Алексей кочетков кровавые преступления

Кровавые преступления бандеровской хунты. Предисловие С.В. Железняка, заместителя Председателя ГД РФ

Книга, которую вы держите в руках – предостережение тем, кто не понимает либо недооценивает угрозы возрождения нацизма для современной цивилизации. Работа Алексея Кочеткова написана на основе детального и глубокого анализа ситуации на Украине, изучения архивных материалов, а также фактологии современных событий.

В книге собраны подлинные истории и хроники, документальные свидетельства преступлений, которые происходят при попустительстве властей Киева и до сих пор совершаются на земле Новороссии украинской армией и ультрарадикальными группировками против жителей Донецкой и Луганской областей.

Гибель тысяч ни в чем неповинных людей, геноцид народа Новороссии, разрушенные города и села, колонны беженцев и ужасная гуманитарная катастрофа – таков результат правления киевского режима. К сожалению, пока рано подводить печальные итоги, война против народа Юго-Востока Украины продолжается. Мы видим, что это не просто гражданская война, это ожесточенное противостояние пытающегося возродиться неонацизма с крепнущим антифашистским движением.

Россия всегда выступала за мирное разрешение любых, самых сложных конфликтов. Наша страна продолжает настаивать на прекращении военной операции и начале переговоров. Мы также всеми возможными цивилизованными способами пытаемся достучаться до мировой общественности, которая должна увидеть и узнать правду о событиях на Юго-Востоке Украины и повлиять на руководство тех стран, которые поддерживают нынешнюю Киевскую власть.

За твердую позицию в вопросах отстаивания интересов представителей Русского мира Россия подвергается сильнейшему внешнему давлению. Несмотря на это, наша страна остается верной своим убеждениям и никогда не допустит, чтобы на нашей земле и в мире подняли голову неонацисты и неофашисты. На это направлены усилия российского государства и гражданского общества. И данная книга – серьезный вклад в поддержку антифашистского движения.

Выражаю благодарность автору за высокопрофессиональную и крайне актуальную работу. Эта книга позволит читателям увидеть, что творится сегодня на Украине, узнать об истоках происхождения украинских неонацистов и последователей Бандеры, разобраться в причинах нацизации украинской государственной политики и общественной жизни, общества и безнаказанности жестоких преступлений, совершаемых фашиствующими молодчиками по всей территории Украины и, особенно, на Луганской и Донецкой земле.

Сергей Владимирович Железняк,

заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель Секретаря Генерального совета партии «Единая Россия»

Россия и Украина: будущее одной иллюзии

Говорят, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Ещё, правда, может покалечить. Физически или морально. Но лучше всё-таки думать позитивно, поэтому будем считать, что то, что нас не убьёт, обязательно сделает нас сильнее или мудрее. Мудрый учится и на своих, и на чужих ошибках. Или, во всяком случае, стремится к этому.

Политический кризис на Украине, в результате которого в стране досрочно сменились власть, строй, политическая и физическая карта, а также разразилась невиданная для новейшей истории Европы гражданская война, заставил многих людей в России по-другому взглянуть на своего юго-западного соседа. Взглянуть пристально и критично. Впервые в истории сосуществования двух народов[2] взглянуть на Украину просто реалистично. И то, что предстало перед взором русских наблюдателей, им не понравилось.

До событий евромайданной революции 2014–2015 гг. русские крайне мало внимания обращали на Украину. Парадоксальным образом эта явная невнимательность, граничащая с безразличием, сопровождалась обязательной мантрой, произносимой по любому близкому случаю, о «братских народах», «самых близких партнёрах», «единой победе» и пр. Наши соотечественники полагали, что Украина – эта такая «другая Россия» (не лимоновская, конечно), но только меньше, теплее, наивнее и проблемнее, чем «настоящая».

Когда же разразился кризис, поначалу напоминавший «Оранжевую революцию» десятилетней давности, но затем бесконечно переросший её, российские наблюдатели, удивлённо спрашивали друг друга: что случилось с братским народом? почему украинцы вдруг стали против нас? откуда в мирной Украине появились бандеровцы? Эти вопросы задавали друг другу не только обычные люди, которым простительная такая неинформированность о событиях в другой стране. Украинская революция под красно-чёрными флагами Степана Бандеры, стала, однако, неожиданностью и для значительного числа чиновников, ответственных за российско-украинское сотрудничество.

Ответ на вопрос, почему проевропейская по названию революция на деле обернулась националистической, в самом негативном смысле этого многогранного понятия, очень прост. Украинская революция стала националистической по той причине, что националистические идеи поддерживаются украинским обществом или, по меньшей мере, его активной частью. Необандеровцы появились в центре Киева не от сырости, идущей с Днепра. Они там уже были с самого начала независимого существования Украинского государства. Националистический взгляд на историю страны доминировал в школьных и вузовских учебниках, в политическом и медиамейнстриме[3]. Альтернативой националистическому (и, прежде всего, русофобскому) политическому вектору могло бы стать коммунистическое движение. Однако Коммунистическая партия Украины, традиционно опирающаяся на ностальгирующий по временам СССР пенсионный электорат, в условиях реальной революционной ситуации не смогла оказаться на высоте положения, как столетие назад её основатель.

Когда от пуль неизвестных снайперов пали первые жертвы на Майдане Незалежносте, в украинском обществе моментально нашёлся ответ о виновниках трагедии. Это были присланные Кремлём кадровые офицеры ФСБ. Знакомые киевляне говорили автору, что эта информация получена из абсолютно надёжных источников. Любые вопросы о том, зачем вообще Кремлю понадобилось засылать сотрудников ФСБ, чтобы убивать демонстрантов, упирались в стену: «Я уж не знаю, зачем, но мне сказали знающие люди на условиях анонимности». «Верую, ибо абсурдно», – говаривал Тертуллиан.

Facebook Анастасии Дмитрук: запись от 10.03.2014.

www.litmir.me

Кровавые преступления бандеровской хунты

в удобном приложении MyBook

Алексей Кочетков
Кровавые преступления бандеровской хунты. Предисловие С.В. Железняка, заместителя Председателя ГД РФ

Предисловие

Книга, которую вы держите в руках – предостережение тем, кто не понимает либо недооценивает угрозы возрождения нацизма для современной цивилизации. Работа Алексея Кочеткова написана на основе детального и глубокого анализа ситуации на Украине, изучения архивных материалов, а также фактологии современных событий.

В книге собраны подлинные истории и хроники, документальные свидетельства преступлений, которые происходят при попустительстве властей Киева и до сих пор совершаются на земле Новороссии украинской армией и ультрарадикальными группировками против жителей Донецкой и Луганской областей.

Гибель тысяч ни в чем неповинных людей, геноцид народа Новороссии, разрушенные города и села, колонны беженцев и ужасная гуманитарная катастрофа – таков результат правления киевского режима. К сожалению, пока рано подводить печальные итоги, война против народа Юго-Востока Украины продолжается. Мы видим, что это не просто гражданская война, это ожесточенное противостояние пытающегося возродиться неонацизма с крепнущим антифашистским движением.

