Глава 2. Общая характеристика хищений

§ 1. Понятие и признаки хищений

1.1. Законодательное определение хищения

На протяжении долгого времени понятие «хищение» существовало только в уголовно-правовой науке, которая неоднократно предлагала ввести его в законодательство. И в науке оно не было до конца согласованным; по многим признакам понятия велись активные споры (например, как должна определяться суть хищения — как изъятие имущества или как завладение им , его обращение и т.д.), однако в целом, по структурным элементам, согласие было достигнуто, что дало возможность в 1994 г. ввести понятие «хищение» в уголовный закон.

Предложения о необходимости употребления этого термина при определении понятия хищения существуют и в настоящее время. Так, например, О.В. Белокуров полагает, что вместо слов «изъятие и (или) обращение» нужно употребить термин «завладение» (см.: Белокуров О.В. Актуальные проблемы совершенствования уголовного законодательства: вопросы юридической техники // Международное и национальное уголовное законодательство: проблемы юридической техники: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. / Отв. ред. В.С. Комиссаров. М., 2004. С. 81).

Понятие хищенияи сегодня — законодательное понятие. Впримечании 1 к ст. 158 УК РФ говорится: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Приведенное понятие олицетворяет так называемыйродовой состав хищения , применимый ко всем конкретным формам хищения (краже, мошенничеству, присвоению, растрате, грабежу).

В науке высказывается мнение, что «определению хищения, имеющему полноценный нормативный характер, могла бы быть отведена самостоятельная начальная статья главы 21» (Борисова О.В. Традиционность и новизна технических приемов в главе 21 УК РФ // Проблемы юридической техники: Сб. ст. / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 633).

Его выделял, например, Ю.И. Ляпунов (см.: Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. С. 202). А.И. Бойцов говорит о родовом понятии хищения (см.: Бойцов А.И. Указ. соч. С. 102).

В уголовно-правовой науке из приведенного определения принято выделять следующие признаки любого хищения:

1) хищение направлено против чужого имущества, которое выступает его предметом;

2) оно представляет собой изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц;

3) это противоправное действие;

4) это безвозмездное действие;

5) оно причиняет ущерб собственнику или законному владельцу имущества;

6) оно совершается с корыстной целью.

В науке, как правило, говорят сразу обо всех перечисленных выше признаках хищений . Однако есть несколько иные позиции. Так, Б.В. Волженкин не упоминал в числе признаков хищения первый названный мной, но специально подчеркивал его умышленный характер . Такую же позицию занимает и А.И. Бойцов, который к объективным признакам в то же время относит: 1) незаконное и безвозмездное изъятие имущества из владения собственника или иного лица, которое совершается указанными в законе способами; 2) обращение его в пользу виновного или других лиц; 3) причинение реального ущерба; 4) причинную связь между изъятием имущества и материальным ущербом .

См., напр.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. С. 23.

См.: Практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. С. 378.

См.: Бойцов А.И. Указ. соч. С. 106.

З.А. Незнамова называет еще один признак хищения — незаконность изъятия имущества . О незаконном характере изъятия пишут А.И. Рарог и Б.В. Яцеленко . В.П. Ревин именует такой признак противозаконностью . Однако законодательное понятие хищения таких признаков не содержит, выделяя противоправность хищения .

См.: Уголовное право: Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. С. 270.

См.: Российское уголовное право: Учебник: В 2 т. / Под ред. А.И. Рарога. Т. 2. С. 175.

См.: Уголовное право Российской Федерации: Учебник: В 2 т. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай. Т. 2. С. 123.

См.: Уголовное право России: Общая и Особенная части / Под ред. В.П. Ревина. С. 543.

Интересно, что некоторые современные исследователи наделяют хищение сразу всеми признаками, которые упоминаются у разных авторов. Так, например, А.П. Севрюков утверждает, что у хищения есть признак незаконности, который означает, что «виновный не имеет действительного или предполагаемого права на изымаемое имущество», и — одновременно — признак противоправности, означающий, «что у виновного отсутствуют какие-либо права на завладеваемое им имущество» (Севрюков А.П. Указ. соч. С. 42, 47). Комментарии здесь излишни.

Б.В. Волженкин подразделял все признаки хищения на объективные и субъективные, относя к последним умысел и корыстную цель .

См.: Практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. С. 378.

Разумеется, и законодательное определение хищения, и выделяемые на его основе признаки хищения можно критиковать, и это уже делается в науке . Так, справедливо указывают на то, что некоторые признаки повторяют друг друга и являются поэтому излишними; другие признаки недостаточно конкретизированы (понятие ущерба), и т.п. К отмеченным недостаткам можно добавить, пожалуй, еще один: в определении уравниваются признаки преступления вообще (причем они называются далеко не полностью, отчетливо говорится только о противоправности, но и последняя понимается несколько шире, чем признак преступления) с признаками состава преступления (характеристики действия, ущерба и т.п.), что вряд ли может быть признано верным как с методологической точки зрения, так и с позиции логики.

