипереторжкой с возможностью предоставить новое предложение не только по цене, но и по иным условиям поставки. Подобная квазипереторжка предусмотрена сегодня, например, в качестве обязательной при проведении запроса предложений по правилам контрактной системы. Для субъекта Закона № 223‑ФЗ использование любого из перечисленных выше дополнительных этапов является правом, а не обязанностью.

    Организатору закупки, а также ее участникам необходимо помнить о том, что заявка на участие в конкурсе, аукционе, запросе предложений состоит из двух частей и ценового предложения. Заявка на участие в запросе котировок — из одной части и ценового предложения. Первая часть заявки должна содержать описание поставляемой продукции. При этом в ней не допускается информация об участнике закупки и о его соответствии единым квалификационным требованиям, установленным в документации о конкурентной закупке. Эти сведения, а также окончательное предложение участника, иные условия исполнения договора должна содержать вторая часть заявки.

    Если в документации о закупке с участием исключительно субъектов МСП установлено требование к обеспечению заявки, то размер такого обеспечения не может превышать 2% Н(М)Ц договора согласно требованиям постановления № 1352. Обеспечение заявки субъекты МСП могут предоставлять путем внесения денежных средств или посредством банковской гарантии. Выбор способа обеспечения заявки на участие в такой закупке остается за участником торгов.

    Как и при проведении любой другой закупки, маркируемой по новым правилам Закона № 223‑ФЗ в качестве конкурентной, по итогам рассмотрения первых частей заявок в ЕИС публикуется промежуточный протокол. После этого оператор ЭТП размещает в ЕИС и направляет заказчику протокол автоматического сопоставления ценовых предложений. В течение одного рабочего дня после получения этого протокола и вторых частей заявок закупочная комиссия заказчика присваивает каждой заявке порядковый номер в зависимости от степени выгодности условий исполнения договора. В случае если в нескольких заявках содержатся одинаковые по степени выгодности условия исполнения договора, меньший порядковый номер присваивается заявке, которая поступила ранее других таких заявок. После этого заказчик составляет итоговый протокол и размещает его на ЭТП и в ЕИС.

    После публикации итогового протокола заказчик и победитель подписывают договор. Если документацией предусмотрено требование об обеспечении договора, то до подписания победитель обязан подтвердить наличие такого обеспечения. Пунктом 25 положения, утвержденного постановлением № 1352, установлены предельные размеры обеспечения договора для победителя преференциальной закупки:

    от 0 до 5% Н(М)Ц — если договором не предусмотрена выплата аванса;

    в размере аванса — если договором предусмотрена выплата аванса.

    Договор по результатам конкурентной закупки с участием субъектов малого и среднего предпринимательства заключается с использованием программно-аппаратных средств ЭТП. Согласно требованиям постановления № 1352 максимальный срок оплаты поставленной субъектом МСП продукции должен составлять не более 30 календарных дней со дня исполнения обязательств по договору (отдельному этапу договора). Это требование касается и договора, заключенного по результатам преференциальной закупки, и договора, заключенного с субъектом МСП по результатам обычной закупки.

    Прочитать — не значит понять

    Безусловно, универсальный понятийный аппарат позволит субъектам малого и среднего бизнеса тратить куда меньше времени на освоение теоретических знаний об алгоритме проведения конкурентной закупки: вместо чтения положений о закупках каждого заказчика им, по сути, достаточно будет прочитать новую статью 3.4 Закона № 223‑ФЗ. Да и императивное условие о проведении всех преференциальных закупок в электронной форме при регулярном участии в конкурентных соревнованиях должно упростить работу поставщика и в перспективе за счет облегчения доступа к закупкам расширить круг их участников.

    Однако, увы, прочитать — не значит понять, а получить доступ — не значит участвовать. И подробный анализ новой статьи 3.4 Закона № 223‑ФЗ иллюстрирует этот тезис. Так, например, согласно новым требованиям части 13 статьи 3.4 Закона № 223‑ФЗ субъект МСП для обеспечения своей заявки должен самостоятельно открыть спецсчет в банке, включенном в перечень, определенный Правительством РФ. При этом пока что нет ни перечня таких банков, ни тем более порядка их взаимодействия с поставщиками… А ведь для целого ряда небольших предприятий уже одни только жесткие требования банка к пакету документов при открытии спецсчета могу стать препятствием для работы, а значит, и для участия во вроде бы преференциальной закупке.

