Игорь Савченко,
юрист : «Война с «Монолитом» – месть одного бизнесмена другому»

– Игорь Анатольевич, начнем с комиссии городской думы, созданной по инициативе депутата Артура Никитина. Почему ее миссия оказалась невыполнимой?

– Депутаты просто побоялись дать публичную оценку документам, представленным нашей стороной. Хотя поначалу некоторые народные избранники, в частности, Борис Видгоф и Алексей Севастьянов обвиняли нас в том, что мы якобы не передаем комиссии необходимую документацию и таким образом затягиваем ее работу. Но позвольте, чем все-таки должна была заниматься комиссия? Помимо наших документов, она должна была рассмотреть множество оспариваемых постановлений главы города и других нормативных актов, принятых в стенах администрации. Кто мешал ей это делать? Ко второму заседанию комиссии мы подготовили полный блок документов, отражающий нарушение прав граждан и организаций, но по существу депутаты ничего так и не рассмотрели.

Что касается порядка формирования комиссии, то мы, в принципе, против этого не возражали. В комиссию вошел тот, кто хотел в нее войти. Так уж получилось, что сторонников мэра в ней оказалось абсолютное большинство. Тем не менее, после митинга 28 февраля мы связывали с деятельностью комиссии большие надежды. Но, увы…

Хочу подчеркнуть, что наши действия не направлены на то, чтобы что-то сломать и разрушить в городе. Нет такой самоцели – снять Юревича с должности мэра. Цель – создать в Челябинске такое правовое поле, такую ситуацию которую бы не смог произвольно изменить один человек, даже если бы он занимал пост градоначальника.

– Почему оппозиция дважды выводила людей на митинги?

– Отвечу за фонд «Монолит-Инвест». Нас вынудили проводить митинги, потому что борьба с администрацией города в судах и других правоохранительных органах не приносила результатов. Прошел почти год с тех пор, как администрация вступила с компанией «Монолит» в жесткую конфронтацию. За это время она не совершила ни одного действия для разрешения конфликта. Когда в суде «Монолит» обжаловал одно незаконное постановление администрации, она тут же принимала другое. А мы тем временем проходили все судебные инстанции в Челябинске, доходили до окружного арбитражного суда в Екатеринбурге. Окружной суд признавал первое постановление незаконным. А далее нам приходилось начинать все сначала.

В эту схему включались и новые игроки, например, общественная организация «Правосознание» депутата городской думы Алексея Севастьянова или Челябинская городская женская Общественная организация «Содействие» депутата Басковой, действующие на стороне мэрии. Наши оппоненты, используя административный ресурс, могли продолжать эту «документальную» историю до бесконечности, парализуя деятельность «Монолита».

Сейчас ситуацию может изменить прокуратура. По заявлениям «Монолита» областная прокуратура провела проверку деятельности городской администрации и выявила факты нарушения чиновниками уголовного кодекса. Прежде всего, речь идет о самоуправстве и незаконно вынесенных постановлениях.

Вот классический пример самоуправства. Мы обратились в администрацию города с просьбой о предоставлении «Монолиту» одного из участков на пересечении улицы Цвиллинга и переулка Красный в Советском районе. 26 сентября «Монолиту» приходит ответ от администрации: на этот земельный участок имеется множество заявок, и в связи с этим должен быть проведен аукцион. А 28 сентября выходит постановление мэра об утверждении акта выбора земельного участка за компанией «Стальконструкция» без проведения какого-либо аукциона. Через день мэрия утверждает акт выбора и отдает его под строительство жилого дома. Через две недели фонду «Монолит» приходит ответ, что, дескать, в администрацию поступило несколько заявок и требуется проведение аукциона. Начальник ГУАиГ Челябинска А.Угрюмов, подписав 28 сентября акт выбора земельного участка на другую фирму, по состоянию на 12 октября обещает Фонду «Монолит-Инвест» проведение аукциона (конкурса).

– Основный спор между администрацией и «Монолит-Инвестом» развернулся вокруг застройки 29-го микрорайона?

– Да. Сейчас этот участок отдали для освоения другим строительным компаниям, причем без проведения торгов, а нам уже на последней стадии заблокировали работу по строительству ТДК. Между тем есть постановление администрации о выделении «Монолиту» этого земельного участка. Вся проектная и строительная документация по этому объекту также полностью подготовлена, пройдены все этапы согласования. Мы закончили все работы по подготовке участка под строительство. Осталось получить последний документ – разрешение на строительство. По сути, он уже должен быть выдан по факту.

– Сколько таких земельных участков, администрация незаконно изъяла у строительной компании «Монолит»?

– Не изъяла, а, воспользовавшись административным ресурсом, выстроила цепь преград, которые долго еще придется ломать в судебном порядке. Если говорить о площадках, где уже закончены проектные работы, и участки подготовлены под строительство, то их две: первая – в 29 микрорайоне, а вторая – на ул. Красной в Центральном районе.

– Почему изначально возникла конфронтация между мэрией и «Монолит-Инвестом»?

– Вся эта конфронтация – месть одного бизнесмена другому. Юревич на пост главы города пришел из бизнеса. Когда руководишь предприятием, ты готов к конкурентной борьбе и к подобным методам ее ведения. Видимо, человек, придя на пост главы, несколько переоценил свою политическую составляющую – он так и остался бизнесменом. Предложения Юревича, которые поступили и к Рогозе, и к Никитину, и к Симоненко – это предложения не главы города бизнесменам, а предложения бизнесмена бизнесменам. И на них он получил отказы. Тогда мэр начал давить на предпринимателей тем административным ресурсом, который у него оказался в руках. Предприниматели сразу после избрания Юревича заявили, что готовы сесть с ним за стол переговоров. Однако на все свои предложения Евгений Владимирович получил отказы. Перед ним были поставлены жесткие условия, с которыми он не согласился и не согласится ни при каких обстоятельствах.

При этом методы борьбы с «Монолитом» не отличаются чистотой. Причину конфликта хотят показать не как бизнес-интерес Михаила Юревича, а как недобросовестность со стороны предпринимателей. Первые лица администрации заявляют, что Евгений Рогоза пытался действовать жестко и потребовал от мэра вернуть деньги за торгово–досуговый комплекс на Алом поле, либо утверждают о намерениях Рогозы сносить социально значимые объекты Челябинска, такие, как молочная кухня и садик для слабовидящих детей, обвиняют в уничтожении хоккейной школы ЧФСК. Сейчас в суде Центрального района рассматривается иск Рогозы к «Вечернему Челябинску» о защите чести, достоинства и деловой репутации. На очереди развенчивание мифов городской администрации о молочной кухне, детском садике для слепых… Ответчиком по этим искам станет первый заместитель главы города Олег Грачев. Именно он распространял несоответствующую действительности информацию через СМИ. Разговора, о котором говорил Грачев, просто не могло быть, потому что у «Монолита» не было акта выбора земельного участка на строительство объекта на Алом Поле.

