Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Налоговые схемы ЮКОСа за 2001 год

«Льготные» фирмы регистрировались по утерянным паспортам, а их учредители ничего не знали о торговле нефтью

Ко второму процессу против “ЮКОСа” налоговики подготовились лучше, чем к первому. Компании будет трудно отбиться от претензий: мытари обнаружили, что “льготные” фирмы регистрировались по утерянным паспортам, а их учредители ничего не знали о торговле нефтью.

В распоряжении “Ведомостей” оказались акт МНС по итогам повторной налоговой проверки НК “ЮКОС” за 2001 г.

Мытари потребовали от компании доплатить 98,4 млрд руб. налогов, пеней и штрафов. Ранее заплатить почти такую же сумму (99,3 млрд руб.) МНС потребовало и за 2000 г., а московский арбитражный суд в первой и апелляционной инстанции согласился с этим требованием.

Распоряжение о повторной проверке “ЮКОСа” замминистра по налогам и сборам Игорь Голиков подписал 16 марта. В марте — июне налоговики и сотрудники МВД провели проверочные мероприятия в самом “ЮКОСе”, его добывающих и перерабатывающих “дочках”, допросили физических лиц, учреждавших ряд фирм, зарегистрированных в регионах со льготным налогообложением, и пр.

30 июня акт проверки был направлен в “ЮКОС”, три недели спустя компания отправила в МНС свои возражения. Если налоговое ведомство с ними не согласится, то будет требовать уплаты налогов, штрафов и пеней через суд.

Если сравнивать претензии по 2001 г. с актом по 2000 г., видно, что МНС усовершенствовало свою обвинительную логику и лучше исследовало отношения между “ЮКОСом” и его контрагентами. “Налоговики лучше подготовились к судебному процессу”, — признает один из адвокатов, защищающих компанию.

Налоговики полагают, что в 2001 г. “ЮКОС” занизил налоговую базу по НДС, налогам на прибыль, имущество и на пользователей автодорог на сумму 50,8 млрд руб. Проделано это было, по мнению МНС, через восемь компаний, шесть из которых зарегистрированы в Мордовии (“Ратмир”, “Альта-Трейд”, “ЮКОС-М”, “ЮКОС-Мордовия”, “Фаргойл” и “Марс XXII”), а по одной — в Эвенкийском автономном округе (“Ратибор”) и в Байконуре (“Мега-Альянс”). И налоговики доказывают подставной характер этих компаний.

Среди этих фирм налоговики нашли две, зарегистрированные на утерянные паспорта (“Ратибор” и “Мега-Альянс”). Бывшая единственным учредителем “Мега-Альянса” Гульнура Жукова, говорится в акте, сообщила управлению ФСБ по космическим войскам, что о компании ничего не знает, а паспорт потеряла. Фирма не арендовала помещение в Байконуре и не могла хранить и приобретать нефть и нефтепродукты, а “стоимость имущества у предприятия отсутствует”.

А руководитель “Марса XXII” Татьяна Субботина сообщила МНС, что в штате компании была одна, а “фактически финансово-хозяйственную деятельность осуществляла НК “ЮКОС”. Руководством ее компанией и оформлением договоров, по ее объяснению, занималась НК, а их оплата проходила через централизованную бухгалтерию “ЮКОСа”. Исполнительный директор “ЮКОС-Мордовии” Елена Гаврилина поведала обвинителям, что не в курсе, где находилась реализуемая ее фирмой продукция и как она транспортировалась. Деятельность Гаврилиной, по ее объяснениям, сводилась к сдаче документов в саранскую налоговую инспекцию.

“Подставные” фирмы, пишут налоговики, “день в день” продавали “ЮКОСу” и нефтеперерабатывающим заводам нефть, купленную у добывающих “дочек” “ЮКОСа” или друг у друга. При этом нефть не покидала узлы учета добывающих компаний. К примеру, в июне 2001 г. “Ратмир” приобрел у “Томскнефти” и “Юганскнефтегаза” 4 млн т нефти по цене 1291 руб./т, а продал “Ратибору” по цене 1600 руб./т. За год выручка “Ратмира”, приписанная МНС “ЮКОСу”, составила 44,4 млрд руб., а недоплаченные НДС и налог на прибыль — 6 млрд. Ценовая политика “собственников” нефти, пишет МНС, формируется и контролируется “ЮКОСом”, сами они “созданы и поставлены на учет исключительно с целью использования льготного налогового режима”, а в сделках по перепродаже нефти “фактического участия не принимали”. Юристы “ЮКОСа” на это возражают, что компании не обязаны “вести торговую деятельность по месту нахождения предмета торговли”.

Еще одним аргументом налоговиков стал договор простого товарищества, заключенный руководителями нескольких “подставных” фирм с сотрудниками “ЮКОСа”. Юристы компании возражают, что термина “подставные” фирмы в законодательстве нет, а признание фирм взаимозависимыми не дает налоговикам оснований приписывать “ЮКОСу” налоговые обязательства других фирм. Проверяющие произвольно лишают эти компании правосубъектности, отмечают защитники “ЮКОСа”.

