История, мифы и боги древних славян

Устройство мира у славян

Древние славяне прошли тот же пусть в общении с природой, что и другие племена и народы. Они поклонялись стихиям, верили в родство людей с различными животными, приносили жертвы божествам, населяющим всё вокруг. Каждое славянское племя молилось своим богам. У славян так и не сложился единый для всех племен пантеон. Это происходило из-за большой территории расселения и отсутствия единого государства. Поэтому славянские боги не связаны родственными отношениями.

Однако устройство мира по представлениям древних славян мы знаем достаточно хорошо. Мир был устроен трехчастно (как и во многих других культурах). В Среднем мире жили люди и все, что их окружает, это земля. В недрах земли, в нижнем мире, горит неугасимый огонь (пекло). Небеса (Верхний мир) простираются над землёй несколькими сводами. На каждом ярусе небес пребывают разные светила и воплощения стихий.

Причем Верхний мир был как бы двойным: это и верхнее небо с запасами воды, и одновременно воздушное со светилами.

Землю окружает Мировой океан, посреди которого покоится «пуп земли» — священный камень. Он лежит у корней священного Мирового древа — дуба на острове Буян, и это центр мироздания. Мировое дерево древние славяне считали своеобразной осью, скрепляющей мир. В ветвях его живут Солнце, Месяц и звёзды, у корней — Змей. Мировым древом может быть береза, явор, дуб, сосна, рябина, яблоня.

Священное дерево — это не просто уменьшенная копия мироздания, но и его стрежень, опора, без которого мир рухнет. В одной из старых рукописей есть диалог:

«Вопрос: Скажи мне, что держит землю?

Ответ: Вода высока.

— Да что держит землю?

— Четыре золотых кита.

— Да что держит золотых китов?

— Да что держит тот огонь?

— Дуб железный, еже есть первопосажден от всегоже, корение на силе божьей стоит».

Славянский аналог «рая», остров блаженных назывался Ирий или Вырий. Он лежал на юге, где зимуют птицы и живёт Весна. Там же жили прародители всех птиц и зверей. Когда охотник убивал птицу или зверя, его душа отправлялась на Ирий и рассказывала «старшему», как с ним поступили. Именно поэтому нельзя было мучать зверя или птицу и следовало поблагодарить его за то, что он позволил взять свое мясо и шкуру. Иначе «старшие» не дадут ему родиться снова, и люди останутся без пропитания.

Для древних славян особенно важными и священными были две стороны света — восток и юг. Север ассоциировался с холодами, ночным мраком, резким ветром. Он в народных преданиях представляется жилищем злых духов.

По мифологии славян на востоке находилась обитель богов, священная страна, а на северо-западе, за морем — край зимы и смерти. За рекой, очерчивающей границу мира людей (в давние времена у предков славян такими реками считались Дон и Дунай), лежит иной мир, прародина людей и обитель душ умерших предков. Туда лежит дорога через край зимы и смерти, которую суждено после смерти одолеть каждому человеку.

Древние славяне, как и другие народы, обожествляли окружающую их природу. Все в мире имело своих божеств, и при желании и необходимости с ними можно было общаться или хотя бы умолять их о помощи. Автор «Хождения Богородицы по мукам» (произведения XII–XIII веков) пишет: «они все бога прозваша: солнце и месяц, землю и воду, звери и чади».

В мире людей, Среднем мире, у каждой реки, каждого болота, каждого леса был свой персонифицированный дух — хозяин и защитник. У восточных славян было поклонение камням, деревьям, священным рощам. «Слово Иоанна Златоуста» при перечислении мест, куда русские «приходаше молятсь» и «жертву приносящу», называет «камення». Не просто так горюч-камень Алатырь находился в центре мироздания.

О почитании деревьев упоминается в «Житии Константина Муромского», о молитве «в дрова» написано и в «Слове Иоанна Златоуста». В северных районах Руси существовал культ березы. По преданию на месте города Белозерска раньше росли березы, которым приносились жертвы. Культ березы сохранялся и позже. В 1636 г. нижегородские священники жаловались в своей челобитной, что «собиратся жены и девицы подъ древа, подъ березы, и приносять яко жертвы, пироги и каши и яичницы и поклонясь березамъ оучнуть походя песни сатанинские приплетая пети и дланми плескати, и всяко бесятся».

А в Приднепровье был распространен культ дуба. Византийский император Константин Багрянородный в своем сочинении «Об управлении государством» (X век), основываясь на личных впечатлениях, писал о россах, что они в походе «у весьма великого дуба приносили в жертву живых птиц».

Любопытно, что предлог «вне», по мнению ученых, происходит от индоевропейского vanam — «лес». На севере славянского и балтского мира, у финнов «вне дома» передается как «в лесу», на юге — как «в поле». То есть можно сделать предположение, что славянские жилища были окружены лесами.

В те времена, когда основным занятием славян была охота, они верили, что их прародители — дикие животные. У каждого племени было своё священное животное (тотем). Было это так давно, что никаких четких свидетельств не осталось, но через этот этап проходят все народы, и нет оснований считать, что у славян было по-другому. Отголоски тотемизма ученые находят в сказках, в образах оборотней волколаков или хозяина леса медведя, которого боялись и которого стремились задобрить.

Медведь считался защитником от всякого зла и покровителем плодородия: с весенним пробуждением медведя древние славяне связывали наступление весны. Вплоть до XIX века в некоторых областях сохранялась традиция держать в доме медвежью лапу как талисман-оберег, который должен был защищать своего владельца от болезней, колдовства и всевозможных бед. Славяне полагали, что медведь наделён большой мудростью, почти всеведением: именем зверя клялись, а нарушивший клятву охотник был обречён на гибель в лесу. Миф о Медведе сохранился в русских сказках, где героиня, попадая к нему в дом в густой чаще леса, становится его женой. А их сын Медвежье Ушко становится могучим богатырём, победителем чудовищ.

При этом любопытно, что нынешнее название зверя — это не его подлинное имя. Настоящее имя старались не произносить, дабы не встретиться с ним. И называли его прозвищем «медоед» — «медведь». Потому и существует в сказках у медведя много иных имен: Мишка, Топтыгин, Михаил Потапыч — они заменяют его настоящее имя, которое от таких предосторожностей забылось.

Из травоядных животных в охотничью эпоху наиболее почиталась Олениха (Лосиха) — древнейшая славянская богиня плодородия, неба и солнечного света. Ее рога были символом солнечных лучей, хотя в природе оленихи безрогие, а рога имеют олени (лоси). Поэтому оленьи рога считались мощным оберегом от всякой ночной нечисти.

