Наказание поркой от девочки

Порка на Руси вплоть до ХХ столетия всегда была самым распространенным методом телесного наказания. Изначально ей подвергали представителей практических всех слоев населения, всех полов и возрастов.

«Торговая казнь»

Наказания путем порки были впервые закреплены законодательно в Судебнике 1497 года. Наказывали так за самые различные преступления. Например, могли выпороть за дерзкое высказывание против властей.

Били в основном по задней части тела – спине, бедрам, ягодицам. Чаще всего наказуемого для этого полностью раздевали.

Особого искусства требовало наказание кнутом. Для этого палач должен был отойти от своей жертвы на несколько шагов, а затем раскрутить кнут над головой обеими руками и с громким криком быстро приблизиться к осужденному, обрушив орудие истязания на его спину. Нельзя было дважды бить по одному месту. После каждого удара палачу требовалось смахнуть с кнута налипшую на него кровь и частицы кожи. Как сообщает исследователь Катошихин, обычно экзекуция длилась несколько часов, причем в час наносилось 30-40 ударов кнутом.

Один иностранец, бывший очевидцем такой процедуры, оставил следующее свидетельство: «Палач бьет так жестоко, что с каждым ударом обнажаются кости. Таким образом его

(наказываемого) растерзывают от плеч до пояса. Мясо и кожа висят клочьями».

Многие от этого умирали. Все зависело от индивидуальных особенностей организма, а также от силы нанесения ударов. Некоторые выдерживали и по 300 ударов, а некоторые после первого же удара валились кулем. Если палач жалел наказанного, он мог ударить и послабее (иногда за мзду). А так – мог и забить до смерти.

В петровскую эпоху наказание кнутом называлось «торговой казнью». Ее часто назначали за политические преступления в сочетании с клеймением.

Куда более легким считалось наказание батогами. Последние представляли собой толстые палки или прутья с обрезанными концами. Батоги использовали часто – для выколачивания податей и недоимок, для битья крепостных и подчиненных. Иногда битье батогами назначал суд – за воровство, лжесвидетельство, неуважение к царской семье… Так, батогами был наказан подьячий, который, когда пил за здоровье государя, не снял головного убора.

Происходила экзекуция так. Человека клали на пол или на землю вниз лицом. Один из палачей садился ему на ноги, другой – на шею, обхватив ее коленями. Затем каждый из них брал по два батога и лупил ими жертву по спине и ниже спины, пока наказание не решали прекратить или пока не ломались прутья. При этом запрещено было наносить удары по животу, бедрам и икрам. Также во время экзекуции наказуемый должен был кричать слово: «виноват!». Если не кричал, то наказание продолжали, пока не закричит и не признает своей вины.

Сквозь строй

Более жестоким выглядело наказание шпицрутенами – гибкими прутьями около 2,1 метра в длину и менее 4,5 сантиметров в диаметре. Использовали их в основном для наказания солдат. Это называлось «прогнать сквозь строй». Способ наказания был позаимствован от шведов и в 1701 году введен Петром I в русской армии. Наказанного за ту или иную провинность обнажали по пояс, руки привязывали к ружью, которое было повернуто к нему штыком, чтобы несчастный не мог уклониться от расправы, и проводили меж двух рядов его товарищей, выстроившихся справа и слева от него. Каждый солдат должен был ударить провинившегося по спине шпицрутеном. За избиваемым следовал полковой врач, отсчитывая удары, чтобы наказанного не засекли до смерти и не покалечили.

«Поучения» для детей и женщин

Детские наказания «благословлялись» знаменитым «Домостроем»: «…но и страхом спасать, наказывая и

поучая, а когда и побить». Детей на Руси обычно секли розгами. Розгой называлась связка прутьев, которой наносили удары по мягким частям тела. Наказать розгами могли за любую провинность, причем применялось это наказание не только родителями или воспитателями, но и школьными учителями – скажем, за нерадивость в учении. Иногда секли и девочек.

Применялся такой способ наказания к детям любых сословий: это считалось полезным для ребенка. В больших семьях порой устраивали еженедельные порки по субботам, причем зачастую секли отпрысков не только за реально совершенные проступки, но и для профилактики, «чтоб неповадно было».

Перед тем как провести экзекуцию, пучки розог вымачивали в холодной проточной воде. Иногда вымачивание происходило в соленом растворе, и тогда битье причиняло сильнейшую боль. Однако шрамы после такого наказания оставались редко. Реже для битья подрастающего поколения использовалась веревка с узлами, которой хлестали наотмашь.

Женщин тоже пороли – чаще всего плетью или розгами. Использование твердых предметов и такие способы битья, которые могли искалечить, «Домострой» применять запрещал.

Крестьянку мог «поучить» муж – за дерзкий язык, непослушание или подозрение в измене. Крепостных баб и девок могли выпороть по приказу помещика. В полиции секли женщин, нелегально занимавшихся проституцией. Но совершенно официальные телесные наказания существовали и для представительниц высших сословий. Так, две фрейлины Екатерины II были жестоко высечены розгами за нарисованную ими карикатуру на князя Потемкина.

Еще в екатерининскую эпоху была сделана попытка смягчить существующую систему телесных наказаний. В 1785 году от них были освобождены представители высших сословий, купцы первой и второй гильдий. В начале XIX века были введены различные ограничения – на количество ударов, наказания для больных и стариков и представителей иных категорий. Но в начальных и средних учебных заведениях розги оставались средством «воспитания» вплоть до 1860-х годов.

Полностью телесные наказания в Российской империи отменили только в 1904 году. Окончательную точку в этом вопросе поставили после революции большевики, объявив порки «буржуазным пережитком».

russian7.ru

Порка детей

Я бью своего ребенка. Такая я вот мать. Он боится меня и не слушается всё равно. А я зверею, выхожу из себя каждый день и бью его. Потом меня душат угрызения совести и я бью себя по щекам, больно, много раз. И даю себе обещание не бить своего ребенка вновь. Но снова и снова срываюсь. Теперь уже несколько раз в день. Сегодня утром дала ему по попе за то что он…. даже уже не помню что. Угрожала ему ремнем, когда.