Полученные от налоговой экономии средства четыре из восьми фирм, указывают налоговики, на следующий год перечислили в юкосовский Фонд финансовой поддержки развития производства. В 2001 г. они пополнили фонд на 32 млрд руб., а в 2002 г. — на 84 млрд руб.

Самым узким местом в обвинении МНС стало требование уплаты экспортного НДС по ставке 20%. Вчера компания заявила, что потребует от государства возместить 45 млрд руб. НДС за 2000-2001 гг., которые налоговики потребовали уплатить. Налоговики не оспаривают факт экспорта нефти и не выдвигают претензий к документам, обосновывающим нулевую ставку НДС. Но “в связи с тем, что выручка “собственников” от реализации нефти и нефтепродуктов на экспорт является выручкой НК “ЮКОС”, то и документы, подтверждающие право на нулевую ставку, должен был предоставлять он. А раз этого сделано не было, НДС должен взиматься по ставке 20%, считает МНС. Если вычесть НДС, а также пени и штрафы за его неуплату из претензий налоговиков, то сумма требований к “ЮКОСу” за 2001 г. уменьшится на 57,7 млрд руб., т. е. почти на 59%.

www.compromat.ru

10 лет делу ЮКОСа: почему власть будет преследовать компанию до последнего

Ровно 10 лет назад, 2 июля 2003 года был задержан Платон Лебедев — соучредитель «Менатепа», а чуть раньше — один из руководителей ЮКОСа. Началось планомерное уничтожение государством крупнейшей российской компании. Арест Лебедева не казался тогда окончательным поражением ЮКОСа и ее основного владельца Михаила Ходорковского.

Десять лет в заключении — это очень долго по любым меркам. В неволе недавний юбиляр Ходорковский провел почти каждый пятый день своей жизни (26 июня ему исполнилось 50 лет). Лебедев — чуть меньше: он на 7 лет старше. Казалось бы, его уже можно отпустить: политических амбиций Лебедев никогда не проявлял.

Но судебные решения о сокращении наказания Лебедеву и условно-досрочном освобождении (УДО) уже трижды обжаловались.

На воле Лебедев слыл регулярным нарушителем общеустановленных правил и продолжал «воевать» против норм во время первой половины срока. Под этим предлогом суды отказывают ему в УДО. Хотя последние характеристики из колоний положительные, несопоставимые со свободолюбивым образом Лебедева 10-летней давности: вежливо относится к персоналу, принимает участие в работах по благоустройству территории согласно графику и в мероприятиях воспитательного характера, положительно на них реагирует.

В вину Лебедеву (что препятствует досрочному освобождению) ставится отчуждение другому осужденному предметов, находящихся в личном пользовании (сигарет) и отчуждение еще одному заключенному продуктов питания. Плюс невыход на прогулку, которая вообще-то является правом, а не обязанностью осужденных. Все эти злостные нарушения режима относятся к 2005–2006 годам. Во второй половине срока Лебедев, кажется, научился не раздражать надзирателей несоблюдением «режимных моментов». Но в выражениях менее сдержанным не стал: откладывающих его освобождение судей он иначе как «шпаной в мантиях не называет». Едко Лебедев вел себя и во время процесса 2010 года: «Ну Лахтин [гособвинитель на втором процессе] потом будет показания давать!»

Дело ЮКОСа стало поворотным моментом в политической и экономической истории России 2000-х. Оно разрушило деловой климат и похоронило надежды на реформу правоохранительной и судебной системы. Когда дело ЮКОСа только развивалось, у многих были иллюзии: это большая политика, борьба за власть. Ходорковский, дескать, представлял угрозу конституционному и общественному строю. Думал о превращении страны из президентской республики в парламентскую, финансировал оппозицию и гражданские организации. В борьбе с таким все средства хороши.

В отношении среднего и малого бизнеса, а также крупных корпораций без политических амбиций все будет не так.

Не получилось. Российское право формально не является прецедентным: решение, принятое судьями по конкретному случаю, не становится универсальным законом. Но в деле ЮКОСа прецедентом стала не интерпретация действий корпорации как уклонения от налогов, мошенничества или отмывания денег. Прецедентом стала модель поведения государства. Выяснилось, что госорганы могут, произвольно выбрав в корпоративном мире объект для атаки по политическим причинам, полностью его разрушить, надолго изолировать владельцев, а наиболее «вкусные» части бизнеса включить в конкурирующую госкомпанию. Разрушенным оказался не только ЮКОС, а правовой и предпринимательский климат — условия, в которых работает весь бизнес.

Модель поведения политического руководства страны в отношении ЮКОСа с благодарностью переняли тысячи мелких начальников, у которых тоже есть компании-фавориты и предприниматели-соперники. На годы было заторможено развитие гражданского общества: пример опальных олигархов научил остальных, что нельзя помогать тем, кто занимается политикой или может на нее влиять.