Что касается происхождения нашего мира, то сохранился один стих из «Голубиной книги», где сказано, что мир произошел от одного начала — из тела творца. По другим сказаниям, которых сохранилось несколько, в создании мира принимали участие две силы, светлая и темная.

Известный русский собиратель народных преданий А.Н. Афанасьев в своем труде «Поэтические воззрения славян на природу» приводит подобные предания об устройстве мира:

«В начале света благоволил Бог выдвинуть землю.

Он позвал черта, велел ему нырнуть в бездну водяную, чтобы достать оттуда горсть земли и принестъ ему. — Ладно, думает сатана, я сам сделаю такую же землю! Он нырнул, достал в руку земли и набил ею свой рот. Принес Богу и отдает, а сам не произносит ни слова. Господь куда ни бросит землю — она вдруг является такая ровная-ровная, что на одном конце станешь — то на другом видно, что делается на земле. Сатана смотрит. хотел что-то сказать и поперхнулся. Бог спросил: чего он хочет? Черт закашлялся и побежал от испугу. Тогда гром и молния поражали бегущего сатану, и он где приляжет — там выдвинутся пригорки и горки, где кашлянет — там вырастет гора, где привскачет — там высунется поднебесная гора. И так бегая по всей земле, он изрыл ее: наделал пригорков, горок, гор и превысоких гор». Такое творение земли народ на своем эпическом языке называет сеянием: «взял Бог песчиночку и насеял всю землю с травами, лесами и всякими угодьями».

«В Галиции рассказывают, что в начале веков было только небо да море; по морю плавал Бог в лодке и встретил большую, густую пену, в которой лежал черт. «Кто ты?» — спросил его господь. — Возьми меня к себе в лодку, тогда скажу. «Ну, ступай!» — сказал Господь, и вслед затем послышался ответ: «я черт!» Молча поплыли они дальше. Черт начал говорить: «Хорошо, если б была твердая земля и было бы где отдохнуть нам». -Будет! — отвечал Бог, — опустись на дно морское, набери там во имя мое горсть песку и принеси; я из него сделаю землю. Черт опустился, набрал песку в обе горсти и примолвил: «Беру тебя во имя мое!» но когда вышел на поверхность воды — в горстях не осталось ни зернышка. Он погрузился снова, набрал песку во имя боже, и когда воротился — песку у него осталось только за ногтями. Бог взял этот песок, посыпал по воде и сотворил землю ни больше ни меньше, как сколько нужно было, чтобы им обоим улечься. Они легли рядом — Бог к востоку, а черт к западу. Когда черту показалось, что Бог заснул, нечистый стал толкать его, чтобы он упал в море и потонул; но земля тотчас же далеко расширилась к востоку. Увидя это, дьявол начал толкать Бога к западу, а потом к югу и к северу: во все стороны эти стороны земля раздавалась широко и далеко. Потом Бог встал и пошел на небо, а черт по пятам за ним; услышал, что ангелы славили Бога в песнях, и захотел создать себе столько же подчиненных духов; для этого обмыл свое лицо и руки водою, брызнул ею назад от себя — и сотворил столько чертей, что ангелам недоставало уже места на небесах. Бог приказал Илье-громовнику напустить ни них гром и молнию. Илья гремел и стрелял молниями, сорок дней и ночей лил дождь, и вместе с великим дождем попадались с неба и все черти; еще до сего дня многие из них блуждают по поднебесью светлыми огоньками и только теперь достигают до земли».

Эти сказания явно несут в себе христианскую символику но, как говорят ученые, являются пересказами древнейших, языческих мифов. Создателями мира выступают две стихийные силы: светлая и темная, которые потом были заменены в пересказах на Бога и черта.

Славяне считали, что Бог во время весенней грозы, проливая на землю влагу, оплодотворяет ее и одновременно очищает. Именно образ грозы встречается в большей части народных сказаний и сказок. Быстрый полет туч, молний и ветров были похожи на пролет стаи птиц. Облака и тучи плавали в небесах, как птицы по воде. Приводя в своей книге карпатскую колядку о сотворении мира,

А.Н. Афанасьев интерпретирует ее так: «на воздушном океане стоят два дуба, т. е. деревья-тучи, соответствующие мировой ясени Эдды. На этих Перуновых деревьях восседают молниеносные птицы, и они-то создают мир: землю из мелкого песка, а небесные светила из синего или золотого камня. Если учесть, что солнце, луна и звезды назывались метафорически драгоценными каменьями и что эпитеты «золотой» и «синий» служили для обозначения блеска небесных светил и огня, то становится понятно, почему светила творятся из синего или золотого камня».

Подтвердить трехчастное деление мира славян помогает и так называемый Збручский идол, условно названный Святовитом. Это четырехгранный столб высотой 2 м 67 см, найденный еще в 1848 году у села Гусятин в реке Збруч (притоке Днестра). Столб разделен на три яруса, на каждом из которых высечены различные изображения. Нижний ярус изображает подземное божество с разных сторон, на среднем ярусе изображен мир людей, на верхнем — боги. Считается, что создан столб был примерно в X веке, когда на этом месте находился збручский культовый центр. По данным археологических раскопок идол был установлен на территории святилища, расположенного на горе Бохит. Само же святилище на этом месте существовало со сколотских (скифских) времен.

Академик Б.А. Рыбаков предполагает, что нижнее изображение (подземная часть) показывает божество, держащее земную плоскость, и сопоставляет его с богом Велесом (Волосом). На главной лицевой грани верхней части, обращенной на север, ко входу в капище, изображена богиня плодородия с турьим рогом изобилия в руке. Это Макошь — «мать урожая». По правую руку от Макоши изображена Лада со свадебным кольцом в руке. По левую руку от Макоши — Перун с конем и мечом. На задней грани — Дажьбог с солнечным знаком; лицо его смотрит, как и положено солнечному божеству, на юг. На средней части идола изображены фигурки людей, по размерам они меньше богов.

Верхний мир, мир богов, небеса по-разному понимался людьми. Сначала, когда главным была охота, а вокруг — леса, люди видели вверху звезды и ориентировались по ним. Созвездия получили имена зверей, а два созвездия около оси мира были названы Лосихой и ее дочерью. Потом они поменяли имена на Большую и Малую Медведицы, но все равно остались небесными хозяйками.

Когда народы перешли к земледелию, медведи перестали быть важными в хозяйственной жизни. Названия созвездий остались, но хозяйками мира стали считать женгцин-рожаниц Ладу и Лелю. Культ рожаниц дожил до XVII века, когда еще известны церковные поучения против них, а песни и хороводы в их честь и изображения в народной вышивке, где они представлялись всадницами с сохой по обеим сторонам богини Макоши, создавались до конца XIX века.

