Всеобщие законы диалектики

Всеобщие законы диалектики

Энгельс подчеркивает всеобщность действия законов диалектики, хотя в каждой из отдельных областей действительности эта всеобщность проявляется в специфической форме. «…B природе, – пишет Энгельс, – сквозь хаос бесчисленных изменений прокладывают себе путь те же диалектические законы движения, которые и в истории господствуют над кажущейся случайностью событий, – те самые законы, которые, проходя красной нитью и через историю развития человеческого мышления, постепенно доходят до сознания мыслящих людей» [1, т. 20, с. 11]. Эти законы впервые, хотя и в мистифицированной форме, были раскрыты Гегелем. «И одним из наших стремлений было извлечь их из этой мистической формы и ясно представить во всей их простоте и всеобщности» [там же].

Центральное место в марксистской теории диалектики занимает закон единства и борьбы противоположностей, составляющий, по определению Ленина, «ядро диалектики» [2, т. 29, с. 203]. Именно учение о диалектических противоречиях Дюринг избрал в качестве главной мишени в своем «Курсе философии», называя это учение «верхом бессмыслицы», «абсурдной идеей» и т.д., заявляя, что противоречия могут относиться «только к комбинации мыслей, но никак не к действительности» [см. 1, т. 20, с. 122; ср. 9, с. 20].

Энгельс показывает, что любому явлению материальной действительности присуща внутренняя противоречивость. Разрешение противоречий составляет основу и главное условие поступательного развития материи. В то же время в каждой форме движения противоречивость проявляется специфичным, особым для нее образом. В механическом движении противоречивость на уровне кинематики проявляется в виде противоречия прерывности и непрерывности движения в «точках» траектории и «моментах» процесса движения, а на уровне динамики – в виде взаимоотношения действия и противодействия [см. 1, т. 20, с. 123]. И математика, связанная, в частности, с описанием механического движения, имеет в качестве одной из главных своих основ противоречие, она, как подчеркивает Энгельс, буквально «кишит противоречиями» [там же, с. 124]. Противоречие как единство противоположностей обнаруживается и в соотношениях переменных и постоянных величин, и в понятии квадрата отрицательных чисел, и в «поведении» математической бесконечности [см. там же, с. 125, 146 и др.]. Указанные Энгельсом различные диалектические противоречия в математике описаны им в краткой форме, но указывают на самые характерные аспекты математического знания.

В физической форме движения противоречивость проявляется, например, как единство притяжения и отталкивания. Решающий поворот в сторону диалектического представления о закономерностях развития физического мира сделал, как указывает Энгельс, Кант своей теорией возникновения небесных тел из вращающейся пылевой туманности, в которой взаимодействие сил притяжения и отталкивания составило источник движения и развития Вселенной [см. там же, с. 56 – 60][2]. В биологии мы сталкиваемся, указывает Энгельс, с различными противоречиями жизненных процессов, «живое существо в каждый данный момент является тем же самым и все-таки иным. Следовательно, жизнь тоже есть существующее в самих вещах и процессах, беспрестанно само себя порождающее и себя разрешающее противоречие, и как только это противоречие прекращается, прекращается и жизнь, наступает смерть» [там же, с. 124]. В процессе развития живого – как в онтогенезе, так и в филогенезе – разворачиваются самые различные противоречия – единство и противоположность, ассимиляции и диссимиляции [см. там же, с. 81 – 84], наследственности и изменчивости, противоречия внутривидовых и межвидовых отношений [см. там же, с. 68 – 70] и т.д.

В общественной жизни противоречия выступают прежде всего как борьба классов, как следствие качественных различий в характере и формах собственности. Последние же в свою очередь явились результатом противоречивого развития производства [см. там же, с. 151 – 152]. Государство и вся его последующая эволюция оказываются результатом раскола общества на классы, продуктом развития межклассовых противоположностей [см. там же, с. 152]. Социальные противоречия составляют, таким образом, сложную экономическую, политическую и идеологическую систему, охватывающую собой разные уровни общественной жизни.

Следующий всеобщий закон диалектики указывает на единство количественных и качественных изменений. Этот закон, так же как и закон единства и борьбы противоположностей, в различных областях реальности реализуется по-разному. Наиболее подробно Энгельс рассматривает действие этого закона на примере химической формы движения материи, показывая, как увеличение или уменьшение числа атомов в молекуле приводит к соответствующим ее качественным превращениям. При этом Энгельс подчеркивает наличие и обратного процесса: появившиеся новые качества вызывают дальнейшие количественные изменения объекта уже на новой его качественной основе.

Третий всеобщий закон диалектики – закон отрицания отрицания. Энгельс показывает его действие в основном на социальном материале – экономических отношениях, раскрытых Марксом в «Капитале», на истории развития общества в целом, истории науки, философии, истории социальных учений [см., напр., там же, с. 133]. При этом Энгельс раскрывает несостоятельность метафизического понимания отрицания как простой ликвидации предмета внешним воздействием. Такое отрицание встречается в действительности, но метафизики необоснованно придают ему всеобщность, исключая возможность развития предмета через диалектические его отрицания.

