Описание картины Сандро Боттичелли «Клевета»

Updated on 30.09.2014 By Admin

Если внимать утверждениям Джордже Вазари, то виновником картины, написанной Сандро Боттичелли, стал его друг Антонио Сенъи, который посоветовал воссоздать утерянные образы.

Сюжетом произведения послужила утерянная работа греческого художника Аппелеса. Эту работу нельзя вешать просто на стену. Ею нужно восхищаться, как драгоценностью.

В оригинале Апелеса, который был придворным художником, обвиняют в измене. Якобы он предал египетского царя Птолемея IV. После того, как его в память об ужасных застенках тюрьмы, чтобы, как то восстановить себя от несправедливости, греческий художник написал картину Клевета. А Боттичелли создал ремейк на эту картину.

На картине трон с сидящим царем Мидасом с ослиными ушами, которыми его наделил Аполлон из-за несправедливого оглашения победителя. По сути дела в соревнованиях победил он, царь присудил победу другому. Вот он и обиделся.

По обе стороны от царя стоят образы Подозрительности и Неведения. Они что-то шепчут в уши царя, а он их внимательно слушает, с закрытыми глазами. И в то же время просит, чтобы ему помог уродливый человек в черном одеянии по имени Злоба, который протянул царю свою левую руку.

Злоба тащит к царю Клевету. Царь Мидас слушает любую Клевету, потому что руководит мыслями царя Злоба. Волосы у Клеветы захватили два персонажа и стараются заплести ей косы. Эти два персонажа являются Завистью и Ложью. Внешне красивые, но коварные, они хотят символами красоты: белыми лентами и розами себя таким образом отожествить с чистотой.

Тем временем Клевета вцепилась мертвой хваткой в обманутую, обнаженную для того чтобы ее поняли, и молящую о пощаде Жертву в образе юноши. Но все тщетно. Слева художник изобразил обнаженную фигуру по имени Истина, распознавание которой дано лишь Раскаянию, старухе – плакальщице.

В действительности эта картина, так и осталась загадкой для многих поколений. Никто не знает истинную причину написания этой картины мастером.

opisanie-kartin.com

1494-1495 годы. Галерея Уффици, Флоренция.

Искусство Италии 15 века. Ренессанс.
Картина художника Сандро Боттичелли «Клевета». Размер работы мастера 62 x 91 см, дерево, темпера. В период, когда флорентийцы находились под гипнотическим воздействием проповедей Савонаролы, только ли религиозной живописи отдавал себя Боттичелли? Факты говорят о другом. Боттичелли сохранял прочные связи со своим покровителем Лоренцо ди Пьерфранческо, украшал его виллы, писал для него «некоторые вещи». (О близости его к патрону было широко известно; так, в 1496 году Микеланджело передал Пьерфранческо письмо именно через Сандро). Художник поддерживал отношения и с рядом других приверженцев медичейской культуры. К середине 1490-х годов античные образы не были полностью им отвергнуты, хотя умонастроение и художественный язык мастера изменились. Религиозное и светское направления продолжали сосуществовать в живописи художника Сандро Боттичелли.

Картина написана для Антонио Сеньи, эрудита и друга Боттичелли. Сюжет ее восходит к трактату Лукиана «О клевете», где, в частности, описана картина древнегреческого художника Апеллеса; сюжет изложен также в «Трех книгах о живописи» Альберти, который советует художникам находить темы у поэтов и ораторов, прежде всего античных. Одним из первых ренессансных мастеров воплотил эту «историю» Боттичелли. Фабула ее такова. Восседающему на троне царю Мидасу нашептывают в его ослиные уши две коварных фигуры — Невежество и Подозрение. А Клевета — красивая девушка с обличьем невинности — и ее подстрекатель Зависть волокут к царю за волосы обвиняемого. Рядом с Клеветой неизменные спутницы — Коварство и Обман, которые поддерживают ее и возвеличивают: одна осыпает цветами, другая вплетает жемчужную нить в волосы. В отдалении предстают еще две фигуры — Раскаяние, старуха, «одетая в погребальные одежды», и нагая Истина, обращающая ввысь взор и жест руки. В сочетании с нагромождением фигур в правой части композиции эти персонажи кажутся особенно одинокими.

Боттичелли пронизывает изображение нервным, как бы «говорящим» пульсом. Линия, утратившая былую воздушность, развивается порывисто и энергично, отмечая в построении многозначительные интервалы. Образы мифологических персонажей в картине художника несут на себе отпечатки их порочной или добродетельной сути. Аллегория о невинно оклеветанном заключает в себе вечный смысл, но она ассоциируется и с Флоренцией конца 15 века, временем подозрений, доносов и жестокости во имя «правды». Однако Боттичелли трактует собственно античный сюжет. Сцена происходит на фоне сияющей мрамором фантастической архитектуры. Ее украшают статуи и барельефы, которые в своей «живости» готовы сойти со стены. В изображении персонажей он использует мотивы своей ранней, «языческой» живописи, однако формы приобрели теперь сухость и почти безжизненность. Ощущается приближение кризиса — отказа от красоты мирского, к которому вскоре придет художник.

