Мошенничество

Мошенничество (ст. 159 УК). Объект преступления — отноше­ния определенной формы собственности. Предмет — чужое иму­щество или право на чужое имущество.

Объективная сторона мошенничества состоит в хищении чу­жого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Закон называет два способа совершения мошенничества: обман и злоупотребление доверием. Обман представляет собой сознатель­ное введение кого-либо в заблуждение. Он может быть активным и выступать в виде сообщения потерпевшему каких-либо ложных сведений и пассивным и выражаться в умолчании об истине, т.е. о тех обстоятельствах, которые необходимо было сообщить потер­певшему.

Формы обмана могут быть различными: устная, пись­менная, которая чаще всего выступает в виде предоставления по­терпевшему заведомо подложных документов, в получении чужо­го имущества по похищенному номерку или квитанции.

Обман может касаться предметов (например, когда горный хрусталь виновный выдает за бриллианты, зубной порошок — за героин, обычную воду — за лекарственный препарат и т.д.), собы­тий (например, сокрытие факта смерти ребенка с целью дальней­шего получения детского пособия), действий (например, обещание выполнить работу, приобрести товар для потерпевшего и др.), свойств лица (например, виновный выдает себя за представителя коммерческой организации, заключает «договор» и получает аванс, не намереваясь выполнять договорные обязательства) и т.д.

При злоупотреблении доверием мошенник использует довери­тельные отношения с потерпевшим для совершения хищения. В основе доверительных отношений, прежде всего, могут лежать договорные, служебные и иные юридические отношения.

Также доверие может возникать на почве родства, дружбы, знакомства. Злоупотребление доверием как способ мошенничества крайне редко встречается самостоятельно, чаще он сочетается с обманом.

Примерами мошенничества, совершенного путем злоупотребле­ния доверием, является, например, заказ обеда в ресторане без последующей его оплаты, получение имущества по договору быто­вого проката с намерением не возвращать его, передача родствен­нику ценного имущества на временное хранение, которое впослед­ствии не возвращается последними и обращается ими в свою поль­зу или пользу иных лиц и др.

Главной особенностью мошенничества как формы хищения яв­ляется то обстоятельство, что потерпевший, будучи введен в за­блуждение в результате обмана или доверяя виновному, сам добро­вольно передает ему имущество либо право на него, полагая, что последний имеет на это законное основание.

Мошенничество считается оконченным, когда виновный, изъяв чужое имущество или приобретя право на него, получил реальную возможность распорядиться изъятым или реализовать право на имущество.

Субъективная сторона мошенничества — вина в виде прямого умысла и корыстная цель. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированные виды мошенничества

К квалифицированным видам мошенничества (ч. 2 ст. 159 УК) относится совершение преступления:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) лицом с использованием своего служебного положения;

г) с причинением значительного ущерба гражданину.

Содержание большинства перечисленных обстоятельств рас­крывалось выше.

Субъектами мошенничества, совершаемого с ис­пользованием служебного положения, являются должностные лица, государственные или муниципальные служащие, лица, вы­полняющие управленческие функции в коммерческих и иных ор­ганизациях, а также служащие этих организаций, которые ис­пользуют при совершении мошенничества предоставленные им права и полномочия, что значительно облегчает процесс соверше­ния ими преступного посягательства.

К особо квалифицированным видам мошенничества относятся совершение его:

а) организованной группой;

б) в крупном размере;

в) лицом, ранее два или более раз судимым за хищение или вымогательство, — ч.3 ст. 159 УК (содержание этих признаков раскрывалось выше).

www.bibliotekar.ru

Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения

Объект и предмет мошенничества

Особенность мошенничества состоит в галопирующем (скачкообразном) его увеличении. Так, в 1993 г. было зарегистрировано 47981 фактов мошенничества, в 1994 – 65366, в 1995 – 67243, в 1996 – 74539, в 1997 – 77757, в 1998 – 76739, в 1999 – 83654, в 2000 – 78915, в 2001 – 75924, в 2002 – 69348, в 2003 – 87471. Снижение их количества в 1998-2002 гг. не означает прекращение его роста, а лишний раз подчеркивает высоко латентный характер этого преступного посягательства [1].

