Ахматова и гумилев развод

Серебряный век русской поэзии подарил нам много имен, и среди них есть два, чьи судьбы тесно переплелись: Анны Андреевны Ахматовой и Николая Степановича Гумилева. Союз двух поэтов был ярким и сложным

Они познакомились еще в юности: Николаю Гумилеву было 17, Анне Горенко (настоящая фамилия поэтессы) – 14. Молодой человек, наделенный богатым внутренним миром, не мог не обратить внимания на девушку, которая, казалось, была окутана некоей тайной – тайной, как мы теперь понимаем, таланта! Через 7 лет молодые люди обвенчаются. Пока же, в 1903 году, их связывают лишь Царскосельская гимназия и увлечение поэзией.

Николай Степанович Гумилев, талантливый поэт, замечательный переводчик и критик, настоящий путешественник, был человеком глубоким, страстным, увлекающимся. И, конечно же, если он влюблялся, то отдавался этому чувству полностью, вознося свою возлюбленную на недосягаемую высоту. Анна Андреевна не сразу ответила ему взаимностью. Однако нет девушки, которую бы не покорила любовь, ради которой готовы пожертвовать жизнью. Трижды Гумилев предлагает Ахматовой руку и сердце – дважды получает отказ и дважды пытается свести счеты с жизнью из-за неразделенной любви. Третье предложение было принято…

В 1910 году состоялось венчание и молодожены отправились в свадебное путешествие в Париж. Впереди их ждало много тяжелых испытаний, но в тот год они были по-настоящему счастливы.

К моменту женитьбы Н.С.Гумилев – уже известный поэт, автор нескольких поэтических сборников, признанный критик, переводчик. Имя двадцатилетней Анны Горенко пока никому не известно – первые стихотворения были опубликованы поэтессой в 1911 году.

Когда Н.С.Гумилев представил друзьям свою юную жену, они были очарованы ее обаянием, когда же она начала читать свои стихи, были поражены: ее поэтический дар нисколько не уступал уже признанному таланту ее супруга!

Творческие люди – натуры многогранные и сложные, их жизнь редко укладывается в принятые «рамки», потому что на первом плане у них всегда искусство. Брак А.А.Ахматовой и Н.С.Гумилева был сложным и продлился всего 8 лет. В 1912 году у них родился сын – Лев Гумилев. Примерно в это же время в семье начинаются размолвки, через несколько лет семья фактически распадается. Развод, оформленный в 1918 году, был лишь документальным свидетельством того, что произошло намного раньше.

А через три года, в 1921 году, Н.С.Гумилев был арестован по обвинению в контрреволюционном заговоре и расстрелян.

Несмотря на то, что поэт был объявлен «врагом народа», его бывшая жена не отреклась от него. Она бережно относилась к его творчеству, активно содействовала тому, чтобы увидели свет неопубликованные произведения Н.С.Гумилева. Для него она писала стихи, когда они любили друг друга и были рядом, ему же посвящала свои строчки и тогда, когда многие боялись произнести имя «изменника Родины»!

eva.ru

Анна Ахматова: «Моя судьба быть его женой»

Татьяна Юрская

Купальный сезон закончился, городок Трувиль погрузился в спячку, и тут произошло событие, которое взбудоражило все немногочисленное местное население: полицейский арестовал некоего загадочного иностранца.

Это был высокий узкоплечий блондин, без вещей. Он довольно прилично говорил по-французски, но объяснить, что делает на берегу холодного моря в столь поздний час, был не в состоянии. Как бродяга он был препровожден в полицию, что весьма приятно сказалось впоследствии на русской литературе. Этим загадочным иностранцем был не кто иной, как поэт Николай Гумилёв. Он прибыл из Парижа в нормандский городок Трувиль с одной-единственной целью: утопиться. Грязная Сена ему, видите ли, для этого не подходила: романтик, он с детства грезил морем. И если уж умирать, то в его благородных водах…

История эта стала довольно широко известна, над неудавшимся самоубийцей подтрунивали, но, как вспоминала его современница, художница Н. Войтинская, написавшая портрет поэта, «он умел хранить торжественный вид, когда над ним смеялись». Портрет напечатали в журнале «Апполон» осенью 1909 года, как раз в то время, когда жизнь Гумилёва опять могла закончиться трагически. На сей раз планировалась дуэль. Поэт и художник. Максимилиан Волошин… Подробности поединка утрачены, но доподлинно известно, что местом поединка была выбрана Черная речка. Та самая, где Пушкина настигла смертоносная пуля Дантеса. Сейчас дело до пули не дошло. Больше дуэлей в жизни Гумилёва не было, самоубийств — тоже, ибо ровно через неделю та, из-за которой он трижды пытался уйти из жизни дала согласие стать его женой. Произошло это в Киеве. И фамилия его избранницы, конечно же, была украинская: Горенко. Лишь спустя год под ее стихами появился псевдоним: Ахматова.

Познакомились они в рождественский Сочельник 1903 года. Царскосельской гимназистке Анне было тогда 14 лет. Как вспоминала ее ближайшая подруга, Валерия Срезневская, «она была стройной девушкой, с красивыми белыми руками и ногами и густыми черными волосами, прямыми как водоросли, и с большими светлыми глазами, странно выделявшимися на фоне черных волос». Такой Аню впервые увидел 17-летний Гумилёв, встретив ее с подругой у Гостинного двора с елочными игрушками в руках.

«Анне он не нравился, — утверждает Срезневская, — но уже тогда Коля не любил отступать перед неудачами». Сама Ахматова называет его в своих стихах «серым лебеденком», превратившимся впоследствии в «лебедя надменного». О высокомерии Гумилёва пишут многие, отмечая, что он умышленно создавал этот внешний сугубо защитный образ, под которым таились деликатность, застенчивость и даже робость. Как-то он признался: «Я не только носил цилиндр, но и завивал волосы, надевал на них сетку и иногда даже подкрашивал губы и глаза.» Безусловно, тут сказалось влияние Оскара Уайльда, которого Гумилёв боготворил.

