Фз об осаго комментарий

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Закон об ОСАГО № 40-ФЗ

Закон об ОСАГО в редакции 2018 года

1 июля 2003 г. вступил в силу Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (закон об ОСАГО).

Текст закона впервые был опубликован в «Собрании законодательства РФ», 06.05.2002, N 18, ст. 1720, «Российской газете», N 80, 07.05.2002.

Из преамбулы закона об ОСАГО следует, что основной целью принятия закона являлась защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу.

В 2005 году ряд положений закона № 40-ФЗ стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который не нашел оснований для вывода о противоречии их Конституции РФ. Постановлением КС РФ от 31.05.2005 N 6-П положения абзацев третьего и четвертого статьи 3, пунктов 1 и 2 статьи 4 и пункта 3 статьи 32 Федерального закона «Об ОСАГО», закрепляющие обязанность страхования владельцами транспортных средств риска своей гражданской ответственности и недопустимость использования на территории РФ транспортных средств, владельцы которых не исполнили эту обязанность, признаны не противоречащими Конституции РФ.

Правила страхования

Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утверждены положением Банка России от 19 сентября 2014 года N 431-П «О правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

Разъяснения Верховного Суда РФ

Некоторые разъяснения о применении положений закона об ОСАГО содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств; утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г.

Ниже приведен текст документа:

Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в последней редакции с изменениями и дополнениями (внесенными Федеральным законом от 29.12.2017 N 448-ФЗ), вступающими в силу с 01.06.2018 года (ред. 40).

К ряду статей закона об ОСАГО имеются комментарии в виде извлечений из указанного постановления Пленума ВС РФ, а также ссылки на статьи и комментарии, ранее размещенные на данном сайте.

25 апреля 2002 года

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

Принят
Государственной Думой
3 апреля 2002 года

Одобрен
Советом Федерации
10 апреля 2002 года

В целях защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами, настоящим Федеральным законом определяются правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее — обязательное страхование), а также осуществляемого на территории Российской Федерации страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в рамках международных систем страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, участником которых является профессиональное объединение страховщиков, действующее в соответствии с настоящим Федеральным законом (далее — международные системы страхования).

Глава I. Общие положения

Глава II. Условия и порядок осуществления обязательного страхования

Глава III. Компенсационные выплаты

Глава IV. Страховщики

Глава V. Профессиональное объединение страховщиков

Глава VI. Заключительные положения

Президент
Российской Федерации
В.ПУТИН

Москва, Кремль
25 апреля 2002 года
N 40-ФЗ

logos-pravo.ru

Статья 7. Страховая сумма

Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

а) в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, 500 тысяч рублей;

б) в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей;

в) утратил силу с 1 октября 2014 года. — Федеральный закон от 21.07.2014 N 223-ФЗ.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 7 Закона об ОСАГО

1. Страховая сумма представляет собой денежную сумму, определяемую в договоре ОСАГО при его заключении или устанавливаемую федеральным законом, исходя из которой определяются размер страховой премии (страховых взносов) и размер страховой выплаты при наступлении страхового случая (см. ст. 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Применительно к обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств страховая сумма определяется комментируемым Законом и не может быть изменена страховщиком в одностороннем порядке либо на основании соглашения сторон.

Комментируемая статья устанавливает предельные, а не фиксированные суммы страховых выплат, назначаемых при наступлении страховых случаев в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств — размер страховой выплаты в каждом конкретном случае определяется исходя из размера причиненного ущерба (вреда) (о порядке определения размера страховой выплаты см. ст. 12 комментируемого Закона и комментарий к ней). Следует обращать внимание на то, что в настоящее время размер страховой выплаты не зависит от количества потерпевших, обратившихся к страховщику по поводу одного и того же страхового случая. Страховые суммы по всем категориям страховых рисков определяются в расчете на одного потерпевшего.

Размер страховой суммы в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, с 1 сентября 2014 г. увеличен до четырехсот тысяч рублей в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, и будет увеличен до пятисот тысяч рублей с 1 апреля 2015 г. Причинение вреда нескольким благам в результате одного и того же страхового случая не влечет за собой объединение имущественных претензий потерпевших в одну категорию. В каждом случае размер страховой выплаты определяется по каждому виду страхового риска отдельно, при этом подп. «б» комментируемой статьи применяется в отношении всех случаев причинения вреда имуществу (т.е. не только в отношении транспортных средств).

