Закон о распределении 2013

Законопроект об обязательном распределении выпускников в госкомпании после окончания учебы в вузах внесен на рассмотрение Госдумы. Документ размещен в базе законопроектов на сайте учреждения, его автором выступил депутат «Единой России» Сергей Вострецов.

Из текста следует, что гражданин, который поступил на обучение в вуз за счет бюджетных средств, после окончания учебы обязан будет «проработать по своему образованию и квалификации в государственном учреждении», не менее 50% в уставной доле которого должно принадлежать Российской Федерации.

Количество лет, которое выпускник обязан после этого отработать в госкомпании, равняется длительности обучения в вузе: четыре года для обучавшихся по программам бакалавриата, пять лет для тех, кто обучался по программам специалитета, и не менее шести лет, если обучение проходило по программам магистратуры.

В том случае если выпускник вуза отказывается работать в госкомпании по полученной специальности, его обязуют «возместить в полном объеме» расходы федерального бюджета на его обучение, говорится в тексте законопроекта.

Из пояснительной записки к документу следует, что этот законопроект направлен на то, чтобы решить «первоочередную проблему отсутствия опыта работы и стажа» у выпускников и в целом помочь решить проблему их трудоустройства.

«Больше половины выпускников высших учебных заведений не могут трудоустроиться из-за отсутствия опыта работы», — подчеркивается в пояснительной записке.

Инициатива также призвана решить проблему трудоустройства призывников, которые теряют квалификацию за время прохождения службы, а также в целом повлиять на отраслевые министерства, которые не планируют, сколько специалистов им нужно получить.

Автор инициативы также рассчитывает, что новый закон станет основанием для ряда отраслевых министерств — Минобразования, Минздрава, а также для министерств культуры, промышленности, труда, регионального развития и других — «планировать государственный заказ» на подготовку специалистов в своих отраслях, подобно тому, как это делает Минобороны, МЧС, МВД, ФСБ и ФСО.

Как отмечает автор законопроекта, из них «никто не учитывает и не планирует», сколько необходимо выпустить специалистов для каждой отрасли по тем или иным специальностям, чтобы они были обеспечены рабочими местами, и не собирает статистику о том, на какую профессию устроился выпускник, работает ли он по специальности, на которую учился.

Ректор Московского государственного технического университета имени Н.Э. Баумана Анатолий Александров отметил в разговоре с РБК, что Конституция России не предусматривает принудительного распределения студентов.
«[В этом случае] надо изменить Конституцию», — сказал он.

По его словам, с помощью принуждения нельзя получить специалиста, который будет самоотверженно трудиться. Ректор подчеркивает, что необходимо создавать условия для молодых специалистов, чтобы они хотели связывать с госкомпаниями свою судьбу.

С тем, что ценного специалиста нельзя вырастить по принуждению, согласен ректор Московского физико-технического института (МФТИ) Николай Кудрявцев. «Науку, высокие технологии из-под палки не сделаешь. Должна быть внутренняя мотивация», — заявил он РБК.

По его мнению, такие регулировки, может быть, и были бы полезными, но они должны носить мягкий характер. «Выпускник должен иметь право голоса», — считает Кудрявцев.

Ректор добавил, что занимался послевузовским распределением в советские времена и может сказать, что «это занятие для экономики было не очень эффективным». Кудрявцев подчеркнул, что «сделать прогноз, куда, сколько и кто именно нужен, с точностью до человека очень сложно».

Он также отметил, что налоги платят не только госкомпании, а значит, негосударственные компании должны иметь такое же право на распределение. Инициатива должна рассматриваться по отношению ко всем работодателям, считает Кудрявцев.

Заместитель председателя Российского профсоюза студентов Юрий Наконечный заявил РБК, что студенческая организация «давно ратует за возврат системы распределения в каком-то виде». По его словам, эта практика способна ​ повысить ответственность студентов, поступающих в высшие учебные заведения на бюджетную форму обучения. «Студент начинает выбирать не ту специальность, на которую легче поступить, а с прицелом на то, что ему придется вернуть оплату [за обучение], либо на то, что он будет вынужден отработать какое-то количество времени. Это повышает ответственность и меняет подход при выборе направления подготовки специальности потенциальным абитуриентам», — сказал он в разговоре с РБК.

Молодые профессионалы не стремятся работать в госкомпаниях, считает консультант в области образования, руководитель проекта «Атлас новых профессий» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Судаков. «Эффективность госкомпаний вызывает большие вопросы. Там стареют кадры, а способности привлечь перспективную молодежь у них нет», — заявил эксперт.