Объектом мошенничества является собственность, то есть общественные отношения по поводу имущества. Понимание собственности как общественного отношения в ракурсе учения об объекте Н.И. Коржанского [2] не противоречит, по мнению автора, толкованию собственности как правового блага, имущественного интереса, социальной ценности. Об этом свидетельствуют данные, полученные в ходе опроса ряда специалистов и обобщенные в процессе изучения монографических источников [3].

«Поскольку собственность представляет собой экономико-правовое понятие, – пишет О.Ф. Шишов, – ибо, воспринимаемая как чисто экономическое явление и не подкрепленная правом, она представляет собой фикцию, пустой звук, то всякое посягательство на собственность одновременно является и посягательством на право собственности» [4].

Надо сказать, что достаточно долгое время вопрос об объекте мошенничества в уголовно-правовой науке остается дискуссионным [5]. Собственность категория двуединая (экономическая и правовая). Экономическое содержание собственности как объекта преступления образуют отношения присвоения (для собственника) и отношения хозяйствования имущества (для иного владельца). Правовое содержание собственности составляют правомочия собственника, предоставленные ему ст. 209 ГК РФ [6]. Собственник вправе распоряжаться принадлежащим ему имуществом наиболее абсолютным образом. При этом основное содержание права собственности в ГК раскрывается через три важнейших правомочия собственника. Согласно п. 1 ст. 209 ГК собственник вправе своим имуществом: а) владеть, то есть реально им обладать; б) пользоваться, то есть извлекать из него выгоду, для которой имущество предназначено; по общему правилу, именно собственник получает от своего имущества плоды, продукцию и доходы; в) распоряжаться, то есть определять его юридическую судьбу: продавать, дарить, сдавать в аренду, отдавать в залог и т.п.

Автор полагает, что нельзя посягать на отношения собственности как экономической категории, причинить им ущерб, не затрагивая при этом отношения собственности как правовой категории и наоборот.

Классификация объекта мошенничества на родовой, видовой и непосредственный объект в научной среде споров не вызывает. Родовым объектом мошенничества, как следует из названия раздела VIII УК РФ, являются отношения в сфере экономики. Видовой объект соотносится с родовым как часть с целым, как вид с родом [7]. В качестве видового объекта мошенничества выступает собственность безотносительно к ее формам. Как утверждают некоторые авторы, отдельные формы собственности могут выступать в качестве непосредственного объекта при совершении конкретного мошенничества [8].

Относительно предмета мошенничества, органически связанного с объектом, среди теоретиков уголовного права разгорелась своего рода дискуссия.

Предметом мошенничества в соответствии со ст. 159 УК РФ признается чужое имущество и право на него. Понятие «имущество» уголовным законом не раскрывается. В главе 21 УК РФ имеет место двоякое понимание имущества: узкое (имущество как вещь) и широкое (имущество в целом). УК РФ, касаемо содержания «имущества» как предмета мошенничества, отсылает правоприменителя к нормам иных нормативных правовых актов.

Так, в соответствии с ГК РФ термин «имущество» понимается неоднозначно. Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. В данном случае имеется в виду конкретная вещь или вещи, владение которыми утрачено собственником и которые он вправе истребовать от лица, незаконно удерживающего их. В ином значении употребляется термин «имущество», когда под ним подразумевают объединение вещей и имущественных прав, имеющих денежную оценку (ст. 128 ГК РФ). В ст. 213 ГК указано, что в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество. В этом и других случаях право на имущество распространяется не только на вещи, но и на причитающиеся доходы и иные права. Известно и третье значение термина «имущество» – «наследство», под которым понимают все имущественные права и обязательства, которые переходят от наследодателя к наследнику. Согласно первому варианту понимания имущества, последнее подразделяется на вещи. В свою очередь важным является деление вещей на: 1) вещи, изъятые из оборота; 2) вещи, не изъятые из оборота; 3) вещи, ограниченные в обороте.

Изъятыми из гражданского оборота считаются объекты, которые не могут быть предметом сделок и иным образом переходить от одного к другому в рамках гражданско-правовых отношений. Так, Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» к объектам, изъятым из оборота, относит особо охраняемые природные территории – государственные природные заповедники, государственные природные заказники, национальные природные парки и т.д. (гл. 9) [9].