См., напр.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. С. 102 — 111; Борзенков Г.Н. Особенности квалификации хищения при трансформации способа и стечении нескольких способов в одном преступлении // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. М., 2004. С. 310 — 311.

studfiles.net

Тема. Преступления против собственности-6ч

1. Понятие и содержание права собственности. Понятие имущества.

2. Хищение чужого имущества и его признаки.

3. Формы хищения (кража, мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, разбой).

4. Виды хищения (хищение предметов, имеющих особую ценность).

5. Преступления против собственности без признаков хищения.

Нормативный правовой акт:

1.Уголовный кодекс Российской Федерации (ст. 158-168).

Официальные акты высших судебных органов и судебная практика:

1.Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27 декабря 2002 г. “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое”(в ред. от 06.02.2007г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ 2003. № 2;

2.Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 51 от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»//Российская газета от 12 января 2008.

3.Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 4 мая 1990 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве»//Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам. 1961-1996. М., 1997.

4.Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 25 от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»//Российская газета от 26 декабря 2008.

Литература:

Александрова И.А. Компьютерное мошенничество // Следователь. 2006. №1.*

Анисимов В.Ф. Преступления против собственности с признаками хищения: проблемы классификации // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. №1.*

Бакрадзе А.А.Уголовно-правовая характеристика основного состава присвоения и растраты // Российский следователь. 2004. №11.*

Богданчиков С.Понятие «хищение» по действующему уголовному законодательству // Закон и право. 2006. №10.*

Бойцов А.И. Преступления против собственности, СПб. 2002.

Бриллиантов А.В., Побрызгаева Е.В. Уголовный кодекс Российской Федерации в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР) с комментариями. М., 2008.

Василиади А.Г. «Чужое имущество» и его понимание Пленумом Верховного Суда РФ (формально-логический и теоретико-правовой анализ) // Мировой судья. 2005. №7.*

Верин В.П. Преступления в сфере экономики. М., 1999.

Волженкин Б.В. Мошенничество. СПб. 1998.

Волженкин Б.В. Вопросы квалификации краж, грабежей и разбоев с целью завладения личным имуществом граждан. Л., 1986.

Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М., 2001.

Гребенкин Ф.Б. Уголовно-правовое значение психического насилия в преступлениях против собственности. Киров: 2005.*

Гусев О.Б., Завидов Б.Д., Коротков А.П., Слюсаренко М.И. Преступления против собственности. М., 2001.

Довгий Д. Хищения предметов, имеющих особую ценность // Законность. 2007. №5.*

Ильин И.В. Проблемы толкования понятия «приобретение права на чужое имущество» в контексте ст. 159 УК РФ // Российский следователь. 2006. №10.*

Исаев А. Фиктивные деньги как инструмент мошенничества // Законность. 2005. №5.*

Исаева Л.М. Классификация и особенности квалификации видов мошенничества, совершаемого с использованием сети Интернет // Юридический консультант. 2005. №1.*

Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000.

Кузнецов А.П., Степанов М.В., Ситников М.Л. Толкование Пленумом Верховного Суда РФ уголовного законодательства об ответственности за хищения // Российский судья. 2006. №2.*

Кухарук В. Квалификация посягательств на собственность, сопряженных с использованием веществ // Уголовное право. 2005. №4.*

Ларичев В.Д. Мошенничество в сфере страхования. М., 1998.

Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теорет.-приклад. исслед. М.: ЛексЭст, 2005.*

Кудашев Ш. Грабеж или разбой? // Законность. 2007. №6.*

Кудашев Ш.А. К. Маркс о краже леса и не только: некоторые проблемы дифференциации уголовной ответственности и наказания за хищения по УК РФ // Мировой судья. 2006. №11.*

Мальцев В.В. Ответственность за преступления против собственности. Волгоград, 1999.

Пикуров О. Посягательства на имущество членов семьи // Законность. 2006. №2.*

Руднев А. Квалификация тайного хищения чужого имущества по КоАП и УК // Законность. 2006. №1.*

Сафонов В.И. Организованное вымогательство. СПб. 2000.

Севрюков А.П.Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты — М.: Экзамен, 2004.*

Семенов В.М. История развития уголовного законодательства России об ответственности за кражу в советский период // Российский следователь. 2005. №3.*

Семенов В.М. Квалификация кражи при наличии особо квалифицирующих признаков // Российский судья. 2005. №10.*

Семенов В.М.О понятии предмета хищения // Российский следователь. 2005. №9.*

Семенов В.М. Особенности квалификации краж с причинением значительного ущерба, а также из одежды, сумки или иной ручной клади // Российский судья. 2005. №9.*

Семенов В.М.Особенности субъективной стороны хищения // Российский следователь. 2005. №5.

Семенов В.М.Отграничение кражи от смежных составов преступления // Российский следователь. 2005. №10.*

Семенов В.М. Признаки объективной стороны хищения // Российский следователь. 2005. №4.*

Семенов В.М. Тайность как способ хищения при совершении кражи // Российский следователь. 2005. №6.*

Семенов В.М. Чужое имущество как предмет кражи // Юрист. 2005. №5.*

Шарапов Р.Понятие предметов, используемых в качестве оружия // Уголовное право. 2005. №3.*

Шарапов Р.Д.Понятие оружия как орудия преступления // Журнал российского права. 2005. №11.*

Шарапов Р.Д. Правила законодательства конструирования составов насильственных преступлений // Правоведение. 2005. №5.*

Яни П.С. Посягательства на собственность. М., 1998.