– Кроме ситуации с «Монолитом», временная депутатская комиссия должна была рассмотреть и обращения к ней представителей «КС» и «Роспечати». Здесь тоже не нашлось точек соприкосновения?

– Да. Особо отмечу конфликт мэрии с руководством «Роспечати». Он развернулся отнюдь не из-за того, что сеть является монополистом на рынке печатной продукции. Ситуация давно вышла за пределы банальных бизнес-разборок. Все прекрасно понимают, что если сеть уберут с рынка, в Челябинске исчезнет свобода слова. Подконтрольный мэру «ВЧ-маркет» никогда не станет продавать, например, областную газету «Челябинский рабочий» – конкурента «Вечерки».

Сегодня в присутствии телекамер глава города позволяет себе требовать от издателей не публиковать негативные оценки действий мэрии. Причем Юревич болезненно реагирует на любую критику, даже объективную, а его первый зам Олег Грачев после каждого события разъезжает по телекомпаниям и снимает с эфира те или иные сюжеты.

Удивляет и то, как городская администрация пытается избавиться от сети «Роспечать». То, что мэр предлагает выставить на торги (аукционы) право аренды земельных участков общего пользования, противоречит федеральному законодательству. Комитет по управлению имуществом и земельным отношениям никогда не разработает механизм, по которому участок общего пользования можно выставить на аукцион. Осуществить это практически невозможно, ведь по закону земля общего пользования не подлежит оценке и не продается. Единственное, что можно сделать – сдать участок в аренду. Но нет денежного эквивалента, чтобы оценить право на него.

Может быть, выставлять участки на торги – неплохая инициатива администрации. Однако на сегодняшний день нет правового механизма, позволяющего на местном уровне разработать систему предоставления таких земель, и глава города не имеет право издавать подобные нормативные акты. По закону сегодня земельные участки можно предоставлять только под строительство объектов.

В чем собственно казус ситуации? Хорошо, продавайте земли под киоски с торгового аукциона, но сначала отступите два шага от киосков «Роспечати». За счет налогов пойдет поступление в бюджет. Нет, городской администрации именно эти участки подавай!

Таким образом, можно сделать вывод, что мэрия продает не земельный участок под ларьком, а бизнес «Роспечати». Депутаты гордумы, участвовавшие в работе комиссии, заявили об этом во всеуслышание. Цитирую: «Мы разобрались в конфликтной ситуации и предлагаем оставить сотрудников «Роспечати», целевое назначение киосков и тот объем услуг, который ранее существовал». Предположим, я захотел выкупить у администрации земельный участок. Во-первых, как я уже заметил, Комитет по управлению имуществом не разработает схемы продажи. Во-вторых, депутаты говорят, продавать участки будем, но киоски сносить не собираемся. Вопрос: зачем мне, предпринимателю, нужен участок, на котором стоит киоск «Роспечати»? Причем, покупая аренду на земельный участок, я еще должен оставить работников, продавать газеты и журналы и заниматься подпиской. Получается, я выкупаю бизнес «Роспечати». А потом, еще Бог знает сколько времени вынужден буду просидеть в судах, потому что юристы Анатолия Симоненко будут доказывать, что его выселили с этого участка на незаконных основаниях. Ко всем прочем, краткосрочная аренда выдается всего на 11 месяцев.

– Недавно инициативная группа, в которую входите и вы, попыталась инициировать процедуру отзыва главы города. Эксперты полагают, что сделать это сейчас практически невозможно.

– Я так не считаю. Федеральный закон №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» вступает в силу с 2009 года, отдельные его статьи применяются с января 2006 года. Так, в статье 24 сказано, что главы местного самоуправления могут быть отозваны на основании их противоправных действий, подтвержденных судебными решениями. Эта же статья позволяет нам воспользоваться местным законом о референдуме и Уставом Челябинска. Процедуру отзыва может инициировать группа горожан в составе не менее 350 человек. 5 апреля члены избирательной комиссии должны будут закончить изучение документов и передать их на рассмотрение в городскую думу. Далее депутаты проанализируют: достаточно ли обосновано требование об отзыве главы города. В качестве веского аргумента на заседании гордумы будут представлены многочисленные судебные решения областного арбитражного суда, выигранные «Монолит-Инвестом» у мэрии. Как только дума начнет процедуру отзыва, в силу вступает областной закон о проведении местного референдума, так как в аналогичном порядке может быть отозван и глава Челябинска. В течение 30 дней инициативной группе необходимо будет собрать не менее 45 тысяч подписей избирателей, и только после этого вопрос о досрочном прекращении полномочий главы города может быть вынесен на всеобщее голосование. По закону, решение об импичменте будет принято, если на референдум придет не менее пятидесяти процентов избирателей.

– Тем не менее, многие эксперты сходятся во мнении, что депутаты гордумы не поддержат инициативу оппозиции.

– В любом случае на этом мы не остановимся и будем обжаловать решение депутатов в суде. Параллельно будем доказывать незаконность пребывания главы города на своем посту, а именно тот факт, что Михаил Юревич добровольно сложил свои полномочия еще весной прошлого года.

– Но суд уже признал законность принятых поправок в Устав города… Не занимаетесь ли вы самопиаром?

– Это не самопиар, а четкая позиция, которую мы жестко намерены отстаивать в суде. Городская дума сама предоставила для этого юридическую «зацепку». Общеизвестно, что для муниципального образования основным законом является его Устав. Так, 20 марта 2005 челябинцы выбирали главу города, который в соответствии с действовавшей на тот момент редакцией Устава, являлся председателем городской думы. Уже на следующий день, после оглашения итогов выборов, Михаил Юревич назвал Сергея Давыдова в качестве основного претендента на должность сити-менеджера (главы администрации города). Именно последний должен был осуществлять основные хозяйственно-распорядительные функции по управлению городом. После этого в структуре администрации города стали происходить казусы. Через две недели Михаил Юревич официально вступил в должность главы города и главы гордумы. Однако 22 апреля он издает постановление «О Юревиче М.Ю», согласно которому сам вступает в должность главы администрации. Одновременно с этим депутаты городской думы с подачи главы города инициировали поправки в Устав, которые позволили главе единолично возглавить в городе исполнительную власть. Пост спикера гордумы достается депутату гордумы Сергею Комякову. Но уже в середине июля Михаил Юревич подписывает еще одно постановление, по которому он слагает с себя полномочия главы администрации города.

