Оглавление:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2017 г. N 77-КГ17-17 Суд отменил вынесенное ранее апелляционное определение и направил дело о признании недействительным (мнимым) договора купли-продажи квартиры на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку суду необходимо разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных законодательством оснований для признания спорного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Жубрина М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Васильевой Е.В. к Орлову В.И., Орловой О.А. о признании недействительным (мнимым) договора купли-продажи квартиры по кассационной жалобе Васильевой Е.В. на решение Октябрьского районного суда г. Липецка от 16 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителя Орловой О.А. — Швалева А.В., представителя Орлова В.И. — Швалевой Л.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, установила:

Васильева Е.В. обратилась в суд с иском к Орловой О.А., Орлову В.И. и с учетом уточнения заявленных требований просила признать недействительным (мнимым) договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: г. . заключенный 4 декабря 2014 г. между Васильевой Е.В. и Орловой О.А., а также применить последствия недействительности сделки.

В обоснование своих исковых требований Васильева Е.В. указала, что между ней и Орловым В.И. заключен договора займа на сумму 2 000 000 руб. сроком на 1 год с условием уплаты 5% от суммы займа ежемесячно. Гарантией возврата займа должен был служить залог вышеуказанной квартиры, принадлежащей ей на праве собственности. 4 декабря 2014 г. Орлов В.И. предоставил истице 1 000 000 руб., о чем ею была составлена расписка, датированная 3 декабря 2014 г. Договор залога квартиры не зарегистрировали, поэтому ответчики предложили ей оформить договор купли-продажи квартиры с супругой займодавца Орловой О.А., пояснив, что спорный договор будет являться договором залога по расписке от 3 декабря 2014 г. В подтверждение Орлова О.А. дала ей письменное обязательство не отчуждать квартиру до 1 января 2016 г. при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г. В тот же день между Васильевой Е.В. и Орловой О.А. заключен договор купли-продажи спорной квартиры. 5 января 2015 г. Орлов В.И. передал истице еще 1 000 000 руб., о чем Васильевой Е.В. составлена расписка на сумму 2 000 000 руб. Уплату процентов по договору займа она по указанию Орлова В.И. осуществляла на банковскую карту Орловой О.А. до июля 2015 г., после чего в связи с отсутствием денежных средств платежи вносить перестала.

Решением Октябрьского районного суда г. Липецка от 16 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Васильева Е.В. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 23 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на неё, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Васильева Е.В. являлась собственником двухкомнатной квартиры, общей площадью 70,4 кв.м, расположенной по адресу: .

4 декабря 2014 г. между Васильевой Е.В. (продавец) и Орловой О.А. (покупатель) заключен договор купли-продажи указанной квартиры за 4 000 000 руб.

Согласно пункту 4 данного договора расчет между покупателем и продавцом полностью произведен до подписания договора и подачи документов на государственную регистрацию.

Письменной распиской к договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. подтвердила, что получила от Орловой О.А. денежную сумму в размере 4 000 000 руб. за проданную квартиру.

В силу пункта 12 договора квартира считается переданной покупателю с момента подписания договора, по соглашению сторон договор от 4 декабря 2014 г. принимает силу и значение передаточного акта и составление иного дополнительного документа не требуется.

В этот же день Орлова О.А. выдала Васильевой Е.В. расписку, согласно которой приняла на себя обязательство не отчуждать приобретенную квартиру до 1 января 2016 г. при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., а при неисполнения обязательств в течение 3 месяцев продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу.

В ходе рассмотрения дела Васильева Е.В. утверждала о безденежности договора купли-продажи квартиры и получении от Орлова В.И. в долг 2 000 000 руб.: 1 000 000 руб. — 3 декабря 2014 г. и 1 000 000 руб. — 5 января 2015 г. При этом расписка от 5 января 2015 г. составлена на общую сумму переданных ей денежных средств.

Орлов В.И. в ходе судебного заседания не оспаривал факт предоставления 5 января 2015 г. Васильевой Е.В. займа в размере 2 000 000 руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств заключения Васильевой Е.В. договора займа с Орловым В.И. ранее 5 января 2015 г. в материалах дела не имеется. Действия Васильевой Е.В. при заключении с Орловой О.А. договора купли-продажи спорной квартиры суд оценил как направленные на возникновение правовых последствий, предусмотренных этой сделкой, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по мотиву её мнимости (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд апелляционной инстанции согласился с решением суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся по делу судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства.

Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Рассматривая дело, суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56, статья 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Из приведенных норм процессуального права и акта их толкования следует, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1).

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (пункт 2).

В обоснование заявленных требований о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. со ссылкой на мнимый характер этого договора указывала на то, что при его заключении стороны имели в виду договор займа с залогом спорной квартиры.

При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора надлежало самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для признания названного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога, для чего установить действительные правоотношения сторон, в рамках которых Орлова О.А. дала 4 декабря 2014 г. обязательство Васильевой Е.В. до 1 января 2016 г. не отчуждать приобретенную у неё по договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. спорную квартиру при условии исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., в противном случае продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу, а также дать оценку действиям Васильевой Е.В. по неоднократному перечислению в 2015 г. крупных денежных сумм на банковский счет Орловой О.А.

Однако суды никакой оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора, не дали, и ограничились лишь выводом об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки мнимой, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

www.garant.ru

Притворная сделка — признание сделки недействительной

Структура притворной сделки выглядит следующим образом:

  • Настоящая — та, что требует заключения, но сама по себе не может иметь место между данными сторонами в данное время при определенных условиях;
  • Фальшивая — та, за которой скрывается настоящая. Она не должна вызывать подозрений у третьих лиц и вполне логично вписываться в правоотношения субъектов в конкретный период.

Особенности притворной сделки

Проведем черту между мнимой и притворной сделками: при притворной — вступление в правовые отношения происходит на самом деле, но не в отношения, предусмотренных соглашением. Когда же имеется мнимая сдельность, между сторонами правоотношения не возникают, все отражается только на бумаге.

Никто не желает сталкиваться с институтом недействительности и вытекающими отсюда последствиями. Но часто стороны сознательно создают искусственное соглашение, рассчитывая на определенные последствия. Речь идет о притворных уговорах, последствием которых является маскировка других. Для чего же стороны это делают? Ответ очевиден — неудержимое желание обогатиться незаконным, простым путем.

Притворным признается уговор совершенный с целью маскировки реального. Опишем ситуацию совершения такового соглашения на примере дарения. Наследодатель-муж передает на якобы безвозмездной основе имущество своей жене в виде договора дарения, чем прикрывает настоящую ситуацию с куплей-продажей того же имущества. Причина — супруга хочет стать единственной владелицей передаваемого имущества, что при купле-продаже невозможно.

Срок исковой давности по притворным сделкам

Предъявить иск с требованием применить последствия притворного уговора и установить его как недействительный можно в течение трех лет. И такая возможность возникает у истца со дня, когда началось его исполнение либо с момента ознакомления лица с данным фактом. В любом случае максимальный срок исковой давности — десять лет.

Признание сделки недействительной

Попытаемся погрузиться в огромный правовой пласт под названием признание сделки недействительной. Для сторон любого обязательства важно, чтобы оно имело правовые последствия, причем те, которые они ожидают и которые им выгодны. Соответственно, перед тем, как ставить подпись, контрагент должен убедиться во всех нюансах договора, особенно обратить внимание на «двухслойность» уговора, т. е. на то, не заключается ли он ради другого, скрытого от противоположной стороны?

Гражданский кодекс, как основная база нормативного материала в сфере сделок, устанавливает условия недействительности — случаи, когда уговор не является юридическим фактом (на примере порока воли):

Признание сделки ничтожной

Назовем случаи, когда возникает вопрос о ничтожности сделок:

  • Она не соответствует НПА, и суд ее оспоримость не подтвердил;
  • Она нарушает нравственные каноны и общественный порядок;
  • Она мнима или притворна. Притворная — ничтожна или оспорима любым гражданином, пострадавшим от ее совершения;
  • Она является результатом выражения воли лица младше 14 лет.

Признание сделки мнимой

Одна из разновидностей ничтожной сделки. Признание её недействительной, как правило, связано с раскрытием противоправного деяния со стороны заключающих лиц.
По статистике, составленной на основе судебной практики, причинами вступления сторон в подобные отношения считаются:

  • Мнимая — помогает недобропорядочным гражданам избежать ответственности, проявляется это в следующем: признание злоумышленником безвыходности ситуации с привлечением его к наказанию, преодолеваемую лишь незаконным путем, т. е. с помощью мнимого уговора. Лицо юридически оформляет, например, договор дарения, в действительности, не желая наступления правовых последствий передачи своих прав другому, тем самым нацелен на иной результат. Желание дарителя не совпадает с его действиями — порок воли — признание уговора недействительным;
  • Мнимая сд.- страховка для договаривающихся сторон. Субъект заключает договор дарения не потому, что он хочет передать свое имущество какому-то лицу, а для того, чтобы обезопасить себя от пагубных действий от этого лица. Некое подобие страхования жизни.