    Очевидно, что даже прогрессивный инструмент электронной закупки при чрезмерном регулировании может стать проблемой для неопытного участника, не говоря уже про то, что каждый субъект малого и среднего бизнеса должен будет заменить свою электронную подпись на усиленную квалифицированную. К тому же стоит напомнить и о сложностях, связанных с новыми требованиями к оформлению заявки об участии в закупке, которую субъект малого и среднего бизнеса должен будет заверять этой электронной подписью. С высокой долей вероятности можно прогнозировать то, что корректное разделение заявки на три элемента станет на первых порах камнем преткновения для большинства участников преференциальных закупок. А если сведения из второй части попадут в первую часть заявки, то заказчик обязан будет ее отклонить.

    Новые правила преференциальных закупок проще всего, пожалуй, будет отрабатывать на запросах котировок. Там все достаточно очевидно: объединяем все, кроме цены, в одном пакете электронных документов, а цену указываем в интерфейсе электронной площадки. Главное — не забыть и то и другое подписать электронной подписью. Однако преференциальный запрос котировок возможен лишь при начальной цене закупки в пределах 7 миллионов рублей. Да и выбор победителя осуществляется исключительно по цене. Если же для проведения закупки потребуется относительно сложный конкурс с дополнительными этапами, то сами формулировки Закона № 223‑ФЗ могут создать ситуацию, которая не решается простым упорством.

    Использование переторжки и даже квазипереторжки при проведении конкурса логично и относительно понятно. В силу прямого указания, изложенного в Законе № 223‑ФЗ, о непременном соблюдении последовательности этапов квалификационный отбор возможен лишь в финале конкурса, а не до приема основных предложений, как делает это сегодня большинство заказчиков. Данное требование выполнимо, однако практическая польза от такого квалификационного отбора в этой ситуации оказывается под большим вопросом. Давайте подробнее разберемся с императивными требованиями к вариантам первого этапа.

    Первый этап проводится либо по схеме, предусмотренной пунктом 1 части 4 статьи 3.4 (назовем ее условно схемой № 1), либо по схеме пункта 2 той же части (именуем ее схемой № 2). Пунктом 2 части 5 статьи 3.4 запрещено в рамках одного конкурса реализовывать сразу обе эти схемы, дабы не смешивать их, однако мешанины и без того хватает.

    Так, схема № 1 — обсуждение заказчиком с участниками закупки условий исполнения договора в целях уточнения в извещении и документации. В рамках схемы № 2 обсуждение той же темы с той же целью проводится без какого бы то ни было упоминания об участниках. Казалось бы, эти две схемы и отличаются тем, что в схеме № 1 предварительный этап закупки включает конкурентные переговоры, тогда как в рамках схемы № 2 заказчик самостоятельно изучает поданные участниками заявки первого этапа. Однако пункт 6 части 5 статьи 3.4 указывает на то, что именно в рамках схемы № 2 происходит «обсуждение с участниками конкурса в электронной форме содержащихся в их заявках предложений о функциональных характеристиках (потребительских свойствах) товаров, качестве работ, услуг и об иных условиях исполнения договора».

    Более того, тот же самый пункт 6 части 5 статьи 3.4 требует, чтобы к такому обсуждению допускались исключительно участники, соответствующие «требованиям, указанным в извещении о проведении конкурса в электронной форме и документации о конкурентной закупке». Не вполне ясно, как заказчик может установить факт этого соответствия, если согласно прямому указанию части 19 статьи 3.4 сведения об участнике, в том числе о его соответствии требованиям, может содержать лишь вторая часть заявки. При этом согласно требованиям части 22 той же статьи вторые части заявок могут быть направлены заказчику не ранее публикации в ЕИС протокола рассмотрения первых частей заявки. Однако первые части заявки, в свою очередь, посвящены описанию условий поставки той продукции, которая указана в извещении о закупке. Она, в свою очередь, уточняется по итогам обсуждения с участниками условий исполнения договора. При этом заказчик может пригласить к такому обсуждению только тех участников, которые соответствуют требованиям документации. А соответствие подтверждается содержанием вторых частей заявок, вскрывать которые заказчик не имеет права. Как говорится, комментарии излишни.

    Эта проблема могла бы быть решена благодаря автономизации предварительных этапов закупки. Проще говоря, если бы первый этап непременно имел отдельную документацию и подразумевал бы подачу отдельной заявки, то описанной выше коллизии не возникало бы. Однако два финальных предложения пункта 5 части 5 статьи 3.4 оставляют заказчику право не вносить изменения в конкурсную документацию по итогам предварительного этапа. И в этом случае конкурсными заявками будут как раз те заявки участников, вторые части которых уже были вскрыты ровно для того, чтобы состоялся предварительный этап.

