Оглавление:

КС разберется с национализацией собственности в Крыму

Конституционный суд 12 октября в открытом заседании рассмотрит жалобы крымских компаний, которые после присоединения Крыма к России лишились своего имущества. Компании просят признать несоответствующим основному закону региональные нормы и постановления.

Крымские компании «Дайвинг-Центр «Соляриус» и «ФОРМАТ-ИТ» лишились своего имущества после включения ряда объектов бывшего госпредприятия Министерства обороны Украины в перечень имущества, учитываемого как собственность Республики Крым. Так, «Соляриусу» с 2010 года принадлежал бывший санаторий украинского Министерства обороны «Ялтинский». После присоединения Крыма к России компания поставила санаторий на кадастровый учет как свою собственность. Однако власти полуострова в 2015 году своим постановлением национализировали санаторий. В схожей ситуации оказалась и компания «ФОРМАТ-ИТ».

Компании попытались оспорить отчуждение имущества в пользу республики в суде, но потерпели неудачу. Арбитражный суд Республики Крым сослался на местный закон «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым». Именно его конституционность и пытаются оспорить заявители – наряду с постановлением госсовета региона «О вопросах управления собственностью Республики Крым».

Компания «Дайвинг-центр «Соляриус» считает, что эти нормы позволили лишить собственника принадлежащего ему имущества «во внесудебном порядке и без всякой компенсации». С аналогичной жалобой обратилась еще одна компания – «Промхолдинг». У нее забрали один из объектов ПАО «Акционерная компания «Крымавтотранс» – крупного транспортного госпредприятия республики. Компании также не удалось оспорить включение ее имущества в перечень (дело № А83-1238/2015).

Всего, по данным «Соляриуса», от постановления госсовета Крыма пострадали 85 компаний. По мнению заявителей, оспоренные нормы позволяют произвольно устанавливать исключения из общего правила о сохранении права собственности на объекты недвижимого имущества, возникшее до вступления в силу закона об образовании в составе РФ двух новых субъектов. Исходя из этого, заявители просят признать оспоренные нормы не соответствующими ряду положений основного закона.

pravo.ru

Право на Крым. Три года с Россией

В третью годовщину воссоединения с Крымом не будет лишним еще раз обратиться к правовой стороне этого исторического события, тем более, что интенсивность упреков в адрес России за «аннексию» Крыма в последнее время нисколько не уменьшилась.

Даже в рядах сторонников воссоединения зачастую слышатся нотки оправдания. Мол, хотя в юридическом плане тогда было и не всё гладко, но у нас же есть исторические и моральные основания, народ Крыма сделал свой выбор и т.п. аргументы.

И это очень тревожно. Потому что оправдываться-то на самом деле нам не за что, ведь включение Крыма и Севастополя в состав РФ было не только морально обосновано, но и абсолютно законно!

Многочисленные критики России, помимо уже набивших оскомину обвинений в несоблюдении международно-правового принципа территориальной целостности в отношении государства Украина, указывают на нарушения Конституции и российских законов, якобы допущенные при принятии в состав РФ новых субъектов.

Либеральные правоведы из Высшей школы экономики, издавшие не так давно книгу под названием «Крымнаш», заявляют о несоблюдении Федеральным Собранием и Конституционным Судом РФ законных процедур при рассмотрении в марте 2014 года вопроса о принятии Крыма и Севастополя.

Примечательно, что занимаясь банальным крючкотворством, выискиванием и раздуванием процессуальных нарушений, они при этом напрочь забывают о гуманитарных аспектах тех событий. Молчат о том, что высшей ценностью, согласно нашей Конституции и общепризнанным нормам международного права, являются человек и его права и свободы. И именно этим высшим конституционным принципом и руководствовалась Россия в марте 2014-го, защищая права крымчан на жизнь, свободу и безопасность.

Но обратимся к той самой «букве» закона, в нарушении которой Россию пытаются обвинить.

Начнем с международно-правовых аспектов. Здесь я вряд ли скажу что-либо новое, однако стоит еще раз это повторить, потому что, утверждая о нарушении Крымом и Россией в марте 2014 года норм международного права, наши критики, как правило, не договаривают или сознательно замалчивают некоторые существенные детали.