Россия всегда выступала за мирное разрешение любых, самых сложных конфликтов. Наша страна продолжает настаивать на прекращении военной операции и начале переговоров. Мы также всеми возможными цивилизованными способами пытаемся достучаться до мировой общественности, которая должна увидеть и узнать правду о событиях на Юго-Востоке Украины и повлиять на руководство тех стран, которые поддерживают нынешнюю Киевскую власть.

За твердую позицию в вопросах отстаивания интересов представителей Русского мира Россия подвергается сильнейшему внешнему давлению. Несмотря на это, наша страна остается верной своим убеждениям и никогда не допустит, чтобы на нашей земле и в мире подняли голову неонацисты и неофашисты. На это направлены усилия российского государства и гражданского общества. И данная книга – серьезный вклад в поддержку антифашистского движения.

Выражаю благодарность автору за высокопрофессиональную и крайне актуальную работу. Эта книга позволит читателям увидеть, что творится сегодня на Украине, узнать об истоках происхождения украинских неонацистов и последователей Бандеры, разобраться в причинах нацизации украинской государственной политики и общественной жизни, общества и безнаказанности жестоких преступлений, совершаемых фашиствующими молодчиками по всей территории Украины и, особенно, на Луганской и Донецкой земле.

Сергей Владимирович Железняк,

заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель Секретаря Генерального совета партии «Единая Россия»

Россия и Украина: будущее одной иллюзии

Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными —
нам не стать с вами даже сводными.
Вы себя окрестили «старшими» —
нам бы младшими, да не вашими.
Вас так много, а, жаль, безликие.
Вы огромные, мы – великие.
А вы жмете… вы всё маетесь,
своей завистью вы подавитесь.
Воля – слово вам незнакомое,
вы все с детства в цепи закованы.
У вас дома «молчанье – золото»,
а у нас жгут коктейли Молотова,
да, у нас в сердце кровь горячая,
что ж вы нам за «родня» незрячая?
А у нас всех глаза бесстрашные,
без оружия мы опасные.
Повзрослели и стали смелыми
все у снайперов под прицелами.
Нас каты на колени ставили —
мы восстали и всё исправили.
И зря прячутся крысы, молятся —
они кровью своей умоются.
Вам шлют новые указания —
а у нас тут огни восстания.
У вас Царь, у нас-Демократия.
Никогда мы не будем братьями.

Говорят, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Ещё, правда, может покалечить. Физически или морально. Но лучше всё-таки думать позитивно, поэтому будем считать, что то, что нас не убьёт, обязательно сделает нас сильнее или мудрее. Мудрый учится и на своих, и на чужих ошибках. Или, во всяком случае, стремится к этому.

Политический кризис на Украине, в результате которого в стране досрочно сменились власть, строй, политическая и физическая карта, а также разразилась невиданная для новейшей истории Европы гражданская война, заставил многих людей в России по-другому взглянуть на своего юго-западного соседа. Взглянуть пристально и критично. Впервые в истории сосуществования двух народов [2] взглянуть на Украину просто реалистично. И то, что предстало перед взором русских наблюдателей, им не понравилось.

До событий евромайданной революции 2014–2015 гг. русские крайне мало внимания обращали на Украину. Парадоксальным образом эта явная невнимательность, граничащая с безразличием, сопровождалась обязательной мантрой, произносимой по любому близкому случаю, о «братских народах», «самых близких партнёрах», «единой победе» и пр. Наши соотечественники полагали, что Украина – эта такая «другая Россия» (не лимоновская, конечно), но только меньше, теплее, наивнее и проблемнее, чем «настоящая».

Когда же разразился кризис, поначалу напоминавший «Оранжевую революцию» десятилетней давности, но затем бесконечно переросший её, российские наблюдатели, удивлённо спрашивали друг друга: что случилось с братским народом? почему украинцы вдруг стали против нас? откуда в мирной Украине появились бандеровцы? Эти вопросы задавали друг другу не только обычные люди, которым простительная такая неинформированность о событиях в другой стране. Украинская революция под красно-чёрными флагами Степана Бандеры, стала, однако, неожиданностью и для значительного числа чиновников, ответственных за российско-украинское сотрудничество.

Ответ на вопрос, почему проевропейская по названию революция на деле обернулась националистической, в самом негативном смысле этого многогранного понятия, очень прост. Украинская революция стала националистической по той причине, что националистические идеи поддерживаются украинским обществом или, по меньшей мере, его активной частью. Необандеровцы появились в центре Киева не от сырости, идущей с Днепра. Они там уже были с самого начала независимого существования Украинского государства. Националистический взгляд на историю страны доминировал в школьных и вузовских учебниках, в политическом и медиамейнстриме [3] . Альтернативой националистическому (и, прежде всего, русофобскому) политическому вектору могло бы стать коммунистическое движение. Однако Коммунистическая партия Украины, традиционно опирающаяся на ностальгирующий по временам СССР пенсионный электорат, в условиях реальной революционной ситуации не смогла оказаться на высоте положения, как столетие назад её основатель.

Когда от пуль неизвестных снайперов пали первые жертвы на Майдане Незалежносте, в украинском обществе моментально нашёлся ответ о виновниках трагедии. Это были присланные Кремлём кадровые офицеры ФСБ. Знакомые киевляне говорили автору, что эта информация получена из абсолютно надёжных источников. Любые вопросы о том, зачем вообще Кремлю понадобилось засылать сотрудников ФСБ, чтобы убивать демонстрантов, упирались в стену: «Я уж не знаю, зачем, но мне сказали знающие люди на условиях анонимности». «Верую, ибо абсурдно», – говаривал Тертуллиан.

Мартовский референдум об отделении Крыма от Украины и возвращении в состав России украинские СМИ называли «проведённым под дулами русских автоматов». С такой точкой зрения соглашались даже те украинцы, которые всего лишь за несколько месяцев до этого со вздохом говорили автору, что на юго-востоке страны, а особенно в Крыму, люди не ассоциировали и не будут ассоциировать себя с Украиной, поэтому для сохранности Украины как национального государства украинского народа эти территории благоразумнее было бы присоединить к России.