    Такого рода коллизии делают рискованным любой избранный заказчиком алгоритм проведения хоть сколь-нибудь сложной закупки с участием исключительно субъектов МСП. Юридически безупречным остается лишь проведение одноэтапного конкурса с возможной переторжкой либо одноэтапного аукциона. Эти инструменты применимы на любых масштабах закупки вплоть до 400 миллионов, установленных постановлением № 1352 в качестве предельного размера начальной цены преференциальной закупки.

    Таблица. Условия для выбора способа закупок с участием МСП

    bujet.ru

    Новые запреты: как изменятся госзакупки по 223-ФЗ

    Первого июля вступили в силу значительные изменения в закон № 223-ФЗ, который регулирует закупки госкорпораций, унитарных предприятий и прочих коммерческих организаций с участием государства более 50%. Главное нововведение в том, что закупки будут поделены на конкурентные и неконкурентные. В конкурентных извещение, как правило, будет размещаться в единой информационной системе (ЕИС), а сами такие закупки станут по умолчанию электронными. Исключение – если заказчик указал другой порядок в документации. Если в закупке могут принимать участие только субъекты малого и среднего предпринимательства, то электронная форма становится обязательной, говорится в новом законе. Он впервые предусмотрел правила, по которым заказчики должны подготавливать техническое задание, приравнял запрос котировок и предложений к формам торгов и определил общие требования к ним. Также регламентированы особенности проведения аукционов и конкурсов.

    Электронные площадки: почему никто не готов

    Закон определил порядок проведения конкурентных закупок в электронной форме. Предприниматели должны будут пройти аккредитацию на новых электронных площадках. Чтобы внести денежные средства в качестве обеспечения, поставщику придется открыть специальный счет в банке, который уполномочен Правительством. По словам Калининой, закупки у малого и среднего бизнеса заработают не с 1 июля 2018 года, а только после того, как начнут функционировать новые операторы площадок (ориентировочно осенью). Как сообщали «Ведомости», Правительство продлило банкам срок для заключения договоров с площадками до 1 января 2019 года. Подготовиться не успевают и крупные заказчики: на круглом столе в Совете Федерации они просили дать еще несколько месяцев, чтобы состыковать свои программы с ЕИС. Поставщикам, в свою очередь, нужно время, чтобы открыть банковские спецсчета, писал «Коммерсант». Несмотря на задержку, заказчикам уже сейчас надо учитывать предстоящие изменения, предупреждает Калинина.

    В конце апреля «Ведомости» сообщали, что проект требований Правительства к спецсчетам может заблокировать малому и среднему бизнесу доступ к закупкам. Как следовало из публикации, проект предусматривал, что предприниматель может одновременно открыть спецсчет только в одном банке, который привязан к одной площадке. Но в итоговом тексте постановления, опубликованном 4 июня 2018 года, такого положения нет. «Спецсчета можно будет открывать в разных банках», – успокаивает Калинина.

    Конкурентные закупки: новые ограничения

    Кроме того, заказчикам теперь запрещено требовать обеспечение заявок, если начальная цена договора в конкурентной закупке составит меньше 5 млн руб. Это облегчит жизнь малому бизнесу, но, с другой стороны, недобросовестным поставщикам будет легче заниматься демпингом и закупочным рейдерством, оценивает партнер DS Law Мария Калинина. Порядок проведения конкурентной закупки предусматривает права и обязанности сторон. Участники могут направлять запросы о разъяснении положений документации. Заказчик обязан разместить ответ в ЕИС в течение трех рабочих дней. Конкурентную закупку он может отменить лишь тогда, когда еще не истек срок подачи заявок.

    Что же касается закупок у единственного поставщика, заказчик должен привести в положении о закупках закрытый перечень случаев, когда это возможно, а также способ и порядок их проведения. Такой исчерпывающий перечень, от которого нельзя отклоняться, должен помочь сделать закупки более конкурентными, надеется Анна Большакова из Art De Lex.

    Раньше большинство положений о закупках содержало открытый перечень случаев закупок у единственного поставщика. В результате госкомпании проводили в этой форме треть закупок. Закрытый перечень должен улучшить ситуацию.

    Юрист Art De Lex Анна Большакова

    Помимо этого, появились правила описания товаров, работ или услуг в конкурентных закупках:

    • нужно указать функциональные характеристики (потребительские свойства) объекта, а также технические, качественные и при необходимости эксплуатационные;
    • в большинстве случаев нельзя указывать товарные знаки, фирменные наименования, страну изготовителя и т. д., поскольку это необоснованно ограничивает количество участников закупки;
    • если назвать товарный знак все-таки необходимо, нужно предусмотреть возможность эквивалента. В законе называются исключения, например, требуется запчасть или расходный материал к машине и производитель требует именно оригинал.