Городская дума приняла поправки в Устав города. После чего суд подтвердил, что в городе нет выборных должностей – председателя городской думы и главы города. По закону любые поправки в Устав, изменяющие полномочия, должны вступать в силу только со следующего срока. Иначе говоря, после вступления в силу поправок в Устав города Юревич может занимать свой нынешний пост только в результате досрочных выборов. Поэтому сейчас мы просим суд определить дату, не позднее которой городская дума должна назначить срок проведения новых выборов главы города. Если мы докажем, что с 13 августа прошлого года Юревич незаконно занимает должность главы города, соответственно все его постановления, подписанные после этой даты, будут признаны незаконными.

Сместить Юревича с поста мэра для нас не самоцель. Повторюсь, мы хотим добиться того, чтобы городская власть соблюдала законы. Начнем с того, что первый вице-мэр Олег Грачев уже начал жить не по Конституции, а по законам Божьим, как он сам сказала в интервью вашему сайту. Да, пиар-команда Юревича обладает опытом работы с депутатом Госдумы, но работа депутата и главы города – разные вещи.

Юревич создал в Челябинске такие катаклизмы, до того загнал всех в капкан своими правовыми полями, что сформировал в городе передовое гражданское общество. На сегодняшний день федеральное законодательство допускает «создание других форм местного самоуправления, помимо тех, которые прописаны в законе». И коль скоро городская дума принимает такие некорректные решения, то наша инициативная группа намерена создать штаб народного самоуправления, который будет устранять эти правовые пробелы.

– Почему «Монолит» в одиночку пытается бороться с администрацией.

– Я не знаю, почему руководители других строительных организации молчат. Скорее всего, просто боятся. Люди теряют свой бизнес, в который вкладывали средства, а сейчас остаются безучастными ко всему происходящему.

«Монолит» входит в сотню лучших российских строительных компаний, и без сомнения в ситуации, которая сложилась сейчас в Челябинске с переделом строительного рынка, лучшим выходом для руководства было бы занять оборонительную позицию. Можно было и налоги не платить, и, учитывая ситуацию на рынке долевого строительства, «надувать мыльные пузыри», а потом кидать покупателей квартир. Но даже при нынешнем несовершенном законодательстве компания «Монолит» всегда оставалась чиста перед своими клиентами. К сожалению, администрация нашему примеру не последовала.

m.chelyabinsk.74.ru

Чем занимается юрист?

Юрист – человеколюбивая и нужная профессия. Именно юристы занимаются защитой нарушенных прав, наказанием виновных и восстановлением справедливости. И это далеко не все аспекты их работы.

Бытует мнение, что юристы – люди беспринципные и жадные до денег, что они готовы защищать любого, кто платит, брезгуя нравственными установками. Это не совсем так. Внутренние моральные нормы зависят не от профессии, а от воспитания и убеждений человека. И наша юридическая консультация готова это доказать.

Профессия юриста требует работы с людьми, но этим не исчерпывается. Львиную долю времени юристы тратят на подготовку правовых документов, изучение законодательства и правовой литературы. Это справедливо для любой сферы деятельности, где занят юрист. В этой связи нужно понимать, что человек, которому не нравится читать, или который не владеет навыками грамотной письменной речи, не должен идти учиться на юриста. Без этого обойтись не получится. Разве что очень опытные специалисты могут избавить себя от бумажной рутины, перепоручив ее более молодым помощникам.

Работа юриста в частной компании обычно достаточно размеренна. В основном вам придется заниматься составлением и экспертизой документов (договоров, писем, доверенностей), консультировать коллег по вопросам законности и участием в переговорах с партнерами. Реже возникает необходимость в составлении претензий и исковых заявлений как помощь юриста, и в представлении интересов компании в суде.

Работа в суде – это отдельная сфера деятельности юриста. Такая работа ощутимо лучше оплачивается, но требует гораздо больше усилий и уровень ответственности выше, чем у офисного юриста. Здесь каждый сам делает свой выбор.

В суде юрист может представлять интересы как компаний, так и обычных граждан, которые не имеют соответствующих знаний, чтобы делать это самостоятельно. А поводов для обращения в суд всегда хватает в избытке.

Адвокат – это тоже человек с юридическим образованием, только прошедший через ещё один квалификационный экзамен и имеющий более широкие полномочия, чем обычный гражданин. Этот особый статус позволяет адвокату быстрее и проще получать доступ к необходимой информации, а значит, лучше представлять интересы клиента в суде.

В сущности, для выступления в суде не нужна адвокатская лицензия, исключая только уголовное судопроизводство. В уголовных делах представителем стороны может быть только адвокат. Это объясняется более сложной спецификой уголовного процесса, в сравнении с гражданским.

Нотариус – ещё одна разновидность юриста. Чтобы стать нотариусом, необходимо также сдать специальный экзамен и соответствовать законодательным квалификационным требованиям. Работа нотариуса заключается в заверении различных сделок и документов. Работа почти целиком связана с документами и требует повышенной внимательности.

В целом же, хотя ежегодно наши ВУЗы и выпускают изрядное количество юристов, хорошие специалисты всегда в цене, и, четко зная своё дело, можно не бояться, что останешься без работы.

primamedia.ru

Война насмерть, рейдерский захват, русская рулетка: юристы о корпоративных конфликтах

Уголовное преследование предпринимателей в России растет. Общественный омбудсмен по защите предпринимателей от уголовного преследования Андрей Назаров добавляет, что за прошлый год на 65% увеличилось и количество жалоб, которые поступают в их центр «Бизнес против коррупции». Статистика Судебного департамента Верховного суда подтверждает, что число лиц, которых привлекают к ответственности за налоговые преступления, возросло более чем на 30% за последние три года.

Однако проблемы у предпринимателей возникают не только из-за внешних факторов, но и из-за внутренних. В прошлом году эксперты установили, что иностранные инвесторы выводят из России свои деньги в том числе из-за обострения корпоративного конфликта между «Роснефтью» и АФК «Система». Разногласия двух этих компаний широко освещались в прессе и к концу году успешно разрешились (см. «Роснефть» против «Системы»: все, что надо знать о судебном процессе»). А в этом году вновь начал разгораться корпоративный конфликт вокруг «Норильского никеля» (см. «Дерипаска и Потанин в суде поспорят за долю Абрамовича в «Норникеле»). Структуры Владимира Потанина и Романа Абрамовича попросили Высокий суд Лондона обязать компанию Олега Дерипаски предоставить залог в $500 млн, чтобы компенсировать им возможные убытки от срыва сделки по покупке доли в горно-металлургическом комбинате «Норильский никель». Однако далеко не все корпоративные противостояния получают пристальное внимание от СМИ и завершаются миром. Юристы рассказали, как правильно предпринимателям вести себя в подобных спорах независимо от величины бизнеса и публичности ситуации.

«Корпоративный конфликт – это столкновение интересов партнеров между собой или с третьей силой по поводу прав собственности и/или управления бизнесом и, в конечном счете, контроля над активами компании».