Диалектическое понимание отрицания включает в себя признание наличия связующих звеньев между качественно разными состояниями развивающегося предмета, признание преемственности в развитии спиралевидного процесса поступательного развития. Отрицание отрицания связано не только с качественными переходами системы из одного состояния в другое, но и с противоречивостью как источником всякого развития, ибо противоречия в результате своего разрешения приводят к самоотрицанию. В результате этого и возникает движение по спирали, в которой противоречиво соединяются два рода движения: с одной стороны, поступательное, а с другой – как бы попятное к исходным состояниям. Но происходит не буквально возвращение назад, а сохранение рациональных моментов. Это видно из примеров, которые приводит Энгельс в главе XIII первого отдела «Анти-Дюринга» [см. там же, с. 142].

Таким образом, взаимодействие всех трех законов объективной диалектики образует собою единую систему отношений, каждый элемент которой охватывает некоторую определенную сторону развития. Закон единства и борьбы противоположностей обнаруживает свое действие в каждом пункте развития, закон перехода количественных изменений в качественные – при переходе к новому этапу развития, а действие закона отрицания отрицания выявляется в процессе взаимодействия ряда этапов развития. По поводу последнего закона Энгельс замечает, что это «весьма общий и именно потому весьма широко действующий и важный закон развития…» [там же, с. 145].

fil.wikireading.ru

Диалектика энгельса и ее законы

«Законы диалектики» – это ложные законы Энгельса.
— 19.05.13 г. –

В философии Гегеля и, в целом, в диалектической философии нет и не может быть «закона отрицания отрицания», «закона перехода количества в качество» и «закона единства и борьбы противоположностей»; – это все придумки основателей и последователей диалектического материализма.
Главное, никто никогда не приводил ссылки на цитаты Гегеля, а только додумывали за него или говорили, что великий философ эти законы так-то подразумевал (прямо как ясновидящие какие-то!).

«Законы диалектики» – это законы, придуманные Энгельсом.
Именно придуманные, ибо (1) он их не вывел из явлений природы и не доказал, а просто обозначил, дал названия.
Кстати, при этом обнаруживается один важный аспект. Дело в том, что (2) используемые в «законах» термины однозначно не определены в науках. То ли наукам так до сих пор и не ясно, о чём в этих «законах» идет речь, либо предмет этих «законов» попросту не может быть определен. В любом случае некорректность и неоднозначность терминов (например, «противоположности», см. «Противоположности: обыденные представления и проблемы») не позволяет говорить о «законах» Энгельса как о законах, даже как вообще в целом о чем-то определенном .
Многие даже и не знают о том, что (3) К.Маркс сам признался в том, что перевернул диалектику Гегеля; – тогда «законы диалектики» это просто ложные «перевертыши», но никак не гегелевские законы.
Кроме того, (4) «законы диалектики» опровергаются конкретными логическими посылками и примерами (см. статьи Раздела НЕТ ЗАКОНОВ ДИАЛЕКТИКИ). Но этого апологетами этих «законов» не замечается.
Более того, (5) часто отстаивание с пеной у рта материалистами этих «законов» как «законов Гегеля» приводит к абсурду, так как именно этим материалисты опровергают основы их собственного мировоззрения. Но этого ими не замечается, что оказалось весьма полезным для современной диалектической философии.
Однако главное то, что (6) все оправдывания «законов диалектики» демонстрируют полное незнание трудов Гегеля и, что особенно важно, идеи его философии, а, значит, и идеи диалектической философии. Это важно и весьма полезно для современной диалектической философии, хотя бы, например, потому, что даже простое искажение диалектики науками показывает и ошибочность и слабость противостоящего ей познания.
«Законы диалектики» обсуждаются в отдельных статьях:
– «Закон отрицания отрицания: такового нет»,
– «Закон перехода количества в качество: такового нет»,
– «Закон единства и борьбы противоположностей: такового нет»,
А в этой статье рассмотрим то, что написал Ф.Энгельс.

А. В своем труде «Диалектика природы» Энгельс писал следующее.
«. История природы и человеческого общества – вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления. По сути дела они сводятся к следующим трем законам:
Закон перехода количества в качество и обратно.
Закон взаимного проникновения противоположностей.
Закон отрицания отрицания » (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. С. 384).
Итак, вроде бы указано, откуда берутся эти «законы» – история природы и человеческого общества, – только вот это так и остается словами. С таким же успехом можно было бы сослаться на марсиан: мол, это они даровали землянам эти «законы». Доказательств и даже простого обоснования этих «законов» у Энгельса нет, и он все время бездоказательно ссылается на Гегеля; об этом еще будет сказано ниже.
Не менее важно и то, что у Энгельса две формулировки не те, которые потом зачастую были в диалектическом материализме:
– «закон перехода количества в качество»,
– «закон единства и борьбы противоположностей».
Как видно, формулировки двух «законов диалектики» у Энгельса и в диамате значительно отличаются (причина этого – это отдельный вопрос, который можно будет обсудить отдельно).
В диамате в первом случае говорилось только о переходе количества в качество. Подразумевалось, что Энгельс не прав? Или подразумевалось другое? Или третье? Хорош закон!
Во втором случае в диамате говорилось о единстве и борьбе противоположностей. Но это далеко не «сговор» взаимно проникающих противоположностей!
Но об изменении формулировок этих «законов» в советских науках умалчивалось. Почему? В частности, потому что изменились идеологические установки, хотя в целом это уже не имеет значения, так как ставшая на практике очевидной ложь неизбежного достижения коммунизма перечеркнула все эти придумки .