Притворная сделка — судебная практика

К сожалению, люди, совершающие притворные соглашения, не осознают, что совершают правонарушение. По их мнению, ничего наказуемого нет, если в договоре они отразят одну идею, а в жизни сделают все как им удобнее. И неважно, что указанные действия не совпадают. Уровень правового сознания российских граждан обуславливает проблемы в договорной сфере. Притворная сд-ка как и мнимая ничтожна, таким образом, доказывать ее недействительность нет необходимости. Она становится таковой с момента заключения.

Притворная сделка судебная практика по гражданским делам свидетельствует об их большем распространении. Обоснование — это вопрос безопасности сторон, так как собрать доказательства мнимости сложнее в разы нежели притворности. ГК РФ призван обеспечивать соблюдение принципа добросовестности сторон, который нарушается при создании фальшивого соглашения. Цель закона страны — гражданский правопорядок, будет достигнут при усовершенствовании судебной практики в области выявления описываемых проблем и применении законодательства без искажений применителями.

Признание договора дарения притворной сделкой

Процедура, которая обнуляет все юридические последствия, кроме тех, что влекут его недействительность. Иными словами, стороны, заключившие такой договор дарения, могут отказаться от исполнения дарения, так как обязанности дарителя и права собственности одаряемого на подарок возникнуть не могут.

Подробнее о признании договора недействительным — по ссылке:

Последствия признания притворной сделки

Взаимный возврат всего полученного по сделке – неблагоприятное последствие притворности. Одновременно включается механизм двусторонней реституции к обеим сторонам, т. е. они возвращают друг другу полученное ранее, эта ответственность за такой уговор устанавливается ГК.

Подробнее о последствиях недействительной сделки читайте в статье:

classomsk.com

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 мая 2016 г. N Ф03-1443/16 по делу N А51-8916/2015 (ключевые темы: злоупотребление правом — притворная сделка — продажа недвижимости — объекты недвижимости — сделки)

Резолютивная часть постановления объявлена 26 апреля 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 мая 2016 года.

Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:

Председательствующего судьи: Головниной Е.Н.

Судей: Никитина Е.О., Шведова А.А.

от истца: Меркушовой С.В., представителя по доверенности от 31.03.2016,

от ответчика (ООО «Уссури-Центр»): Иванцова А.Н., представителя по доверенности от 14.04.2016,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Уссури-Центр»

на решение Арбитражного суда Приморского края от 08.10.2015, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2015

по делу N А51-8916/2015

по иску Пак Валентина

к обществу с ограниченной ответственностью «Уссури-Центр» (ОГРН 1022500859006, ИНН 2511017270, место нахождения: 692515, Приморский край, г.Уссурийск, ул.Муданьцзянская, 7), Расторгуеву Константину Александровичу, Тен Евгению Александровичу

о признании договора недействительным

третье лицо: Реутов Станислав Юрьевич

Пак Валентин (далее — истец), являясь участником общества с ограниченной ответственностью «Уссури-Центр» (далее — общество «Уссури-Центр») с долей в уставном капитале равной 50%, обратился в Арбитражный суд Приморского края к обществу «Уссури-Центр» с иском о признании недействительным договора купли-продажи недвижимости от 29.10.2012, заключенного обществом «Уссури-Центр» как продавцом с покупателями — Расторгуевым Константином Александровичем и Тен Евгением Александровичем (далее — Расторгуев К.А. и Тен Е.А.).

Определением от 05.05.2015 арбитражный суд привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Расторгуева К.А. и Тен Е.А., впоследствии их статус по ходатайству истца изменён и они участвуют в деле в качестве ответчиков (определение от 26.05.2015).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, определением от 06.08.2015 привлечен Реутов Станислав Юрьевич.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 08.10.2015, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2015, иск удовлетворен — договор купли-продажи от 29.10.2012 признан недействительным (ничтожным).