Воду славяне почитали стихией, из которой образовался мир. Земля, по их понятиям, выплыла из моря. В языческое время все славяне поклонялись водным божествам, призывали их в своих клятвах в подтверждение данного слова, супружеского обета, очищались водою как священной стихией. Они молились над водой, гадали на воде и получали знамения о будущем. К рекам, озерам и колодцам язычники относились как к существам живым, способным понимать, чувствовать и выражаться человеческой речью.

Академик Б.А. Рыбаков выяснил и описал в своем труде «Язычество древних славян», что по представлениям земледельцев на небе существовали постоянные запасы воды. Эта небесная влага могла принять вид тучи и проливаться в виде дождя, «утучнить» землю, содействовать росту трав и урожаю.

Такие представления существуют и у других народов. Например, в индийских ведах небо делится на два яруса: верхнее небо с запасами воды («Свах») и воздушное со светилами («Бхувах»), ниже находится земля — «Бхух». Аналогичное членение неба дает Ветхий завет.

Небу в славянском язычестве придавался особый статус. А.Н. Афанасьев подчеркивал, что небо как вместилище светлого начала (света и тепла) обоготворялось у всех народов.

В славянских заговорах говорится: «Ты, Небо, слышишь, ты, Небо, видишь».

Славяне боготворили светлое небо, которое они отличали от воздуха. Твердое небо находится за воздухом — это жилище света и живительного дождя.

Небесные светила в славянской мифологии произошли от верховного бога. Согласно одной из восточнославянских легенд когда-то солнца не было и люди жили в полутьме, однако верховному божеству Сварогу нужно было наблюдать за землей и людьми и он выпустил солнце из-за пазухи.

В фольклоре солнце могло выступать как в женском, так и в мужском образе.

Считалось, что Солнце живет там, где земля сходится с небом; где-то далеко на востоке, в стране вечного лета; в Ирии и т. п. Оно каждое утро выезжает на небо на своей колеснице, запряженной белыми огнедышащими конями, и совершает круговой объезд по небу. Коней выводит его сестра Утренняя Заря. Вечерняя Заря, вторая сестра Солнца, заводит коней на конюшню, когда Солнце закончит свой объезд. Кроме сестер у Солнца есть прислужницы, которые разгоняют тучи и омывают лицо Солнца с помощью дождей. Б.А. Рыбаков писал, что ночное движение светила осуществлялось водоплавающими птицами (утками, лебедями).

В некоторых легендах говорится, что подземный ящер заглатывает солнце вечером на западе и выпускает его утром на востоке.

Солнце имеет мать и жену. В некоторых сказках Солнце похищает (или сватает) себе жену у людей. В славянских песнях и загадках Солнце нередко изображалось в девичьем образе. В украинской колядке хозяин дома сравнивается с месяцем, его жена — с солнцем, а звезды — с их детьми.

«… Ясное солнце — то женка его,

Ясный месяц — то сам хозяин,

Что мелки звезды — то детки его,

Что темная туча — то жито его».

Дневная освещенность мирового пространства приписывалась русскими людьми XII века не только солнцу, но и некоему особому безвещественному свету, который в более поздние времена именовался «белым светом». Божеством солнца, солнечного дня (может быть, и «белого света») был Дажьбог, имя которого постепенно превратилось в «подателя благ».

Средний мир, земля у многих народов изображалась как округлая плоскость, окруженная водой. Вода мыслилась или как море, или в виде двух рек, омывающих землю. Б.А. Рыбаков, исходя из данных фольклора, считает, что славянские представления о море не имели законченного вида. В славянских сказках море находится где-то на краю земли. Оно может быть на севере, а может быть и на юге. Вода может быть и священной, и демонической, она может воскрешать мертвых «живая вода», и в ней могут жить мифологические существа: змеи или драконы.

Как выяснил А. Топорков, у славян небо ассоциировалось с верховным и мужским началом, а водные объекты и связанные с ними мифические существа — с землей, водой, низом и женским началом.

Что касается нижнего мира, мира предков, то, скорее всего, располагался он или под землей, или над небосводом, а также за горизонтом, за необъятными водными просторами и неприступной высоты горами. В общем, там, куда добраться очень сложно. Путь туда идет сквозь воздушное пространство, непроходимый (зачарованный) лес, через пещеры, пропасти, овраги, глубокие расщелины в земле, через непроходимые болота, моря, озера, реки, как бурные, быстротекущие, так и стоячие и даже огненные. То есть даже если мир предков и располагается в среднем мире, на земле (чаще всего на краю земли), то он отделен естественными непроходимыми преградами. Повествования о рае на небе или высокой горе и аде под землей относятся уже к более поздним временам, временам двоеверия, когда языческие и христианские предания перемешивались.

По древнейшим представлениям, которые в крестьянской среде сохранились даже до XIX века, до Страшного суда (это понятие принесло христианство) все души обитают в одном темном месте, в некоей «пустоши», которая находится между раем и адом. Они не терпят там мучений, но и не видят ни света, ни радостей.

И однако, есть и еще одна версия. Она касается Ирия (Вырия) — славянского «рая».

Арабский дипломат Ибн-Фадлан наблюдал на Волге у средневековых славян в 922 г. и оставил очень подробное описание погребального ритуала, в котором есть такие слова: «… Когда только что разгорелось пламя грандиозного костра, поверх которого русы взгромоздили ладью с покойником (купец умер в пути, во время плавания), русский обратился к арабу-переводчику: «Вы, о, арабы, — глупы! Воистину вы берете самого любимого для вас человека и из вас самого уважаемого вами и бросаете его в землю, и съедают его прах и гнус и черви. А мы сжигаем его во мгновение ока, так что он входит в рай немедленно и тотчас».

Исходя из этого описания, Б.А. Рыбаков делает вывод, что рай славян, обиталище душ умерших, находился не под землей, а где-то высоко. В погребальном обряде был такой этап, когда девушка, предназначенная в жертву, рассказывает о том, что она «видела» во время заглядывания в царство мертвых. Для выполнения этой церемонии изготавливались большие деревянные ворота, и мужчины поднимали девушку на руках высоко над воротами, на высоту двух человеческих ростов. Поднявшись над воротами, девушка сказала, что видит умерших отца с матерью, «всех своих умерших родственников». Вряд ли при таком заглядывании вверх мир предков мог находиться внизу.

