Развод: взгляд церковного канониста

Именно с этой точки зрения необходимо рассматривать канонические основания для развода, существующие сегодня, что является лишь его юридической, формальной стороной, логика которой такова: он допускается, когда брак фактически утратил свой смысл. Это не инструкция о том, как разводиться «по-церковному», а всего лишь указания на то, что делать, если брак уже распался. Недаром в Церкви нет никакого чина «развенчания» или «церковного» развода. Есть только благословение на второй брак, которое необходимо получить у епископа, если человек после распада брака решил вновь создать семью.

Основной вопрос темы нашей беседы должен был бы звучать иначе: «При каких обстоятельствах можно говорить о том, что брак утратил смысл?» Сам Господь в Евангелии вполне определенно указывает на одно единственное основание для расторжения брака – это вина прелюбодеяния: «кто разводится с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19:9).

Исповедуя этот взгляд на брак, Церковь, однако, не могла не считаться с человеческими слабостями, со злой волей людей, находящихся внутри Церкви. Исходя из принципа икономии снисхождения и милости к немощам людей, но основываясь на двух первоначальных причинах развода (смерти одного из супругов и измены одного из них) она сформулировала целый ряд других. Как например, к смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшаяся сторона признается вдовствующей и не обязана томиться далее в безнадежном ожидании.

Развод, как наказание

Церковное брачное право, в том числе нормы, касающиеся расторжения брака, формировалось на протяжении столетий. При этом канонисты опирались на евангельские заповеди, хотя им приходилось учитывать особенности светского законодательства. Основные условия заключения и расторжения брака, запечатленные в канонах Русской Православной Церкви, заимствованы из Византии, однако со временем они претерпели некоторые изменения, впрочем, не очень существенные.

Когда развод на основании лишь взаимного согласия супругов был исключен из византийской правовой практики, сохранилось несколько причин, дававших законное основание для расторжения брака: прежде всего, измена, а также те случаи, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности или смерти.

Измена одного из супругов доказывалась в суде с помощью свидетельских показаний, либо фактом рождения ребенка или беременностью, при условии долговременного отсутствия мужа. К измене приравнивалось и добрачное распутство жены, в том случае если муж не знал о нем до свадьбы. Измена переставала быть причиной для развода, если обе стороны оказывались виновны в ней, а также, если пострадавшая сторона уже простила супругу его преступление прямо или косвенно, т.е. продолжая с ним жить семейной жизнью. Государственный преступник лишался гражданских прав, поэтому супруга была обязана прекратить брак. В России до 1917 года не требовалось обязательно разводиться с политическим преступником (всем известен случай с женами декабристов), однако лишение свободы на длительный срок или ссылка на вечное поселение в Сибирь давало право другой стороне требовать развода.

Расторжение брака не по вине супругов

Причинами безусловного расторжения семейного союза, не связанного с проступком одного из супругов, являлась, например, неспособность к супружескому сожитию, приобретенная до вступления в брак (жена могла искать развода по этой причине лишь через 2 года с момента начала семейной жизни). Бесплодие жены, в отличие от языческого римского права, не признавалось основанием для развода. Сумасшествие супруга, будучи препятствием к браку, не могло служить основанием для его расторжения, если проявлялось уже после создания семьи. По византийским нормам безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет для гражданского лица и 10 лет для воина, пропавшего на войне, приравнивалось к смерти, и оставшийся супруг был волен заключить новый союз. В том случае, если после вступления жены во второй брак первый муж возвращался, он имел право вернуть свою супругу. Однако, пленение воина не являлось основанием для развода с ним. Брачный союз также расторгался при обоюдном произнесении супругами монашеских обетов, равно как и в силу монашеского пострига одного из них, с согласия другого. При этом гражданские законы Византии, приравнивая монашество к естественной смерти, не лишали оставшегося в миру возможности вступления во второй брак.