Безусловно признавая закрепленное Уставом ООН право народов на самоопределение, они заявляют, что самоопределяться можно, но вот присоединяться при этом к другому государству категорически нельзя. Но так ли это?

Для ответа на данный вопрос обратимся к Декларации ООН 1970 года «О принципах международного права…» , в которой перечислены способы реализации права народа на самоопределение, и которая обычно либо замалчивается, либо подается нашими оппонентами в урезанном виде.

В разделе Декларации, озаглавленном «Принцип равноправия и самоопределения народов», записано следующее: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение».

То есть общепризнанный международно-правовой документ говорит о безусловном праве народа на самоопределение, в том числе и путём присоединения к другому государству.

Далее в том же разделе Декларации ООН мы увидим положение о том, что все сказанное в Декларации о праве на самоопределение, не должно истолковываться как поощряющее действия по расчленению или нарушению территориальной целостности суверенных государств. Казалось бы, ну вот он, козырь в руках оппонентов России! Однако, далее следует важное уточнение, что это не должно таким образом истолковываться только в том случае, если эти суверенные государства отвечают определенным критериям, а именно: 1) государство соблюдает в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов и 2) государство имеет правительство, представляющее весь народ, проживающий на данной территории.

Стоит ли лишний раз напоминать, что пришедшее к власти в феврале 2014 года в результате антиконституционного переворота самозванное правительство Украины, отстранившее от власти без соблюдения процедуры импичмента законно избранного президента, таковым не являлось, и народ Крыма никак не представляло.

Разве может достойно представлять народ правительство, которое первыми своими актами запретило русский язык, на котором говорит большинство крымчан, и угрожающее им репрессиями за «сепаратизм»?

При таких обстоятельствах самоопределение Крыма на основании результатов всенародного референдума, являлось правомерным, полностью совместимым с принципом равноправия и самоопределения народов, закрепленном в статье 1 Устава ООН и подтвержденном статьей 1 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и статье 1 Пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

Кстати, здесь уместно будет напомнить украинской стороне о некоторых обстоятельствах выхода Украины из СССР, а именно о принятом Верховным Советом УССР 24 августа 1991 года Акте провозглашения независимости Украины, в тексте которого было записано, что независимость провозглашается, «исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года». Крымчанами двигали аналогичные опасения.

Выбранный народом Крыма на референдуме способ осуществления права на самоопределение путем свободного присоединения к России полностью соответствует нормам международного права.

Поэтому не может быть никаких претензий к формулировке вопроса референдума, на котором крымчане голосовали сразу за присоединение к России.

11 марта 2014 года Верховным Советом Крыма и Севастопольским городским Советом была принята Декларация о независимости Автономной Республики Крым и г. Севастополя , согласно которой, в случае принятия на референдуме 16 марта решения о вхождении в состав России, Крым будет объявлен независимым и суверенным государством и обратится к Российской Федерации с предложением о принятии в качестве нового её субъекта на основе соответствующего межгосударственного договора.

17 марта 2014 г. Верховный Совет Автономной Республики Крым, законно избранный 31 октября 2010 г., по результатам референдума принял Постановление о провозглашении Крыма независимым суверенным государством, в которой Севастополь является городом с особым статусом.

18 марта 2014г. между Крымом и признавшей его независимость Российской Федерацией заключен Договор.

В указанных документах содержится международно-правовое обоснование данного шага со ссылками на Устав ООН, а также на заключение Международного Суда ООН от 22 июля 2010 г. по Косово.

Международный Суд ООН по вопросу о Косово подтвердил право на одностороннее провозглашение независимости частью государства и не расценил такой шаг как нарушение норм международного права. Суд указал, что принцип территориальной целостности применяется только в рамках взаимоотношений между государствами, но «не в контексте движений сепаратистов».