И вдруг — встреча с девочкой, которая воплощала простоту и естественность, а позу органически ненавидела. Правда, она, как и ее будущий муж, любила море. Корней Чуковский пишет, что «она в детстве была быстроногой дикаркой — лохматой, шальной. К огорчению родителей, целыми днями пропадала она у скалистых берегов Херсонеса, босая, веселая, вся насквозь опаленная солнцем». Современный читатель, не увидев в этом ничего особенного, ошибется. А особенное было: ведь тогда молодые дамы из богатых семей отправлялись на пляж в сложном наряде. Под шелковым платьем сидели две юбки, одна из которых жестко накрахмаленная, лиф, а под ним, само собой, корсет. Все это бережно снималось в глухой кабине и заменялось глухим купальным костюмом, резиновыми туфлями и шапочкой. И все для того, чтобы повизгивая войти в воду, плеснуть на себя разок-другой и — быстро на берег. «И тут, — не без удовольствия вспоминала Ахматова, — появлялось чудовище — я, лохматая, босая, в платье на голом теле. Я прыгала в море и уплывала часа на два. Возвращаясь, надевала платье на голое тело и кудлатая, мокрая, бежала домой.» Дамы в корсетах провожали ее осуждающе-снисходительным взглядом. Им и в голову не приходило, что «чудовище» шпарит по-французски Бодлера и упивается музыкой верленовского стиха.

Ничего этого Гумилёв тогда не знал. Ни про дальние заплывы, ни про Бодлера в подлиннике. Перед ним была немногословная гимназистка с елочными украшениями в руках. Потом — с коньками: вторая их встреча произошла на катке. Он был поражен ее сноровкой и физической выносливостью. Теперь они виделись постоянно. Излюбленным местом прогулок была Турецкая башня в Царском Селе, искусная имитация руин. Словно ласточки устраивались они на самой верхотуре. Позже Гумилёв напишет об этих счастливых минутах:

Ты помнишь, у облачных впадин
С тобою нашли мы карниз,
Где звезды, как горсть виноградин,
Стремительно падали вниз?

Для нее все это была игра. Он же, строгий юноша, жаждал серьезности. Требовал клятв верности и торжественного обещания, что она станет его женой. Длинноногая русалка смеялась в ответ. Ласково, но смеялась. Его бледное лицо бледнело еще больше. То были грозные симптомы, но Аня Горенко не придавала им значения, у нее и в мыслях не было, во что это может обернуться…

Скоро она с матерью и сестрами уехала в Евпаторию. Отец же остался в Петербурге. По сути, семья распалась…

Отвергнутый поэт настиг ее и в Евпатории — почта доставила сюда его первый стихотворный сборник «Путь конквистадоров». Официально, правда, книжка предназначалась не ей, а ее брату Андрею, но автор не сомневался, что любознательная сестрица тоже прочтет, легко расшифровывая тайнопись поэтических строк. Она прочла. И расшифровала. Следы этой расшифровки можно увидеть на одном из уцелевших экземпляров книги, где рукой Ахматовой, уже после гибели Гумилёва, возле некоторых стихотворений проставлено лаконичное «мне».

Вторая его книга «Романтические цветы» вышла в Париже в 1908 году и посвящалась целиком Анне Андреевне Горенко. В Париж Гумилёв отправился, чтобы раз и навсегда забыть свою любовь. Но теперь, кажется, уже она либо не могла, либо не хотела его забыть и первая написала ему: «Если бы Вы видели, какая я жалкая и ненужная. Главное ненужная, никому и никогда.» Гумилёв, ошалевший от счастья, незамедлительно ответил. «Он пишет мне непонятные слова, — делится Анна с братом своей старшей сестры Сергеем Штейном. — Он так любит меня, что даже страшно».

Кажется, Сергей был тогда самым близким ей человеком. Именно ему она поверяет свою тайну: «Я до сих пор люблю В.Г.-К. И в жизни нет ничего, кроме этого чувства.» В.Г.-К. — это Володя Голенищев-Кутузов, тогда студент Петербургского университета. Анна умоляет Сергея прислать Володину фотографию. Когда же после долгих пяти месяцев она все-таки получает требуемое, она извещает Штейна о событии, коренным образом изменившем ее жизнь. «Я выхожу замуж за друга моей юности Николая Гумилёва, — пишет она. — Он любит меня уже 3 года и я верю, что моя судьба быть его женой. Я ждала эту карточку и только после ее получения хотела сообщить Вам о своем замужестве. Вы думали, что я замолчу. О нет! Я слишком счастлива, чтобы молчать. Я пишу Вам и знаю, что он здесь, со мной, что я могу его видеть — это так безумно-хорошо! Сережа! Я не могу оторвать от него мою душу. Я отравлена на всю жизнь, горек яд неразделенной любви! Смогу ли я снова начать жить. Конечно, нет. Но Гумилёв — моя Судьба, и я покорно отдаюсь ей. Не осуждайте меня, если можете. Я клянусь Вам, что этот несчастный человек будет счастлив со мной».

Клятвы своей Анна Андреевна не сдержала. Хотя честно старалась, готовила себя к его приезду. Старалась… Готовила… Но, когда летом 1907 года будущие супруги стояли вдвоем на берегу моря в Севастополе, куда он специально приехал, чтобы повидаться с ней, она, глядя на тела выброшенных на сушу мертвых дельфинов, поняла вдруг, что на вопрос: «Люблю ли я его, не знаю?» — ответ следует дать отрицательный.

Тут-то, ни с чем, возвратившись в Париж и послав ей свою фотографию со строфой Ботлера, Гумилёв отправляется в курортный город Трувиль, чтобы свести счеты с жизнью. Но, вы помните, его задерживают, приняв за бродягу. Он расценивает это как знак судьбы, как приглашение еще раз попытать счастья — вдруг согласится? Но она не соглашается, и он снова пытается наложить на себя руки — на сей раз с помощью яда. В бессознательном состоянии его подбирают в Булонском лесу, в заросшем папоротником глубоком рву. Потом он напишет об этом стихи под названием «Отравленный» и включит их в цикл «Посвящается Анне Ахматовой».

Третья и последняя попытка добровольно уйти из жизни была предпринята им в Каире. Спустя десять лет он подробно опишет этот случай.

Я женщиною был тогда измучен
И ни соленый свежий ветер моря,
Ни грохот экзотических базаров,
Ничто меня утешить не могло.

Пыталась, правда, его утешить сама женщина, Анна Ахматова, пошедшая ради этого на шаг поистине героический… Детская болезнь, свинка, внезапно свалила ее. Тоненькую, девичью шею чудовищно разнесло. Естественно, ей не хотелось, чтобы он видел ее в таком виде. Инстинктивно она натягивает одеяло до самых глаз. А он — певец и поклонник утонченной красоты, требует убрать его. Он объясняет это просто — может, увидев ее такой, наконец разлюбит. И что же? Поэт нашел ее похожей на Екатерину II, что сделало ее в его глазах еще более недоступной, более желанной и непредсказуемой. Непредсказуемой настолько, что когда в 1909 году он снова заговорил о браке, и она дала согласие, он не поверил ей.