Возрастные ограничения

Если браку предшествовали обстоятельства, делавшие его заключение невозможным, это также было основанием для расторжения семейного союза. В частности, это касалось возраста вступления в брак. В византийском праве он составлял 12-13 лет для женщины и 14-15 для мужчины. В России в начале XIX века было введено так называемое гражданское брачное совершеннолетие: 16 лет для женщины и 18 лет для мужчины соответственно (византийские нормы остались действительными для Кавказа). Если супруги по факту оказывались моложе, брак немедленно должен был быть прекращен принудительно, если только не родился ребенок или не наступила беременность. По достижении брачного совершеннолетия семейные отношения могли быть возобновлены без повторного венчания. Если муж и жена отказывались от этого, семейный союз считался расторгнутым. При вступлении во второй брак такие лица считались второбрачными и на них канонами налагались соответствующие ограничения.

Возрастные ограничения касались и вдовствующих, и старых дев, и старых женихов в равной степени. Предельным возрастом для вступления в брак для женщин считалось 60 лет, для мужчин предельный возраст канонами не был определен.

Вопросы, связанные с расторжением брака, рассматривались на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году. Перечень оснований для развода в итоговых документах Собора был значительно расширен. К их числу отнесено подтвержденное отпадение одного из супругов от Православной Церкви, систематическое издевательство одного супруга над другим либо тяжелая, неизлечимая душевная болезнь одно из них, причем приобретенная в браке. Причиной расторжения семейного союза признавалось также неизлечимая тяжкая заразная болезнь, в частности, сифилис и проказа.

О второбрачии

Церковь неодобрительно относится к повторным бракам и допускает их только по снисхождению к человеческим немощам. По каноническому праву повторно вступить в церковный брак может только тот супруг, который при расторжении брачного союза оказался пострадавшей стороной. Виновник развода мог вновь создать семью только в случае покаяния и готовности понести определенное Церковью наказание на это. Намеренное оставление супруга со времен Византии также рассматривалось, как основание для развода. При расторжении брака сторона, признанная виновной, лишалась права на создание новой семьи, невиновная сторона это право получала. С начала ХХ века было разрешено вступать во второй брак и тому, кто совершил супружескую измену, ставшую причиной развода. Однако, это было возможно не ранее срока окончания церковной епитимии, определяемого в 3,5-7 лет. Данная норма действует по сей день.

Как правило, вопрос о церковном разводе встает в тот момент, когда один из расторгнувших семейный союз супругов – как правило тот, который не был виновником распада семьи, избирает нового спутника жизни и решает обвенчаться с ним. Однако после отделения Церкви от государства гражданско-правовые последствия имеют только акты, совершенные в ЗАГСе, либо через суды, поэтому церковное признание факта прекращения брачных отношений ничего не значит при отсутствии государственной регистрации развода. Церковь может только учитывать сложившиеся семейные отношения. Если распад семьи – это объективная данность, в частности, если супруги уже давно не живут вместе, и восстановление семьи невозможно, церковный развод допускается по пастырскому снисхождению.

Церковное право, допуская повторный церковный брак (венчание), третий брак разрешает лишь в порядке исключения, при обязательном выполнении двух требований: лицо, вступающее в новый семейный союз, должно быть в возрасте не старше 40 лет и не иметь детей. Если после двух браков, даже в случае раннего вдовства, человек имеет ребенка, церковный брак не дозволяется. Если детей нет, но миновал сорокалетний возраст, брак также не дозволяется. Возможность четвертого брака церковными канонами вообще не рассматривается.

Беседовали Савельева A. и Кирьянова О.

www.pravoslavie.ru

ДОКУМЕНТ: 10 препятствий для венчания и 11 оснований для развода. Проект документа РПЦ МП «О церковном браке»

Брак есть установленный Богом еще в раю союз мужчины и женщины (Быт. 2, 18-24; Мф. 19, 6). Церковный брак совершается и освящается таинством Брака. По слову апостола Павла, брак подобен союзу Христа и Церкви: «Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5, 22-33).