По его словам, идея выглядит «крайне нелепо» и направлена лишь на пополнение бюджета в кризис.

По мнению Судакова, законопроект косвенно противоречит ст. 43.3 и 37.1-2 Конституции (о праве на бесплатное высшее образование на конкурсной основе и свободе труда). «Вместо того, чтобы поддерживать эффективный малый и средний бизнес и инновации, поддерживают неэффективные структуры», — констатировал эксперт.​

www.rbc.ru

Студента и не спросят

— Проект поправок в закон о высшем образовании предполагает, что при поступлении в вуз абитуриенты будут подписывать договор, обязывающий их по окончании обучения отработать по распределению не менее двух лет. Либо же вернуть потраченные на образование деньги, — рассказал «РБГ» Андрей Щеткин, директор по развитию «СТС Групп». — Новшество касается исключительно студентов-бюджетников (учителей, врачей и др.). Суть заключается в том, что государство вкладывает в подготовку будущих специалистов немалые средства. Подготовка одного специалиста ежегодно обходится казне в среднем в 70-80 тыс. рублей. И зачастую эти вложения не оправдываются, поскольку многие выпускники не идут работать по специальности, уезжают за границу, не хотят ехать в регионы.

По замыслу законодателей, поправки должны внести изменения в сложившуюся негативную практику, когда студенты, на обучение которых государство потратило существенные средства, работают не по специальности. Если поправки примут, при приеме на учебу абитуриенты станут в обязательном порядке подписывать договор, который обяжет их отработать по распределению не менее двух лет либо вернуть деньги за обучение.

Правда, очевидны некоторые спорные моменты, о которых депутаты пока молчат. Во-первых, не совсем понятно, как инициатива коррелируется с действующим законодательством. Ведь Конституцией четко установлена свобода граждан в выборе профессии и роде занятий. Не будет ли это нарушением конституционных прав на свободу труда? И как быть тем, кто планирует учиться дальше: поступать в магистратуру и аспирантуру?

— Получается, что выпускники вузов вынуждены будут сделать двухлетний перерыв в научной работе. Это довольно серьезный срок, который может негативно сказаться на их планах. И, наконец, не хотелось бы, чтобы все свелось к системе принуждения, как это было во времена Советского Союза. Нужна принципиально иная схема, поскольку работа «из-под палки» неэффективна, — уверен Андрей Щеткин. — В целом мы поддерживаем идею вернуть принцип распределения студентов, прошедших обучение на бюджетной основе, как это когда-то уже было. Получил образование за счет государства — поработай на него пару лет. Это справедливо. Но и государству нужно обеспечить все условия для дальнейшего роста молодых специалистов. Дайте возможность профессионально развиваться, обеспечьте нормальные условия жизни, создайте условия для получения опыта — и большинство студентов поедут без всякого принуждения. Пусть даже и в самые отдаленные уголки страны.

Мнения опрошенных «РБГ» экспертов разделились. Часть считает, что практика распределения полезна во всех отношениях. «С одной стороны, она помогает решать вопросы трудоустройства молодежи, с другой стороны, у компаний появляется еще один источник рекрутинга. Вакансии для начинающих специалистов, как правило, в компаниях есть, интерес к найму перспективной молодежи, разумеется, тоже. При этом для работодателя важно, чтобы компании имели возможность волеизъявления как в плане декларирования стартовых вакансий, так и в плане отбора предлагаемых кандидатов», — полагает Ева Викентьева, директор департамента управления персоналом и организационного развития СБ Банка. «Полностью поддерживаю инициативу. Думаю, многие выпускники ее тоже поддержат, так как слишком много вчерашних студентов не могут без помощи или связей найти работу после окончания вуза. Тем не менее распределение не должно быть «обязаловкой», то есть выпускники, на которых на рынке есть спрос, должны иметь возможность трудоустроиться сами», — продолжает Татьяна Хижняк, руководитель направления компенсаций, льгот и заработной платы FM Logistic.

А вот Константин Макаров, исполнительный директор компании «Бинго-Бум», убежден, что практика распределения выпускников вузов не сможет решить существующую проблему безработицы среди молодежи, поскольку причиной таких показателей в РФ является не столько количество рабочих мест, сколько отсутствие необходимой системы профориентирования.

Пока же общество несет огромные издержки на обучение людей, которые в будущем не работают по своей специальности. Однако Маргарита Авдеева, совладелец ГК «Ронова», напоминает, что есть сферы, для которых специалистов просто не учат. «Всего несколько лет назад российские вузы не выпускали, например, и PR-специалистов, ими становились психологи, журналисты и даже физики. Главное, чтобы не получилось так: если абитуриент не уверен в своем призвании на момент поступления в вуз, т.е. не знает, готов ли он проработать несколько лет по распределению, то ему светит только коммерческая форма обучения. Это уже будет являться принуждением к профессии», — говорит она.