Дело происходило в гостинице «Европейская», где после окончания литературного вечера они пили кофе. Никакого моря, никаких дельфинов, словом, ничего романтического. Не поверил… И зря! На сей раз решение ее оказалось бесповоротным. 25 апреля 1910 года в церкви Никольской Слободки, что на левом берегу Днепра, Анна Горенко и Николай Гумилёв обвенчались. В качестве подарка невесте была преподнесена «Баллада», которая начиналась словами «Влюбленные, чья грусть, как облака…» и заканчивалась строчками: Ты знала все, ты знала, что и нам Блеснет сиянье розового рая».

Никто из родственников жениха на венчание не явился: в семье Гумилёвых были уверены, что этот брак не продержится долго. Тем не менее, молодые прожили вместе восемь лет. Ну как вместе? Он уезжал то в Африку, где охотился за тиграми, то в Европу (тут уж охота была иной: за женщинами), а она оставалась одна. Сына Леву, родившегося осенью 1912 года, растила свекровь. Своего дома у Ахматовой не было никогда, она так и звала себя — бездомной. Но бездомность ее была особого рода: где бы она ни появлялась — в салоне ли, в театре, в ночном кабаре, сразу же оказывалась в центре внимания. «Затянутая в черный шелк, с крупным овалом камеи у пояса, выплывала Ахматова». Такой ее запечатлел в своих воспоминаниях поэт Бенедикт Лившиц.

Когда в 1919 году в конце войны Гумилёв окружным путем, через северные моря вернулся из-за границы, его жена жила у гимназической подруги Валерии Срезневской. Ей суждено было стать свидетелем конца: объяснение супругов состоялось в присутствии хозяйки дома. «Сидя у меня в красно-темной комнате на большом диване, Аня сказала, что хочет навеки расстаться с ним. Коля страшно побледнел, помолчал и сказал: «Я всегда говорил, что ты совершенно свободна делать все, что захочешь. «Потом он встал и ушел».

Для него это был удар, но удар неожиданный. Когда-то после очередного отказа он написал стихи, в которых называет ее «мой враждующий друг» и предсказывает именно такой финал.

Это было не раз, это будет не раз
В нашей битве глухой и упорной.
Как всегда, от меня ты теперь отреклась…

Но она отреклась (имеется ввиду потребованный ею развод) от него живого, всеми почитаемого. Но мертвому, расстрелянному большевиками за заговор, в котором он не участвовал лишь знал о нем и не донес, — так вот ему, мертвому, она, сама пребывающая в опале, осталась верна до конца. Хранила его стихи, хлопотала об их издании, помогала энтузиастам собирать материалы для его биографии. Да и в собственных ее стихах нет-нет да и мелькал его образ.

Гумилёв знал, что так будет. Еще в 1914 году на фронте, куда он ушел добровольцем (и был награжден за храбрость двумя Георгиевскими крестами), было написано стихотворение, нигде не опубликованное, но одно четверостишие из него уцелело. Уцелело в памяти той, о ком в нем идет речь.

А ночью в небе древнем и высоком
Я вижу записи судеб моих
И ведаю, что обо мне далеком
Звенит Ахматовой сиренный стих

gumilev.ru

Анна Ахматова и Николай Гумилев: эфемерность счастья

Анна Ахматова и Николай Гумилев являются одними из самых ярких представителей Серебряного Века, и уж тем более, самой известной поэтической парой. Две личности, талантливые и сильные, у каждой из которых были свои идеалы, принципы и отношение к жизни.

Потрясающе сильная и неординарная личность Николай Степанович Гумилев, ломающий все стереотипы и не останавливающийся ни перед чем для достижения своей цели, с самого детства доказывал, что, не взирая ни на какие свои недостатки, добьется своего, а недостатки превратит в достоинства. Он признавал над собою только собственный труд, его личность полностью сформирована им же самим.

Гумилев преодолевал свои детские физическую слабость и застенчивость, даже во всех играх в индейцев вождем был только Николай. Он не был красавцем, однако взращенные еще в детстве качества, такие как упорство, твердость, надменность, чувство собственного достоинства, гордость, умение добиваться желаемого, и, конечно же, ум и талант сделали свое дело – Гумилев был харизматичным человеком, и его многие любили.

Неудивительно, что с таким характером он неоднократно делал предложение своей Прекрасной Даме – русской Сафо Анне Ахматовой, и, получив очередной отказ, продолжал завоевывать ее расположение.


Ахматова же была абсолютно равнодушна к Гумилеву, объектом ее девичьей любви был Владимир Голенищев-Кутузов — репетитор из Петербурга.

«… Будет ли Кутузов на рождество в Петербурге… От мысли, что моя поездка может не состояться, я заболела… У меня жар, сердцебиение, невыносимые головные боли… Какая я жалкая и ненужная. Главное, ненужная, никому и никогда… Стихов я не пишу, Стыдно? Да и зачем? Отвечайте же скорее о Кутузове. Он для меня — все».

Омраченный отказом Анны, Николай даже делал неудачные попытки самоубийства, после которых, впрочем, продолжал штурмовать свою богиню, и добился наконец согласия. Но Ахматова не любила Гумилева. Свое согласие на брак Анна Андреевна комментировала так: «… Но Гумилев — моя Судьба, и я покорно отдаюсь ей. Не осуждайте меня, если сможете. Я клянусь Вам всем для меня светлым, что этот несчастный человек будет счастлив со мной…». Мотивация весьма сомнительна, ведь Ахматова все еще была влюблена в Кутузова, с которым ее разлучили.

Анне Ахматовой приписывают роман с итальянским художником Амадео Модильяни –знакомство произошло во время еще пребывания в Париже в 1910 г. вместе с мужем во время свадебного путешествия. Их взаимное притяжение не мог не заметить Гумилев. Позже Ахматова вспоминала: «Н. С. Гумилев, когда мы в последний раз вместе ехали к сыну в Бежецк (в мае 1918 г.) и я упомянула имя Модильяни, назвал его «пьяным чудовищем» или чем-то в этом роде и сказал, что в Париже у них было столкновение из-за того, что Гумилев в какой-то компании говорил по-русски, а Модильяни протестовал». Но уже через год Ахматова едет в Париж одна и встречается там с Модильяни. Это стало началом их краха с Гумилевым.

Наталия Третьякова. Ахматова и Модильяни. У неоконченного портрета.

Рисунок Модильяни — портрет Анны Ахматовой

Вероятней всего, эти две личности не подходили друг другу с самого начала. Слишком разные, и каждый искал именно то, чего не было в другом. Гумилев не смог уже в семейной жизни сочетать ахматовский образ богини и жены и матери, хотя развод переживал тяжело. У Ахматовой же была весьма сомнительные причины для брака с Гумилевым – такая творческо-драматическая жертва, дань безответной любви, хотя тянулась она совершенно к другим людям.