В кассационной жалобе и дополнении к ней общество «Уссури-центр» просит состоявшиеся по делу решение и постановление отменить. По мнению подателя жалобы, истец не доказал свою заинтересованность согласно ч.1 ст.4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), поскольку он (истец) не является стороной сделки и не может иметь прав на имущество общества «Уссури-Центр»; последнего связывают с истцом исключительно корпоративные отношения и сделкой могут быть нарушены права Пака В. лишь как участника общества и только в случае нарушения обществом при совершении сделки требований Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Отмечает, что возникший спор суды не рассматривали как корпоративный; выводы о заинтересованности (при том, что соответствующие доказательства истцом не представлены) могли иметь отношение к оспоримой сделке, однако суды признали договор ничтожным, причём одновременно — притворным, мнимым и совершенным со злоупотреблением правом на стороне ответчиков. Информирует об обращении истца с тремя исками в обществу о признании недействительными сделок, в этих исках изложены идентичные настоящему делу обстоятельства и требования, два спора из трех признаны судами корпоративными и разрешены в пользу ответчика (дела N А51-8914/2015 и А51-8917/2015). Считает, что истец, заявляя в настоящем иске о ничтожности сделки, доказательств этому не приводил, при этом ссылался на факт продажи участка родственникам участника, по заниженной цене, без ведома и согласия истца. Полагает вывод судебных инстанций о мнимости сделки неверным и противоречащим ими же сделанным выводам о целях заключения договора; не соглашается и с выводом о притворности сделки, в этой связи отмечает отсутствие указаний на то, какую сделку прикрывает настоящий договор, если он притворен; ссылается на невозможность признания сделки мнимой и притворной одновременно; настаивает на отсутствии свидетельств недобросовестности общества и злоупотреблении правом с его стороны в смысле ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), считает отсутствующими условия для применения данной нормы права к оспариваемой сделке. Обращает внимание на связь настоящего дела с делом N А51-8917/2015, в рамках которого оспаривалась сделка купли-продажи здания склада, расположенного на земельном участке, являющемся предметом рассматриваемого спора и предназначенного для эксплуатации и обслуживания склада; в этой связи указывает на то, что продажи земельного участка связана исключительно с продажей здания и самостоятельной хозяйственной цели не преследовала; судьба здания, расположенного на спорном земельном участке, определена судебным решением — собственниками здания являются Расторгуев К.А. и Тен Е.А.; отказ в иске по настоящему делу привел к нарушению принципа, установленного Земельным кодексом Российской Федерации (далее — ЗК РФ), единства судьбы земельного участка и находящихся на нем объектов недвижимости. Считает неверно примененными судом положения п.1 ст.181 ГК РФ по заявлению ответчика о применении срока исковой давности, поскольку в данном случае о применении последствий недействительности ничтожной сделки не заявлялось. Ссылается на нарушение норм процессуального права, выразившихся в недопуске адвоката Сырбу Г.Г. — представителя ответчиков в итоговое судебное заседание первой инстанции; в необоснованном отклонении ходатайства ответчиков об отложении дела в апелляционном суде. Указывает на неверный вывод суда о составе участников общества «Уссури-Сервис» — названный судом перечень участников в количестве двух базируется на выписке из ЕГРЮЛ от 29.07.2015, однако согласно имеющей отношение к спорному периоду выписке от 26.02.2012 в Обществе было пять участников.

В отзыве на кассационную жалобу Пак В. просит отказать в ее удовлетворении. Обжалуемые судебные акты считает законными. Ссылается на реализацию спорного земельного участка по заниженной цене (за 140 000 руб. против рыночной стоимости более 5 млн. руб.), на предоставление проданного участка в аренду на период с 13.11.2012 по 28.02.2014 продавцу с установлением арендной платы 44 000 руб. в месяц. Настаивает на мнимости договора купли-продажи, учитывая несоответствие условия о цене критерию эквивалентности гражданских отношений, а также принципам разумности и добросовестности участников таких отношений. Притворный характер сделки связывает с наличием родственных связей у покупателей по оспариваемой сделке с участниками общества «Уссури-Сервис» (это общество является вторым участников общества «Уссури-Центр»), в совокупности с фактом отчуждения имущества по заниженной цене и выплатой арендной платы в размере, превышающем продажную цену; считает, что фактически произошло дарение земельного участка. Поддерживает выводы суда о заключении договора купли-продажи при злоупотреблении правом на стороне покупателя, воспользовавшегося тем, что исполнительный орган продавца действовал в ущерб последнему. Недопуск представителя ответчиков в судебное заседание не считает грубым нарушением, влекущим отмену судебных актов, поскольку представитель не подтвердил документально свои полномочия; оснований для отложения заседания у суда не имелось. Считает правомерно отклоненным довод ответчика о пропуске срока исковой давности.