Единственная в институциональном отношении польза, принесенная делом ЮКОСа: российские бизнесмены четко усвоили, где проходит грань между допустимой и совсем уж бессовестной минимизацией налогового бремени. Стало невозможным возвращение к 1990-м, когда уклонение от налогов было всеобщим и беспардонным. Но этого эффекта можно было достичь без тотального разрушения правовых основ экономики и делового климата. Атомная бомба не лучшее средство борьбы с кротами и грызунами. А пушка — для борьбы с воробьями.

Конечно, владельцы и менеджеры ЮКОСа далеко не ангелы.

Никто другой в высшей лиге российского бизнеса так активно и демонстративно не занимался минимизацией налогов. На корпорации лежал «первородный» приватизационный грех, вызывавший перманентное раздражение госчиновников и потенциальное одобрение ее наказания широкой общественностью. Залоговые аукционы (передача в частные руки акций в обмен на заем, предоставляемый покупателями государству), да еще с ограничением конкуренции (в 1995 году не только «Менатеп» хотел приобрести ЮКОС) — далеко не «чистая» приватизация. 78% акций ЮКОСа «Менатеп» получил за $309 млн, а уже 2 года спустя компания стоила $9,3 млрд. В момент приватизации у ЮКОСа еще был долг $300 млн по налогам и зарплате. Но честной эту сделку не назовешь ни по каким стандартам. Видимо, справедливая оценка стоимости ЮКОСа в 1995 году с учетом долгов — $3,5–5 млрд.

Но судили владельцев ЮКОСа и саму компанию совсем не за это.

Можно ли было перейти от «дикого капитализма» 1990-х к цивилизованному, не разрушая при этом основ функционирования в стране частного бизнеса и гражданского общества? Я уверен, что да. К 2004 году в России были окончательно упразднены внутренние офшоры (кроме Калининграда). Это можно было сделать и на пару лет раньше. На пару лет раньше были снижены налоги — ровно с этого момента стало возможным платить их честно. Правила игры в 1990-х предполагали двойную имитацию: государство делало вид, что пытается собрать налоги по запредельным ставкам, не предоставляя взамен госуслуг, которые оправдывали бы европейский уровень налогообложения. А бизнес лишь делал вид, что эти налоги платит.

В налоговом деле против ЮКОСа было меньше нарушений и натяжек, чем в последующих делах против Ходорковского и Лебедева. Но и в том деле компанию судили фактически за то, что 1) противоречило духу, а не букве закона, 2) было в согласии с принятыми на тот момент обычаями деловой практики. Это и разрушило деловой и общественный климат, открыв перед госорганами возможность абсолютно произвольной интерпретации закона. Результат — переход от анархического капитализма не к цивилизованному, а к авторитарному госкапитализму с устранением конкуренции из экономической и политической жизни.

Альтернативный вариант мог выглядеть очень просто. Налоговая реформа должна была очень четко совместить снижение номинальных налоговых ставок и отмену всевозможных лазеек и льгот. Одновременно госчиновники должны были объявить: мы понимаем, что формально установленные правила игры до сих пор соблюдать было невозможно. Они просто исключали возможность бизнеса. Теперь мы упрощаем правила и закрываем глаза на их неисполнение в прошлом — не будем преследовать за нарушение неисполнимых установлений до даты «икс».

После нее у всех начинается новая жизнь. Например, более чем двукратно снижая НДФЛ, государство вправе рассчитывать, что топ-менеджеры крупнейших корпораций больше не будут получать статус индивидуальных предпринимателей и патенты, дающие право на уплату личных налогов по упрощенной системе. А значительно снижая НДС и налог на прибыль, государство вправе ожидать, что крупный бизнес не только перестанет реализовывать продукцию через фирмы во внутренних офшорах, но и, например, не будет использовать трансфертные цены для снижения налогов. Одновременно, правда, нужно было упростить возможности внутрикорпоративного финансирования.

Сложнее было разобраться с приватизационными грехами. Возможно, все-таки следовало пойти по пути уплаты компенсационного налога.

Чиновники решили распорядиться имевшейся у них властью по-другому. У них все получилось. Но не «по уму», а только благодаря грубой силе. Теперь никто не может спать спокойно, и так будет еще долго. На тюремных нарах спится плохо. Судьи, гособвинители и вдохновители их побед тоже не могут расслабиться. Они навеки, намертво приковали себя к власти. Ведь если она когда-нибудь сменится, роли в судебном процессе поменяются: тут Лебедев прав. Придется держаться до последнего. Месть — одно из самых сильных чувств. Поэтому нарисовать сценарий перехода к цивилизованному капитализму в 2003 году куда проще, чем сейчас продумать сценарий мирной трансформации России из авторитарного режима в демократический.

www.forbes.ru

Конституционный суд разрешил не платить компенсацию бывшим акционерам ЮКОСа

В декабре прошлого года Конституционный суд рассмотрел запрос Минюста о возможности не исполнять постановления ЕСПЧ, который в 2014 году обязал РФ выплатить бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию €1,86 млрд. Именно в такую сумму Страсбург оценил нарушения их прав при банкротстве компании. Однако Минюст уверен, что такое решение ЕСПЧ нарушает принцип справедливости и юридического равенства. КС сегодня говорил о поиске компромиссного решения, но компенсацию разрешил не выплачивать. Однако не исключил, что РФ может выплатить акционерам некие суммы «на основе доброй воли».