Ограничение оборотоспособности заключается в том, что отдельные объекты могут принадлежать лишь определенным участникам гражданского оборота либо их приобретение и (или) отчуждение допускается только на основании специальных разрешений. Виды таких объектов определяются в порядке, установленном нормативными актами. Так, постановлением Правительства РФ от 10 декабря 1992 г. № 959 «О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» утвержден Перечень продукции, поставки которой осуществляются потребителем, имеющим разрешение на ее применение в Российской Федерации [10]. К такой продукции относятся вооружение и боеприпасы к нему, ракетно-космические комплексы, шифровальная техника, радиоактивные вещества, яды и наркотические средства и т.д.

Поскольку правильное понимание термина «имущество» практически важно для квалификации деяния, нужно каждый раз определять его разновидность путем толкования текста правовой нормы, так как имущество выступает в качестве предмета мошенничества – преступления против собственности, и предмета мошенничества – преступления, посягающего на общественную безопасность (ст.ст. 221, 226 УК), здоровье населения и общественную нравственность (ст. 229 УК РФ).

По мнению автора, уголовный закон не должен предлагать свое, отличное от гражданского, определение имущества. Поэтому противопоставление «имущества» и «права на имущество» не основано на законе.

Бланкетность норм уголовного права позволяет, по мнению автора, рассматривать предмет мошенничества с учетом положений гражданского законодательства, определившего правовое значение материального объекта, обладающего рядом признаков.

Юридический признак означает отсутствие у лица права собственности на посягаемое чужое имущество. Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» предметом мошенничества является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество [11]. Изученная практика показала, что фактическое владение имуществом не является основанием для признания его своим. Так, А., взяв в долг у Б. деньги, передал ей в качестве обеспечения его возврата икону, похищенную им ранее, о чем Б. не было известно. В связи с тем, что А. не имел возможности возвратить долг, он решил завладеть иконой путем обмана. Реализуя свой умысел, А. попросил Б. на время передать икону, якобы обладающую чудодейственными свойствами для излечения тяжело больного сына. Завладев таким образом иконой, он продал ее В., а полученные деньги потратил на свои личные нужды. Приговором Тамбовского районного суда г. Тамбова А. был осужден за мошенничество [12]. Соглашаясь с вынесенным приговором, необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что похищенная икона, хотя и принадлежала виновному, но не перестала быть для него чужим имуществом.

Физический признак означает, что предмет мошенничества всегда материален. Законодательное закрепление, а также признание некоторыми авторами права на имущество предметом мошенничества является исключением из этого признака [13], подтверждающим сам признак. Но право на имущество материализуется в документе, содержащем значимую для получения имущества информацию. По утверждению Л.B. Григорьевой «предметом мошеннических хищений могут выступать электричество и различные виды энергии; информация, заложенная в памяти ЭВМ. » [14]. Нельзя признать соответствующим закону мнение Л.B. Григорьевой относительно включения в предмет мошенничества электричества, различных видов энергии и т.д., считает С.М. Кочои [15]. Изучение уголовных дел показало, что в 95 % случаев электричество и различные виды энергии явились предметом преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ.

Наряду с указанными выше юридическим и физическим признаками, чужое имущество характеризуется признаком социальным, означающим, что предметом мошенничества могут быть только объекты, в которые вложен труд человека. Этим признаком мошенничество отличается от экологических преступлений [16]. К предмету мошенничества необходимо отнести свойство иметь определенную хозяйственную ценность (экономический признак).

Обоснованным, как представляется, является мнение Д. Батыгина о том, что «воспроизведение данного признака (чужое имущество), входящего в родовое понятие хищения, в видовых (содержащихся в ч. 1 ст.ст. 158-162 РФ) является грубым нарушением логических правил определения» [17]. Кроме того, использование в диспозиции указанных статей понятия «чужое имущество» не отличает одну форму хищения от другой и является лишним. Поэтому целесообразным представляется исключение из состава ст. 159 УК РФ словосочетания «чужое имущество». С этим выводом автора согласны 90 % опрошенных специалистов.

Во Франции имущество, принадлежащее близкому родственнику по восходящей и нисходящей линии, не признается чужим. Поэтому, следуя принципу гуманности, автор считает необходимым декриминализировать мошенничество, совершаемое в отношении имущества близких родственников, сформулировав дополнительный поощрительный пункт «5» к примечанию ст. 158 УК РФ: «Уголовное преследование за хищение имущества близких родственников осуществляется только на основании их жалобы». Данное предложение автора подтверждается данными опросов, согласно которым 80 % специалистов высказались в поддержку внесения указанного изменения.