6 способов лояльного наказания ребенка Когда кроха подрастает, у него раскрываются новые способности. К сожалению, одна из них — это умение довести своих родителей до бешенства. Тогда многим родителям кажется, что единственное, что может унять ребенка — хорошенькая порка. Но не все знают что существуют лояльные методы наказания ребенка. Любой психолог скажет, что нельзя применять к ребенку физические методы наказания. Особенно, в столь маленьком возрасте, когда он даже не поймет, почему его ударили. Какие же есть альтернативы у родителей? Способ.

Не бейте детей, никогда не бейте! Поймите, вы бьете в них сами себя, Неважно, любя их иль не любя, Но делать такого вовек не смейте! Вы только взгляните: пред вами — дети, Какое ж, простите, геройство тут?! Но сколько ж таких, кто жестоко бьют, Вложив чуть не душу в тот черный труд, Заведомо зная, что не ответят! Кричи на них, бей! А чего стесняться?! Ведь мы ж многократно сильней детей! Но если по совести разобраться, То порка — бессилье больших.

Мне часто доводилось общаться с будущими мамочками, которые заверяли окружающих в том, что никогда в жизни не поднимут руку на ребенка. Но малыш рождается, проходит немного времени, он начинает пробовать на прочность те рамки, которые устанавливает мама – и все чаще возникают ситуации, когда у любящей родительницы кончаются все аргументы. Единственным способом добиться от ребенка послушания остается физическое наказание, начиная от символического шлепка по попе и заканчивая немилосердной поркой ремнем. В то же время в обществе активно обсуждается, а насколько.

Став родителями, вы должны научить вашего ребенка разнице между приемлемым и неприемлемым поведением. Научить ребенка вести себя так, как вы хотите совсем не так трудно, как вы думаете. Эффективные методы Если ваш ребенок не слушается Вас, попробуйте следующие способы. Они не только смогут призвать вашего ребенка к сотрудничеству прямо сейчас, но и научат его, как вести себя в будущем. Закономерные последствия. Если ребенок увидит закономерные последствия своих поступков, он осознает прямые результаты своего выбора. (Обязательно убедитесь, что последствия не будут.

Я за детский сад. Уменя психолого-педагогическое образование и проблем с адаптацией у детей не было. Раньше мы ходили в маленький летский сад, где с детьми хорошо занимались . Дети всегда были заняты и организованны. Сейчас мы переехали в другой район . Мнсяц назад девочки пошли в новый сад , в одну группу! Соответственно с адаптацией все хорошо. Сегодня впервые девочек забрала бабушка. Лиза рассказала мне , что Аня во все написала и ее воспитательница стукнула по попе, Аня очень долго.

Только обсудили тему с поркой и вот. Сегодня впервые пришли с Лизой на тренировку кудо ( борьба). Конечно мама троих девочек мечтает о танцах, гимнастике, тенисе или цирковой студии. но в нашем районе для 4леток только борьба. Кстати, кудо у нас очень хорошее- многие мои ровестники занимались и привозили первые места с России и мира. Нам прорекламировал таксист)))) что малыши тянутся, кувыркаются, бегаюют, играют. Лиза скпзала «да, я хочу» Сегодня мы первый день ходили в дс на 2часа и так.

Не бейте детей, никогда не бейте! Поймите, вы бьете в них сами себя, Неважно, любя их иль не любя, Но делать такого вовек не смейте! Вы только взгляните: пред вами — дети, Какое ж, простите, геройство тут?! Но сколько ж таких, кто жестоко бьют, Вложив чуть не душу в тот черный труд, Заведомо зная, что не ответят! Кричи на них, бей! А чего стесняться?! Ведь мы ж многократно сильней детей! Но если по совести разобраться, То порка — бессилье больших.

. чувство вины перед старшим ребенком за недостаточно оказываемое внимание? За очередной крик? За то, что жизнь его изменилась гораздо больше, нежели у остальных членов семьи? И еще куча всего за что. Мне интересно, чувство это созидательное или разрущающее? Да и вообще чувство вины — помощник ли в исправлении ошибок или нечто изъедающее тебя изнутри? Я вот частенько замечаю за собой, что всплывают подобные мысли. И вроде бы в какой- то мере это чувство заставляет задуматься и завтра постараться поменять.

НЕ БЕЙТЕ ДЕТЕЙ. 29 ноября 2013, 15:29 НЕ бейте детей, никогда не бейте. Поймите, вы бьете в них сами себя,Неважно, любя их иль не любя,Но делать такого вовек не смейте!Вы только взгляните: пред вами — дети,Какое ж, простите, геройство тут?!Но сколько ж таких, кто жестоко бьют,Вложив чуть не душу в тот черный труд,Заведомо зная, что не ответят!Кричи на них, бей! А чего стесняться?!Ведь мы ж многократно сильней детей!Но если по совести разобраться,То порка — бессилье больших людей!И сколько ж порой на.

Эдуард Асадов Не бейте детей, никогда не бейте!

Эдуард Асадов Не бейте детей! Не бейте детей, никогда не бейте! Поймите, вы бьете в них сами себя, Неважно, любя их иль не любя, Но делать такого вовек не смейте! Вы только взгляните: пред вами — дети, Какое ж, простите, геройство тут?! Но сколько ж таких, кто жестоко бьют, Вложив чуть не душу в тот черный труд, Заведомо зная, что не ответят! Кричи на них, бей! А чего стесняться?! Ведь мы ж многократно сильней детей! Но если по совести разобраться.

Что-то начало выводить из себя. То ли это зима так действует, депрессия темного времени года. то ли просто вот такие люди, но что-то задолбали. Одной год до пенсии, у второй муж умер и ребенок-второклассник на самообслуживание во второй половине дня. И вот им тяжело. Детей в группе у них видите ли много и каждый не мальчик-зайчик а личность с характером. Видимо командовать начинают и поверхностно обращаться в стиле ‘сели-встали-замолчали-упали-отжались’. А у нас в семье на давление реагируют чутко, чувствуют прессинг еще.

www.babyblog.ru

Школа порки

Есть такая английская пословица: «Пожалеешь палкуиспортишь дитя». Палок на детей в Англии и впрямь никогда не жалели. У каждого народа своя национальная школа порки: в Китае любят бамбук, в Персииплеть, в Россиикнут, а в Англиипалку. Шотландские педагоги, должно быть в пику английским, отдавали предпочтение ремню, а в прибрежных районахугревой коже.