Выразительны все персонажи картины. Художник передал в каждом из них суть разных нравственных качеств. Царь Мидас, которого мы видим на троне, плохой судья: согласно античному мифу, он предпочел в музыкальном состязании Аполлона и Пана игру последнего, за что как невежу Аполлон наградил его ослиными ушами. Вот и в «Клевете», внимая наговорам Невежества и Подозрения, двух женщин со злыми лицами и искусственными змееподобными ужимками, он простирает в сторону обвиняемого слабый, неуверенный жест. Фигуры Истины и Раскаяния обращены к разуму зрителя. В их трактовке художник использует язык красноречия, риторики. Они призваны донести мысль о ценности Истины, которой часто пренебрегают в мире. Художник населил тронный зал царя Мидаса множеством фигур и сцен (скульптуры в нишах и барельефы) как из языческой, так и из христианской культуры. Это своего рода музей сюжетов на моральные темы — от мифа о Прометее до ветхозаветных пророков и святых. Боттичелли с увлечением предается трактовке этих мотивов, которые составляли репертуар ренессансного искусства. Скульптурным фигурам и сценам придано жизнеподобие, словно они способны вести отдельное существование в воображаемом пространстве.

smallbay.ru

Г.С. Дунаев
«Сандро Боттичелли»

Клевета Сандро Боттичелли

62 х 91 см
Галерея Уффици, Флоренция

Это описание и использовал Боттичелли, создавая свой «римейк». Прокомментируем его сюжет. На троне сидит царь Ми-дас, получивший свои ослиные уши в отместку от Аполлона за то, что присудил победу в музыкальном соревновании Пану, а не ему. Стоящие рядом Подозрительность и Неведение что-то нашептывают царю. Он ищет поддержки у Злобы (мужчины в рубище), ведущей за руку Клевету, которой заплетают косы Зависть и Ложь. Клевета тащит за волосы свою жертву — оболганную, обнаженную, молящую о пощаде. Слева изображена обнаженная фигура Истины.

Она указывает рукой на небо, но распознать Истину способно только Раскаяние. Аллегорию Боттичелли можно считать успешной лишь отчасти, поскольку фигуры, олицетворяющие пороки (за исключением Злобы), выглядят не менее прекрасными, чем Истина. Миниатюрные барельефы посвящены мифологическим и библейским сценам, как будто не имеющим отношения к основному сюжету картины. В трактовках ее смысла искусствоведы разделились -одни считают, что ее создание спровоцировано клеветой, от которой пострадал сам художник; другие видят здесь скрытую аллегорию суда над Савонаролой.

Раскаяние изображено в виде согбенной старухи, напоминающей плакальщицу.

Ложь и Зависть заплетают косы Клевете.

Уродливый человек с вытянутой рукой повелевает мыслями царя. Эта фигура символизирует Злобу.

Царь Мидас, наделенный Аполлоном ослиными ушами, готов прислушаться к любой клевете.

www.botticeli.ru

Сандро Боттичелли. ‘Клевета’ Апеллеса

Сандро Боттичелли. «”Клевета” Апеллеса». Около 1494.
Дерево, темпера, 62 х 91. Флоренция. Галерея Уффици.

Идея, владевшая Боттичелли, когда он принялся за эту работу, была весьма необычна: воссоздать несохранившуюся картину знаменитого античного художника Апеллеса, известную по описанию, составленному римским сатириком II века Лукианом. Таким образом, разговор об этом произведении Боттичелли необходимо начать с рассказа об Апеллесе.

Древнегреческий художник Апеллес жил во второй половине IV века до н. э.. О месте его рождения у античных авторов разные сведения. В самом обширном греческом лексиконе — словаре «Суда» — говорится, что он был родом из Колофона. Согласно же Страбону («География», XIV, i, 25) и некоторым другим авторам, Апеллес родился в Эфесе. Плиний Старший («Естествознание», XXXV, xxxvi, 79) говорит об «Апеллесе с Коса», но это надо понимать не как указание на место рождения художника, а как то место, где находились его знаменитые картины и где он, как считается, умер. Апеллес был придворным живописцем Александра Македонского, для которого создал ряд произведений.

Известно, что Александр только ему доверял писать себя. Художнику покровительствовал царь Птолемей I Сотер, с которым у него в какой-то момент произошла ссора, о которой речь будет ниже. Слава Апеллеса зиждется на таких его картинах как «Афродита Анадиомена», портрет Александра в образе Зевса, «Аллегория Клеветы».

С именем Апеллеса связано несколько поучительных историй и крылатых латинских выражений. Плиний Старший рассказывает («Естествознание», XXXV, xxxvi, 84 — 85): «Он выставлял на балконе законченные произведения на обозрение прохожим, а сам, скрываясь за картиной, слушал отмечаемые недостатки, считая народ более внимательным судьей, чем он. И рассказывают, когда какой-то сапожник, порицавший его за то, что на одной санадалии с внутренней стороны сделал меньше петель, а на следующий день этот же сапожник, гордясь исправлением, сделанным благодаря его вчерашнему замечанию, стал насмехаться по поводу голени, он в негодовании выглянул и крикнул, чтобы сапожник не судил выше сандалий – и это тоже вошло в поговорку». По-латински она звучит так: Ne sutor supra crepidam [ Сапожник, (суди) не выше сапога]. Эта история стала основой эпиграммы Пушкина на Н. И. Надеждина, после того как тот отрицательно отозвался о пушкинской «Полтаве».