А. С. Нуруллина, О. В. Каштанова «КОНФЛИКТЫ В ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЯХ И СПОСОБЫ ИХ РЕГУЛИРОВАНИЯ»

Причины конфликтов

Порой до истинных причин конфликта докопаться бывает довольно трудно. Жанна Томашевская, управляющий партнер Tomashevskaya & Partners, замечает, что в пылу борьбы акционеры, комментируя происходящее, обвиняют друг друга «во всех смертных грехах, даже если они имеют крайне отдаленное отношение к существу спора».

Вместе с тем Валерий Еременко, партнер, соруководитель судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», утверждает, что чаще всего корпоративные конфликты выступают следствием общеэкономической ситуации в стране. Он объясняет это тем, что такой кризис провоцирует массовое неисполнение тех или иных обязательств (акционерных, кредитных и других), которые приводят к длительным и затяжным разногласиям.

Если же говорить о внутренних корпоративных конфликтах (когда спорная ситуация возникает между владельцами совместного предприятия), то их первоочередной причиной является разный взгляд партнеров на ведение предпринимательского дела, говорит Роман Серб-Сербин, партнер Danilov&Konradi. Руководитель группы по слияниям и поглощениям «Пепеляев Групп» Сергей Шорин объясняет, что кому-то бывает достаточно получать стабильные дивиденды, а другие во главу угла ставят развитие и экспансию бизнеса. Юлия Карпова, партнер, руководитель практики «Разрешение споров» ЮФ «Инфралекс», подтверждает, что противоположные точки зрения на стратегию развития компании, порядок ее управления и распределения прибыли обычно и порождают разногласия. Но по мнению Александра Ермоленко, партнёра «ФБК Право» острый спор будет иметь место, когда стороны так или иначе считают себя равными друг другу по влиянию и возможностям: «Если акционеры понимают, что вес и фактическое влияние у них разное, конфликт не имеет шансов разгореться».

Причиной разногласий могут быть и растущие аппетиты одного из партнеров по бизнесу. В частности, один из совладельцев фирмы захочет получить всю компанию целиком и для этого обладает достаточным ресурсом влияния, приводит пример партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев.

Но возможны случаи, когда проблема приходит извне. По словам Серб-Сербина, это происходит, когда лакомый актив «плохо лежит» (неудачно управляется, плохо защищен от банальных юридических рисков и т. д.). Тогда существует потенциал для гринмейла, рейдерского захвата или более-менее легального отъёма предприятия, уверяет эксперт.

Кроме того, в последнее время также участились конфликты, возникающие при наследовании бизнеса, рассказывает партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов: «Это касается как спора между самими наследниками, которые не нашли компромисс в вопросе управления бизнесом, так и разногласий наследников со «старыми» собственниками, считающих наследников чужаками».

Когда получится все решить внесудебным путем

Любой корпоративный конфликт наносит вред деятельности компании и прилично выматывает самих участников разногласий. Поэтому такие противостояния надо стремиться разрешать в досудебном порядке, поясняет Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права»: «Иначе будет слишком высока цена корпоративной войны».

Разойтись миром получится, если партнеры готовы слышать и слушать друг друга, когда у них хватает разума не совершать резких, опрометчивых и незаконных действий, уверяет Валерий Зинченко, управляющий партнер КА Pen&Paper. По его словам, в некоторых случаях это бывает возможно благодаря адвокатам, консультантам и медиаторам, которые показывают сторонам спора, насколько дорогим и долгим может оказаться конфликт. Но к сожалению, из-за российской ментальности ведения бизнеса разногласия достаточно часто и быстро переходят в разряд личного противостояния, констатирует эксперт: «После этого голос разума включается порой очень нескоро».

Ермоленко и вовсе утверждает, что урегулирование таких споров без суда несвойственно российской корпоративной культуре. Считается, если сторона готова на мировую, значит, чувствует свою уязвимость, и ее нужно дожимать, говорит эксперт. Серб-Сербин подтверждает пагубную роль нашей ментальности в этом процессе: «У нас в стране полагают, что делать уступки – значит, проявлять слабость».

Во внесудебном порядке у оппонентов получится договориться и в том случае, если не хочется «выносить сор из избы и придавать конфликту публичный характер», утверждает Серб-Сербин. Ведь судебная «корпоративная война» может не только навредить совместному бизнесу, но и создать личный дискомфорт ключевым персонам конфликта. В том числе и за счет черного пиара, обращает внимание юрист.

По словам Ермоленко, почти любой конфликт разрешается выходом одного из акционеров из бизнеса с уплатой справедливой стоимости. Но для этого всегда нужна готовность сторон поверить, что эта цена справедливая, подчеркивает юрист. Одним словом, говорить о мирном урегулировании можно, когда конфликт еще не приобрел серьезного масштаба или когда стороны устали воевать и осознали бессмысленность дальнейшей вражды, поясняет Хлюстов.

К чему готовиться, если дело дошло до суда

Корпоративное законодательство и правоприменительная практика в России еще не до конца оформились таким образом, чтобы добросовестный участник конфликта мог быть заранее уверен в положительном исходе дела, предупреждает Егор Батанов, партнёр Saveliev, Batanov & Partners. Кроме того, обсуждаемый конфликт, как правило, сопровождается не единичными спорами, а целой плеядой различных процессов, которые могут проходить в разных судах и даже юрисдикциях.

Томашевская советует при судебном разрешении таких споров не полагаться исключительно на инхаус-юристов: «Особенно если на уровне менеджмента компании присутствуют различные группы влияния». А Хлюстов рекомендует запастись не только хорошими внешними консультантами, но и терпением с деньгами. Помимо перечисленного, надо быть готовым к тому, что в ходе судебного спора появятся многочисленные уголовные дела, инициированные обеими сторонами конфликта, констатирует эксперт.

Как спасти компанию, в которой корпоративный конфликт

Нередко самым чувствительным итогом корпоративного конфликта является гибель компании, вокруг которой и разворачивалась яростная борьба. Руководитель проектов, адвокат АБ «S&K Вертикаль» Алена Бачинская обращает внимание, что подобные конфликты в зависимости от их вида по-разному влияют на деятельность компании.

По ее словам, разногласия между мажоритарными и миноритарными акционерами, как правило, не столь губительны для бизнеса, как конфликты между основными собственниками: «Не говоря уже о недружественных поглощениях и деятельности рейдеров». Среди самых негативных последствий от таких ситуаций эксперт выделяет: снижение или полная блокировка хозяйственной деятельности фирмы, проблемы с управлением и распоряжением активами, снижение общей стоимости бизнеса и, безусловно, репутационные риски.