Я говорю не только о давно минувших временах. Телесные наказания в государственных школах Великобритании были запрещены только в 1987 году, причем запрещены Европейским судом в Страсбурге. Частным школам понадобилось еще 6 с лишним лет, чтобы отказаться от «мечей», якобы врученных Богом. Так что тема наша почти актуальная. Вспоминать есть о чём и есть кому.

О своем личном опыте рассказывает доктор Иен Элиот:

– К сожалению, у меня есть личный опыт. Я пошёл в школу в 1949 году и страдал там довольно долго. Помню, это было и страшно, и почему-то привлекательно. Это дало нам, маленьким шотландским мальчишкам, возможность показать друзьям и, конечно, девочкам-одноклассницам, какие мы храбрые. Инструментом средневековой пытки были ремни. Не знаю, сколько у нас в Шотландии учителей, но если учесть, что у каждого был свой ремень, то, наверное, этой кожи хватило бы, чтобы сшить сапоги для целого полка эсесовцев. Самое интересное явление – это сексуальные аспекты. Помню одну учительницу, красавицу с типичными для кельтов рыжими волосами. Когда она на минутку отлучалась, мы, конечно, не зубрили, а болтали. Вернувшись, она всегда задавала один и тот же вопрос – кто не работал, а болтал? И мы, послушные мальчишки, поднимали руки, хорошо зная, что нас ждёт телесное наказание от красавицы-шотландки. Не всегда это было приятно, однако. Никакого удовольствия я не получал от ремня директора школы. Он был настоящий псих. Чем страшнее было нам, тем большее удовольствие получал он. Как преподавательская методика, ремень оказался не особенно успешным. Даже спустя полвека правописание у меня не такое как в Оксфордском словаре английского языка.

Почему именно у шотландских школ репутация самых свирепых в Великобритании?

– Мы, шотландцы, очень уважаем свои традиции, даже плохие. Мне лично, хотя правописание у меня неважное, совершенно не страшны ни КГБ, ни «Аэрофлот», ни пол-литра водки без закуски.

Вы отец двоих детей. Ваши дети подвергались телесным наказаниям в школе?

-– В школе – нет. Они учились в Англии, а не в Шотландии. Но дома, как хороший шотландец, я попробовал прибегнуть к ним, но сын стал слишком сильным. Он дал мне сдачи.

Как относились к институту телесных наказаний прогрессивные деятели Великобритании? Процитирую светоча прогресса, выдающегося деятеля английского просвещения доктора Сэмюэля Джонсона: «Воспитание не может не быть жестоким; безрассудных детей усмиряет только страх. Внушать страходна из первейших обязанностей воспитателя».

Философ Джон Локк в «Трактате об образовании» с одобрением отзывается о матери, которая дала своему младенцу восемь шлепков: «Если бы она остановилась на седьмом, то младенец вырос бы пропащим человеком. ».

Но вот те, кого воспитывали палкой, относились к ней не столь прогрессивно. В 1792 году юный автор рукописного школьного журнала «Флагеллант» писал: «У меня нет сомнений, что рука учителя не потянется к розге, если он уразумеет, что она изобретена дьяволом! Я взываю к вам, профессора порки!»

Вернемся в наше время. Элизабет Робсон, британская журналистка:

– Мне было, по-моему, 6 лет. Это первый случай и даже единственный случай, который я помню. Тогда я впервые поняла, что такое несправедливость, потому что я считала себя несправедливо наказанной. Что может делать ребенок в классе? Он шепчет, он разговаривает, он не сидит на месте. Рядом со мной сидела девочка, которая постоянно шептала мне в ухо. Я пыталась ее оттолкнуть, потому что я была скучной девочкой, хотела вести себя хорошо. Хотела понравиться учительнице. И вот она мешала мне. А учительница взглянула и только увидела, как я толкнула свою соседку. Она сказала: «Нет, нет, нет, так нельзя, иди сюда». И прямо линейкой по руке. Было очень больно, оттого что она так строго отреагировала. Сейчас, как взрослый человек, я могу себе представить, что целый класс вел себя ужасно несколько часов. Мне было очень больно не столько физически, мне было психологически очень больно. Потому что я считала, что я не виновата. Виновата соседка, которую не наказали. С тех пор я возненавидела эту учительницу. Я ее никогда не простила. И по сей день я помню это чувство.

Как звали эту учительницу?

А вы пожаловались родителям?

– Да, конечно! Мама мне сказала: «Мне кажется, что ты тоже не очень хорошо вела себя».

Дирекция Вестминстерской школы в Лондоне любезно позволила мне поработать в архивах школьной библиотеки.

Там-то я и нашел толстенный рукописный гроссбух «Книга наказаний». Вели его старосты-старшеклассники. Вот несколько записей 1941, 1942 и 1943 годов. «Дверь в общежитии младшеклассников сломана. Провёл расследование. Выяснил, что Дикинсон мешал закрыть дверь ногой. Джонсон попробовал захлопнуть дверь с другой стороны. В итоге дверь треснула. Тогда Дикинсон хрястнул дверью так, что она окончательно раскололась, причём тут же пытался свалить вину на Джонсона (есть свидетели). Четыре удара Дикинсону и три Джонсону. Оба опротестовали решение, но безуспешно. К сожалению, удары Джонсону получились сильней.

Наказан (два удара) за то, что в ванной смешал два химиката, в результате чего завонял всё помещение. Он знал, что делает, хотя и не отдавал себе отчёта в масштабах последствий. Принял наказание, как обычно, не моргнув.

Трижды кряду забывал тетради. Всякий раз предупреждали. Пришлось наказать. Били в каморке для белья, потому что был вечер. Кончили в девять пятнадцать. «

Вспоминает валлийский помещик Фрэнк Уильямс:

– Это было в 1957 году, когда мне было 7 лет. Я провел в общем 10 лет в интернате.