Фармаковский Мстислав Владимирович. Портрет Н.С.Гумилева.

О.Л. Делла-Вос-Кардовская. Николай Гумилев 1909 г.

Н. Альтман. Портрет А. А. Ахматовой (1915)

Вадим Долинский. Анна Ахматова

Ольга Кардовская. Портрет Ахматовой. 1914 г.

vev.ru

Анна Ахматова и Николай Гумилёв: любовь как вечная боль

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Когда мы умели летать»

Их знакомство произошло в Царском Селе в канун Нового года. Оба учились в гимназии. Тогда Гумилёву только исполнилось 17. Впечатлительный и эмоциональный юноша был настолько увлечен творчеством Оскара Уайлда, что во всем пытался подражать своему кумиру: подкрашивал губы и глаза, завивал волосы и носил цилиндр. Аня Горенко была полной противоположностью Николаю. Ей было 14 лет, она была взбалмошна, порывиста, чем очень отличалась от своих сверстниц.

Ее живые огромные глаза, — то зеленые, когда радовалась, то серые, когда грустила, — обладали особым магнетизмом, который приковывал внимание молодых людей. Черные волосы с прямой челкой на лунно-бледном лице словно являли контраст с ее внутренним миром. Анна так вдохновенно читала Бодлера со сцены гимназии, что очарованный юноша влюбился с первого взгляда и мысленно поставил девушку на пьедестал недосягаемой высоты.

Теперь она стала для Николая божеством, которому он начал посвящать свои стихи. Когда влюбленный молодой человек писал о своей лирической героине, он называл ее то русалкой, то нимфой, то колдуньей. Но девушка только кокетничала с Николаем, не приближая, но и не отталкивая его. Тогда Аня была безумно влюблена в своего репетитора, но с Гумилевым любила прогуливаться по окрестностям Царского Села и принимать его знаки обожания.

Николай читал ей стихи, обсуждал с ней творчество известных поэтов, но когда пытался признаться девушке в любви, она убегала. Вскоре Гумилев сделал Анне предложение, но она ему отказала. Это был первый из трех раз, когда девушка отвергла любящее ее сердце. Тогда будущий поэт постарался забыть свое бесславное поражение и уехал в Париж продолжать образование. Он успешно учился в Сорбонне, путешествовал по Италии, много писал, но забыть любимую никак не мог.

«Изменчива как ветер»

А тем временем Анна металась и не могла решить для себя — любит ли она Николая или, просто, скучает по их ушедшей юности. В своих стихах того периода она сознается, что «издали ловит звук его шагов», а подругой ее стала бессонница. Отправив письмо Гумилеву, в котором она пожаловалась на свое одиночество и отчаяние, девушка, скорее всего, пожалела об этом. Иначе она не искала бы повод опять отказать Николаю, который примчался в Крым, где на тот момент проживала семья статского советника Андрея Горенко.

Ее поступки всегда опережали мысли. Молодые люди прогуливались по морскому побережью, когда поэт признался, что ни на секунду не переставал любить Аню. Но и второе его предложение она отвергла, позже объясняя это тем, что на нее повлияло жуткое зрелище — мертвые дельфины, выброшенные на берег волной. Девушка посчитала это недобрым знаком. Повторно отвергнутый поэт впал в сильную депрессию и решил покончить жизнь самоубийством, бросившись в озеро в Турвиле.

К счастью, отчаявшегося неудачника спасли, но с тех пор над Гумилевым стали посмеиваться знакомые. Возможно, это дало новые силы влюбленному, и он отправил Анне очередное письмо с просьбой выйти за него замуж, но опять получил отказ. Гумилев не видел больше смысла жить: он выпил огромную дозу снотворного в Булонском лесу. Но судьба в лице проходящего мимо лесничего вновь спасла Николая, и, чтобы преодолеть душевный кризис, поэт уехал в Африку.

«Сиянье розового рая»

В это время в Петербурге начали издаваться стихи Анны, которые очень скоро приобрели широкую популярность. Издания выходят под именем Анны Ахматовой, так как поэтессе пришлось взять фамилию прабабушки, — строгий отец не разрешал подписывать плоды ее творчества своей фамилией, считая стихи пустым занятием.

Вскоре Гумилев возвращается на родину, и двум талантливым поэтам приходится поневоле встречаться в литературных кругах. Неожиданно для всех Николай и Анна объявляют о своей помолвке. Венчание состоялось в апреле 1910 года в Николаевском соборе на левом берегу Днепра. Все, кто знал эту пару, были уверены в недолговечности их союза.

Но он просуществовал восемь горьких лет. Уже в феврале следующего года Ахматова пишет своей подруге: «Хуже не бывает. Хочу смерти. Если бы я умела плакать. » Рай, который обещал Гумилев, превратился в кромешный ад. Он начал изменять жене, не скрывая своих похождений.

Наверное, добившись одной богини, его творческая натура требовала новой музы. Даже рождение сына Льва не остановило Николая и не спасло разрушающегося брака. Позже Анна Андреевна напишет, что Гумилев никогда не скрывал своих увлечений и даже, будучи женатым, еще более оставался холостяком.

«На двоих одна душа»

Это было очень сложное время в семье двух талантов. Когда началась Первая мировая война, Гумилев, обуреваемый патриотическим порывом, отправился на фронт, а у Анны Ахматовой начали возникать романы — один за другим. Она, свергнутая с пьедестала почитания мужем, ищет любви, которой по-настоящему до сих пор так и не испытала. Вернувшись после войны домой, Николай Гумилев навсегда расстается с Анной.

Поэтесса, оставив Левушку на попечении свекрови, связывает свою жизнь с известным специалистом-египтологом Владимиром Шилейко. Несмотря на то, что брак Ахматовой и Гумилева не был образцом супружеской верности и теплых отношений, для поэта такой поворот событий стал тяжелым ударом.

Наверное, он всё еще любил образ, созданный им в молодости, воплощением которого стала Аня Горенко. Николай еще пытался вернуть Анну, звал ее уехать за границу и начать все сначала, но в одну реку нельзя войти дважды.

Через некоторое время Гумилёв вновь женился, а Ахматова еще несколько раз была замужем. Но когда ее первого мужа в 1921 году расстреляли большевики, она свято хранила его рукописи, издавала сборники стихов Гумилева, сотрудничала с его биографами. Она всегда называла себя вдовой Гумилева и до конца жизни посвящала ему свои строки. А в памяти о нем оставила только светлое.

Роман, полный невероятных предположений и досужих суждений, – именно такими оказались отношения талантливого итальянского художника и русской поэтессы.
Анна Ахматова и Амедео Модильяни воспылали друг к другу страстью, яркой и короткой, как пламя свечи.