Яни П.С. Мошенничество и иные преступления против собственности: Уголовная ответственность. М., 2002.

studopedia.ru

Сложные вопросы квалификации преступлений против собственности с учетом особенностей предмета. Статьи по предмету Уголовное право

СЛОЖНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ С УЧЕТОМ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРЕДМЕТА

А.В. БАШКОВ

Собственность выступает основополагающим, статутным институтом развития экономики. Стабильность и незыблемость отношений собственности обеспечивают спокойное, прогрессивное развитие общества. Уверенность человека в неизменности его связи с объектом собственности позволяет ему выступать в товарообменных операциях, способствует развитию рынка. Следовательно, обеспечение эффективной защиты собственности является основополагающим инструментом стимулирования экономического роста. В то же время в науке, в том числе юридической, нет единства взглядов на сущность собственности. С.С. Алексеев справедливо отмечает, что «собственность «без права на нее» и вообще без права как общецивилизационной категории теряет какой-либо смысл и основы своего существования» . Представляется, что прав и С.И. Архипов, определяющий собственность в современном мире как систему корпоративно-правового освоения субъектами права предметов внешнего мира . С учетом данной позиции собственность можно представить как совокупность предметов материального мира и социальных, в частности правовых, связей, возникающих по поводу этих предметов.
———————————
Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. М., 2007. С. 28.
Архипов С.И. Собственность как правовой феномен // Рос. юрид. журн. 2009. N 5. С. 16.

Следует обратить внимание на тот факт, что механизм правового регулирования как система правовых средств (юридических норм, правоотношений, актов), при помощи которых осуществляется правовое регулирование общественных отношений , в каждой отрасли права свой. На мой взгляд, дифференциация способов защиты собственности зависит не только от характера посягательства, но и от некоторых черт объекта права собственности (предмета посягательства). Например, гражданское законодательство в качестве одного из объектов гражданских прав выделяет имущество. В строгом смысле слова имущество представляет собой совокупность принадлежащих субъекту гражданского права вещей, имущественных прав и обязанностей .
———————————
Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие. Теория и практика. М., 2003. С. 29.
Гражданское право. Общая часть: Учеб.: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2008. Т. 1.

Разный характер объектов гражданских правоотношений предполагает и различия в содержании самих правоотношений, возникающих по их поводу. С этой точки зрения следует говорить об объектах вещных, обязательственных, корпоративных и исключительных прав . Такое разграничение в гражданском праве является ключевым для определения особенностей правового режима конкретных объектов, в том числе режима защиты соответствующих гражданских прав.
———————————
Там же.

Несмотря на то что понятие имущества в гражданском праве многозначно , законодательство и доктрина к объектам права собственности относят только вещи. Под вещами понимаются предметы внешнего по отношению к человеку мира . Это обусловливает специфику нарушений правоотношений собственности и, следовательно, влечет за собой необходимость использования специальных способов их защиты (гл. 20 ГК РФ), неприменимых к обязательственным и иным отношениям. Однако развитие, в частности, компьютерных и инновационных технологий ведет к изменению понимания сущности объекта права собственности или отдельных правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению вещами. Так, доктрина гражданского права и судебно-арбитражная практика допускают применение вещно-правовых способов защиты к отдельным видам имущества, лишенным признаков вещи. Например, суды, руководствуясь ст. 6 ГК РФ, сформировали правовой подход, в силу которого распространили способы защиты права собственности на бездокументарные ценные бумаги . Диспозитивность норм гражданского права, возможность применения аналогии права и закона позволяют судебной практике оперативно реагировать на потребности участников гражданского оборота в обеспечении защиты права собственности, учитывая развитие науки, техники.
———————————
Там же.
Гражданское право: Учеб.: В 3 т. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2004. Т. 1. С. 254.
Постановление ФАС Уральского округа от 15 января 2009 г. по делу N Ф09-10012/08-С4, Постановление ФАС Уральского округа от 23 июня 2005 г. по делу N Ф09-3770/03-С5, п. 13 Рекомендаций научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа. 2007. N 3.

Иная ситуация складывается в уголовном праве, построенном на императивных правовых предписаниях. В УК РФ предусмотрены уголовно-правовые способы защиты права собственности (преимущественно в гл. 21). Однако в силу ч. 2 ст. 3 УК РФ применение уголовного закона по аналогии не допускается. Данное указание требует четкого и однозначного использования понятий в частности и терминологии в целом . Как неоднократно отмечалось в решениях Конституционного Суда РФ , критерии определенности и недвусмысленности правовых предписаний — обязательные составляющие принципа законности. В связи с этим возникает вопрос о некоторых видах имущества как о предмете хищений и иных преступлений против собственности . Например, в научной литературе высказывается точка зрения о необходимости определения специфики уголовно-правового использования понятия имущества, связанной с объемом его содержания .
———————————
Следует отметить, что в доктринальной литературе неоднократно высказывалось мнение о том, что уголовный закон, допуская разночтение в толковании отдельных понятий, создает значительные трудности для правильного и точного его применения.
Постановления Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П; от 15 июля 1999 г. N 11-П // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1708; 1999. N 30. Ст. 3988.
См., например: п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюл. Верховного Суда РФ. 2008. N 2.
Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики. М., 2006. С. 17.