Эффективность такой практики будет во многом связана не с самим принципом распределения, а с тем, как этот механизм будет реализован государством. Будет ли его реализация носить системный характер, вопрошает Дмитрий Дмитриев, преподаватель Российско-немецкой высшей школы управления РАНХиГС: «Разумеется, одной «обязаловкой» данную задачу не решить. Необходимо реализовать целый комплекс мер по повышению привлекательности данной практики для самих студентов. В условиях современного мира другого пути просто нет. Иначе мы можем получить формальный механизм «рабовладельческого характера», при котором отчетливо увидим снижение качества труда «по распределению», попытки выпускников любыми способами и как можно скорее разорвать контракт».

rg.ru

Депутаты рассмотрят закон об обязательном распределении студентов-бюджетников

В Государственной думе РФ рассмотрят законопроект, обязывающий выпускников-бюджетников отрабатывать свое обучение в государственных компаниях и органах власти. Инициатива принадлежит депутату «Единой России» Сергею Вострецову, документ опубликован на сайте нижней палаты парламента.

Срок отработки будет соответствовать сроку обучения — от четырех лет для выпускников-бакалавров до шести лет для выпускников магистратуры. При этом рабочее место должно доставаться каждому специалисту как в советское время, по распределению. Автор идеи предположил, что в принятии законопроекта должны быть заинтересованы и государство, и работодатели, так как и студенту обучение оплатит государство, и работодатель будет обязан предоставить рабочее место.

Иногородние выпускники-бюджетники должны будут возвращаться в регионы и отрабатывать на местах. Отмечается, что законопроект оставит за выпускником право отказаться от распределения, но в таком случае человеку придется возместить государству полную стоимость обучения по выбранной специальности.

Глава комитета Госдумы по труду и депутат от ЛДПР Ярослав Нилов посчитал введение такого закона «излишним» и усомнился в том, что его поддержат потенциальные работодатели. При этом он отметил, что внесение законопроекта может положительно отразиться на выпускниках педагогических и медицинских специальностей.

В 2013 году Госдума уже рассматривала подобный законопроект, но тогда его раскритиковала замглавы правительства Ольга Голодец.

В январе стало известно, что у работающих российских студентов средняя зарплата в месяц по итогам 2017 года составила 29,3 тыс. рублей.

Госдума — место, где оправдывают беспредел власти в адрес женщин и сотрудников СМИ.

rustelegraph.ru

Распределение студентов после вузов противоречит действующей конституции

Такое мнение высказали руководители университетов

30.07.2013 в 15:24, просмотров: 10057

Инициатива Госдумы, способная вернуть обязательное распределение студентов после окончания вузов, всколыхнула все образовательное сообщество. Какими могут стать ее последствия? Усложнится или упростится студенческая жизнь после появления закрепленного в обязательном контракте с универом требования «оттрубить» двухлетний срок на благо своей страны?

Напомним — речь идет исключительно о «бюджетниках», на обучение которых государство тратит существенные средства, а они часто не оправдывают вложения, игнорируя профессию, уезжая за рубеж и т.д. Поэтому, если поправки в Закон о высшем образовании будут приняты, при приеме на учебу абитуриенты станут в обязательном порядке подписывать договор, который обяжет их отработать по распределению не менее двух лет либо вернуть деньги за обучение.

Комментируя возможность возрождения распределения, специалисты из образовательной сферы вообще сомневаются в возможности этого, поскольку такой реформе препятствуют наше отечественное законодательство.

— Мне понятна, откуда дует ветер – у нас действительно есть отрасли, в которых много выпускников не идет работать по специальности или не хочет ехать в регионы, — говорит ректор Московского государственного гуманитарного университета им. Шолохова Владимир Нечаев. — Но в нынешнем виде эта инициатива не реалистична. Во-первых, это не согласуется с правовым полем РФ – у нас есть право на высшее образование, и при этом по Конституции никого нельзя принудить к выбору профессии или рода занятий. Я уверен, что Дума не поддержит этот проект или его впоследствии опротестует Конституционный суд. Плюс, нельзя забывать про аспект «иждивенчества», порождаемый такой системой — государственное устройство на работу является опекой, которая плодит неактивных и неконкурентоспособных. Проблема в первую очередь не в выпускниках, а в привлекательности рабочих мест. «Принудительный трансфер в Сибирь» не будет эффективен.