В заседании суда кассационной инстанции, где в порядке ст.163 АПК РФ объявлялся перерыв, представитель общества «Уссури-Центр» настаивал на отмене обжалуемых судебных актов по приведенным в жалобе доводам. Представитель истца по доводам жалобы возражал согласно отзыву, считает решение и постановление законными и не подлежащими отмене. От других лиц, участвующих в деле и извещенных надлежащим образом о времени и месте слушания дела, представители не явились.

Проверив законность решения от 08.10.2015 и постановления от 23.12.2015, с учетом доводов кассационной жалобы, отзыва на неё и выступлений участников процесса, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующему.

Предметом оспаривания по настоящему делу является договор продажи недвижимости от 29.10.2012, заключенный между обществом «Уссури-Центр», выступившим продавцом, и покупателями — Расторгуевым К.А., Тен Е.А. По условиям этого договора продавец продал и передал, а покупатели купили и приняли в общую долевую собственность в равных долях по ? доли каждому земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для эксплуатации и обслуживания здания склада, общая площадь 5 952 кв.м, адрес (местонахождение) объекта: установлено относительно ориентира здание-склад, расположенного в границах участка, адрес ориентира: Приморский край, г.Уссурийск, ул.Льва Толстого,18, кадастровый N 25:34:016402:736. Стоимость отчуждаемого земельного участка определена сторонами равной 140 000 руб., при этом указано — за проданный земельный участок продавец получил с покупателей деньги в согласованной сумме до подписания настоящего договора.

Пак В., будучи участником общества-продавца по указанному договору, обратился в арбитражный суд с иском о признании данного договора недействительным на основании ст. ст. 10, 168, 170 ГК РФ, считая его мнимой и притворной сделкой и сделкой, совершенной со злоупотреблением правом. В обоснование своей позиции истец сослался на значительное занижение цены продажи относительно рыночных значений; на передачу проданного участка продавцу в аренду за плату; а также на наличие родственных связей между покупателями по договору (Расторгуев К.А. и Тен Е.А) и учредителями общества с ограниченной ответственностью «Уссури-Сервис», которое, в свою очередь, является вторым, наряду с истцом, участником общества «Уссури-Центр».

Суды двух инстанций, учитывая приведенное истцом обоснование, по результатам проверки представленных в деле документов (отчет от 13.07.2015 N 07-105/07-15, заключение эксперта от 28.08.2015 серия 15 N 026-011-0447 по результатам проведенной в рамках доследственной проверки материалов) пришли к выводу о существенном занижении цены договора в сравнении с действительной рыночной стоимостью проданного имущества, составляющей более 5 000 000 руб.

Также суды установили, что после заключения спорного договора приобретенный по нему земельный участок предоставлен покупателями в аренду продавцу — сторонами заключены подряд два договора аренды: от 13.11.2012 на срок с 13.11.2012 по 01.10.2012; от 01.04.2013 на срок с 01.04.2013 по 28.02.2014. Оба договора предусматривают внесение арендатором (обществом «Уссури-Центр») ежемесячной арендной платы в размере 44 000 руб. (по 22 000 руб. каждому из арендодателей). Суды указали в этой связи на то, что размер арендной платы за 4 месяца аренды покрыл расходы покупателей на приобретение земельного участка, при этом спорный участок фактически не выбыл из хозяйственной деятельности общества-продавца, но его (участка) продажа лишила общество «Уссури-Центр» базовой статьи дохода, учитывая основной вид его деятельности согласно Уставу — сдача внаем собственного недвижимого имущества.