Это мнение основывается на некоторых особенностях объекта собственности, которые не позволяют отдельные вещи признать предметом преступления против собственности. В частности, к ним относят: вещи, изъятые из оборота или ограниченные в обороте, вещи, входящие в наследственную массу, безналичные денежные средства, недвижимость и ценные бумаги, хотя именно они чаще всего подвергаются преступному воздействию . Отсутствие четких правил квалификации указанных общественно опасных посягательств дезориентирует правоприменителя и приводит к ошибкам в следственной и судебной практике. Поэтому решение данного вопроса — актуальная задача доктрины уголовного права. В настоящее время наблюдается плюрализм взглядов на проблему квалификации преступлений против собственности, обусловленную предметом посягательства.
———————————
Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за первое полугодие 2009 года // URL: http:// www.cdep.ru/ index.php?id= 5&item= 35. С. 6.

Традиционный подход основывается на том, что вещи, изъятые или ограниченные в обороте, не могут быть предметом преступлений против собственности. Думается, что такая позиция не учитывает различный правовой режим этих объектов. Действительно, ответственность за хищение предметов, изъятых или ограниченных в обороте, предусмотрена специальными нормами, и поэтому согласно общим принципам разрешения коллизий предпочтение должно отдаваться специальным составам преступлений (ст. 220 — 222, 226, 228, 228.1, 229 УК РФ). Вместе с тем нельзя признать обоснованным вывод о том, что отношения собственности в данном случае не страдают. Федеральные законы «Об оружии», «О наркотических средствах и психотропных веществах», «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами», «Об особо охраняемых природных территориях», «Об уничтожении химического оружия», «Об использовании атомной энергии», Земельный кодекс РФ, Указ Президента РФ «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» устанавливают в соответствии с требованиями ст. 128 ГК РФ круг лиц, которые могут быть собственниками объектов, изъятых из оборота или ограниченных в обороте. Как правило, указанные предметы находятся в федеральной собственности. Однако право собственности охраняется в рамках иных составов преступлений, предусмотренных ст. 220 — 222, 226, 228, 228.1, 229 УК РФ, выступая в качестве дополнительного объекта преступления, что исключает дублирование правовых предписаний и коллизионность норм.
Рассматриваемая проблема актуальна и с точки зрения квалификации действий лиц, которые похищают вещи, изъятые или ограниченные в обороте, у тех, кто не имеет права владеть ими. Большинство ученых склоняются к мысли, что интересы потерпевших в такой ситуации уголовно-правовой охране не подлежат . Н.А. Лопашенко, напротив, отмечает, что объектом преступления в рассматриваемом случае выступает порядок приобретения в собственность имущества , а следовательно, необходимо предусмотреть специальную уголовно-правовую норму, запрещающую данное деяние. Думается, что позиция Н.А. Лопашенко небезупречна. Право собственности может возникнуть только на законных основаниях (гл. 14 ГК РФ). Порядок приобретения права собственности неразрывно связан с самим правом собственности и подвергается преступному воздействию одновременно с ним. Поэтому, на наш взгляд, порядок приобретения права собственности не может выступать в качестве самостоятельного объекта преступного посягательства.
———————————
См., например: Лопашенко Н.А. Преступления против собственности. М., 2005. С. 40 — 41.
Там же.

В связи с этим следует учитывать требования ст. 238 ГК РФ: если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, то это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок. Гражданское законодательство выделяет две ситуации: когда имущество оказывается во владении лица по основаниям, допускаемым законом (например, при наследовании имущества), и когда имущество поступает во владение без правовых оснований. В первом случае право владения, распоряжения подлежит защите на общем основании. Право пользования имуществом, несмотря на то что является ограниченным, как субъективное право также подлежит защите в полном объеме. Во втором случае исходя из требований ст. 9, 10, 12 ГК РФ фактическое владение не подлежит защите. Данной позиции придерживается и судебно-арбитражная практика .
———————————
Постановления ФАС Уральского округа от 27 марта 2007 г. по делу N Ф09-3714/06-С6, от 17 июля 2006 г. по делу N Ф09-6192/06-С6; Постановление Верховного Суда РФ от 21 марта 2001 г. по делу N 1039п2000 // ИПС «Гарант».