Целью христианского брака является совместное достижение супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве. Христианская жизнь супругов предполагает взращивание в любви полученного в таинстве Брака дара благодати, что проявляется в том числе в деторождении и совместном несении трудов по воспитанию детей.

I. Подготовка к венчанию и его совершение

Заключение брака предполагает открытое волеизъявление мужчины и женщины, в результате которого возникают права и обязанности по отношению друг к другу, а также к детям. «Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве» — гласит принцип римского права, вошедший и в славянские церковные правовые источники (Кормчая, гл. 49). В связи с этим церковное браковенчание в тех странах, где оно не имеет гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака. Такая практика имеет основание и в жизни древней Церкви. В эпоху гонений христиане не допускали компромиссов с государственной языческой религией и предпочитали мученическую смерть участию в языческой обрядности. Однако и в этот исторический период они вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они (то есть христиане) заключают брак, как и все», – говорит христианский писатель II века (Послание к Диогнету, V). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа: «Необходимо, как вы и поступаете, ничего не делать без епископа» (свт. Игнатий Богоносец. Послание к траллийцам, II).

В современной практике совершение венчания до государственной регистрации брака возможно в качестве исключения по благословению епархиального архиерея – к примеру, в случаях предстоящего участия в военных действиях, тяжкого заболевания или длительного расставания будущих супругов. В ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации, священник может самостоятельно принять таковое решение, с последующим докладом о том епархиальному архиерею.

Сожительство, не освященное Церковью и при этом также не получившее регистрацию в установленном государственным законом порядке, не признается Церковью в качестве брака[1].

Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам (например, при превышении допустимого церковными правилами количества браков одним из желающих венчаться или при состоянии таковых в недопустимых степенях родства).

Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому таинству. В современных церковных документах предписано: «По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении»[2].

Следует стремиться к тому, чтобы венчание православных христиан совершалось в том приходе, к которому они принадлежат.

Таинство Брака, также как и таинство Крещения, не может быть совершено над человеком, отрицающим основополагающие истины православной веры и христианской нравственности. К участию в этих таинствах не могут быть допущены люди, желающие принять их по суеверным причинам. В таком случае рекомендуется отложить совершение венчания до времени осознания человеком подлинного смысла таинства Брака.[3]

Церковь также не разрешает венчать следующих лиц:

состоящих в ином не прекратившемся гражданском или церковном браке;
на основании 54-го правила Трулльского Собора и церковного законодательства Русской Православной Церкви (указа Святейшего Правительствующего Синода от 19 января 1810 года) — находящихся между собой в кровном родстве по прямой линии во всех степенях[4], а по боковой линии до седьмой степени включительно; браки в пятой, шестой и седьмой степени бокового кровного родства могут быть совершены с благословения епархиального архиерея[5];
на основании того же правила и синодального установления — находящихся между собой в свойстве[6] от двух родов до четвертой степени включительно или свойстве от трех родов в первой степени[7];
состоящих в духовном родстве: восприемника и им воспринятую во Святом Крещении, восприемницу и ею воспринятого; восприемника и мать, а также восприемницу и отца воспринятого или воспринятой[8];
ранее состоявших в трех браках; учитываются браки как венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию, в которых желающий вступить в новый брак состоял после принятия им Святого Крещения;
состоящих в духовном сане (начиная с посвященных в иподиаконский чин) и монашестве;
не принадлежащих к христианству[9];
не достигших минимального возрастного ценза согласно действующему гражданскому законодательству;
достигших максимального возрастного ценза согласно правилам святого Василия Великого – 60 лет для женщин (правило 24) и 70 лет для мужчин (правило 88); из этого ограничения исключаются состоявшиеся семейные пары, прожившие совместную жизнь и по той или иной причине – к примеру в связи с обретением веры – решившие приступить к таинству Венчания лишь в преклонных годах;
признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством.