КС: Конституция для РФ в приоритете

Председатель КС Валерий Зорькин на сегодняшнем заседании отметил, что Конституционный суд готов к поиску правомерного компромисса, оставляя за собой установку его границ в пределах Конституции РФ. «Постановление ЕСПЧ не отменяет для России приоритет Конституции», – заявил Зорькин. Он считает, что Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию.

При этом КС разъяснил, что РФ не отказывается от обязательств исполнять решения ЕСПЧ, но будет реализовывать только те постановления, которые соответствуют национальной Конституции.

«В силу положений Конституции РФ и основанных на них правовых позиций Конституционного суда, постановление ЕСПЧ не может быть исполнено в части возлагаемых на нее мер индивидуального и общего характера и в части присужденной компенсации, если толкование Конвенции по правам человека, на котором основано такое постановление, нарушает соответствующие положения Конституции РФ, относящиеся к правам и свободам человека и гражданина, а также к основам конституционного строя РФ», – разъяснил Зорькин.

Отступление от обязанностей подчиняться ЕСПЧ является единственным способом соблюсти Конституцию, считает глава КС. Зорькин обратил внимание, что Основной закон обязывает всех российских резидентов платить налоги, а ЮКОС использовал изощренные незаконные схемы, чтобы от этого уклониться, и компания проявила себя в качестве «злостного неплательщика налогов».

Компания «ЮКОС» уклонялась от налогов в таком «беспрецедентном масштабе», что это «угрожало принципам» демократического правового государства, что обязывало власти действовать в исполнительном производстве как можно более эффективно, с тем чтобы противодействие недобросовестных налогоплательщиков могло быть преодолено, отметил Зорькин. По его словам, правонарушения «ЮКОСа» были «системными, масштабными и длительными, а компания «активно воспрепятствовала налоговым проверкам». Компания использовала изощренные схемы ухода от налогов и после ликвидации оставила за собой непогашенную задолженность в размере 227 млрд рублей. «Наличие в деятельности ЮКОСа масштабных схем уклонения от уплаты налогов не отрицал и ЕСПЧ. В этом контексте выплата акционерам компании беспрецедентной суммы из бюджетной системы, которая не получала от нее огромные налоговые платежи, необходимые для выполнения публичных обязательств перед гражданами России, противоречит конституционным принципам равенства и справедливости», – говорится в официальной позиции КС.

Не исключил он и того, что Россия «на основе доброй воли вправе произвести определенные выплаты бывшим акционерам компании», пострадавшим от неправомерных действий ее менеджмента, за счет вновь выявляемого имущества ЮКОСа.

История вопроса

ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию летом 2014 года, такое решение Страсбург принял на основании своего постановления от 2011 года, в котором признал, что ЮКОС понес материальный ущерб в результате нарушений российскими властями Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ признал тогда, что российские власти неправомерно взыскали с нефтекомпании €1,8 млрд штрафов за налоговые правонарушения в 2000 и 2001 годах.

Страсбургский суд отметил, что решение о привлечении ЮКОСа к налоговой ответственности за 2000 год было вынесено в апреле 2004 года, то есть через три года после правонарушения. ЕСПЧ предложил сторонам обсудить вопрос о компенсации, однако договоренность по нему так и не была достигнута. Тогда суд сам определил размер выплат. ЕСПЧ признал завышенным исполнительский сбор приставов в 7% за взыскание этих незаконных штрафов и остальных налогов в 2000–2003 годах, посчитав справедливой ставку в 4%. Также ЕСПЧ учел уровень инфляции евро с того времени и до момента вынесения постановления. Таким образом, сумма «прямого материального ущерба» ЮКОСу составила €1,866 млрд.

Жалобу в ЕСПЧ от имени ЮКОСа подал в 2004 году лондонский адвокат Пирс Гарднер. Изначально сумма требований составляла €81 млрд компенсации прямого ущерба и €29,6 млрд процентов, но позже она была сокращена до €37,98 млрд, что, по мнению заявителей, соответствовало стоимости ЮКОСа на момент ликвидации.