Также Б.А. Рыбаков писал: 4. Душа в фольклорных материалах часто ассоциируется с дыханием и дымом. Быть может, появление трупосожжения в праславянское время должно быть объяснено в связи с обособлением, вычленением в человеческом сознании образа души как некоей полуматериальной субстанции. Полеты души, ее перемещения в далекий рай-вырий, откуда прилетают весенние птицы, — все это результат расширения кругозора первобытных людей, нового познания мира и его пределов. Какую-то особую, не вполне уловимую роль в новых представлениях играет солнце, восток (в географическом смысле), утренняя заря. Частой становится ориентировка покойников головой на запад, т. е. лицом к восходящему солнцу, к утренней заре, играющей такую важную роль в языческих заговорах. И сам рай-ирий существует где-то в теплых солнечных восточных или южных странах. Быть может, подземный путь солнца рисовался древним не как орбита, находящаяся в одной плоскости, а как плавание по подземному океану (заслоненному от людей краем земли) по маршруту запад — южный край плоской земли — восток. Орбита солнца оказывалась как бы согнутой пополам, и солнце проходило свой ночной путь ближе к южным краям. Но это весьма гадательно».

НазадОглавление Далее

redstory.ru

Суда Древней Руси

Первым славянским «кораблем», по сути, была большая плетеная корзина, обшитая корой или кожей. На смену ему быстро пришел челн-однодеревка, выдолбленный из целого дерева. Иногда челн создавался иным способом.

Древние корабелы делали в живом древесном стволе трещину на всю длину челна, постепенно,год за годом, вбивая в него клинья и распорки, чтобы добиться нужной формы будущего корпуса. Только после этого дерево срубали и лишнюю древесину стесывали, выжигали и выдалбливали. Затем дерево обрабатывали водой и огнем, чтобы придать ему гибкость, после чего вставляли внутрь примитивный шпангоут — опруги. На кропотливую работу над корпусом челна порой уходило до пяти лет.

Впервые челн-однодеревку на берегу Ладожского озера нашла в 1878-1882 гг. экспедиция А. А. Иностраицева. Возраст, приписываемый историками этому небольшому судну длиной всего 3,5 м и шириной 0,86 м, огромен — около 4,5 тысячи лет. Славяне долго не хотели расставаться с легкими однодеревками. Видоизмененные челны с обшивкой и больших размеров — насады — плавали в русских водах вплоть до конца XV в. Позже их вытеснили наборные корабли.

Преемницей челна стала созданная в X в. для торговых плаваний и боевых походов «набойная лодья». По сравнению со своими собратьями она имела более высокие борта, к которым крепились стойки. На них прибивали несколько досок внакрой. Такое нехитрое усовершенствование значительно увеличивало внутренние размеры «лодьи», и главное — ее грузоподъемность. Теперь легкое и небольшое судно могло взять на борт ни много ни мало 15 т груза. После достройки судно снабжали веслами, якорем и мачтой с простым прямым парусом. Кстати, эти суда делали небольшими из- за того, что через пороги Днепра судно приходилось тащить волоком. Но несмотря на это они все равно были великолепно приспособлены к морским плаваниям, и русские мореходы смело бороздили на них воды Черного моря.

В IX в. русские торговцы стали частыми гостями на константинопольском рынке. Весной 860 г. в Константинополе произошел инцидент, во время которого были схвачены несколько русских купцов. В ответ русские, собрав мощную флотилию из 250 кораблей, немедленно осадили Константинополь, с лихвой рассчитавшись с его вероломными гражданами. Этот и другие морские походы восточных славян на Византию, несомненно, сделали свое дело: торговля русских купцов с Востоком и Западом долгое время оставалась беспошлинной.

В XII в. в набиравшей силу Киевской Руси все чаще стали строить крупные ладьи, имевшие сплошную дощатую палубу, укрывавшую сверху гребцов. Нос и корма у этих судов были одинаково заострены, и на них размещалось по рулевому веслу — потеси. Они позволяли, не разворачивая ладьи, быстро менять курс. В русских летописях такие суда также называли скедией, наседой и кораблем. Конечно, 20 м в длину, 3 м в ширину и 40 человек команды не так уж много для корабля, и все-таки это был настоящий корабль. Постепенно на первый план среди центров судостроения выдвинулся «Господин Великий Новгород». И неудивительно. Ведь через него проходил знаменитый путь «из варяг в греки», то есть из Балтики по рекам в Черное, тогда носившее название Русское море. Когда в середине XI в. государство Ярослава Мудрого распалось на множество враждующих княжеств, значение речных и морских транзитных путей сильно пошатнулось. Именно тогда новгородское судостроение начало развиваться независимо от Киева.

История сохранила немало свидетельств мощи славянского военного флота. Хотя славяне и не отличались агрессивностью, они преподали хороший урок шведскому королю Эрику, который в середине XII в. осадил город Ладогу. Новгородцы разбили шведов, пленив 43 из 55 вражеских судов. В ответ был предпринят поход на город Сигтуну, закончившийся блестящей победой русских.

Новгородцы долгое время держали в руках ключевые выходы к Белому морю. Они плавали в экстремальных условиях, постоянно защищаясь от соперников. Постепенно сформировались новые типы судов, которые было удобно перетаскивать волоком из одной реки в другую. Это были плоскодонный легкий шитик и ладья «ушкуй». Ушкуи, вмещавшие до 30 воинов, были удобными судами для набегов на соседние славянские княжества, чем в XIII в. и промышляли новгородцы. Рыболовный промысел, бывший в особой чести у славян, привел новгородских переселенцев к берегам северных морей. Постепенно поморы становились такими же хозяевами Балтики, как и норманны. С XII в. поморы доходили до Гру- манта (Шпицберген), а колонии славян появились даже на берегах Англии.

Долбленая лодка — осиновка

Суровые северные моря диктовали корабелам свои условия, и поморы начали строить новые, непохожие на другие суда: осиновки, ранынины, кочмары и шняки. Шняки имели в длину от 6 до 12 м и снаряжались одной или двумя мачтами с прямым или шпринтовым парусом. Лодки-осиновки перевозили добытый улов на берег. Но наибольшей популярностью пользовались парусно-гребные карбасы. Эти суда могли иметь палубу, а могли обходиться и без нее, но обязательным атрибутом этого корабля были полозья, крепившиеся на днище. С их помощью карбас легко передвигался по льду.

В дальних морских скитаниях поморы использовали коч — однопалубное плоскодонное судно максимум 25-метровой длины. При водоизмещении в 60 т коч имел осадку около полутора метров. Обшивку первых кочей к набору корпуса привязывали ремнями или пеньковыми веревками и только много позже стали использовать железные гвозди и болты. Пазы и стыки обшивки тщательно конопатили просмоленной паклей, заливали варом и закрывали рейками на скобах. Подводная часть корпуса судна была округлой, а нос и корма приподняты.
Благодаря такой обтекаемой форме коч, зажатый льдами, как бы выдавливался на поверхность, оставаясь при этом невредимым. На корме этого судна делали казенку — небольшую каюту для капитана и приказчика. Экипаж, состоявший из 10-15 человек, размещался в трюме. Парусное вооружение было очень простым: оно включало мачту и прямой парус, на первых кочах сшитый из кожи, а впоследствии — холщовый. Весла, парус и по- путный ветер позволяли кочу достигать скорости 6-7 узлов.