Б. Что же дальше пишет Энгельс, как он обосновывает свои законы?
« Все эти три закона были развиты Гегелем на его идеалистический манер лишь как законы мышления: первый – в первой части «Логики» (труд «Наука логики». – ПРИМ.) – в учении о бытии; второй занимает всю вторую и наиболее значительную часть его «Логики» – учение о сущности; наконец, третий фигурирует в качестве основного закона при построении всей системы. Ошибка заключается в том, что законы эти он не выводит из природы и истории, а навязывает последним свыше как законы мышления. Отсюда и вытекает вся вымученная и часто ужасная конструкция: мир – хочет ли он того или нет – должен сообразоваться с логической системой, которая сама является лишь продуктом определенной ступени развития человеческого мышления. Если мы перевернем это отношение, то всё принимает очень простой вид, и диалектические законы, кажущиеся в идеалистической философии крайне таинственными, немедленно становятся простыми и ясными, как день.
Впрочем, тот, кто хоть немного знаком с Гегелем, знает, что Гегель в сотнях мест умеет давать из области природы и истории в высшей степени меткие примеры в подтверждение диалектических законов .» (Там же. С. 384).
Вот как!
Во-первых, «все эти три закона были развиты Гегелем». Однако ссылок на Гегеля Энгельс и приверженцы диамата не дали. И не могли дать, поскольку у Гегеля нет ни этих «законов», ни неких подобных «развитий». Негоже Энгельсу было так искажать истину!
Да, и брать на «слабо»: «тот, кто хоть немного знаком с Гегелем, знает, что Гегель…», как бы кто не знает, тот профан, – тоже негоже, тем более, не научно. Да и как Гегель мог приводить примеры законов, про которые он не писал?
И еще раз: никто еще не дал ссылок на труды Гегеля, где бы он указал эти «законы» или хотя бы использовал слово «закон» в сочетании со словами, упомянутыми в энгельсовых «законах».
Во-вторых, указанных Энгельсом закономерных «процессов» в соответствующих разделах труда «Наука логики» Гегеля нет … и быть не могло. Так могло казаться Энгельсу. Или хотеться ему. Но следовало бы привести цитаты. А вот тут началась бы сущая фантасмагория, и именно по этой причине в СССР замалчивался факт отсутствия указанных Энгельсом «процессов» в соответствующих разделах труда «Наука логики», так как тогда рухнули бы некоторые «законы» социализма (например, «неуклонного повышения благосостояния народа»: тут можно вспомнить голые прилавки в СССР в 80-х гг. прошлого века) и увещевания о неизбежности коммунизма.
А вот дальше – еще интереснее!
В-третьих, если, по Энгельсу, перевернуть «это отношение» (мир должен сообразоваться с логической системой), то не указанные Гегелем законы … «немедленно становятся простыми и ясными, как день». (Прямо как с бозоном Хиггса: его не может не быть, поскольку затратили столько денег на его поиск.)
Но самое смешное то, что Энгельс еще и обвиняет Гегеля в том, что тот якобы навязал то, что позже придумал сам Энгельс!
(Кстати, приписывание Гегелю того, что он не писал, особенно всяких глупостей, а потом развенчивание философии великого мыслителя, – это позже стало нормой для диамата.)

В. «Закон перехода количества в качество» оказывается чуть ли не центральным во всех разговорах о «законах диалектики».
Главным в «законе перехода количества в качество» оказывается то, что тот, кто его сформулировал, и те, которые его поддерживают, не прочитали вдумчиво то, что написал Гегель на эту тему.
Вряд ли, конечно же, Гегель предполагал, что кто-то может сварганить такого рода «закон», однако в одном из своих трудов он конкретно указал соответствующий момент – некую «хитрость», – который исключает подобное «законотворчество», тем более, под эгидой философии Гегеля или вообще диалектики.
Но такой «закон» случился.

« Закон перехода количества в качество и обратно. Закон этот мы можем для наших целей выразить таким образом, что в природе качественные изменения – точно определенным для каждого отдельного случая способом – могут происходить лишь путем количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии) » (Там же. С. 385).
Тут Энгельс прикрывается тем, что « различные аллотропические и агрегатные состояния тел, зависящие от различной группировки молекул, основываются на большем или меньшем количестве движения, сообщенного телу » (Там же.).

Во-первых, вопрос в том, что первый же закон Энгельса уже не распространяется им же на общество и мышление. А это очень опасно для марксизма, ибо закономерность развития общественных изменений, происходящих при капитализме, обосновываемая Марксом на основе именно количественных изменений, ставится под сомнение. Хорош же «закон» марксизма (диамата), который подрывает смыслы «своего» учения. Да и на практике выводы не подтверждались, например, неуклонного роста благосостояния каждого гражданина СССР при пустых полках магазинов быть не могло …
(Такой же казус случается при бездумном «узаконивании» отрицания отрицания, см. ниже.)