Пример: Ш. обратилась в суд с иском к Б. и ЗАО «САО Г» о возмещении вреда, причиненного здоровью, взыскании суммы материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в результате ДТП, произошедшего по вине водителя Б., застраховавшего гражданскую ответственность в ЗАО «САО Г», ей были причинены телесные повреждения и нанесен материальный ущерб. Решением суда первой инстанции постановлено взыскать с ЗАО «САО Г» в пользу Ш. сумму утраченного заработка, расходы на приобретение медицинских средств; с Б. — стоимость поврежденных при ДТП пальто и телефона, денежную компенсацию морального вреда.

В апелляционной жалобе Б. просил отметить принятое решение в части, его касающейся, полагая, что соответствующая сумма также должна быть взыскана с ЗАО «САО Г». Удовлетворяя апелляционную жалобу, суд исходил из того, что имущественные претензии потерпевших в системе ОСАГО удовлетворяются в пределах страховой суммы, предусмотренной подп. «б» ст. 7 комментируемого Закона, а претензии, обусловленные причинением вреда жизни и здоровью, — подп. «а» той же статьи. Лимит ответственности страховщика в данном случае не превышен, следовательно, возмещение вреда, причиненного имуществу Ш., должно осуществляться в рамках страховой выплаты (см. подробнее Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 18 июня 2013 г. N 33-8214/2013).

2. Правовое значение установления страховой суммы может быть сведено к следующему:

1) во-первых, выплата страхового возмещения в пределах страховой суммы прекращает обязательство страховщика даже в том случае, если вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потерпевшего в результате ДТП, возмещен не в полном объеме. В оставшейся части потерпевший наделен правом требования непосредственно к страхователю (застрахованному лицу), по вине которого причинен такой вред. Этот вывод следует также из ст. 1072 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Пример: Ш. обратился в суд с иском к ОАО «Ж» о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП. В обоснование заявленных требований указал, что страховая организация произвела в его пользу выплату, размер которой не соответствует стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, определенной по результатам независимой экспертизы. Истец полагал, что его право на полное возмещение убытков, предусмотренное ст. ст. 15, 1064 ГК РФ, нарушено страховщиком. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал на то, что на дату обращения истца с заявлением о выплате страхового возмещения ОАО «Ж» произвело соответствующую выплату в пределах лимита своей ответственности. Таким образом, обязательства страховой организации прекратились надлежащим исполнением согласно п. 1 ст. 408 ГК РФ (см. подробнее Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 12 ноября 2014 г. по делу N 33-7171/2014);

2) во-вторых, исходя из страховой суммы по соответствующему виду страхового риска определяется неустойка, взыскиваемая со страховщика, нарушившего срок осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре, в порядке, установленном п. 21 ст. 12 комментируемого Закона. Размер страховой выплаты, начисленной потерпевшему, при этом правового значения не имеет. Общий размер штрафных санкций не может превышать страховую сумму по соответствующему виду страхового риска.

Пример: Г. обратился в суд с иском к ООО «РГС» о взыскании неустойки (пени) за просрочку страховой выплаты. В обоснование иска указывал, что ответчик не признал произошедшее с ним ДТП страховым случаем. Впоследствии судебным решением с ООО «РГС» была взыскана сумма страхового возмещения, однако, поскольку соответствующая сумма не была перечислена Г. в двадцатидневный срок, у истца возникли основания для взыскания неустойки. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции полагал, что неустойка может быть взыскана со страховщика только в случае несвоевременного рассмотрения заявления о страховой выплате. Кроме того, при определении ее размера следует учитывать взыскиваемую в пользу потерпевшего страховую выплату, а не страховую сумму в целом.

Отменяя принятое решение, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала на то, что в силу ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом. В страховых правоотношениях надлежащим исполнением обязательства является не только рассмотрение в срок заявления о страховой выплате, но и выплата страхового возмещения при наличии страхового случая. В данном случае обязательства страховщика надлежащим образом не исполнены, что является основанием для взыскания неустойки (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Размер такой неустойки не является завышенным, поскольку определен законом (см. подробнее Определение Верховного Суда РФ от 17 июня 2014 г. N 20-КГ14-7).

www.zakonrf.info

«Комментарий судебной практики к Федеральному закону «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (постатейный) (Абрамов В.Ю., Фогельсон Ю.Б.) («Волтерс Клувер», 2006)

КОММЕНТАРИЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ
«ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ»
В.Ю. АБРАМОВ, Ю.Б. ФОГЕЛЬСОН
Сведения об авторах:
Абрамов Виктор Юрьевич — кандидат юридических наук, руководитель юридического управления ОАО «САК «Энергогарант». Автор четырех книг и более 100 научных публикаций;
Фогельсон Юрий Борисович — кандидат технических наук, адвокат адвокатского бюро «Юнусов и партнеры». Автор пяти книг и более 100 научных публикаций.
Предисловие
Настоящая книга будет полезна всем, у кого имеется транспортное средство.
Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) относится к ряду наиболее важных и социально значимых законов для граждан РФ.
Об его актуальности свидетельствуют неутихающие споры и дискуссии, которые возникают по вопросам размера страховых тарифов, условий и порядка страховых выплат, процедуры осуществления компенсационных выплат, ограничений действия страхового полиса, платежеспособности некоторых страховых компаний, работающих в сфере обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и т.д. Но самыми актуальными вопросами, которые возникают в процессе реализации Закона об ОСАГО, пожалуй, являются вопросы, на которые сложно найти ответ в самом Законе. На них не могут однозначно ответить страховые организации, эксперты, работающие в области ОСАГО, и, к сожалению, не могут однозначно ответить и судебные инстанции, рассматривающие различные предметы исковых требований, связанные с исполнением Закона об ОСАГО.
С момента принятия и вступления Закона об ОСАГО в действие прошло почти три года — срок немалый и в то же время недостаточный. Недостаточный, чтобы подводить какие-либо итоги. Но можно сказать, что за это время в обществе уже сложились определенные правоотношения, связанные со страхованием гражданской ответственности при использовании транспортных средств. Тем не менее следует заметить, что и страхователи (граждане и юридические лица), и страховые компании в процессе реализации Закона об ОСАГО сталкиваются с массой правовых проблем.
Порой дела доходят до судебных разбирательств, жалоб со стороны страхователей или потерпевших в Российский союз автостраховщиков, Федеральную службу страхового надзора РФ, Федеральную антимонопольную службу РФ и т.п. Депутатский корпус также не остается в стороне, периодически внося определенные коррективы в Закон об ОСАГО либо обсуждая очередной проект по его изменению.
Следует также отметить, что Закон об ОСАГО был подвергнут своего рода правовой экспертизе высшим судебным органом государства — Конституционным Судом РФ, выводы которого с комментариями авторов приведены в настоящем издании.
Тем не менее и сейчас множество из перечисленных выше вопросов остается без ответа, равно как не прекращаются и многочисленные судебные споры между страхователями и страховщиками по вопросам применения некоторых положений Закона об ОСАГО.
Причиной всего этого, по мнению авторов, является слабая юридическая проработанность Закона, который допускает двоякое толкование некоторых принципиальных его положений. Кроме того, прослеживается внутреннее противоречие между отдельными нормами закона, не говоря уже о противоречиях между Правилами ОСАГО и Законом об ОСАГО. В частности, речь идет о различии понятий страхового случая, объекта страхования и т.д.
До сих пор нет определенности в вопросе о распространении действия полиса ОСАГО на лиц, использующих транспортное средство на законном основании, но не вписанных в полис ОСАГО. Неопределенным также остается вопрос, касающийся внутренней территории организации, на которую не распространяется страховое покрытие. Эти и многие другие слабости закона вызывают множество судебных разбирательств, потому что именно суды должны вносить ясность в правоприменительную практику Закона об ОСАГО. Тем более что судебное толкование является официальным толкованием, в отличие от мнений и взглядов специалистов в рассматриваемой области, которые зачастую также противоречат друг другу.
Это обстоятельство побудило авторов проанализировать сформировавшуюся судебную практику по спорам, возникающим в процессе реализации Закона об ОСАГО, с учетом личной судебной практики, систематизировать ее в соответствии с нормами закона и выстроить определенную концепцию реализации некоторых положений Закона об ОСАГО, основанную на судебных выводах.
Анализируя судебную практику, авторы сталкивались с различием взглядов и выводов судебных инстанций, причем по одним и тем же предметам споров. В этих случаях авторы придерживались той позиции, которая, по их мнению, в большей степени соответствует букве Закона.
По некоторым сложным вопросам авторы учитывали также мнения, суждения и комментарии своих коллег, в частности Сергея Васильевича Дедикова , который занимает наиболее последовательную позицию по самым значимым положениям Закона об ОСАГО, касающимся обеспечения гарантий возмещения вреда потерпевшим.
———————————
См., например: Дедиков С.В. Обязательное страхование автогражданской ответственности: Вопросы и ответы. Вып. 1. М.: Волтерс Клувер, 2004.
Приведенная в книге судебная практика взята из информационно-правовой системы «
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ
(в ред. Федеральных законов от 23.06.2003 N 77-ФЗ,
от 29.12.2004 N 199-ФЗ, от 21.07.2005 N 103-ФЗ,
с изм., внесенными Федеральным законом от 24.12.2002
N 176-ФЗ, Постановлением Конституционного Суда РФ
от 31.05.2005 N 6-П)
Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 1. Основные понятия
Комментарий к статье 1
Судебная практика.
Суд признал правильным взыскание страховой компанией убытков в порядке суброгации с титульного владельца автомобиля, владевшего им на момент ДТП на правах аренды (Постановление ФАС ЗСО от 1 июня 2000 г. по делу N Ф04/1423-266/А03-2000).
Комментарий
В этом деле судами рассмотрен вопрос о субъекте ответственности за причинение вреда в результате эксплуатации транспортного средства — законном владельце этого транспортного средства. Прежде всего следует обратить внимание на понятие «титульный владелец», которое используется судом. Законное владение может быть титульным (основанном на каком-либо юридически значимом документе) и нетитульным. Например, титульное владение может быть основано на договоре или на доверенности. Законное нетитульное владение возникает, например, тогда, когда собственник автомашины добровольно и сознательно передает управление ею другому лицу, никак не оформляя эту передачу.
По общему правилу, установленному в п. 1 ст. 1079 ГК РФ, ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в данном случае автомашиной, несет титульный владелец. Доктрина и судебная практика недвусмысленно это признают . В данном деле еще раз подчеркнута эта правовая позиция.
———————————