Картину раз высматривал сапожник
И в обуви ошибку указал;
Взяв тотчас кисть, исправился художник.
Вот, подбочась, сапожник продолжал:
«Мне кажется, лицо немного криво.
А эта грудь не слишком ли нага?».
Тут Апеллес прервал нетерпеливо:
«Суди, дружок, не свыше сапога!»

Апеллес, по свидетельству все того же Плиния Старшего, «имел обыкновение, как бы он ни был занят, ни одного дня не пропускать, не упражняясь в своем искусстве, проводя хоть одну черту; это послужило основанием для поговорки» («Естествознание», XXXV, xxxvi, 84). По-латински она звучит: Nulla dies sine linea [Ни дня без линии], которая у нас больше известна как: Ни дня без строчки.

Апеллес не подписывал свои картины, а, закончив их, проводил черту (отсюда выражение – подвести черту, то есть завершить какое-то дело ). Черта эта, вещь, казалось бы, элементарная, проводилась им с таким мастерством, что приобретала самостоятельное художественное значение. На этот счет известна еще одна история, ее рассказывает тот же Плиний («Естествознание», XXXV, xxxvi, 81 — 83): Апеллес как-то навестил своего друга Протогена, тоже художника, и, не застав его, оставил о себе знак, проведя на доске свою, так сказать, «фирменную» очень тонкую линию. Когда его друг вернулся и увидел эту линию, он сразу понял, что к нему приходил Апеллес. Тогда он провел по верх этой линии еще более тонкую. На следующий день Апеллес, вновь посетив друга и опять не застав его, «и стыдясь своего поражения, разделил линии третьей краской, не оставив никакого больше места для тонкости». Протоген признал себя побежденным. Русская литература и здесь дает нам аллюзию на Апеллеса — повесть «Апеллесова черта» Бориса Пастернака (одна из первых его новелл (1915 – 1917), в которой эпиграфом служит вариант именно этой истории).

Ни одна из картин Апеллеса не сохранилась. Быть может, именно это обстоятельство позволило сделать из него почти мифическую фигуру, его имя стало нарицательным, символизирующим высшее совершенство в искусстве живописи. Многих великих мастеров их современники называли Апеллесами, например, Дюрера. Высказывалось утверждение, что Рафаэль изобразил самого себя как Апеллеса на ватиканской фреске «Афинская школа».

О картинах Апеллеса мы знаем только по их описаниям у античных авторов. Плиний Старший, утверждает, например, что свою Афродиту Апеллес писал со знаменитой натурщицы Кампаспы (в цитируемом нами русском переводе — Манаспа), наложницы Александра Македонского, который в знак своего восхищения картиной Апеллеса, уступил художнику саму Кампаспу.

Овидий в «Науке любви» (III, 401 — 402) восклицает:

Если б Венеру свою Апеллес не выставил людям –
Все бы скрывалась она в пенной морской глубине

(Пер. М. Гаспарова)

Некоторое представление о «Афродита Анадиомена» (то есть «Афродита, рожденная из пены»; кстати, имя богини происходит от aphros, что по-гречески значит «пена»; другой вариант перевода: «выходящая, выплывающая, всплывающая из моря») можно получить, если признать, что одна из сохранившихся помпейских фресок воспроизводит картину Апеллеса на этот сюжет.

Описание картины Апеллеса побудило Боттичелли создать свою Венеру («Рождение Венеры», 1477–1478. Флоренция. Галерея Уффици). Примечательно, что в описании «Афродиты Анадиомена» Апеллеса ничего не говорится о ее рождении именно из морской раковины. Открытым остается вопрос, чему принадлежит приоритет такой интерпретации – помпейской ли фреске или еще более раннему образу? И был ли Боттичелли автором этой инвенции в эпоху Возрождения или он имел сведения об античном прототипе?

* * *
Мы подошли к нашей главной теме – картине Боттичелли, которая, по замыслу художника, мыслилась как реконструкция другого шедевра Апеллеса — аллегорической картины «Клевета». Поскольку оригинал Апеллеса не сохранился, Боттичелли воспользовался описанием апеллесовской картины, оставленным греческим писателем-сатириком Лукианом (Lucian, De calumnia, 5.)

Но сначала о том, что произошло у Апеллеса с царем Птолемеем. Нижеследующая история связывается с Птолемеем I Сотером, выдающимся полководцем и телохранителем Александра Македонского, который после смерти Александра (323 до н. э) стал правителем Египта, а с 305 объявил себя царем. Апеллес был в большом почете у Птолемея, пока его не оклеветал его соперник художник Антифилом, ненавидевший Апеллеса. Он заявил, что художник замешан в заговоре Теодота в Тире против Птолемея. В результате, царь поверил клеветнику и обвинил Апеллеса в предательстве. Впоследствии одному из друзей Апеллеса удалось убедить царя в неправедности его приговора, после чего царь, раскаявшись, вернул художнику свое расположение и щедро наградил его. Эта история послужило для Апеллеса толчком к созданию картины «Клевета».

В эпоху Возрождения, когда необычайно вырос интерес к античным источникам, произведения Лукиана были переведены на итальянский язык. Во фрагментах и пересказах они попали в труды итальянских гуманистов.