«Произвольный» и «избирательный» подход ЕСПЧ

Минюст, после того как Владимир Путин в декабре 2015 года подписал закон, который позволяет КС оценивать возможность исполнения или даже отменять решения международных органов по защите прав и свобод человека, обжаловал постановление ЕСПЧ. Министерство утверждает, что позиция Страсбургского суда расходится с положениями Конституции РФ, а также нарушает принцип справедливости и равенства. Нарушения заявитель увидел в том, что компенсация присуждена неопределенному кругу лиц, в отношении которых не было установлено каких-либо нарушений Европейской конвенции по правам человека и которые не являлись стороной судебного процесса в ЕСПЧ. Минюст утверждал, что Страсбург произвольно и избирательно подошел к определению процессуального статуса акционеров ЮКОСа, а также не рассмотрел вопрос о причинении им вреда действиями российских властей. По мнению Минюста, суд поставил акционеров ЮКОСа в преимущественное положение перед другими россиянами, подающими жалобы в ЕСПЧ.

В своем обращении в КС Минюст также настаивал на том, что взыскание штрафов с ЮКОСа в нарушение сроков было основано на Конституции. Кроме того, оспаривает министерство и вывод ЕСПЧ о непропорциональности взыскания. Заявитель утверждает, что Страсбург проигнорировал действующее на тот момент законодательство РФ об исполнительном производстве, регламентирующее порядок и основания для взыскания штрафов.

Адвокат Пирс Гарднер в декабре в КС не приехал, но прислал отзыв, который был приобщен к материалам дела. Юрист настаивал, что Минюст не сумел доказать противоречие страсбургского решения Конституции, а потому запрос ведомства не может быть удовлетворен. Он также напомнил, что ст. 35 и 53 Основного закона дают каждому россиянину право на защиту частной собственности и справедливую компенсацию, если ему причинен вред действиями властей. Следовательно, по мнению защитника, решение ЕСПЧ должно быть исполнено (см. «Как в старом еврейском анекдоте»: КС рассмотрел решение Страсбурга по «делу ЮКОСа»).

Мнения разделились

КС рассматривал дело больше месяца и даже, учитывая его резонансный характер, принял решение разместить в открытом доступе поступившие в суд материалы. Так, Институт права и публичной политики в своем заключении по делу отметил, что выплата компенсации, присужденной ЕСПЧ, не только не противоречит, а прямо следует из общих принципов соотношения Конституции и постановлений Страсбурга.

В заключении Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, напротив, говорится о том, что примененная ЕСПЧ методология присуждения и распределения компенсаций является юридически несостоятельной. В Институте уверены, что исполнить постановление невозможно, так как компенсация присуждена неопределенному кругу лиц, установить который не получится.

В Санкт-Петербургском госуниверситете заметили, что КС должен будет дать конституционно-правовую оценку другим основаниям для таких выплат, кроме международного обязательства РФ исполнять постановления Страсбургского суда. В заключении университета сказано, что ряд базовых принципов Конституции вступает в противоречие как с исполнением решения ЕСПЧ, так и с основаниями для его принятия.

Доцент школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля Константин Дегтярев и доцент департамента права Европейского гуманитарного университета Максим Тимофеев в своих соображениях отмечают: если КС решит, что исполнение постановления ЕСПЧ невозможно, это станет причиной конституционного кризиса в стране. А разрешить его будет возможно только путем последующего игнорирования властями России решения КС. По мнению экспертов, постановление Страсбурга невозможно изменить, поэтому обязательство по его исполнению будет сохраняться, а задолженность России будет возрастать. В какой-то момент правительство вынуждено будет нарушить решение КС, что негативно скажется на авторитете суда.

pravo.ru

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Мутные воды в деле ЮКОСа

Длительные и скучные процессы в международных судах редко приобретают культовый статус и становятся символами невзгод целой страны. Но именно таким стало дело ЮКОСа, в рамках которого рассматривается предположительно незаконное и политически мотивированное присвоение крупнейшей в России нефтяной компании российским государством и последующее заключение в тюрьму ее владельца Михаила Ходорковского.

С момента своего начала в 2005 году эта правовая драма увлекла и расколола на два противоположных лагеря экспертов в области права, общественность и политических наблюдателей, которые долго ломали голову над византийским сводом правил и событиями, которые в 2014 году заставили суд в Гааге вынести решение, обязывающее Россию выплатить акционерам ЮКОСа рекордные 50 миллиардов долларов.

В попытке вернуть себе потерянные средства бывшие акционеры ЮКОСа, которых на Западе многие называли жертвами путинского режима, подали ряд исков, попросив суды в нескольких юрисдикциях заморозить активы России. Однако эта бурная борьба за потерянные средства продлилась недолго. Ранее в этом году голландский суд неожиданно вынес решение о том, что Россия не должна платить акционерам, отвергнув решение суда в Гааге на основании нарушений норм процессуального права. Международный суд в Гааге постановил, что у него нет необходимых полномочий для рассмотрения этого дела, поскольку оно было возбуждено в рамках Договора к Энергетической хартии, который Россия не ратифицировала.

В конце ноября парижский апелляционный суд нанес еще один удар по акционерам ЮКОСа, решив разморозить некоторые активы российского государства, которые были заморожены после решения о выплате акционерам 50 миллиардов долларов. Теперь, когда иск разваливается на части, постепенно укрепляются надежды на то, что эта 22-летняя сага, наконец, завершится, заглушив тот шум и дезинформацию, которые окружали Ходорковского и его команду.