Поморские кочи, много веков остававшиеся в строю, заложили фундамент для дальнейшего развития российского мореходства. Именно эти суда в XVIII в. стали прообразом военно-морского флота, созданного при Петре Первом. Значительную роль они сыграли и в географических открытиях XVI-XVII вв. Достаточно вспомнить поход С. И. Дежнева, впервые спустившегося на коче по Индигирке до Северного Ледовитого океана и морем достигшего реки Алазеи.

Самым быстрым судном, плававшим на большие расстояния в северных водах, считают морскую (в летописях «заморскую») ладью с тремя мачтами. Хорошее парусное вооружение при попутном ветре давало морской ладье возможность проходить до 300 км в сутки, при этом она могла унести на себе до 300 т груза. В длину ладья достигала 18-25 м, а в ширину 5-8 м.
«Заморские» ладьи были первыми полностью наборными плоскодонными судами с транцовой кормой и навесным рулем. Корпус судна разделялся переборками на три отсека. В переднем обитала команда, в среднем размещался грузовой трюм, а кормовой отсек отводился в распоряжение рулевого.

Одна из наиболее древних и наиболее известных династий новгородских кораблестроителей — семья Амосовых. В XIV в. Трифон Амосов, внук одного из первых русских мореходов, охотившихся на зверя в Белом и Карском морях, переезжает из Новгорода в Холмогоры, где приступает к строительству корабельной верфи, ставшей матерью первым большим русским кораблям, ходившим в северных льдах. Корпусам наиболее крупных из них придавалась форма, напоминавшая обводы современных ледоколов. Нос и корма холмогорских судов были сделаны с высоким подъемом, а борта — со значительным развалом. Судно управлялось при помощи навесного руля.
Традициям славной семьи Амосовых следовали и их потомки, построившие в XIX в. такие знаменитые корабли, как фрегат «Паллада», 110-пушечный корабль «Ростислав», бриг «Меркурий» и многие другие суда российского флота.

sea-library.ru

Правовые традиции славян: Копное и Вечевое право

В нынешней тревожно-трагической общественной ситуации русские люди ищут способы физического самосохранения и возрождения своей духовно-культурной самобытности. Нам нужны новые идеи, идеалы, герои, обычаи и праздники, новая модель справедливого жизнеустройства общества, ни коим образом не похожая на сегодняшний толпо-элитаризм, навязанный нам Западом. Мы отчётливо видим, что хвалёная демократия западного образца – это вовсе не народное правление, а технология обмана простолюдинов. Во время выборов властных структур мы наблюдали хорошо срежиссированный спектакль, театр, блистательную показуху, аморальную и антинравственную по своей сути. Нынешние «демократические» выборы – это всего лишь купля-продажа, пустые посулы, корыстная и бессовестная игра в заботу о народе.

Не будем перечислять несчастья, проблемы, несправедливости, навалившиеся на головы славян в ХХI веке, все мы их хорошо знаем. Но может ли быть иначе, если уже много веков мы живём не по своим исконным законам, а по римским и византийским, рождённым в недрах рабовладения с его антигуманизмом и презрением к человеку-труженику.

Зададимся вопросом – существует ли альтернатива знаменитому Римскому праву, широко используемому на протяжении многих веков европейскими государствами? Существует.

Это народное славянское Копное и Вечевое право, прямое народовластие или народное самоуправление, тысячелетия бытовавшее в славянских землях и сохранявшееся на Руси до ХVII века. Копное право – это совокупность народных юридических норм и обычаев, вобравшая в себя принципы общинности, взаимопомощи и взаимовыручки соотечественников.

К сожалению, из официальных письменных источников известно о древнем славянском праве совсем немного. Тысячи документов и книг, содержащих сведения о нём, были уничтожены рьяными христианизаторами Руси, заинтересованными в том, чтобы славяно-русы забыли свои исконные справедливые общественные порядки. Чужая рабская идеология была навязана нашим предкам тысячу лет назад так же, как навязывается она нам сегодня. Однако всё же сохранившиеся и чудом дошедшие до нас письменные источники (русско-византийские договоры Х-го века, записки арабского путешественника Ибн-Руста и арабского писателя аль-Марвази, произведения византийских авторов Льва Диакона и Константина Багрянородного, западноевропейские хроники, трактаты и анналы и др.) дают нам возможность реконструировать правовую жизнь наших предков (пусть пока не во всех подробностях), восстановить картину корневого славянского мироустройства.

Изучать Древнерусское право нам помогают также работы ректора Киевского университета Н.Д. Иванишева, жившего в середине ХIХ века. Замечателен и поистине бесценен для нас его труд «О древних сельских общинах юго-западной России». К счастью, его и сегодня можно найти в крупных библиотеках страны. Иванишев исследовал основные принципы славянского права в сельскохозяйственных общинах Малороссии, изучая многие тома древних актовых книг. Немало интересных и ценных фактов можно найти и в книге русского историка Н.П. Павлова-Сильванского (1869- 1908 гг.) «Феодализм в Древней Руси», изданной в конце ХIХ века. Приверженец «арийской» теории происхождения славянской общины, он доказал глубокую её древность, показал борьбу бояр с общиной, подчинение общины княжеской и боярской власти. Следы Копного права можно найти в «Правде Русской», письменном своде законов, появившемся на Руси во времена Ярослава Мудрого. Из него мы узнаём о вечевом правлении на Руси. Бытописания казачьих общин, где существовало народное Кошное право, также помогают нам в исследовании отечественной правовой темы.

Копа (купа) – это народное собрание лучших представителей родов и семей – сходатаев, домохозяев, решавших жизненно важные для славянской общины вопросы. У сербов народное собрание и сейчас называется «скупъ», а высшим законодательным органом Сербии является «Народна скупштина (скупщина)». Даже не языковеды и не лингвисты видят, сколь близки по смыслу однокоренные слова «копа», «скопище», «копить», «копна», «совокупность». Другое название копы – «громада», сохранилось поныне в украинском языке и означает оно «общество», «государство».

Участвовали в этих собраниях оседлые домохозяева сходатаи, имевшие собственность, наделы земли, семью и хозяйство. Их называли также «судьями копными», «мужеве», «обчие (общинные) мужи», в Малороссии бытовало название «панове-мужове». Приглашались на копу и люди из трёх селений соседней общины (по одному или два). Назывались они «сторонние», «суграничные» или «соседи околичные». Присутствовали здесь и старцы. Они не имели права голоса, но их мнение уважалось, к их советам прислушивались. Женщины на народное собрание, как правило, являлись лишь по специальному приглашению для дачи свидетельских показаний.