Приблизительно с 1460-х годов в итальянской живописи стал господствовать стиль, получивший название klassischer Idealstil (идеальный классический [античный] стиль), когда, как констатирует крупнейший искусствовед Эрвин Панофский, не только хорошо известные темы были переосмыслены all’antica (в античном стиле), но неизвестные или забытые в Средневековье сюжеты (например, «Фасты» Овидия) были проиллюстрированы de novo (по-новому). Классические картины «реконструировались» на основе описаний античных подлинников. Художники предавались свободным вариациям, чаще всего это были тяжеловесные аллегории, которыми как образцами «античного искусства» предприимчивые итальянцы пытались заинтересовать северных путешественников.

Что касается рассказа Лукиана о картине Апеллеса, то его приводит в своем «Трактате о живописи» (ок. 1453) Леон Баттиста Альберти. В его переводе эта история звучит так:

«Картина эта изображала человека с огромными ушами, а рядом с ним по обе стороны стояли две женщины; одна из них называлась Невежество, другая — Подозрение. Со стороны подходила Клевета. Это была на вид очень красивая женщина, но с лица уж очень коварная; в правой руке она держала зажженный факел, а другой волокла за волосы юношу, который высоко вздымал руки к небесам. Был там и бледный мужчина, некрасивый, весь покрытый грязью, с недобрым выражением лица, которого можно было бы сравнить с человеком исхудавшим и изнуренным долгими невзгодами на поле брани. Он вел Клевету и назывался Завистью. Были и две другие женщины, спутницы Клеветы, которые поправляли ее наряды и одежды и из которых одну звали Коварство, а другую Ложь. За ними шло Раскаяние — женщина, одетая в погребальные одежды, которые она сама на себе рвала, а сзади нее следовала девочка, стыдливая и целомудренная, по имени Правда. Если эта история нам нравится в пересказе, то подумайте только, насколько она была прелестна и очаровательна, написанная рукой Апеллеса!».

Вопрос, писал ли в действительности Апеллес картину на этот сюжет, строго говоря, остается открытым. Сомнение вызывает уж очень большое количество аллегорических фигур в рассказе Лукиана: Правда, Раскаяние, Коварство, Клевета, Ложь, Зависть, Невежество, Подозрение и, наконец, судья в образе царя с ослиными ушами, что явно намекает на Мидаса. Следовательно, и эту фигуру можно считать аллегорией — Глупости. Столь широкое использование аллегорических фигур, персонифицирующих абстрактные идеи (в противоположность образам богов), было чрезвычайно редким явлением до начала христианской эры. Присутствие подобных аллегорий гораздо характернее для христианских сюжетов, как, например, в «Мистическом Рождестве» того же Боттичелли, где три ангела на крыше хижины, одетые в белое, красное и зелёное, олицетворяют Благодать, Истину и Справедливость.

Литературные описания, подобные лукиановскому (а он составил целый их цикл, и предполагалось, что они характеризуют разные вполне конкретные произведения), безусловно, не были задуманы в качестве примеров художественной критики. Это были, прежде всего, литературные упражнения в риторике, обязательные в программе обучения будущего писателя. Подобные циклы так называемых описаний создавали и другие греческие авторы, например, оба Филострата — Старший и Младший, которые были приблизительно современниками Лукиана. И ни одно из их эссе не было с определенностью соотнесено ни с одним известным произведением искусства. Однако, классическое описание или экфразис (ekphrasis), которое было возрождено гуманистами еще в XIV столетии, стало популярным с начала XVI столетия у художников, искавших античные сюжеты.

Альберти советовал живописцам, желавшим написать картину на светский (тогда это было равнозначно античному) сюжет, обращаться к гуманистам. И тогда им предлагался в качестве образца сюжет картины Апеллеса «Клевета». Надо отметить, что изложение истории у Альберти отличается как от греческого подлинника, так и от перевода из Лукиана, сделанного Гварино Гварини еще в 1408 году.

В небольшом по размерам произведении Боттичелли с тонкостью миниатюриста создает свою версию легендарной картины знаменитого античного художника.

Прежде чем охарактеризовать каждую из аллегорий, обратим внимание на одну деталь, ускользавшую от внимания всех, кто писал об этой картине Боттичелли. В описании Лукиана говорится, что Клевета в правой руке держит зажженный факел, а левой рукой тащит невинного юношу. У Боттичелли наоборот – факел у Клеветы в левой руке, а фигура юноши в правой. Если предположить, что картина Апеллеса имела аналогичную композицию, то она должна была быть развернута зеркально, и все действие должно было быть направлено в противоположную сторону. С точки зрения логики и сценического действия — а картина Боттичелли не что иное, как театральная мизансцена – в лукиановском описании больше смысла, поскольку говорит о Правде, как о последней явившейся аллегории, тогда как у Боттичелли, будь его картина прочитана как текст – слева направо — Правда предстает первой. Джеймс Холл, автор классического «Словаря сюжетов и символов в искусстве», вскользь указывает на это обстоятельство: «Последние две фигуры (Раскаяние и Правда) пришли, кажется, слишком поздно, чтобы спасти Невинность».

Итак, желая пояснить каждую фигуры на картине Боттичелли, мы должны двигаться взглядом справа налево.