Ещё не успел догореть одесский Дом профсоюзов, как по всем украинским СМИ прошла информация о том, что это была провокация, устроенная гражданами России и Приднестровья (!). Очевидно, именно фактом «москальской» национальности заживо сгоревших в Доме профсоюзов активистов можно объяснить бурный восторг, которыми наполнились украинские соцсети. Сторонники европейского выбора Украины, сознательно открещивающиеся от любых националистических симпатий или ксенофобских идей, радовались «шашлыку из колорадов» [4] . Когда стало известно, что все сожжёные были жителями

Одессы или области, это не вызвало ни тени раскаяния. «Сами нарвались, вот и получили», – говорила украинская активистка на публичных слушаниях в Европарламенте 9 июня 2014 г. [5]

Когда на юго-востоке Украины начались первые несанкционированные (не санкционированные «Евромайданом») захваты областных администраций сторонниками федерализации страны, СМИ и евроактивисты в один голос как о «понятном любому человеку» факте стали говорить о том, что захваты инспирированы Кремлём, а участвует в них массовка бездельников из граничащей с Украиной Белгородской области России. Самоочевидным фактом для проевропейской части украинского общества стало и то, что в Донецкой и Луганской областях против украинской армии и карательных батальонов, состоящих из украинских неонацистов и их единомышленников из других стран, воюют не донбасские шахтёры и рабочие заводов, а российские наёмники. Эти же наёмники, по версии украинских СМИ и официальных заявлений командования «антитеррористической операции», сами обстреливают Донецк и Луганск, чтобы затем всю вину за массовые разрушения и ежедневную гибель десятков мирных жителей, в том числе женщин и детей, свалить на украинскую армию.

Чего бы ни случилось на Украине плохого, начиная с захвата Киева владимиро-суздальским князем Андреем Боголюбским в середине XII в., – во всём виновата Москва и «москали» [6] . Любая активность России, направленная в сторону Украины, трактуется в контексте вековой истории порабощения, угнетения и обирания украинского народа. Даже название «русские» жители Московии при Петре I украли у истинных наследников Киевской Руси, которым в срочном порядке пришлось переименоваться в украинцев. Чтобы их не отождествляли с какой-то там империей. Это, к слову, не дурной анекдот про чукчу, а официальная позиция украинской историографии.

«Совсем этот Майдан украинцев разума лишил: у них на носу холодная зима, а они всё скачут», – часто в последнее время приходится слышать от соотечественников. «Россияне зомбированы телевизионной пропагандой и не понимают, что скоро их страна развалится», – раздаётся с украинской стороны. Спорить с наличием пропаганды глупо, хотя активная часть русского общества узнаёт новости из соцсетей, по соцсетям же следит за настроениями активной части украинского общества. И здесь, конечно, никакой «телевизионной пропаганды» не требуется. Колорады, ватники, зомби, сепары, совки, быдло, моксели и вот это всё. Дело не только и не столько в Майдане. Дело в самой логике развития независимого Украинского государства, где враг – всегда Россия, а герой – всегда тот, кто с ней боролся. Герой Украины, по версии экс-президента Ющенко, Степан Бандера честно писал: «Врагом для нас всегда была московская нация, а не тот или иной политической строй, существующий в России» [7] .

В 2003 г. второй президент Украины Леонид Кучма издал книгу с говорящим названием «Украина – не Россия» (М.: Время, 2003). Несмотря на серьёзные дискуссии, которые велись в русском обществе по поводу этого издания, главную мысль книги общество не приняло. Не приняло оно и Украину как «не-Россию» после победы Виктора Ющенко на выборах 2005 г. И даже после «Евромайдана» и отстранения от власти президента Виктора Януковича в феврале 2014 г. Только череда трагедий, от сожжения украинскими националистами десятков сторонников федерализации Украины в одесском Доме профсоюзов до продолжающейся войны на территории Донецкой и Луганской областей, принудила русских к отказу от иллюзий и к осознанию суровой реальности. А реальность задаёт обычно очень неудобные, но самые важные вопросы. Если ты считаешь кого-то братом, подумай, считает ли он братом тебя?

m.mybook.ru

Алексей Кочетков — Кровавые преступления бандеровской хунты

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Кровавые преступления бандеровской хунты»

Описание и краткое содержание «Кровавые преступления бандеровской хунты» читать бесплатно онлайн.

Кровавые преступления бандеровской хунты. Предисловие С.В. Железняка, заместителя Председателя ГД РФ

Книга, которую вы держите в руках – предостережение тем, кто не понимает либо недооценивает угрозы возрождения нацизма для современной цивилизации. Работа Алексея Кочеткова написана на основе детального и глубокого анализа ситуации на Украине, изучения архивных материалов, а также фактологии современных событий.

В книге собраны подлинные истории и хроники, документальные свидетельства преступлений, которые происходят при попустительстве властей Киева и до сих пор совершаются на земле Новороссии украинской армией и ультрарадикальными группировками против жителей Донецкой и Луганской областей.

Гибель тысяч ни в чем неповинных людей, геноцид народа Новороссии, разрушенные города и села, колонны беженцев и ужасная гуманитарная катастрофа – таков результат правления киевского режима. К сожалению, пока рано подводить печальные итоги, война против народа Юго-Востока Украины продолжается. Мы видим, что это не просто гражданская война, это ожесточенное противостояние пытающегося возродиться неонацизма с крепнущим антифашистским движением.

Россия всегда выступала за мирное разрешение любых, самых сложных конфликтов. Наша страна продолжает настаивать на прекращении военной операции и начале переговоров. Мы также всеми возможными цивилизованными способами пытаемся достучаться до мировой общественности, которая должна увидеть и узнать правду о событиях на Юго-Востоке Украины и повлиять на руководство тех стран, которые поддерживают нынешнюю Киевскую власть.

За твердую позицию в вопросах отстаивания интересов представителей Русского мира Россия подвергается сильнейшему внешнему давлению. Несмотря на это, наша страна остается верной своим убеждениям и никогда не допустит, чтобы на нашей земле и в мире подняли голову неонацисты и неофашисты. На это направлены усилия российского государства и гражданского общества. И данная книга – серьезный вклад в поддержку антифашистского движения.

Выражаю благодарность автору за высокопрофессиональную и крайне актуальную работу. Эта книга позволит читателям увидеть, что творится сегодня на Украине, узнать об истоках происхождения украинских неонацистов и последователей Бандеры, разобраться в причинах нацизации украинской государственной политики и общественной жизни, общества и безнаказанности жестоких преступлений, совершаемых фашиствующими молодчиками по всей территории Украины и, особенно, на Луганской и Донецкой земле.

Сергей Владимирович Железняк,

заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель Секретаря Генерального совета партии «Единая Россия»

Россия и Украина: будущее одной иллюзии

Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными —
нам не стать с вами даже сводными.
Вы себя окрестили «старшими» —
нам бы младшими, да не вашими.
Вас так много, а, жаль, безликие.
Вы огромные, мы – великие.
А вы жмете… вы всё маетесь,
своей завистью вы подавитесь.
Воля – слово вам незнакомое,
вы все с детства в цепи закованы.
У вас дома «молчанье – золото»,
а у нас жгут коктейли Молотова,
да, у нас в сердце кровь горячая,
что ж вы нам за «родня» незрячая?
А у нас всех глаза бесстрашные,
без оружия мы опасные.
Повзрослели и стали смелыми
все у снайперов под прицелами.
Нас каты на колени ставили —
мы восстали и всё исправили.
И зря прячутся крысы, молятся —
они кровью своей умоются.
Вам шлют новые указания —
а у нас тут огни восстания.
У вас Царь, у нас-Демократия.
Никогда мы не будем братьями.