Полагаем, что по отношению к фактическому владельцу нормы о защите права собственности, предусмотренные гл. 21 УК РФ, неприменимы. В обществе с развитыми демократическими ценностями, в том числе с развитой системой защиты прав и свобод человека, общественно опасное деяние не может охраняться законом, поскольку приводит к разрушению социума и государства. Между тем недопустимо отсутствие регулирования отношений, возникающих в связи с воздействием на объекты, изъятые или ограниченные в обороте, так как оно стимулирует негативное поведение людей. Представляется правильным внести изменения в ст. 243 ГК РФ, дополнив ее нормой, устанавливающей гражданско-правовой запрет на распоряжение предметами, изъятыми из оборота, и возможность прекращения фактического владения ими.
На мой взгляд, до внесения изменений в гражданское законодательство соответствующие посягательства следует квалифицировать по ст. 220 — 222, 226, 228, 228.1, 229, 234, 238 УК РФ. При закреплении гражданско-правового запрета на владение и распоряжение предметами, изъятыми из оборота, гл. 25 УК РФ следует дополнить самостоятельной нормой, предусматривающей ответственность за совершение любых действий с объектами, изъятыми из оборота, инкорпорировав ее в структуру ст. 238 УК РФ: «Совершение незаконных действий с объектами, изъятыми из гражданского оборота или запрещенных к гражданскому обороту, за исключением указанных в статьях 220 — 226, 228 — 234, частях 1 — 3 статьи 238 Уголовного кодекса РФ, наказывается. «
Анализируя вопросы квалификации преступлений против собственности, связанные с предметом преступления, необходимо обратить внимание на дискуссионный вопрос о защите прав наследников на наследственное имущество. Сложность применения норм гл. 21 УК РФ заключается в том, что в связи со смертью лица его гражданская правоспособность прекращается (ст. 17 ГК РФ). Следовательно, прекращаются правоотношения собственности, так как умерший не может быть субъектом вещного права. Согласно ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество переходит по наследству. Но полагаю, что по своей юридической сути это новые правоотношения. Более того, в силу ст. 1154 ГК РФ срок принятия наследства устанавливается в 6 месяцев со дня открытия наследства (смерти). Следовательно, правоотношения собственности возникнут по истечении 6 месяцев со дня открытия наследства. До окончания этого срока собственник вещей отсутствует. Кроме того, наследники могут не принять наследственную массу или отказаться от наследства, и тогда выморочное имущество поступит в собственность государства или муниципального образования (ст. 151 ГК РФ).
В связи с этим возникает вопрос: как квалифицировать действия лиц, воздействующих на имущество, входящее в наследственную массу? Для правильной квалификации действий необходимо учитывать следующее. В силу ст. 1153, 1171 ГК РФ владение наследственным имуществом осуществляется либо нотариусом, либо исполнителем завещания (охрана имущества), либо наследниками. Значит, у наследственного имущества есть законный владелец и пользователь. В прим. 1 к ст. 158 УК РФ указано, что ущерб от противоправного безвозмездного изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц может быть причинен не только собственнику, но и иному владельцу. С учетом изложенного противоправное безвозмездное изъятие вещей, входящих в наследственную массу, следует квалифицировать как хищение.
Анализ диспозиции ст. 165 УК РФ также позволяет утверждать, что потерпевшим от преступления может быть не только собственник, но и иной владелец имущества. Поэтому представляется, что незаконное использование наследственной массы путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения необходимо квалифицировать по ст. 165 УК РФ. В случае вымогательства, уничтожения, повреждения наследственного имущества у наследников, нотариуса или иных лиц, уполномоченных осуществлять его охрану, действия виновного необходимо квалифицировать по ст. 163, 167, 168 УК РФ соответственно.
Ключевой фактор в юридической оценке действий виновного — указание закона на то, что предметом преступления выступает чужое имущество. Для виновного (в том числе наследника), который не обладает каким-либо субъективным правом на наследуемое имущество, оно будет при любых обстоятельствах чужим.
В уголовном праве, судебной и следственной практике по-прежнему возникает вопрос о возможности признания безналичных денежных средств предметом преступлений против собственности. Судебно-арбитражная практика , ученые-цивилисты отмечают, что денежные средства, находящиеся на счетах в банках и других кредитных учреждениях, — собственность этих юридических лиц. Таким образом, между сторонами договора банковского вклада существуют обязательно-правовые отношения , а не отношения собственности. В связи с этим в случае хищения или совершения иного преступления против собственности, предметом которого являются безналичные денежные средства клиента банка, потерпевшим от преступления признается банк (кредитная организация) как собственник этих средств. Противоправное безвозмездное изъятие чужих безналичных денежных средств путем обмана и (или) злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу, необходимо квалифицировать как мошенничество . Правильно, на мой взгляд, судебная практика при этом не уточняет способ платежа и списания средств со счета клиента в банке: посредством электронного платежа или путем предъявления платежного поручения.
———————————
См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 24 сентября 1996 г. по делу N 7209/95 // Там же.
См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая / Под ред. О.М. Козыря, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 2000 — 2006. Кн. 5. Т. 2: Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари.
Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Следует отметить, что п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» не согласуется с конституционными принципами равенства всех перед законом и справедливости. В частности, Верховный Суд РФ разъяснил, что «не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части статьи 158 УК РФ. Хищение чужих денежных средств, находящихся на счетах в банках, путем использования похищенной или поддельной кредитной либо расчетной карты следует квалифицировать как мошенничество только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом или сервисном центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявляет поддельный паспорт на его имя)». В обоих описанных случаях происходит обман банка или иной кредитной организации. Именно со счета банка происходит списание средств клиента.
Работник торговой организации не является сотрудником банка и поэтому не может отказать клиенту в проведении транзакции. Кассовые (торговые) чеки не считаются документами, с помощью которых осуществляется идентификация держателя карты . Когда банк разрешает списание средств со счета клиента при мошеннической операции, он, по сути, действует по мнимому распоряжению, которого клиент банку не давал, соответственно, осуществляя операции по преступному приказу, банк выходит за границы своей правоспособности, определенной в ст. 854 ГК РФ . Таким образом, в указанной ситуации денежные средства изымаются из владения банка (кредитной организации) и ущерб причиняется банку. Если же вред причиняется гражданину вследствие несоблюдения им условий договора о выпуске и обслуживании банковской платежной карты, когда документы и сведения, необходимые и достаточные для подтверждения личности клиента при его распоряжении средствами на банковском счете, попали к преступникам, то потерпевшим от преступления будет клиент банка.
———————————
Иванова Е.В. Использование платежных карт и карточных счетов в банковской практике // Регламентация банковских операций. Документы и комментарии. 2008. N 6; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24 июля 2008 г. по делу N А56-17460/2007 // ИПС «Гарант».
Пластиковые карты / Руководитель проекта А.С. Воронин. М., 2004.