Собирались сходатаи в центре одного из сёл, входивших в общину, или в дубраве, священной роще под открытым небом. В таких местах всегда были естественный или насыпной холм и река или озеро. Назывались места народных собраний «копищами» или «коповищами». Народ на собрание созывался возжиганием костра или звоном колокола (била).

На копе решались самые разнообразные житейские вопросы – земельные, лесные, сельскохозяйственные, строительные, торговые, уголовные, семейные, бытовые и другие. Народное собрание искало, судило и наказывало преступников, возвращало обиженному отнятое. Здесь поощрялось искреннее публичное раскаяние нарушителя законов и прощение пострадавшим обидчика. Выслушивалась и учитывалась последняя воля наказуемого, прощались смертельно раненные. Сходатаи старались примирять спорящих. Дела общинников разбирались по совести.

Решения копы уважались всеми членами общины и выполнялись беспрекословно. Нарушения Копного права были крайне редки. Если таковые случались, то воспринимались как чрезвычайные происшествия. Каждый, столкнувшись с нарушением народных обычаев, должен был пресечь его. В противном случае такой человек считался соучастником проступка или преступления и наказывался по закону. Для всякого славянина мнение копы было высшим духовно-нравственным ориентиром.

Существенным отличием копы от прочих сходок, проводимых в последующие века собраний, совещаний, конференций и съездов был принцип единогласия. Здесь принимались такие решения, которые устраивали всех присутствующих. Славяне умели договариваться друг с другом. Это наводит на мысль, что они обладали высокой духовной культурой и нравственностью. Формы принятия решений большинством голосов, как это было в более поздние времена и бытует по сей день, не существовало.

На собрании устанавливалась круговая порука, то есть вся община отвечала за проступки своих членов, а также ручалась за безопасность жизни и имущества как своих общинников, так и пришлых. Благодаря Копному праву в славянских общинах была высокая рождаемость, население быстро восстанавливалось после войн и эпидемий, воспитывались воины-патриоты, поддерживалась экология поселений и их окрестностей, охранялись и восстанавливались леса.

На копе при бурном и эмоциональном обсуждении проблем и вопросов проявлялись лучшие качества славян – искренность, честность, бескорыстие, прямота, храбрость и благородство. Собрания принимали форму публичной исповеди, души людей очищались от корысти, зависти, иных индивидуальных пороков. Общественные интересы ставились выше личных, торжествовал закон справедливости. Дела и поступки общинников подвергались строгому контролю. Для многих славян копа была школой жизни и университетом нравственности.

Народ выбирал от десяти дворов десятского, от ста дворов – сотского. Сами общины назывались «сотнями». В Новгороде названия «сотня», «сто» за городскими общинами утвердились очень рано. Сельские же назывались в основном «погостами». В других местах (во Владимирской и Волынской землях) «сотнями» назывались сельские, а не городские общины.

Десятские и сотские наблюдали за экологией сёл, ведали бытовыми и земельными вопросами, следили за общественным порядком на улицах и торгами на базарах, отвечали за пожарную безопасность. Сотский наделялся полномочиями выносить указы об имущественных и телесных наказаниях правонарушителей, решал вопросы строительства общественных зданий, выдавал разрешение на проживание пришлым людям и пленным инородцам.

Для защиты своих земель от врага славяно-русы выбирали князей, чаще из крепких родов потомственных воинов. (Выборность князей существовала до VIII-IX веков, сохранившись в последующие века лишь при вечевых порядках). Князь набирал себе дружину из самых храбрых и сильных общинников. На их содержание, на строительство пограничных застав и оборонительных линий копа выделяла десятину (десятую часть дохода домохозяев). Если требовалось срочно построить военно-оборонительные объекты, делалось это добровольно и сообща всеми мужчинами общины. В военные времена всё мужское население общины, способное носить оружие, становилось воинами.

В системе древнеславянского самоуправления все общественные должности были выборными (как правило, на короткий срок). Каждое избранное народом лицо в случае невыполнения или недобросовестного выполнения возложенных на него обязанностей немедленно переизбиралось или наказывалось материально. Таким образом, общество всегда оставалось здоровым и подвижным, самоочищалось от недобросовестных, безответственных, ленивых или некомпетентных общественных руководителей.

Многие века народное право славян передавалось в семьях из поколения в поколение, по наследству, устно. Записываться народные юридические нормы стали лишь с проникновением на русские земли феодализма.
Некоторые исследователи называют свод правовых установлений славяно-русов «Поконом (Законом) Русским». Он действовал на Руси с V – VI веков и упоминается в договорах с Ромеей (Византией) 911 и 944 годов. Называли его в старину «Устроение отне и дедне». В эпоху общеславянского единства в древнеславянском языке возникли и утвердились слова «суд», «закон», «право», «правда», «вина», «казнь» и др. «Закон (Покон) Русский» пришёл в Среднее Поднепровье в IХ веке вместе с балтами и карпатскими русами и стал общим для населения Киевской земли. Это была правовая основа русских общин, существовавших от Балтики до Чёрного моря. В Среднем Поднепровье нормы этого законодательства работали больше в пользу русичей, чем славян (славянам, например, было отказано в праве кровной мести). Многие славянские племена во времена князя Игоря жили «каждо своим обычаем» согласно своим собственным порядкам. «Закон (Покон) Русский» не знал свободы как абстрактного понятия, как абсолютной моральной ценности. Принималась в расчёт лишь свобода конкретного лица или группы лиц. Всяк знай своё место – главная мысль древнерусского родового права. При рассмотрении дел эта правовая система не учитывала имущественный статус тяжбующихся, перед Законом все были равны в равной степени.

Постепенно «Закон Русский» и Славянское право срастались и в таком виде вошли в «Правду Русскую», защищавшую уже не интересы самого народа, а нарождающихся на Руси сначала боярского, а затем помещичьего и дворянского кланов. После христианизации славяно-русских земель многие положения «Покона» были отброшены и забыты.

Наши предки серьёзно и уважительно относились к своему народному праву. Об этом говорят их клятвы – русичи клялись богами и на оружии, славяне на оружии не клялись. Они подавали правой рукой клок своих отрезанных волос (как символ того, что они клянутся собственной головой). Иногда волосы заменяли пучком травы, как бы призывая в свидетели мать-сыру-землю, подательницу жизни и силы. Иногда на голову клали кусок дёрна или целовали землю. Символично это означало, что боги присматривают за людьми.

Законодательные новшества, привозимые на русские земли с иных территорий, приживались у наших предков с большим трудом. Ибо ценилось и уважалось всё отнее (отцовское) и деднее (дедово).