См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2000. Т. 2 (полутом 2). С. 418.
См. также: Постановление Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994 г. (п. 19) // БВС РФ. 1994. N 7; Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 6 июля 2001 г. // БВС РФ. 2002. N 2.
Тем не менее не любой титул владения транспортным средством позволяет считать обладателя этого титула владельцем в смысле абз. 4 ст. 1 Закона об ОСАГО. Это отчетливо видно из комментируемого судебного акта. Автомашина была сдана собственником в аренду, и тем самым арендатор стал титульным владельцем этой автомашины — его владение было основано на договоре аренды транспортного средства без экипажа. Арендатор нанял для управления этой автомашиной водителя, заключив с ним договор возмездного оказания услуг. Таким образом, у водителя также имелся юридический титул на владение этой автомашиной.
Однако абз. 4 п. 1 комментируемой статьи исключает из числа владельцев лиц, управляющих транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора. Суд первой инстанции квалифицировал договор возмездного оказания услуг, заключенный с водителем, по п. 1 ст. 1068 ГК РФ, в силу которой заказчик такой возмездной услуги квалифицируется как работодатель, а исполнитель — как работник и риск ответственности за причинение вреда остается на заказчике услуги (работодателе) и на исполнителя (работника) не переходит. Это решение суда следовало поддержать.
Суд апелляционной инстанции, напротив, квалифицировал договор возмездного оказания услуг с водителем как договор, переносящий на исполнителя риск ответственности за причинение вреда и, соответственно, создающий титульного владельца в смысле комментируемой статьи. Суд же кассационной инстанции правомерно отменил это решение и поддержал в данном вопросе суд первой инстанции, указав, что титульным владельцем автомашины в момент ДТП являлся арендатор, несмотря на то что фактически машиной управлял нанятый им водитель.
Статья 1068 ГК РФ дает нам, таким образом, пример юридического титула на владение автомашиной, который тем не менее не переносит на своего носителя риск ответственности за причинение вреда и не создает титульного владельца транспортного средства в том смысле, который придает этому термину комментируемая статья.
Независимо от степени вины и противоправности действий владельцы транспортных средств — источников повышенной опасности — несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам (Постановление ПВС РФ от 1 ноября 2000 г. N 148пв-2000пр).
Комментарий
Дело интересно тем, что в нем очень наглядно продемонстрирован подход судов к основаниям возникновения ответственности за причинение вреда при эксплуатации транспортного средства. А это, в свою очередь, позволяет судить о подходе к конструкции страхового случая по договору ОСАГО.
Очень кратко этот подход можно сформулировать так: сел за руль, причинил вред — плати. Рассмотрим это подробно.
Прежде всего, по общим правилам деликтной ответственности (ст. 1064 ГК РФ), она наступает для причинителя вреда при наличии следующих четырех обстоятельств:
— неправомерное поведение причинителя;
— факт причинения вреда;
— причинная связь между неправомерным поведением и вредом;
— вина причинителя вреда.
Однако ст. 1064 ГК РФ допускает, чтобы в определенных законом случаях ответственность наступала как без вины, так и в случае правомерного поведения причинителя вреда.