Недопустимо совершение венчания при отсутствии свободного согласия обеих сторон.

В тех случаях, когда священник затрудняется определить наличие или отсутствия препятствий к совершению таинства Брака, священник должен либо самостоятельно обратиться к епархиальному архиерею, либо предложить желающим венчаться обратиться к епархиальной власти за разрешением возникшего недоумения и дозволением на совершение венчания.

Освящение брака, совершенное — по ошибке или злоумышленно — при наличии установленных церковным законодательством препятствий признается недействительным. Исключение составляют венчания, совершенные при наличии таких препятствий, которые могут быть проигнорированы по благословению архиерея (см. пункт б перечня выше), или при несоответствии одного из венчанных возрастному цензу, если ко времени обнаружения нарушения законный возраст был уже достигнут или если в таком браке уже родился ребенок. При этом в случае признания брака недействительным по причине нарушения возрастного ценза венчание может быть совершено по достижении сторонами законного возраста.

Брак может быть признан недействительным по заявлению одного из супругов в случае неспособности другого супруга к брачному сожительству по естественным причинам, если таковая неспособность началась до совершения брака и не обусловливается преклонным возрастом. В соответствии с определением Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. обращение по этому поводу к епархиальной власти может быть принято к рассмотрению не ранее, чем через два года со времени совершения брака, причем «указанный срок не обязателен в случаях, когда неспособность супруга несомненна и обусловлена отсутствием или ненормальным анатомическим строением органов»[10].

В отношении православных христиан, супружество которых, заключенное ими ранее в законном порядке, не освящено церковным таинством Брака, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом. Следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в таинстве Брака, а также то, что для православных христиан практика жизни в гражданском браке без венчания неприемлема.

При благословении супругов, много лет проживших вместе и не венчанных в Церкви, следует использовать «Чин венчания супругов, в летех мнозех сущих»[11].

II. Брак с инославными и иноверными

Различие религии жениха и невесты делает канонически невозможным освящение венчанием браков, заключенных между православными и нехристианами (IV ВС 14; Лаод. 10, 31; Карф. 30; VI ВС 72). Трулльский Собор (правило 72) под угрозой отлучения запрещает православным христианам вступать в брак не только с язычниками, но и с еретиками.

Это связано с попечением Церкви о христианском возрастании тех, кто вступает в брак: «Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16, 5; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения»[12].

В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в Православии своих детей. Священник, рассматривая каждый отдельный случай, должен помнить слова апостола Павла: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор 7, 12-14).

Вопрос о возможности благословения браков православных христиан с инославными должен решаться в соответствии с ныне действующими определениями высшей церковной власти. Так, в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви указано: «Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей»[13].

III. Прекращение брака

Супружеский союз должен быть нерушимым по слову Спасителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6).

В то же время, основываясь на евангельском учении, Церковь признает возможность прекращения брака при жизни обоих супругов в случае прелюбодеяния одного из них (Мф. 5, 32; 19, 9). Возможен развод и в случаях, влияющих на брачный союз так же разрушительно, как и прелюбодеяние. Кроме того, Церковь сочла допустимым ряд поводов к бракорасторжению, которые могут быть уподоблены естественной смерти одного из супругов, прекращающей брак.

В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» и Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы:

отпадение одного из супругов от Православия;
прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19, 9) и противоестественные пороки;
вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;
монашеский постриг одного из супругов, совершенный при условии взаимного согласия и выполнения всех нравственных обязательств по отношению к членам семьи; постриг, совершенный без соблюдения этих условий не может считаться действительным, а последствия его должны регулироваться Положением о монастырях и монашестве;
неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;
заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;
безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;
злонамеренное оставление одного супруга другим;
совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;
посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном порядке;
неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством.

При наличии одного из перечисленных оснований у одного из супругов, второй может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о прекращении брака. При этом наличие решения светских органов власти о рассторжении брака не отменяет для церковной власти необходимости самостоятельного суждения и собственного решения по разуму Священного Писания, по церковным канонам и по долгу пастырского попечения.