Кроме того, апелляционный суд на основании представленной в деле в отношении общества «Уссури-Центр» выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) по состоянию на 28.04.2015 установил, что участниками названного общества являются Пак В. и общество с ограниченной ответственностью «Уссури-Сервис» с долей в уставном капитале каждый по 50%. В свою очередь участниками ООО «Уссури-Сервис» являются Расторгуев Сергей Борисович и Тен Татьяна Александровна, обладающие каждый 50% в уставном капитале (выписка из ЕГРЮЛ по состоянию на 29.07.2015), тогда как покупателями по спорному договору выступили Расторгуев К.А. и Тен Е.А. С учетом постановления о возбуждении уголовного дела N 655629 признал подтвержденным и не опровергнутым наличие родственных связей между участниками ООО «Уссури-Сервис» и покупателями по спорному договору, на основании чего усмотрел в этом договоре признаки сделки с заинтересованностью при том, что общее собрание по поводу её одобрения не созывалось. В этой связи и наряду с выше установленным суд второй инстанции заключил — посредством спорной сделки осуществлен вывод имущества в пользу лиц, аффилированных ООО «Уссури-Сервис» как участнику общества-продавца, обладающего равной с истцом долей участия в этом обществе.

Срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной спора, суды не посчитали пропущенным, учитывая его длительность для ничтожных сделок — три года, начало течения — с момента исполнения сделки (ст.181 ГК РФ в редакции на момент совершения сделки), а также сопоставив дату заключения договора (29.10.2012) с датой подачи иска (29.04.2015).

При установленном суды согласились с позицией истца и признали договор продажи недвижимости от 29.10.2012 на основании ст. ст. 10, 168, 170 ГК РФ недействительным (ничтожным).

Суд округа считает необходимым отменить принятые по делу судебные акты по нижеприведенным основаниям.

Как отмечено выше, суды согласились с утверждением истца о мнимости и притворности договора продажи недвижимости от 29.10.2012.

Согласно ч.1 ст. 170 ГК РФ (здесь и далее — в редакции, действующей на момент заключения спорного договора, учитывая п.6 ст.3 Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ) мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия; такая сделка ничтожна.

В силу ч.2 ст.170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна; к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Мнимая сделка характеризуется тем, что ее стороны (или сторона) не преследуют целей создания соответствующих сделке правовых последствий, то есть совершают ее лишь для вида. В этом проявляется ее дефект — отсутствие направленности сделки на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Основным для притворной сделки является то, что она в момент совершения направлена на достижение правовых последствий, соответствующих другой сделке, а не тех, которые внешне следуют из ее содержания. В случае заключения притворной сделки действительная воля сторон не соответствует правовой цели (направленности) заключенного договора. Поэтому последствием недействительности притворной сделки является применение правил о сделке, которую стороны имели в виду, исходя из действительной воли сторон. Для установления истинной воли сторон в притворной сделке, то есть для определения той сделки, которая была прикрыта, имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны.

Правовые последствия, для которых заключается договор купли-продажи недвижимости, состоит в передаче принадлежащего продавцу имущества покупателю в собственность на возмездной основе.

Наличие недвижимого имущества (земельного участка) и факт перехода прав на него от продавца к покупателям установлены судами и подтверждены документально; согласно проставленной регистрирующим органом отметке на тексте договора от 29.10.2012 за покупателями 13.11.2012 зарегистрировано право общей долевой собственности на спорный земельный участок. Также не является спорным то, что покупатели произвели оплату за приобретенное имущество в полном объеме.

Следовательно, спорный договор заключен обществом «Уссури-Центр» с намерением получить возмещение от его стоимости и это намерение реализовано им, при этом обозначенная в договоре и полученная продавцом сумма имелась в виду при заключении договора. В свою очередь покупатели намеревались получить в собственность соответствующий земельный участок и это намерение ими также реализовано. То есть воля и намерения сторон по данной сделке совпадают с достигнутыми в результате ее исполнения последствиями.

Размер встречного предоставления по договору купли-продажи сам по себе не аннулирует обоюдную волю сторон, одна из которых желает произвести отчуждение принадлежащего ей имущества за плату, а другая — стать собственником этого имущества; неравноценность встречного предоставления (при том, что этот размер соответствует волеизъявлению участников сделки) может влечь иные, не предусмотренные ст.170 ГК РФ, последствия. Наличие оплаты по договору исключает возможность квалификации спорного договора в качестве договора дарения (на чем настаивает истец), существенным признаком которого является его безвозмездность.

Передача покупателем приобретенного имущества в аренду бывшему собственнику (продавцу по сделке) также не подтверждает мнимость либо притворность намерений сторон договора, поскольку передача имущества в аренду является распорядительным актом собственника этого имущества и подтверждением воли контрагента на принятие имущества во временное пользование согласно условиям договора.

При установленных судами обстоятельствах нет оснований считать спорный договор заключенным его сторонами без намерения создать соответствующие этому договору правовые последствия, а значит условий для признания сделки ничтожной ввиду мнимости, а также притворности нет.