Относительно понятия «права на чужое имущество» авторские позиции характеризуются значительным разбросом мнений. Так, по утверждению Т.Н. Борзенкова, таким правом может быть «право распоряжаться имуществом, которое уже находится во владении виновного как своим собственным, право получить (истребовать) имущество от третьего лица или социалистической организации» [18]. По мнению ряда ученых (Ю.И. Ляпунов, Т.П. Кригер, А.И. Рарог), «право на имущество не может быть идентифицировано с имущественными правами. Право на имущество – это юридическая категория, включающая в себя определенные правомочия собственника, то есть права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом» [19]. Б.В. Волженкин, напротив, утверждает, что «при мошенничестве получение права на имущество может быть связано с приобретением незаконным путем не только отдельных правомочий собственника на чужое имущество, но и права требования имущества: вклад в банке, безналичные деньги, бездокументарные ценные бумаги, заложенное имущество и др.» [20]. Авторы многочисленных комментариев к Уголовному кодексу Российской Федерации считают, что «предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, различных видах ценных бумаг» [21]; или: «мошенничество может быть связано и с приобретением права на чужое имущество, когда никакой материальный предмет (вещи, деньги, ценные бумаги) виновным не изымается из чужого владения и не обращается в пользу собственника или других лиц. Путем мошенничества субъект может приобрести право требования на чужое имущество: вклад в банке, безналичные деньги, бездокументарные ценные бумаги, заложенное имущество» [22]; или: «предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него, отдельные правомочия по имуществу (например, виновный может завладеть правом пользования жильем)» [23].

По мнению Л.Д. Гаухмана, в такой разновидности мошенничества, как приобретение права на имущество, предмет преступления отсутствует [24].

Действительно, само право на имущество нельзя признать предметом преступления, под которым в теории обычно понимается материальный объект внешнего мира. Право таковым не является, а рассматривается в УК РФ как объект преступления (ч. 1 ст. 2). Вместе с тем ГК РФ определяет имущество не только как вещь, но и как имущественные права. Так, по мнению В.И. Плоховой, В. Порошкова, О.Н. Садикова, В.В. Чубарова, в разделе II ГК, посвященном вещным правам, под индивидуально-определенным имуществом понимаются как материальные вещи (станок, мебель и др.), так и в отдельных случаях имущественные права [25].

Именно имущество в целом, как указывалось выше, по мнению автора, следует признать предметом рассматриваемого состава преступления. В такой ситуации правильным представляется исключение из диспозиции состава о мошенничестве «права на имущество», поскольку оно охватывается понятием «имущество». С этим мнением автора согласились 75 % специалистов из числа опрошенных.

Заканчивая характеристику предмета мошенничества, следует отметить, что не являются предметом хищения документы, которые не содержат каких-либо имущественных прав или являются суррогатом валюты и в силу этого не выступают в качестве средства платежа, например счета, подлежащие оплате, товарные чеки торговых предприятий, товарные накладные, квитанции и т.д. Если они похищались виновным с целью их последующей подделки и использования в дальнейшем в качестве средства обманного получения имущественных ценностей либо денежных средств, содеянное должно квалифицироваться как приготовление к мошенничеству. Аналогичным образом при доказанности умысла на последующее хищение верхней одежды гражданина из гардероба ресторана, кафе, театра должна квалифицироваться кража у потерпевшего легитимационных знаков, то есть номерка, жетона, которые сами по себе предметом хищения не являются, но могут быть средством его совершения.

В процессе всестороннего изучения объекта и предмета мошенничества автор пришел к выводу о признании объектом мошенничества собственности как экономической и правовой категории, предметом мошенничества имущества в целом и о необходимости совершенствования следующих законоположений: 1) в ч. 1 ст. 159 УК РФ следует отказаться от «права на имущество», охватывающегося понятием «имущество»; 2) целесообразно исключить словосочетание «чужое имущество» из диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ ввиду наличия этого признака в родовом понятии «хищение»; 3) гуманно дополнить примечание ст. 158 пунктом «5» поощрительного содержания — «Уголовное преследование за хищение имущества близких родственников осуществляется только на основании их жалобы».