Что означает отмена арбитражного решения по делу ЮКОСа?

Роскосмос отказался поставлять ракеты во Францию

ЮКОС — бесконечная история

Либеральный империализм Ходорковского

День 25.11.2016
Если отвлечься от процессуальных аспектов, которые могут заинтересовать лишь узкий круг экспертов в области права, в деле ЮКОСа больше всего недоумения вызывает стремительное превращение одного из самых грозных олигархов и самых влиятельных людей России в защитника прав человека такого масштаба, которого мы не видели со времен Александра Солженицына и Андрея Сахарова.

И это вовсе не преувеличение: многие искренне надеялись на то, что Ходорковский получит Нобелевскую премию мира в 2011 году за свою смелую борьбу против беззакония и коррупции в России. Но кем был основатель ЮКОСа, если не продуктом этой самой коррумпированной и беззаконной системы? Его подъем сопровождался обвинениями в коррупции, продажности и даже убийстве. И теперь, когда, находясь в своем уютном доме в Лондоне, он оплакивает неудачную попытку России выстроить демократию, резкий контраст между его словами и прошлыми делами остается слишком значительным, чтобы его можно было просто проигнорировать. Стоит напомнить, что, прежде чем Ходорковского отправили в тюрьму за мошенничество, хищения и отмывание денег — именно тогда западные правозащитные группы провозгласили его «узником совести» — он был воплощением коррумпированного российского государства начала 1990-х годов. Бывший член Ленинского комсомола и будущий основатель ЮКОСа поднялся после того, как его Банк МЕНАТЕП поддержал нуждавшееся в средствах правительство Бориса Ельцина, что позволило банку получить место в первом ряду, когда началась приватизация государственных предприятий. МЕНАТЕП купил ЮКОС, одну из крупнейших нефтяных компаний, всего за 300 долларов. Как в 1996 году написало издание New York Times, «иностранным инвесторам было запрещено принимать участие в торгах за самые желанные позиции, и на аукционах выигрывали те самые банки, которым правительство поручало организовывать эти аукционы и которые покупали предприятия за ничтожную долю минимальной ставки».

Когда Ходорковский получил ЮКОС, его статус и влияние в российской политике начали расти. Уже в 1999 году в отношении Ходорковского было начато расследование по обвинению в использовании офшорных компаний для ухода от налогов. Власти США тоже обратили внимание на коррумпированную сеть, которую плел ЮКОС, и начали расследование в отношении этой компании по подозрению в отмывании денег: речь шла о сумме в 10 миллиардов долларов — это было самое крупное подобное дело в американской истории. В то время дело ЮКОСа поставило вопрос о том, не создают ли западные институты благоприятные условия для коррупции: старший вице-президент Банка Нью-Йорка, которого Ходорковский использовал в своих целях, был женат на вице-председателе ЮКОСа.

Однако самая очевидная цепочка обвинений, которая должна была предотвратить канонизацию Ходорковского на Западе, касается тех убийств, которые совершали люди, тесно связанные с ЮКОСом. Мэр сибирской нефтяной столицы Нефтеюганск, Владимир Петухов, был убит в 1998 году членами местного криминального синдиката, который был связан с Алексеем Пичугиным, руководителем службы безопасности компании, и Леонидом Невзлиным, крупным акционером ЮКОСа. Пичугину также предъявили обвинение в том, что он попросил своего помощника, Сергея Горина, организовать заказное убийство Ольги Костиной, сотрудницы Группы МЕНАТЕП. В результате расследования высинилось, что Пичугин распорядился убить Горина и его жену, после того как они пригрозили рассказать о его плане властям.

В рамках другого судебного процесса было установлено, что Пичугин действовал по приказу Невзлина, а в 2015 году в этом деле появилось имя самого Ходорковского. Кроме того, владельца ЮКОСа обвинили в попытке убийства бизнесмена Евгения Рыбина в 1999 году. По всей видимости, Петухов был убит, потому что он пытался заставить ЮКОС заплатить налоги, которые кампания задолжала государству.

Даже сотрудники компании не могли чувствовать себя в безопасности. Стивен Кертис (Stephen Curtis), британский юрист-миллионер, создавший сложную схему ухода от налогов, чтобы спрятать активы ЮКОСа, погиб в результате странного крушения вертолета. В тот момент Кертис был единственным директором компании, которая контролировала 50% акций ЮКОСа, и он должен был управлять активами Ходорковского, пока тот отбывал свой 9-летний срок в тюрьме за мошенничество и хищения.