Во-вторых, все сводится к тому, что «…качественное изменение, оно обуславливается соответствующим количественным изменением» (Там же. С. 385).
Что получается? С одной стороны, Энгельс не обосновывает свое утверждение, а пытается его навязать на примере с нагреванием и испарением воды. Однако вода и без нагревания на огне сама испаряется при нормальной комнатной температуре – без всякого энгельсова закона.
С другой стороны, понимая это, материалист Энгельс для правдоподобности своих материалистичных законов ссылается на … идеалиста Гегеля – даже ссылается на одну (!) цитату Гегеля, но выдернутую из контекста, ибо далее, после этой цитаты, великий мыслитель приводит в пример дилемму, а потом объясняет суть происходящего (об этом можно будет поговорить отдельно). Но вот этого Энгельс увидеть не захотел .
В итоге у Энгельса получается что-то подобное тому, как если бы И.Ньютон свой закон всемирного тяготения сформулировал лишь в виде утверждения: «некоторые тела движутся». Не более того. Как, например, если лед тает при нулевой температуре по Цельсию, то и твердая сталь должна изменять свое агрегатное состояние при той же температуре? Если нет, то как это следует или не следует из формулировки энгельсова «закона»? Благодаря какому такому не указанному «точно определенному способу», что и должно было составлять суть этого «закона»? Плотность вещества, партийность ученого или еще что-то играет роль? А иначе общее утверждение, как и «некоторые тела движутся», законом не является.
(Еще следует учитывать «знания» Энгельса в области физики; например, интересен его такой пассаж: «все притяжения и все отталкивания во вселенной должны взаимно компенсироваться» (Там же. С. 393). Только вот что понимается под гравитационным отталкиванием (которое должно сопутствовать известному гравитационному притяжению), этого Энгельс не пояснил (а вот причина его ошибки ясна). Однако согласно модной физической теории, если она верна, «темной энергии» во вселенной более 70 %, и «отталкивания» должно быть намного больше, чем «притяжения»; правда, как тогда материя могла собираться в туманности для образования тел, этой теорией не разъясняется …)
Таким образом, вся абсурдность этого энгельсова «закона» и его объяснений в том, что Энгельс взял за основу не умозаключения Гегеля, а отдельный пример, который характерен при изменении количества теплоты конкретного вещества, но не является законом, по меньшей мере, в части качества и самого понятия «закон», тем более, в смысле закона по Гегелю.
Но пример – это не закон. А Энгельс не имел ни возможности, ни знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности, тем более, в сочетании с необходимыми для закона условиями.

В-третьих, интересен вопрос, указанный самим Энгельсом: «когда мы превращаем теплоту в механическое движение или наоборот, то здесь изменяется качество, а количество остается тем же самым?» (Там же). Энгельс не дал ответ на этот свой вопрос, чем также поставил под сомнение свой «закон».

В-четвертых, следует обратить внимание на то, что Энгельс постоянно приписывает свой закон Гегелю: «открытый Гегелем закон» (Там же. С. 387), «закон Гегеля» (Там же. С. 389) и т.д. Понятно, авторитет Гегеля непоколебим, и если он что сказал, то, значит, это так и есть. Тогда, значит, и материализм Маркса и Энгельса доложен был бы всецело следовать «идеалистической» гегелевской философии …

В-пятых, Энгельс невзначай говорит о том, что «этот же самый закон подтверждается на каждом шагу в биологии и в истории человеческого общества» (Там же. С 389), – и это закон, сформулированный, по словам самого же Энгельса, для материальных тел! Понятно: надо же было хотя бы нож из спины марксизма вытащить.

Г. А вот о двух других своих «законах» Энгельс вообще ничего не говорит. Может, вообще сказать было нечего? Похоже, что так, ибо, как уже говорилось, пример – это не закон, а Энгельс не имел ни возможности, ни знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности, тем более, в сочетании с необходимыми для закона условиями. Поэтому другие свои «законы» он даже не обсуждал …
В результате у Энгельса имеются, по сути, только названия этих двух законов.
При этом следует отметить, что ни К.Маркс, ни В.И. Ленин в своих теоретизациях слово «закон» вообще не использовали: «что-то в таком-то случае произошло», и «где-то птица пролетела», – это не законы, поэтому К.Маркс и В.И. Ленин были весьма осторожны
В.И.Ленин однажды вообще так писал: «Количество перешло в качество. Произошло отрицание отрицания». Никаких вам «законов», но поиграться с трендами можно.
А вот диаматовцы вовсю пользовались словом «закон», приводили примеры, как и Энгельс, но, как и он, ничего убедительного написать так и не смогли. Прямо как с «методом» «тезис — антитезис – синтез» …
Но все же хоть пару слов об этих «законах» сказать надо.