Наши оппоненты в этой связи утверждают, что консультативное заключение Международного Суда ООН по Косово к ситуации с Крымом прямо применено быть не может, потому что Международный Суд в том же заключении описал ситуацию, когда такая односторонняя декларация все же не может быть признана соответствующей международным нормам. Речь идет о случае, когда такая односторонняя декларация «имела место или могла иметь место в связи с незаконным применением силы или иным серьезным нарушением норм общего международного права, в особенности норм императивного характера (jus cogens)». И говорят, что, мол, независимость Крыма была провозглашена под дулами автоматов «вежливых людей» и поэтому признана быть не может.

Но можно ли считать «незаконным применением силы» абсолютно бескровное установление российскими военнослужащими (законно находящимися в Крыму на основании международного договора) контроля над крымскими силовыми структурами с целью обеспечения фундаментальных прав человека в ситуации, угрожающей жизни и безопасности проживающих в Крыму граждан?

Блокирование украинских воинских частей в Крыму было оправданно, ведь все мы помним записи переговоров между отдельными командирами этих частей и киевским командованием, помним противоречивые приказы, выполнение которых напрямую угрожало безопасности мирного населения.

Только при создании условий для безопасного волеизъявления граждане Крыма смогли реализовать свое фундаментальное право на референдум, предусмотренное и защищаемое международным правом.

Императивные международные нормы (те самые jus cogens) прежде всего направлены на обеспечение общепризнанных прав и свобод человека, которые Россия своими действиями в Крыму не только не нарушала, но напротив защищала и оберегала граждан от возможного незаконного насилия.

Теперь перейдем к основным претензиям в связи с «нарушениями» внутреннего российского законодательства.

Во-первых, постоянно звучащее из уст либеральных правоведов обвинение в том, что российскими властями при заключении Договора с Крымом 18 марта 2014 года была якобы нарушена часть 4 статьи 15 Конституции РФ и не выполнено требование о приоритете международного права, разбивается об аргументы, приведенные выше.

Критикам позиции Конституционного Суда РФ, который при рассмотрении дела о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между РФ и Республикой Крым (Постановление КС от 19 марта 2014 г. N 6-П) якобы самоустранился от проверки его норм на соответствие нормам международного права, также следует напомнить, что в обязанности Конституционного Суда все же входит проверка на соответствие Конституции РФ, а не международно-правовым актам. Последние являются, согласно статье 15 Конституции РФ, составной частью нашей правовой системы, но не частью самой Конституции.

Проверяя Договор на соответствие Конституции по содержанию норм, Конституционный Суд последовательно рассмотрел каждую статью Договора и установил его соответствие требованиям статьи 68 Конституции РФ (о государственном языке), статье 3 (соблюдение принципа народовластия), части 2 статьи 15 (соблюдение Конституции и законов) и, наконец, части 3 статьи 4 (обеспечение целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации).

Во-вторых, абсолютно несостоятельными являются претензии к российским властям в том, что присоединение двух новых субъектов произошло с нарушением положений Федерального конституционного закона от 17.12.2001 «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» и ФКЗ от 21.07.1994 « О Конституционном Суде РФ».

Профессор ВШЭ Е.А. Лукьянова, в частности, упрекает Президента РФ в том, что он осуществил «недопустимый запрос» в Конституционный суд, т.к. вовсе не сомневался в конституционности подписанного им международного договора в Крымом, а суд, приняв такой запрос, тем самым якобы нарушил статью 89 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», согласно которой обращение в суд возможно лишь в случае, если заявитель считает международный договор несоответствующим Конституции.

Однако, такие упреки, мягко говоря, непрофессиональны. На случай с международным договором о принятии в состав РФ нового субъекта существует специальная норма Федерального конституционного закона от 17.12.2001 «О порядке принятия…». Пункт 4 статьи 7 данного конституционного закона прямо обязывает Президента, подписавшего международный договор, обратиться в Конституционный Суд с целью проверки конституционности данного договора. И эта специальная процедура в отношении международных договоров о принятии в состав РФ иностранных государств является обязательной, а не факультативной.