Вы хотели учиться в школе-интернате?

– Вопрос так не стоял — хочешь или не хочешь. Я просто помню, как однажды я сказал отцу, когда мы были в пути из дома в школу, что я не люблю эту школу. Папа посмотрел на меня и сказал: «У тебя там есть горячая вода по вечерам?». «Да, — ответил я. – Тогда у тебя все в порядке. У меня этого не было».

Ваш дед, прадед, отец тоже учились в частных школах?

– Мой дед учился в частной школе, мой отец учился в частной школе. Я был третье поколение в моей семье, кто учился в частной школе Шрусбери.

Вас наказывали дома?

– Да, конечно. Наказание в традиционной английской семье – это всегда какой-то ритуал, особый ритуал. Ты совершил грех, и тебя посылают в изолированное помещение. Тебя изолируют от всех на час, может быть, на два, пока готовится наказание. Ты не знаешь, какое это будет наказание. Но в какой-то определенный момент ты слышишь крик отца снизу, потому что тебя послали наверх, в спальню. Да, слышишь крик снизу. Мое полное имя Фрэнсис, и меня называли так только тогда, когда я влипал во что-то серьезное. И стоило мне услышать моё полное имя, как я тотчас понимал, что сейчас меня будут бить. Били палкой, конечно.

Это делал отец?

– Конечно, это делал отец, а кто еще?!

Дедушка.

– Нет. У меня не было дедушки под рукой. Это английская семья, а не русская. Дедушка с бабушкой жили отдельно.

Фрэнк, вы были совсем крохой, когда ваш отец привез вас в частную школу-интернат. Вы знали, что закон позволяет физически наказывать английских школьников?

– Я не знал закона. Закон – это семейный закон. Меня били в семье, хотя не очень часто. Отец не был садистом. Я просто знал, что мальчики заведомо плохие, и их надо бить. Это закон жизни, а не страны. Значит, если ты нарушаешь правила игры, тебя будут бить. Это было естественно, что в зависимости от степени греха тебя будут бить больше или меньше. В школе, конечно, существовал особый ритуал. Мы ложились спать (где-то в 20:30), а накануне тебя уже уведомляли, что директор тебя вызовет. Он стоял у подножия лестницы и вечером выкрикивал фамилии тех, кого он будет бить. Я слышал свою фамилию: «Уильямс!». Я спускался по лестнице. Это случалось не очень часто, потому что ты очень быстро понимаешь, как можно избежать телесного наказания. Это же больно! Я спускался по лестнице в халате и пижаме и стоял у двери кабинета директора школы. Он всегда заставлял тебя ждать. Потому что ожидание телесного наказания – это самое неприятное – стоять и ждать 5 минут. Эти 5 минут казались очень долгими, почти вечностью. Потом дверь открывалась, и он приглашал в кабинет. Я очень хорошо помню этот кабинет, потому что там стоял запах собаки лабрадор. У нас дома были спаниели, а у него был лабрадор. Запах лабрадора отличается от запаха спаниеля. Я с тех пор терпеть не могу собак породы лабрадор. Для меня этот запах – запах телесного наказания. Директор всегда спрашивал: «Ты знаешь, почему ты здесь?». Не ожидая ответа, он перечислял все твои грехи и недостатки. Так что я очень быстро узнал о своих личных дефектах – тщеславный, хитрый, всякие такие персональные дефекты. К тому же он перечислял вообще, какие грехи я совершил в тот день. В конце этого перечня всегда надо было говорить: «Прошу прощения». Затем следовал определенный ритуал, определенная словесная формулировка: « Нагнись, дотронься до пальцев ноги». Ты нагибался, он забрасывал халат на твою спину, чтобы защиты не было, и ты ждал. Он делал шаг назад, палочка свистела в воздухе и – раз! – по попке. Раз или два, или три – ты не знал сколько. Раз-з-з! Ждёшь. Еще шаг назад – значит снова удар. Еще раз. Свист и – два! Еще шаг назад и – три! Будет ли снова — ты не знаешь. Но уже больно. Всё – кончено. Только три удара сегодня. Иногда было больше, но максимум – шесть. Потому что таков ритуал. За очень маленький грех — один. Обычно 2-3. Ты не имел права заплакать. Это был бы самый серьёзный грех в глазах соучеников. Они всегда глядели тебе в лицо, когда ты возвращался, очень пристально глядели: плачешь или нет? Если плачешь, значит ты трус…А после порки надо было встать и сказать «спасибо» – это обязательно. Не скажешь «спасибо» – всё по новой. Ну и наверх, спать. В постели можно было заплакать, но в присутствии директора – ни в коем случае. Таков был маленький ритуал. А я всегда вот над чем думал: « До чего дошло человечество! Это же надо придумать такой идиотский ритуал избиения мальчика. И за что? За какие грехи? За то, что я где-то забыл свою кроссовку? Что я плохо учил древнегреческую грамматику? Не перевёл сорока пяти строк из Вергилия? У меня всегда было ощущение абсурдности и несправедливости. Абсурдности власти. И не только директорской. Да, директор был для нас воплощением власти вообще, вездесущей, громадной власти. Эта порка привила презрение к любой власти – политической, бюрократической. С того времени у меня нет уважения ни к какой власти.

Фрэнк, вы хоть раз взбунтовались, хоть раз не сказали «Thank you”?

– Нет. Это был ритуал со своими правилами игры. Я имел право презирать директора, а он имел право меня бить. Борьба неравных. Но я как любой человек, хоть и неравный, имею право на внутренний бунт, на презрение.

У вас трое детей: девочка и двое мальчиков. Мальчики уже взрослые. Вы наказывали их в детстве?

– Нет. Я не хотел, чтобы меня презирали.

Вы отдали их в школу, где позволялись телесные наказания?

– Нет, я отдал их в государственные школы, где нет телесных наказаний.

Но вы прервали семейную традицию. Мальчики не пошли в школу, где учились прадед, дед и отец.

– Да, но есть традиции, достойные уважения, и традиции, которые уважать не стоит.