[1] См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 2002 г. — М.; ГИЦ МВД России, 2003. 44 с.; Состояние преступности в России за январь-декабрь 2002 г. — М.: ГИЦ МВД России, 2003. 64 с.; Статистический сборник «Преступность и правонарушения. 1998-2002 гг.». — М.: ГИЦ МВД России, 2003. 180 с.

[2] См.: Коржааский Н.И. Объект преступления и предмет уголовно-правовой охране. – М., 1980. С. 74.

[3] См.: Бойцов А.И. Преступления против собственности. — Спб., 2002. С. 106; Гонтарь И,Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. — Владивосток, 1997. С. 130; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. — М., 1996. С. 147; Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. — М., 2001. С. 43.

[4] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Т. 2. — М., 1998. С. 4.

[5] См.: Никифоров Б.С. Объект преступления. — М., 1960. С. 155-174; Матышевский П.С. Ответственность за посягательства на социалистическую собственность по советскому уголовному праву: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. — Киев, 1970. С, 20-22; Кригер Г.А. Указ. соч. С. 26-35; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. — М., 1997. С. 18.

[6] См.: ГК РФ от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. 5 декабря. № 32. Ст. 3301; Векленко В.В. Преступления против собственности как уголовно-правовая фикция // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С. 12-13.

[7] См.: Фролов Е.А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Ученые труды. Вып. 10. — Свердловск, 1968. С. 203-204.

[8] См.: Тишкевич И.С., Тишкевич С.И. Квалификация хищений имущества. — Минск, 1996. С. 10; Верина Г.В. Квалификация преступлений против собственности граждан: Дис. . канд. юрид. наук. — Саратов, 1991. С. 22.

[9] См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-фЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. 14 января. № 2. Ст. 133.

[10] См,: Постановление Правительства РФ от 10 декабря 1992 г. № 959 «О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. 21 декабря. № 25. Ст. 2217.

[11] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 7. С. 2.

[12] См.: Архив Тамбовского районного суда г, Тамбова / Приговор Тамбовского районного суда г. Тамбова № 76-099-22.

[13] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Лебедева В.М. -М.,2001. С. 350.

[14] Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Саратов, 1996. С. 11.

[15] См.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. — М., 2000. С. 175.

[16] См.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. — М., 1979. С. 170.

[17] Батыгин Д. В УК не должно быть лишних слов // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 45.

[18] Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. — М., 1971. С. 19.

[19] Комментарий к УК РФ. Особенная часть. / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. — М., 2001. С. 128.; Комментарий к УК РФ / Отв. ред. А.В, Наумов. — М., 1997. С. 407; Уголовное право России. Особенная часть / Отв. ред. Б.Д. Здравомыслов. — М., 1996. С. 138.

[20] Волженкин Б.В. Мошенничество. – СПб., 1998. С. 23.

[21] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М., 1996. С. 128.

[22] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — Ростов-на-Дону, 1997. С. 368.

[23] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М., 1996. С. 407.

[24] См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 65.

[25] См.: Комментарий к части первой ГК РФ / Под ред. О.Н. Садикова. — М., 1997. С. 254, 269; Порошков В. Специфика имущественных прав // Российская юстиция, 2000. № 5. С. 15; Плохова В.И. Криминологическая и правовая обоснованность составов ненасильственных преступлений против собственности: Автореф. дисс. . д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2003. С. 11.