И хотя статья 89 ФКЗ от 1994 г. «О Конституционном Суде РФ» действительно такого случая не предусматривает, здесь безусловно действует известный еще из римского права принцип: Lex specialis derogat lex generalis («специальный закон отменяет действие общего»), а также правило о приоритете последующего закона над предыдущим. Но профессура ВШЭ, видимо, этого не знает и обвиняет законодателя и Конституционный Суд в том, что они якобы «проспали» ситуацию конфликтной коллизии двух законов и забыли адаптировать один к другому.

Да, не адаптировали, но коллизия-то разрешаема, и проблемы никакой нет!

Конституционный Суд дал на этот счет подробное правовое обоснование своих действий в пункте первом своего Постановления от 19 марта 2014 года. И сделал это вовсе не с целью, как полагают либералы, «выкрутиться», а потому что рассмотрение такого запроса случилось в практике нашего Конституционного Суда впервые, и потребовало всестороннего правового анализа, поэтому суд подошел к делу обстоятельно и подробно всё объяснил. Суды во всем мире для того и существуют, чтобы в случаях подобных коллизий обосновать применение того или иного закона.

Наконец, в – третьих, это так называемая «проблема Севастополя».

Договор от 18 марта 2014 года был заключен только с Республикой Крым, и она была принята в состав РФ в полном соответствии с ФКЗ «О порядке принятия…», но в результате в составе РФ одновременно было образовано два новых субъекта федерации: Республика Крым и город федерального значения Севастополь. То есть принят был один субъект, но в результате его принятия образовалось два. Это как если бы беременная женщина пересекла границу и родила ребенка, уже находясь на территории другого государства.

И здесь критики усматривают несоответствие. Действительно, находящийся в составе Крыма Севастополь не признавался Россией самостоятельным государством (как Республика Крым), и также не был принят в РФ как «часть иностранного государства» по процедуре, предписанной ФКЗ «О порядке принятия…». Принималась только Республика Крым.

Согласно Конституции РФ (часть 2 статьи 65), принятие в Российскую Федерацию и образование в её составе нового субъекта осуществляется в порядке, установленном федеральным конституционным законом. А Федеральный конституционный закон «О порядке принятия…» случая такого «раздвоения» субъектов не предусматривает. Вот, мол, вам и нарушение!

Однако, и здесь критики снова ошибаются и наступают примерно на те же самые грабли, что и ранее по пункту о «недопустимости запроса».

В части 2 статьи 1 Договора с Крымом от 18 марта 2014 года записано, что принятие Крыма осуществляется не только в соответствии с Конституцией и ФКЗ «О порядке принятия…», но и в соответствии с «федеральным конституционным законом о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым».

Конституционный Суд в Постановлении от 18 марта 2014 года в связи с этим указал: «В соответствии со статьями 5 (части 1, 2 и 3) и 65 (часть 2) Конституции Российской Федерации принятие на основании рассматриваемого Договора Республики Крым в Российскую Федерацию с одновременным образованием в ее составе двух новых субъектов Российской Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя должно быть реализовано путем установления особенностей этой совмещенной процедуры в федеральном конституционном законе о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым».

И этот специальный конституционный закон, как мы знаем, был принят 21 марта 2014 года.

При этом Государственная Дума вовсе не обязана была этим законом вносить изменения в ФКЗ от 2001 года «О порядке принятия…», т.к. здесь действуют те же принципы темпоральности и приоритета специальной нормы над общей.

Поэтому, вопреки мнению либеральных правоведов, процедура полностью соответствовала части 2 статьи 65 Конституции, и образование в составе РФ нового субъекта — города Севастополь — осуществлялось в порядке, установленном федеральным конституционным законом № 6-ФКЗ от 21 марта 2014 года.

И данный федеральный конституционный закон вовсе не является уникальным, придуманным под «крымский вопрос». В нулевые годы подобных законов было принято целых пять, в каждом случае образования новых субъектов в составе Российской Федерации. В качестве примера приведу ФКЗ от 12 июля 2006 г. об образовании Камчатского края и ФКЗ от 25 марта 2004 г. об образовании Пермского края. Город федерального значения Севастополь как субъект РФ не стал исключением и был образован по той же самой конституционной процедуре.