Игорь Померанцев, Радио Свобода

rus.azatutyun.am

«Розги — ветви с древа знаний»: Как наказывали в детстве великих мира сего и детей простолюдинов

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Один из известных общественных деятелей России говорил: «Вся жизнь народа проходила под вечным страхом истязания: пороли родители дома, порол учитель в школе, порол помещик на конюшне, пороли хозяева ремесел, пороли офицеры, становые, волостные судьи, казаки».

Розги, будучи средствами воспитания в учебных заведениях, находились замоченными в кадке, установленной в конце класса и всегда были готовы к применению. За различные детские шалости и провинность было четко предусмотрено определенное количество ударов розгами.

Английская «методика» воспитания розгами

Народная английская пословица гласит: «Пожалеешь палку – испортишь дитя». Палок на детей в Англии действительно никогда не жалели. Чтобы оправдать применение телесных наказаний в отношении детей, англичане часто ссылались на Библию, в особенности на притчи Соломона.

Относительно же знаменитых итонских розг ХIХ века, то они вселяли жуткий страх в сердца учеников. Это была метелка из пучка толстых прутьев, прикрепленных к ручке длиною в метр. Заготовку таких розг проводил директорский слуга, каждое утро приносивший в школу целую охапку. Деревьев на это изводилось огромное множество, но как считалось игра — стоила свеч.

За простые провинности, ученику регламентировалось 6 ударов, за серьезные проступки их число увеличивалось. Секли иногда до крови, а следы от ударов не сходили неделями.

Провинившихся же девочек в английских школах ХIХ века секли гораздо реже, чем мальчиков. В основном их били по рукам или плечам, лишь в очень редких случаях с воспитанниц снимали панталоны. В исправительных же школах для «трудных» девочек с большим усердием применяли розги, трость и ремень-тоуз.

И что примечательно: телесные наказания в государственных школах Британии были категорически запрещены Европейским судом в Страсбурге, вы не поверите, лишь в 1987 году. Частные же школы еще 6 лет после этого прибегали к телесным наказаниям учеников.

Традиция суровых наказаний детей на Руси

Много веков в России массово практиковались телесные наказания. Причем если в рабоче-крестьянских семьях родители могли запросто накинуться на ребенка с кулаками, то детишек из среднего класса чинно секли розгами. В качестве средств воспитания также применялись трости, щетки, тапки и все на что была способна родительская изобретательность. Частенько в обязанности нянек и гувернанток входило сечь своих воспитанников. В некоторых же семьях папаши «воспитывали» своих детишек сами.

Наказание детей розгами в учебных учреждениях практиковалось повсеместно. Били не только за провинности, но и просто в «профилактических целях». А учащихся элитных учебных заведений били еще посильнее и почаще, нежели тех, кто посещал школу в родной деревне.

И что совсем шокирует, так это то, что родители за свое изуверство подвергались наказанию лишь в тех случаях, если случайно убивали своих детей в процессе «воспитания». За это преступление они приговаривались к году тюрьмы и церковному покаянию. И это при том, что за любое другое убийство без смягчающих обстоятельств полагалась в то время смертная казнь. Из всего этого следовало, что мягкое наказание родителям за их преступление способствовало развитию детоубийства.

«За одного битого — семь небитых дают»

Высшая аристократическая знать совсем не гнушалась чинить рукоприкладство и пороть своих детей розгами. Это было нормой поведения в отношении отпрысков даже в царских семьях.

Так к примеру, будущего императора Николая I, также как и его малолетних братьев, их наставник генерал Ламсдорф порол нещадно. Розгами, линейками, ружейными шомполами. Иногда в ярости он мог схватить великого князя за грудь и стукнуть об стену так, что тот лишался чувств. И что было ужасным, что это не только не скрывалось, но и записывалось им в ежедневный журнал.

Иван Тургенев вспоминал о жестокости матери, поровшей его до самого совершеннолетия, сетуя на то, что часто он и сам не знал, за что бывал наказан: «Драли меня за всякие пустяки, чуть не каждый день. Раз одна приживалка донесла на меня моей матери. Мать без всякого суда и расправы тотчас же начала меня сечь, — и секла собственными руками, и на все мои мольбы сказать, за что меня так наказывают, приговаривала: сам знаешь, сам должен знать, сам догадайся, сам догадайся, за что я секу тебя!»

Телесным наказаниям подвергались в детстве Афанасий Фет и Николай Некрасов.

О том как был бит до потери сознания маленький Алеша Пешков, будущий пролетарский писатель Горький, известно из его повести «Детство». А судьба Феди Тетерникова, ставшего поэтом и прозаиком Федором Сологубом, полна трагизма, так как в детстве был нещадно бит и «прикипел» к битью так, что физическая боль стала для него лекарством от боли душевной.

Жена Пушкина — Наталья Гончарова, никогда не интересовавшаяся стихами мужа, была строгой матерью. Воспитывая в дочерях чрезвычайную скромность и повиновение, за малейшую провиность безжалостно хлестала их по щекам. Сама же будучи обворожительно красивой и выросшая на детских страхах, так и не смогла блистать в свете.

Опережая время, еще при своем правлении Екатерина II в своем труде «Наставление к воспитанию внуков», призывала отказаться от насилия. Но лишь во второй четверти XIX столетия взгляды на воспитание детей стали серьезно меняться. И в 1864 году при правлении Александра II появился «Указ об изъятии от телесных наказаний учащихся средних учебных заведений». Но в те времена пороть учеников считалось настолько естественным, что подобный указ императора многими воспринялся как слишком либеральный.

За отмену телесных наказаний выступал граф Лев Толстой. Осенью 1859-го он открыл в принадлежавшей ему Ясной Поляне школу для крестьянских детей и заявил, что «школа бесплатная и розг в ней не будет». А в 1895-м написал статью «Стыдно», в которой протестовал против телесных наказаний крестьян.

Эта пытка официально была отменена лишь в 1904 году. В наши дни в России официально наказания запрещены, однако в семьях рукоприкладство нередко, а отцовского ремня или розги по-прежнему боятся тысячи малышей. Так розга, начав историю с Древнего Рима, живет и в наши дни.