www.jourclub.ru

§ 2. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ МОШЕННИЧЕСТВА

147 УК РСФСР,— личная собственность граждан.
До принятия новых уголовных кодексов существовало мнение, что социалистическая собственность является лишь родовым объектом хищения, а непосредственный объект— это в каждом конкретном случае либо государственная, либо общественная собственность. Такой взгляд находил свое объяснение в различных санкциях за хищение государственного и общественного имущества в Указе от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества».
В настоящее время все уголовные кодексы предусматривают единую ответственность за хищение как государственного, так и общественного имущества. Несмотря на существующие различия между государственной и общественной собственностью, гораздо большее значение имеет то общее, что их объединяет. Общее состоит в том, что социалистическая собственность в обеих ее формах составляет наряду с социалистической системой хозяйства экономическую основу СССР.
И при хищении государственного, и при хищении общественного имущества ущерб причиняется одному и тому же объекту — социалистической собственности. Иное утверждение привело бы нас к неправильному выводу, что каждая из статей главы второй Особенной части УК РСФСР характеризует два вида преступлений, различающихся по объекту: например, будто ст. 93 предусматривает хищение путем мошенничества государственного имущества и хищение путем мошенничества общественного имущества.
Поэтому нельзя согласиться с теми авторами, которые и в настоящее время рассматривают в кЛчестве непосредственных объектов хищения отдельно государственную и общественную собственность[4].
Общественная опасность мошеннических посягательств на социалистическую собственность состоит в том, что они ведут к уменьшению фонда материальных ценностей, предназначенных для использования в народном хозяйстве или для распределения между членами общества в соответствии с принципом социализма. В результате нарушения социалистических отношений собственности государство или общественная организация лишаются возможности осуществлять свои правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, а преступник использует это имущество в своих корыстных целях, становясь на путь паразитического существования.
Примерно такой же характер носит нарушение отношений личной собственности при мошеннических посягательствах на нее. Относительно меньшая общественная опасность преступлений против личной собственности граждан обусловлена различным значением двух основных видов собственности в социалистическом обществе. Социалистическая собственность, составляющая экономическую основу СССР, играет ведущую роль по отношению к личной собственности, которая развивается на основе социалистической, преимущественно государственной, собственности и в силу этого носит производный характер.
Исходя из понимания объекта мошенничества как общественного отношения собственности, можно сделать вывод, что необходимым признаком этого преступления (как и других форм хищения) является отсутствие у виновного права на и м у щ ест в о, которым он завладевает путем обмана или злоупотребления доверием. В противном случае нельзя говорить о посягательстве на собственность как о посягательстве на общественное отношение.
К. была осуждена Бауманским районным народным судом Москвы за то, что она ‘представила в комиссию по назначению пенсий подложную справку о трудовом стаже, на основании которой в течение нескольких лет незаконно получала пенсию по инвалидности. Необходимый стаж работы у К. в действительности имелся, однако она в подтверждение этого обстоятельства не смогла своевременно представить соответствующие документы. Таким образом, представлением подложной справки К. преследовала цель получить пенсию, на которую она фактически имела право. Президиум АІосковского городского суда, рассмотрев дело в порядке надзора, совершенно правильно пришел к выводу, что действия К- не содержат признаков хищения государственных средств путем мошенничества, а могут быть квалифицированы лишь по
ч. 3 ст. 196 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за использование заведомо подложного документа1.
Нет нарушения отношений собственности и в тех случаях, когда субъект завладевает имуществом путем обмана или злоупотребления доверием, однако делает это не безвозмездно, а с предоставлением соответствующей компенсации.
Правильное установление объекта имеет значение не только для отграничения мошенничества от преступлений, сходных с ним по другим элементам состава, но и для разграничения между собой обоих видов мошенничества, предусмотренных ст. ст. 93 и 147 УК РСФСР. Квалификация мошенничества по одной из этих статен зависит прежде всего от принадлежности имущества, которым преступник завладел путем обмана или злоупотребления доверием. Принадлежность имущества обычно прямо указывает на объект мошенничества. Трудности его определения могут возникнуть только при посягательстве на имущество, находящееся в ведении социалистической организации, но предназначенное для передачи в личную собственность граждан (в качестве заработной платы и т. п.). В таких случаях следует исходить из общих положений гражданского права о моменте перехода права собственности. Согласно ст. 30 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик право собственности на имущество возникает с момента его передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.
Поэтому, в частности, получение обманным путем заработной платы, причитающейся другому лицу, квалифицируется как хищение социалистического имущества. Государственное или общественное имущество, предназначенное для передачи в собственность отдельным гражданам, остается социалистической собственностью до момента передачи. В случае хищения денежных средств, которые должны были быть выплачены в качестве заработной платы, граждане не утрачивают права на получение начисленных им сумм[5].
Однако в отдельных случаях установить принадлежность имущества будет недостаточно. Например, имущество, переданное гражданами государственной или общественной организации для храпения, ремонта, перевозки и тому подобных целей, остается их личной собственностью Тем не менее хищение этого имущества квалифицируется как посягательство на социалистическую собственность, если организация несет материальную ответственность за сохранность переданного ей личного имущества.