Говорят, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Ещё, правда, может покалечить. Физически или морально. Но лучше всё-таки думать позитивно, поэтому будем считать, что то, что нас не убьёт, обязательно сделает нас сильнее или мудрее. Мудрый учится и на своих, и на чужих ошибках. Или, во всяком случае, стремится к этому.

Политический кризис на Украине, в результате которого в стране досрочно сменились власть, строй, политическая и физическая карта, а также разразилась невиданная для новейшей истории Европы гражданская война, заставил многих людей в России по-другому взглянуть на своего юго-западного соседа. Взглянуть пристально и критично. Впервые в истории сосуществования двух народов[2] взглянуть на Украину просто реалистично. И то, что предстало перед взором русских наблюдателей, им не понравилось.

До событий евромайданной революции 2014–2015 гг. русские крайне мало внимания обращали на Украину. Парадоксальным образом эта явная невнимательность, граничащая с безразличием, сопровождалась обязательной мантрой, произносимой по любому близкому случаю, о «братских народах», «самых близких партнёрах», «единой победе» и пр. Наши соотечественники полагали, что Украина – эта такая «другая Россия» (не лимоновская, конечно), но только меньше, теплее, наивнее и проблемнее, чем «настоящая».

Когда же разразился кризис, поначалу напоминавший «Оранжевую революцию» десятилетней давности, но затем бесконечно переросший её, российские наблюдатели, удивлённо спрашивали друг друга: что случилось с братским народом? почему украинцы вдруг стали против нас? откуда в мирной Украине появились бандеровцы? Эти вопросы задавали друг другу не только обычные люди, которым простительная такая неинформированность о событиях в другой стране. Украинская революция под красно-чёрными флагами Степана Бандеры, стала, однако, неожиданностью и для значительного числа чиновников, ответственных за российско-украинское сотрудничество.

Ответ на вопрос, почему проевропейская по названию революция на деле обернулась националистической, в самом негативном смысле этого многогранного понятия, очень прост. Украинская революция стала националистической по той причине, что националистические идеи поддерживаются украинским обществом или, по меньшей мере, его активной частью. Необандеровцы появились в центре Киева не от сырости, идущей с Днепра. Они там уже были с самого начала независимого существования Украинского государства. Националистический взгляд на историю страны доминировал в школьных и вузовских учебниках, в политическом и медиамейнстриме[3]. Альтернативой националистическому (и, прежде всего, русофобскому) политическому вектору могло бы стать коммунистическое движение. Однако Коммунистическая партия Украины, традиционно опирающаяся на ностальгирующий по временам СССР пенсионный электорат, в условиях реальной революционной ситуации не смогла оказаться на высоте положения, как столетие назад её основатель.

Когда от пуль неизвестных снайперов пали первые жертвы на Майдане Незалежносте, в украинском обществе моментально нашёлся ответ о виновниках трагедии. Это были присланные Кремлём кадровые офицеры ФСБ. Знакомые киевляне говорили автору, что эта информация получена из абсолютно надёжных источников. Любые вопросы о том, зачем вообще Кремлю понадобилось засылать сотрудников ФСБ, чтобы убивать демонстрантов, упирались в стену: «Я уж не знаю, зачем, но мне сказали знающие люди на условиях анонимности». «Верую, ибо абсурдно», – говаривал Тертуллиан.

Мартовский референдум об отделении Крыма от Украины и возвращении в состав России украинские СМИ называли «проведённым под дулами русских автоматов». С такой точкой зрения соглашались даже те украинцы, которые всего лишь за несколько месяцев до этого со вздохом говорили автору, что на юго-востоке страны, а особенно в Крыму, люди не ассоциировали и не будут ассоциировать себя с Украиной, поэтому для сохранности Украины как национального государства украинского народа эти территории благоразумнее было бы присоединить к России.

Ещё не успел догореть одесский Дом профсоюзов, как по всем украинским СМИ прошла информация о том, что это была провокация, устроенная гражданами России и Приднестровья (!). Очевидно, именно фактом «москальской» национальности заживо сгоревших в Доме профсоюзов активистов можно объяснить бурный восторг, которыми наполнились украинские соцсети. Сторонники европейского выбора Украины, сознательно открещивающиеся от любых националистических симпатий или ксенофобских идей, радовались «шашлыку из колорадов»[4]. Когда стало известно, что все сожжёные были жителями

Одессы или области, это не вызвало ни тени раскаяния. «Сами нарвались, вот и получили», – говорила украинская активистка на публичных слушаниях в Европарламенте 9 июня 2014 г.[5]

www.libfox.ru

Кровавые преступления бандеровской хунты

Предисловие

Книга, которую вы держите в руках – предостережение тем, кто не понимает либо недооценивает угрозы возрождения нацизма для современной цивилизации. Работа Алексея Кочеткова написана на основе детального и глубокого анализа ситуации на Украине, изучения архивных материалов, а также фактологии современных событий.

В книге собраны подлинные истории и хроники, документальные свидетельства преступлений, которые происходят при попустительстве властей Киева и до сих пор совершаются на земле Новороссии украинской армией и ультрарадикальными группировками против жителей Донецкой и Луганской областей.

Гибель тысяч ни в чем неповинных людей, геноцид народа Новороссии, разрушенные города и села, колонны беженцев и ужасная гуманитарная катастрофа – таков результат правления киевского режима. К сожалению, пока рано подводить печальные итоги, война против народа Юго-Востока Украины продолжается. Мы видим, что это не просто гражданская война, это ожесточенное противостояние пытающегося возродиться неонацизма с крепнущим антифашистским движением.

Россия всегда выступала за мирное разрешение любых, самых сложных конфликтов. Наша страна продолжает настаивать на прекращении военной операции и начале переговоров. Мы также всеми возможными цивилизованными способами пытаемся достучаться до мировой общественности, которая должна увидеть и узнать правду о событиях на Юго-Востоке Украины и повлиять на руководство тех стран, которые поддерживают нынешнюю Киевскую власть.

За твердую позицию в вопросах отстаивания интересов представителей Русского мира Россия подвергается сильнейшему внешнему давлению. Несмотря на это, наша страна остается верной своим убеждениям и никогда не допустит, чтобы на нашей земле и в мире подняли голову неонацисты и неофашисты. На это направлены усилия российского государства и гражданского общества. И данная книга – серьезный вклад в поддержку антифашистского движения.

Выражаю благодарность автору за высокопрофессиональную и крайне актуальную работу. Эта книга позволит читателям увидеть, что творится сегодня на Украине, узнать об истоках происхождения украинских неонацистов и последователей Бандеры, разобраться в причинах нацизации украинской государственной политики и общественной жизни, общества и безнаказанности жестоких преступлений, совершаемых фашиствующими молодчиками по всей территории Украины и, особенно, на Луганской и Донецкой земле.