Следует обратить внимание на то, что способ изъятия денежных средств, имеющий значение для квалификации действий виновного, остается неизменным, меняется потерпевший от мошенничества. Считают, что необходимо внести изменения в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, закрепив общее правило квалификации действий виновного вне зависимости от источника изъятия денежных средств.
В уголовно-правовой доктрине дискуссионным остается вопрос о недвижимости как предмете преступления против собственности. Некоторые ученые полагают, что недвижимые вещи «далеко не все и не всегда могут выступать предметом посягательства на собственность» , т.е. они дифференцируют уголовно-правовую охрану в зависимости от вида недвижимого имущества и объективной стороны конкретного состава преступления. А.И. Бойцов , З.А. Незнамова придерживаются иного мнения, полагая, что недвижимость может выступать в качестве предмета посягательства в любых преступлениях против собственности. Представляется, что второй подход наиболее полно отражает требования уголовного и гражданского законодательства.
———————————
Лопашенко К.А. Указ. соч. С. 43 (в данной работе также подробно изложены концепции разных авторов по проблеме предмета хищений).
Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 161 — 170.
Уголовное право: Особенная часть: Учеб. для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 2001.

В ст. 148.2 УК РСФСР была предусмотрена ответственность за неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом, совершенное с корыстной целью при отсутствии признаков хищения. В УК РФ тождественная по своему содержанию норма отсутствует. Однако данное обстоятельство не означает декриминализации деяния. На мой взгляд, общественная опасность неправомерного владения, пользования, распоряжения чужим недвижимым имуществом в настоящее время не уменьшилась. Более того, учитывая принципы, закрепленные в Конституции РФ, о равенстве всех форм собственности (ч. 2 ст. 8), признании различных форм собственности на землю, природные ресурсы (ст. 9, 36), возможности каждого иметь в собственности имущество (ст. 35), неприкосновенности жилища (ст. 40), полагаю, что недвижимое имущество может быть предметом преступления против собственности.
В нормах гл. 21 УК РФ применительно к анализируемой проблеме говорится о предмете преступления — имуществе. Недвижимое имущество по своей сути также является имуществом. Различие между движимыми и недвижимыми вещами заключается в их естественных свойствах: месте расположения, наличии индивидуальных признаков, изменяемости; а также в особом правовом режиме: возникновение, переход, ограничение и прекращение права собственности происходят в особом порядке . Именно поэтому, по мнению некоторых ученых, с учетом особенности объективной стороны отдельных преступлений против собственности недвижимость не может быть предметом хищений. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что гл. 21 УК РФ содержит несколько способов совершения преступного деяния: изъятие и (или) обращение чужого имущества, уничтожение или повреждение чужого имущества, пользование имуществом.
———————————
См., например: Гражданское право: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 255 — 256; Гражданское право. Общая часть: Учеб.: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1.

Для правильного решения проблемы следует проанализировать свойства недвижимости как вещи с учетом признаков объективной стороны каждого из преступлений против собственности. Так, изъятие и (или) обращение имущества в пользу виновного предполагает нарушение всей «триады» правомочий собственника: владения, пользования, распоряжения. Уничтожение имущества разрушает вещь , прекращает право собственности лица в полном объеме. Повреждение вещи нарушает отдельные ее элементы, ухудшает потребительские свойства, лишает потерпевшего преимущественно права пользования и (или) распоряжения.
———————————
Уничтожением вещи, на наш взгляд, следует считать случаи повреждения основных ее характеристик, потребительских качеств, делающих ее непригодной для использования по прямому назначению.