В указанном случае решающее значение придается тому обстоятельству, что материальный ущерб причиняется в конечном счете социалистической собственности, так как собственник похищенного имущества вправе получить возмещение от организации, принявшей его вещь на хранение, в ремонт и т. д. Такое решение продиктовано интересами усиленной охраны социалистической собственности как экономической основы нашего строя.
Следует иметь в виду, что в противной ситуации, когда похищается социалистическое имущество, которое находится у отдельных граждан, несущих материальную ответственность за его сохранность (в силу трудовых отт ношений, договора проката и т. д.), определять квалификацию будет по-прежнему принадлежность имущества[6].
Например, Р. заходил в магазины и обращался к продавцам с просьбой разменять крупную денежную купюру, затем отказывался от размена, возвращая полученные деньги, и при этом обманывал работников магазинов на некоторую сумму. Обманутыми здесь оказывались работники торговли, они же как материально ответственные лица в конечном итоге возмещали имущественный ущерб. Однако своими обманными действиями преступник завладевал государственным имуществом, а следовательно, посягал на социалистическую собственность. Поэтому народный суд квалифицировал действия Р. по
ч. 2 ст. 93 УК РСФСР.
Важно отметить, что, передавая вследствие обмана лишние суммы мошеннику, работники торговли распоряжались имуществом именно как государственным, в силу предоставленных им правомочий. В тех же случаях\ когда лицо изымает имущество из фонда государствен- ^ ной (общественной) организации и передает его мошен- = нику как свое личное, виновный в мошенничестве несет ответственность за посягательство на личную собствен^ ность. Вопрос об ответственности лица, обманутого мошенником, решается в зависимости от того, имело ли оно намерение окончательно завладеть государственным имуществом или только временно им воспользоваться.
Б. приходил в какое-нибудь учреждение и, выдавая себя за работника магазина или столовой, принимал от сотрудников учреждения заказ на продукты, получал деньги и скрывался. Естественно, что, заказывая продукты, граждане платили свои личные деньги. Но в одном из эпизодов кассир кинотеатра Л. взяла для оплаты заказа (своего И ДруГИХ СОТруДНИКОВ) ДеНЬГИ ИЗ КаССЫ KIi-\J нотеатра, имея в виду в скором времени возместить взятую сумму. Даже если бы Б. это было известно, его действия объективно не выходили за пределы мошеннического посягательства на личную собственность, так как Л. в данном случае распорядилась государственными средствами как своими собственными. Поэтому действия Б. были квалифицированы судом по ст. 147 УК РСФСР.
* * *
В настоящее время в юридической литературе общепризнано, что в преступлениях против собственности необходимо различать непосредственный объект (собственность) и предмет (имущество). Правовая характеристика предмета преступления связана с его объектом. Мало сказать, что предметом мошенничества являются вещи, деньги и иные предметы материального мира, — это слишком общее определение. А. Н. Трайнин определял предмет преступления следующим образом: «Предметом. являются те вещи, в связи с которыми или по поводу которых совершается преступление»[7]. Указанных признаков тоже недостаточно, чтобы установить предмет мошенничества.
Г. продала Р. позолоченное кольцо ценою в 76 коп. под видом золотого обручального кольца за 20 руб. За эти действия, совершенные в с в Я 3 и с кольцом и п о поводу кольца, она осуждена по ч. 1 ст. 147 УК РСФСР. Однако предметом преступления здесь было не кольцо, а деньги Р., которыми завладела Г. путем обмана. Преступлением были нарушены отношения собственности (объект) именно по поводу денег (предмет). ‘Кольцо играло роль средства преступления.
Неточно также определение предмета как вещи, на которую преступник воздействует при совершении посягательства[8]. Фальсифицируя товар, заменяя заранее отсчитанную пачку денег «куклой», мошенник воздействует на предметы внешнего мира. Но нр фальсифицированный товар, ни денежная «кукла» не являются предметом мошенничества. Предмет мошенничества — это то имущество, которым преступник завладевает в результате обмана или злоупотребления доверием.
Только через связь с объектом можно дать правильную правовую характеристику предмета преступления. Предмет преступления всегда является материальным субстратом, формой или предпосылкой общественных отношений[9]. Такой необходимой предпосылкой отношений собственности и является имущество. «. Как ни раскрывать понятие собственности, понимаемой как об-
Щественное отношение, — пишет В. С. Никифоров, — оно обязательно включит в себя упоминание о материальных ценностях, являющихся объектом собственности: здесь отношение немыслимо без того, по поводу чего оно воз- никает и существует»1.
Таким образом, с точки зрения связи с объектом предмет мошенничества составляет такое имущество, по поводу которого существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением. Из сказанного следует, что все те предметы материального мира, по поводу которых t возможны отношения собственности, могут быть и предметом мошенничества. Поскольку предмет хищения всегда материален (является частью материального мира), право на имущество не может быть предметом хищения, в том числе и хищения путем мошенничества.
По своей экономической характеристике предмет хищения всегда представляет собой вещь, которая имеет определенную ценность. Внешним выражением экономической стоимости вещи обычно является ее денежная оценка. Денежные знаки и валютные ценности, играющие роль эквивалента стоимости, также могут быть предметом хищения.
Предметом хищения не могут считаться вещи, не 4 имеющие объективной хозяйственной ценности, а также природные объекты, в которые не вложен труд человека,
В советском уголовном праве нет единства мнений о том, может ли быть предметом хищения вообще (и предметом мошенничества, в частности) документ имущественного характера. Некоторые ученые полагают, что понятием хищения охватывается завладение любыми документами, дающими право на получение тех или иных материальных ценностей2. Другие считают, что завладение документами имущественного характера (кроме ценных бумаг) не является хищением. Если такие действия совершаются с целью последующего получения по ним иму-
вып. XIII, М., 1951, стр. 57; его же, Теоретические основы квалификации преступлений, М., 1963, стр. 166.
Б. С. Никифоров, Объект преступления по советскому уголовному праву, М., I960, стр. 130.
См. П. М и х а й л е н к о, Р. Т е в л и н, Преступления против личной собственности граждан, Киев, 1962, стр. 17, 65; Д. О. Хан- Магомедов, Преступления против социалистической собственности, стр. 7; «Советское уголовное право. Часть особеньая», М., 1965, стр. 224.