    Вместо начальной (максимальной) цены договора можно будет установить цену единицы товара и максимальную цену договора. Еще один вариант – формула определения цены договора и ее максимальное значение.

    По мнению Калининой, 223-ФЗ перестал быть рамочным законом, который определяет лишь общие принципы и передает большинство вопросов на откуп заказчика. Теперь свобода заказчика существенно ограничена.

    Главная тенденция – сближение правил 223-го и и более строгого 44-го законов. Новые ограничения в 223-ФЗ в значительной степени механически списаны с закона о госзакупках 44-ФЗ, но у него совсем другой предмет регулирования.

    Партнер DS Law Мария Калинина

    Тенденция видна на примере новых правил описания предметов закупки. Они списаны из 44-ФЗ, но не адаптированы к специфике корпоративных закупок, продолжает партнер DS Law. Но в целом она выступает за ограничение прав корпоративных заказчиков: «До сих пор это был очень неконкурентный рынок, где было принято ловить рыбу в мутной воде».

    Поставщикам надо уже сейчас подготовить новые положения о закупках, которые бы отвечали всем требованиям новой редакции 223-ФЗ. «Наши юристы помогают акционерным обществам, автономным учреждениям и другим корпоративным заказчикам, чтобы успеть к 1 июля, – поделилась Калинина. – Но далеко не все этим занимаются. В этом случае их подстегнут жалобы поставщиков, когда изменения вступят в силу».

    В конце декабря законодательство о госзакупках (223-ФЗ) претерпело изменения. Все закупочные процедуры переносятся в электронную форму, а к существующим процедурам добавятся конкурс с ограниченным участием, двухэтапный конкурс и другие формы (см. «Законодательство о закупках ждут масштабные реформы»).

    ФАС считает, что поправки позволят бизнесу эффективнее защищать свои права. В частности, список оснований для обжалования действий заказчика стал шире, а подать жалобу могут и лица, в закупке не участвующие, но защищающие свои права и интересы. Но такие жалобы можно подать только пока действует прием заявок в рамках закупки, после этого периода ее могут подать только участники закупки.

    «Стоит отметить, что ими также введены меры защиты от недобросовестных жалобщиков, которые заинтересованы в отмене той или иной закупки на поздних стадиях, т.е. после определения её участников. Меры аналогичны системе контроля, выстроенной в 94-ФЗ и 44-ФЗ и зарекомендовавшей себя довольно эффективно», — подчеркнул заместитель руководителя ФАС России Рачик Петросян.

    В тексте разъяснений отмечается, что рассмотрение жалобы будет ограничиваться только доводами, которые составляют предмет обжалования, однако конечное решение комиссия будет принимать с учетом всех выявленных нарушений.

    Лобов рассказал о нескольких делах, которые ФАС считает прецедентными и важными для судебной практики.

    Первое дело, которое назвал Лобов, касается закупки «Дирекции транспортного строительства», которая нанимала подрядчиков для реконструкции улицы в Санкт-Петербурге (дело № А40-1208/2017). Заказчик выбрал неправильный способ закупки – он провел конкурс с ограниченным участием, а такой вид закупки актуален только для тех видов строительства, которые относятся к опасным или технически сложным. «Необходимо отметить, что если весь объект закупки или незначительная его часть относится к опасным, технически сложным или уникальным объектам, мы говорим о том, что участник вправе провести конкурс с ограниченным участием. Но в этой ситуации комиссия решила, что такой конкурс проводиться не мог», – говорит Лобов. Суды трех инстанций поддержали позицию ФАС.

    Второе прецедентное дело касается государственного заказчика, Управления единого заказчика в сфере капитального строительства города Барнаула, который проводил закупку на строительство школы (дело № А40-30124/2017). Он допустил нарушение: объединил в один лот строительно-монтажные работы и поставку товаров (холодильника, пианино, газонокосилки и др.). Объединив в один лот такие разнородные заказы, организатор сильно ограничил количество участников тендера. Ведь очень мало компаний одновременно занимаются и строительством, и поставками холодильников. Это не единственный пример такого нарушения, это практика нескольких лет.

    При этом есть условие, когда в один лот можно объединить строительство и товары. Оно заключается в том, что товары эти должны монтироваться на этапе строительства. То есть если их закупить потом отдельно, то нужно будет вносить изменения в конструкцию здания.