Ректоры ВУЗов рассказывают о собственных системах, которые являются успешно действующими методиками по удержанию студентов на их специальностях, и эффективно работают и без возрождения пресловутого распределения.

— У нас уже более 10 лет работает структурное подразделение – Центр содействия трудоустройству, — говорит проректор по учебной работе Санкт-Петербургского Государственного педагогического университета им. Герцена Виталий Кантор. — Наши исследования показывают, что более 80% выпускников и так планируют работу по специальности. Да, государство имеет право требовать отдачи тех денег, что оно вкладывает в студента (в среднем около 80.000 рублей затрачивается в год на подготовку специалиста), однако возвращать в советском виде систему распределения неправильно – труд по принуждению неэффективен. Нужны иные схемы взаимодействия государства, вуза и студента – например, целевой прием по направлению от органов власти, образовательных учреждений и т.д. Мы это давно и успешно это практикуем — у нас более 90 организаций-контрагентов на целевой набор. К слову, среди «целевиков» большой конкурс! Эти люди понимают, что им придется отрабатывать «аванс» от работодателя, и не боятся этого.

У «принудиловки» есть и другие минусы – как, к примеру, увязывать её с правом студента на поступление в магистратуру или аспирантуру? Пойти перед аспирантурой на отработку по распределению – значит, выпасть из процесса на два года, пусть и занимаясь своим делом. Это риск выпасть из научной работы и серьезно отстать.

— Ведомственная система непрерывной подготовки кадров сегодня существует во многих местах – например таких, как наша железнодорожная система, — утверждает проректор по учебной работе Московского государственного университета путей сообщения Валентин Виноградов. — И работает она хорошо: 70-80% студентов по железнодорожным специальностям – это целевой набор, по техническим специальностям целевой набор составляет 60%, по экономическим направлениям – 50%. Молодые специалисты в нашей сфере получают льготы, в том числе на ипотеку – целый ряд мер совместно с работодателем позволяют этому механизму работать эффективно.

А начальник Управления довузовской и целевой подготовки, профессор Балтийского государственного технического университета «Военмех» Евгений Никулин приводит еще один пример удачного современного подобия распределения – это государственный оборонный заказ, направленный на подготовку кадров для оборонного комплекса: «Предприятия доплачивают студентам к стипендиям, обеспечивают реальной практикой, трудоустраивают, обеспечивают дальнейшие бонусы – от соцпакетов до льготной ипотеки».

Мнение же самих студентов озвучил экс-председатель Студенческого совета вузов Санкт-Петербурга Антон Калинин:

— Студенты сейчас уже на 2 курсе начинают работать. И обычно работают они не по той специальности, на которой учатся – это нормально. И часто к концу учебы студент уже является специалистом, порой даже на хорошей должности – вот только не в той сфере, в которой учится. И диплом становится для него формальностью. Наверное, это не есть хорошо, но в любом случае принудительно направлять его на работу по институтской специальности неправильно. Я провел опрос 570 выпускников вузов на тему их отношения к такой реформе. Готовы ли они поехать по распределению в чужой регион? Почти две трети готовы поехать без всякого принуждения, но с учетом гарантий – жилья, зарплаты, работы и т.д.

www.mk.ru

Распределение после вуза — «обязаловка» или свобода?

Какие только жизненные драмы, а то и трагедии, ни разыгрывались после окончания вуза у советских студентов!

Одни, как сейчас принято говорить, успешно «отмазывались» от послевузовского распределения, устраивались на работу «по блату», другие стойко отрабатывали положенные три года и возвращались в родной город для самостоятельного трудоустройства. Кто-то в далеких городках и поселках пускал корни, заводил семьи, жил долго и счастливо, а кто-то спивался в деревенской глуши. Были и те, кто получал так называемый свободный диплом. Но таких ребят по пальцам одной руки можно было перечесть. Словом, от распределения, которого с трепетом ждал каждый пятикурсник, напрямую зависела карьера и, если хотите, судьба.

Учеба ради учебы

Система планового направления выпускников вузов на заранее подго­товленные места работы, которые по­рой находились в тысячах километрах от родных пенатов, была предельно жесткой, сурово-принудительной и, в сущности, глубоко несправедли­вой. Посылали по бездушной разна­рядке, без особого разбору, больше для галочки, чем для удовлетворения потребностей народного хозяйства. Родители принимали титанические усилия, чтобы ослабить распредели­тельные путы, связывавшие их детей по рукам и ногам. Давали взятки, ча­сами высиживали в начальственных коридорах, чтобы «замолвить словеч­ко», искали нужных людей, покупали медицинские справки.