Известно, что гражданское законодательство выделяет четыре вида недвижимых вещей:
1) земельные участки, участки недр и все, что тесно связано с землей, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения;
2) воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации;
3) предприятие как имущественный комплекс;
4) иное имущество, признаваемое недвижимым на основании закона.
Следует признать, что первые три вида недвижимости могут быть уничтожены, повреждены. Например, загрязнение участка недр, земли, снос строения препятствуют реализации правомочий собственника. Демонтаж здания, его перенос в иное место, последующее возведение, на мой взгляд, также является его уничтожением, поскольку с юридической точки зрения это будет иная вещь. Земельные участки, участки недр, леса, многолетние насаждения, здания, сооружения могут быть предметом преступного посягательства в форме незаконного временного владения и пользования, совершаемого путем как насилия, так и обмана и (или) злоупотребления доверием. Вместе с тем уголовный закон не предусматривает ответственности за незаконное пользование недвижимым имуществом. К сожалению, отсутствие соответствующей уголовно-правовой нормы и, как следствие, какой-либо статистической информации не позволяет оценить масштабы данного явления. Однако общественная опасность временного владения и пользования объектами права собственности очевидна. Случаи рейдерских захватов предприятий свидетельствуют о необходимости установления уголовно-правового запрета на данный вид деяний .
———————————
В данном случае объекты права собственности употребляются в смысле гражданского законодательства.
Необходимость уголовно-правового регулирования отношений по временному пользованию вещью отмечает также В.В. Гладилин (Гладилин В.В. Временное позаимствование в уголовном праве. Вопросы ответственности. М., 2006).

Юридические особенности недвижимых вещей вызывают острые научные споры о возможности их хищения. В уголовно-правовой доктрине решение этой проблемы зависит от подхода к содержанию термина «изъятие имущества». Согласно традиционной концепции под изъятием имущества следует понимать перемещение вещи в пространстве и установление фактического (физического) господства над ней. Другая позиция заключается в том, что необходимо признавать не только фактическое изъятие вещи, но и возможность установления юридического господства над ней (юридическое переоформление прав на объект недвижимости). Как отмечает С.И. Архипов, «из рассуждений Г. Гегеля, И. Канта и И. Фихте, а также некоторых представителей юридической науки о правовом владении можно выделить главное: оно предполагает интеллектуальное отношение к предмету, прямо не связано с физическим держанием вещи. » . Эта точка зрения в эпоху глобализации экономики, развития различных средств коммуникации приобретает актуальность и заслуживает признания. Представляется, что формальных (юридических) препятствий к реализации этой идеи нет. Общей правовой тенденцией является процесс внедрения в правовую матрицу информационных, компьютерных технологий, обеспечивающих взаимоотношение сторон , что способствует продвижению товаров и услуг, увеличению их оборачиваемости на рынке, развитию конкуренции. Современная практика ведения предпринимательской деятельности характеризуется тем, что многие собственники предприятий в большинстве случаев не посещают свои имущественные комплексы. Уровень развития технологий позволяет проводить требуемые мероприятия либо визуально при помощи средств теле-, фото-, видеокоммуникации, либо посредством действий уполномоченных лиц.
———————————
Архипов С.И. Указ. соч. С. 12.
См., например: Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом: Постановление Правительства Российской Федерации от 27 сентября 2007 г. N 612 // СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4894.

Таким образом, есть все основания полагать, что изъятие имущества включает не только фактическое изъятие вещи, но и юридическое переоформление прав на нее. На мой взгляд, традиционная научная концепция не обеспечивает реализацию задач уголовного законодательства, указанных в ст. 2 УК РФ. В обоснование правильности этой позиции необходимо указать, что судебная практика признает квартиру — недвижимое имущество — предметом мошенничества , вымогательства . Более того, из п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» следует, что «если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться, в зависимости от характера примененного насилия, как грабеж или разбой».
———————————
Определение Верховного Суда РФ от 5 мая 2009 г. по делу N 56-О09-4, п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // ИПС «Гарант».
Определение Верховного Суда РФ от 13 апреля 2006 г. по делу N 48-О06-33 // URL: http://www.supcourt.ru.

К сожалению, правоохранительные органы не учитывают данное разъяснение и неправильно квалифицируют действия виновных. В частности, в деле Б., К.С., К.А., С., Т., Х. сказано, что К.С., С., Б. и Х. в составе организованной группы похитили Л. и вымогали его имущество, т.е. Л. был помимо его воли (при этом непосредственное участие в захвате Л. принимали К.С. и С.) перемещен с постоянного места жительства в другое место для принуждения к переоформлению его квартиры (с целью получения материальной выгоды от завладения и реализации данной квартиры). К.С., С., Б. и Х. с применением насилия удерживали Л. в другом месте . Представляется, что такие действия виновных с учетом изложенных обстоятельств дела следовало квалифицировать не как вымогательство, а как грабеж или разбой в зависимости от характера примененного насилия. Признание равенства между физическим и юридическим изъятием имущества позволит уравнять в защите движимые и недвижимые вещи, лишит уголовное право излишней казуистики, облегчит задачу правоприменителям, позволит обоснованно квалифицировать действия виновных.
———————————
Там же.