Закон взаимного проникновения противоположностей, или закон единства и борьбы противоположностей.
В связи с этим законом, кроме изменения формулировки, имеются большие проблемы разных видов.
Например, о борьбе противоположных политических группировок, сосуществующих вместе, говорил еще Гераклит, так что приписывать что-то подобное в области общественного развития Гегелю было бы просто глупо, тем более, что великий мыслитель рассматривал развитие государства на другой основе, что почему-то ускользнуло и от критиков и от ученых.
А вот в природе, например, те же белые и черные лебеди что-то не борются.
Да и мир за миллиарды лет не стал серым, каким должен был бы стать в результате борьбы «черного» и «белого».
Далее, см. «Закон единства и борьбы противоположностей: такового нет».

Закон отрицания отрицания.
А с этим законом вообще всё плохо, причем настолько, что даже Энгельс не мог представить.
Даже не будем обсуждать логические и онтологические стороны; в отношении них просто поставим такой вопрос: в трехзначной логике Лукасевича суть три логических значения – пусть «0», «1/2» и «1», – и что тогда является отрицанием нуля: «1/2» или «1»?
Но важнее другое.
Например, К.Маркс в конце «Капитала» так написал: «Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а, следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это – отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства» (Маркс К. Капитал, т. I. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 23. С. 773).
Во-первых, как тут быть с тем, что в СССР были «производственные отношения, служившие источником отчуждения трудящихся от собственности и результатов их труда…» [Материалы XXVIII Съезда КПСС. – М., 1990. – С. 4]? – прямо как при капитализме!
И, во-вторых, должно ли было что-то советское «послекапиталистическое» (пусть, по Марксу, индивидуальная собственность) в результате отрицания отрицания восстановить капиталистическую частную собственность? Т.е. движения от социализма к коммунизму, о котором громогласно утверждала КПСС, не могло что ли быть, а должен был быть возврат к капитализму? Подтверждает ли история наступление капитализма на территории бывшего СССР? Если «да», то тогда зачем Марксу надо было создавать свое учение и необоснованно говорить о послекапиталистическом обществе.
По-другому: марксистам и диаматовцам проще было бы вообще отказаться от «закона отрицания отрицания», – чтобы не попадать в теоретически запретную и безысходную для них область, – и оставить известную марксистско-ленинскую эквилибристику: просто «отрицание отрицания», но не закон… Однако СССР уже нет. И диамата уже нет. А его «закона отрицания отрицания» и не было.
Далее, см. «Закон отрицания отрицания: такового нет».

Д. «Законов диалектики» нет, ибо воспевавшего их диамата уже нет – он умер после исключения из него принципа партийности, и негде этим «законам» быть.
Но с ложью «законов диалектики» наукам следовало бы разобраться, так как обнаруживаются не только причины весьма плаченых негативных последствий, но и весомые методологические аспекты. Впрочем, современным наукам не до них, и этим занимается только современная диалектика, и в этой плоскости наращивая свои знания.

Хотя, с другой стороны, «законы диалектики» сейчас на руку диалектике, понимаемые, правда, ею как заблуждения наук, так как этими «законами» унижается примат материального и, тем самым, утверждается превалирование как нематериального в мире, так и диалектики над материалистичными науками.

А обобщая положения выше изложенного перед более подробным анализом энгельсовых «законов» в статьях Раздела, следует сказать (используя выражение Дж.М.Кейнса – «спасителя капитализма» – в отношении классической теории экономики), что «законы диалектики» применимы не к обществу и не к природе, а только, быть может, к особому случаю, так как ситуация, которую рассмотрел Энгельс, является лишь предельным случаем возможных ситуаций; более того, характерные черты этого особого случая не совпадают с чертами общества, в котором мы живем, и явлениями природы, и проповедование этих «законов» сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить эти «законы» и соответствующую теорию в практической жизни.