Однако плановая экономика тре­бовала жертв. Впрочем, при всех своих минусах распределение в услови­ях «развитого социализма», подсчиты­вавшего не только количество поши­тых костюмов, но и потребности в гра­мотных кадрах, помогало «затыкать дыры» на рынке труда, создавало хоть какой-то кадровый баланс. С разва­лом планового народного хозяйства весь этот порядок мгновенно рухнул. От распределения как такового от­казались, а выпускников отпустили на вольные хлеба. Да и распределяться-то было некуда. Фабрики и заводы стояли, экономика в лихие 90-е дыша­ла на ладан. Где уж тут подсчитывать потребности в грамотных, хорошо об­ученных специалистах и равномерно распределять их по стране…

А дальше и вовсе такая вольница пошла в нашем высшем образова­нии, что все как-то даже подзабыли, а для чего и для кого, собственно, мо­лодых людей учим? Зачем штампуем столько невостребованных и малооб­разованных юристов, педагогов, пси­хологов, экономистов, журналистов и т.п.? По часто публикуемым данным, по специальности не работают 75 процентов выпускников высших учеб­ных заведений страны. И главное — чему учим? По подсчетам ректора ГУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, только 30 тысяч экономистов из 300—400 тысяч, которых каждый год выпускают вузы, имеют необходимые профессио­нальные навыки. А потребность в них, по его словам, составляет 150 тысяч.

Зачем нам столько вузов, готовя­щих никому не нужных работников, причем качество обучения нередко не превышает уровень ПТУ? На на­чало нынешнего года в стране было аккредитовано 1115 вузов, а количе­ство выпускников российских школ, по данным Минобрнауки, составило свыше 700 тысяч человек. Поступить в институт, правда, в непрестижный, сегодня может любой школьный без­дельник и заядлый троечник. Причем количество бюджетных мест постоян­но сокращается, расширяется зона платного высшего образования. По закону об образовании, вступающе­му в силу с 1 сентября этого года, и вовсе намечается сокращение чис­ла «бюджетников». В течение несколь­ких лет это количество, как подсчитал заместитель председателя Комите­та Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, уменьшится примерно на треть.

По его данным, сейчас у нас бес­платно получают высшее образова­ние менее 40 процентов студентов, тогда как во Франции больше 80, а в Германии больше 90 процентов сту­дентов учатся на бюджетные деньги. По мнению законодателя, в первую очередь надо вернуть в России нор­мальное количество бюджетного бес­платного высшего образования. В Госдуме, кстати, такой проект закона уже подготовлен.

С дипломом, но без работы

В настоящее время из десяти вы­пускников школ восемь-девять посту­пают в вуз. За станком, следователь­но, стоять некому. Россия — мировой лидер по числу людей с высшим об­разованием. 620 человек из 1000, по подсчетам ГУ ВШЭ, заканчивают вуз. Не оттого ли, спрашивается, мы не можем избавиться от засилья гастарбайтеров? Не желают наши выпускни­ки работать строителями, рабочими, водителями, уборщиками, продавца­ми. Да их теперь и не возьмет никто на работу. Уж лучше бессловесного мигранта приневолить — дешево и сердито. Поэтому высокий уровень безработицы среди молодежи (до 10 процентов) — вполне закономерное явление. Численность безработных граждан России в июне текущего года составила, по данным Росстата, свы­ше 4 миллионов человек (или 5,4 про­цента от численности экономически активного населения). По имеющим­ся данным, именно молодые люди в возрасте до 35 лет составляют 40 про­центов от всех безработных в России.

При этом всем студентам, попав­шим на бюджетные места, государ­ство платит стипендию. И все время кается, что платит мало. В этом году Минобрнауки выделило вузам 491 ты­сячу бюджетных мест: 74,5 тысячи на магистратуру и 416,5 тысячи — для школьных выпускников. На выпла­ту только одной стипендии, скажем, размером в пять тысяч рублей в ме­сяц, государство, а стало быть, нало­гоплательщики, отдают в течение пяти лет обучения около 300 тысяч рублей. Так что государство вправе требовать отдачи от тех студентов, в обучение которых оно вкладывает деньги. Плюс другие расходы — в среднем, по под­счетам экспертов, расходуется при­мерно 80 тысяч рублей в год на одно­го обучающегося.