О том как школьники Великобритании подняли восстание под лозунгом:
«Отменить порку и домашние уроки!» можно узнать
здесь

Опыт читателей: 9 проверенных рецептов быстрых блюд на случай, если гости свалились как снег на голову


Эти блюда вкусные, красивые, а главное — очень быстро готовятся. Читатели поделились своими любимыми рецептами, которые не раз выручали в ситуациях, когда нужно срочно приготовить что-то вкусненькое, а времени на это катастрофически не хватает .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

kulturologia.ru

РЕМЕНЬ и КРИК как «средство воспитания» девочки отцом

Папа для маленькой девочки практически «Бог». Что происходит, когда «Бог» бьет?

Взгляд на последствия применения ремня для «воспитания» девочки от мужчины-психолога из опыта работы со взрослыми клиентками.

Тема, про которую почему-то в прессе, издательствах не принято говорить. От нас зависит, можем ли мы что-то изменить в «привычных» методах воспитания, разорвать круг насилия хотя бы в некоторых семьях.

Не буду повторятся, сразу к нюансам, в чем особенность применения ремня для «воспитания» девочки и отличия от порки мальчика.

Природой так отпущено, что женская энергия больше принимающая, а мужская больше дающая. Так продляется род, дается жизнь Живому. Инь и Ян. Шакти и Шива. Материнская энергия создает уют, принятие, защищает то, что внутри. Отцовская энергия оберегает от внешних угроз, поддерживает в развитии, готовит к внешней жизни и Вызовам. Эти функции могут на себя брать и мать и отец, поскольку в нас обе энергии присутствуют- — вспомните монаду, где они перетекают друг в друга.

Однако девочка будет вырастать биологически в женщину, будущую мать, давать и вскармливать дитя в своем теле. Мальчик же должен вырасти в мужчину, который даст защиту и опору женщине на период беременности и вскармливания ребенка, заботы о нём. То есть, у них разные задачи и отношение к ним родителей тоже будет разным.

Мальчика готовят к вызовам, борьбе, добыванию ресурсов. То есть, лишения, ограничения, битвы, травмы — это всё будет частью его повседневности, это будет его инициации во взрослую жизнь. Насилие со стороны отца, порка в виде «воспитания», мальчиком может уже восприниматься как вызов, как способ вытерпеть трудности, как первый шаг к победе, даже через поражения. «Вырасту, дам сдачи».

Другой вопрос, каким вырастет ребенок эмоционально, что будет с чувствами и переживаниями. Помните? «Я старый солдат и я не знаю слов любви». Конкуренция отца и сына это про те самые «меряются пиписьками». Травматично, но всё же преодолеваемо, даже своими ресурсами во взрослом возрасте. Понятно, отец может и «забить» силу сына, превратить того в «тряпку», но это надо сильно стараться и явно это уже не «воспитание», а «ломка».

Девочке же не надо настолько готовиться к вызовам, к преодолению физических страданий, травм, чтобы двигаться по жизни. Борьба не её основная задача.

А теперь представим, что отец физически или морально, через вербальную агрессию давит на девочку, как он считает «воспитывает». Как и любое живое существо при нападении, при причинении боли, давлении, девочке не останется выбора, как пытаться себя отстоять, защититься. Животные кусаются, царапаются, а если не получается, то убегают. Вернее, сперва убегают, а если не смогли, то дерутся.

Какие возможности у девочки убежать из семьи? Убежать от «воспитателя» отца, хватающегося за ремень? Куда бежать? Сперва к матери. А что обычно скажет мать ей? Что мать сделает? Вот тут и варианты, по которым пойдет травматическое развитие. Защитит, отвернется, возьмет ребенка и уйдет из дома, наругает девочку, поплачет и призовет потерпеть и т.д и т.п. С клиентом обычно это и разбирается, потому что это все оставляет след в психике. Особенно если ситуация повторялась многократно.

Какое здоровое поведение матери? «Убери ремень! Не смей бить ребенка!» — если муж трезвый. И схватить детей и выбежать, если муж пьяный и агрессивный. Ничуть не лучше, если на глазах детей, отец будет бить их мать. Травма не из самых слабых, особенно если на глазах у мальчика.

Что дальше? Разговор жены с мужем, БЕЗ ДЕТЕЙ! Про то, что если он ещё раз попробует ударить, она разведется и общаться с детьми он будет только по решению суда в безопасной для них обстановке. Страшно потерять мужа? А представьте, как страшно детям терять любимого отца, когда тот превращается в «демона воспитания»? Если не вы его защитите, то кто?

Но, это если вы ремень или удары рукой не считаете «нормальным» воспитанием. И если есть, конечно, куда уйти. Бывает что нужно время, ресурсы — чтобы уйти. Сочувствуйте ребенку и просите у него прощения, что, вы, как мать, не можете дать ему безопасность. Физическую безопасность — ведь это ЕГО тело и НИКТО не имеет права делать ему больно. Даже в целях воспитания.

Так почему же для девочек так травматично насилие отца? А «воспитание» ремнём — это физическое насилие, поскольку нарушает физическую целостность кожи и мягких тканей ребенка. Даже просто ДЕМОНСТРАЦИЯ ремня является насилием, поскольку ребенок в голове достроит картинку ужаса, когда он получает по телу ремнем. Страх превратит отца в монстра, а себя в жертву. «Послушание» будет именно из страха, а не из ПОНИМАНИЯ ситуации. Это дрессировка.

Папа для маленькой девочки практически «Бог». Сильный, всё решающий и умеющий. Способный горы свернуть. Он гарант безопасности и процветания. Он Мужчина! Он отличается от мамы. Он объект поклонения, он тот, от кого она хочет услышать, что она «принцесса». Та самая «надёжная спина и опора», о которой потом мечтают женщины, ища ее в мужчинах. 15 кг девочки и 80 кг отца, сопоставьте размер рук, представьте папины руки, на которые опирается ребенок. Его руки закрывают почти всю спину. С такой опорой ничего в мире не страшно!

Кроме одного, если эти руки берут ремень, ударяют этой рукой, кидают оскорбительные слова типа «шлюха и б*ядь, такая же как твоя мать». Или открыто заявляют «заткнись, не нарывайся, сейчас получишь, доиграешься», живо рисуя картинку воплощения этого в мозге у девочки, если уже был опыт насилия. Многие описывают, что им «хватало» даже просто крика отца — все тело парализовывало и было страшно до одури.