dialectics.ru

Диалектика природы (Энгельс)/Глава 8

Еще поразительнее обнаруживается это в гомологичных рядах углеродистых соединений, особенно в случае простейших углево- дов. Из нормальных парафинов простейший — это метан СН4 . Здесь 4 единицы сродства атома углерода насыщены 4 атомами водорода. У второго парафина—этана С2Н4—два атома углерода связаны между собой, а свободные 6 единиц связи насыщены 6 атомами водорода. Дальше мы имеем C3H8, C4H10,—словом, по алгебраической формуле, CnH2n+2, так что благодаря прибавлению каждый раз группы СН2 мы получаем тело, качественно отличитное от предыдущего тела. Три низших члена ряда — газы, высший известный нам, гексадекан, С16Н34,—это твердое тело с точкой кипения 2700С. То же самое можно сказать о выведенном (теоретически, из парафинов ряде первичных алкоголей с формулой СnH2n+2O и об одноосновных жировых кислотах(формула СnН2n О2). Какое качественное различие приносит с собой количественное прибавление C3Н6, можно узнать на основании опыта: достаточно принять в каком- нибудь пригодном для питья виде, без примеси других алкоголей, винный спирт С2Н6О, а в другой раз принять тот же самый винный спирт но с небольшой примесью амильного спирта С5Н12О, являющегося главной составной частью гнусного сивушного масла. На следующее утро наша голова почувствует, к ущербу для себя, разницу между обоими случаями, так что можно даже сказать, что охмеление и следующее за ним похмелье от сивушного масла (главная составная часть которого, как известно, амильный спирт) является тоже перешедшим в качество количеством: с одной стороны—винного спирта, а с другой, — прибавленного к нему СзН6. В этих рядах гегелевский закон выступает перед нами еще в дру- гой форме. Нижние члены его допускают только одно-единствен-ное взаимное расположение атомов. Но если число объединяющих-ся в молекулу атомов достигает некоторой определенной для каждого ряда величины, то группировка атомов в молекулы может происходить несколькими способами; могут появиться два или несколько изомеров, заключающих в молекуле одинаковое число атомов С, Н, О, но качественно различных между собой. Мы в состояии даже вычислить, сколько подобных изомеров возможно для каждого члена ряда. Так в ряду парафинов для С4Н10 существуют два изомера, для С5Н12—три; для высших членов число возможных изомеров возрастает очень быстро . Таким образом опять-таки количество атомов в молекуле обуславливает возможность, а также — поскольку это показано на опыте -реальное существование подобных качественно различных изомеров. Мало того. По аналогии с знакомыми нам в каждом из этих ря- дов телами мы можем строить выводы о физических свойствах не- известных нам еще членов такого ряда и предсказывать с некоторой степенью уверенности — по крайней мере для следующих за известными нам членами тел—эти свойства, например точку кипения и т. д. Наконец, закон Гегеля имеет силу не только для сложных тел, но и для самих химических элементов. Мы знаем теперь, «что хими- ческие свойства элементов являются периодической функцией атом ных весов» (Roscoe-Schorlemmer, Ausfuhrliches Lehrbuch der Chе- mie, II Band, стр.823) [139], что следовательно их качество обуслов-

лено количеством их атомного веса. Это удалось блестящим образом подтвердить. Mенделеев показал, что в рядах сродных элементов, расположенных по атомным весам, имеются различные пробелы, указывающие на то, что здесь должны быть еще открыты новые элементы. Он наперед описал общиe химические свойства одного из этих неизвестных элементов,—названного им экаалюминием, потому что в соответствующем ряду он следует непосредственно за алюминием, — и предсказал приблизительным образом его удельный и атомный вес и егo атомный объем. Несколько лет спустя Лекок-де-Буабодран действительно открыл этот элемент, и оказалось, что предсказания Менделеева оправдались с незначительными отклонения- экаалюминий воплотился в галлий (там же, стр. 828). Менделеев, применяя бессознательно гегелевский закон о переходе количества в качество, совершил научный подвиг, который смело можно поставить рядом с открытием Леверрье, вычислившего орбиту еще неизвестной планеты—Нептуна. Этот самый закон подтверждается на каждом шагу в биологии и в истории человеческого общества, но мы предпочитаем ограни-чиваться примерами из области точных наук, ибо здесь количество можно указать и точно измерить. Весьма вероятно, что те самые господа, которые до сих пор славляли закон перехода количества в качество как мистицизм и непонятный трансцендентализм, теперь найдут нужным заявить, что это само собой разумеющаяся, банальная и плоская истина, что они ее применяли уже давно и что таким образом им не сообщают здесь ничего нового. Но установление впервые всеобщего закона развития природы, общества и мысли в форме общезначимого начала останется навсегда подвигом всемирно-исторического значения. И если эти господа в течение многих лет позволяли количеству переходить в качество, не зная того, что они делали, то им придется искать утешения вместе с мольеровским господином Журданом, который тоже всю свою жизнь говорил прозой, не догадываясь об этом [1] .

ru.m.wikisource.org

Теория диалектики и ее общие законы

Теория диалектики и ее общие законы

Дюринг и его сторонники были последовательными противниками диалектики. Вместе с тем наряду с дюрингианством в социал-демократических кругах Германии получили распространение идеи вульгарного материализма К. Фогта, Я. Молешотта, Л. Бюхнера, антидиалектические по своему характеру и содержанию. Вульгарные материалисты использовали мотивы материализма Фейербаха, но огрубляли и деформировали его. Они отождествляли свою философию с естествознанием, усматривая в ней род «физиологического антропологизма». Несмотря на ограниченность мировоззрения этих мыслителей, их взгляды сыграли положительную роль в период реакции после 1848 года, поскольку они выступали с защитой естествознания и критикой идеализма. Однако в 70 – 80-х годах установки вульгарного материализма проявлялись в грубо биологической интерпретации общественных явлений, в проповеди социал-дарвинизма, отрицании роли революционных преобразований. В своих взглядах на развитие они отстаивали положения плоского эволюционизма, отвергая диалектику Гегеля, как «духовное шарлатанство». Одну из своих задач при написании «Анти-Дюринга» Энгельс видел в развенчании антидиалектических установок вульгарного материализма.

В «Анти-Дюринге» Энгельс четко изложил свои взгляды на содержание материалистической диалектики как науки. Обращение Энгельса к этой проблеме было во многом связано с его намерением подготовить в дальнейшем общий очерк материалистической диалектики, что соответствовало задуманному, но не осуществленному плану Маркса создать по теории диалектики специальный труд. Тем большее значение имеют идеи «Анти-Дюринга» для осмысления и правильного понимания научной теории диалектики.