В настоящем деле еще одним основанием для вывода о ничтожности договора продажи недвижимости от 29.10.2012 послужили предписания ст.10 ГК РФ.

По правилам ст.10 ГК РФ (в редакции, действующей до марта 2013 года и потому, с учетом п.5 ст.2 Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ, применимой к оспариваемой сделке) не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах; в случае несоблюдения указанных требований арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

В п.9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 указано — если при заключении договора допущено злоупотребление правом, сделка признается недействительной на основании ст. ст. 10 и 168 ГК РФ. Аналогичное разъяснение приведено в обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2015), утвержденном Президиумом 04.03.2015, при ответе на вопрос 6 (применительно к действующей с марта 2013 года редакции ГК РФ, где, в частности, по-новому изложена ст.168 и по общему правилу несоответствующие закону сделки оспоримы).

Суды, соглашаясь с утверждением истца о том, что стороны при заключении договора злоупотребили гражданскими правами, приняли во внимание совокупность обстоятельств, в числе которых: необходимость отчужденного имущества обществу «Уссури-Центр», заниженная цена продажи, последующая передача земельного участка в аренду продавцу, нарушение сделкой интересов общества «Уссури-Центр» и истца как его учредителя, аффилированность покупателей с одним из участников общества-продавца.

При этом судами не выяснены значимые для дела обстоятельства.

Так, согласно представленным в деле документам, земельный участок, явившийся предметом спорного договора, приобретен обществом «Уссури-Центр» в собственность за плату в соответствии со ст.36 ЗК РФ по договору купли-продажи от 24.08.2012 N 6059/12к земельного участка, на котором расположен объект недвижимого имущества, находящегося в собственности покупателя (т.2 л.д.62-67). В этом договоре, также как и в оспариваемом, указано разрешенное использование земельного участка — для эксплуатации и обслуживания склада.

Процессуальные оппоненты истца в ходе производства по делу в письменных пояснениях ссылались на то, что на участке расположен торговый центр (ранее — склад) и земельный участок необходим для эксплуатации и обслуживания расположенного на нем объекта недвижимости, принадлежащего на праве собственности Расторгуеву К.А. и Тен Е.А.

Между тем объекты недвижимости и земельный участок, на котором они расположены, не могут выступать в обороте раздельно.

Согласно закрепленному в пп.5 п.1 ст.1 ЗК РФ принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами. В соответствии со ст.273 ГК РФ при переходе права собственности на здание строение или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования. В соответствии с п.1, п.2 ст.552 ГК РФ по договору продажи здания, строения и сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования; в случае, когда продавец является собственником земельного участка, на котором находится продаваемая недвижимость, покупателю передается право собственности на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования, если иное не предусмотрено законом. В силу п.4 ст.35 ЗК РФ отчуждение здания, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, за исключением случаев прямо указанных в данной норме.

В пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» разъяснено, что сделка, воля сторон по которой направлена на отчуждение здания или сооружения без соответствующего земельного участка, или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости принадлежат одному лицу, является ничтожной.

По смыслу приведенных норм и разъяснений в случае принадлежности объектов недвижимости и земельного участка, на котором они расположены, одному лицу, в обороте объекты недвижимости и участок выступают совместно. Правоприменительная практика придерживается изложенного подхода (определения Верховного Суда Российской Федерации от 19.01.2015 N 306-ЭС14-1927, от 25.03.2016 N 303-ЭС16-1723).

Как указано выше, согласно представленной документации проданный по спорному договору земельный участок предназначен для эксплуатации здания и на момент его приобретения обществом «Уссури-Центр» последнее являлось собственником недвижимости, расположенной на этом земельном участке.

По пояснениям участников спора, расположенный на соответствующем земельном участке объект недвижимости (здание торгового центра) продан обществом «Уссури-Центр» в один день с земельным участком тем же покупателям — Расторгуеву К.А. и Тен Е.А.; договор относительно продажи здания от 29.10.2012 являлся предметом проверки по иску Пак В. в деле N А51-8917/2015. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда иск по этому делу отклонен (решение арбитражного суда первой инстанции от 17.06.2015, постановления апелляционного и кассационного судов от 21.09.2015 и от 04.12.2015 соответственно, определение Верховного Суда РФ от 25.03.2016).