Почему так? А потому, что те самые крепкие руки могут ударить, сделать больно, отшвырнуть, придавить и даже придушить. Твой «Бог» тебя и убивает. В этот момент весь мир рушится у девочки, ведь мир предает её. Мир — это страшное место и от разгневанного «Бога» нет защиты.

Папа из защитника превращается в агрессора. Но если в жизни животных с агрессором борятся, то как бороться с папой-«Богом»? Кусаться? Царапаться? Многие девочки пробуют, но чем это скорее всего закончится? «Ах ты ещё царапаться? Ну ты нарвалась!». И тогда девочка понимает, что её защита ей же встала боком. Лучше уж не бороться, когда рядом кто-то сильнее и страшнее.

Вот она выросла, стала подростком, её сильный мужчина зажал в лифте, толкает в машину, придушил в переходе. Что ей присоветует детское решение? Скорее всего «сдайся, а то будет страшнее». Действительно есть ситуации, пистолет у виска, к примеру, где сдаться оправданно, но в большинстве ситуаций есть и ногти, и зубы, и локти, и визг, и можно вырваться и сбежать. Скажем «спасибо, папа» за воспитание ремнем и оплеухами?

Если мать не защитила, то у девочки скорее всего будет внутри жить вывод, что от агрессии мужчины нет защиты, что он может себя вести как хочет и ему ничего за это не будет. В одном из вариантов будущая жена, которую бьёт муж, «воспитывая» её как жену уже, ведь это «НОРМА» жизни. И как когда-то её родная мать не унесла её от агрессора-отца, так и теперь она сама себя не «уносит» от агрессора мужа. Выдрессировалась.

Но может сработать и другая реакция. Девочка не сломалась! Собрала всю свою энергию, боль, волю, в кулачок и дала себе обещание никогда не сдаваться, выдержать всё! Правда позитивные качества в нашем обществе? Соглашусь, для взрослых людей сталкивающихся с реальным миром. А для ребенка в 3-5 лет. Ну может чуть старше. Собраться-то соберется, а расслабиться? А принять, что Мир безопасное место, а не место где только «выживают»?

И вот тут девочка идет в «накачивание» роли, архетипа женщины-воительницы, амазонки. Женщины борющейся за справедливость, за права обиженных, защищает других женщин, да и себя. Где надо и где не очень надо. Среди олимпийских богов называется «архетип Артемиды». По мифу, она соревнуется с братом Апаллоном в точности стрельбы. На брошенный им вызов застрелить очень вдалеке лань, она стреляет и убивает. но не оленя, а своего возлюбленного.

Символически, это означает что девушка охвачена маскулинной энергией, «меряется пиписьками» и убивает Любовь. Автор книги «Богини в каждой женщине» Джин Шинода Болен относит Артемиду к «богине-девственнице», одной из трёх, которой трудно выстроить нормальные отношения с мужчиной. А какие отношения, если девочка приняла решение не сдаваться, быть всегда воином и ни в чем не уступать мужчинам. Помните про «принимающую энергию»? Она ведь так и будет «бороться» со своим мужчиной за власть, за справедливость. Когда тут «отдаться»-то?

Ну и про «папу-Бога». Вырастет девочка и каким она будет видеть Яньскую, маскулинную часть Божественности? Что она на фигуру Бога-Отца спроецирует? Скорее всего наказуещего, «воспитывающего ремнем» папу. Чувство вины, что «я делаю что-то не так, раз любимый папа злится и хватает ремень» перейдет скорее всего в «грех», вину перед Господом. И будет ощущать «всенаказуещего, карающего Бога».

К религии это будет иметь мало отношения, поскольку нет контакта с Высшей Силой, Богом, а застрявшая проекция на сильную отцовскую фигуру. Всё же Бог Отец о нас заботится, как о пастве своей. Ну или справедлив, по крайней мере. Не хочу лезть глубоко в тему, в которой не специалист. Но точно не будет контакта зрелой женщины с тем что Выше, сильнее, властнее. Опять таки, может и в спор войти, если много артемидной энергии. Ну какое там смирение? Откуда ему взяться, если вокруг сплошной «властный отец». А без смирения как проходить ЗАпредельные ситуации, горе, потери, вызовы? На кого и что опереться?

Но всё же, про девочек. Что важно девушке, женщине, жене в отношениях? Любовь, принятие, восхищенный взгляд мужчины. Она хочет быть Королевой для своего Короля. Вместе править царством их семьи. Девочка хочет быть принцессой для папы, хочет, чтобы папа ею восхищался, говорил что «ты у меня самая красивая, ты принцесса!». И девочка «влюбляется» в папу, даже хочет выйти за него замуж. Речь идет про возраст в районе 3,5-5 лет, телесно-ориентированные психологи называют это «структура сексуальности».

Психоаналитики называют «комплексом Электры» конкуренцию девочки с мамой за право «обладать» папой. Девочка хочет, чтобы папа принадлежал ей, был её «мужем». Ни о каком сексе тут речи не идёт, поосто в этот период начинает формироваться половая идентичность, девочка яснее понимает что она будущая женщина. Её тело начинает расцветать, девочка ну очень по-детски влюбляется и от этого периода зависит развитие и подростковой влюблённсти и способности любить зрело.

И вот этот «объект любви» вдруг превращается в монстра с ремнём, или даёт сильные затрещины, или угрожает, или «всего лишь» орет. Для него она уже не «принцесса», а нарушитель порядков, преступница практически, которую надо наказать. Она вынуждена продолжать «любить» этого монстра. И даже если он не прав на все 100%, то из любви к нему, она может и не признать это внутри своей психики. «Я плохая! — скажет она себе, направляя на СЕБЯ ту агрессию, которая должна бы была достичь папы. Но как тогда его «любить», если принять, что он монстр? А как отказаться от любви, как принять эту боль потери отца, который тебя любит и не тронет пальцем?