Общепризнанно, что п. 1 ст. 1079 ГК РФ устанавливает безвинную ответственность. Комментируемое дело показывает, что высшая судебная инстанция толкует п. 1 ст. 1079 ГК РФ не только как норму, вводящую безвинную ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности, но и как норму, устанавливающую ответственность за правомерные действия. Действительно, владелец «ВАЗ-2108» не совершил ничего противоправного. Он лишь правомерно эксплуатировал свою автомашину. Его ответственность тем не менее наступила за причинение вреда в результате совершенно правомерного поведения. Понятен поэтому вывод суда об отсутствии непреодолимой силы, воздействовавшей на водителя «ВАЗ-2108». Ничто не препятствовало ему не выводить свою машину из гаража. Никакая сила не вынуждала его садиться за руль и включаться в дорожное движение.
Итак, норму п. 1 ст. 1079 ГК РФ следует рассматривать как вводящую безвинную ответственность за правомерные действия. Соответственно, на первый взгляд страховой случай по договору ОСАГО (наступление ответственности) совпадает с причинением вреда в результате эксплуатации транспортного средства, как и записано в п. 7 Правил ОСАГО. Однако в действительности эта формулировка Правил ОСАГО не соответствует понятию «страховой случай», приведенному в комментируемой статье. Безвинная ответственность за правомерные действия наступает по ст. 1079 ГК РФ только по отношению к третьим лицам, т.е. к лицам, не являющимся владельцами столкнувшихся транспортных средств. Ответственность одного владельца столкнувшихся автомашин перед другим владельцем наступает на общих основаниях (абз. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ), т.е. при неправомерных действиях и наличии вины.
В комментируемом деле представляет интерес также правовая позиция суда в отношении владельца «КамАЗа». Суд указывает, что он не совершал правонарушений. С этим, однако, нельзя согласиться. Водитель «КамАЗа» вполне сознательно, умышленно выехал на встречную полосу с нарушением п. 11 Правил дорожного движения, и тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное п. 3 ст. 12.15 КоАП РФ. Однако сделал он это в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК РФ). Соответственно, суд должен был именно так квалифицировать действия водителя «КамАЗа» и поступить в соответствии со ст. 1067 ГК РФ, т.е. рассмотреть возможность возложения обязанности возместить вред на пешехода, что в данном случае было бы более чем справедливо и совершенно законно.
Однако использованное судом толкование п. 1 ст. 1079 ГК РФ привело бы в этом случае к тому, что вред подлежал бы возмещению не только пешеходом, чьи действия вызвали аварийную ситуацию, но и владельцем «ВАЗ-2108», который ни в чем не виноват. Владелец же «КамАЗа», водитель которого нарушил Правила дорожного движения, был бы освобожден от ответственности. Ввиду явной несправедливости такого решения суд и квалифицировал поведение водителя «КамАЗа» как правомерное, хотя такая квалификация неверна. Применение рассматриваемого толкования п. 1 ст. 1079 ГК РФ не выглядит вследствие этого таким одиозным.
Эти рассуждения показывают, что толкование п. 1 ст. 1079 ГК РФ как нормы, возлагающей ответственность за правомерные действия, как минимум небесспорно.
В своем Постановлении ПВС РФ ссылается на п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» . Не менее важно обратить внимание на п. 18 этого Постановления: «Ответственность за вред по правилам ст. 454 ГК РСФСР наступает только в том случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности (например, при движении автомобиля, работе механизма, самопроизвольном проявлении вредоносных свойств материалов, веществ и т.п.)».
———————————
БВС РФ. 1994. N 7.
Этот судебный акт принят еще до введения в действие части второй ГК РФ, и поэтому речь в нем идет не о ст. 1079 ГК РФ, а о ст. 454 ГК РСФСР, которая по своему содержанию практически совпадала со ст. 1079 ГК РФ. Однако это Постановление более чем десятилетней давности не устарело. Приведенные в нем толкования используются судами до сих