Данные утверждения не проверены судом и не получили оценку по имеющимся доказательствам, при этом исчерпывающая для проверки этих утверждений в суде округа документация в деле отсутствует (нет кадастрового паспорта земельного участка, документов о праве собственности на здание), что не позволяет соотнести расположение здания, продажа которого оспаривалась в деле N А51-8917/2015, с земельным участком, отчужденным по рассматриваемому в настоящем деле договору продажи недвижимости от 29.10.2012.

В этой связи принятые по делу решение и постановление подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует выяснить вопрос о нахождении на спорном участке недвижимого имущества и его принадлежность, после чего разрешить иск с учетом изложенного подхода. При этом следует учесть, что продажа земельного участка собственнику расположенной на этом участке недвижимости направлена на соблюдение вышеупомянутого принципа и исключает вывод о злоупотреблении правом при совершении сделки по отчуждению земельного участка (две сделки, заключенный между одними и теми же участниками — по поводу земельного участка и расположенного на нем здания, должны следовать одной судьбе, при этом одна из этих сделок сохранена по результатам судебного оспаривания); цена договора продажи земельного участка не должна рассматриваться в отрыве от общей стоимости отчужденного имущества (участок вместе с расположенным на нем объектом).

Кассационная жалоба при таких обстоятельствах подлежит удовлетворению.

При этом ряд изложенных в кассационной жалобе доводов не поддерживается кассационным судом. В частности, мнение ответчика об отсутствии у истца заинтересованности в исходе спора не принимается, учитывая наличие у истца статуса участника общества-продавца, положения п.2 ст.166 ГК РФ (в редакции на дату совершения спорного договора), а также рассмотрение арбитражным судом аналогичных споров в делах, перечисленных самим заявителем кассационной жалобы. Положения п.1 ст.181 ГК РФ о трехлетнем сроке исковой давности, вопреки позиции подателя кассационной жалобы, применены к рассматриваемому спору правильно, учитывая возможность заявления требования о признании сделки ничтожной и относимость установленных названной нормой сроков к такому требованию (п.32 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996, разъяснения которого действовали в период применения соответствующей редакции ст.181 ГК РФ). Доводы о процессуальных нарушениях отклоняются как не нашедшие своего подтверждения: в решении приведено обоснование того, почему не допущен к участию в процессе адвокат Сырбу Г.Г., это обоснование не противоречит ст.62 АПК РФ; отклонение апелляционным судом ходатайства об отложении слушания дела соотносится с требованиями ст.158 АПК РФ.

Руководствуясь статьями 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

решение Арбитражного суда Приморского края от 08.10.2015, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2015 по делу N А51-8916/2015 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Приморского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

www.garant.ru

Это интересно:

  • Пособие на детей до 18 лет москва Детские пособия в Москве Москва — крупный, богатый мегаполис, который гарантирует своим жителям социальную поддержку с выплатами, пособиями выше среднего уровня. Достаточно большой слой москвичей пользуется льготными условиями и […]
  • Рассчитать пенсию для женщины 1959 года рождения Правительство повысило пенсионный возраст: калькулятор, когда вы выйдете на пенсию Расчет был произведен по годам рождения граждан 14.06.2018 в 15:44, просмотров: 403175 Правительство приняло решение о схеме повышения пенсионного […]
  • Подобное давай на спор Давай на спор / I bet you will (дубляж MTV) - 1 Опубликовано 5 лет назад Давай на спор / I bet you will (дубляж MTV) - 1 Скачать — Давай на спор / I bet you will (дубляж MTV) - 1 ? Комментарии к видео раньше любила это шоу из за […]
  • Льготы для матерей одиночек рб Одинокая мать. Льготы и пособия Каких женщин можно отнести к категории «одинокая мать» и на основании какого документа? К одиноким матерям следует относить женщин, не состоящих в браке и имеющих детей, в актовой записи о рождении […]
  • Помощник юриста отчет о практике Пример отчета по практике юриста. Учебно ознакомительная практика в юридическом отделе с печатью фирмы 1.1 Цель прохождения учебной практики  Общее ознакомление с деятельностью предприятия;  ознакомление с особенностями работы […]
  • Помощь в назначении пенсии Помощь в назначении пенсии На помощь в назначении пенсии придет Архив Достижение пенсионного возраста – значимое событие в жизни каждого гражданина, поэтому крайне важно заблаговременно позаботиться о том, чтобы к моменту […]