Чтобы этого не произошло, партнер Lidings Александр Попелюк рекомендует сторонам разногласий предпринять определенные усилия в публичном поле: «Объяснить возникшую ситуацию инвесторам и контрагентам». Если спор касается принадлежности долей, акций и других ценных активов, то стоит озаботиться обеспечительными мерами, которые не позволят продать имущество предприятия до завершения разбирательства, объясняет эксперт.

Томашевская настаивает, что и менеджменту фирмы не стоит дистанцироваться от конфликта, а надо по возможности поддерживать диалог с акционерами, выполняя функцию медиатора. В спорной ситуации весомую сохранительную функцию сыграет и определенная система «сдержек и противовесов», если она имеется в компании. Речь идет о наличии у предприятия таких органов управления, которые смогут руководить компанией в интересах всех собственников, объясняет Карпова. Другой вариант – передать функции по управлению бизнесом независимым директорам или профильной управляющей компании, добавляет эксперт.

Есть и другой оптимальный способ, чтобы спасти компанию в такой ситуации: продать бизнес третьей стороне. По мнению Ермоленко, новый собственник будет иметь более трезвый взгляд на происходящее, что позволит фирме сохраниться и остаться успешной.

Профилактические меры

Всем собственникам компаний, хоть крупных, хоть небольших, наверняка хочется предотвратить даже малейшую возможность для возникновения корпоративного конфликта. Любая профилактика своевременна на стадии, когда совладельцы только начинают вместе строить бизнес, сразу подчеркивает Патракеев. Правда, на этой стадии, как правило, все дружат, друг другу доверяют и не хотят думать о плохом, рассказывает юрист: «От предупреждений юристов предприниматели нередко отмахиваются со словами «уж с нами-то ничего такого точно не произойдёт». Тем не менее никакой более эффективной профилактики, чем «договориться на берегу», люди пока не придумали, утверждает эксперт. Если партнеры по бизнесу действительно думают о совместном будущем, то им стоит заключить подробное корпоративное соглашение, советует Хлюстов: «Этакий «брачный договор» для компаньонов». В таком документе фиксируются все договоренности между партнерами, а также механизмы разрешения споров, возникающих между сторонами, поясняет Максим Степанчук, партнерКА «Делькредере».

Батанов подтверждает, что для непубличных компаний действительно работает правило: «Чем меньше между партнерами устных договоренностей, тем больше вероятность, что корпоративный конфликт не выльется в полноценные судебные споры». Правда, как показывает опыт и практика, акционерные соглашения, пусть и подписанные по английскому праву, не могут предотвратить конфликт в России, констатирует Зинченко. Зато может помочь грамотно выстроенная юридическая структура бизнеса, считает Серб-Сербин. В частности, он не рекомендует «вешать» все ключевые активы на одно юрлицо.

Но самой оптимальной профилактической мерой в России до сих пор остаётся установление максимального мажоритарного контроля над бизнесом, уверен Ермоленко: «На сегодня это по-прежнему работает лучше всего. Компании с децентрализованным владением менее устойчивы к таким воздействиям».

Одним словом, необходимо с самого начала выстраивать бизнес правильно, констатирует Тимур Хутов из BMS Law Firm. Он тоже советует не оставлять какие-то договоренности на «понятийном» уровне, а всегда все фиксировать надлежащим образом. Ведь, как говорил Джон Рокфеллер: «Дружба, основанная на бизнесе, лучше, чем бизнес, основанный на дружбе».

Из перечисленных экспертных советов тяжело составить единый рецепт для успешного разрешения любого корпоративного конфликта. Ведь все разногласия индивидуальны: какие-то получится разрешить мирно и за несколько месяцев, в других случаях придется пройти через затяжной судебный процесс или даже испытать уголовное преследование. Еще в 2011 году эксперты РЭШ в своем исследовании «Корпоративные конфликты в России» писали, что большинство подобных конфликтов возникает из-за серьезных злоупотреблений крупных акционеров и менеджеров. Однако специалисты подчеркнули, что такие ситуации – это неотъемлемая часть рыночной экономики.

По статистике ФПА, за прошлый год в России привлекли к дисциплинарной ответственности 60,9% адвокатов от числа тех, в отношении которых возбуждались производства. За это время в дисциплинарном порядке статус прекратили 367 адвокатам (в 2016 году таких оказалось 433). Чаще всего защитники получали такое наказание за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты (157 случаев), реже – за представление недостоверных сведений в квалификационную комиссию (шесть случаев).

В большинстве ситуаций адвокатам прекращают статус после предварительных, а нередко и неоднократных, более мягких наказаний, рассказывает исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков. По его словам, в последние годы становится все меньше случаев, когда к защитникам применяют самую крайнюю меру воздействия: «Этому способствует стабильность дисциплинарной практики адвокатских палат и ее предсказуемость, а также снижение случаев нарушений со стороны адвокатов». Но если защитник все же стал участником подобного разбирательства, то лучший способ выйти из него – примирение сторон, советует Сучков: «На это указывает и Кодекс профэтики адвоката». В то же время демонстративные пренебрежительные высказывания в адрес органов адвокатского самоуправления и «заявления о намерении продолжать упречное поведение» явно не повысят шансы сохранить статус адвоката в ходе дисциплинарной процедуры, отмечает представитель ФПА.

Представители региональных адвокатских палат тоже согласны с тезисом о том, что лишать коллег статуса надо только в исключительных ситуациях. Мы придерживаемся неписанного правила об оставлении статуса адвоката во всех случаях, когда это возможно, говорит глава АП Воронежской области Олег Баулин: «Сохранить в своих рядах коллегу, пусть и оступившегося, пожалуй, даже более важно, чем привлечь в ряды адвокатуры нового юриста». По этой причине случаи прекращения статуса в рамках дисциплинарных производств у нас достаточно редки, рассказывает он: «Не более четырех-пяти раз в год». Основная часть из них приходится на ситуации, которые связаны с неуплатой обязательных отчислений, делится Баулин.

Президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко добавляет, что спасти статус можно даже при самых худших обстоятельствах: «Первая рекомендация – не доводить дело до квалификационной комиссии». Она объясняет, что поступившая на адвоката жалоба сразу отправляется самому защитнику для принятия мер к мирному разрешению ситуации. Бутовченко предупреждает, что в век технического прогресса адвокатов записывают на диктофоны и фотографируют: «Сейчас каждая третья жалоба снабжена такими материалами, все нарушения очевидны, скрыть практически ничего невозможно. Поэтому для адвоката лучше всего – примириться». И, во-вторых, не стоит отрицать очевидное, заключает она.