[Глупость] . Справа на возвышении на троне восседает царь (мы идентифицируем его так по короне на голове). У него ослиные уши, что поначалу заставляет вспомнить об известном мифологическом персонаже — царе Мидасе. Согласно мифу о музыкальном состязании Аполлона с Паном, Мидас отдал предпочтение Пану; за это свое глупое решение он был наделен ослиными ушами. В литературе часто встречается утверждение, что у Боттичелли на этой картине изображенный царь и есть Мидас. Да, действительно, его облик таков. Но, поскольку картина Боттичелли, воссоздающая, повторяем, картину Апеллеса, задуманную как аллегорическая иллюстрация эпизода из реальной жизни античного художника, глупый царь должен «читаться», во-первых, в ряду других аллегорических фигур на картине, то есть, как аллегория Глупости, во-вторых, как египетский царь Птолемей, поверивший — по глупости — клевете. Кстати, в античных рассказах о мифологическом Мидасе подобной истории с Клеветой вообще нет. Подозрение и Невежество. Они обступили царя-судью с обеих сторон и нашептывают ему прямо в его ослиные уши свои наветы. Они похожи друг на друга как сестры и чертами своих лиц, и поведением, и своими одеждами.

Зависть. Именно из зависти Апеллес был оклеветан его соперником, тоже художником, Антифилом. Зависть здесь в темном изодранном плаще с капюшоном, наподобие монашеской рясы. Ее облик соответствует приведенному выше описанию Лукиана. Боттичелли делает ее похожей на Раскаяние. Естественным следствием зависти является клевета, поэтому и здесь Зависть приводит за собой к царю Клевету. Простертая к царю, прямая рука Зависти выглядит словно меч, готовый поразить царя в голову.

Клевета. Она предстает, как и в описании Лукиана, в образе молодой женщины. Перед Боттичелли стояла трудная задача написать очень красивую женщину (причем, речь идет именно о красивом лице), но при этом оно должно выражать всю ее коварность.

Коварство и Ложь . Как в случае с царем сопутствующими Глупости оказываются два порока – Подозрение и Невежество, так и Клевету сопровождают две ее спутницы – Коварство и Ложь. Они украшают Клевету, чтобы ее навет звучал более привлекательно. Они вплетают в волосы Клеветы белые ленты и цветы, коварно используя символы чистоты для большей убедительности Клеветы.

[Невинность] . Опять-таки, в силу автобиографичности апеллесовской картины, которую «реконструирует» Боттичелли, в юноше, которого за волосы тащи к царю Клевета, должно видеть самого Апеллеса (не как портрет, а как персонаж). Художник не виновен перед царем, поэтому его изображение в данном контексте читается как аллегория Невинности. Ей (ему) нечего скрывать, ее (его) фигура, как и фигура Правды, обнаженная (лишь в набедренной повязке).

Раскаяние. Это женская фигура, облаченная в изодранную монашескую рясу. Согласно описанию, она раздирала на себе одежды. Боттичелли отклонился от этого описания: на картине эта фигура стоит без движения и лишь взирает на Правду. Ее вопрошающе-злобный взгляд мало вяжется с идеей раскаяния, скорее эта фигура ближе Зависти.

Правда. Лукиан уподобляет Правду стыдливой и целомудренной девочке. Боттичелли же изображает Правду в виде обнаженной женской фигуры в позе, которая в иконографии связана с античной богиней Венерой — Venus Pudica (Венера Целомудренная). Обнаженная женская фигура являлась олицетворением чистоты (ср. выражение – «чистая (голая) правда»). Здесь Правда указывает перстом на небо как на единственный источник высшей справедливости.

barucaba.livejournal.com

Сандро Боттичелли Botticelli, Alessandro (1445-1510)

Сандро Боттичелли (1445-1510) – это один из наиболее выдающихся флорентийских художников, творивших во времена эпохи Раннего Возрождения. Прозвище Боттичелли, что в переводе на русский язык означает бочонок, изначально принадлежало старшему брату художника Джованни, который обладал крупным телосложением. Настоящее имя живописца – Алессандро Филипепи.

О живописце, его жизни и творчестве

Живописец эпохи Ренессанса Алессандро Боттичелли родился в 1445 г. Отец его во Флоренции занимался выделкой шкур животных. В семье было четверо детей, а Алессандро был самым слабым по здоровью из всех. По-настоящему мальчика звали Филипепи, а прозвище «Боттичелли» перешло к нему от старшего брата, которого дразнили так за толщину и неповоротливость. В переводе с итальянского это значило «бочонок». Мальчику нравилось рисовать картинки, это заметил отец, отдал сначала сына на обучение к ювелиру Антонио (в 1460 году), а ещё через два года уже у живописца Липпи юный Филипепи обучался премудростям науки рисовать. А с 1469 года Алессандро, уже находясь дома, начал писать картины.

В том же году скончался его отец, а в следующем Сандро открыл дома свою художественную мастерскую. Вскоре стали поступать заказы от флорентийских богачей. А в основном надо было расписывать церковные храмы. Были и частные заказы. Искусство ценил Лоренцо Медичи, флорентийский властитель. Поэтичная живопись Боттичелли, тонкость стиля и выразительность полотен нравились всем, кто заказывал картины. Приобретя индивидуальность стиля в манере создания картин, Сандро изысканно передавал прозрачность красок, трепетность линий и некую музыкальность в своих художественных творениях. Особенно видно это в картине «Весна». С 1480 года мастерская Сандро Боттичелли становится широко известной по всей Италии. Семейство Медичи часто её посещало. И вот художника пригласили в 1481 г. в Рим для росписи Сикстинской капеллы. Боттичелли в ней создал три фрески, и вернулся в родную Флоренцию. А Лоренцо Медичи тут же заказал для своей виллы ему настенные росписи.