Иное значение имеют ценные бумаги, которые являются носителями определенной стоимости и поэтому могут рассматриваться как имущество, составляющее предмет хищения. Законодатель ставит ценные бумаги на один уровень с деньгами и валютными ценностями (ст.

scicenter.online

Это интересно:

  • К преступлениям с формальным составом не относится Виды составов преступления Группы соста­вов преступлений 1. В уголовном праве различают несколько видов (групп) соста­вов преступлений. В основу классификации могут быть положены различные критерии. Прежде всего это степень […]
  • Закон джоуля единица измерения Закон джоуля единица измерения Каталог статей Справочная информация Справочник по электротехнике Currently 3.79/5 1 2 3 4 5 Рейтинг 3.8/5 (194 голосов) Закон Джоуля-Ленца определяет меру теплового действия […]
  • Ооо юрист центр Организация ООО "ЮРИСТ-ЦЕНТР" Юридический адрес: 394030, Г ВОРОНЕЖ, УЛ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА Д 66 ОКФС: 16 - Частная собственность ОКОГУ: 4210014 - Организации, учрежденные юридическими лицами или гражданами, или юридическими лицами […]
  • Дата войны за испанское наследство Война за Испанское наследство 1701 - 1714 - причины - участники - итоги Содержание: На фото: Битва при Денене (1712 год). Картина Жана Ало Причины войны за Испанское наследство Война за испанское наследство (1701—1714 гг.) — […]
  • Признаки наследования групп крови ГРУППЫ КРОВИ (генетика) ГРУППЫ КРОВИ (генетика). Группы крови открыты в начале XX века Landsteiner (1900, 1901) и Jansky (1907). Их обозначение: 0, А, В и АВ было введено в 1910 г. Dungern и Hirzfeld. Согласно представлениям […]
  • Страховые взносы адвокатов в 2018 Взносы в ПФР адвокатов в 2018 году В Коллегии адвокатов адвокаты самостоятельно уплачивают фиксированные платежи по пенсионным и медицинским взносам за год. Какой доход брать в расчет при уплате доп. взноса в 1% с доходов свыше 300 […]