Из адвокатов в журналисты

Летом 2017 года адвокат Сергей Наумов пришел в судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах, с повязанным на шее шарфом и бандане на голове. Из-за этого Президиум Верховного суда Мордовии вынес защитнику частное постановление, а региональная Адвокатская палата прекратила его статус (см. «Адвоката лишили статуса за то, что он пришел в суд в шортах и бандане»). В начале октября Наумов успешно обжаловал такое решение в суде, который признал незаконным прекращение адвокатского статуса Наумова и постановил восстановить его (подробнее – в материале «Адвокат в шортах и бандане вернет свой статус»). Однако в начале этого года АП Мордовии добилась отмены акта первой инстанции. Верховный суд Республики Мордовия фактически признал действия палаты законными и обоснованными.

Решение о прекращении статуса на мою деятельность не особо повлияло, признается Наумов. Еще до такого решения у меня просели обороты по уголовным делам, потому что я не вёл в этой сфере активную работу, говорит юрист: «Так что не сильно пострадал». Он рассказывает, что уже после прекращения статуса ему пришлось «выбивать» долг за работу адвокатом по назначению: «Задолженность оказалась порядка 3500 руб. Судебный департамент за дело в мае 2017 года перечислил мне оплату только в феврале 2018-го». В настоящий момент меня спасают некоторые гражданские споры и частично моя известность от истории с банданой, поясняет Наумов. По его словам, он предполагал вариант с лишением статуса и начал морально готовиться к этому заранее: «Мой дед говорил, что юрист и журналист всегда работу найдут». Намуов сообщил, что сейчас занимается оформлением свидетельства в Роскомнадзоре на информационный правовой портал pravo13.ru: «Я даже думал связаться с вашим изданием, чтобы делать что-то в похожем формате». А еще экс-адвокат начал писать диссертацию по теме информационных технологий: «Уже набросал проект ВАКовской статьи».

Больше внимания развитию юрфирмы

К новым реалиям пришлось приспосабливаться и Виталию Буркину. 26 октября 2017 года АП Башкортостана лишила его статуса из-за критики российской судебной системы в социальных сетях. В палате указали, что публикации защитника носят «ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы и претензии в адрес судов». Экс-адвокат пытается вернуть себе статус в судебном порядке, но пока безуспешно. Первая инстанция отказала ему, сославшись на то, что употребленные Буркиным выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам и не соответствуют по форме и содержанию манере делового общения, предписанной Кодексом профэтики. Апелляция оставила акты нижестоящего суда без изменений. Теперь эти выводы юрист оспорил в кассацию.

В любом случае лишение статуса изменило мою жизнь в лучшую сторону, утверждает Буркин: «О моей практике узнала вся страна». Хотя, я не могу защищать по уголовным делам в суде и на следствии, никто не может мне запретить анализировать дела, составлять документы, готовить людей к защите, в том числе дистанционно, поясняет юрист: «А это является основным в защите по уголовным процессам». Во всем стараюсь найти плюсы, говорит Буркин: «Так вот в лишении статуса он тоже есть – на адвоката можно «воздействовать» через руководство палаты, а на меня «надавить» некому». Хотя, восстановление статуса для меня – это принципиальный вопрос, констатирует юрист.

Колония и политика

В январе 2012 года Тверской районный суд Москвы признал адвоката Владимира Орешникова виновным в мошенничестве и приговорил его к двум годам колонии. В ходе слушаний выяснилось, что диплом подсудимого о юробразовании является поддельным. Таким образом, оказалось, что защитник 12 лет вел незаконную адвокатскую деятельность. Орешникова лишили статуса адвоката Адвокатской палаты (АП) Московской области. Но уже в 2013 году юрист вышел на свободу, сменил фамилию на Резник, получил новый документ о высшем юробразовании и стал адвокатом в Тюменской областной АП. Однако осенью 2015 года совет Адвокатской палаты Тюменской области снова лишил Резника статуса. Это юриста не остановило – в 2016 году он стал адвокатом уже от Чеченской Республики. Правда, на свободе Орешников-Резник пробыл недолго – весной этого года Нагатинский райсуд Москвы приговорил юриста к семи годам лишения свободы за мошенничество.

Порой лишение статуса предваряет обвинительный приговор адвокату. Такая ситуация произошла с защитником из Иваново Сергеем Колотухиным. В сентябре 2017 года его задержали оперативники ФСБ. По версии следствия, адвокат обманул своего подзащитного, попросив у того 1 млн руб. на взятки сотрудникам ивановской полиции. Колотухин получил два транша от доверителя, а при передаче третьего был задержан. Уже через четыре дня после этого адвоката лишили статуса. Дело против юриста расследовалось около полугода. В итоге Колотухина приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

Кто-то из бывших адвокатов активно уходит в политическую деятельность. Алексея Суханова в декабре 2017 года лишили статуса за то, что он напал на приставов в здании Тверского райсуда. Вина защитника подтверждалась административным штрафом по ст. 17.8 КоАП («Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов»), который ему назначил мировой судья судебного участка № 423 Тверского района Москвы. Хотя сам адвокат уверял, что он приставов не трогал, зато те сами избили защитника. Однако совет АП Иркутской области, в которой числился Суханов, не поверил коллеге. Сейчас юрист пытается вернуть себе статус в судебном порядке (дело № 2-1028/2018

М-21/2018), а параллельно ведет активную политическую деятельность. В частности, выходит на пикеты в защиту осужденного полковника Владимира Квачкова и участников инициативной группы граждан «ЗОВ». По версии следствия, под видом этого объединения функционировала экстремистская организация журналиста Юрия Мухина «Армия воли народа», запрещенная в 2010 году. Кроме того, Суханов публично выступает на митингах националистических движений. «Работы в Иркутске нет, стою в центре занятости», – сообщил сам юрист.

Адвокаты теряют статус и из-за оскорблений своих коллег. В конце апреля текущего года такое наказание получил защитник Марк Фейгин. Поводом для этого стала жалоба Сталины Гуревич, адвоката украинского блогера Анатолия Шария. По ее словам, Адвокатская палата Москвы лишила Фейгина статуса «за то, что тот не следил за своим языком и позволял себе в публичном пространстве выражения, которые недопустимы с точки зрения Кодекса профессиональной этики адвоката». Тот мог лишиться статуса еще раньше, летом 2017 года, из-за конфликта с адвокатом Ильей Новиковым. Но тогда АП Москвы не стала наказывать юриста.

В другом случае этого года защитники Людмила Айвар и Игорь Трунов попросили Адвокатскую палату Москвы наказать Александра Добровинского, коллегу, за то, что он неэтично высказывался в их адрес в социальных сетях и интервью. Квалификационная комиссия столичной АП в конце мая установила, что адвокат действительно нарушил Кодекс профессиональной этики. Но совет Адвокатской палаты Москвы отказался лишить Добровинского статуса адвоката, ограничившись замечанием.