Перед обращением к епархиальному архиерею намеревающимся развестись следует встретиться со своим приходским священником, который призван изучить ситуацию и, по возможности, увещевать супругов примириться. В случае безуспешности такового увещевания или невозможности его осуществления священник выдает им соответствующее заключение для представления его в епархиальное управление, либо направляет таковое заключение в епархиальное управление самостоятельно.

По исследовании вопроса епархиальный архиерей[14] выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком. Виновной стороне такая возможность может быть предоставлена после принесения покаяния и исполнения епитимии, о чем виновному супругу также может быть выдано свидетельство в случае его обращения.

Фактическое рассмотрение дел и выдача упомянутых свидетельств может осуществлять по благословению епархиального архиерея комиссия, состоящая из пресвитеров и, по возможности, возглавляемая викарным архиереем, если таковой имеется в епархии. Дела рассматриваются комиссией коллегиально, а при необходимости – с выслушиванием сторон. Решение о бракорасторжении принимается в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях бракорасторжение может совершаться в той или в другой епархии.

[1] «Такие сожительства греховны, а их распространение в мире является противлением замыслу Божию о человеке, опасно для института брака и не может получить никакого признания со стороны Церкви» (Об участии верных в Евхаристии, V).

[2] См. документ «О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви». II, 2.

[3] Срав. документ «О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви». II, 1.

[4] В кровном родстве по прямой линии состоят родители и их дети, дедушки и бабушки с внуками.

[5] Пояснения относительно степеней кровного родства в боковой линии см. в приложении к настоящему документу.

[6] Отношения свойства возникают из брачного союза представителей двух родов: между супругом и родственниками другого супруга и между родственниками супругов.

[7] Пояснения относительно степеней свойства см. в приложении к настоящему документу.

[8] Укaзом Святейшего Синодa от 31 декaбря 1837 года было признано несуществующим родство между восприемником и восприемницей.

[9] См. также раздел III настоящего документа.

[10] Определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918гг. «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», п.10.

[11] Чин утвержден решением Священного Синода от 5 мая 2015 года (журнал № 29).

[12] Основы социальной концепции, Х.2.

[13] Основы социальной концепции, Х.2.

[14] «Осуществляя наблюдение за каноническим порядком и церковной дисциплиной, епархиальный архиерей … в соответствии с канонами решает вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов» (Устав Русской Православной Церкви, глава XV, 19 (г)).

www.portal-credo.ru

Концепция православной церкви о разводах

Социальная концепция Русской Православной Церкви о семье

Распространение знаний о сущности христианской семьи должно стать одной
из важнейших миссионерских задач Церкви.
Святейший Патриарх Московский
и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Окончание прошлого столетия было временем колоссальных, порой трагических, исторических перемен, происходивших как в нашем государстве, так и в мире в целом. Эти перемены поставили перед Церковью множество задач, и одна из главных — осмысление жизни христианина в окружающем его (часто враждебно настроенном) светском мире. «Основы социальной концепции РПЦ», утвержденные Юбилейным Архиерейским Собором 2000г., излагают базовые положения учения Церкви по вопросам церковно-государственных отношений и некоторых современных общественно значимых проблем. Устанавливая ряд конкретных норм и принципов, Концепция позволяет членам Церкви занимать общую позицию в диалоге с властью и обществом, способствует объединению наших сил. Однако было бы неправильно понимать ее как попытку ввести в жизнь Церкви абсолютное единогласие, и раздать всем батюшкам и их пастве подробнейшие инструкции на случаи всех мыслимых и немыслимых ситуаций. Определенные разномыслия всегда были в Церкви и всегда будут, но есть грань, за которой разномыслие, допустимое и даже обогащающее Церковь, переходит в искажение православного учения. Целый раздел Концепции посвящен раскрытию православного учения о семье. Он называется «Вопросы личной, семейной и общественной нравственности». Ниже приведен текст этого раздела с небольшими сокращениями.