Таким образом, попытки поставить под сомнение легальность процедуры присоединения Крыма к России являются несостоятельными.

politconservatism.ru

Юридическое обоснование незаконности присоединения Крыма к России в 2014 году: законы ООН и Украины

В последнюю неделю президент теперь враждебной нам державы уже дважды повторял тезис, что Украина не имела юридического права самостоятельно выходить из состава СССР. А поскольку Украина незаконно объявила независимость – аналогичное право получил и Крым.

Это очередной обман, очередная лапша, которую нам и Миру пытается навязать российская пропаганда.

Право на выход Украины из состава СССР было прямо предусмотрено Конституцией СССР и Конституцией УССР

Украинцы как нация имели право на самоопределение, на создание своего государства, которая бы могла удовлетворить политические, социальные и другие потребности украинского народа.

Но чтобы быть более убедительным – подаю выдержки из законодательства, которым руководствовалась Украина при выходе из состава СССР и при объявлении независимости.

Устав Организации Объединенных Наций и статут Международного суда

Стаття1. «Организация Объединенных Наций преследует цели: Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения НАРОДОВ, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира».

Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 года, Резолюция 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи ООН

Пункт 2: «Все НАРОДЫ имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие».

Конституция Союза Советских Социалистических Республик 1977 года

Статья 72: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР».

Конституция Украинской ССР от 20 апреля 1978 года

Статья 69: «Украинская ССР сохраняет за собой право свободного выхода из СССР».

Статья 70: «Территория РСФСР не может быть изменена без её согласия. Границы между Украинской ССР и другими союзными республиками могут изменяться по взаимному соглашению соответствующих республик, которое подлежит утверждению Союзом ССР».

Декларация о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года: «Верховный Совет Украинской ССР … провозглашает государственный суверенитет Украины как верховенство, самостоятельность, полноту и неделимость власти Республики в пределах её территории, независимость и равноправие во внешних сношениях. Украинская ССР как суверенное национальное государство развивается в существующих границах на основе осуществления УКРАИНСКОЙ НАЦИЕЙ своего неотъемлемого права на самоопределение».

Акт провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года

«Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства – УКРАИНЫ. Территория Украины является неделимой и неприкосновенной».

Право на выход Украины из состава Советского Союза было прямо предусмотрено Конституцией СССР и Конституцией РСФСР, то есть было безусловным.

Также следует отметить, что украинская нация имела юридическое право на самоопределение путем провозглашения независимого государства, поскольку Украинский народ не имел своего государства, ему некуда было идти.

Однако ситуация с Крымом совсем не аналогична и даже не похожа. Правовых «оснований» провозглашение независимости АР Крым и вхождение в состав другого государства не существует.

Крым является неотъемлемой территорией и ни одним нормативным актом не предусмотрено право жителей Крыма или любой другой административной единицы самостоятельно выйти из состава Украины.

Конституция Украины от 28 июня 1996 года, статья 2

«Суверенитет Украины распространяется на всю её территорию. Украина является унитарным государством. Территория Украины в пределах существующей границы является целостной и неприкосновенной».

Статья 73: «Исключительно всеукраинским референдумом решаются вопросы об изменении территории Украины».

Статья 134: «Автономная Республика Крым является неотъемлемой составной частью Украины и в пределах полномочий, определенных Конституцией Украины, решает вопросы, отнесенные к его ведению».

Статья 135: «Автономная Республика Крым имеет Конституцию Автономной Республики Крым, которую принимает Верховная Рада Автономной Республики Крым и утверждает Верховная Рада Украины не менее чем половиной от конституционного состава Верховной Рады Украины.

Нормативно-правовые акты Верховной Рады Автономной Республики Крым и решения Совета министров Автономной Республики Крым не могут противоречить Конституции и законам Украины и принимаются в соответствии с Конституцией Украины, законов Украины, актов Президента Украины и Кабинета Министров Украины и во их исполнение».

Конституция Автономной республики Крым от 21 октября 1998 года, закон Украины «Об утверждении Конституции Автономной Республики Крым» от 23грудня 1998 года

Статья 1: «Автономная Республика Крым является неотъемлемой составной частью Украины и в пределах полномочий, определенных Конституцией Украины, решает вопросы, отнесенные к его ведению».