Проблемы для доверителей

Потеряла, но смогла вернуть статус Наталья Рочева – учредитель и первый президент Адвокатской палаты в Ненецком автономном округе. Действующий руководитель окружной АП Светлана Полугрудова возбудила в отношении Рочевой дисциплинарное производство, потому что та в начале августа 2017 года не явилась в суд в качестве адвоката по назначению. Но дело в том, что Рочева не получала это уведомление и поручение от палаты. В сентябре и ноябре она находилась сначала в отпуске, а потом в командировке. То есть юрист постфактум узнала, что ее признали нарушителем Кодекса профэтики и лишили статуса. Представитель Рочевой, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, отмечает, что в АП Ненецкого АО в течение нескольких лет складывается «сложная ситуация». С августа по ноябрь 2017 года совет Адвокатской палаты округа фактически перестал действовать, все функции от имени этого коллегиального органа выполняла президент палаты Светлана Полугрудова. Своим единоличным решением она лишила Рочеву статуса, поясняет Ахметгалиев. Его доверитель обжаловала решение АП в судебном порядке. В рамках этого дела суд привлек в качестве третьего лица Федеральную палату адвокатов (ФПА), которая встала на сторону Полугрудовой. По мнению ФПА, Рочеву лишили статуса правомерно, а совет Адвокатской палаты уполномочен действовать в одном лице. Однако в марте этого года Нарьян-Марский городской суд НАО признал лишение юриста адвокатского статуса незаконным. 5 июня апелляция оставила акт первой инстанции без изменений. Таким образом, Рочевой вернули статус.

Она рассказывает, что приложила все силы и подняла палату с нуля: «А в ответ получила такую «благодарность», и именно от тех лиц, у которых сама принимала экзамены на получение адвокатского статуса, добивалась их награждения от ФПА». Она отмечает, что от этой истории пострадала ее деловая репутация. Юрист вспоминает, как сразу же от нее отвернулось все адвокатское руководство даже на федеральном уровне: «Помощь мне предложила только Международная правозащитная группа «Агора» и мои друзья – адвокаты. Им искренняя благодарность».

Рочева добавляет, что прекращение статуса стало неожиданной проблемой для ее доверителей: «Я в основном специализируюсь на уголовном судопроизводстве, и мне пришлось расторгать соглашения». Из-за этого сейчас клиентов у меня нет, говорит она: «Хотя желание обратиться ко мне есть у многих». Юрист отмечает: если бы она избрала для себя адвокатскую деятельность в гражданском судопроизводстве, то потеря статуса не особо повлияла бы на ее финансовое положение: «Я бы продолжала оказывать юрпомощь своим доверителям, перезаключив соглашение на договор возмездного оказания услуг». Поэтому я понимаю тех коллег, которые занимаются только гражданскими делами без адвокатского статуса: «Они имеют больше свободы выбора в работе с клиентом, чем адвокат». Так что в настоящее время из-за вносимых изменений в ФЗ «Об адвокатуре», ужесточения норм КПЭА адвокаты, отстаивая интересы других, фактически не имеют защиты в отношении себя, резюмирует Рочева.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

Закон принят для того, чтобы появилось понимание, кто может сносить самовольную постройку, когда, за чей счет, что делать гражданам, оказавшимся вблизи трубопроводов и т. д., поясняет Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству: «Нужно защитить добросовестных владельцев построек, в том числе от излишнего формализма». Такая работа потребовала внести целый ряд поправок в Гражданский кодекс (основные из них представлены в таблице).

БылоСталоПостройка считается самовольнойЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правилЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правил, установленных на дату создания объектаСнос самовольной постройки: 1) с зарегистрированным правом собственности; 2) которая является жилым домом (многоквартирным, садовым); 3) которая создана до вступления в силу Градостроительного и Земельного кодексовПо решению суда или ОМСУТолько по решению судаАдминистративный снос постройки, которая расположена на частных земляхМожноНельзя, исключение – если сохранение самовольного строения на частной земле создает угрозу жизни и здоровью гражданСнос постройки, права на которую оформлены по «дачной амнистии»МожноМожно, но только с возмещением убытков собственникуМеханизм принудительного изъятия земли у собственника, который не исполнил требование о сносе самовольной постройки в установленный срок.НетЕстьМеханизм приведения самовольной постройки в соответствие установленным требованиямНетЕсть, на это отводится срок от 6 месяцев до 3 лет

По словам Крашенинникова, до настоящего момента отсутствовал комплексный механизм контроля за строительством: требования к нему, способ сноса, гарантии собственникам построек от внесудебного сноса, возмещение убытков, наполнение ЕГРН данными об «особых» зонах, чтобы минимизировать споры о трубах на участках. А перечисленные новеллы позволят сделать механизм признания построек «самовольными» более объективным, усовершенствовать меры противодействия самовольному строительству и установить дополнительную защиту прав граждан и юрлиц на недвижимое имущество, уверен депутат.

Закон № 301924-7 «О внесении изменений в часть I ГК и ст. 22 ФЗ «О введении в действие части I ГК».

Эксперты «Право.ru»: нормы помогут оперативно реагировать на самострои

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и партнеры», говорит, что изменения последних лет в обсуждаемой сфере существенно снизили порог доказывания для признания постройки самовольной: «Было достаточно любого нарушения градостроительного регламента даже не на время создания объекта, а на дату судебного спора». Действующая редакция ст. 222 ГК оставляет широкий простор принятия решений о внесудебном сносе объектов для ОМСУ, отмечает Денис Литвинов, управляющий партнер «Содружества земельных юристов». Кроме того, существует правовая коллизия между возможностью внесудебного сноса жилого дома, попавшего в зону с особыми условиями использования территорий, и конституционным правом граждан на жилище, добавляет эксперт: «То есть, по сути, сейчас возможна ситуация, при которой гражданина можно без судебного разбирательства лишить единственного жилища, если оно попадает в вышеуказанную зону». С учетом этого позитивно, что закон существенно ограничивает случаи внесудебного сноса, замечает юрист.

В ситуации, когда сведения об ограничении использования участка отсутствовали в публичном доступе на момент выделения земли и выдачи разрешения на строительство либо на момент регистрации права на уже возведённый жилой дом, постройка не должна признаваться самовольной, приветствует это нововведение Литвинов: «Обратное существенно ухудшало бы правовую определенность имущественного оборота». Еще одно позитивное нововведение – установление защитного механизма для добросовестных приобретателей объектов, которые впоследствии признаются самовольными постройками, говорит Литвинов. Одним словом, новые нормы позволят более эффективно и оперативно реагировать на наличие «самоволок», которые мешают местным жителям, не сомневается Екатерина Калинина, старший юрист Noerr: «Сам механизм признания права собственности на самовольные постройки становится более прозрачным и понятным для собственников таких объектов». Но с учетом инертности судебной практики достаточны ли такие изменения, покажет только время, резюмирует Некрестьянов.