Между тем студент-бюджетник ча­ще всего устраивается работать кем угодно, только не по специальности. По ней, оказывается, на первое место работы трудоустроился лишь каждый третий выпускник. И всего лишь каж­дый пятый, как показывают исследова­ния ГУ ВШЭ, находит ту профессию, которую он получил в учебном заве­дении. Почти 45 процентов утвержда­ют, что его место работы ни в коей мере не соответствовало полученно­му диплому.

Председатель Комитета Госдумы по труду, социальной политике и де­лам ветеранов Андрей Исаев счита­ет, что сегодня государство, опреде­ляя количество бюджетных мест, во многом действует по наитию. «По­чему требуется именно такое коли­чество тех или иных специалистов, я думаю, сейчас Минобразования ска­зать не в состоянии, — говорит он. — Когда оно будет понимать, что будет обязано предоставить выпускникам, отучившимся за государственный счет, рабочие места, тогда, конечно, оно будет привязывать свои планы по бюджетным местам к реальным по­требностям рынка труда».

Пока же происходит следующее: студент уже в начале учебы находит себе место для подработки, так как ему нужны деньги. Причем оно чаще всего совершенно не связано с его будущей профессией. В итоге те­оретические знания он получает по одной профессии, а практические — абсолютно по иной. На выходе он представляет собой специалиста со­всем не той области, по которой по­лучает диплом. Главный тренд—полу­чить высшее образование. Какое — не важно. Его наличие само по себе становится основным фактором для успешного трудоустройства.

Будь любезен, отработай

Одним словом, вузы пекут в вели­ком множестве специалистов, кото­рые никому не нужны. Они мало за­ботятся о будущем трудоустройстве своего учащегося, да и качество уче­бы своих воспитанников их не осо­бенно волнует. Разве что из-за дурной славы вуза, который ничему толком не учит, уменьшатся размеры еже­годной платы за обучение в коммер­ческом секторе обучения. Да и место в рейтинге понизят. Как видим, ситуа­ция с невостребованными молодыми специалистами сегодня зашла в пол­ный тупик. Где выход?

В настоящее время разработан законопроект «О первом рабочем месте», который, как предполагает­ся, может положить конец нынешне­му разброду и шатанию в системе трудоустройства молодых кадров. Разработчики документа предлагают ввести обязательное распределение выпускников государственных универ­ситетов, академий и институтов.

Так, один из его авторов, Андрей Исаев, пояснил, что, согласно зако­нопроекту, государство или органи­зация, оплачивающие обучение сту­дента, могут после учебы предложить ему рабочее место по полученной специальности в своих структурах. В случае отказа от предложения вы­пускнику придется вернуть затрачен­ную на обучение сумму. Она будет специально в предварительном по­рядке оговариваться в соответствую­щем учебном контракте. Это положе­ние не затрагивает тех, кто учится на платной основе. Правила обязатель­ного распределения в первую оче­редь станут действовать в отношении выпускников, бесплатно обучающих­ся именно в государственных вузах. Это прежде всего будущие работни­ки бюджетной сферы — врачи, учите­ля, деятели культуры и некоторые кате­гории госслужащих.

Эта идея нашла поддержку в сре­де законодателей, представляющих верхнюю и нижнюю палаты Феде­рального Собрания. По мнению гла­вы Комитета СФ по социальной по­литике Валерия Рязанского, будущий закон должен решить сразу две про­блемы — трудоустройства образо­ванной молодежи и нехватки кадров в «стратегических» отраслях и сферах, особенно в регионах. Как заявил на встрече с молодежью в лагере «Сели-гер-2013» первый заместитель Пред­седателя Совета Федерации Алек­сандр Торшин, сейчас на законо­дательном уровне активно обсужда­ются темы распределения выпускни­ков после окончания вузов, гарантий первого рабочего места. Ведь моло­дежь, по его словам, наиболее уязви­ма на рынке труда в начале трудовой деятельности, когда не накоплен про­фессиональный опыт.

Наиболее настойчиво эту иници­ативу продвигают в Федерации не­зависимых профсоюзов России. На пресс-конференции в рамках меж­дународной встречи профсоюзных лидеров стран «группы двадцати» (Labour20) глава ФНПР Михаил Шма­ков заявил, что проблему безработи­цы среди молодежи в России помо­жет решить гарантированное предо­ставление первого рабочего места для граждан РФ, получивших образо­вание.