Опыт читателей: 9 проверенных рецептов быстрых блюд на случай, если гости свалились как снег на голову


Эти блюда вкусные, красивые, а главное — очень быстро готовятся. Читатели поделились своими любимыми рецептами, которые не раз выручали в ситуациях, когда нужно срочно приготовить что-то вкусненькое, а времени на это катастрофически не хватает .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

kulturologia.ru

Николай Гумилев и Анна Ахматова. Хроника событий

«… но люди, созданные друг для друга, соединяются, увы, так редко…»

Первая встреча Коли Гумилева и тогда еще Ани Горенко случилась 24 декабря 1903 года, когда Николай и его брат Дмитрий прогуливались по Царскосельскому гостиному двору и в одной из лавочек встретили Валерию Тюльпанову, девушку, которой был увлечен Дмитрий. Она была не одна, с подругой – Анной Горенко. Но в тот раз, ни одна из девушек не произвела впечатления на будущего поэта.

Встречи продолжались, хотя и были нечасты. Так, в 1904 году Николай был учеником седьмого класса Николаевской мужской гимназии и усердно ухаживал за девушками из Мариинской женской гимназии. Молодой Николай Гумилев имел обыкновение ждать у подъезда, когда в половине третьего заканчивались занятия, и девушки, с радостным смехом выбегали из стен alma mater, чтобы затем своим особенным голосом, нараспев обращаться к ним со следующими словами: «Пойдемте в парк, погуляем, поболтаем». Несколько раз на его просьбы откликалась Аня Горенко. А 28 марта, в пасхальный вечер, вместе со своей подругой Валерией Тюльпановой, она была в гостях у «мальчиков Гумилевых», но тогда юный поэт был всерьез увлечен другой барышней и еще не подозревал, что именно Аня станет его женой.

Их роман завязался неожиданно и даже невольно: в мае 1904 года брат Николая, Дмитрий, оканчивал гимназию и пригласил на выпускной бал Валерию Тюльпанову, которая пришла не одна, а с Анной. Так Анна оказалась «невольной» парой для Николая. С тех пор они кружились в своей любви, странной и мучительной, как пары в танце.

После встречи на балу, Николай стал постоянно встречать Анну из Мариинской гимназии и провожать до дома в Безымянном переулке, недалеко от Царскосельского вокзала, гулять в парке.

… Вот идут по аллее, так странно нежны,

Гимназист с гимназисткой, как Дафнис и Хлоя…

А 24 декабря 1904 года, в день годовщины знакомства, Николай, желая порадовать возлюбленную, накупил множество сладостей и приятных мелочей, которые преподнес Анне как рождественский подарок.

Но весной 1905 года тучи сгустились над отношениями Анны и Николая. Сначала ничего не предвещало беды: Николай попросил своего одноклассника Владимира Дешевова расписать одну из стен в его комнате и изобразить «морское дно», где в роли морской царевны выступала бы Анна Горенко. На масленицу Николай познакомился с братом Анны – Андреем, а затем и с ее матерью. Но Анна влюбилась, страстно и пламенно в … студента В.Д. Голенищева-Кутузова.

Эта влюбленность не могла остаться незамеченной Николаем, испытывающем к Ане самые нежные чувства, и в мае произошло бурное объяснение, после которого Николай вызвал на дуэль одноклассника Курта Вульфиуса. Это произошло в самом начале пасхальных каникул. Дуэлянты стащили рапиры из спортивного гимназического зала, но не успели вступить в бой – их разняли, о дуэли стало известно, Гумилева хотели исключить из гимназии, но И. Ф. Анненский отстоял своего студента, приведя бесспорный аргумент: «Но ведь он пишет стихи. ». Так Николай остался в стенах гимназии и даже был переведен в восьмой класс без экзаменов, но Анна решительно разорвала с ним отношения, а в августе уехала с матерью из Царского села. Более чем на год она исчезла из жизни Николая.

За это время многое произошло: Николай принимает участие в подготовке литературного сборника «Северная речь», сотрудничает с газетой «Слово», получает приглашение от Я. Брюсова сотрудничать в «Весах», заканчивает гимназию и уезжает в Париж, в Сорбонну, где интересуется мистической стороной европейской средневековой культуры, начинает работу над журналом «Сириус» вместе с художниками А. И. Божеряновым и М. В. Фармаковским. Но не возможно только учиться и работать в городе влюбленных! Конечно же, Гумилев заводит романы, и одной из возлюбленных была «куртизанка Содома» — баронесса Орвиц-Занетти.

Но неожиданно Николай получает письмо из Киева от Ани. Оба романа сразу прекращаются, а Гумилев в ответном письме, ни минуты не сомневаясь, просит Анну стать его женой. И в феврале 1907 года получает ее согласие на брак, а во втором номере журнала «Сириус» печатает стихотворение «Анны. Г», в котором речь идет о нем самом и о том, что ее сердце принадлежит не ему:

На руке его много блестящих колец —

Покоренных им девичьих нежных сердец.

Там ликует алмаз, и мечтает опал,

И красивый рубин так причудливо ал.

Но на бледной руке нет кольца моего,

Никому, никогда не отдам я его.

Мне сковал его месяца луч золотой

И, во сне надевая, шепнул мне с мольбой:

«Сохрани этот дар, будь мечтою горда!»

Я кольца не отдам никому, никогда.

В апреле того же года Николай возвращается в Россию для службы в армии, но по дороге заезжает в Киев, к Анне, чтобы подтвердить ее намерение. Она снова говорит «да», но уже в июне все будет по-другому.

В этот теплый летний месяц Аня с семьей отдыхала в Севастополе и заболела свинкой, лицо ее было обезображено опухолью, что очень тяготило девушку, и она стала раздражительна и вспыльчива. И именно тогда Гумилев приехал навестить свою невесту. Две недели они беспрестанно ссорились, а в конце Анна заявила, что у нее есть любовник.

Николай был чрезвычайно подавлен и уехал «куда глаза глядят». Сначала он отправился в Константинополь, затем в Смирну, в Каир, где в саду Эзбекие пытался покончить жизнь самоубийством.

…Как странно — ровно десять лет прошло

С тех пор, как я увидел Эзбекие,

Большой каирский сад, луною полной

Торжественно в тот вечер освещенный.

Я женщиною был тогда измучен,

И ни соленый, свежий ветер моря,

Ни грохот экзотических базаров,

Ничто меня утешить не могло.

О смерти я тогда молился Богу

И сам ее приблизить был готов…

Но там же в нем произошел нравственный переворот, и Гумилев отправился в Марсель, оттуда в Нормандию, а затем в Париж. Но все деньги, данные ему на учебу были потрачены на путешествие, поэтому о Сорбонне нельзя было даже мечтать.