www.lawmix.ru

Статья 6. Объект обязательного страхования и страховой риск

1. Объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации.

2. К страховому риску по обязательному страхованию относится наступление гражданской ответственности по обязательствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, за исключением случаев возникновения ответственности вследствие:

а) причинения вреда при использовании иного транспортного средства, чем то, которое указано в договоре обязательного страхования;

б) причинения морального вреда или возникновения обязанности по возмещению упущенной выгоды;

в) причинения вреда при использовании транспортных средств в ходе соревнований, испытаний или учебной езды в специально отведенных для этого местах;

г) загрязнения окружающей среды;

д) причинения вреда воздействием перевозимого груза, если риск такой ответственности подлежит обязательному страхованию в соответствии с законом о соответствующем виде обязательного страхования;

е) причинения вреда жизни или здоровью работников при исполнении ими трудовых обязанностей, если этот вред подлежит возмещению в соответствии с законом о соответствующем виде обязательного страхования или обязательного социального страхования;

ж) обязанности по возмещению работодателю убытков, вызванных причинением вреда работнику;

з) причинения водителем вреда управляемому им транспортному средству и прицепу к нему, перевозимому ими грузу, установленному на них оборудованию и иному имуществу;

и) причинения вреда при погрузке груза на транспортное средство или его разгрузке;

к) повреждения или уничтожения антикварных и других уникальных предметов, зданий и сооружений, имеющих историко-культурное значение, изделий из драгоценных металлов и драгоценных и полудрагоценных камней, наличных денег, ценных бумаг, предметов религиозного характера, а также произведений науки, литературы и искусства, других объектов интеллектуальной собственности;

л) утратил силу с 1 сентября 2014 года. — Федеральный закон от 21.07.2014 N 223-ФЗ;

м) причинения вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров при их перевозке, если этот вред подлежит возмещению в соответствии с законодательством Российской Федерации об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров.

При наступлении гражданской ответственности владельцев транспортных средств в указанных в настоящем пункте случаях причиненный вред подлежит возмещению ими в соответствии с законодательством Российской Федерации.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 6 Закона об ОСАГО

1. Законодатель признал объектом обязательного страхования по договору ОСАГО имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации.

При этом возникает вопрос о том, чьи имущественные интересы защищает комментируемый Закон. На первый взгляд, речь идет исключительно об интересах владельца транспортного средства, однако формулировка данной нормы позволяет в этом усомниться, поскольку речь в ней идет об интересах, связанных с риском его гражданской ответственности. В таком контексте речь скорее идет о наличии неких гарантий того, что в случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего при использовании транспортного средства он получит компенсацию понесенных материальных потерь. Из этого, очевидно, исходит и Конституционный Суд РФ, который, как уже отмечалось ранее (см. комментарий к ст. 4), связывает установление обязательности страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств с конституционно закрепленным требованием особой защиты таких значимых для всего общества неотчуждаемых благ, как жизнь и здоровье человека, охрана его имущества (ст. ст. 2, 20, 41 и 45 Конституции РФ).

Соответственно, объектом страхования в рассматриваемом случае выступает имущественный интерес:

1) страхователя, который связан с возможностью возникновения непредвиденных финансовых обязательств, вытекающих из факта причинения вреда при эксплуатации транспортного средства;

2) потерпевшего — физического лица, где следует различать:

а) имущественный интерес, связанный с владением, пользованием и распоряжением принадлежащим ему имуществом, которое может подвергнуться риску уничтожения или частичного повреждения;

б) имущественный интерес, связанный с возможностью утраты или сокращения доходов, что, в свою очередь, обусловлено сохранением источника получения дохода, а также общей и специальной трудоспособности;

в) имущественный интерес, связанный с риском возникновения непредвиденных расходов на восстановление здоровья (включая лечение, дополнительное питание, уход и т.п.) либо погребение;

3) потерпевшего — юридического лица, где можно выделить:

а) имущественный интерес, связанный с владением, пользованием и распоряжением принадлежащим ему имуществом, которое может подвергнуться риску уничтожения или частичного повреждения;

б) имущественный интерес, связанный с возможностью ухудшения результатов финансово-хозяйственной деятельности вследствие несения дополнительных расходов.