Охраняя жизнь славяно-русов, их достоинство, земли, здоровье и собственность, Закон тех времен был весьма суров к его нарушителям. На провинившихся накладывались крупные штрафы. Например, за удар соотечественника тупой стороной меча или бытовым предметом обидчик должен был платить пострадавшему 1,5 кг серебра. В «Законе Русском» существовало два суровых, но справедливых вида наказания: конфискация имущества и смертная казнь.

Существовавшая на тот момент кровная месть регулировалась принципом талиона: наказание должно было быть соразмерно ущербу от преступления. Но право кровной мести давалось родственникам пострадавшего только после судебного разбирательства. Братоубийство в древнем народном праве не прощалось. (Становится понятно, почему киевский князь Владимир, убивший своего кровного брата Ярополка, в свою пользу поменял сварожичам веру, а вместе с ней и юридические законы. Хотя были и другие причины личного характера).
В ХI-ХII веках в Киеве процветали братины – цеховые объединения русских ремесленников. Братина имела свой дом для собраний и выборные органы самоуправления. Возглавляли их избранные народом старосты (старшины). Члены братины были поголовно вооружены и спаяны железной дисциплиной. Часто они успешно противостояли давлению бояр и князей. Последние вынуждены были считаться с трудовым людом, сдерживающим их корыстные аппетиты. Подобные братины существовали и во Владимире, и других русских городах.

На рубеже VIII-IX веков в славянских землях уже происходила консолидация земель в Союз племён, имевший протогосударственную форму правления. Наиболее известным и влиятельным из племенных союзов был Союз словен Ильменских. В 60-е годы IX века появилась племенная конфедерация, которая приобрела качество государственного образования – Новгородская Русь, Держава Рюрика.

Насильственная христианизация славяно-русов привела к утрате славяно-арийской правовой культуры, уничтожила сложившееся за тысячелетия мировоззрение. В эпоху крещения Руси в чужую веру между русскими князьями участились и ужесточились усобицы, разрушавшие славянское единство.

Несмотря на жестокую, насильственную христианизацию славяно-русов, принесшую на Русь чужие права и законы, народное Копное право продолжало упрямо существовать почти во всех славянских землях. Однако сюда всё агрессивнее стали вползать чужеземные Посполитое (польское) и Магдебургское (немецкое) права. В новых, заимствованных на Западе порядках были заинтересованы зажиточные горожане, князья, бояре, позже – богатые помещики. Именно они были первыми ярыми гонителями копы как выразительницы народных интересов. Многочисленные нарождающиеся князья боролись и с сельскими копами, и с городскими. Некоторые слишком самостоятельные и непослушные города уничтожались князьями огнём и мечом. Но они вновь возникали из сельских общин благодаря росту населения и развитию ремёсел. Во многом благодаря Копному праву они наполнялись новой жизненной силой. Несколько столетий всё усиливавшаяся княжеская власть, уже передающаяся по наследству, боролась с народной копой.

Со временем, принявшие западные юридические новшества жители городов перестали являться на копу. К таким городам автоматически приписывались окрестные (околичные) сёла, в них стал нарастать произвол помещиков. Крепостное право (чудовищно-людоедское изобретение российских феодалов и их покровителей – царей Романовых) способствовало перерождению копы в сельский суд, на котором присутствовало по одному сходатаю от каждого села. Фактически сходатаи уже не могли противостоять натиску алчных и становящихся всё более наглыми помещиков, которым было разрешено даже безнаказанно калечить своих крестьян. Случались и убийства.

На стороне помещиков всегда были попы и урядники. Поэтому сходатаи уже не могли доказать свою правоту и влиять на исход решений собрания. Часто помещики просто уводили своих крестьян с копы, а в ХVII веке в открытую стали запрещать крепостным крестьянам посещать коповища.

Не являлись они на копу и сами. Всё стало делаться так, чтобы народовластие, самоуправление на Руси снизошло на нет.

Народное право подвергалось нападкам не только многочисленных удельных князей, но и христианской церкви, которая с годами становилась всё более богатой и агрессивной (что, впрочем, повторяется в наше время). От новых европейских законов выигрывала лишь кучка богатеев, чаще всего жуликов, казнокрадов и негодяев, жиревших за счёт людей-тружеников.

Однако копа не сдавалась. Убить её было не так-то просто. Пассионарность славяно-русов многие века оставалась достаточно высокой. Древние актовые книги сообщают нам, что в 1602 году на некоторых славянских территориях Копное право ещё жило и действовало. Уголовные дела обсуждались прямо на месте преступления – в дубраве, бору, у реки или под горою. Часто ограбленный или обиженный селянин сам разыскивал своего шкодника, собирал на него улики, расспрашивал людей. Это предварительное расследование называлось «обыск». Если истец не мог разыскать своего обидчика, он требовал собрать копу. Жалобу истца сходатаи слушали молча, не перебивая его. Истец мог созывать копу трижды.

Когда приходилось решать земельные проблемы, сходатаи собирались на спорной земле. Если помещик причинял кому-либо вред, его вызывали на копу для разговора. Помещика вызывали на собрание трижды. Если он не являлся на третий раз, копа производила расследование и принимала решение самостоятельно. Приговор народного суда назывался «выпалязокъ», «усказанье», «знайденье копное», иногда «высказанье копное».
В позднейших актах употреблялось словосочетание «декрет копы». Если ответчик мирился с истцом, его прощали.
Долгое время сильные русские города наподобие Пскова и Новгорода назывались свободными и вольными именно потому, что жили по законам древнего славяно-русского права, сохраняя арийскую правовую культуру.
Копное право легло в основу Вечевого права, действовавшего на Руси в начале Средневековья. (В переводе со старославянского «вече» означает «совет»). В летописях вече упоминается в Южном Белгороде (997 г.), Великом Новгороде (1016 г.), Киеве (1068 г.). Однако вечевые собрания горожан происходили и ранее. Русский, советский историк И. Я. Фроянов считал, что в конце I тысячелетия – начале II тысячелетия н. э. вече было высшим правящим органом во всех русских землях, а не только в Новгородской республике. Представители знати (князья, бояре, церковные иерархи) руководили этими могучими собраниями, но не обладали достаточной силой, чтобы саботировать решения народа или подчинять его действия своей воле.

На вече обсуждался широкий круг вопросов – заключение мира и объявление войны, распоряжение княжеским столом, финансовыми и земельными ресурсами. Заключались и расторгались договора с князьями, контролировались действия князей, посадников, владык и других должностных лиц, избирались и смещались владыки, посадники, тысяцкие, назначались воеводы и посадники в городе и окрестных селениях, устанавливались повинности населения, решались земельные вопросы, утверждались правила торговли и льготы, контролировались судебные сроки и исполнения судебных решений.