Сергей Владимирович Железняк,

заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель Секретаря Генерального совета партии «Единая Россия»

Россия и Украина: будущее одной иллюзии

Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными —
нам не стать с вами даже сводными.
Вы себя окрестили «старшими» —
нам бы младшими, да не вашими.
Вас так много, а, жаль, безликие.
Вы огромные, мы – великие.
А вы жмете… вы всё маетесь,
своей завистью вы подавитесь.
Воля – слово вам незнакомое,
вы все с детства в цепи закованы.
У вас дома «молчанье – золото»,
а у нас жгут коктейли Молотова,
да, у нас в сердце кровь горячая,
что ж вы нам за «родня» незрячая?
А у нас всех глаза бесстрашные,
без оружия мы опасные.
Повзрослели и стали смелыми
все у снайперов под прицелами.
Нас каты на колени ставили —
мы восстали и всё исправили.
И зря прячутся крысы, молятся —
они кровью своей умоются.
Вам шлют новые указания —
а у нас тут огни восстания.
У вас Царь, у нас-Демократия.
Никогда мы не будем братьями.

Анастасия Дмитрук, украинская поэтесса [1]

Говорят, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Ещё, правда, может покалечить. Физически или морально. Но лучше всё-таки думать позитивно, поэтому будем считать, что то, что нас не убьёт, обязательно сделает нас сильнее или мудрее. Мудрый учится и на своих, и на чужих ошибках. Или, во всяком случае, стремится к этому.

Политический кризис на Украине, в результате которого в стране досрочно сменились власть, строй, политическая и физическая карта, а также разразилась невиданная для новейшей истории Европы гражданская война, заставил многих людей в России по-другому взглянуть на своего юго-западного соседа. Взглянуть пристально и критично. Впервые в истории сосуществования двух народов [2] взглянуть на Украину просто реалистично. И то, что предстало перед взором русских наблюдателей, им не понравилось.

До событий евромайданной революции 2014–2015 гг. русские крайне мало внимания обращали на Украину. Парадоксальным образом эта явная невнимательность, граничащая с безразличием, сопровождалась обязательной мантрой, произносимой по любому близкому случаю, о «братских народах», «самых близких партнёрах», «единой победе» и пр. Наши соотечественники полагали, что Украина – эта такая «другая Россия» (не лимоновская, конечно), но только меньше, теплее, наивнее и проблемнее, чем «настоящая».

Когда же разразился кризис, поначалу напоминавший «Оранжевую революцию» десятилетней давности, но затем бесконечно переросший её, российские наблюдатели, удивлённо спрашивали друг друга: что случилось с братским народом? почему украинцы вдруг стали против нас? откуда в мирной Украине появились бандеровцы? Эти вопросы задавали друг другу не только обычные люди, которым простительная такая неинформированность о событиях в другой стране. Украинская революция под красно-чёрными флагами Степана Бандеры, стала, однако, неожиданностью и для значительного числа чиновников, ответственных за российско-украинское сотрудничество.

Ответ на вопрос, почему проевропейская по названию революция на деле обернулась националистической, в самом негативном смысле этого многогранного понятия, очень прост. Украинская революция стала националистической по той причине, что националистические идеи поддерживаются украинским обществом или, по меньшей мере, его активной частью. Необандеровцы появились в центре Киева не от сырости, идущей с Днепра. Они там уже были с самого начала независимого существования Украинского государства. Националистический взгляд на историю страны доминировал в школьных и вузовских учебниках, в политическом и медиамейнстриме [3] . Альтернативой националистическому (и, прежде всего, русофобскому) политическому вектору могло бы стать коммунистическое движение. Однако Коммунистическая партия Украины, традиционно опирающаяся на ностальгирующий по временам СССР пенсионный электорат, в условиях реальной революционной ситуации не смогла оказаться на высоте положения, как столетие назад её основатель.

Когда от пуль неизвестных снайперов пали первые жертвы на Майдане Незалежносте, в украинском обществе моментально нашёлся ответ о виновниках трагедии. Это были присланные Кремлём кадровые офицеры ФСБ. Знакомые киевляне говорили автору, что эта информация получена из абсолютно надёжных источников. Любые вопросы о том, зачем вообще Кремлю понадобилось засылать сотрудников ФСБ, чтобы убивать демонстрантов, упирались в стену: «Я уж не знаю, зачем, но мне сказали знающие люди на условиях анонимности». «Верую, ибо абсурдно», – говаривал Тертуллиан.

Мартовский референдум об отделении Крыма от Украины и возвращении в состав России украинские СМИ называли «проведённым под дулами русских автоматов». С такой точкой зрения соглашались даже те украинцы, которые всего лишь за несколько месяцев до этого со вздохом говорили автору, что на юго-востоке страны, а особенно в Крыму, люди не ассоциировали и не будут ассоциировать себя с Украиной, поэтому для сохранности Украины как национального государства украинского народа эти территории благоразумнее было бы присоединить к России.

Ещё не успел догореть одесский Дом профсоюзов, как по всем украинским СМИ прошла информация о том, что это была провокация, устроенная гражданами России и Приднестровья (!). Очевидно, именно фактом «москальской» национальности заживо сгоревших в Доме профсоюзов активистов можно объяснить бурный восторг, которыми наполнились украинские соцсети. Сторонники европейского выбора Украины, сознательно открещивающиеся от любых националистических симпатий или ксенофобских идей, радовались «шашлыку из колорадов» [4] . Когда стало известно, что все сожжёные были жителями

Одессы или области, это не вызвало ни тени раскаяния. «Сами нарвались, вот и получили», – говорила украинская активистка на публичных слушаниях в Европарламенте 9 июня 2014 г. [5]

Когда на юго-востоке Украины начались первые несанкционированные (не санкционированные «Евромайданом») захваты областных администраций сторонниками федерализации страны, СМИ и евроактивисты в один голос как о «понятном любому человеку» факте стали говорить о том, что захваты инспирированы Кремлём, а участвует в них массовка бездельников из граничащей с Украиной Белгородской области России. Самоочевидным фактом для проевропейской части украинского общества стало и то, что в Донецкой и Луганской областях против украинской армии и карательных батальонов, состоящих из украинских неонацистов и их единомышленников из других стран, воюют не донбасские шахтёры и рабочие заводов, а российские наёмники. Эти же наёмники, по версии украинских СМИ и официальных заявлений командования «антитеррористической операции», сами обстреливают Донецк и Луганск, чтобы затем всю вину за массовые разрушения и ежедневную гибель десятков мирных жителей, в том числе женщин и детей, свалить на украинскую армию.

Чего бы ни случилось на Украине плохого, начиная с захвата Киева владимиро-суздальским князем Андреем Боголюбским в середине XII в., – во всём виновата Москва и «москали» [6] . Любая активность России, направленная в сторону Украины, трактуется в контексте вековой истории порабощения, угнетения и обирания украинского народа. Даже название «русские» жители Московии при Петре I украли у истинных наследников Киевской Руси, которым в срочном порядке пришлось переименоваться в украинцев. Чтобы их не отождествляли с какой-то там империей. Это, к слову, не дурной анекдот про чукчу, а официальная позиция украинской историографии.