    Третье дело касается Управления автомобильной дороги общего пользования федерального значения «Вилюй» Федерального дорожного агентства (дело № А40-223872/2017). Оно подтверждает позицию ФАС, что для подтверждения опыта проведения работ участник закупки должен представить в заявке ранее использованные контракты. При этом некоторые участники закупки считают, что для подтверждения их опыта работы достаточно субподрядного контракта. ФАС объясняет: это неправильно, опыт компании подтверждается только контрактами на организацию строительных работ (субподрядные договоры не подходят).

    В четвертом деле (№ А40-190394/2017) заказчик (Управление капитального строительства Республики Северная Осетия-Алания) проводил закупку на строительство противотуберкулезного диспансера на 1,4 млрд руб. Он ошибся в том, что указал в документации описание товаров, которое подрядчик сможет получить только после покупки товара и проведения его исследования и анализа. То есть ни один участник закупки не сможет предоставить заказчику свойства товара до того, как начнет работу. ФАС запрещает требовать от участников те сведения, которые они могут предоставить только после покупки товара.

    В пятом деле заказчик проводил закупку оборудования на 22 млн руб. (дело № А40-207451/2017). В документации организатор указал на свое право одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору, если подрядчик не согласует с ним кандидатуру субподрядчика. «Заказчик вправе установить, чтобы подрядчик уведомил о смене субподрядчика, но согласование или запрет на привлечение субподрядчиков нарушает закон о контрактной системе и закон о закупках».

    В этих пяти делах ФАС привела примеры самых частых нарушений на закупках. Антимонопольное ведомство призывает суды следовать этой практике, а участников и организаторов тендеров – изучить ее, чтобы не нарушать закон.

    Информация об этом размещена на сайте ФАС. При формировании технического задания госаказчики намеренно встраивают в файл формулу, которая автоматически меняет ранее заявленные показатели закупки. После того, как участник закупки заполнит документацию, в ней автоматически появится ошибка, что позволит заказчику признать ее некорректной и отклонить. По словам Петросяна, это нарушение «беспрецедентно по своей наглости».

    Нарушение было выявлено при закупке услуг на 1,7 млрд руб. по ремонту участка автодороги М-7 «Волга». Такая же манипуляция с техническим заданием была обнаружена ФАС при закупке работ по строительству участка дороги ценой в 1,4 млрд руб., которую проводило Министерство транспорта Ростовской области.

    Так, при закупке услуг для автомагистрали Москва-Нижний Новгород заказчик разместил требования к показателям товаров в виде файла в формате «Excel». Когда участник закупки вносил в ячейку таблицы необходимое число, запускалась программа, которая изменяла в другой ячейке исходные данные закупки, а именно менялись единицы измерения. Например, миллиметры становились метрами. Таким образом, заявка становится некорректно заполненной и может быть отклонена заказчиком.

    Петросян напомнил – участники закупок могут пожаловаться на подобные нарушения в антимонопольную службу и тем самым защитить свои права.

    С 1 июля 2018 года для участия в госзакупке поставщику потребуется спецсчет в уполномоченном банке, пишет «Коммерсантъ». На нём будет размещаться обеспечение. Кредитная организация работает только с одной торговой площадкой. Больше одного счета иметь нельзя.

    Подобная конфигурация вызвала замечания у всех сторон. Представители бизнеса говорили, что принцип «один поставщик – один счет» приведет к необходимости постоянно открывать и закрывать счета. При этом банки могут воспользоваться ситуацией и предлагать невыгодные условия, отказаться от которых предприниматель не сможет. Это фактически заблокирует ему доступ к госзакупкам, полагают «Опора «России» и бизнес-омбудсмен Борис Титов.

    На то, что ограничение повредит здоровой конкуренции между банками, указывала Федеральная антимонопольная служба. Кроме того, «массовое открытие более 300 000 таких счетов», по мнению службы, это «значительные временные и трудовые затраты», результатом может стать «фактическая остановка закупок в связи с отсутствием заявок». В свою очередь, торговые площадки опасались, что недосчитаются клиентов, если не работают с их банками.

    Как итог, на заседании рабочей группы под руководством замминистра финансов Алексея Лаврова на прошлой неделе было решено, что спецсчетов можно будет открывать несколько. Ранее Минфин аргументировал свою позицию тем, что множественные счета сложнее идентифицировать.

    В 2014 году пенсионер Федор Кононов* взял 400 000 руб. в «Сетелем Банке» на покупку машины. Платить по кредиту он должен был через терминалы «Сбербанка» не позднее 17-го числа каждого месяца. 15 июня 2015 года Кононов внес очередные 36 384 руб. через программу «Сбербанк Онл@йн», но до счета они «шли» целых десять дней. В это время, по словам пенсионера, ему и членам семьи звонили из банка и грубо требовали погасить долг и штраф за просрочку 3085 руб. Звонки не прекратились даже после того, как клиент принес документы из «Сбера», что внес деньги вовремя.