В рассматриваемой системе отношений может возникнуть определенная коллизия. С одной стороны, наличие имущественного интереса необходимо для заключения договора, объектом которого он выступает. С другой, — страховщику в силу обязательности заключения договора ОСАГО для всех владельцев транспортных средств не требуется доказательства наличия у страхователя интереса в осуществлении такого страхования. Более того, заключение подобного договора некоторыми автовладельцами воспринимается как угроза их имущественным интересам. Что же касается третьих лиц, в интересах которых во многом и заключается договор, то они на момент его совершения не персонифицированы и не конкретизированы, если не считать установления предельного размера возмещения, который весьма условно связан с реальным размером фактически причиняемого вреда.

Не могут признаваться объектом страхования противоправные интересы, сущность которых гражданским законодательством не раскрывается. Однако их следует отличать от рисков, на которые не распространяется страховое покрытие.

2. Законодатель устанавливает исчерпывающий перечень случаев, исключающих наступление гражданской ответственности по рассматриваемым обязательствам. Подобные исключения обусловлены различными обстоятельствами:

а) использованием иного транспортного средства, чем то, которое указано в договоре ОСАГО, что не может служить основанием для возникновения у ответчика обязательств по договору обязательного страхования гражданской ответственности или бесспорно подтверждать их наличие;

б) характером причиненного вреда. Так, обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств не обеспечивает возмещение морального вреда или упущенной выгоды, учитывая, что само принятие закона было направлено на создание минимальных гарантий защиты имущественных интересов потерпевших (подп. «б» п. 2 комментируемой статьи). Причинение морального вреда вообще не может выступать в качестве объекта страхования ввиду неимущественного характера такого вреда. Это не мешает реализовывать указанные требования в общегражданском порядке. В отношении упущенной выгоды может возникнуть вопрос о правовой природе:

— утраченного дохода физического лица, который иногда ассоциируется с упущенной выгодой, что вряд ли оправданно, поскольку по аналогии с утраченным заработком он в силу специфики конструкции нормы, закрепленной п. 1 ст. 1085 ГК РФ, определяется как доход, который потерпевший мог или определенно мог иметь, и в этом смысле рассматривается в качестве неблагоприятных имущественных последствий, наступивших для потерпевшего вследствие ДТП;

— утраты товарной стоимости транспортного средства, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие ДТП и последующего ремонта (см. решение Верховного Суда РФ от 24 июля 2007 г. N ГКПИ07-658). Таким образом, утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего. Отсутствие в законодательстве специальных норм, регулирующих вопросы, связанные с утратой товарной стоимости и определением ее величины, не может служить основанием к отказу в возмещении в рамках договора ОСАГО причиненного в результате уменьшения стоимости автомобиля реального ущерба, размер которого может быть определен специалистами в области автотехнической экспертизы.

Не рассматривается в качестве объекта страхования риск загрязнения окружающей среды (подп. «г»), поскольку в подобных случаях невозможно установить субъекта, чей имущественный интерес был этим затронут;

в) условиями и характером использования транспортных средств. Так, обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств не распространяется на случаи причинения вреда при использовании транспортных средств в ходе соревнований, испытаний или учебной езды в специально отведенных для этого местах (подп. «в»). Подобный подход законодателя вполне оправдан, поскольку в подобных условиях эксплуатации транспортных средств существуют повышенные риски причинения вреда охраняемым законом интересам, на которые сознательно идут владельцы транспортных средств. В таких условиях неправомерным было бы как распределение повышенных рисков между всеми участниками системы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств при стандартных размерах страховых премий, так и возложение на страховщиков обязанности принимать на себя такие риски за сравнительно небольшое вознаграждение;

г) наличием иных механизмов возмещения вреда, в том числе отнесением тех или иных рисков к объектам страхования, регламентируемым иными законами об обязательном страховании, а именно:

— причинение вреда жизни или здоровью работников при исполнении ими трудовых обязанностей, если этот вред подлежит возмещению в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». В соответствующих случаях суд должен установить, действительно ли в момент ДТП истец находился при исполнении своих трудовых обязанностей; каким образом был зафиксирован и расследован работодателем истца несчастный случай, произошедший с его работником; какие выплаты и в каком размере были получены истцом за счет работодателя либо Фонда социального страхования, а если не были получены, то по каким причинам (см. Бюллетень судебной практики Московского областного суда за второй квартал 2011 г., утв. президиумом Мособлсуда 24 октября 2011 г.);

— причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров при их перевозке, если этот вред подлежит возмещению в соответствии с Федеральным законом от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном».