Хотя осуществление правосудия не в нашей власти — пусть этим занимаются суды — обстоятельства, окружавшие подъем и крах ЮКОСа, выглядят крайне подозрительно. Учитывая то, сколько людей погибло в дни расцвета российского дикого капитализма 1990-х годов от рук разношерстной группы олигархов, возведение Ходорковского в его нынешний статус жертвы режима стоит воспринимать со здоровой долей скептицизма. В конце концов, поднявший меч от меча и погибнет.

inosmi.ru

Налоги юкоса

Жалоба на €1,866 млрд

Конституционный суд (КС) разрешил не платить бывшим акционерам ЮКОСа €1,866 млрд по решению Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). КС признал, что постановление Страсбурга противоречит нормам российской Конституции. «Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию России», — заявил председатель КС Валерий Зорькин. При этом он добавил, что КС не отказывается от обязательств исполнять решения ЕСПЧ.

В июле 2014 года ЕСПЧ признал нарушенными права акционеров ЮКОСа и потребовал выплатить им €1,866 млрд в качестве компенсации. Согласно решению Европейского суда, российские власти незаконно предъявили налоговые претензии к ЮКОСу, пропустив сроки давности, которые составляли всего три года. Страсбургский суд указывал, что налоги не были выплачены в полной мере, согласно материалам дела, в 2000-м и начале 2001 года, претензии к компании Михаила Ходорковского возникли только в 2004 году. Последующий судебный процесс повлек банкротство компании и переход ее активов к «Роснефти».

Согласно решению, власти допустили ограничение прав ЮКОСа в отношении справедливого суда в рамках процесса по налоговым платежам за 2000 год: юристам ЮКОСа не было предоставлено достаточно времени, чтобы ознакомиться с материалами дела в первой инстанции (на изучение 43 тыс. страниц у стороны защиты было всего четыре дня). В остальных судебных процессах по «делу ЮКОСа» ЕСПЧ процессуальных нарушений не выявил.

Сумма в размере €1,866 млрд сложилась из компенсации за штрафы, которые министерство по налогам и сборам наложило на ЮКОС в 2000 и 2001 годах в результате налоговой проверки, а также возврата части семипроцентного исполнительского сбора, который был взыскан с компании. «Такая сумма беспрецедентна для ЕСПЧ, я не слышал о сопоставимых компенсациях», — объяснял РБК адвокат Вадим Клювгант, защищавший Ходорковского по уголовным делам в России. Клювгант отмечал, что Европейский суд не ставит перед собой задачу оценить все потери компании и возместить ущерб, а присуждает компенсацию за нарушенные права, предусмотренные Европейской конвенцией.

Иск акционеров ЮКОСа был подан в ЕСПЧ в апреле 2004 года. К рассмотрению по существу жалоба была принята лишь 30 января 2009 года. Бывшие владельцы компании просили признать действия России незаконными, заявляя, что у них отобрали собственность, и требовали возместить ущерб на сумму более €100 млрд.

Позиция Конституционного суда

ЕСПЧ пришел к выводу о неправильном взыскании штрафов, поскольку «имело место применение обратной силы закона», указано в решении КС. Инстанция указывает, что подобная правовая коллизия вполне допустима: в июле 2005 года Конституционный суд «разрешил взыскивать долги с налогоплательщиков, если они использовали положение о сроках давности вопреки его предназначению, в ущерб правам других налогоплательщиков».

«Деятельность компании ЮКОС как злостного неплательщика налогов, с учетом занимаемого ею места в экономике страны, имела праворазрушающий эффект. Компания использовала изощренные схемы ухода от налогов и после ликвидации оставила за собой непогашенную задолженность в размере 227 млрд руб. Наличие в деятельности ЮКОСа масштабных схем уклонения от уплаты налогов не отрицал и ЕСПЧ», — отметил КС.

В этой связи Конституционный суд назвал «беспрецедентной» и противоречащей «принципам равенства и справедливости» компенсацию, назначенную ЕСПЧ. «Уклонение от уплаты налогов в таком беспрецедентном масштабе непосредственно угрожало принципам правового демократического социального государства, что обязывало власти действовать в исполнительном производстве как можно более эффективно», — говорится в решении.

По этим причинам, подчеркнул КС, исполнение решения ЕСПЧ невозможно, но Россия может добровольно заплатить бывшим акционерам ЮКОСа, пострадавшим от действий команды Ходорковского. Выплаты могут проводиться «за счет вновь выявляемого имущества ЮКОСа».

Минюст против ЮКОСа

Россия пыталась обжаловать решение Европейского суда в Большой палате ЕСПЧ, но коллегия из пяти судей Страсбурга не стала передавать ходатайство для рассмотрения по существу.

В декабре 2015 года президент Владимир Путин подписал закон, разрешающий Конституционному суду игнорировать решения Европейского суда по правам человека. По запросу президента, правительства или национальных судов КС может проверить, соответствует ли постановление Страсбурга нормам российского законодательства.

Как пояснял в связи с этим судья КС Сергей Маврин, международное право по-прежнему обладает приоритетом над национальными законами. «Но Конституция не относится к ординарным законам: это особый правовой акт, находящийся на вершине нашей правовой системы», — говорил он.