С 1489 года в творчестве художника проявились мистические нотки. Это видно по картине «Благовещение». На ней ангел с крыльями в полупрозрачном одеянии, прилетевший к Богоматери, будто не видящей его. Над ангелом лучи света, Мария же склонилась перед ним с закрытыми очами, словно ослепленная.

В 1492 году умирает Лоренцо Медичи, покровительствовавший живописцу, меняется стиль написания полотен Боттичелли. В его картинах начинает проявляться пессимизм, цвета уже более насыщены и нет пластики. В «Покинутой» показана безнадежность дальнейшего бытия – горько плачет босая женщина у закрытых ворот каменной стены, закрыв ладонями лицо. В «Оплакивании Христа» мертвое тело Спасителя держат на руках женщины, его только что сняли с креста. Безутешной скорбью веет от этого художественного полотна. Таким же было и настроение Сандро Боттичелли. Он хотя и разбогател, работая творчески, но это его не радовало. С 1500 года он стал намного реже писать картины, а через пару лет и вовсе забросил это занятие. В 1504 году Микеланджело изваял статую своего Давида. Боттичелли вместе с Леонардо да Винчи пригласили в комиссию для выбора места установки мраморного гиганта.

Сандро скончался в 1510 году, прожив 65 лет. У него осталось много учеников, а картины живописца стали очень ценными со временем, и только дорожают год от года.

С одного автопортрета художника 1475 года на нас глядит молодой человек с рыжеватого цвета волосами. Боттичелли ещё 30 лет. Нос с горбинкой и пристальный взгляд, голова в полуобороте, простая накидка на плече из ткани – в таком виде он и предстает перед нами, тот живописец эпохи Возрождения. Искусство вечно, жизнь нет.

КОММЕНТАРИИ: 23 Написать

БОТТИЧЕЛЛИ
Лунный свет для красок Боттичелли
Силу дал свою, ещё – рассвет:
Если ало-зелен, проще к цели
Приведёт, её сложнее нет.

Перспектива – сколь она условна! –
Боттичелли доказует нам.
Контуры, ветвясь весьма неровно
Множат формы, внемля небесам.

Есть кристалл мистического свойства –
Грани каждой высверк объяснит
Нечто из грамматики устройства
Мира. Свет ликует и летит.

Коль бескрыла жизнь – тогда могила,
Коль крылата мысль – тогда успех.
В мире лишь одна серьёзна сила:
Данте это понял лучше всех.

Ливень часть вселенской мессы,

Равно день твой, ночь твоя,

Радости твои и стрессы,

Ливень скручивает струны

Из ветвей и из листвы.

Музыки его рисунок

Сразу не узрите вы.

Ливень кончится. Блистает

Светом синим отливает,

Прозвучав, небесный альт.

И дома, мёд жизней пряча

В мессу мира включены.

Толковать не стоит прямо

Вам приснившиеся сны.

Стоит будничность и боль.

И тогда звучит отлично

Каждая земная роль.

Человека у ограды

Старой дачи помню я.

Код открыть, наверно, надо

Всех сегментов бытия.

И без оного открытья

Есть вселенской мессы свет.

Ощутить такой спешите,

Высотой душевных черт.

Прекрасно. Большое спасибо сайту.

У меня просто нет слов, чтобы высказать восхищение от просмотра данной экспозиции Боттичелли!

Спасибо большое! Каждый день жду подобных чудес, и вот пожалуйста. Хоть работу бросай

Ангелы Ботичелли – это неведомое ни до него, ни после. Чтобы изобразить то выражение «лица», что здесь, надо пережить, изведать то же состояние самому. Сверхредкое для Земли состояние.

К сожалению, фрагмент зеркальный.

да!

По-моему, изобржение зеркально. Архангел должен благословлять Марию правой рукой.

От предложений Лукавого (нера бородатого. ) у Иисуса (пузатого, рыжего) глаза стали безумные и на спине выросли, как у дикобраза, иголки. Хмм.

А говорят – чудес не бывает!
Спасибо тем, кто подарил нам чудо-вебсайт.

Какие роскошные волосы. Какая изысканная прическа.

Очень трогательно и красиво. Мне кажется, одна центральная часть картины – уже великолепна

Ты – смертен, до тех пор, пока считаешь
себя лишь плотью, существом земным.
Но, признавая Дух, приобретаешь
Жизнь Вечную, став существом ИНЫМ.

фреска находится в церкви Огниссанти /всех святых / прихожанами которой была семья мастера и он сам здесь и похоронен Фреска энергична и по цвету и по композиции и сильно выигрывает в сравнении с находящейся рядом работой Гирландайо на аналогичный сюжет

Оригинал находится в Варшаве, в Национальном музее, и выглядит иначе.

Совсем недавно я уже все сказал по поводу действий администрации сайта.
Все так типично для нашей страны. Но горбатых не сделаешь красавцами.

По поводу этой картины вместо меня лучше всего сказал Иисус Христос. Но его эта Чаша не миновала. В некотором смысле типичная ситуация.