Статья 7, часть 2: «Территория Автономной Республики Крым может быть изменена с учетом решения республиканского (местного) референдума и решения Верховной Рады Автономной Республики Крым в соответствии с Конституцией Украины».

Статья 48, часть 2: «Верховная Рада Автономной Республики Крым на основании решения консультативного республиканского (местного) референдума может вносить ПРЕДЛОЖЕНИЯ об изменениях, которые касаются ограничений статуса и полномочий Автономной Республики Крым, Верховной Рады Автономной Республики Крым и Совета министров Автономной Республики Крым, определенных Конституцией Украины, законами Украины».

Принцип ООН на право народов (наций) на самоопределение не может быть применен в отношении Крыма, поскольку, крымчане не идентифицируют себя как отдельный народ (нацию) и не стремятся создать собственное государство.

Зато они четко декларируют цель – вхождение в России как отдельный субъект федерации и делают это в основном этнические русские, которые живут в Крыму.

В то же время к международным нормам имели бы моральное право апеллировать крымские татары, которые не имеют собственной государственности и является народом со всеми его признаками.

Однако, Конституцией Украины и Конституцией Автономной республики Крым (АРК) не предусмотрено право крымчан на выход из состава Украины. Зато предусмотрено лишь право вносить соответствующие инициативы, которые должны быть решены на всеукраинском референдуме.

Поэтому говорить про аналогичность ситуации невозможно. Отсоединение Крыма является абсолютно незаконным, происходит вопреки нормам национального и международного права и, не забывайте, под дулами автоматов вражеской оккупационной армии.

Александр Ружицкий, юрист, общественный активист, для УП

zrada.org

ТОП-5 законов, ущемляющих права крымчан

Киев – После того, как Россия объявила территорию Крыма своей частью, на полуострове перестали действовать нормы международного права. Об этом заявляют члены Крымской полевой миссии по правам человека, которые более девяти месяцев проводят мониторинг ситуации в аннексированной республике. По их словам, на территории Крыма в прошедшем году начали действовать десятки нормативных актов, которые существенно урезают права и свободы крымчан. Правозащитники составили ТОП-5 законов, которые представляют для жителей полуострова наибольшую угрозу.

«С точки зрения международного права Крым юридически является частью Украины. Фактически он оказался под контролем другого государства. В этом смысле в Крыму де-факто не действуют те нормы международного права, которые действуют где угодно, в том числе на территории материковой Украины и на территории основной части Российской Федерации», – заявил на пресс-конференции глава Крымской полевой миссии по правам человека Андрей Юров.

По его словам, заложниками того, что Крым выпал из зоны действия международного права, оказались абсолютно все крымчане, независимо от того, как они относятся к аннексии, и даже вынужденные переселенцы.

Юров подчеркнул, что ухудшение ситуации с правами человека связано с тем, что сами по себе российские законы, которые теперь действуют в Крыму, являются более жесткими, чем в Украине.

«Это проявляется по всему спектру. Например, по свободе слова, что сразу прочувствовали журналисты. По свободе собраний, что хорошо прочувствовали в Меджлисе крымскотатарского народа. Также в Российской Федерации действует гораздо более жесткое законодательство, касающееся свободы собраний», – отметил правозащитник.

Также, по словам Юрова, на правах крымчан крайне негативно сказывается законотворческая деятельность самопровозглашенной власти полуострова, которая не соблюдает ни нормы международного права, ни элементарные законы логики.

Крымский закон о «самообороне»

Наиболее опасным документом, принятым местной властью Крыма, является закон «О народном ополчении – народной дружине Республики Крым», за который «Государственный совет» проголосовал в июне. Об этом заявила заместитель председателя Крымской полевой миссии по правам человека Ольга Скрипник.

«Он по сути легализует это парамилитарное формирование. Несмотря на то, что крымская самооборона причастна к похищениям людей, убийствам, захвату собственности, разгону мирных собраний, нападению на журналистов, никто не был привлечен к ответственности», – возмутилась правозащитница.