В подобных случаях законодатель исходит из отсутствия необходимости дополнительной страховой защиты потерпевших. При этом об универсальности подхода говорить не приходится, учитывая, что факт страхования военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и т.п. не влияет на реализацию обязательств по ОСАГО.

Упоминаемая законодателем обязанность по возмещению работодателем убытков, вызванных причинением вреда работнику (подп. «ж»), реализуется по нормам ТК РФ (ст. ст. 234 — 236);

д) причинением вреда вследствие воздействия перевозимого груза, если риск такой ответственности подлежит обязательному страхованию в соответствии с законом о соответствующем виде обязательного страхования. В настоящее время суды исходят из того, что гражданское законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда в результате воздействия перевозимого груза, отсутствует. Соответственно, в случаях причинения вреда имуществу в результате ДТП воздействием груза, находящимся на транспортном средстве при его эксплуатации, связанной с дорожным движением, возмещение такого вреда должно осуществляться по нормам законодательства об ОСАГО (см. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 5 мая 2009 г. по делу N А11-11975/2008-К1-3/271/40);

е) особенностями поврежденных объектов. Учитывая, что ОСАГО связано с риском возникновения ответственности перед третьими лицами, не признается страховым случаем причинение водителем вреда управляемому им транспортному средству и прицепу к нему, перевозимому ими грузу, установленному на них оборудованию и иному имуществу. Подобные риски могут быть охвачены только добровольным страхованием имущества (в отношении транспортных средств — КАСКО).

В соответствии с подп. «к» п. 2 комментируемой статьи не подлежит возмещению стоимость поврежденных или уничтоженных антикварных и других уникальных предметов, зданий и сооружений, имеющих историко-культурное значение, изделий из драгоценных металлов и драгоценных и полудрагоценных камней, наличных денег, ценных бумаг, предметов религиозного характера, а также произведений науки, литературы и искусства, других объектов интеллектуальной собственности. Считается, что поводом для этого служит высокая стоимость большинства из указанных объектов, нивелирующая сам механизм страховой защиты по данному Закону. В отношении ценных бумаг необходимости страховой защиты фактически не возникает ввиду возможности восстановления прав на них в установленном законом порядке. Ограничения в отношении предметов религиозного характера, а также результатов интеллектуальной деятельности, видимо, объясняются сложностью оценки имущественных потерь;

ж) невозможностью расценивать причинение вреда как следствие ДТП. На этом основании не признается страховым случаем причинение вреда при погрузке груза на транспортное средство или его разгрузке, поскольку данные операции не связаны с включением транспортного средства в процесс дорожного движения.

Определяя исключения из наступления гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации, законодатель обращает внимание на то, что в подобных случаях причиненный вред подлежит возмещению в соответствии с законодательством Российской Федерации, то есть в соответствии со ст. 1079 ГК РФ.

www.zakonrf.info

Это интересно:

  • О ежемесячном пособии на ребенка в рб С 1 февраля 2018 года увеличиваются размеры государственных пособий семьям, воспитывающим детей С 1 февраля 2018 г. увеличиваются размеры государственных пособий семьям, воспитывающим детей. Так, в связи с увеличением […]
  • Реквизиты налогов в 2014 году Реквизиты для уплаты НДС в платежке в 2016-2017 годах: как заполнять? Отправить на почту Реквизиты НДС в 2016–2017 годах в платежном поручении указываются согласно правилам, содержащимся в приказе Минфина России от 12.11.2013 № 107н […]
  • Правило остановки перед переездом Глава 16. Железнодорожные переезды Одновременно водитель должен при имеющейся возможности послать двух человек вдоль железнодорожных путей в обе стороны от переезда на 1 километр (если одного, то в сторону худшей видимости […]
  • Ростовская областная коллегия адвокатов в 2 Ростовская Областная Коллегия Адвокатов № 2 информация актуальна на 10.08.2018 на карточке организациис учетом всех используемыхисточников данных."> разделы Анкета Ликвидация Реквизиты Учредители Арбитраж Связи […]
  • Федеральный закон 247-фз от 19072011 Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и […]
  • Федерального закона об органах федеральной службы безопасности в российской федерации Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ"О федеральной службе безопасности" С изменениями и дополнениями от: 30 […]