Думаю только о скором отпуске далеко от Москвы. Агрессивность администрации сайта меня удивляет.

Сайт блокировал возможность редактирования. Это что-то новенькое, не помню такого безобразия.
Поклонение Младенцу Христу – Это Поклонение Христу Христу. Блокировщики хоть это понимают? Но, вообще говоря, сайт нарушает свои же правила работы в нём.

Это другое произведение, просто похожее на варшавское тондо. Андрей

Сандро Боттичелли (1445-1510) – это один из наиболее выдающихся флорентийских художников, творивших во времена эпохи Раннего Возрождения. Прозвище Боттичелли, что в переводе на русский язык означает бочонок, изначально принадлежало старшему брату художника Джованни, который обладал крупным телосложением. Настоящее имя живописца – Алессандро Филипепи.

Детство, юность и обучение мастерству

Родился Боттичелли в семье кожевника. Первое упоминание о нём было обнаружено спустя 13 лет после рождения мальчика, в 1458 году. Юный Боттичелли был крайне болезненным ребёнком, однако прилагал максимум усилий для обучения чтению. Приблизительно в этот же период Сандро начал подрабатывать в мастерской своего другого брата Антонио.

Ремеслом Боттичелли заниматься было не суждено, и он это понял спустя некоторое время работы подмастерье. В начале 60-х годов XV столетия Сандро начал обучение у одного из величайших художников той эпохи – Фра Филиппо Липпи. Стиль мастера сказался на юном Боттичелли, что позже проявилось в ранних работах художника.

Уже в 1467 году юный флорентийский художник открыл мастерскую, а среди первых его произведений значатся «Мадонна с младенцами и двумя ангелами», «Мадонна Евхаристии» и некоторые другие картины.

Начало самостоятельного творческого пути

Первый проект Сандро выполнил уже в 1470 году, а его работа предназначалась для зала суда. Дела у Боттичелли пошли как нельзя хорошо, и в скором времени он стал востребованным мастером, слава о котором постепенно начала доходить до королевского дворца.

Первый собственный шедевр Боттичелли создал в 1475 году. Им стала картина, получившая название «Поклонение волхвов». Заказчик был достаточно богатым и влиятельным банкиром, имеющим связи с тогдашними правителями города, с которыми он познакомил талантливого парня. С тех пор творец был близок к правящей семье Медичи и выполнял заказы специально для них. Главными работами этого периода можно назвать картины «Весна» и «Рождение Венеры».

Приглашение в Рим и пик славы

Слухи о молодом, но очень талантливом художнике быстро распространились до самого Рима, куда его в начале 80-х годов позвал папа Сикст IV. Боттичелли было поручено в сотрудничестве с другими известными личностями своего времени выполнять оформление недавно возведённого сооружения, известного и по сегодняшний день – Сикстинской Капеллы. Сандро принял участие в создании нескольких знаменитых фресок, в числе которых были «Юность Моисея» и «Искушение Христа».

Уже в следующем году Боттичелли вернулся в родную для себя Флоренцию, вероятной причиной чего стала смерть его отца. Хотя в это же время он был буквально перегружен заказами в родном городе.

В середине 80-х годов XV века Боттичелли был на пике славы: заказов было столько, что самостоятельно художник попросту не успевал писать все картины. Большую часть работы выполняли ученики выдающегося творца, а сам Боттичелли занимался лишь созданием самых сложных элементов композиций. Среди наиболее известных работ художника, которые были созданы им в 80-е годы, значатся «Благовещение», «Венера и Марс» и «Мадонна Магнификат».

Позднее творчество

Серьёзные испытания в жизни постигли творца в 90-е годы, когда он потерял горячо любимого брата, от которого ему досталось столь забавное прозвище. Немного позже художник начал сомневаться в том, была ли вся его деятельность оправданной.

Совпало это все с крайне важными событиями, приведшими к свержению династии Медичи. К власти пришел Савонарола, яростно критиковавший расточительство и продажность прежних правителей. Недоволен он был и папством. Власть этому правителю обеспечила народная поддержка, переметнулся на его сторону и Боттичелли, но правил Савонарола совсем недолго: спустя всего несколько лет он был свергнут с престола и заживо сожжён на костре.

Печальные события глубоко ранили живописца. Многие в то время говорили, что Боттичелли был одним из «новообращённых», о чём можно было судить по последним работам творца. Именно это десятилетие стало решающим в жизни художника.

Последние годы жизни и смерть

В последние 10-12 лет жизни слава великого живописца начала постепенно угасать и о былой популярности Боттичелли мог только вспоминать. Современники, заставшие его последние годы жизни, писали о нём, что он был совсем нищим, передвигался на костылях и никому не было до него ни малейшего дела. Последние работы Боттичелли, в числе которых было «Мистическое Рождество» 1500 года, не пользовались популярностью, и никто не обращался к нему по поводу заказа новых картин. Показателен был и тот случай, когда тогдашняя королева при выборе художников для выполнения своего заказа, всячески отвергала предложения Боттичелли.

Умер некогда известный живописец в 1510 году в полном одиночестве и бедноте. Похоронен он был на кладбище возле одной из флорентийских церквей. Вместе с самим творцом полностью умерла и слава о нём, которая была возрождена только в заключительных десятилетиях XIX века.