    Поскольку средства поступили на счет лишь 23 июня, Кононову начислили штраф. В августе он подал иск к «Сетелем Банку», в котором потребовал расторгнуть договор, вернуть 35 771 руб. уплаченных процентов, компенсировать моральный вред в размере 750 000 руб. и 26 575 руб. расходов на лечение в больнице. Пенсионер обосновал требования тем, что попал в Бюро кредитных историй как ненадежный заемщик, а от звонков у него ухудшилось здоровье. Когда дело еще рассматривал райсуд, 17 июня, «Сетелем Банк» сообщил клиенту, что отменяет штраф и прощает остаток долга (16 130 руб.), «согласно клиентоориентированной политике банка».

    По этой причине 27 июня райсуд отклонил иск Кононова. Долгов нет, все обязательства исполнены, а значит, договор уже нельзя расторгнуть, объяснила первая инстанция. Поскольку в этой части иска было отказано, то суд отказал и в компенсации морального вреда и других денежных требованиях. Такое решение поддержала апелляция.

    Нарушения банка остались без внимания

    Но с ним не мог согласиться Верховный суд. Для компенсации морального вреда достаточно одного – факта нарушения прав потребителя, процитировала гражданская коллегия п. 45 постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года. Если договор уже исполнен, это не мешает рассмотреть другие требования потребителя. Несмотря на это, нижестоящие инстанции их фактически не рассмотрели, ограничившись выводом, что договор нельзя расторгнуть. С такими указаниями коллегия под председательством Сергея Асташова вернула дело на рассмотрение в апелляцию.

    Нижестоящие суды проявили типичный подход для споров, в которых заемщик требует расторгнуть договор и компенсировать моральный вред, говорит юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнёры» Дарья Алгунова. Правда, в тех делах клиент обычно злоупотреблял правом и стремился уменьшить свой долг. Суды в этом не разбирались, а отказывали по формальному основанию, что договор исполнен [банком, который выдал кредит], рассказывает Алгунова. Так же случилось в деле Кононова, только на этот раз без внимания остались нарушения со стороны банка.

    Расторгать договор действительно уже нельзя, ведь прекращать нечего. Но требование о возмещении морального вреда связано с другими событиями, полагает управляющий партнер КА «Барщевский и партнеры» Анастасия Расторгуева. Работники банка, которые грубо требовали заплатить штраф, звонили до того, как «Сетелем» простил остаток долга. Да и штраф начислили незаконно, добавляет Алгунова, ведь обязательство по оплате считается выполненным в момент списания с расчетного счета потребителя. Это условие нельзя изменить договором, уточняет юрист.

    * имя и фамилия изменены редакцией

    Ирина Николаевна* закончила юридический колледж, затем – один из ведущих юрвузов страны, два года отработала секретарем в суде, девять лет – помощником, а затем была назначена мировым судьей. Спустя три с лишним года, в октябре 2017 года, она получила должность в одном из районных судов. Там она рассматривает гражданские дела.

    Суд, в котором работает Ирина Николаевна, несколько лет назад переехал в новое, большое, отдельно стоящее здание. Теперь у каждого судьи есть свой просторный зал заседаний (несколько из них оборудованы системой видео-конференц-связи), личный кабинет и отдельная совещательная комната, у сотрудников прокуратуры – комната прокуроров, у других участников процесса – помещения для свидетелей и медиаторов. Однако фактически мало что используется по назначению. Свидетельская оказалась завалена какими-то вещами, а комната для медиации превращена в комнату для ознакомления с делами. «После 1 января 2011 года, когда заработал закон о медиации, в суде появился такой медиатор. Он активно рекламировал свои услуги, однако, насколько мне известно, ни одно дело не было разрешено с его помощью. Сейчас медиатор раз в неделю проводит у нас в суде бесплатные консультации, но я сомневаюсь, что к нему часто обращаются», – рассказала судья. Отдельными совещательными комнатами обычно тоже не пользуются – в большинстве из них еще нет компьютеров, а значит, напечатать решения там невозможно. И только в комнате прокуроров кипит работа – там все необходимое оборудование установлено, а на столах разложены документы. «Хотя многие помещения суда не используются, все равно работать в таком здании – одно удовольствие. До переезда судьи разрешали дела прямо в своих кабинетах», –рассказала судья.