А вот другие члены правительства встречают идею послевузовского распределения в штыки. Напри­мер, вице-премьер Ольга Голодец отметила, что «есть более эффек­тивные и надежные способы приве­дения нашего рынка образования в соответствие нашему рынку труда». Впрочем, о том, какие конкретно «способы» она имела в виду, журна­листы так и не узнали. Министр тру­да Максим Топилин тоже не считает нужным даже частично возвращать­ся к распределению выпускников ву­зов. Ряд экспертов в области высше­го образования разделяют сомнения в жизнеспособности начинания: так люди якобы все равно будут избегать «принудиловки» из-за низкой зарпла­ты, навязываемой работодателем. Да и учиться будут шаляй-валяй. За­чем студенту стремиться к получе­нию знаний, если есть определенный контракт, и выпускника все равно возьмут независимо от того, как его подготовили?

Распределение или биржа труда?

Конечно, нельзя наказывать выпуск­ников вузов за то, что они не едут ра­ботать сельскими врачами или учите­лями неизвестно куда и неизвестно, на какую зарплату, тем более если у них есть возможность самостоятель­но устроиться в частной школе или клинике в городе. Но в таком случае, если бывший студент не в состоянии вернуть деньги, пусть коммерческое учреждение выплачивает государ­ству компенсацию за специалиста, которого оно желает заполучить. Да и самому молодому человеку (часто вполне обеспеченному) раньше на­до было думать о последствиях. Ду­мать еще тогда, когда он устраивался на бюджетное место в вузе, куда мог­ли бы попасть более талантливые и го­товые к любым жизненным невзгодам девушки и юноши.

Опасения, что выпускников будут засылать «в глушь, в Саратов», на низ­кооплачиваемые должности обосно­ванны только в том случае, если сту­дент все пять лет обучения, занимая бюджетное место, бил баклуши. Он сам ограничил свою свободу выбора. От такого откажется любая государ­ственная структура, пославшая его на учебу. А вот за студента-отличника, подающего надежды выпускника, по­борется кто угодно. Думается, учеб­ный контракт не обязан быть жестким, намертво привязывать выпускника к компании или организации, которая оплачивала его знания. Он должен получить право выбора того работо­дателя, который предложит более ин­тересную и высокооплачиваемую ра­боту и который выплатит приемлемую неустойку тем, кто послал его учиться. Но привилегированное положение по трудоустройству остается у тех, кто платил за обучение.

А в отношении самой компании, оплачивающей учебу своих потенци­альных работников, как предлагает Председатель Российского студен­ческого союза Артем Хромов, сле­довало бы вводить налоговые посла­бления. По его мнению, частная ком­пания, которая готова создать новое

рабочее место для выпускника вуза, могла бы получать определенные фи­нансовые средства от государства в течение нескольких лет. Это дало бы ей возможность не предоставлять ра­боту молодым кадрам за счет уволь­нения пожилых сотрудников, а попро­сту создавать новые рабочие места.

Как считает член Комитета Гос­думы по Регламенту и организации работы ГД Николай Булаев, студенты должны бороться каждый год за право обучения на госбюджете. Для этого в конце каждого курса им необходимо доказать, что они достойны продол­жать обучение за счет государства, убежден депутат. Иными словами, нужно всякий раз по итогам семе­стровых экзаменов после заверше­ния учебы на каждом курсе перерас­пределять кандидатов на право бюд­жетной учебы.

Свобода и обязательства

Действительно, бюджетное место не должно вручаться «пожизненно». Хорошо учишься, ничего не платишь, плохо — уступи в процессе учебы место лучшему. Или переходи на оплату, или уходи из вуза. Более та­лантливые студенты, которые ранее поступили на платное отделение, смогут перейти на бюджетные ме­ста. Сегодня так называемые льготни­ки вместе с липовыми «стобалльниками» при поступлении перебегают дорогу способной, но не «блатной» молодежи, и в итоге ребята остаются за бортом вуза. Им не легче от созна­ния того, что всех этих горе-студентов выкинут из института или университе­та после первой же сессии. Время-то ушло.

Разумеется, если сделать систе­му распределения целиком прину­дительной (на советский манер), то из затеи ничего путного не выйдет. Так вряд ли исправишь ситуацию на рын­ке профессий. Разработчики зако­нопроекта, правда, и не предлагают столь прямолинейно решать накопив­шиеся проблемы. Никто не ограничи­вает человека в его конституционном праве на свободу труда, который под­разумевает под собой свободный вы­бор профессии и места работы. Да­же те, кто, учась «на бюджете», решил обременить себя обязательствами по послевузовскому трудоустройству, были вольны в своем выборе. Никто не тянул их за руку, когда они определя­ли свою судьбу. Учитывая нынешнее положение, больше напоминающее некую анархию, необходимость ре­ализации этой идеи более чем акту­альна. И не только с экономической точки зрения, но и сугубо социальной. Особенно такая отработка актуальна для российского села, где хрониче­ски не хватает учителей, врачей, ра­ботников культуры и т.п.