Существуют несколько картин, с которыми у людей ассоциируется эпоха Возрождения. Эти картины всемирно известны и превратились в настоящие символы того времени. Для написания большинства картин художники приглашали в качестве натурщиков людей, чьи имена до нас не дошли. Они просто были похожи на персонажей, требовавшихся художнику и все. А поэтому как бы нас не интересовала их судьба, сейчас о них практически ничего не известно.

Сандро Боттичелли и его «Венера», Симонетта Веспуччи

Примером этого может служить известная картина Микеланджело, украшающая потолок Сикстинской капеллы, «Сотворение Адама», или же творение того же автора – статуя Давида. Теперь уже неизвестно, кто же послужил моделью для создания этих произведений.

То же самое и с известнейшей картиной Леонардо да Винчи «Мона Лиза». Сейчас ходит множество слухов о том, что натурой для написания была Лиза Жерардини, но в этой версии существует больше сомнения, чем уверенности. Да и сама загадочность картины скорее связана с самой личностью Леонарда да Винчи, нежели с его моделью.

Однако на фоне всей этой неопределённости, история создания известной картины Сандро Боттичелли «Рождение Венеры» и модель, послужившая прообразом Венеры, вполне ясна. Ею была Симонетта Веспуччи, всеми признанная красавица той эпохи. К сожалению, картина писалась не с натуры, потому что к этому моменту муза Боттичелли была уже мертва.

Боттичелли родился во Флоренции и всю жизнь ему покровительствовала влиятельнейшая семья в городе того времени – Медичи. В том же городе жила и Симонетта, её девичья фамилия была Каттанео, она была дочерью генуэзского дворянина. Симонетта в шестнадцать лет вышла замуж за Марко Веспуччи, влюбленного в нее без памяти и хорошо принимаемого её родителями.

Все мужчины города сходили с ума от красоты и доброго характера Симонетты, даже братья Джулиано и Лоренцо Медичи подпали под её обаяние. В качестве модели для художника Сандро Боттичелли Симонетта была предложена самой семьей Веспуччи. Для Боттичелли это стало роковой встречей, он влюбился в свою модель с первого же взгляда, она стала его музой. В то же время на проходившем в 1475 году рыцарском турнире Джулиано де Медичи выступал с флагом, на котором также был изображен рукой Боттичелли портрет Симонетты с надписью на французском языке, означавшей «Несравненная». После его выигрыша на этом турнире, Симонетта была объявлена «Королевой Красоты», а слава о ней как о самой красивой женщине во Флоренции распространилась по всей Европе.

И как уже упоминалось выше, к сожалению Симонетта вскоре умерла, в 1476 году в возрасте всего 23 лет, предположительно от туберкулеза. Боттичелли никогда не смог уже её забыть и всю жизнь прожил один, умер он в 1510 году.

Без сомнения, художник с уважением относился к браку Симонетты и никак не проявлял своей любви, кроме написания множества картин с её изображением. Так на известном полотне «Венера и Марс» он изобразил героев, чье сходство с Симонеттой и самим автором в роли Марса никем не ставится под сомнение.

А в 1485 году Боттичелли и написал знаменитую картину «Рождение Венеры», которую посвятил памяти своей возлюбленной, спустя девять лет после её смерти. Любовь Боттичелли была так велика, что он попросил похоронить себя в усыпальнице, где была похоронена Симонетта Веспуччи, «в ногах» её захоронения.

Известно, что Боттичелли написал более 150 работ, но большинство из них были уничтожены представителями католической церкви, обвинившей работы в язычестве и светскости. «Рождение Венеры» была чудом спасена, по слухам, её защитил Лоренцо де Медичи в память о своем брате и любви к Симонетте.

gallerix.ru

Это интересно:

  • Бланк приказа о инвентаризации Приказ о проведении инвентаризации. Форма № ИНВ-22 Читайте также: Мы Вконтакте Документы инвентаризации Заполните бланк без ошибок за 1 минуту! Бесплатная программа для автоматического заполнения всех документов для торговли и […]
  • Закон об оккупированных территориях Закон об оккупированных территориях ЗАКОН ГРУЗИИ Об оккупированных территориях (The Law of Georgia on Occupied Territories) Грузия – суверенное, единое и неделимое государство, и нахождение на ее территории вооруженных сил […]
  • Здоровье консультация юриста Здоровье консультация юриста Сыр – чрезвычайно ценный продукт. В буквальном смысле! Например, в Северной Италии некоторые коммерческие банки выделяют кредиты под производство пармезана, а в швейцарских банках существуют […]
  • Следы крови экспертиза Криминалистическое исследование следов биологического происхождения К следам биологического происхождения относятся: кровь и ее следы; следы спермы; волосы и другие выделения человеческого организма. Указанные следы несут разыскную […]
  • Этапы развития опеки и попечительства § 2. Историческое развитие института опеки и попечительства в России Разновидностью родительской власти был институт опеки. ОПЕКАв России существовала с давних времен и относилась к компетенции государства, а не духовной власти. На […]
  • Оглавление закона об образовании Общеобразовательные организации. Оглавление рабочей тетради Раздел I. Общеобразовательная организация как юридическое лицо § 1. Понятие и виды юридических лиц § 2. Организационно-правовые формы образовательных организаций § 3. […]