В феврале 2016 года поступило первое обращение Минюста по новому закону. Оно касалось постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» от 4 июля 2013 года. В материалах речь идет о безусловном запрете заключенным голосовать на выборах независимо от тяжести совершенного преступления. Страсбургский суд решил, что эта норма противоречит Европейской конвенции.

Тогда же министр юстиции Александр Коновалов не исключил, что ведомство обратится в КС по вопросу возможности исполнения решения ЕСПЧ по «делу ЮКОСа». В результате соответствующее обращение было подано только в октябре. Минюст счел, что обязательства, которые ЕСПЧ возложил на Россию, основаны на применении судом «положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации».

Решение КС стало первым в истории по новому закону, отметил председатель суда Зорькин. Он отметил, что по этому делу могут появиться особые мнения судей. «Два особых мнения, если не передумают», — подчеркнул Зорькин.

«В очередной раз Россия демонстрирует абсолютное презрение к верховенству закона, — заявил РБК Джонатан Хилл, директор по связям с общественностью Group Menatep Limited (GML), представляющей интересы ЮКОСа. — Конвенция четко говорит: каждая страна-участница должна уважать вердикты ЕСПЧ и выплачивать любые компенсации, которые присуждает суд. Решение КС никого не удивляет. Оно подтверждает то, что мы и так знаем: Российская Федерация пойдет на все, чтобы подорвать наши демократические институты».

По словам Хилла, GML «обдумает имеющиеся варианты, выберет наилучший путь действий и будет идти по нему».

Хотя компенсация, присужденная ЕСПЧ, распространялась более чем на 55 тыс. бывших акционеров ЮКОСа, главными ее бенефициарами были Hulley Enterprises и Yukos Universal (обе входят в GML), совместно владевшие более 60% акций нефтяной компании. Эти же структуры в 2014 году выиграли у России дело в гаагском арбитраже, который обязал Россию выплатить рекордную сумму $50 млрд (сейчас решение отменено местным голландским судом, идет апелляция). В начале 2016 года Hulley и Universal писали в комитет министров Совета Европы, призывая его принять меры к тому, чтобы Россия выполнила решение ЕСПЧ.

«Члены Совета Европы обязаны в соответствии в Европейской конвенцией по правам человека исполнять решения ЕСПЧ. В этой связи мы изучим постановление Конституционного суда России и представим развернутый комментарий», — говорится в заявлении представителя генсека Совета Европы Даниэля Хельтгена, которое поступило в редакцию РБК.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не стал комментировать постановление КС, но отметил, что Россия «продолжит в юридическом плане отстаивать свои интересы».

В Минюсте остались довольны решением КС, при этом замглавы ведомства Георгий Матюшкин пообещал подавать аналогичные обращения лишь в исключительных случаях.

«Решение КС по «делу ЮКОСа» лишний раз фиксирует место суда в нынешней конфигурации политической системы России», — отметил в разговоре с РБК член президентского Совета по правам человека Павел Чиков. Он отметил, что не видит особых последствий для российской судебной системы. «Она, условно говоря, находится в таком плачевном состоянии с точки зрения ее репутации, приверженности каким-то ценностям, продвижения принципов права и какой-то независимости от властей — этого вообще не наблюдается», — подчеркнул Чиков.

После решения КС Россия теоретически может быть исключена из Совета Европы, но на практике это вряд ли возможно, сказал РБК федеральный судья в отставке Сергей Пашин.

www.rbc.ru

Это интересно:

  • Приказ 20 по рхбз Приказ мо рф 20 от 2003 года рхбз и сталкер тень чернобыля мод ogs evolution торрент . если полк задолжал поставщикам аж за три года и вопрос . 20. Масло . Приказ МО РФ №400 Эмблемы Министерства обороны РФ и Вооруженных Сил . Войска […]
  • Лоббировать закон ЛОББИРОВАНИЕ Экономика. Толковый словарь. — М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Дж. Блэк. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. . 2000 . Экономический словарь . 2010 . Экономический словарь . 2000 . Смотреть что такое […]
  • Приказ мо рф 2001 369 Приказ мо рф 2001 369 МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 21 августа 2001 г. № 369 «О ПОРЯДКЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» Зарегистрировано в […]
  • Социальный налог вносится работодателем 5.2 ЕДИНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ НАЛОГ Единый социальный налог (ЕСН) в Российской Федерации начали взимать с 1 января 2001 г. в соответствии с гл. 24 Налогового кодекса РФ (часть вторая) от 5 августа 2000 г. №117-ФЗ (в ред. от 24 июля 2002 г.). […]
  • Приказом минфина рф 26н Приказом минфина рф 26н Зарегистрировано в Минюсте РФ 28 апреля 2001 г. N 2689 МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 30.03.01 N 26н ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ "УЧЕТ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ" ПБУ 6/01 (в […]
  • Закон 948-1 Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от 9 октября 2002 г. N 122-ФЗ в […]