Единая диалектика природы, общества и познания обладает, по мысли Энгельса, определенным составом и структурой. В своем теоретическом виде она находит выражение прежде всего в «главных»[408] законах и категориях диалектики. Главных законов диалектики Энгельс выделяет три: закон диалектической связи противоположностей, закон перехода количественных изменений в качественные и закон отрицания отрицания. Но при этом он нигде не утверждает, что число диалектических законов ими ограничивается: диалектические категории характеризуются большим количеством взаимосвязей, и все эти взаимосвязи в принципе могут быть выражены в форме соответствующих законов диалектики (что, разумеется, не означает того, будто законы диалектики вторичны в отношении категорий).

В «Анти-Дюринге» Энгельс раскрывает действие всеобщих законов материалистической диалектики, которые прежде всего выступают как основные законы объективной диалектики (диалектики развития объективной действительности). В самом общем виде эти законы были сформулированы уже в «Науке логики» Гегеля. У Гегеля диалектические законы познания совпадали с законами бытия в силу присущего его взглядам принципа тождества мышления и бытия, тогда как у Маркса и Энгельса первые, находясь в единстве с последними, являются диалектически противоречивым их отражением.

Учение о диалектических противоречиях и закон диалектической связи противоположностей, учение о превращениях их друг в друга, как утверждал Энгельс[409], составляют в диалектике самое главное. Именно в «Анти-Дюринге» впервые в истории марксизма закон всеобщей противоречивости вещей, процессов и явлений был всесторонне охарактеризован Энгельсом как центральный закон материалистической диалектики. Дюрингом в его «Курсе философии» этот закон был избран в качестве одной из главных мишеней критики: он называл объективные противоречия «верхом бессмыслицы», а содержание закона единства и борьбы противоположностей сводил к плоской мысли «о силах, движущихся в противоположных направлениях»[410]. Согласно Дюрингу, противоречия могут относиться «только к комбинации мыслей, но никак не к действительности»[411].

Энгельс показал, что закон диалектического противоречия является объективным прежде всего по своему содержанию. При этом каждой форме движения материи присущи специфические противоположности и противоречия. Так, например, в кинематике механического движения обнаруживается противоречие между непрерывным перемещением тела в пространстве и его прохождением через различные точки траектории движения. В живом организме имеют место противоречия между ассимиляцией и диссимиляцией[412], а в рамках филогенеза – многие внутривидовые и межвидовые противоречия[413]. В общественной жизни противоречия имеют место прежде всего в виде борьбы классов, носящей экономический, а на этой основе политический и идеологический характер, и т.д.

Возражая Дюрингу, Энгельс изложил свое понимание диалектической связи противоположностей. Оба полюса «какой-нибудь противоположности… столь же неотделимы один от другого, – писал Энгельс, – как и противоположны, и… они, несмотря на всю противоположность между ними, взаимно проникают друг друга»[414]. Позднее Ленин формулировал это положение как закон единства и борьбы противоположностей[415].

Один из основных законов марксистской диалектики, которому Энгельс в «Анти-Дюринге» уделяет большое внимание, – это закон перехода количественных изменений в качественные. Это закон, раскрывающий механизм порождения качественных изменений, причем они, в свою очередь, вызывают на соответствующем этапе их развития новые количественные изменения. Дюринг отрицал и этот закон диалектики, называя его не иначе как «путаным и туманным представлением Гегеля»[416]. Наиболее подробно Энгельс рассматривал действие закона взаимоперехода количественных и качественных изменений применительно к химической форме движения материи[417], показывая это на таком типичном примере, как увеличение или уменьшение числа атомов в молекулах веществ, образующих гомологические ряды, которое приводит к определенным качественным превращениям веществ. «…Почти повсюду в химии… можно видеть, как „количество переходит в качество“, и это якобы путаное и туманное представление Гегеля может быть, – утверждает Энгельс, – обнаружено… в телесной форме в вещах и процессах…»[418]

Взаимодействие количественных и качественных изменений – это один из видов проявления всеобщей диалектической противоречивости. Переход в новое качество происходит скачкообразно, и он должен быть понят как результат разрешения соответствующего противоречия в данном объекте. Результатом скачка является становление нового противоречия между количественными и качественными моментами уже обновленного объекта. Поэтому Энгельс рассматривал оба эти закона в их непосредственном единстве[419]. Он исходил из убеждения, что диалектика взаимоперехода количественных и качественных характеристик является существенным аргументом: с одной стороны, против механицистов, стоящих на позициях абсолютизации количественных изменений и не допускающих у категории «качество» какого-либо самостоятельного (тем более научного) содержания, которое признается им у «количества», а с другой стороны, против метафизиков из лагеря идеалистов, зачастую абсолютизирующих качество и пренебрегающих количественно-структурными сторонами объектов, как чем-то «несущественным».