Различие между полами есть особый дар Творца созданным Им людям. «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1. 27). Будучи в равной степени носителями образа Божия и человеческого достоинства, мужчина и женщина созданы для целостного единения друг с другом в любви: «Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт. 2. 24). Воплощая изначальную волю Господа о творении, благословенный Им супружеский союз становится средством продолжения и умножения человеческого рода: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1. 28). Особенности полов не сводятся к различиям телесного устроения. Мужчина и женщина являют собой два различных образа существования в едином человечестве. Они нуждаются в общении и взаимном восполнении.

Согласно римскому праву, легшему в основу гражданских кодексов большинства современных государств, брак является соглашением между двумя свободными в своем выборе сторонами. Церковь восприняла это определение брака, осмыслив его исходя из свидетельств Священного Писания.

Для христиан брак стал не просто юридическим договором, средством продолжения рода и удовлетворения временных природных потребностей, но, по слову святителя Иоанна Златоуста, «таинством любви», вечным единением супругов друг с другом во Христе. Изначально христиане запечатлевали брак церковным благословением и совместным участием в Евхаристии, что являлось древнейшей формой совершения Таинства Брака.

Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак (Под гражданским браком здесь подразумевается брак, зарегистрированный в государственных органах. — Прим. ред.), или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме. Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчанном» браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку».

Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16. 5; Флм. 1. 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7. 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения.

Упомянутое выше определение Священного Синода говорит также об уважении Церкви «к такому браку, в котором лишь одна из сторон принадлежит к православной вере, в соответствии со словами святого апостола Павла: «Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7. 14)».

В соответствии с древними каноническими предписаниями, Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве. Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей.

Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака, основываясь на словах Господа Иисуса Христа: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19. 6,9). Развод осуждается Церковью как грех, ибо он приносит тяжкие душевные страдания и супругам (по меньшей мере одному из них), и особенно детям. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и народа.

Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В случаях разнообразных конфликтов между супругами Церковь видит свою пастырскую задачу в том, чтобы всеми присущими ей средствами (научение, молитва, участие в Таинствах) оберегать целостность брака и предотвращать развод. Священнослужители также призваны проводить беседы с желающими вступить в брак, разъясняя им важность и ответственность предпринимаемого шага.

К сожалению, иногда, по причине греховного несовершенства, супруги могут оказаться неспособными сохранить дар благодати, воспринятой ими в Таинстве Брака, и уберечь единство семьи. Желая спасения грешников, Церковь дает им возможность исправления и готова после покаяния вновь допустить их к Таинствам.

В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в «Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также

* отпадение супруга или супруги от Православия,
* противоестественные пороки,
* неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения,
* заболевание проказой или сифилисом,
* длительное безвестное отсутствие,
* осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния,
* посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей,
* снохачество, сводничество,
* извлечение выгод из непотребств супруга,
* неизлечимую тяжкую душевную болезнь,
* злонамеренное оставление одного супруга другим.
В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как
* заболевание СПИДом,
* медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания,
* совершение женой аборта при несогласии мужа.

В целях духовного воспитания брачующихся и содействия укреплению супружеских уз священники призываются к тому, чтобы в беседе, предшествующей совершению Таинства Брака, подробно разъяснять жениху и невесте идею нерасторжимости церковного брачного союза, подчеркивая, что развод как крайняя мера может иметь место только в случае совершения супругами деяний, которые определены Церковью как поводы для развода. Согласие на расторжение церковного брака не может даваться ради угождения прихоти или для «подтверждения» гражданского развода. Впрочем, если распад брака является свершившимся фактом — особенно при раздельном проживании супругов, — а восстановление семьи не признается возможным, по пастырскому снисхождению также допускается церковный развод. Церковь отнюдь не поощряет второбрачия. Тем не менее, после законного церковного развода, согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновному супругу. Лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимьи, наложенной в соответствии с каноническими правилами. В тех исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимьи, согласно правилам святого Василия Великого, увеличивается.