Распределение поможет решить и проблемы равномерного народона­селения страны. Молодые люди долж­ны понять, что жизнь есть и за МКАДом, и не обязательно рваться «в Москву, в Москву». По сути, внутренней мигра­ции квалифицированной рабочей силы у нас нет, есть лишь внешняя ми­грация «рабочих метлы и лопаты».

«Смысл в том, что во времена СССР была плановая экономика, — заметил министр финансов РФ Ан­тон Силуанов, выступая недавно пе­ред журналистами. — Мы прекрас­но понимали, на каких предприятиях, в каких отраслях требуется рабочая сила. Сейчас экономика совершен­но другая, поэтому в этом вопросе, может быть, нужно идти не сверху вниз, а наоборот, то есть аккумули­ровать заявки предприятий на те или иные специальности. И подстраивать под это нашу систему образования. А не так, как сейчас: навыпускаем экономистов и юристов, которые по­лучают и второе, и третье образова­ние, не находя себе работу. Зачем это нужно»?

Студенты не против

Вопреки ожиданиям, студенты не возражают против системы рас­пределения. Даже их родители гото­вы принять ее без особых оговорок. По данным опроса, проведенного в конце прошлого года порталом Superjob.ru, 54 процента опрошенных пап и мам не выступают против того, чтобы их дети, окончив бюджетное от­деление, отработали несколько лет в тех компаниях, куда их направят. Ока­зывается, их вовсе не страшит такое «крепостное право». Они видят, как их чада мыкаются в поисках работы. Уж лучше «обязаловка», но наличие ра­боты, чем свобода, но ее отсутствие.

Противников мало — всего 28 про­центов. Сами студенты уже давно за то, чтобы эта идея была реализована. Так, согласно опросу, проведенному Петербургским студенческим сове­том, среди студентов и преподава­телей вузов 60 процентов опрошен­ных готовы работать «по зову Родины», лишь бы условия работы и жизни были хорошие и наличествовали социаль­ные гарантии.

Руководитель Российского профсо­юза студентов Алексей Казак убеж­ден, что студенты в большинстве сво­ем готовы принять новую систему. «С помощью этого закона, — говорит он, — выпускники получат опыт, а реги­оны — работников. Сейчас все бегут в центр, где легче жить, а обратно что-то не спешат возвращаться. Так мы никог­да не поднимем экономику в дальних уголках страны. По сравнению с вре­менами СССР, количество студентов в России выросло в несколько раз, а их социальная ответственность резко уменьшилась».

Так что законопроект имеет полное право на жизнь. Однако прежде чем начать обсуждение документа в рос­сийском парламенте нужно вынести его на общественное обсуждение, провести общественные слушания, как это было сделано в отношении многих законопроектов, например, того же закона об образовании. Это помогло бы законодателям сделать правильный выбор. По словам Андрея Исаева, Комитеты Госдумы по труду, социальной политике и делам ветера­нов, а также по образованию порабо­тают над формулировками будущего проекта и, возможно, в сентябре пред­ставят его общественности. Не исклю­чено, что документ будет рассмотрен уже в осеннюю сессию.

www.pnp.ru

Это интересно:

  • Положение 1325 о гражданстве Указ Президента РФ от 3 сентября 2017 г. № 410 “О внесении изменений в Положение о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1325” 1. […]
  • Закон о бухгалтерском учете 402 фз от 61211 Положение Отраслевой стандарт бухгалтерского учета договоров аренды некредитными финансовыми организ (ред. от 14.08.2017, с изм. от 07.12.2017) (Зарегистрировано в Минюсте России 02.02.2016 N 40917) (с изм. и доп., вступ. в силу с […]
  • Приказом минюста рф от 20052009 142 Приказ Министерства юстиции Российской Федерации (Минюст России) от 25 июня 2014 г. N 142 г. Москва "Об утверждении форм бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния" Зарегистрирован в Минюсте РФ 8 […]
  • Санитарные правила по вирусному гепатиту с Санитарные правила по вирусному гепатиту с ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 22 октября 2013 года N 58 Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3112-13 "Профилактика вирусного гепатита […]
  • Приказ 1485 Приказ Федеральной таможенной службы от 24 июля 2015 г. N 1485 "Об утверждении формы отчетности об иностранных товарах, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления с предоставлением льгот по уплате […]
  • Нотариус 156 Приказ Министерства юстиции РФ от 30 августа 2017 г. № 156 "Об утверждении Регламента совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающего объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и […]