В Париже Николай снимал дешевую комнату, вел богемную жизнь и каждый день ходил на Севастопольский бульвар, чтобы смотреть на имя города, в котором последний раз видел свою Любовь. Но в сентябре в Париж для поступления в Сорбонну приезжает Дмитрий Горенко и останавливается у Гумилева. Также Дмитрий привез добрые вести – Анна сменила гнев на милость и назвала случившийся конфликт нелепостью. Эта весть вызвала в Гумилеве невероятный творческий подъем, воплотившийся в многих лирических стихах, которые позднее найдут свое место в «Жемчугах» и «Романтических цветах». Но радость поэта была преждевременной.

В скором времени Гумилеву пришлось предпринять тайную поездку в Петербург, дабы предстать на медицинской комиссии для призывников. Тайной она была потому, что студентов освобождали от службы, но Николай более не посещал Сорбонны, а родители думали обратное. Из-за астигматизма поэт был признан «совершенно неспособным для военной службы», и с этой вестью Гумилев отправился обратно в Париж, решив заехать по пути в Севастополь к Анне. Так он и сделал, и в ноябре вновь услышал категорическое «нет» из уст девушки, которая теперь мотивировала свой отказ обнаруженным у нее туберкулезом.

Гумилев был расстроен, не видел перед собой будущего и решил, что единственный выход из сложившейся ситуации – мышьяк. Но попытка самоубийства в Булонском лесу не увенчалась успехом – незнание дозировок привело лишь к крепкому сну и успокоительной телеграмме от Анны, которую та выслала по наставлению брата. Данный поворот в событиях собственной жизни привел к новому творческом всплеску – был написан цикл новелл «Радости земной любви», а в январе 1908 года выходят в свет, пусть и небольшим тиражом, «Романтические стихи» с посвящением «Анне Андреевне Горенко».

… Там, на высях сознанья — безумье и снег,

Но коней я ударил свистящим бичем,

Я на выси сознанья направил их бег

И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,

В странном взоре сливался с ответом вопрос,

И я отдал кольцо этой деве луны

За неверный оттенок разбросанных кос…

В конце апреля Николая Гумилева ждал новый удар от Анны Горенко: покинув Париж, Николай прибыл в Севастополь для окончательного объяснения с Анной. Объяснение действительно было окончательное – они разорвали отношения и вернули друг другу письма и подарки, после чего Гумилев уехал к родителям, а затем поступил на юридический факультет Петербургского университета.

Однако в первых числах сентября Гумилева и Ахматову ждала неожиданная встреча, оказавшая на обоих огромное впечатление. В то время Анна гостила у отца, обсуждала возможность получения высшего образования и материальной поддержки. Именно тогда произошла полулегендарная история о том, как отец Анны сделал ей выговор за появление его (Горенко) фамилии в декадентской литературе – в апрельском номере журнала «Весы» были опубликованы «Радости земной любви» Н. Гумилева с посвящением «А. А. Горенко», на что та ответила «И не надо мне твоего имени», после чего взяла псевдоним, фамилию бабушки – Ахматова.

Во время визита к отцу Анна ездила в Царское село, чтобы навестить свою подругу Валерию Тюльпанову. На вокзале Анна и Николай случайно встретились, Гумилев позабыл все обиды, несколько раз встречался с ней в Петербурге и вновь «говорил о своей влюбленности», но Анна уехала в Киев так и не раскрыв своих чувств и намерений.

После этой встречи Гумилев решил отправиться в путешествие, чтобы разобраться в себе и происходящем, но по пути в далекие страны и возвращаясь обратно, Гумилев не смог отказать себе в удовольствии вновь увидеть Анну и вновь услышать отказ из ее уст.

Между тем Гумилев не терял времени даром и продолжал свое вторжение в литературное общество – посещал «башню» Вячеслава Иванова, где имел успех и после чего, по его собственному выражению «окончательно пошел в ход». Поэт познакомился с В. Э. Мейерхольдом, С. К. Маковским, а также с М. А. Волошиным, который пригласил его к себе в Коктебель, где у Гумилева завязался роман с Е. И. Дмитриевой, являвшейся одновременно любовницей Волошина. Но как только Гумилев получил письмо от Анны, то сразу умчался к ней, в Лустдорф, пригород Одессы, где она отдыхала с семьей.

Там он провел несколько жарких июльских дней, читал Анне и Андрею «Сон Адама» и только что написанных «Капитанов», после чего предложил Анне уехать с ним в Африку, но не получил определенного ответа и возвратился в Петербург, где кипела работа и литературная жизнь.

В Петербург тогда же вернулись Волошин и Дмитриева, после чего в редакцию стали поступать звонки и письма от неизвестной поэтессы Черубины де Габриак. Эти стихи так взволновали обитателей «башни», что однажды были размещены в «Аполлоне» вместо стихов И. Ф. Анненского. Но вскоре оказалось, что Черубина де Габриак — это Е. И. Дмитриева, которая писала стихи из мести Гумилеву, якобы обещавшему на ней жениться, но не сдержавшему этого обещания. Николай развеял мифы и тот час же написал Анне:

«В мире меня интересует только то, что имеет отношение к Вам» и уже в ноябре встретился с ней в Киеве, где после завершения творческого вечера, Гумилев и Горенко отправились в ресторан гостиницы «Европейская», где Анна выразила желание стать его женой, считая, что это судьба (в своих дневниковых записях она отмечала следующее: «Я выхожу замуж за друга моей юности Николая Гумилева. Он любит меня уже три года, и я верю, что моя судьба стать его женой. Люблю ли я его, не знаю, но кажется мне, что люблю») и обещала ждать его возвращения из Африки, которая была его единственной большой любовью.

В феврале Анна приехала в Царское село с предсвадебным визитом. Но семье Гумилева было не до свадьбы – в начале месяца умер отец поэта – С. Я. Гумилев, семья была погружена в траур и смотрины прошли «скомкано». Анна и Николай много гуляли вместе, посещали Русский музей, где поэт прочел ей стихи Анненского и показал корректуру «Кипарисового ларца». После этого она призналась, что «что-то поняла в поэзии».

25 апреля 1910 года состоялось венчание Гумилева и Анны в Никольской церкви села Никольская Слободка Остерского уезда Черниговской губернии. Из родных никого не было, шаферами были приглашены киевские поэты В. Ю. Эльснер и И. А. Аксенов. Отсутствие родных на свадьбе стоило принять за тревожный знак, но молодых это не насторожило.