Священный Синод Русской Православной Церкви в Определении от 28 декабря 1998 года осудил действия тех духовников, которые «запрещают своим духовным чадам вступление во второй брак на том основании, что второй брак якобы осуждается Церковью; запрещают супружеским парам развод в том случае, когда в силу тех или иных обстоятельств семейная жизнь становится для супругов невозможной». При этом Священный Синод постановил «напомнить пастырям о том, что в своем отношении ко второму браку Православная Церковь руководствуется словами апостола Павла: «Соединен ли ты с женою? Не ищи развода. Остался ли без жены? Не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе» (1 Кор. 7. 27-28,39)».

Семья как домашняя Церковь есть единый организм, члены которого живут и строят свои отношения на основе закона любви. Опыт семейного общения научает человека преодолению греховного эгоизма и закладывает основы здоровой гражданственности. Именно в семье, как в школе благочестия, формируется и крепнет правильное отношение к ближним, а значит, и к своему народу, к обществу в целом. Живая преемственность поколений, начинаясь в семье, обретает свое продолжение в любви к предкам и отечеству, в чувстве сопричастности к истории. Поэтому столь опасно разрушение традиционных связей родителей с детьми, которому, к сожалению, во многом способствует уклад жизни современного общества. Принижение социальной значимости материнства и отцовства сравнительно с успехами мужчин и женщин в профессиональной области приводит к тому, что дети начинают восприниматься как ненужная обуза; оно также способствует отчуждению и развитию антагонизма между поколениями. Роль семьи в становлении личности исключительна, ее не могут подменить иные социальные институты. Разрушение семейных связей неизбежно сопряжено с нарушением нормального развития детей и накладывает долгий, в известной мере неизгладимый отпечаток на всю их последующую жизнь.

В дохристианском мире бытовало представление о женщине как о существе низшего порядка в сравнении с мужчиной. Церковь Христова во всей полноте раскрыла достоинство и призвание женщины, дав им глубокое религиозное обоснование, вершиной которого является почитание Пресвятой Богородицы. В Ее лице освящается материнство и утверждается важность женского начала. Высоко оценивая общественную роль женщин и приветствуя их политическое, культурное и социальное равноправие с мужчинами, Церковь одновременно противостоит тенденции к умалению роли женщины как супруги и матери. Фундаментальное равенство достоинства полов не упраздняет их естественного различия и не означает тождества их призваний как в семье, так и в обществе. Представители некоторых общественных течений склонны принижать, а иногда и вовсе отрицать значение брака и института семьи, уделяя главное внимание общественно значимой деятельности женщин, в том числе несовместимой или мало совместимой с женской природой (например, работы, связанной с тяжелым физическим трудом). Нередки призывы к искусственному уравниванию участия женщин и мужчин в каждой сфере человеческой деятельности. Церковь же усматривает назначение женщины не в простом подражании мужчине и не в соревновании с ним, а в развитии всех дарованных ей от Господа способностей, в том числе, присущих только ее естеству. Не делая акцент лишь на системе распределения общественных функций, христианская антропология отводит женщине гораздо более высокое место, чем современные безрелигиозные представления. Стремление уничтожить или свести к минимуму естественные разделения в общественной сфере не свойственно церковному разуму. Половые различия, подобно различиям социальным и этническим, не затрудняют доступа ко спасению, которое Христос принес для всех людей: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3. 28). Однако это сотериологическое утверждение не означает искусственного обеднения человеческого разнообразия и не должно быть механически переносимо на любые общественные отношения.