«Совсем этот Майдан украинцев разума лишил: у них на носу холодная зима, а они всё скачут», – часто в последнее время приходится слышать от соотечественников. «Россияне зомбированы телевизионной пропагандой и не понимают, что скоро их страна развалится», – раздаётся с украинской стороны. Спорить с наличием пропаганды глупо, хотя активная часть русского общества узнаёт новости из соцсетей, по соцсетям же следит за настроениями активной части украинского общества. И здесь, конечно, никакой «телевизионной пропаганды» не требуется. Колорады, ватники, зомби, сепары, совки, быдло, моксели и вот это всё. Дело не только и не столько в Майдане. Дело в самой логике развития независимого Украинского государства, где враг – всегда Россия, а герой – всегда тот, кто с ней боролся. Герой Украины, по версии экс-президента Ющенко, Степан Бандера честно писал: «Врагом для нас всегда была московская нация, а не тот или иной политической строй, существующий в России» [7] .

В 2003 г. второй президент Украины Леонид Кучма издал книгу с говорящим названием «Украина – не Россия» (М.: Время, 2003). Несмотря на серьёзные дискуссии, которые велись в русском обществе по поводу этого издания, главную мысль книги общество не приняло. Не приняло оно и Украину как «не-Россию» после победы Виктора Ющенко на выборах 2005 г. И даже после «Евромайдана» и отстранения от власти президента Виктора Януковича в феврале 2014 г. Только череда трагедий, от сожжения украинскими националистами десятков сторонников федерализации Украины в одесском Доме профсоюзов до продолжающейся войны на территории Донецкой и Луганской областей, принудила русских к отказу от иллюзий и к осознанию суровой реальности. А реальность задаёт обычно очень неудобные, но самые важные вопросы. Если ты считаешь кого-то братом, подумай, считает ли он братом тебя?

политический аналитик CIS-EMO

В результате беловежских соглашений после распада СССР образовалось пятнадцать новых государств, из которых только Россия – это федерация, а все остальные пребывают в статусе государств унитарных. К сожалению, во многих из этих молодых государств процесс обретения самостоятельности и независимости осложнился поиском внутреннего или внешнего врага. Немедленно встал вопрос о национальном самоопределении народов, и поиск решения почти во всех этих государствах основался на этическом антагонизме. Украина отправной точкой своей национальной идентификации избрала отрицание всего русского.

До недавнего времени русские, а их насчитывается в Украине свыше десяти миллионов человек, и юго-восточные украинцы, симпатизировали друг другу, в то время как идеология Западной Украины, а еще вернее галицийская идеология носила и продолжает носить ярко выраженный экспансионистский, агрессивный характер. Даже пресловутый крымский вопрос, в начале 90-х годов прошлого века, к началу 10-х гг. нивелировался и стал по существу крымско-татарским.

Недовольство народа на Юго-Востоке и в Крыму носило, прежде всего, социальный характер. Люди были не против украинской государственности как таковой, интерес к которой был давно потерян. Они духовно противостояли и сопротивлялись засилью чуждой им культуры, носителями которой была галицийская государственная элита. Кроме того, восточные регионы чувствовали себя хронически обманутыми [8] : выдвигая и выбирая президента всей Украины под приемлемыми для них лозунгами, они получали проводника чуждых и ненавистных им галицийских норм и постулатов. Естественно, что нарастающая несправедливость способствовала спаду политической активности населения в этих регионах.

Их интересы проявлялись только в отстаивании и реализации прав на свой язык, культуру, историю и образование. Это объясняет, почему политические требования крымчан и восточных украинцев были расплывчаты и не получали широкой поддержки в остальной части общества.

Иная ситуация складывалась на западе страны. К образованию независимой Украины Галиция подошла наиболее консолидированной как политическая и культурная общность, но самое главное она активно проводила идеологическую доктрину.

Галицийская идеология трансформировалась с 60-х годов от идей галицийской автономии, до всеукраинского мессианства, если не больше. Сверх того, галицийская идеология смогла оказать колоссальное влияние на центральную украинскую власть, в силу чего президент, выбираемый востоком страны и приходящий к власти под пророссийскими лозунгами, в короткие сроки становился защитником галицийских интересов. Эта ситуация неизменно повторялась до 2004 г., когда «оранжевая революция» изменила тенденцию и показала украинцам-националистам возможность прямого, а не опосредованного воздействия на народные массы.

Реальность такова, что днепропетровский и донецкий кланы, о которых так много говорилось в украинской прессе, способствовали формированию облика олигархической власти, но оказывали мало влияния на идеологию Киева, в то время как именно галицийцы формировали политический стержень страны. Эта ситуация наглядно иллюстрирует тезис, что для существования власти требуется не только наличие экономических рычагов воздействия, но и наличие идеологии, приемлемой обществом и проводимой политической элитой в жизнь.

Каковы же основные черты галицийской идеологии, существовавшей и доминировавшей в политическом слое Украины с момента получения ею независимости? Прежде всего, следует обратить внимание на противопоставление России галицийскому идеалу государства в их понимании. В отличие от России, которая воспринимается как, в лучшем случае, полу-азиатское государство, Украина видится крупнейшей державой Восточной Европы, которая призвана к сохранению своей государственности от посягательств извне. Она стремится инициировать создание нового политико-экономического пространства сначала в рамках СНГ, а позже и всего восточноевропейского пространства [9] . Такой вектор государственных устремлений позволит интегрироваться в основные политические, экономические и военные европейские институты. Центральную роль в этом процессе европейской интеграции призвана сыграть Галиция, которая, постоянно подвергаясь как восточным, так и западным экспансиям, сохранила собственный культурно-мировоззренческий и политический облик и является уникальным регионом Украины, сохранившим национальные основы, размытые на востоке. Более того, если Надднепрянскому менталитету свойственны романтизм, иррациональные черты, то Галиции – реалистичность и формализм восприятия, консерватизм и холодный расчет [10] . Из этого делается вывод, что именно Галиция имеет потенциал для формирования украинской политической элиты, а Львов как духовная, культурная и интеллектуальная столица Западной Украины становится очагом созидающей национальной мысли.

Надо учесть, что большим авторитетом на западе страны пользуется Украинская Греко-Католическая Церковь (УГКЦ), а на востоке – Православная (в двух вариантах), и что католицизм исповедует большинство населения Галиции. Нельзя забывать и о роли УГКЦ, в формировании галицийского национализма в 1920-е годы. Многие националисты того времени происходили непосредственно из среды УГКЦ, а митрополит церкви Андрей Шептицкий оказывал в те года прямое покровительство молодому нацдвижению [11] . И сегодня УГКЦ пользуется широкой поддержкой националистических партий, в том числе и Руха. Это обстоятельство позволяет говорить о реальном лидерстве Галиции в идеологической и духовной жизни Украины.