Второго мая началось их свадебное путешествие в Париж, где Гумилев познакомил молодую супругу с друзьями своей молодости, поэтами и художниками, в том числе и с А. Модильяни, который обменялся адресами с Анной, что вызвало неудовольствие молодого мужа. Однако, Гумилев хотел, чтобы Анна чувствовала себя независимой, поэтому выдал ей личный вид на жительство и положил 2000 рублей на ее счет в банке.

Но путешествие закончилось, и начались семейные будни, которые оказались весьма непростыми. Здесь хочется привести воспоминания А. А. Гумилевой – невестки поэта: «В дом влилось много чуждого элемента. В семье Гумилевых очутилось две Анны Андреевны. Я — блондинка, Анна Андреевна Ахматова — брюнетка. A.A. Ахматова была высокая, стройная, тоненькая и очень гибкая, с большими синими грустными глазами, со смуглым цветом лица. Она держалась в стороне от семьи, поздно вставала, являлась к завтраку около часа, последняя, и, войдя в столовую, говорила: «Здравствуйте все!». За столом большей частью была отсутствующей, потом исчезала в свою комнату, вечерами либо писала у себя, либо уезжала в Петербург».

В июне Анна Андреевна уже читала свои стихи на «башне», но Вячеслав Иванов охарактеризовал их как «густой романтизм», а в середине августа разразился первый скандал – общество, собирающееся в «башне» Анна назвала «снобистским», и несмотря на приглашение на свадьбу, уехала к матери в Киев, где в сентябре получила шокировавшую ее телеграмму: «Если хочешь меня застать, возвращайся скорее, потому что я уезжаю в Африку». Действительно, Гумилев собирался в новое путешествие, вернулся из которого лишь 25 марта 1911 года.

За это время его супруга, «поэт Анна Ахматова», стала весьма известной в литературных кругах, была принята в «Общество ревнителей художественного слова», готовилась к публикации своих стихов в «Аполлоне» и заручилась покровительством Вячеслава Иванова, который после чтения «…Я на правую руку надела / Перчатку с левой руки…»поцеловал ее руку и сказал: «Я вас поздравляю. Это событие в русской поэзии». Более того, сам Николай после своего возвращения высоко оценил ее стихи, сказав «ты поэт, надо делать книгу».

Триумф жены не долго доставлял радость Гумилеву. Вскоре на одном из вечеров в «башне» произошел скандал: окружение Вячеслава Иванова хвалило стихи нового поэта, но Николай Гумилев сделал критическое замечание, на что услышал от своей жены «Все равно мои стихи лучше твоих!», это стало началом большой ссоры, подпитываемой похвалами в адрес Анны со стороны «башенного» общества. Позже она вспоминала: «На эти бешеные и бесстыдные похвалы я довольно кокетливо отвечала: “А вот моему мужу не нравится”. Это запоминали, раздували Возникла гадкая, злая сплетня, преследующая “благородную цель” изобразить Гумилева не то низким завистником, не то человеком, ничего не понимающим в поэзии. “Башня” ликовала».

К маю отношения между двумя поэтами были накалены до предела, В. Иванов постоянно твердил, чтобы Анна бросила Николая, тем самым сделав «из него человека». И Анна уехала сначала в Киев к матери, а затем в Париж к Амадео Модильяни, с которым до этого постоянно переписывалась. Она чувствовала себя абсолютно свободной, к тому же у нее были 2000 рублей. Гумилев уехал в Слепнево, смутно представляя о местонахождении своей жены и испытывая к ней смешанные разочарованно-раздраженные чувства.

… Из логова змиева,

Из города Киева,

Я взял не жену, а колдунью.

А думал — забавницу,

Веселую – птицу — певунью.

А выйдет луна — затомится…

Так продолжалось до июля месяца, когда в Слепнево внезапно приехала Анна ради примирения. А в августе супружеская чета отправилась в Москву, где Гумилев надеялся познакомить супругу с В. Я. Брюсовым, но вместо этого случился очередной скандал: по возвращении из Третьяковской галереи Анна нашла «не поддающееся двойному толкованию» письмо В.А. Неведомской к Николаю, после чего устроила скандал и уехала обратно в Киев. Гумилев уже один встречался с Брюсовым. Разлука продолжалась до сентября.

В сентябре Анна приехала в Царское село и застала мужа за созданием литературной группы «Цех поэтов», в которой стала секретарем, а Гумилев был «синдиком», мастером. В цеху должна была быть деловая, творческая атмосфера, и, как можно понять из названия группы, Гумилев проводил параллели со средневековыми цехами ремесленников.

Новый, 1912 год, Ахматова и Гумилев встречали вместе – оба они присутствовали на открытии нового литературно-артистического кабаре «Бродячая собака», который впоследствии станет местом сбора «Цеха поэтов».

В зимние месяцы супруги много времени проводили вместе, занимаясь литературой и посещая разнообразные собрания, а уже в марте вышла первая книга Анны «Вечер», с посвящением «Коле Аня. “. Оттого, что я люблю тебя, Господи!”».

В апреле супружеская чета отправилась в длительное увлекательное путешествие по Италии и другим городам Европы. Это путешествие вдохновило Гумилева на создание циклов стихов, но был и глубоко личный смысл путешествия – Анна была на четвертом месяце беременности, и уже18 сентября у них родился сын – Лев Гумилев.

Но в апреле Николай уехал в очередное далекое странствие в Африку, из которого вернулся лишь в сентябре. За все это время Анна Андреевна не написала ему ни строки. И не удивительно – сразу после отъезда, убираясь в кабинете, она нашла письмо от О. Н. Высотской. П. Н. Лукницкий, собиратель материалов о Гумилеве и Ахматовой, писал, что «это было полной для нее неожиданностью: она в первый раз узнала, A.A. за полгода не написала в Африку Н.С. ни одного письма. Когда Н.С. приехал, она царственным жестом передала письма ему. Он смущенно улыбался. Очень смущенно».

1914 год принес новые трудности. «Цех поэтов» распался, а в личной жизни Николая Гумилева появилась новая страсть – Татьяна Адамович, дочь Г. В. Адамовича, выпускница Смольного института, девушка бойкая, энергичная, волевая, подчинившая себе Гумилева и сознательно толкавшая его на разрыв с Анной, болезненно переносившей появление новой соперницы. Отношения Николая и Анны усложнялись еще и тем, что рецензия Гумилева на Ахматовский сборник «Четки» была воспринята ею как личное оскорбление, а ведь в этом сборнике были глубоко личные стихи о нем и ей:

… В ремешках пенал и книги были,

Возвращалась я домой из школы.

Эти липы, верно, не забыли

Нашу встречу, мальчик мой веселый.

Только ставши лебедем надменным,

Изменился серый лебеденок . . .