Третьим основным законом материалистической диалектики является закон отрицания отрицания. Раскрывая в «Анти-Дюринге» содержание этого закона[420], Энгельс показал его действие в основном на социальном материале – на политико-экономических отношениях, исследованных Марксом в «Капитале», и на фактах общей истории развития общества, а также истории науки, философии и социальных учений[421]. При этом Энгельс выявил несостоятельность метафизического понимания отрицания, которое тождественно понятию полного уничтожения существующего предмета, вызванного губительными внешними воздействиями на этот предмет. Отрицание как уничтожение, конечно, имеет место, но метафизики неправомерно его абсолютизируют, тем самым исключая возможность развития предметов. Диалектическое же понимание отрицания характеризует его как связующее звено между двумя качественными состояниями предмета, между двумя разными этапами его развития, когда отрицание прошлого его состояния и переход в новое состояние включает в себя наряду с исчезновением прежнего качества сохранение определенных его результатов и включение этих результатов в процесс дальнейшего обновления предмета.

Отрицание отрицания выступает, таким образом, как дальнейшая конкретизация закономерности качественных превращений, определяя общее направление их развития. Отрицание является продуктивным механизмом развития, включающим в себя как преемственность (в смысле утверждения каких-то положительных моментов прошлого этапа, создания основы последующего развития и даже своего рода «возвращения» к этим моментам), так и переход к новому состоянию. Закон отрицания отрицания говорит о восходящем пути развития, так что указанное «возвращение» только относительно: прежние моменты преобразуются под воздействием нового состояния объекта. Этот закон в своем содержании и действии связан не только с качественными переходами системы из одних состояний в другие, но и с противоречиями как с источником развития, противоречиями, которые в результате своего разрешения приводят данную систему к диалектическому переходу в свою противоположность, то есть к «самоотрицанию». В отрицании отрицания возникает движение как бы по «спирали», в котором противоречиво соединяются два рода движения: с одной стороны, поступательное, ведущее на более высокий уровень развития, а с другой стороны, возврат к якобы старому, частичное воспроизведение некоторых черт предыдущих циклов развития, но уже на совершенно новой основе.

Все это анализируется на результатах конкретных исследований, которые проводит Энгельс в «Анти-Дюринге». Эти результаты помогают увидеть и действие своеобразных частных форм данного закона, в том числе в жизни общества, в процессах познания и в истории мировоззрений и идеологий.

Как и другие законы диалектики, закон отрицания отрицания в марксистской философской теории обладает методологической и познавательно-эвристической функцией. И именно при его рассмотрении Энгельс подчеркивает недопустимость шаблонов в применении диалектики. «…Способ отрицания, – пишет он, – определяется здесь, во-первых, общей, а во-вторых, особой природой процесса… Это зависит от особой природы каждого отдельного случая»[422].

В итоге взаимодействия трех основных законов диалектики возникает единая система диалектических связей и переходов, каждый элемент которой выполняет свою особенную функцию, охватывая совокупным действием всю действительность. Закон единства и борьбы противоположностей обнаруживает свое определяющее воздействие в узловых пунктах развития, на существенных стадиях бытия и изменения объектов. Закон перехода количественных изменений в качественные наиболее явно обнаруживает свое действие при переходе к каждому новому этапу развития. Действие закона отрицания отрицания проявляется как связь по меньшей мере трех следующих друг за другом фаз развития. Именно поэтому действие данного закона наиболее четко обрисовывается в сравнительно быстро развивающихся и наиболее сложных системах – в живой природе, в ее отдельных организмах, цепочках поколений, популяциях, биоценозах и в целом в биосфере. Действие его проявляется и на разных уровнях общественно-исторического процесса.

Наряду с анализом действия трех основных общих законов материалистической диалектики Энгельс исследует и отдельные категориальные пары, и прежде всего – свободу и необходимость. Специально Энгельс рассматривает и особые закономерности субъективной диалектики в смысле диалектики процесса познания.

fil.wikireading.ru

Это интересно:

  • Закон 38-зрк с изменениями Закон Республики Крым от 31 июля 2014 г. N 38-ЗРК "Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым" Закон Республики Крымот 31 июля 2014 г. N 38-ЗРК"Об особенностях регулирования […]
  • Федеральный закон 255-фз в последней редакции Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от […]
  • Штраф за не сдачу отчета в пф Штраф за несвоевременную сдачу отчетности в ПФР Актуально на: 20 июля 2016 г. По итогам каждого отчетного и расчетного периода страхователь обязан представлять в ПФР расчет по форме РСВ-1 (утв. Постановлением Правления ПФ РФ от […]
  • Бежан андрей вячеславович нотариус Государственные нотариусы Пятая одесская государственная нотариальная контора 65005, г. Одесса, ул. Прохоровская, 20, тел .: (048) 731-19-87, 705-17-72 Вторая одесская государственная нотариальная контора 65011, г. Одесса, ул. […]
  • Ст 20 закона 294-фз Статья 20. Недействительность результатов проверки, проведенной с грубым нарушением требований настоящего Федерального закона Статья 20. Недействительность результатов проверки, проведенной с грубым нарушением требований настоящего […]
  • Городское центр субсидий спб Пункты приема Городского Центра Жилищных Субсидий Многоканальный телефон справочной службы: 335-85-08 пн-чт с 09.00 до 17.00 пт с 09.00 до 16.00 Часы приема пунктов: пн, ср, чт 13.00 - 19.00 перерыв 15.00 – 15.45 технологический […]