И, как я описывал в моем примере, если любовь болезненна в детстве, человек будет встречаться с «болезненной любовью» и во взросдой жизни. Либо иного не знает, либо чтобы «переиграть» и получить не болезненную, либо вообще избегать отношений, в которых есть любовь. Каким может оказаться муж у той девочки, где отец бил-кричал-«воспитывал ремнем»?

Могут быть разные варианты. В психологии часто их называют «сценарии», их много. Два типовых: либо ну очень похожим на отца, властным и агрессивным, либо «ни рыба, ни мясо», чтобы пальцем не тронул. Последний вариант, по тому как было у моих клиенток, очень обманчив. Вроде и не агрессивный, но зато вполне может быть «пассивная агрессия». Толком не зарабатывает, сидит дома никуда, не ходит, выпивает, подкалывает, обесценивает, ссорится с подругами и родителями. То есть «наказывает», только не впрямую. И выбешивает.

Очень часто клиентки, у которых папа «воспитывал» через силу, путают не управляемую агрессию и настоящую мужскую Силу. Потребность как у женщины быть рядом с Сильным мужчиной остается, но в раненой психике нет иного образца, как «мужчина-с-ремнем». Чуть повысит мужик голос, чуть включит власть и на горизонте уже свист ремня или удар рукой. Откуда тут взяться отношениям? В итоге рядом «мужик-тряпка», который ну просто выбешивает. Кстати, если он выпьет, вполне и за топор может схватиться.

И ещё момент. Если отец из защитника в агрессора превращается, то что будет выросшая девочка ожидать от мужчин? Стабильное поведение? Принятие её такой как она есть? Прощение ошибок? Поддержку её там, где ей трудно? Будет ли вообще ей нужен рядом мужик, чтобы в современном мире справляться с трудностями? Особенно, если он скорее всего буде «капать на мозг»? Захочет ли успешная в карьере или бизнесе женщина слышать оскорбления, терпеть давление, слушать оценки от мужчин? Будут ли у неё опции договариваться или она будет сразу хлопать дверью, чтобы не повторилось то, что было в детстве с папой.

Кстати. Вынос мозга папой, когда он зудит, ноет, наезжает, поругивает, воспитывает часами не менее тяжелое насилие чем удар. Ведь девочка превращается в заложника, а папа в террориста. Ей просто не куда идти, и она терпит и терпит и терпит. Многие клиентки восклицали: «Лучше бы ударил!».

Как вы думаете, насколько такой выросшей девочке в женщину захочется терпеть в «тюрьме брака»? Чаще всего от самой идеи выяснения отношений, конфликта её уже будет тошнить. И конфликт накапливается, накапливается и семья скорее всего распадается. Это «вербальное насилие», часто прикрываемое «заботой о ребенке».

Ну и очень скользкая тема. Я не сверх специалист в этом, поэтому кратенько. Тема ну очень трудно прорабатываемая. Да если еще психолог мужчина. Ремень чаще всего куда попадает? По попе. По низу спины. Иногда особо «креативные» папы задирают кофту, спускают штанишки. А у девочки период развития сексуальности. А может вообще уже и в школу ходит, а там уже и с мальчиками и дружится и знает, что оголяться не хорошо.

И вот смыкается сексуальность, детская «любовь» к папе и физическая боль в нежных, мягких местах. И стыд от того что голенькая и одноврменно возбуждение. А где гарантия, что папа в этот момен видит перед собой дочку? Если бьет, то явно уже не в адеквате. А перед ним голое «женское» тело, пусть и юное. Кричащее. А где ещё кричат женщины? А поди найди 10 отличий в криках боли и . . И что тогда видит девочка перед собой? Вернее «кого»? И как это может сказаться потом на её сексуальных пристрастиях? А на эмоциональных? «Любовь — это когда больно!».

Ну и последнее. Самооценка. «Я плохая!» «Я недостаточно хороша!». для папы, а папа «Бог»! И может ли такая женщина претендовать на Короля в отношениях? Может ли она быть уверена в себе? Имеет ли она право на ошибку, если папа ТАК недоволен что хватается за ремень? Будет ли такая девочка, девушка, женщина доказывать всю свою жизнь папе, а потом и Миру, что она ДОСТОЙНА его/их любви и принятия?

Что придётся ей пройти, чтобы сказать: «Я могу любить и быть любимой. Со мной все в порядке. Я достаточно хороша. Я Женщина, и достойна Уважения и чтобы со мной считались!»? Что придется ей пройти, чтобы вернуть, войти в свою Женскую Силу»?

Вы действительно верите в «воспитание» ремнем, шлепками, оплеухами, криком, бойкотами? А что является тогда «целью» такого воспитания? Вы уверены что это приведёт девочку к счастью?

econet.ru

Это интересно:

  • Аварии на морских и речных судах в россии Аварии на морских и речных судах в россии Безопасность человека на воде всегда была актуальной проблемой, но, несмотря на стремление специалистов повысить безопасность судоходства, число морских и речных катастроф не уменьшается. […]
  • Как удалить с реестра оперу Удаляем браузер Опера Ежедневно выходят новые обновления программ. Далеко не все они отличаются стабильной и качественной работой без сбоев и вылетов. В связи с этим пользователи устанавливают одни браузеры и удаляют другие, […]
  • Водительские удостоверения иностранных граждан в рф Водительское удостоверение иностранного гражданина в России: действие, использование, обмен Главный документ любого водителя — это права. В России водительское удостоверение (ВУ) — это документ установленного образца в виде […]
  • Что за доплата к пенсии была в августе Прибавка к пенсии в августе: постоянная или разовая Сегодня, когда курс рубля падает все больше, а цены на продукты в России, к сожалению, не склонны уменьшаться, любая помощь от государства может стать заметным подспорьем для того, […]
  • Молодые несовершеннолетние Психологические проблемы несовершеннолетних родителей На сегодняшний день, психологические проблемы несовершеннолетних родителей, развиваются все сильнее. По статистике молодые несовершеннолетние родители отказываются от ребенка в […]
  • Как зарегистрировать заявление в прокуратуру Как зарегистрировать заявление в прокуратуру ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 27 декабря 2007 г. N 212 О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И РАССМОТРЕНИЯ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СООБЩЕНИЙ О […]