Скрипник отметила, что «крымская самооборона» не только не была расформирована, но еще и получила статус юридического лица и бюджетное финансирование. В соответствии с принятым законом, это формирование подконтрольно самопровозглашенному премьеру Сергею Аксенову и Совету министров.

При этом, по словам правозащитницы, в последнее время значительно участились случаи, когда бойцы «крымской самообороны» участвуют в захватах коммерческой собственности.

В октябре в Государственную Думу Российской Федерации был подан законопроект об амнистии «народного ополчения Крыма», однако он не был поддержан.

«Аксенов предлагал освободить крымскую самооборону от ответственности за преступления, совершенные с 27 февраля по 1 января 2015 года. Это нонсенс в плане того, что предлагалось их амнистировать в том числе и за те преступления, которые еще не совершены», – сказала Скрипник.

Правозащитница считает, что самопровозглашенная власть Крыма не только не борется с нарушителями прав человека, но еще и пытается присвоить «народных ополченцам» статус неприкасаемой группы.

Российский закон об экстремизме

Значительно ухудшило ситуацию с правами человека в Крыму внедрение законодательства о противодействии экстремистской деятельности. По словам заместителя председателя Крымской полевой миссии Дмитрия Макарова, местная власть под предлогом борьбы с экстремизмом начала борьбу с инакомыслием и нелояльными жителями полуострова.

«Законодательство об экстремизме очень широко толкует понятие экстремизм. Под него подпадает террористическая деятельность, насильственное свержение конституционного строя, создание незаконных вооруженных формирований. Но в том числе под него подпадают и вербальные действия: разжигание расовой, национальной и религиозной розни, унижение национального достоинства, различные формы хулиганства, основанные на мотивах ненависти», – отметил Макаров.

Правозащитник подчеркнул, что понятие экстремизма в российском законодательстве очень широкое и размытое, и российские власти этим часто пользуются в своих интересах. По его словам, центр по борьбе с экстремизмом занимается не столько противодействием группировкам, реально разжигающим межнациональную рознь, сколько преследованием граждан, которые выражают несогласие с властью.

Макаров напомнил, что руководство аннексированного Крыма уже начало активно использовать законодательство об экстремизме. В частности, на территории полуострова прошла серия обысков в мечетях, медресе и частных домах мусульман, в ходе которых силовики искали так называемую экстремистскую литературу.

Статья российского Уголовного кодекса о сепаратизме

Дмитрий Макаров считает, что особую опасность для жителей полуострова представляют нормы российского законодательства о призывах к сепаратизму. Правозащитник напомнил, что запрет на оспаривание территориальной целостности не только содержится в антиэкстремистском законодательстве, но и был внесен отдельным пунктом в Уголовный кодекс Российской Федерации. По словам Макарова, это произошло прошлым летом, что может быть связано как раз с аннексией Крымского полуострова.

«По этой статье человек может получить до четырех лет лишения свободы, а в случае, если призывы распространяются через СМИ или интернет – то до пяти лет», – сказал правозащитник.

По словам Макарова, эта уголовная статья представляет особую опасность для крымчан, которые не поддерживают аннексию Крыма. Формально за любое сообщение в социальных сетях, в котором оспаривается принадлежность Крыма к России, его автор может получить тюремный срок.

«Будут ли по этой статье наказывать за фразу в Фейсбуке «Крым – это Украина» – пока непонятно, поскольку нет прецедентов. Но фактически подается сигнал, что само обсуждение вопросов принадлежности России той или иной территории может наказываться достаточно сурово», – сообщил правозащитник.

Российские положения о двойном гражданстве

В 2014 году в российское законодательство было введено положение об обязательном уведомлении о наличии второго гражданства. Юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Дарья Свиридова отметила, что для жителей Крыма, которые остаются гражданами Украины, действие этой нормы отложили до 2016 года, однако эта отсрочка может быть снята в любой момент.

«Неуведомление о наличии второго гражданства влечет для граждан не просто ответственность, а уголовную ответственность в виде штрафа от 200 тысяч рублей, что эквивалентно 60 тысячам гривен, или общественными работами до 100 часов. А уведомление с опозданием влечет административную ответственность и штраф до тысячи рублей», – сказала Свиридова.