Вече было механизмом сглаживания социальных противоречий наших предков. Однако возникавшая с веками социальная неоднородность древнерусского общества всё больше делала народные демократичные вечевые сходы подконтрольными боярской аристократии. Уже в XII—XIII веках не только в Новгородской республике, но и в других русских землях, земская знать в значительной мере подчинила своей воле вечевые собрания.

Иногда на городских вечевых сходах случались кулачные бои (на сельской копе такого никогда не было). Это происходило в тех случаях, когда одной из боярских группировок требовалось протолкнуть выгодное для неё решение.

Но бои эти были не обычными уличными драками, они корректировались определёнными правилами судебного поединка. В ХII-XIII веках новгородцы вели себя столь буйно, что князья отказывались к ним ехать. В ХIV веке вечевые страсти в Новгороде стали несколько утихать. По сути, со временем вече стало проводником воли бояр, оформленной как воля народа, своеобразным компромиссом между т.н. элитой и простым людом.

Вечевое правление продержалось в Новгороде до середины ХV века. Этот действительно великий город был одним из последних оплотов самоуправления и народовластия в уже феодальной России. После насильственного захвата московскими князями-царями Великого Новгорода и Пскова в этих землях стали исчезать вечевые порядки. Более слабые и менее организованные русские города сдались Посполитому или Магдебурскому юридическим нормам значительно раньше.

Значение народного права на Руси угасало по мере развития феодализма. Когда царский режим дал помещикам полную волю и неограниченные права, народные юридические обычаи окончательно утратили свою силу. Хотя элементы Копного права некоторое время сохранялись в среде казаков. Наиболее ярко народное право проявлялось в Запорожской Сечи. Именно казаки и пронесли через века «звычай права нашого копнаго».
Ещё в начале ХХ века в России употреблялось слово «волость». Оно появилось на Руси в Х веке и тесно связано с Копным правом. Волость образовывали сельские общины, управляемые копой. На волостной копе выбирались: правление, старшина (староста), суд, писарь, челобитники (ходатаи по общественным делам в стольный град).
В обязанности правления входило ведение книг, где фиксировались решения собраний, сделки, торговые и трудовые договоры.

На собраниях председательствовал старшина. В его обязанности входило хранение архивных документов (постановлений, грамот, расписок и т.п.), привлечение к ответу любого селянина, оглашение постановлений копы по уголовным делам. Старшина строго следил за соблюдением народных законов. Он был связующим звеном между домохозяевами и удельным князем, перед которым ходатайствовал за интересы народа. Чтобы сгладить конфликты между князем и общинниками, разъяснял непонятливым княжеские требования и решения.

Старшина отчитывался за свои дела перед сотским, сотский – перед десятским, десятский – перед домохозяевами. Каждый из избранников народа, лишившись его доверия, в любой момент мог быть отстранён и переизбран. Однако случалось такое весьма редко, так как общественным доверием в те времена дорожили.
С приходом в Новгород Рюрика княжеская власть на Руси стала передаваться по наследству. Славно-арийская выборная управленческая культура стала утрачивать своё значение. Князем (а позднее – царём) становился не более достойный (сильнейший, умнейший, храбрейший и т.п.) представитель народа, а любой бездарный, немощный и даже психически неполноценный отпрыск правящей династии. Происходило отчуждение властных структур от народных интересов (что мы воочию наблюдаем и сегодня).

К ХVII веку мы уже имели окончательно устоявшуюся монархию, где ни о каких народных правах не было и речи.
Новый всплеск и возрождение народовластия, но уже в трансформированной форме, произошли в советское время. Однако, в конце ХХ века, не без помощи того же Запада, мы утратили и Советы.

Не будем впадать в крайности и идеализировать Копное и Вечевое мироустройство на Руси. Конечно, были у наших предков свои проблемы и сложности. Но наверняка такого беспредела и античеловечности, какие царят в нашем обществе сегодня, у русичей и славян не было. Думается, что мироустройство их общества было куда разумнее, справедливее и нравственнее нашего. Общинность (в ХХ веке – коллективизм) – дело великое. Утрачивая его, мы, потомки славяно-русов, утрачиваем себя, свою самобытность, духовную культуру, свой морально-нравственный стержень, свою уникальную душу. Чем раньше мы осознаем это, тем больше шансов на то, что Новая Русь в ХХI веке не только выживет, но и поднимется до уровня ведущих держав мира.
Естественно, сегодня мы не сможем (да это и не нужно) во всей их полноте и аутентичности перенести законы Копного и Вечевого права на современное общество. Но взять лучшее из глубины веков, из честной и справедливой системы прямого народовластия мы не только можем, но и обязаны.

С тем, что нынешнюю паразитическую систему народного оболванивания надо менять, согласится всякий здравомыслящий человек. Как это сделать технически – другой вопрос. Сейчас мы знаем одно – русским людям необходимо вернуть прямое народовластие. В самоорганизации – наше спасение. Не насилие власти сверху, а её самостоятельное формирование снизу. Только так можно обеспечить достойную жизнь нашим соотечественникам в ХХI веке.

Впереди – время славянской цивилизации (как бы она ни называлась). А сегодня русским людям надо выходить из состояния тысячелетнего библейского рабства и холопства перед Западом.

www.kramola.info

Это интересно:

  • Аварии на морских и речных судах в россии Аварии на морских и речных судах в россии Безопасность человека на воде всегда была актуальной проблемой, но, несмотря на стремление специалистов повысить безопасность судоходства, число морских и речных катастроф не уменьшается. […]
  • Как удалить с реестра оперу Удаляем браузер Опера Ежедневно выходят новые обновления программ. Далеко не все они отличаются стабильной и качественной работой без сбоев и вылетов. В связи с этим пользователи устанавливают одни браузеры и удаляют другие, […]
  • Водительские удостоверения иностранных граждан в рф Водительское удостоверение иностранного гражданина в России: действие, использование, обмен Главный документ любого водителя — это права. В России водительское удостоверение (ВУ) — это документ установленного образца в виде […]
  • Что за доплата к пенсии была в августе Прибавка к пенсии в августе: постоянная или разовая Сегодня, когда курс рубля падает все больше, а цены на продукты в России, к сожалению, не склонны уменьшаться, любая помощь от государства может стать заметным подспорьем для того, […]
  • Молодые несовершеннолетние Психологические проблемы несовершеннолетних родителей На сегодняшний день, психологические проблемы несовершеннолетних родителей, развиваются все сильнее. По статистике молодые несовершеннолетние родители отказываются от ребенка в […]
  • Как зарегистрировать заявление в прокуратуру Как зарегистрировать заявление в прокуратуру ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 27 декабря 2007 г. N 212 О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И РАССМОТРЕНИЯ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СООБЩЕНИЙ О […]