Однако не все эксперты единодушны в позитивной оценке обсуждаемых изменений. Литвинов считает спорной новеллу, которая предлагает изымать участок у собственника, не выполнившего решения о сносе самовольной постройки. Юрист объясняет, что на практике возможны случаи, когда размер участка существенно превышает площадь, занятую самовольной постройкой. Так что в этом случае было бы правильнее говорить об изъятии части участка, отнеся затраты на кадастровые работы на собственника земли, полагает Литвинов. Интересен и подход законодателя к самовольным постройкам, которые относятся к имуществу религиозного назначения, обращает внимание юрист: «Эти объекты запретят сносить даже в случаях их прямой угрозы жизни и здоровью граждан в связи с нахождением в зонах с особыми условиями использования». Обоснованность такого решения вызывает сомнения как с точки зрения конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, так и с точки зрения безопасности, констатирует Литвинов.

Кроме того, остаётся неразрешенным вопрос – распространяется ли понятие «самовольное строительство» на незавершённые объекты, констатирует Надежда Попова из АБ «Павлова и партнеры». К сожалению, новым законом не урегулировано, в каких случаях возможен только снос, а когда – приведение построек в соответствие установленным требованиям, добавляет Светлана Шлюнько, юрист Dentons. По её мнению, это может привести к злоупотреблениям при принятии соответствующих решений. Но она надеется, что судебная практика выработает подходы к спорному вопросу.

Порядки прошлого века

А вот в 90-е годы добиться легализации самовольных построек получалось достаточно легко, по крайней мере, бизнесменам. О популярной в то время схеме на примере столичного региона рассказывал «Комсомольской правде» глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк: «Город на пять лет выделял предпринимателю землю под установку некапитального нестационарного объекта. Коммерсант ставил павильон, быстренько обкладывал его кирпичом. Все это согласовывал или вообще не согласовывал как какие-то фасадные работы». После этого заказывалось некое экспертное заключение в одном из проектных институтов, в котором писалось, что возведенный объект является капитальным сооружением. Потом коммерсант получал от специалиста Бюро технической инвентаризации дополнительную документацию. Со всеми перечисленными бумагами приходили в регистрационную палату, где ему выдавали свидетельство на право собственности, поясняет Немерюк.

Когда через пять лет город требовал убрать объект, то предприниматель ссылался на полученный документ о праве собственности. Судиться в такой ситуации властям тоже было бесполезно, говорит глава департамента торговли и услуг Москвы: «Свидетельство выдано три года назад, и срок исковой давности истек, поэтому все свободны». При этом суд подтверждал, что «самострой» появился незаконно, но законодательство того времени не позволяло принимать какие-то меры, подчеркивает Немерюк.

Решения от законодателя и правоприменителя

Тем не менее постепенно судебная практика стала решать существовавшие проблемы с незаконно построенной «самоволкой». Самым главным в этой связи стало совместное постановление Пленумов ВАС и ВС № 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». В п. 26 этого документа указано, что «отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку». Вместе с тем в п.5 Обзора практики от 9 декабря 2010 года № 143 ВАС разъяснил: наличие государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска о сносе этого объекта как самовольной постройки.

У Верховного суда последний объемный обзор на обсуждаемую тему вышел весной 2014 года («Судебная практика по делам, связанным с самовольным строительством»). В документе ВС задал вектор рассмотрения подобным спорам. Во-первых, разъяснил, что право собственности на самовольное строение, возведенное гражданином без необходимых разрешений на арендованном им участке, можно признать при определенных условиях. Таковыми являются: предоставление участка в аренду именно для строительства соответствующего объекта недвижимости, отсутствие существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и, если сохранение спорного строения не нарушает прав и законных интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан. Во-вторых, действующим законодательством не предусмотрена возможность признать право собственности на часть объекта самовольной постройки. И, в-третьих, в случае самовольной пристройки дополнительных помещений к первоначальному объекту недвижимости интересы собственника можно защитить, признав право в целом на собственность в реконструированном виде, а не на пристройку к первоначальному объекту. Под такой случай подпадает даже пристроенный балкон, что ВС отдельно подчеркнул в определении № 18-КГ17-198.

Но наиболее существенно правовые «пробелы» 90-х годов решил законодатель. В 2015 году ст. 222 ГК дополнили п. 4, который регламентировал условия и порядок сноса самовольной постройки органом местного самоуправления (ОМСУ). Новелла позволила властям избавляться от самостроев в административном (внесудебном) порядке. Это возможно в случаях, если объект возвели на земле, которую не предоставили в установленном порядке для этих целей. А постройка расположена «в зоне с особыми условиями использования территорий (за исключением зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ) или на участке общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей федерального, регионального или местного значения». Руководство столичного региона тут же воспользовалось нововведением и за два года в пять этапов снесло 385 объектов. Владельцы некоторых из этих помещений пытались обжаловать решение московских властей в судебном порядке, но безрезультатно. Верховный суд признал законным постановление правительства столицы от 8 декабря 2015 года «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы» № 829, на основании которого и демонтировали здания предпринимателей. А Конституционный суд не нашел нарушений в самой норме, которая допускает внесудебный снос самовольных построек местными властями.

pravo.ru

Это интересно:

  • Приказ мз 765 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 7 декабря 2005 г. N 765 "Об организации деятельности врача-терапевта участкового" Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФот 7 декабря 2005 г. N […]
  • Приказы мо рф на 2011 год Приказ Министра обороны РФ от 15 марта 2011 г. N 333 "О порядке санаторно-курортного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министра обороны РФ от 15 марта 2011 г. N 333"О порядке […]
  • Положение о порядке назначения и выплаты пособий семьям с детьми Приложение 1. Положение о порядке назначения и выплаты ежемесячного пособия на ребенка Приложение 1к постановлению Правительства Москвыот 28 декабря 2004 г. N 911-ПП Положениео порядке назначения и выплаты ежемесячного пособия на […]
  • Закон о транспортном налоге московская область 2018 Транспортный налог Справка ТРАНСПОРТНЫЙ [2018]: Закон Московской области от 16.11.2002 N 129/2002-ОЗ "О транспортном налоге в Московской области" Учёт и исчисление Транспортный: Закон Московской области от 16.11.2002 N 129/2002-ОЗ […]
  • Образец письма возврата обеспечения контракта Юридический портал Советы профессионалов Заявление на возврат суммы обеспечение контракта Возврат суммы обеспечения Контракта 17.8. Расторжение Договора влечет за собой прекращение обязательств Сторон по нему, но не освобождает от […]
  • Приказом минфина рф 26н Приказом минфина рф 26н Зарегистрировано в Минюсте РФ 28 апреля 2001 г. N 2689 МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 30.03.01 N 26н ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ "УЧЕТ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ" ПБУ 6/01 (в […]