    Все залы и коридоры нового суда – в видеокамерах, которые ведут непрерывную запись, отображаемую на мониторах судебных приставов. Звук не записывается, поэтому каждому судье выдали персональный диктофон – для ведения аудиопротоколирования. За самими служителями Фемиды наблюдают через камеры персональных компьютеров, но эта запись уже не для приставов, она хранится на сервере и просматривается, только если в этом возникает необходимость.

    Кабинеты судей – это табу, посетителям запрещено туда заглядывать. «Сейчас рядовые судьи вообще не ведут прием граждан – это запрещено. Принимает только председатель суда и его заместители», – рассказала Ирина Николаевна. Однако к секретарям и помощникам граждане обращаются постоянно: то сообщить о своем присутствии, то ознакомиться с материалами дела, то задать вопрос, то забрать повестку. За 20 минут, пока судья находилась в совещательной, к секретарю заглянули четыре посетителя.

    Секретари и помощники – отдельная боль для каждого судьи. «В федеральном суде зарплата секретаря с минимальным опытом работы составляет около 12 000 руб., помощника – до 15 000 руб. В конце года или перед праздниками им могут выдать небольшую премию. В мировых судах зарплата секретарей и помощников (они там называются руководителями аппарата суда) почти в два раза больше. Еще один плюс – многим из них государство оплачивает обучение. Тем не менее на таких условиях никто работать не хочет, почти в каждом суде есть свободные вакансии. Мне повезло: у меня и помощник, и секретарь. Правда, секретарь сейчас на экзаменах, и помощник работает за двоих», – рассказала судья.

    В 2016 году Пленум Верховного суда предлагал выделить судебную службу как особый вид государственной и даже подготовил соответствующий законопроект. В нем прописано, что сотрудники аппарата получат особые социальные гарантии, но главное – более высокий заработок. Однако комиссия Кабмина по законопроектной деятельности дала отрицательный отзыв на законопроект (см. «Правительство против появления «судебных чиновников»). С февраля 2017 года документ находится на рассмотрении профильного думского комитета по госстроительству и законодательству под председательством Павла Крашенинникова и еще не прошел ни одного чтения в Госдуме (см. «Глава Суддепа рассказал, как решить проблему комплектования судов»).

    Время работы суда: с понедельника по четверг с 09:00 до 18:00, в пятницу – с 09:00 до 16:45, суббота и воскресенье – выходные. Ирина Николаевна признается: «С момента назначения федеральным судьей я забыла об отдыхе, за все время ни разу больничный не брала. Не то, чтобы нагрузка у мировых и федеральных судей разная, – нет, примерно одинаковая. Но из-за того, что теперь я рассматриваю дела других категорий, приходится тратить много времени на изучение законодательства и практики. Полгода назад у меня вообще ни на что времени не хватало, сейчас стало полегче. Уверена, еще через полгода я уже буду все успевать».

    Сегодня назначено 15 дел: с 09:40 до 16:30 с перерывами 20–30 минут между каждым. В 08:50 судья уже была на работе: проверяла протоколы и знакомилась с вновь поступившими материалами. «Мне за последние несколько дней передали на рассмотрение 110 новых исков – это из-за того, что многие судьи сейчас уходят в отпуск. Всего у меня в производстве около 250 дел», – сообщила Ирина Николаевна. По ее словам, 200 дел – это привычная картина: «У всех судей такая нагрузка». При этом в течение пяти дней со дня поступления иска суд должен принять его к производству, а до истечения двух месяцев – рассмотреть и разрешить (ст. 133, 154 ГПК).

    В ближайшее время у судьи запланирован трехнедельный отпуск: «Но поехать куда-нибудь вряд ли получится: недели две точно буду отписывать решения. Я всегда выношу резолютивки, а уже потом готовлю полный текст. Мне кажется, все так делают». На изготовление мотивированного решения суду дается еще пять дней (ч. 2 ст. 199 ГПК).

    Многие типовые решения пишут помощники, но тут все зависит от их квалификации и нагрузки. Дела посложнее судьи оформляют сами. На написание мотивировочной части решения, по словам судьи, может уйти от 10 минут до нескольких дней в зависимости от сложности дела: «Во время рассмотрения спора я карандашом на полях ставлю всякие галочки, крестики и прочие понятные только мне обозначения, чтобы, ориентируясь на них, потом быстрее отписать решение. Но если со дня оглашения прошло уже много времени, обстоятельства все равно забываются, и потом приходится заново изучать материал». Этим судья обычно занимается по пятницам и во внерабочее время: «Я стараюсь не назначать дел на пятницу – этот день занят утренним совещанием у председателя, которое длится от получаса до часа, и оформлением решений. Плюс секретарям и помощникам тоже нужно время, чтобы привести в порядок материалы дел, оформить протоколы заседаний, напечатать повестки и запросы. Пятница для этого идеально подходит». Но иногда и этот день оказывается занят – каждые полтора-два месяца необходимо ездить на совещания и обучающие семинары в вышестоящий суд.