Добродетель целомудрия, проповедуемая Церковью, является основой внутреннего единства человеческой личности, которая должна пребывать в состоянии согласия душевных и телесных сил. Блуд неизбежно разрушает гармонию и целостность жизни человека, нанося тяжкий урон его духовному здоровью. Распутство притупляет духовное зрение и ожесточает сердце, делая его неспособным к истинной любви. Счастье полнокровной семейной жизни становится недоступным для блудника. Таким образом, грех против целомудрия влечет за собой и негативные социальные последствия. В условиях духовного кризиса человеческого общества средства массовой информации и произведения так называемой массовой культуры нередко становятся орудиями нравственного растления, воспевая и превознося половую разнузданность, всевозможные половые извращения, другие греховные страсти. Порнография, представляющая собой эксплуатацию полового влечения в коммерческих, политических или идеологических целях, способствует подавлению духовного и нравственного начала, низводя тем самым человека до уровня животного, руководствующегося лишь инстинктом. Человеческое тело является дивным созданием Божиим и предназначено стать храмом Святого Духа (1 Кор. 6. 19-20). Но, осуждая порнографию и блуд, Церковь отнюдь не призывает гнушаться телом или половой близостью как таковыми, ибо телесные отношения мужчины и женщины благословлены Богом в браке, где они становятся источником продолжения человеческого рода и выражают целомудренную любовь, полную общность, «единомыслие душ и телес» супругов, о котором Церковь молится в чине брачного венчания. Напротив, осуждения заслуживает превращение этих чистых и достойных, по замыслу Божию, отношений, а также самого человеческого тела, в предмет унизительной эксплуатации и торговли, предназначенный для извлечения эгоистического, безличного, безлюбовного и извращенного удовлетворения. По этой же причине Церковь неизменно осуждает проституцию и проповедь так называемой свободной любви, совершенно отделяющей телесную близость от личностной и духовной общности, от жертвенности и всецелой ответственности друг за друга, которые осуществимы лишь в пожизненной брачной верности.

В другом разделе Концепции, который называется «Проблемы биоэтики», рассматриваются вопросы так или иначе касающиеся семейной жизни и вызывающие дискуссии в современном обществе. Здесь формулируется официальная позиция Церкви в отношении абортов, гомосексуализма, применения контрацептивов, новых репродуктивных технологий, клонирования. Более подробно эти и многие другие вопросы рассматриваются в брошюре «…и Сотворил Бог мужчину и женщину…

» Комментарии к социальной концепции Русской Православной Церкви».

www.orthedu.ru

Это интересно:

  • Аварии на морских и речных судах в россии Аварии на морских и речных судах в россии Безопасность человека на воде всегда была актуальной проблемой, но, несмотря на стремление специалистов повысить безопасность судоходства, число морских и речных катастроф не уменьшается. […]
  • Как удалить с реестра оперу Удаляем браузер Опера Ежедневно выходят новые обновления программ. Далеко не все они отличаются стабильной и качественной работой без сбоев и вылетов. В связи с этим пользователи устанавливают одни браузеры и удаляют другие, […]
  • Водительские удостоверения иностранных граждан в рф Водительское удостоверение иностранного гражданина в России: действие, использование, обмен Главный документ любого водителя — это права. В России водительское удостоверение (ВУ) — это документ установленного образца в виде […]
  • Что за доплата к пенсии была в августе Прибавка к пенсии в августе: постоянная или разовая Сегодня, когда курс рубля падает все больше, а цены на продукты в России, к сожалению, не склонны уменьшаться, любая помощь от государства может стать заметным подспорьем для того, […]
  • Молодые несовершеннолетние Психологические проблемы несовершеннолетних родителей На сегодняшний день, психологические проблемы несовершеннолетних родителей, развиваются все сильнее. По статистике молодые несовершеннолетние родители отказываются от ребенка в […]
  • Как зарегистрировать заявление в прокуратуру Как зарегистрировать заявление в прокуратуру ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 27 декабря 2007 г. N 212 О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И РАССМОТРЕНИЯ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СООБЩЕНИЙ О […]