Католицизм выделяет Галицию в весьма специфическую область в составе страны, исповедующей Православие. В связи с этим галицийцы были вынуждены разработать и выдвинуть идеологию культурной демократии для всей Украины, и в то же время, создать некий заповедник с идеальной средой для выращивания программ, обслуживающих политические и культурные устремления самих галицийцев. Векторы их интересов сегодня направлены на европейские политические, экономические и военные институты.

Изначально галицийский вариант государственного строительства предполагал украинизировать восточные области и ужесточить национальную политику. Однако на фоне такого политического мейнстрима формировались и более радикальные партии и движения, ставшие основной движущей силой в процессах распада Украинского государства. О радикализме настроений в Западной Украине свидетельствует созданная в 1992 году молодая Социал-национальная партия Украины (СНПУ), стоящая на крайне националистических, по существу фашистских позициях. Она быстро приобрела популярность в западных регионах СНПУ, и к середине 90-х гг. фактически стала лидирующей ультранационалистической партией. Потеснив РУХ и УНА-УНСО, СНПУ пользовалась поддержкой администрации на западе Украины. Как и прочие национал-радикальные партии она поддерживала любые сепаратистские движения в России, выступала против интеграции в рамках СНГ и против союза России с Белоруссией и поддерживала крымско-татарских националистов [12] . О неприемлемости полиэтнической консолидации Украины для националистов заявляет хотя бы следующее высказывание Нестора Пронюка, уполномоченного по вопросам пропаганды и агитации СНПУ на закрытом V съезде этой партии, проходившем 20–21 марта 1999 г. во Львове: «Россия и Европа – вещи несовместимые, взаимоисключающие. Европа заканчивается там, где начинается русский язык, менталитет, культура» [13] .

Стоит ли упоминать, что эта считавшаяся маргинальной партия, 14 февраля 2004 года была перейменована во Всеукраинское объединение «Свобода», а на парламентских выборах 2012 г. смогла получить 10,44 % голосов избирателей, и обеспечила 12 депутатам прохождение во власть по одномандатным мажоритарным округам. Этот результат дал возможность партии сформировать парламентскую фракцию из 37 человек и делегировать своего представителя на пост вице-спикера Верховной Рады Украины. В европейском государстве после Второй мировой войны, при молчаливом согласии западных демократий, была создана крупная депутатская группа радикальных националистов!

Тем не менее, за 23 года «независимости» государственность Украины, находящейся под властью олигархов и националистов, предельно деградировала. В итоге кризис на Украине перешел в острую стадию, а затем и в настоящую гражданскую войну.

21 ноября 2013 года в Киеве из-за резкого разворота нынешней власти в вопросах евроинтеграции и отказа подписать соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли во время саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе, начались массовые протесты в центре Киева, получившие название «Евромайдана». Но уже 1 декабря, сразу после кровавых событий, традиционный со времен первой «оранжевой революции» вид украинского времяпрепровождения вдруг превратился в революцию. Изначальные требования если и не оказались забытыми, то отошли на второй план. Главное место заняли лозунги об отставке правительства, президента, а вместе с ними появились и лозунги националистические. Тогда еще кажущиеся забавные «кто не скачет, тот москаль», или «москаляку на гиляку», уже соседствовали с желтыми повязками с руной Тир молодых радикалов из «Правого сектора».

Стоит ли удивляться, что всего за пару месяцев Евромайдан деградировал до полного беспредела: неонацисты начали стрелять по сотрудникам милиции, сжигать их коктейлями Молотова, развязали террор против собственного народа в регионах. В головах неонацистов произошло четкое разделение на «мы» и «они». Дегуманизация – в переводе значит расчеловечивание.

«Не говорите мне, что люди на Майдане несут в жизнь Украины что-то хорошее», – заявил всемирно известный режиссер Эмир Кустурица, за что на Украине ему тут же нацепили ярлык «путиниста».

Мнение Кустурицы одно из многих, как за пределами Украины, так и внутри страны. Может быть, в Европе он в меньшинстве, там люди аплодировали киевским событиям. Если б не нацисты… К нацикам в Европе у большинства стойкое отвращение. Но Запад упорно не хочет замечать неудобные факты.

Какие нацисты? Это же культурные люди с высшим образованием! Соцопросы это подтверждают! Так, сотрудники фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива» и Киевского международного института социологии опросили 502 человека в палатках в Доме профсоюзов, КГГА, Октябрьском дворце, Украинском доме. По их данным, большинство участников протестов – мужчины средних лет. 43 % активистов – люди с высшим образованием. Такое же количество активистов имеют диплом среднего и среднеспециального образования.

Выходит, что на Евромайдане собрался некий «креативный класс», и никаких нацистов там не было? Но почему-то в Киеве с упорством, достойным лучшего применения, протестующие рисовали свастики. Каждый, кто бывал в обнесенной баррикадами части центра Киева (да и за пределами баррикад), обязательно замечал огромное количество черных нацистских крестов разного рода, которыми «украшены» стены и фонарные столбы. А впрочем, образованные и начитанные люди склонны к высокоинтеллектуальному творчеству Чем ближе к улице Грушевского – месту противостояния милиции и «культурных людей с высшим образованием», – тем больше таких рисунков. А закопченный стадион «Динамо» из-за обилия нацистской символики все больше смахивает на трибуну в Берлине во время парада с участием Гитлера.

Сейчас в Германии за изображение свастики могут посадить на три года или выписать солидный штраф.

Свастика – самый известный знак националистов. Она была утверждена Адольфом Гитлером в 1920 году как символ Национал-социалистической немецкой рабочей партии. В представлении Гитлера свастика символизировала «борьбу за торжество арийской расы».

«Мотыгообразный крест испокон веков был антисемитским и антисемитским останется», – писал он в своей книге «Майн Кампф».

Кельский крест – с литерами NSWP по углам – символ нацистов-скинхедов. Аббревиатура расшифровывается как «National Socialism – White Power», а переводится: «Национал-социализм – белая сила».

14/88 – кодовый лозунг современных неонацистов.

Число 14 означает: «We must secure the existence of our people and a future for white children» – «Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для белых детей».

Лозунг длиной в 14 слов придуман американским расистом Дэвидом Лэйном.

Число 88 является закодированным приветствием «Ней Hitler!» («Хайль Гитлер!»), поскольку буква «Н» стоит в латинском алфавите восьмой. Число «заповедей Дэвида Лэйна» также равно восьмидесяти восьми.

Руна Вольфсангель – «волчий крюк». Эта руна – один из самых популярных символов экстремистов на Евромайдане и самая «украинская», если можно так выразиться.

Полуграмотные националисты ее трактуют как сочетание первых букв фразы – И и Н – «Идея нации».

Но на самом деле у этой руны иная история. Она до 2004 года являлась символом Социал-национальной партии Украины (СИПУ) и формально канула в лету вместе с переименованием СНПУ в «Свободу». Но, видимо, не совсем…

Также эту руну пытается использовать СНА – Социал-национальная ассамблея.