Специфика воздушных и морских судов, подлежащих государственной регистрации, заключается в том, что по своей сущности это движимые вещи, однако в силу прямого указания закона они относятся к недвижимому имуществу. Поэтому возможно как фактическое, так и юридическое изъятие этих вещей. Нельзя согласиться с мнением ученых, которые полагают, что посягательства на данные предметы во всех случаях следует квалифицировать по ст. 211, 227 УК РФ . С моей точки зрения, правильной является позиция тех криминалистов, которые на основании Токийской конвенции от 14 сентября 1963 г. (ст. 1, 11) и Женевской конвенции об открытом море от 29 апреля 1958 г. (ст. 15) предлагают квалифицировать действия виновных по ст. 211 и 227 УК РФ, когда это сопряжено с угрозой общественной безопасности и совершается в определенное время (во время полета для воздушных судов) или в определенном месте (в открытом море) . Вместе с тем полагаю необходимым предусмотреть в гл. 21 УК РФ единую норму, обеспечивающую защиту любых видов имущества, в том числе любых видов транспортных средств, от неправомерного временного использования (угона). В связи с этим из диспозиции ст. 211 УК РФ необходимо исключить соответствующий вид деяния: угон воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава.
———————————
Клепицкий И.А. Недвижимость как предмет хищения и вымогательства // Государство и право. 2000. N 12.
Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2007.

Особенности фиксации прав собственника на ценные бумаги также вызывают сложности при квалификации действий виновного. Гражданское законодательство выделяет несколько видов ценных бумаг: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг (ст. 143 ГК РФ). Исторически все ценные бумаги имели материальный носитель. Более того, само понятие ценной бумаги (документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении ст. 142 ГК РФ) подразумевает материальное ее выражение. Однако в современном мире, где активно используются компьютерная техника, информационные ресурсы, ценные бумаги имеют не только документарную, но и бездокументарную форму (ст. 149 ГК РФ, ст. 2 ФЗ «О рынке ценных бумаг»).
Бездокументарная форма фиксации ценных бумаг вызывает вопросы при юридической оценке действий участников правоотношений не только у ученых-криминалистов, но и у ученых-цивилистов. Суть проблемы заключается в допустимости применения к охране прав на бездокументарные ценные бумаги положений гражданского и уголовного законодательства о защите права собственности. В настоящее время в гражданском праве сложилось несколько взглядов на данную проблему. Например, В.А. Белов, придерживаясь концепции вещного права, считает, что бездокументарные ценные бумаги не могут быть объектом права собственности, поскольку не обладают признаком вещи . Другие авторы полагают, что ценные бумаги являются бестелесными вещами, а следовательно, они могут быть объектом права собственности . Сторонники третьей позиции признают «бездокументарные акции объектом вещного права в юридическом значении (условно, в допустимых для этой конструкции пределах)» и считают необходимым распространять на них вещно-правовые способы защиты . Последняя концепция поддерживается судебно-арбитражной практикой в отношении именных бездокументарных ценных бумаг. Представляется, что игнорирование сложившегося гражданско-правового подхода к регулированию оборота бездокументарных ценных бумаг в уголовном законодательстве, доктрине, судебной практике необоснованно. Полагаю, что бездокументарные ценные бумаги должны признаваться предметом преступлений против собственности. Вместе с тем необходимо принимать во внимание некоторые особенности конструкции объективной стороны преступлений против собственности.
———————————
Белов В.А. Ценные бумаги в российском праве. М., 1996; Он же. Бездокументарные ценные бумаги. М., 2001. С. 19.
Мурзин Д.В. Бестелесные вещи // Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. тр. М., 2004. Вып. 3. С. 320.
Право собственности: актуальные проблемы: Моногр. / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М., 2009.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

justicemaker.ru

Это интересно:

  • Законы нижегородской области о семье Меры социальной поддержки и льготы в Нижнем Новгороде и Нижегородской области в 2018 году Социальная поддержка в регионах Меры социальной поддержки и льготы в Нижнем Новгороде и Нижегородской области в 2018 году Меры социальной […]
  • Орган опеки и попечительства саранска Орган опеки и попечительства саранска Курирует вопросы образования, труда и социальной защиты, культуры, физической культуры, спорта и по делам молодежи. 15 июля 2013 года распоряжением Главы Администрации городского округа Саранск […]
  • Адрес федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей москва Адрес федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей москва Уважаемые пользователи! В соответствии с п. 4 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия […]
  • Ип на енвд налоги отчетность Ип на енвд налоги отчетность 11 августа 2018 Отчетность ИП на ЕНВД 2018 (без наемных работников) Для того чтобы перейти на «вмененку», нужно подать в инспекцию заявление в срок не позднее пяти дней, со дня фактического начала […]
  • Лопашенко н а преступления в сфере экономики Лопашенко н а преступления в сфере экономики Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция» (библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ Преступления в сфере […]
  • Фз о порядке опубликования и вступления в силу федеральных законов ФЕДЕРАЛЬНЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 14 июня 1994 года №5-ФЗ О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания (В редакции Федеральных законов […]