И хотя чета уехала в Слепнево, подальше от Адамович, это не спасло их от самого крупного конфликта – Анна нашла письма от Татьяны, тайком читала их «всю ночь до утра», после чего Гумилев предложил ей развод и уехал к Татьяне в Вильно. Анна уехала в Киев.

Месяц супруги не общались, и лишь в июле, они, независимо друг от друга написали «примирительные» письма, а затем и любовные, но второго письма Гумилев не успел получить. Началась Первая мировая война. Для примирения у них была одна ночь.

…Тот август, как желтое пламя,

Пробившееся сквозь дым,

Тот август поднялся над нами,

Как огненный серафим…

1915 год принес много горечи – война, фронт, лазарет (воспаление легких и подозрение на туберкулез), отчисление из университета за неуплату, разрыв с женой. Последнего могло бы и не быть, если бы в декабре Гумилев по настоянию Адамович не посвятил ей книгу – «Колчан – «на прощанье». Это посвящение вызвало сильнейший резонанс в литературных кругах Петрограда, ссору с М. Л. Лозинским, державшим корректуру, а Анна сочла данный поступок предательством. Отныне она не считала себя чем-то обязанной «изменнику», она была свободной от всех личных обязательств.

В 1916 году Гумилев вновь оказался в Царскосельском дворцовом лазарете, где был представлен Великим Княжнам, работавшим в нем в качестве сестер милосердия. Но сырой Петроградский климат не мог способствовать выздоровлению, и летом он был направлен в санаторий в Ялту, по дороге в который заехал в Слепнево к жене и сыну. Но прием был холодным, и в октябре у Гумилева уже была новая невеста – Л. М. Рейснер, однако Николай еще надеялся на примирение с женой, и в декабре предпринял последнюю безуспешную попытку. Последнюю, ибо 29 апреля 1918 года Анна Андреевна попросила дать ей официальный развод.

В тот день между Николаем и Анной произошел следующий разговор: «Он страшно побледнел и сказал: “Пожалуйста. ” Не просил ни остаться, ни расспрашивал даже. Спросил только: “Ты выйдешь замуж? Ты любишь?” А А ответила: “Да”. — “Кто же он?” — “Шилейко”. Николай Степанович не поверил: “Не может быть. Ты скрываешь, я не верю, что это Шилейко”». Оба — и Анна, и Николай – вспоминали то лето как невыносимо тяжелое.

Гумилев оставил следующие воспоминания: «До сих пор не понимаю, почему Анна Андреевна заявила мне, что хочет развестись со мной, что она решила выйти замуж за Шилейко. Ведь я ничем не мешал ей, ничем не стеснял. Меня — я другого выражения не нахожу — как громом поразило. Но я овладел собой. Я даже мог заставить себя улыбнуться. Я сказал: “Я очень рад, Аня, что ты первая предлагаешь развестись. Я не решался сказать тебе. Я тоже хочу жениться. — я сделал паузу, — на ком, о Господи. Чье имя назвать? — Но сейчас же я нашелся: — На Анне Николаевне Энгельгардт, — уверенно произнес я. — Да, я очень рад. — И я поцеловал ее руку. — Поздравляю, хотя твой выбор не кажется мне удачным. Я плохой муж, не спорю. Но Шилейко в мужья вообще не годится. Катастрофа, а не муж”. И гордый тем, что мне так ловко удалось отпарировать удар, я отправился на Эртелев переулок делать предложение Анне Энгельгардт, — в ее согласии я был заранее уверен. Когда я без предупреждения явился на квартиру профессора Энгельгардта, Аня была дома. Она, как всегда, мне очень обрадовалась. Я тут же, не тратя лишних слов, объявил ей о своем намерении жениться на ней. И как можно скорее! Она всплеснула руками, упала на колени и заплакала: “Нет. Я не достойна такого счастья!”».

Но все равно, 23 июня, в Бежецке, когда Николай приехал туда навестить семью, глядя, как Лев разбирает игрушки, он обратился к Анне: «Зачем ты все это выдумала?».

5 августа 1918 года был оформлен официальный развод.

На этом история семейной жизни Анны и Николая закончилась, но не закончилась история их человеческих отношений. Они продолжали общаться, выступали вместе на «Вечерах поэтов» в «Доме литераторов», именно Гумилев рассказал Анне о смерти ее брата, Андрея. Именно в тот вечер, Анна предсказала трагическую смерть Николаю, когда он спускался по «черной» винтовой лестнице: «По такой лестнице только на казнь ходить!».

Гумилев был расстрелян в ночь с 24 на 25 августа у порохового склада близ Ржевского полигона в районе поселка Бернгардовка по обвинению в контрреволюционном заговоре. Место захоронения известно лишь приблизительно.

После смерти Николая Гумилева, Анна, не состоявшаяся Беатриче при его жизни, стала для него идеальной супругой – хлопотала об издании его трудов, хранила рукописи и посвящала ему свои стихи.

…Еще не раз вы вспомните меня

И весь мой мир волнующий и странный,

Нелепый мир из песен и огня,

Но меж других единый необманный.

Он мог стать Вашим тоже, но не стал.

dailyculture.ru

Это интересно:

  • Как создать федеральный закон Федеральный закон от 19 февраля 2018 г. N 24-ФЗ "О создании межрайонных судов и об упразднении некоторых районных, городских судов и образовании постоянных судебных присутствий в составе межрайонных судов Тверской области" Принят […]
  • Растоможки или растаможки Сколько стоит растаможить автомобиль? Стоимость таможенной очистки («растаможки») автомобиля в России зависит от нескольких параметров: стоимости автомобиля объёма двигателя возраста автомобиля. Причём в законодательстве […]
  • Приказ минтруда 46н Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 27 января 2015 г. N 46н "Об утверждении особенностей проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах работников радиационно опасных и ядерно опасных производств и […]
  • Образец заявления о взыскании алиментов на содержание ребенка Исковое заявление о взыскании алиментов на содержание ребёнка (детей) В мировой суд г. Тутаева Истец: Потапова Наталья Алексеевна г. Тутаев ул. Молодежная д.13 кв.4 Ответчик: Потапов Алексей Игоревич г. Тутаев ул. Кирова д.7 […]
  • Когда повыситься осаго Что будет с ОСАГО в 2018 году? В связи с нестабильностью ситуации на страховом рынке, сегодня многих интересует вопрос, что будет с ОСАГО в 2018 году? Несмотря на не принятие единого решения представителями Министерства финансов, […]
  • В последний рабочий день перед увольнением Какой день считается днём увольнения Работодатель обязан произвести с работником полный расчёт в день его увольнения. Какой день считается днём увольнения? И всегда ли он совпадает с последним рабочим днём? В ст. 84.1 ТК РФ сказано, […]