Руна символизирует вервольфа-оборотня. Ее обожают нацисты, которые любят доказывать, что они вовсе не нацисты. Также, кстати, было и в Германии, там «волчий крюк» был символом нацистов до тех пор, пока Гитлер не заменил его свастикой.

Рунический символ Альгиз, известный как «руна жизни».

Знак широко использовался во времена Третьего Рейха, в частности – Главным управлением СС по вопросам расы. Для неонацистов он по-прежнему означает стремление к расовой чистоте.

Руна Одал («наследие») – знак ряда дивизий СС.

«Знак указывает на то, что в ваших жилах течет благородная кровь», – утверждает толкование времен фюрера. Выражение «Слава солнцу!» – ведь это тоже символ нацистов.

Руна Тир или Тивац («воин духа»).

Обычно эта руна сопровождает надпись «Правый сектор».

Считается, что она символизирует «мужество следовать по избранному пути». Использовалась нацистскими штурмовиками.

Надпись на заборе «Москалей на ножи». Здесь уже комментарии излишни.

Надпись на плакате: «Я ни во что не верю, я здесь просто ради насилия». (4 декабря)

Здесь можно, конечно, возразить, что далеко не все в новой украинской власти радикальные националисты. Однако то, что ударную силу Евромайдана составили праворадикалы – доказанный факт. Они вошли в новое украинское правительство. Они же совершали военные преступления на Юго-Востоке Украины. Но страшнее другое: нацистские метастазы и проникли вглубь украинского общества и овладели народными массами. Это стало мейнстримом. Быть националистом – нечто само собой разумеющееся, и для этого уже не обязательно записываться в «Правый сектор».

Американский ученый Стенли Пейн, один из самых известных исследователей фашизма, проанализировав фашистские режимы в Европе, создал его типологию, вычислил критерии и дал его определение для так называемого «фашистского минимума», соответствующего «идеальной модели фашизма» [14] . Проблемы возникновения фашизма подробно рассматривал и другой известный ученый, британский политолог Роджер Гриффин [15] .

Этими учеными была сформулированы признаки, характерные для фашизма. С помощью симптомов, которые они выделили, можно диагностировать заболевание фашизмом уже на ранней стадии.

Согласно Пэйну, фашизм – это «форма революционного ультранационализма, целью которого является возрождение нации на основе виталистской философии; структурированного по принципу экстремальной элитарности, массовой мобилизации, вождя; оценивающего насилие положительно как цель и метод; склонного считать нормой войну и/или военную мощь». Роджер Гриффин определяет фашизм, как «род политической идеологии, чьим мифологическим ядром в различных преломлениях является палингенетическая (связанная с революционным (радикальным) возрождением, основанным на обращении к прошлому, на его идеализации и романтизации) форма популистского ультранационализма».

Основываясь на результатах исследований этих, безусловно, авторитетных ученых, попробуем разобраться в сущности новой украинской власти.

1. Крайний национализм и шовинизм, доходящий до расизма и в агрессивных проявлениях – до геноцида.

Лозунги Евромайдана: «Москаляку на гиляку, «Кто не скачет, тот москаль», «Колорады!» [16] и «Ватники!» [17] , включали в себя много русофобского. Стоит отметить, что они были направлены не против России как государства, а именно против этнических русских. Лидеры ВО «Свобода», в частности народный депутат Ирина Фарион, отрицают за русскими любые гражданские права. Представитель новой власти, и.о. министра обороны Коваль выступил с предложением о проведении всего населения Донбасса через фильтрационные лагеря с целью выявления «террористов» [18] . Официально геноцид пока не объявлен, но фактически идет полным ходом. Счет жертв неонацистов уже идет на тысячи (Одесса, Мариуполь, Славянск, Донецк, Луганск, Гороловка и т. д.).

2. Идея диктатуры национальной элиты во главе с вождем, на основе организации этой элиты как руководящей верхушки партии военизированного типа.

До государственного переворота на Украине были движения, с чертами фашистских партий. Но не то беда, что такие объединения возникают и существуют, а то, что они в один прекрасный момент перестают считаться маргинальными и возникают серьезные проблемы. Так, например, ВО «Свобода» до 2004 года именовалась Социал-Национальной Партией Украины.

На фоне Евромайдана на украинскую политическую сцену вышел «Правый сектор» – объединение однозначно неонацистских группировок. Именно эта полувоенизированная организация, не игравшая до этого никакой роли в политической жизни Украины, стала ведущей. «Правый сектор» не давая конфликтным вспышкам утихнуть, вновь и вновь раздувал конфликт. Один из идеологов украинского национализма Дмитро Корчинский некогда высказывал мысль о «казаках и свинопасах» в украинском обществе. Эту идею формирования «элитарного» общества и пытается воплотить «Правый сектор» с опорой на военную силу.

3. Создание военизированной партии «орденского» типа с жесткой дисциплиной и военизированных формирований.

«Правый сектор» с самого начала Евромайдана выступал как военизированная структура. Впоследствии большей частью из боевиков «Правого сектора» была сформирована Национальная гвардия Украины». Сейчас она напоминает штурмовые отряды Эрнста Рема. Но эти отряды могут превратиться и в СС. Все вышесказанное полностью отвечает этим критериям.

pda.litres.ru

Это интересно:

  • Аварии на морских и речных судах в россии Аварии на морских и речных судах в россии Безопасность человека на воде всегда была актуальной проблемой, но, несмотря на стремление специалистов повысить безопасность судоходства, число морских и речных катастроф не уменьшается. […]
  • Как удалить с реестра оперу Удаляем браузер Опера Ежедневно выходят новые обновления программ. Далеко не все они отличаются стабильной и качественной работой без сбоев и вылетов. В связи с этим пользователи устанавливают одни браузеры и удаляют другие, […]
  • Водительские удостоверения иностранных граждан в рф Водительское удостоверение иностранного гражданина в России: действие, использование, обмен Главный документ любого водителя — это права. В России водительское удостоверение (ВУ) — это документ установленного образца в виде […]
  • Что за доплата к пенсии была в августе Прибавка к пенсии в августе: постоянная или разовая Сегодня, когда курс рубля падает все больше, а цены на продукты в России, к сожалению, не склонны уменьшаться, любая помощь от государства может стать заметным подспорьем для того, […]
  • Молодые несовершеннолетние Психологические проблемы несовершеннолетних родителей На сегодняшний день, психологические проблемы несовершеннолетних родителей, развиваются все сильнее. По статистике молодые несовершеннолетние родители отказываются от ребенка в […]
  • Как зарегистрировать заявление в прокуратуру Как зарегистрировать заявление в прокуратуру ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 27 декабря 2007 г. N 212 О ПОРЯДКЕ УЧЕТА И РАССМОТРЕНИЯ В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СООБЩЕНИЙ О […]