    Ровно в 09:40 судья появилась в зале и огласила решение – само дело было рассмотрено днем ранее. Затем началось предварительное слушание. Объявление состава суда, зачитывание прав, заявление ходатайств и дача пояснений заняли в среднем 15–20 минут. В этот день было несколько предварительных заседаний, остальные дела рассматривались по существу. Как правило, по каждому спору приходило около двух-трех человек, многие выступали без представителей, свидетелей не приводили, вели себя достаточно спокойно, от участия в прениях отказывались. По пяти делам на стороне ответчика был один и тот же человек – представитель страховой компании, которая находится на территории, подсудной этому суду.

    В среднем каждое заседание длилось 20–30 минут, вынесение и оглашение решения – еще столько же. «Вообще, все индивидуально. Если я для себя уже поняла, какое будет решение, то могу удалиться в совещательную комнату на 3–5 минут – этого времени обычно достаточно, чтобы напечатать резолютивку. А вот если дело сложное, могу и час провести за изучением всех обстоятельств», – говорит Ирина Николаевна. После того, как она оглашала решения, кто-то из участников процесса благодарил за справедливый суд, другие интересовались, куда и в какой срок можно подать жалобу.

    Сразу по нескольким делам пришлось объявлять пятиминутные перерывы – адвокаты никак не могли рассчитать и озвучить сумму требований. «Не так давно в гражданском процессе появилась возможность объявлять перерывы. Это очень удобно. Теперь я объявляю перерывы для примирения сторон, уточнения позиции по спору, предоставления дополнительных документов или когда мне самой нужно время для того, чтобы изучить законодательство по рассматриваемому вопросу», – рассказала Ирина Николаевна. За время перерывов она успевала выполнять какие-то небольшие дела, например, подписывать запросы и исполнительные листы.

    С 13:00 до 13:45 обед, который у судьи занял около получаса – благо, столовая находится прямо в здании. Она открыта для всех, и судьи здесь обедают бок о бок с посетителями, однако ни в какие разговоры не вступают.

    После обеда отправление правосудия продолжилось. Несмотря на активную работу в течение всего дня, график рассмотрения дел потихоньку сдвинулся, и последнее заседание началось минут на 40 позже, чем планировалось. В 17:50 из зала вышли последние участники процесса. Всего за день из 15 дел 9 было разрешено с вынесением решения, 2 – прекращено, 1 – приостановлено в связи с назначением экспертизы, 1 – отложено и по двум назначено основное заседание. Ни одного мотивировочного решения написано не было.

    Домой судья ушла ближе к 19:00, заявив, что сегодня можно закончить и пораньше. В этот день она отработала 10 часов.

    pravo.ru

    Это интересно:

    • Федеральный закон о питании детей до года Питание на молочной кухне в России в 2018 году Как получить молочную кухню для ребёнка? Каждая семья, имеющая новорожденного малыша, имеет право на помощь государства. В частности, на бесплатное питание и питье для ребенка. Кому […]
    • Приказ на проведение реконструкции образец Списание основных средств: образцы приказов Основное средство подлежит списанию в случае его выбытия: продажи, ликвидации, в иных случаях. Как документально оформить списание, как отразить бухгалтерском и налоговом учете, расскажем в […]
    • Приказ об апробации итогового сочинения в школе Приказ об апробации итогового сочинения в школе МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "МИРНОВСКАЯ ШКОЛА №2" СИМФЕРОПОЛЬСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Главная ГИА, ЕГЭ ГИА ГИА -2018 Итоговое […]
    • Повышение социальная пенсия в 2018 году Социальная пенсия с 1 апреля 2018 года Социальная пенсия с 1 апреля 2018 года будет в очередной раз проиндексирована. Выплаты получают разные группы жителей страны, включая инвалидов, пенсионеров и некоторых других жителей России. […]
    • Опасно тяжкие преступления Какие преступления относятся к тяжким согласно УК РФ? Тяжкое преступление УК РФ определяет как одно из самых сурово наказуемых деяний. В эту категорию входят преступления против самых важных и защищенных законом общественных […]
    • Г шалаева правила поведения для воспитанных детей Шалаева. Новые правила поведения для воспитанных детей. Шалаева Г.П. Характеристики Описание Задать вопрос Оставить отзыв Общие Торговая марка АСТ Артикул 1303151 Сертификат ЕАС Страна […]