Правозащитница предполагает, что когда данное положение вступит в силу, это вызовет появление гигантских очередей в управлениях миграционной службы. По ее словам, в Крыму проживает около двух миллионов человек, которые имеют и российские, и украинские паспорта. На декларирование двойного гражданства законом дается всего два месяца, и, по прогнозу правозащитницы, управления ФМС в Крыму просто могут не справиться с огромным наплывом посетителей.

«Эта норма коснется всех без исключения внутренне перемещенных лиц из Крыма, поскольку большинство из них сохраняют прописку на территории Крыма. Следовательно, все они должны будут либо уведомить о наличии двойного гражданства, либо они будут ходить под дамокловым мечом уголовной ответственности», – отметила юрист.

Украинский закон о свободной экономической зоне

В Крымской полевой миссии констатировали, что нормативные акты, ущемляющие права жителей аннексированного полуострова, были приняты не только Россией и самопровозглашенной властью Крыма, но и Украиной. Самые вопиющие нарушения прав крымчан, по их мнению, вызвало принятие закона «О создании свободной экономической зоны «Крым», а также постановлений Нацбанка №699 и №810.

«В силу закона, а также в силу постановлений НБУ, граждане Украины, которые имеют регистрацию на территории Крыма, были признаны нерезидентами. То есть во взаимоотношениях с банками и другими финансовыми учреждениями, во взаимоотношениях с государством по поводу предпринимательской деятельности крымчане были признаны иностранными гражданами», – отметила правозащитница Дарья Свиридова.

По ее словам, признание граждан Украины с крымской регистрацией нерезидентами привело к том, что банковские счета многих физических и юридических лиц были заблокированы, и жителям полуострова были запрещены многие финансовые операции.

«Сегодня граждане Украины, зарегистрированные на территории Крыма, фактически лишены возможности пользоваться своими банковскими счетами, открытыми в банках Украины. Они не могут покупать иностранную валюту, они не могут провозить через административную границу деньги в российских рублях свыше суммы десяти тысяч рублей», – сообщила Свиридова.

По мнению правозащитницы, принятый Верховной Радой закон и постановления НБУ являются дискриминационными, поскольку ограничивают права граждан Украины по признаку территории их проживания. Она отметила, что Украинский Хельсинский союз по правам человека инициировал стратегическое дело по отмене дискриминационных норм, которые содержит закон о СЭЗ, и крымчанами уже было направлено семь исков в суд с требованием отменить поставление Нацбанка о нерезидентном статусе жителей аннексированного полуострова.

ru.krymr.com

Это интересно:

  • Менее 5 лет в собственности изменения Продажа недвижимости со сроком владения менее 5 лет Добрый вечер. Меня зовут Леонид. Вопрос следующий: имеется приватизированная квартира, была приватизирована на 4-х человек, 10 лет назад супруга передала свою долю сыновьям. В 2016 […]
  • Приказ фст 130 э Приказ Федеральной службы по тарифам от 2 февраля 2015 г. N 130-э "О введении государственного регулирования деятельности субъекта естественной монополии и включении организации в Реестр субъектов естественных монополий, в отношении […]
  • Приказ 80 с изменениями Приказ МВД РФ от 29 января 2008 г. N 80 "Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Приказом МВД России от 11 марта 2012 г. N […]
  • Закон о погребении и похоронном деле в рб ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ от 8 января 2015 года №237-З О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "О погребении и похоронном деле" Принят Палатой представителей 11 декабря 2014 года Одобрен Советом Республики 18 […]
  • Налоги риэлтора Об отчетности риэлтора - индивидуального предпринимателя. Отчетность индивидуальных предпринимателей. Как отчитываться индивидуальным предпринимателям. Получай новые статьи и секреты профессионального риэлтора на e-mail! Понравился […]
  • Субсидии молодая семья 2011 Программа молодая семья 2011—2015гг. Федеральная программа страны, «молодая семья 2011г. — 2015 г.», была утверждена постановлением правительства России от семнадцатого декабря 2010 года и приобрела полную силу 8.02.2011 года. […]